Юлия Семинова

0.00
 
Юлия Семинова
ЖИЗНЬ С ЧИСТОГО ЛИСТА, ИЛИ ПОПЫТКА ОБРЕСТИ СЧАСТЬЕ.

— Таня, пора гости заждались, уже репортеры, подгребли журнал «Звезда», — прервав нас, поторопил Евгений Александрович.

— Уже идем.

Дмитрий что-то оживлено обсуждал с Игорем, когда мы подошли.

— За именинницу, — наполнив бокалы, сказал Евгений.

Ограничившись, двумя бокалами вина я вышла на балкон покурить.

— Ты очень сексапильная, — обняв, меня за талию начал, Смирнов.

Взмахнув рукой, я того не желая, откинула, его к стеклянной двери балкона он чудом, не поранился.

— Зачем так то?

— Затем что по-хорошему ты не понимаешь. Еще прикоснешься, в жабу превращу.

— Кишка тонка?

— Хочешь проверить? Я могу.

— Да пошла ты. Гумаров еще не знает что у тебя не все в порядке с головой, — прошипел Смирнов, уйдя с глаз долой.

— Дарья, что ты с ним сделала?

— Татьяна Сергеевна у нас с Димой есть такой дар, что мы с помощью рук можем обезвредить противника.

— Я это знаю, что этот гнилой мужчинка пытался взять тебя силой?

— Ну, да пришлось указать нахалу на место, — сказала я, бросая окурок в пепельницу.

— Пойдем, чай пить или кофе, а то Дмитрий уже нервничает.

— Ему не нравиться когда я, — я густо покраснела.

— Ну, это, естественно, какому мужику понравиться, когда его жена мало того, что усугубляет, со спиртным так еще, может переспать с незнакомцем.

Свекровь была прямолинейна но, к сожалению, она права.

— Молчишь?

— Сказать нечего Татьяна Сергеевна, потому что вы правы, поэтому я держу себя в руках.

— Неужели повзрослела?

— Повзрослела. Татьяна Сергеевна давайте остановимся пока не поздно.

— Ты права прости, накипело.

— Мама, Даша вы где? — позвал нас Дима.

— Идем.

— Жана Васильевна заварите Дарье Витальевна кофе.

Я устала колкостей, свекрови, но она права я маленько перебрала.

После кофе мне стало, лучше третий бокал явно был, лишним боже как стыдно-то я готова, была провалиться сквозь землю от стыда.

— Дим, я выйду, подышу свежим воздухом.

— Даша, — покачав головой, протянул Дмитрий.

— Знаю, прости.

Виктории, было неудобно за меня надо взять себя в руки иначе я, могу потерять Димку уже навсегда, — встряхнув себя, сказала себе я. Дети ушли в детскую, когда мы приехали.

— Даш, ты.

— Дим, ну прости, ну увлеклась, но я люблю тебя.

— Даш, тебе повезло, что при репортерах ты не перебрала.

От нотаций мужа хочется повеситься, но он прав меня понесло в разнос, если я не приторможу, потеряю все.

— Ты меня еще любишь? — лежа на груди у Димки спросила я.

— Если б не любил, не стал терпеть твои выкрутасы, — вздохнув, сказал Димка.

— Завтра уже у сына день рождение два года что подарим?

— Игрушечный пулемет и железную дорогу.

— Как быстро летит, время в июле нашей принцессе уже, будет шесть лет.

Заснув под утро, мы с трудом проснулись в первом часу.

— Ты сегодня дома?

— Сегодня у меня выходной с завтрашнего дня начну, чистку кадров уже, позвонил в кадровое агентство «Работодатель плюс» Буров Борис Сергеевич обещал подобрать для меня мощную команду.

— Луганова тоже уберешь?

— Не он мне пока нужен.

— Я в душ составишь мне компанию? — взяв полотенце, спросил Димка.

— Составлю.

— Даш, гости приедут к 18:00 как раз все будут дома.

— Ты прав так будет лучше.

В ванной мы задержались на пол часа.

— Даш, ты оглушила весь дом, — улыбнувшись, сказал Димка.

— Ты ж у меня секс бонд.

— Даш, все равно подумай о своем поведении, — вздохнув, покачал головой Димка.

— Я уже подумала мне стыдно, — густо покраснев, сказала я.

— Я рад если это так.

В половине девятого утра я вместе с рисовой кашкой прошла, в детскую малыша вслед за мной зашел Димка.

— С Днем рождения солнышко подарив сыну, подарки сказали мы.

— А где Настя, Вика, Саша, Моисей?

— Они в школе сестренка в садике, но вечером все будут в сборе, а сейчас давай завтракать.

— Я в столовой хочу.

— Хорошо только давай я тебя надену, а то дома прохладно зима на дворе.

После завтрака сын затих с железной дорогой, а мы разбрелись, кто, куда в половине второго Рината сказала, что в двенадцать Никиту покормила и спать уложила в два часа пойдет с ним гулять.

— Спасибо, продолжая писать, — сказала я.

Дописав «Гудбай бэби, или между двух огней» я перебросила рукопись по емайл Арине. Сегодня мы написали, с Димкой одновременно он тоже сегодня, закончил новый роман «Потерянные ключи от рая, или огонь из преисподние».

— Уф, неужели мы это сделали? — выдохнув, спросил Димка.

— Похоже на то.

— Знаешь я, уже сделал наброски к новому роману.

— И к какому?

— «Долина сокровищ»

— Четко. Когда преступишь?

— Сегодня ночью.

— Ты практически не спишь.

— Ты тоже думаешь, я не знаю, сколько кофе ты выпиваешь по ночам?

— Дим ты прав мы с тобой два сапога пара оба жадны для творчества после будем клевать носом, но это стоит того.

— Это точно не писать мы уже просто не можем «писательство» часть нашей жизни.

В четыре часа я связалась с Викторией.

— Алло.

— Вы можете к нам зайти?

— Уже иду.

Через пять минут визажист была у нас. Надев, красное платье, я села возле зеркала. Нанеся, мне на лицо питательную маску Виктория муссом для волос, нанесла, пенку на волосы через пять минут, смыла, феном, придала, волосам пышности, залила лаком «Отрешен» сделала не броский макияж.

— Красота страшная сила, — посмотрев в зеркало, сказала я.

— Дарья Витальевна у вас не найдется нового томика?

— Найдется сейчас.

Взяв новую книгу «Золушка, которая потерлась в коварном мире мужчин» Виктория пошла домой к своей дочурке Алисе. Виктория растит, дочь одна мне, повезло, что Димка однолюб.

— Даш, даже не думай об этом, — подойдя ко мне, сзади сказал Димка.

— Ты всегда читаешь мои мысли на расстоянии? — поледенев, спросила я.

— Практически. Даш, к Виктории у меня никогда ничего не было, в ней нет души она бездушная кукла хоть стилист от бога.

Услышав, звук подъехавшей машины я, пошла на кухню дать, домработнице распоряжение насчет праздничного ужина.

— Стол, я уже накрыла.

— Хорошо, а что у нас с тортом?

— Только что поставила в духовку.

— Дим, что же мы сидим Настя в саду.

— Так поехали, скажем, домработнице чтобы прибывающие гости нас подождали пол часика.

— Ну, мы как всегда с головой ушли в «книжный» мир.

— Это да хорошо во время вспомнили.

Рима Ивановна посматривала, на часы когда мы буквально, влетели в сад.

— Долго едите.

— Заработались, издатель на пятки наступает.

— Томик не дадите?

— Дадим, — переглянувшись, сказали мы.

— Дмитрий Сергеевич мой сын ваш поклонник ни как не может достать «Пещера сокровищ Дунгиса».

— Есть.

Дав воспитательнице по книге, мы поехали домой.

— Хорошо, что я беру на всякий случай с собой по книге, — закурив, сказал Дима.

— Я тоже беру, потому что не знаешь, что подкинет судьба.

— Мам, я братику салфетку вышила, — сказала, малышка, показав искусное вышивание крестиком.

— Кто тебя так научил?

— Рината Васильевна.

— Ты у нас рукодельница.

Когда мы приехали, то в глаза бросилось штук двести иномарок.

— Это столько гостей?

— А ты как думала, приехали из Омска, Самары, Франции и даже Испании с некоторыми тебе придется познакомиться.

— Где наш именинник? — подойдя к свекрови, спросила я.

— В детской я сейчас его позову.

— Дарья Витальевна, приехала Ирина Викторовна с Игорем Сергеевичем.

— Пусть проходят в гостиную.

Ирина с Мишкой подарила Никите плюшевого мишку.

— Предлагаю тост за именинника.

Ограничившись, бокалом вина я вышла в лоджию подышать свежим воздухом.

— Как быстро пролетело время Нику уже два года, — закурив, сказал Димка, выйдя в лоджию вслед за мной.

— И не говори.

— Пошли чай пить.

— Дим, твоя жена очень красивая, — заметила тетка мужа Эленн де Боа.

— Вы тоже, — улыбнувшись, сказала я.

В девять часов утра я пошла, укладывать детей.

— Мам завтра родительское собрание, — вздохнув, сказала Вика.

— Что хвостов нахватала? Вика.

— Мам так получилось.

— Вот посажу, тебя под домашний арест тогда, посмотрим, как ты запоешь. Вика тебе только четырнадцать лет, вместо того чтобы тянуться за сверстниками, которые летят, в пропасть училась, ты же хотела быть психологом или уже не хочешь?

— Хочу, просто я ни хочу, быть белой вороной девочки, говорят что.

— А тебе должно быть глубоко фиолетово на то, что говорят девочки, — взорвалась я.

— Рината, — позвала я гувернантку.

— Я вас слушаю.

— Не сводите, с этой молодой леди глаз желательно провожать ее до школы и забирать девчонка попала под плохое влияние одноклассниц и стала хуже учиться.

— Задача мне ясна, через неделю вы ее не узнаете.

— Мама ну зачем?

— Затем что я ни хочу, чтобы ты скатилась в пропасть как твои так называемые подружки. Как ты не поймешь, они воспитаны улицей их родителям, нет до них ни какого дела. Вика пойми, их родители решают свои многочисленные проблемы, не думая о том, что происходит в дуще их чад, чем питаются, их чада в их отсутствие их не колышет.

— Мама, наверное, ты права просто.

— Просто ты захотела быть как все твое желание понятно, но это не выход из сложившейся ситуации.

— И что мне делать?

— Общаться с Кургановой Валентиной Сергеевной она, как и ты будет поступать на психологический факультет дочь эколога Кургановой Валерии Игоревны и адвоката Курганова Виталия Сергеевича. Вика, мы хотим для тебя только добра.

— Я знаю, — опустив голову, пробормотала дочь.

— Раз знаешь, иди спать, а с завтрашнего дня под присмотром гувернантки начнешь работать над своей успеваемостью.

— Хорошо мама.

— Даш, ты правильно построила так держать, — закурив, сказала свекровь.

— Еще немного и мы ее упустили.

— Тань, нам пора.

— Даша, твой роман готов?

— Какой я пишу два одновременно?

— «Жрица любви, или чума для мужчин».

— К нему я пока не приступила, пишу «Свидетели долго не живут, или кто не спрятался, я не виновата».

— Поторопись твои книги разлетаются как пирожки.

— Уже тороплюсь, пишем, по ночам спим по три часа.

— Ну, зачем же так кардинально?

— Ночью лучше пишется.

— Ну, если только. Удачи.

— Даш, ты во время спохватилась, девочка еще не пошла по рукам, — приобняв меня за плечи сказал Дмитрий.

— Завтра на ковер к Рахмановой Риме Васильевне придется краснеть за собственную дочь.

— Ничего покраснеешь, неужели сама не была на ее месте?

— И ни раз, — вспыхнув, сказала я.

— Вот откуда значит, ветер дует.

— Дим, не надо я была трудным подростком колючей и.

— Я понимаю, прости.

Заварив себе мятного чая, уединилась в лоджии за ноутбуком, когда с головой ухожу в новый роман мне становиться значительно легче. Написав, четыре главы я поняла, что еще немного и свалюсь со стула.

— Не помешал? — выйдя на лоджию, спросил взъерошенный Димка.

— Нет ну как, продвигается работа?

— Написал семь глав начало положено, — зевнув, сказал Дмитрий.

— Молодец.

— Я предлагаю пойти спать завтра и у меня и у тебя тяжелый день.

— А у тебя что?

— Завтра буду чистить кадры к 15:00 часам подъедет начальник отдела кадров Буров Борис Сергеевич вместе с предполагаемыми претендентами на места.

— Желаю удачи.

— Да она завтра мне понадобиться я даже не знаю, когда завтра приеду домой.

— Что все так серьезно?

— А ты как думала? Даш мне нужны профессионалы, а не дилетанты все-таки работаем с людьми.

— Я тебя понимаю, но ты звони.

— Хорошо.

— До трех значит ты дома?

— Да завтра у нас не приемный день в связи со сменой кадров.

Заснув под утро, я проснулась от рыка Ринаты. Накинув, халат я прошла в комнату дочери.

— Не желает учить химию говорит она ей не пригодиться ну ничего будет учить как миленькая и не таких обламывали. Дарья Витальевна под Москвой есть женский пансион для трудных подростков «Радуница» называется.

— Мама не надо мама.

— Прекрати истереть ты не оставила нам с отцом выбора, — сухо осадила я дочь.

Приняв, душ я, надев черный брючный костюм, надев шубу, поехала в «Радуницу».

Увидев девяти этажное мраморное здание, с колонами я, припарковав машину подойдя к массивным железным воротам, нажала на кнопку.

— Вам к кому? — пробасил браток без шеи устрашающей наружности.

— Я к Берестовой Еве Сергеевне мне назначено.

— Проходите.

Пройдя в холл отделанный резьбой с живой изгородью, бронзовыми подсвечниками по бокам я подумала, о том что попала в эпоху девятнадцатого века.

— Вы ко мне, — строго обратилась, ко мне женщина лет сорока семи одетая в строгий черный брючный костюм ее длинные черные волосы были, собраны в пучок что придавало, ей солидности не хватало только очков.

— К вам я слышала у вас самый лучший пансион для трудных подростков здесь можно получить образование.

— Совершено, верно, наши девочки, попав сюда блудницами, встают на путь истинный у нас здесь есть, бассейн, спортплощадка, спортивные секции здесь табу на курение и раннюю половую жизнь.

— Когда я могу поместить к вам нашу девочку, а то боюсь, что будет, поздно она попала под плохое влияние одноклассниц и.

— Все ясно платите, двадцать шесть тысяч в кассу и можете, приводить ее хоть завтра я познакомлю, ее с ее классной руководительницей и воспитателем в одном лице Гурлевой Алисой Георгиевной дисциплина у нее на первом месте так что ваша дочь еще вам спасибо скажет.

— А где касса?

— На третьем этаже повернете на право и увидите красную дверь, — сказала директор.

Заплатив, двадцать шесть тысяч я узнала, что надо будет платить каждый год что ж ради дочери я готова на все. Приехав в школу я, пойдя к директору забрала документы дочери.

— Вы решили поместить ее в закрытый пансион?

— Да решила, изначально моей было ошибкой поместить ее в обычную школу.

В машине меня застал Дмитрий.

— Ты куда пропала? Я целый день не могу до тебя дозвониться?

— Прости родной замоталась ну как набрал бригаду специалистов?

— Набрал в основном женщины трое мужчин в возрасте, но знатоки своего дела.

— Я рада за тебя, а я забрала документы дочери из школы будет учиться, и жить при закрытом пансионе.

— Жестко, но все верно она не оставила нам выбора, — вздохнув, сказал Дима.

— Даш, я уже еду домой, а ты?

— Я тоже надо еще собрать вещи дочери.

— Звонила, Рината дочь прогуляла, школу нагрубила, ей куда-то рвалась.

— Ничего там ее пообломают.

Когда мы приехали Виктория чуть ли не визжала, как мы ее достали. Смотря, на это маленькое чудовище я не могла поверить что это моя кровиночка.

— Прекрати орать, — отвесив, дочери посчечину отрезвила ее я. Значит, так милая сейчас ты пойдешь, к себе в комнату и соберешь, все свои принадлежности завтра утром я отвезу тебя в пансион.

— Ты так со мной не поступишь ты.

— Уже поступила. И еще если ты не возьмешься за ум ты нам не дочь, — металлическим тоном отчеканила я.

Такой прыти от меня она не ожидала ведь я уйдя с головой в наши с Димкой проблемы пустила все на самотек она этим и воспользовалась, была на волоске от того чтобы вкусить все прелести взрослой жизни а тут я все карты спутала.

Закурив, я вышла на балкон, чтобы прийти немного в себя.

— Даш, ты как? — подойдя, бесшумно ко мне сзади спросил Димка.

— Я в прострации, хотя тоже была, подростком была колючкой, но я ни когда так себя не вела, я не грубила взрослым.

— Это влияние запада из вне. Идет развращение молодежи.

— Дарья Витальевна, Виктория Сергеевна собрала свои вещи, — выйдя, на балкон сказала Рината Васильевна.

— Спасибо что делают мальчики?

— В спортзале уроки сделали, Настенька собирает, пирамиды ей это интересно Никита играет в железную дорогу все при деле.

— Спасибо.

— Ну, вот, а ты боялась.

— Дай-то бог, чтобы наша девочка встала на путь истинный.

— Встанет, и не таких ломали.

— Ломать ее мне как раз не хотелось бы, — вздохнула я.

— Может и не придется, я образно, сказал.

— Дай бог, чтобы так оно и было.

— Я предлагаю, с головой уйти в творчество это помогает.

— Ты прав, — закурив, сказала я.

— Я уединюсь, в библиотеке тебе, советую в столовой в лоджии уже холодно.

— Пожалуй, ты прав только для начала я проверю уроки Моисея с Сашенькой.

— Мудрое решение. Даш, ты меняешься, — потрепав, меня по щеке, заметил Дмитрий.

Моисей сидел, в компьютере когда я зашла в детскую.

— Моисей, что у тебя с алгеброй?

— Я все решил, выучил, историю Саша тоже выучил.

— Точно?

— Точно.

— Смотрите мне. Мальчики мне бы не хотелось принимать меры как с вашей сестрой.

— Мам, мы учимся, мы с братом хотим окончить юридический факультет и быть юристами, — отчеканил Моисей.

— Это тебя Рината научила?

— Бабушка.

— Только я хочу быть психологом, — поправил брата Саша.

— Цель поставлена, учитесь тогда дети.

Взяв ноутбук я, уединившись в столовой, потеряла, счет времени пока в столовую не забрел Димка.

— Может, поужинаем?

— А который сейчас час?

— Половина девятого.

— Ого.

— Я сам сначала не поверил, зато роман почти написан через два три дня отошлю рукопись Феликсу по емайл.

— Надо сказать Галине чтобы накрывала на стол, — убрав, ноутбук на полочку сказала я.

Галина Степановна разогревала ужин когда я к ней подошла.

— Накройте на стол.

— Я уже этим занимаюсь.

— Поторопитесь.

— Виктория, Анастасия, Александр, Моисей, Никита идите в столовую, — позвала я детей.

— Идем.

Достав черные брюки я, заплетя косу, присоединилась, к домочадцам ну захотелось мне, хотя бы сегодня побыть собой. В свои сорок шесть лет я выгляжу на тридцать это благодаря умелым рукам визажиста.

— Тебе идет, — обняв, меня за плечи сказал Дима.

— Дим твоя лесть.

— Это правда ты никогда не выглядела на свой возраст.

— Спасибо на добром слове.

После ужина мы вновь разбрелись, кто, где с головой ушли в творчество. Выключив компьютер в третьем часу ночи я, пройдя в библиотеку, увидела Димку увлечено строчащего по клавиатуре.

— Я хочу тебя, — сев на стол простонала я.

— Дашка, что ты делаешь?

— Я изголодалась по тебе.

Нас называют полуночниками и правильно делаем, но что мы можем поделать, если на творчество дня нам мало приходиться творить по ночам.

— Ты горячая штучка, — отдышавшись, сказал Димка.

«Если учесть то, что сексом занимаюсь на столе впервые то да», — мысленно сказала я.

— Через три дня Новый год в саду у Насти утренник надо заплатить пять тысяч, — зевая, сказал Димка.

— Откуда знаешь?

— Звонила Эмма Васильевна.

«Очень мило все обращаются только к Диме а меня игнорируют неужели я вызываю к себе такое отношение лишь из-за того что я ветрена» — мысленно спросила я Димку.

«Совершено, верно».

Утром я, подскочив вместе с будильником, помчалась, в ванную едва не сбив Димку.

— Куда летим на пожар? увернувшись, спросил он.

— Сегодня к половине девятого утра наша дочь должна быть в пансионе «Радуница» Алиса Георгиевна ее классная руководительница и старший по воспитательной работе все нам объяснит.

Достав, кремовый брючный костюм я надела кожаное белое пальто вместе с белой шляпкой.

— Тебе идет. Твою машину Лещ посмотрел теперь как новая.

— Дим может без Леща обойдусь?

— Это даже не обсуждается.

— Ну, хорошо.

— Вика, ты собралась?

— Да, мама, — вздохнув, протянула дочь.

Всю дорогу она ныла о том, что я во всем виновата что, если бы я должным образом воспитывала, своих детей они не чувствовала себя одинокими и не искали приключений на свою задницу. Отчасти дочь, права и оглядываясь, назад я мысленно хватаюсь, за голову это еще хорошо что Димка не знал меня в молодости, а то точно сбежал сломя голову. Припарковавшись на стоянке мы стали потихоньку выгружать вещи.

— Здравствуйте вы тоже в заточение? — вздохнув, спросила Вику рыжеволосая девица, которая сразу же мне не понравилась.

— А вам, какое дело? — сухо осадила я незнакомку.

— Учти, ты обязана получить образование и хотя бы кем-то стать.

— Я стану психологом.

— Тогда перебори себя.

— Постараюсь.

— Старайся я поехала вечером позвоню.

— Хорошо.

После обеда я, разогнув спину, набрала Ирину.

— Привет что кислая такая?

— Через два дня Новый год наша девочка встретит его без нас.

— Что так жестко?

— Жестко потому что за два дня до оформления ее в пансион я нашла в кармане ее пальто порошок.

— Жесть если б я нашла у Ильи придушила на месте.

— Так же было, и мне думала, сойду с ума.

— Скоро выйду в салон красоты дома тоска смертная.

— А вот нам с Димкой дня не хватает спит по три часа и того нет все в «книжном» мире.

— Так и сойти с ума не долго. Даш, я конечно рада за себя, но и про отдых тоже не забывайте.

— Мы и не забываем.

— Даш, Игорь приехал, пойду его кормить.

— Иди.

Взглянув, на часы я опрометью, сбежала вниз.

— Будет звонить Дмитрий, Сергеевич скажите, что у меня разрядился телефон.

— Хорошо.

Тоже мне мать постоянно забывает забрать дочь из сада, — отчитывала себя я поторапливая Леща чтобы быстрее гнал.

— Завтра утренник у дочери надо сдать пять тысяч.

К счастью мы успели, Рима Ивановна была еще в саду.

— Уф, успели.

— Ваша девочка будет снегурочкой.

— Я рада.

— У нее талант она может стать актрисой.

— Ну, это вряд ли. Настя нам пора.

— Мам я хочу быть врачом.

— Значит будешь.

 

ГЛАВА 19

 

Дмитрий был, уже дома когда мы приехали играл, в шахматы с Сашей Моисей собирал мозаику вместе с мелким.

— Настя мыть руки и за стол, — обратилась я к дочери.

— Хорошо мама.

— Завтра утренник. Даш я вот о чем подумал, пусть Вика встретит Новый год с нами, а второго января тут же ее отвезем.

— Я уже думала, об этом просто сейчас она неуправляема для нее я не авторитет оно и понятно я, — я махнула рукой.

— Даш, какой бы ты ни была ты ее мать и она обязана с тобой считаться.

— Думаешь, встреча Нового года вдали от семьи пойдет ей на пользу? — вздохнув, спросил Дмитрий, помешивая кофе.

— Надеюсь.

— Завтра утренник у Насти ты приедешь?

— Конечно, а к скольким?

— К 14:00 часам.

— Я буду, как продвигается твоя книга?

— Практически написала, а твоя?

— Тоже.

Всю ночь мела метель я так устала, за день что даже не писала, Ирка права так можно и выгореть еще дочь расстроила Новый год семейный праздник, но я не могу разрешить ей отметить его с нами по простой причине она может сорваться. Промаявшись, до трех часов ночи я с горем пополам все же заснула, проснулась, с чугунной головой спасибо Галине Степановне дала какого-то отвару.

— Дмитрий Сергеевич, в душе дети в столовой им скоро выходить.

— А Настенька?

— Ее наряжает Рината.

Набросив халат я, подойдя, к ванной постучала.

— Заходи.

— Ты сегодня дома?

— Нет сегодня я работаю я и так обнаглел Луганов с Фартовой взвыли клиенты только меня и спрашивают.

— До двух освободишься?

— Должен. Я подъеду вслед за тобой.

— Не задерживайся, а то наша зайка обидится.

— Я знаю.

Проводив, мужа с дочерью в окне до машины я, приступила к роману «Жрица любви, или чума для мужчин» к обеду книга была уже готова. После нового года числа пятнадцатого января будет, презентация моей новой книги, буду сниматься для передачи «Звездные истории» с Тумаевой Ольгой Васильевной. После написания романа я чувствую, будто внутри что-то оборвалось, чтобы заполнить образовавшуюся пустоту я незамедлительно приступаю к новому роману. Набрав, Арину я услышала: «Алло».

— Арин, я сейчас сброшу по емайл тебе рукопись.

— Слушай, я за тобой не успеваю.

— Арин, в моей голове еще столько сюжетов что дай-то бог мне здоровья, чтобы я все смогла реализовать.

— Твоя свекровь тоже строчит, как станок все зачитываются ее «Скелет в шкафу старухи Кульман, или тайна покрытая мраком»

— Это у нас семейное.

Отключившись, я преступила к новой книге «Свидетели долго не живут, или кто не спрятался, я не виновата». Я так увлеклась что, если б не домработница, которая в половине первого деликатно напомнила мне об утреннике дочери.

— Галина Степановна, вы погладили голубое платье с декольте?

— Да.

— Вика уже у вас в комнате.

— Я не слышала, как она пришла.

— Вы были в другом измерении, — улыбнувшись, сказала Галина Степановна.

Через сорок минут на меня смотрела загадочная незнакомка. Надев черную лисью шубку я, выйдя, из квартиры чуть, не столкнулась с Марией Сергеевной.

— Ведьма что ты только с мужиками делаешь? Зачем приворожила моего внука?

— Вы вообще о чем? — устало вздохнув, спросила я.

— И она еще имеет наглость спрашивать! Что ты сделала с Русланом.

— Он сам выбрал свою дорожку. Извините, но мне надо идти.

— Ты еще об этом горько пожалеешь.

Вздохнув, я ускорила шаг подальше от сумасшедшей старухи.

С трудом припарковавшись, на стоянке недалеко от детсада я зашла в сад. Подарив Риме Ивановне красные розы я прошла в группу наша малышка была в розовом кружевном платье похожая на маленькую фею сегодня она будет читать стихи. Димка примчался через сорок минут после меня с плющевым медведем.

— Уф, успел, — вытирая, пот со лба сказал он.

— Мог и раньше Настенька уже про тебя спрашивала.

— Даш, не начинай, — закатив глаза, попросил меня Дмитрий.

— Прости, не знаю, что на меня нашло, — прижавшись к мужу, пробормотала я.

Наша малышка выиграла все новогодние конкурсы.

— Наша гордость, — тихо шепнул мне на ухо Димка.

— Это да.

Поймав, на себе горячий взгляд Олега двоюродного брата Димки я мысленно выругалась, потому что снова не далека от измены хочу его брата.

— Ты мне затылок прожжешь, только зря тратишь время я замужем.

— Совсем недавно тебя это не остановило, чем я хуже?

— Не зли, меня это может плохо кончится, — прошипела я.

— Даша, Олег вы куда пропали?

— Уже идем, — прошипел Олег.

— Что это с ним? — пройдя сквозь меня, спросил Димка.

«Поставила парня на место», — по губам сказала я.

— Стойко. Даш, ты, наконец, начала ценить отношения прогресс на лицо, — тихо заметил Димка.

От его колкостей порой хочется повеситься но, к сожалению, для меня он прав.

— Мам я устала, — тихо сказала подошедшая ко мне дочь.

— Поехали домой ты права солнышко, — кивнула я.

В машине она уснула.

— Утомилась. Завтра Новый год книги готовы с чувством выполненного долго будем отмечать праздник.

— Дим, ты мне не доверяешь?

— Даш, не начинай все сначала я тебе доверяю, но уже стопроцентного доверия не будет.

— Спасибо за искренность, — отвернувшись, пробурчала я.

— Даш, не веди себя как избалованный ребенок! У нас все не просто, но мы вместе мы начали, все с чистого листа я, ни хочу обманывать, ни себя, ни тебя говоря что все как прежде.

— Дим, я знаю, просто мне кажется что я теряю тебя, — смахивая бегущие по щекам слезы, — сказала я.

— Ты не теряешь меня иди ко мне.

Уснув у него на плече я проснулась в нашей комнате.

— У тебя жар, — тихо сказал Дмитрий.

— Как Настя?

— Спит как сурок. Даш, наши отношения напоминают сложные уравнения, но нас многое связывает мы на одной волне плюс дети.

— Дим, ты прав мы чувствуем друг друга просто твои колкости.

— Прости, вырвалось, просто когда я вижу, рядом с тобой посторонних мужиков просто зверею.

— Дмитрий Сергеевич, я сделала отвар, — войдя в комнату, сказала Галина Степановна.

— Можете идти.

Отвар помог, я погрузилась, в сон проснулась от звонкого смеха детей. Приподнявшись, я поняла, что без помощи встать не смогу.

— Дима, — хрипло позвала я.

— Я здесь выпей легче станет, — подав, мне какое-то снадобье сказал муж.

— Что это за гадость? — поморщившись, спросила я.

— Отрав на специальных травах пей он поможет ты же не хочешь в лежку валятся в новогоднюю ночь?

— Ни хочу.

— Тогда не капризничай, а пей.

Выпив, отвар я провалилась, в сон проснулась от аромата кофе тянувшегося с кухни. Мне стало, лучше но слабость еще осталась.

— Не вставай я принес тебе кофе, — хрипло сказал Дмитрий, внеся поднос в комнату.

— Дим, спасибо тебе я.

— Даша, хватит копаться в прошлом хватит искать виноватых мы живем настоящим.

После завтрака он отнес, меня в ванну где мы задержались еще на час.

— Дим, я чувствую себя виноватой перед дочерью и.

— Даш, она не оставила нам выбора, — кутая меня в шаль, словно маленькую девочку сказал Димка.

— Скоро Новый год твоя мама будет отмечать с нами?

— Нет, они летят в Испанию на две недели малыш останется с сестрой Гумарова Гумаровой Алисой Сергеевной.

— Ого, уже что семь часов вечера? — присвистнув, спросила я.

— Ты проспала, весь день Рината гуляла с Никитой и Настенькой так что все хорошо, а мальчики играли, в развивающую игру смотрели мультики.

Открыв, гардероб я достала, платье цвета морской волны распустив, волосы я его надела.

— Оно идет тебе.

«Мы повенчаны навечно», — считала мысли мужа я и ужаснулась. Мои способности порой меня пугают так и до психиатрии не далеко.

— Может, спустимся вниз, а то дети нас потеряли? — нанеся макияж, спросила я.

— Думаю, что да.

Достав хрустальный шар я тяжело вздохнула.

— Что ты паришься, Лещ подарок дочери доставит, — приобняв меня за плечи сказал Дима.

— Думаешь?

— Уверен за доплату его пропустят.

Когда мы спустились, вниз домработница накрывала в гостиной на стол.

— Лещ, тебе будет поручение, — связавшись с Игорем по телефону сказал Моисей.

— Какое?

— Доставить Виктории шар предсказания будущего, настоящего и прошлого.

— Без проблем.

В половине одиннадцатого позвонил Лещ сказал, что наша девушка вступила, на путь исправления вместе с дочерью профессора экологических наук с Чижовой Яной Сергеевной она хочет пойти по стопам отца, а Вика намерена стать психологом.

— Значит встряска пошла ей на пользу, — закурив сказала я.

Проводив, старый Новый год мы приготовились, к встрече к Новому как в дверь позвонили.

— Дарья Витальевна там Ирина Викторовна с Игорем Сергеевичем девочками Максимом и Архипом.

— Пусть заходят.

Ирина перекрасилась, в блондинку ее не узнать, сияет видимо Игорь и правда ее последняя остановка как Димка для меня, — мысленно рассуждала я.

— Девочки, это тетя Даша.

— Мы помним.

— Девочки мы оставим вас не надолго.

— Только недолго скоро будут бить куранты.

— Ну, как девочки привыкли к отчиму?

— Даш, я тебя умоляю, Артем меня так и не простил, девочки страдали от его безразличия, зато теперь Зоя с Софией учатся в элитной школе впрочем, как и сыновья я владелица салона красоты «Версаж» жизнь удалась.

— Знаешь моя тоже, — вспыхнув сказала я.

— Даш, тебе повезло что Димка сумел тебя простить поверь это бывает очень редко мужики собственники по натуре и им тяжело практически невозможно простить женскую измену.

— Я знаю Америку для меня ты не открыла. Ир, оглядываясь, назад я понимаю, что ни Андрей, ни Виктор не были, моими мужчинами они оба, пытались подмять меня под себя переделать, но ни как принять такой какая, есть, это была их самая большая ошибка.

— Девочки, пора! — позвали нас наши мужчины.

— Идем.

Под бой курантов мы наполнили бокалы и встретили 2016 год Тигра.

Выйдя, на улицу мы наблюдали, за красочным фийверком больше всему ему радовались дети.

— Красота, какая, — восторженно пробормотала я.

Второго января в половине двенадцатого мы всей семьей поехали в пансионат отвезти сладости дочери и просто проведать все-таки душа не на месте.

— Виктории это пошло только на пользу не кори себя, — взяв меня за руку сказал Дмитрий.

— Я знаю просто у нее характер отца и.

— Ничего все образуется, вот увидишь.

— Спасибо за поддержку.

— Ты можешь на меня рассчитывать.

Припарковав, машину на стоянке мы нажали на кнопку.

— Кто?

— Мы к Маисовой Виктории Сергеевне.

— Проходите второй этаж 308 комната.

— Спасибо.

— Вы к кому? — строго спросила нас брюнетка в синем платье лет сорока пяти про таких говорят Сталин в юбке любого мужика за пояс заткнет.

— Мы к дочери.

— Проходите. Ваша девочка учится, исправно мечтает, стать психологом посещает психологические курсы от пансиона и у нее есть, будущее так что вы во время ее сюда поместили, иначе была беда.

— Мы знаем.

— Мама, папа, какой сюрприз! Мам спасибо тебе ты во время меня вытащила, просто на какое-то мгновение я подумала что вам не до меня и дочь махнула рукой.

— И напрасно. Вика вы у меня все что есть!

— Мы с Викой решили после одиннадцатого класса поступать на психологический факультет.

— Отрадно это слышать девочка моя, — просияв сказала я.

— Мама моей подруги твоя поклонница спрашивает когда в свет выйдет твоя новая книга: «Наркомания бич 21 века, или попытка спастись от неминуемого».

— Ее мать модельер ателье «Посаж»?

— Да.

— Уже поздно приезжайте завтра, — посмотрев, на часы прервала нас Алиса Викторовна.

— Мы уже уходим.

— Ну, что теперь душа успокоилась?

— Да.

Вспомнив о Марине Викторовне, о директоре дет дома я попросила мужа к ней заехать ведь я стольким ей обязана.

— Давай торт купим не идти же с пустыми руками.

— Давай, а где?

— Здесь есть магазин «Тартинка» за углом, — сказал Лещ.

В «Тартинке» мы купили творожно — фруктовый торт.

Зайдя в родной обшарпанный подъезд, я буквально взлетела на третий этаж. Марина Викторовна открыла, сразу же в нос ударил запах моих любимых сырников.

— Вот так сюрприз. Дашенька сколько же лет я тебя не видела на глазах пожилой женщины заблестели слезы.

— Столько всего в моей жизни произошло, что не рассказать.

— Что же вы стоите? Проходите в гостиную.

— Даш, как ты? Где ты была все это время?

— Зализывала раны после неудавшегося брака, потом вышла, замуж за Диму удочерили Настеньку, и недавно я родила мальчика, а вы?

— А у меня теперь ателье «Купаж» замужем за Орловым Виктором Васильевичем взяли из приюта девочку сейчас она с матерью мужа.

Смотря, на шестидесяти пятилетнюю женщину я диву даюсь, когда она все успевает.

— Так вышло, детка что судьба стала ко мне более благосклонна в более зрелом возрасте.

— Марина Викторовна, мы с Ириной по сей день вас помним.

— Как Ирина?

— Пятый раз замужем за Игорем у них сын Архип говорит что это ее конечная остановка.

— А ты определилась? — закурив сигару спросила она.

— Вполне и я пишу.

— Я наслышана более того читаю тебя ты далеко пошла молодец.

— Нам пора, — посмотрев на часы сказала я.

— Не забывайте про меня, хотя бы изредка звоните.

— Хорошо.

— Вам повезло с директором такое редкость, — вздохнув, сказал мне Димка по дороге домой.

— Ты прав. Дим, это было возвращение в прошлое где я была беззаботной девчонкой, которая верила в чистую любовь и которая погорела.

— Забудь прошлое живи настоящим здесь и сейчас.

— Ты прав просто.

Уложив детей спать мы еще долго сидели у камина и говорили ни о чем.

— Завтра можно будет сходить с детьми на елку.

— Они будут рады, лучше в театр Анастасия давно просит.

— Завтра с утра звякну Зорцеву он директор драматического театра «Абитрос» пусть по старой подкинет хорошие билеты.

— А ты наглый.

— Так ведь наглость второе счастье.

— Все с тобой ясно.

— Ого, уже три часа ночи? — зевнув, присвистнул Димка.

— А ты как думал.

— Даш, не думал я что с тобой можно будет просто поговорить ни о чем.

— Я тоже, — покраснев, пробормотала я.

— Я сказал это без всякого намека я уже давно не копаюсь в наших с тобой прошлых отношениях и тебе не советую.

Заснув, под утро мы проснулись от звонкого смеха детей.

— Считай поспали, — зевнув, заметил взъерошенный Димка.

— Кто-то обещал звякнуть Зорцеву.

— Звоню, уже звоню, — зевая заворчал Дима.

Трубку долго не брали, наконец, взяли.

— Алло. Моисей ты что ли?

— Я. Тут такое дело брат по зарез нужны билеты на Щелкунчика дочь все мозги проела хочу в театр.

— Так это без проблем я тебе их завезу в районе 13:00 сеанс на 14:00 часа тем более что Ирка заболела, не пропадать же билетам так что считай тебе повезло как сам?

— Потихоньку, а ты как?

— Я открыл, сеть ресторанов сам понимаешь, одним театром сыт не будешь, тем более что Жана беременна.

— Она модельер?

— Да салон «Аврора» я слышал, твоя жена стала знаменитостью?

— Стала. Ну, все отбой.

— Ну, что? — замотав, полотенце на голове спросила я.

— В час привезет билеты.

— Почему ты на меня так смотришь что-то не так?

— Даш, он не так прост лис еще тот и.

— Дим, я не повторю ошибки я поняла чем это может обернуться, — прижавшись к Димке, замурлыкала я.

— Я на это очень надеюсь, — вздохнул он.

Взяв полотенце я прошла в душ. Сегодня мы решили устроить себе выходной, а с завтрашнего дня с головой окунемся в творчество, а то Гумаров спросит, с нас по полной я преступлю к роману: «Наркомания бич 21 века, или попытка уберечь поколение» Димка «Роза ветров». В свои сорок семь лет я выгляжу на тридцать все благодаря питательным маскам ну еще умелым ручкам Вики.

Мальчики завтракали, в столовой когда мы спустились вниз.

— А где наша принцесса?

— Мам она что-то мудрит с хрустальным шаром точно будет не как все, — зевнув сказал Саша.

— Тебе ее просто не понять, — прервал брата Моисей.

— Возможно.

— Рината, сходите за Анастасией.

— Хорошо, Дарья Витальевна.

— Галина Степановна, налейте компота Никите.

— Ой, совсем забыла.

— Мам, мы тоже идем в театр?

— Да мы идем всей семьей.

— Ура.

В половине двенадцатого я пошла собираться. За окном идет дождь и дует пронзительный ветер идет снег брр ну и погодка. Достав темно— синий брючный костюм я, надев, его занялась волосами. Достав черную песцовую шубку со шляпкой я повесила вещи в прихожей. Ровно в час в дверь позвонили, увидев, голубоглазого блондина я мысленно выругалась, потому что вновь захотела другого мужика.

— «Даже не думай об этом», — считала я мысли Дмитрия.

— «Прости просто я».

«Даш, сто раз подумай, прежде чем совершишь необдуманный шаг».

— Дим, так это и есть твое сокровище? — расплывшись в кошачьей улыбке спросил Ярослав.

— Да. Яр билеты с тобой?

— Да.

— Проходи в дом чего в дверях стоять?

— Я не надолго малышка ждет, в машине везу к врачу ни как не можем сбить температуру.

— Тогда поторопитесь, — заглянув в будущее малышки сказала я.

— Ты была недалека от искушения.

— Дим, ты прав только не заводись, мы можем далеко зайти поехали лучше уже дети запарились ждать.

— Ты права но мы не договорили.

В театре яблоку было негде упасть. Дети смотрели спектакль с восторгом. После спектакля мы пошли в кафе мороженое.

— Вам понравилось?

— Очень.

— Настя, звонила бабушка, она передает вам привет.

— А как Миша?

— Растет.

В машине дети уснули, пришлось на руках переносить их в квартиру.

— Ты посмотри несмотря на ее шашни он с ней, — ткнув, Лидию Степановну в бок сказала Ольга Афанасьевна.

— А им на роду написано быть вместе до гробовой доски.

Уложив детей я спустилась вниз.

— Не проснулись?

— Что ты устали.

— Дим, может тоже слетаем куда — нибуть?

— Даш, я с радостью но к книге так и не приступил тут еще аврал на работе то, и дело держу руку на пульсе.

— Я понимаю просто.

— Даш, у нас все хорошо только как раньше уже не будет наши отношения стали более сдержанными но это не значит, что ты стала мне безразлична.

«Тоже мне утешил», — мысленно выругалась я.

«Даш, могло быть и хуже мы могли разойтись как в море корабли», — мысленно осадил меня муж.

«Прости я понимаю просто я боюсь тебя потерять», — мысленно огрызнулась я.

— «Ты не потеряешь, меня потому что я люблю тебя у меня к тебе смешанные чувства».

Подхватив, меня на руки он отнес меня наверх где мы стали вновь беззаботными и счастливыми. Утром мы проснулись от телефонного звонка.

— Алло.

— Спите что ли?

— Татьяна Сергеевна? — зевнув, спросила я.

— Я.

— Вчера поздно легли. Вы возвращаетесь домой?

— В субботу как там Миша?

— Растет, Алиса говорит, что растет богатырем.

— Слава богу.

Потянувшись, я прошла в душ.

— Звонила мама?

— Да.

— Даш, сегодня полностью посвятим день творчеству тем более что за детьми есть кому присмотреть.

— Ты прав я просто не знаю чтобы мы делали, если бы у нас не было Ринаты Васильевны.

— И не говори.

После завтрака я засела, в гостиной укрывшись, пледом Дима в библиотеке через час мы встретились в столовой.

— Как продвигается твой роман?

— Больше половины написала, а ты?

— Так же детей не слышно и не видно.

— Рината гуляет с ними, — сказала Галина Степановна, поставив утку в духовку.

— Как жаль, что праздники подходят к концу я больше времени буду уделять центру, а то могу его потерять.

— Никита после Нового года пойдет в сад?

— Да думаю что так будет лучше.

— Ты права.

Написав, роман я не заметила, как пролетело время. Зато заметили мои глаза, моя спина и шея которыми без помощи Димы я была не в состоянии пошевелить, хотя он был в аналогичном состоянии.

— Мне осталось только написать эпилог и содержание с послесловием, — пробормотала я, потирая виски.

— Мне тоже.

Заснув у него на плече я проснулась от звонкого смеха детей.

— Доброе утро звонила Ирина пригласила на шашлыки в Сосенский у них там загородный дом.

— Я с радостью немного развеется, не повредит.

— И то верно, а то у меня уже искры из глаз после вчерашнего сыплются.

— С кем оставим детей?

— Возьмем с собой Макс с Архипом, и думаю, что Соня с Зоей против не будут.

— Ты прав что-то я совсем не то говорю.

В половине второго я, надев спортивный костюм, достала черный пуховик.

— Оперативно.

— Просто давно не выезжала за город.

Увидев вдалеке обитый красным кирпичом семи этажное здание с верандой отделанной резьбой я присвистнула.

— Проходите, — улыбнувшись сказала Ирина одетая в лиловое платье от Кутюр.

— Уютно.

— Этот дом достался ему от бабушки.

— Как салон красоты?

— Процветает и.

— Что?

— Несмотря на запрет врачей я рожу дочку.

— Ира — закатив глаза, простонала я.

— Игорь тоже так говорит, но я ни за что не убью крошку.

— Даша, Ирина идите, за стол шашлык остывает, — позвали нас мужчины.

— Уже идем.

— Она тебе уже сказала? — тяжело вздохнув спросил Игорь.

— Сказала. Игорь с божьими молитвами все будет хорошо сейчас можно за границей лечь в клинику имени Тюргиса.

— Ты предлагаешь нам наблюдаться в Германии?

— Да.

— Мы думали об этом только с кем останутся дети маме самой до себя.

— Ир, оставь их с нами, а когда вернетесь, заберете.

— Дашка, спасибо тебе.

Слегка перебрав, я вышла на балкон.

— Даша, — вздохнув начал Димка.

— Дим, не начинай я тебя прошу мне и так плохо.

— Ты с ума меня сведешь. Даш, ты правильно сделала, что согласилась взять, детей Крылатовых себе его мать не совсем здорова с ней сидит сиделка вообщем не просто им придется.

— Я попрошу, чтобы тебе сварили кофе, — покачав головой сказал Димка.

— Дима, я.

— Даш, я люблю, тебя несмотря на твои недостатки ты главное держи себя в руках.

— Ир, он что теперь до конца моих дней будет тыкать меня этим? — взорвалась я.

— Даш, Артем меня вообще бросил с тремя детьми, а твой предложил начать все с нуля простить он тебя простил, а вот забыть не сможет никогда.

— Спасибо утешила и что мне теперь делать?

— Сглаживать углы если только тебе еще нужен этот брак.

— Нужен потому что с ним мы одно целое мы чувствуем друг друга на расстоянии.

— Тогда наберись терпения.

— Ир, это правда что твоя свекровь?

— Правда у нее помутнение рассудка но Игорь категорически не хочет помещать ее в специализированную клинику и с ней живет, сиделка мы платим в месяц тридцать тысяч.

— Ого.

— Я сама чуть не охренела когда узнала, но она его мать тут я бессильна.

— Даш, а девочкам ты когда скажешь что на время вашего отсутствия они будут жить у нас?

— Завтра и скажу.

— А вдруг они?

— Даш, ты им крестная они будут только рады.

— Даша, нам пора, — услышала я за спиной голос мужа.

— Иду.

— Дети уснули, набегались на свежем воздухе.

— Ирка с Игорем улетают, в следующий понедельник у него там вила.

— Не хило.

Уложив детей я, спустившись вниз увидела Димку смотревшего наш свадебный альбом.

— Не помешала?

— Нет проходи.

— Здесь мы такие беззаботные.

— Даш, мы уже не те что раньше но мы вышли на новый этап отношений и если ты думаешь, что я тычу, тебя носом в твою ошибку то ошибаешься, я просто ни хочу чтобы ты совершила новую.

— Я ее не совершу, ты только… я запнулась, не сомневайся во мне.

— Постараюсь. Ты права без доверия тяжело.

Взяв меня на руки он отнес меня наверх. Лежа у него на плече я поняла, что еще ни кого так не любила.

 

ГЛАВА 20

 

Утром я проснулась, от телефонного звонка Игоря он сказал что Ирина в больнице ночью у нее открылось, кровотечение ребенка она потеряла.

— В какой больнице она?

— «Мама и малыш».

— Я сейчас буду.

— Даш, куда ты? — протерев глаза спросил сонно Дмитрий.

— Звонил, Игорь ночью у Иры открылось кровотечение, она потеряла ребенка.

— А я знал, что так будет. Даш она уже не сможет выносить малыша.

— Я тоже это знала, но я надеялась на чудо.

— Против судьбы не пойдешь.

— Я это уже поняла.

Приняв душ я, надев темно— синюю водолазку надев джинсы, застегнув, на ходу пуховик вышла из дома. Брр ну и погодка, — вздохнув, подумала я. Игорь копался в машине когда я подошла.

— Все нормально?

— Да.

Надев, бахилы я подошла к регистратуре.

— Крылатова Ирина Викторовна, в какой палате?

— В триста пятой на втором этаже.

— Спасибо.

Ирина молча смотрела в окно когда я к ней пришла.

— Ты как?

— Сносно. Даш ведь я знала, чем все может обернуться но до последнего надеялась.

— Ты главное держись.

— Знаешь если б Игорь замкнулся в себе мне было бы сложнее, а так я не сломаюсь.

— Как ты?

— Почти дописала роман впрочем, мы с Димкой пишем, одновременно только девятого января у него будет аврал на работе к нему едут даже из сел и деревень.

— Так это же хорошо значит, его клиника пользуется популярностью.

— Когда тебя выписывают?

— Завтра с утра залеживаться мне некогда салон красоты без меня встанет да, и дети отобьются от рук.

Помахав подруге рукой я выйдя из палаты пошла к машине.

— Дашенька, вот так сюрприз, — пропел Ярослав.

— Здравствуй что Жану положили на сохранение?

— Да.

— Ярослав я замужем и.

— И что разве тебя это остановило когда ты.

— Это в прошлом. Дай пройти.

— Какие мы грозные. Все равно рано или поздно ты наставишь Димке рога и он, наконец, прозреет на какой б. ди женился, — злобно прокричал мне вслед Зорцев.

Покачав, головой я села в машину не выношу мужиков, которые не привыкнув к отказу женщины, начинают, поливать ее грязью таких горе мужчинок я за мужиков не принимаю.

— Он жалок не бери в голову, — дав мне прикурить сказал Лещ.

— Я и не беру больно надо.

— И правильно.

Дмитрий курил в лоджии когда я приехала.

— Где дети?

— Гуляют, в сквере с Ринатой мальчики в компьютере Настя с Никитой гуляют. Как съездила?

— Хорошо Ира в норме.

— Слава богу. Я, наконец, написал эпилог и переслал по емайл Феликсу.

— Приступил к новой?

— Пока еще нет.

— Даш, ты что-то недоговариваешь, — вздохнув сказал он.

«От тебя ничего не скроешь», — пробурчала мысленно я.

— «Даже не пытайся»

— Ярослава встретила в больнице клеился, ко мне ну я его послала.

— Даша, он мстителен впрочем, я знал, что так будет он гуляка еще тот плюс ко всему уверен что он секс бонд.

— Это ошибочное мнение кроме смазливой мордашки у него ничего нет.

— Даш, давай сменим тему.

— Прости ты сам ее продолжил, она мне сама неприятна.

После обеда мы разбрелись по кабинетам я, дописав книгу, сбросила рукопись на емайл на ящик Арины. На душе стало как-то грустно. Чтобы не грустить я вновь окунулась в новую историю «Прости меня милый, или я буду любить тебя всегда» я так увлеклась, что потеряла счет времени, если б не Димка который забрел ко, мне в гостиную сказать что Галина Степановна зовет нас ужинать я так и писала бы.

— Чем занимаются дети?

— Настя чертит, какие-то психологические ребусы Никита собирает конструктор мальчики играют в развивающую игру вообщем дети при деле.

— Нам повезло что они самостоятельные и что нам помогает Рината, — вздохнула я.

— Это точно.

— Ты что-нибудь написал?

— Тринадцать глав.

— «Пещера драконов, или предсказание Иолы»?

— Да.

— Эта книга будет бомбой по ней снимут фильм, — сказала я и тут же стала тереть виски.

Дар предвидения во мне открылся, внезапно еще в подростковом возрасте я как могла гнала эти открывшиеся способности потому что не хотела ни от кого, ни чем отличаться.

— Я знаю.

После ужина мы решили поехать в клуб.

— Я ни разу там не была.

— Нам просто необходимо куда — нибуть выходить иначе.

— Иначе наши отношения вновь зайдут, в тупик ты это хотел сказать?

— Да.

— Завтра уже суббота твоя мама возвращается, домой интересно как они отдохнули?

— Мама довольна.

В клубе «Аргентина» играет мелодичная музыка, бьет фонтан уютно.

— Закажи молочный коктейль.

— И все?

— Можно фрукты.

— Я думал ты хочешь расслабиться.

— Нет, я хочу просто побыть с тобой вдвоем.

— Ты изменилась, стала серьезнее, — потягивая, кофе с коньяком заметил Дмитрий.

Увидев Руслана я мысленно выругалась, его выпустили из тюрьмы благодаря его дяде мэру города Горину Роберту Сергеевичу.

— Ба, какая встреча все семейство в сборе, — развернувшись, пропел гнусавым басом Руслан.

— Дим, поехали отсюда, — поморщившись сказала я.

— Пожалуй, ты права.

— Бежишь от прошлого? — вздохнув спросил Дмитрий.

— Нет, просто он мне омерзителен.

— Мне кстати тоже.

Когда мы приехали все давно спали.

— Завтра будет вечеринка в честь возвращения Гумаровых?

— Да мама уже обзвонила всех ты же ее знаешь.

Надев, пеньюар я вышла на лоджию.

— Даш, что ты со мной делаешь?

— Я хочу тебя, а ты разве нет?

— Хочу, я буду хотеть тебя всегда ты завораживаешь похоже детка ты ведьма.

— Может и ведьма.

Мы занимались любовью при полной луне. Оглянувшись, назад я поняла, что искала, его всю жизнь с ним я почувствовала, себя желанной и он за все годы брака ни разу не попытался меня переделать. Утром я проснулась от телефонного разговора домработницы по телефону.

— Галина Степановна, кто звонил? — зевнув, спросила я.

— Звонила Алиса Викторовна сегодня ближе к обеду до понедельника приедет Виктория.

— Наконец-то я так по ней соскучилась.

— Еще бы выслать девочку в ссылку сейчас, поди, и не узнаете, три года ее не видели, лишь навещали изредка.

— Это было для ее же блага.

— Это так но уж больно сурово.

— По-другому было нельзя иначе она пошла по плохой дорожке. Галина Степановна лучше запеките рыбу и сделайте ее любимый салат да и испеките шоколадный торт со сливками как в детстве.

  • Стихами память кровоточит / Печальный шлейф воспоминаний / Сатин Георгий
  • Rainer Rilke, о смерти Марии II / РИЛЬКЁР РИЛИКА – переводы произведений Р.М.Рильке / Валентин Надеждин
  • Звёзды для всех - Kartusha / Лонгмоб - Необычные профессии-3 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Быть любимыми / Еланцев Константин
  • Почему воют псы? / Стихи (Илинар) / Армант, Илинар
  • Афоризм 296. О народе. / Фурсин Олег
  • абсурд и дред / Моя книга грехов / Скид Эля
  • Афоризм 920. Из Очень тайного дневника ВВП. / Фурсин Олег
  • Про любовь... и взаимоотношения / Рыжая планета / Великолепная Ярослава
  • О любви / Бамбуковые сны-2. Путевая книга / Kartusha
  • Июньская гроза / Места родные / Сатин Георгий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль