Пупсик - Юррик

0.00
 
Пупсик - Юррик

Марине стали сниться неприличные сны.

И главное — просыпаясь утром, вся в истоме и дрожа, как после отличного секса, она никак не могла вспомнить, что же именно ей снилось. Все бы ничего, если бы так не происходило почти каждую пятницу. То есть это было странно — почему именно по пятницам и именно сейчас, когда у нее появился Борис? Ей даже стали приходить в голову мысли о нечистой силе или какой-то странной порче, которую на неё «навели». Хотя назвать это порчей вряд ли было бы правильно — в сравнении с тем, что в постели дарил ей Борис, пятничные оргазмы были… как пирожные в сравнении с куском обычного хлеба.

Вскоре Марина поймала себя на том, что ждет, когда настанет ночь с четверга на пятницу. А к Борису стала охладевать.

 

Павел был любимым и единственным ребенком в семье. Причем материальная обеспеченность не смогла испортить интеллигентность и порядочность главных представителей данного семейства. Наследник был окружен всемерным вниманием и имел все, что только можно пожелать. По всем признакам молодой человек просто обязан был стать вполне счастливым гражданином этого мира.

Но… Как это часто бывает, было однако одно «но».

Павлику очень не нравилась собственная внешность. Хотя он совсем не был уродом, просто принадлежал к типу «вечных малышей» — пухленький круглолицый бутус, который даже в свои двадцать шесть, если его одеть соответственно, вполне сошел бы за младшеклассника-переростка. Поэтому никто не воспринимал его всерьез. Надо ли объяснять, как к нему относились сверстники? Кличка «Пупсик» приклеилась намертво еще со школы…

Так что никакого счастья не было и в помине, наоборот — Павел страдал, теперь уже не только от «ущербной», как он считал, внешности, но и от недостатка внимания со стороны противоположного пола. Ведь всем известен тот парадоксальный факт, что девочки, обожающие в малолетстве играть с пластмассовыми пупсиками, вырастая и становясь девушками, отнюдь не стремятся к общению с «пупсиками» из плоти и крови, такими как бедный Павлик…

 

Не стала исключением из общего правила и Марина. Она жила в одном подъезде с Павликом и будучи маленькой зеленоглазой феей с огромными бантами на русой головенке, никогда не отказывалась поиграть во дворе с опрятненьким упитанным мальчиком-пупсиком. Потом они попали в один класс и вместе шагали в школу и обратно, взявшись за руки… А потом маленькая фея превратилась в симпатичную девчонку с убедительно обозначившейся грудью и хулиганским характером, а мальчик-пупсик… остался пупсиком, причем все его так и звали — Пупсик. Их детская невинная дружба куда-то исчезла. А дальше произошло то, что и должно было произойти — Марина совсем перестала обращать внимание на какого-то пупсика, когда из-за нее соперничали не только ровесники, но и джентльмены из старших классов. Даже молоденький физрук не мог скрыть восхищения, украдкой любуясь ладненькой женственной фигуркой в обтягивающем спортивном костюме…

Что же Павлик? Страдал и любил, по всем правилам романтической мелодрамы.

 

После школы Марина уехала учиться в столицу и совсем пропала из виду.

Но не из жизни Павлика — он ее не забыл. Наоборот, юноша в обличье детской игрушки продолжал страстно, не по детски любить свою зеленоглазую фею и просто сгорал в пламени этой страсти.

 

Марина закончила престижный ВУЗ, удачно устроилась на работу в одном из министерств, родители подарили ей квартиру и началась суматошная столичная жизнь ни в чем не нуждающейся, красивой молодой женщины. Тут было все — модные наряды, рестораны, премьеры и показы, выставки, концерты и мужчины, мужчины, мужчины… Не было только тепла и искренности.

Последним увлечением Марины стал Борис К. — подающий большие надежды в большом теннисе спортсмен, национальный чемпион и светский лев по совместительству. Марина не была любительницей тенниса и никогда не смотрела игру, их познакомили на одной из модных тусовок. Красавица и плейбой образовали видную пару, неизменное украшение светских вечеринок и неиссякаемую тему для массмедиа. Присутствовал в этом союзе какой-то фатализм — словно некая высшая сила свела и удерживала их вместе с определенной, но никому неведомой целью. Ведь на самом деле ни Марина, ни ее друг никаких особых чувств друг к другу не испытывали.

 

Страдания Павлика не привели его, к счастью, ни в петлю, ни в плен к «зеленому змию» — сказалась хорошая наследственность. Зато он фанатично увлекся психологией и даже поступил в Военно-медицинскую академию, которую закончил с отличием и был оставлен на кафедре военно-прикладной психологии. При этом чувства его к предмету страсти отнюдь не остыли и только подогревались то и дело мелькавшими в телевизоре картинками из бурной светской жизни Марины.

— Павел Сергеевич, зайдите, пожалуйста, сразу после пяти ко мне, есть разговор! — предложил однажды его научный руководитель, профессор Краницкий.

Профессор этот был весьма интересной личностью. В советские времена много лет работал не то в Индии, не то в Индонезии. Даже, говорят, вроде женился там на местной аристократке, но забрать ее в Союз ему не разрешили, по тогдашним понятиям. А теперь занимался совершенно секретной тематикой — методами специальной подготовки личного состава для нелегальных зарубежных миссий.

 

— Проходи, присаживайся, Паша… не возражаешь?

 

— Что вы, Святослав Георгиевич! Я польщен.

 

До этого в кабинете Свет-Георгия Павел был всего пару раз и толком не успевал рассмотреть обстановку, поэтому сейчас с любопытством изучал многочисленные сувениры и артефакты со всех уголков планеты.

 

— Чайку?

 

— С удовольствием!

 

«Чаек» был уже приготовлен, несомненно по всем правилам японской чайной церемонии, правда не хватало гейши, чтобы разлить его по чашкам. Это пришлось самолично выполнять хозяину кабинета.

 

— Кстати, о гейшах, — Свет-Георгий метнул на Павлика «невинный» взгляд, пряча ироничную насмешку в уголках мудрых глаз, — не хватает вам женского внимания, молодой человек?

 

Павлик покраснел, как истинный мальчик-пупсик и сделал вид, будто поглощен смакованием содержимого своей чашки. То, что Свет-Георгий способен читать мысли, было всем известно и почти его не удивило.

 

— Ну-ну… — профессор успокаивающе потрепал его по руке и Павлик заметил, как на миг его взгляд стал отрешенным и очень серьезным.

 

— Я вас собственно и пригласил, коллега, чтобы ммм… помочь, некоторым образом. Не бескорыстно, разумеется. Мне нужно проверить одну свою идею…

 

Пересказывать последовавшую далее беседу не имеет смысла, поскольку вряд ли она была бы понятна неспециалистам. Тем более, что знать о подобных «идеях» простым смертным вообще, мягко говоря, ни к чему.

 

— Так что, договорились?

 

— Конечно, Свет… Святослав Георгиевич! Буду очень рад поучаствовать!

 

Когда за Павликом закрылись двери кабинета, профессор произнес про себя: «Ох, пупсик, пупсик...»

Что он этим хотел сказать, мы никогда не узнаем.

Теперь почти каждую неделю, в свободный вечер от других дел, заполняющих плотный график профессора, они допоздна задерживались в лаборатории. Идея профессора блестяще подтверждалась и результаты практических опытов, произведенных с помощью Павла Сергеевича, были просто фантастичны.

 

Холодок, появившийся между Мариной и Борисом перешел во взаимное равнодушие. Марину полностью увлекли происходившие с ней по пятницам странности, а у ее бойфренда видимо появилось другое увлечение женского пола. Так что вскоре сердце нашей красавицы освободилось для новых приключений.

Которые не заставили себя долго ждать.

 

Ни с того ни с сего Марина вдруг в один из осенних дней вспомнила о приятеле своего детства, милом «Пупсике». Ей настолько остро захотелось вновь увидеть это детское кругленькое личико с добрыми глазами, что она перевернула квартиру в поисках хоть одной фотографии школьной поры. Однако в ее нынешней жизни не осталось ни малейшего следа от прошлой. Она даже разревелась, сама себе удивляясь.

А в ночь на пятницу ей приснился Павлик. Ничуть не изменившийся. Они шли, взявшись за руки и она слушала, слушала, как он что-то рассказывал. А потом обхватила его голову обеими ладонями, властно притянула к себе и поцеловала в пухлые детские губы.

«Ты — моя любимая игрушка, самый лучший на свете Пупсик! Никому тебя не отдам!!» — кричала она ему прямо в лицо, смеясь и плача от счастья.

 

Профессор Краницкий был гостем на свадьбе Павла и Марины. Поздравляя, пожал руку жениху и поцеловал изящную ручку невесты. Марина заметила, что при этом на миг его взгляд стал отрешенным и очень серьезным.

  • Волонтер / Caprika
  • Расскажи мне сказку / Ворон Ольга
  • Day 11. Snow/снег / Инктобер / Ruby
  • Афоризм 696. О жизни. / Фурсин Олег
  • 5. Знакомство с котом / Похождения Ужика - сказка / Анакина Анна
  • любовная лирика / стихи / Гарипов Родион
  • Ловец солнечных зайчиков -Армант, Илинар / Лонгмоб - Необычные профессии-3 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Афоризм 353. О совете. / Фурсин Олег
  • Hermann Hesse, снег / Герман Гессе, СТИХОТВОРЕНИЯ / Валентин Надеждин
  • Как? / Лоскутное одеяло / Магура Цукерман
  • Маргарита / Галкина Марина Исгерд

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль