Юлия Семинова

0.00
 
Юлия Семинова
ЖИЗНЬ С ЧИСТОГО ЛИСТА, ИЛИ ПОПЫТКА ОБРЕСТИ СЧАСТЬЕ

 

ГЛАВА 9

 

— Слава богу, а то у меня от мысли, что Вике еще предстоит подыскивать, детсад голова пошла кругом.

Все складывается, как нельзя удачно только вот расслабляться тебе Даша не стоит, не повтори, ошибки как с Андреем в мужике нельзя растворяться, понадеявшись на то, что он решит все твои проблемы, — мысленно напомнила себе я, поправляя прическу. Услышав шумные голоса в прихожей, я спустилась вниз.

— А где наша крошка?

— В детской рисует.

— Растет маленькая художница? — положив, куклу возле зеркала спросила свекровь.

— Возможно.

— А так оно и будет, помяните мое слово, — закурив кальян, сказала свекровь.

Спорить я не стала, а вдруг ее пророчество и правда сбудется. Ирина, молча, курила в лоджии, когда я к ней присоединилась.

— Как дела на личном фронте? — протянув подруге, бокал шампанского спросила я.

— Все наладилось, после рождения сына он оттаял, а то я не знала, что и делать, — вздохнула Ирина.

— Ир, а вот я в другую сторону даже смотреть ни хочу, как-то не тянет.

— Да меня тоже не тянуло бы, но муж постоянно пропадал на работе, да и отношения стали какими-то пресными что ли.

Сейчас я понимаю, что оправдания мне нет, но тогда думала, авось он ничего не узнает.

— Так всегда бываешь, когда долго врешь.

— Даш, ты счастливая ты вообще ни от мира сего.

— Ир радуйся тому, что у тебя есть живи ради детей благодари творца за то, что он сохранил твоим деткам отца.

— Ты права.

— Девчонки вы там где? — донеслись до нас басы наших мужчин.

— Мы в лоджии сейчас придем.

— Ир не требуй, от него прежних отношений их уже, не будет, прими это как данность.

— Тяжело.

— Никто и не говорил подруга, что будет, легко мужчины редко прощают измену, а если и прощают, то уже не доверяют, на все сто процентов, становятся более задумчивыми закрытыми.

— Спасибо за психологическую помощь подруга.

— Всегда рада помочь ты же знаешь, что всегда можешь, на меня рассчитывать ведь, если бы не ты тогда я, пропала бы в Москве без вести.

— Да брось ты.

— Ир, я знаю, что говорю, и не, спорь.

— С тобой поспоришь, ладно, пойдем к мужикам, а то они, поди, уже заждались нас.

— Ты права.

Мужчины просматривали наш семейный альбом, когда мы пришли.

— Ну, вы и болтаете.

— Давно не виделись.

— А где Вика?

— Я ее уже уложила время позднее, — тихо сказала Эльвира Николаевна.

— Большое вам спасибо.

— Дашенька, ты можешь на меня рассчитывать.

— Уже поздно будет лучше, если вы переночуете у нас у меня дурное предчувствие.

— Ты права, — кивнула свекровь.

Наверное, я впервые в жизни в лице матери мужа увидела маму.

— Вижу, вы привязались, друг к другу знаешь, я очень этому рад ведь до тебя она ни с одной, не ужилась.

— Значит, те, были не твоими половинками.

— Может и так, а может просто не приняли, ее дар испугались, что свекровь будет смотреть сквозь них.

— Зачем гадать главное ведь то, что мы нашли друг друга разве не так?

— Так. Иди ко мне.

Проснувшись, в третьем часу я села за роман « Коварный обольститель» и если бы не затекшая спина так бы и писала, а написать успела я половину, если не больше. Заснув в седьмом часу, я проснулась в половине второго ни мужа, ни сына я не обнаружила только записку на туалетном столике: « Зайка сына с дочкой в сад я отвез, мама, уехала вместе со мной буду поздно».

Приняв, душ я пошла в спортзал, чтобы не потерять интерес в глазах любимого не стоит махать на себя рукой.

Тоже мама мне, — вздохнув, мысленно отчитала, себя я вспомнил о малышке, к которой еще не разу не подошла.

«Меньше за компьютером надо сидеть», — почесав в затылке, подумала я.

Зазвонил, телефон на дисплее, высветилась Инна Васильевна.

— Дашенька, вас, когда ждать? — а то девочки зашиваются

— Сегодня после трех, так что ждите.

Заплетя, косу я зашла, в столовую Галина Сергеевна колдовала на кухне когда я бесшумно зашла.

— Ой, вы так неожиданно.

— Сделайте мне фруктовый салат и апельсиновый сок.

— Хорошо Дашенька.

— Галина Сергеевна если Виктор Александрович вернется, раньше меня, скажете, ему что я буду поздно.

— Хорошо.

Посмотрев в окно, я нахмурилась первое августа, а такое ощущение, что середина сентября. Достав, кремовый брючный костюм, я залив волосы, лаком надев кожаную куртку, вышла из квартиры. Завезя, рукопись по дороге в издательство я поехала в психологический центр, по которому очень соскучилась.

Когда приехала, то с трудом пробилась в кабинет очередь метровая как, выяснилось, Инна с Ксенией Григорьевной зашиваются, а Гурьянова Мария Васильевна да Кожевникова Ирина Владимировна только и красуется, перед гипнотизером Бобровским Владиславом Борисовичем, придется их уволить, — вздохнув, подумала я, направившись в отдел кадров. Юля что-то печатала, когда я влетела в приемную.

— Ой, вы так неожиданно.

— Стоило, мне уйти в декрет как все, разладилось, подготовь приказы об увольнении Гурьяновой и Кожевниковой.

— Хорошо.

— Юля сделай мне зеленый чай с жасмином и принеси в кабинет.

— Хорошо, Дарья Витальевна.

Выпив, чашку чая я начала прием Лариса ели за мной поспевала. С. Иной и Ксенией мы быстро раскидали очередь.

— Нам нужны работники, — закурив, сказала я, отойдя к окну.

— У меня есть на примете, предполагаемые работники профессиональные психологи ушли из центра «Аура» так как он обанкротился.

— Надеюсь, что на этот раз они будут добросовестными.

— Люди проверенные, а тогда я понадеялась на Людмилу.

— Ты что Людку, что ли не знаешь у нее у самой ветер в голове.

— И когда они приедут на собеседование?

— Завтра к 15:00 часам.

— Замечательно.

— Тогда я поехала мне в сад за детьми.

— До завтра.

Выходя из психологического центра, я заметила, статного брюнета с хвостом одетого в черную кожаную куртку и черные брюки который смотрел, на меня не отводя взгляда.

— Простите, мы знакомы? — садясь в машину, спросил он.

— Я Роман брат Андрея помнишь, еще такого или уже растворившись, в новом мужике напрочь о нем забыла.

— Чего вы от меня хотите?

— Хочу общаться с племянником.

— Этого не будет, он вас не знает, Виктора мальчик считает своим отцом нам с вами больше не, о чем говорить.

— Ника оказалась права ты не так проста, как хочешь показаться.

Рванув, машину я мысленно выругалась, визит ко мне Рахманова младшего застал меня врасплох. Ну, ничего я тоже лыком не шита, у мужа есть хороший юрист, так что подаваться страху я не стану, — мысленно успокоила себя я паркую машину на платной стоянке.

В ясельной группе детсада «Теремок», было шумно дочь с подружкой Прониной Валерией Вадимовной, строила домик, когда я ее окликнула. Вместе с Викой мы пошли, в старшую группу сын увлечено собирал конструктор, когда я к нему подошла.

— Вы сегодня быстро, — расплывшись в слащавой улыбочке, заметила Кира Ивановна.

— Так получилось, — сухо прервала я дамочку.

Хватит того, что я плачу, каждый месяц Шведовой пять десятку.

— Мам я в тир хочу.

— Хорошо будет тебе тир.

— Ура.

В машине на меня нахлынули, воспоминания об Андрея ведь он любил меня, так куда же все ушло.

«Не трави, понапрасну себе душу это была не любовь, а страсть его же просто потянуло на экзотику», — тут же сказала себе я.

В тире было, многолюдно заказав, столик я набрала, мужа трубку он снял не сразу.

— Даш, что ты хотела я на операции?

— Нам сегодня надо поговорить.

— Что-то случилось?

— Случилось, прошлое дало о себе знать.

— Даш, ты только ничего без меня не предпринимай надо все взвесить в зависимости потому, что произошло.

— Хорошо.

Бросив телефон в сумку, я тяжело вздохнула, так не хочется начинать войну с родственником покойного бывшего мужа, но видно придется.

— А ты изменилась, — услышала я за спиной бархатистый баритон Бурого Рината антиквара армейского друга Виктора.

— Жизнь заставила.

Ринат так же хорош, собой так же заносчив, не терпит, когда женщина ему отказывает, только ему ничего не светит, я люблю Виктора.

— Передавай Виктору привет скажи, что я к нему загляну надо лечь на дно.

— Хорошо.

Честно говоря, я устала от делишек своего мужа, но я знала прекрасно за кого шла замуж.

— Мам, а кто это был? — спросил меня сын в машине.

— Старый друг твоего папы.

— А почему его не разу у нас не было?

— Потому что он жил в Испании теперь вернулся на Родину.

Покормив детей и уложив, их я набрала мужа.

— Я уже подъезжаю.

Закурив, я нервно стала, расхаживать взад вперед этот гад, вздумал меня шантажировать у меня сейчас одно желание всадить ему пулю в лоб.

— Даша, что произошло? — бесшумно зайдя в гостиную, спросил Виктор.

— Симонов младший вдруг объявился и стал качать права насчет Ильи.

— Он блефует, я тебя уверяю, он гол как Сокол на нем столько долгов что мне и не снилось.

— Откуда?

— Даш, я не хотел тебе говорить, но тебя сопровождает Филин он твои глаза и уши так мне спокойнее.

— А почему ты мне ничего не сказал? Ты что мне не доверяешь?

— Дело не в этом ты бы отказалась а обстановка в городе напряженная.

— Ты прав только мне неприятно, когда посторонние люди дышат мне в затылок.

— Даша, ты известная писательница и психолог сейчас осеннее обострение подумай о детях, что будет с ними, если с тобой что — нибуть случится.

— Ты прав, — остыв, сказала я.

— Вить завтра презентация моей книги «Прости, и я вернусь, или я буду любить тебя всегда» она состоится в 18:00 часов.

— Как раз завтра у меня выходной.

— Пойдем вместе.

— Дашенька, я рада за тебя рад, что ты раскрыла, свой талант, добилась, того чего, хотела, мы тут с тобой, схожи я тоже, сколько себя помню, мечтал быть профессиональным хирургом.

— Милый, я хочу тебя, — срывая с него рубашку, прервала я его.

— Я тоже, — увлекая, меня на постель прохрипел Виктор.

Секс был горячим и необузданным мы так кричали, что я подумала о том, как бы соседи не вызвали полицию. Заснув под утро, я проснулась, от звонкого смеха сына он, рассказывал дочке анекдот. Зевая, я прошла в ванную она оказалась занята Виктором.

— Присоединяйся, детям не до нас они заняты друг другом, — хрипло сказал Виктор, обмотанный полотенцем.

Полотенце тут же полетело на кафель вслед за ним и мы.

Да с мужем мне повезло как муж и любовник он устраивает меня полностью, — закурив, размышляла я, лежа у него на плече.

— Лежать хорошо, но надо еще сходить, с детьми в парк давно обещаем, — надевая рубашку, заметил Витя.

— С этой рукописью я совсем забыла.

— Ничего я напомнил.

— Точно малышка еще просила прокатиться на лошадке.

— Давай их и обрадуем.

Галина Сергеевна пожарила сырников и сделала омлет, выжала морковный сок.

— Позовите детей.

— Хорошо, Дашенька.

Тому, что после завтрака мы поедем в парк дети обрадовались, тем более что сегодня выдался теплый денек. Достав, голубое платье я, заплетя косу, спустилась вниз.

— Этот цвет идет тебе, — обняв, меня за плечи, сказал Виктор.

— Спасибо.

В парке было, многолюдно купив Вике, воздушный шарик я увидела, как к мужу подошла холеная блондинка в красном.

— Ярослава, то, что между нами было в прошлом мы с тобой совершено разные люди ты калькулятор, а не женщина, а мне нужна женщина и я ее нашел.

— Детдомовку? Думаешь, она с помощью своего таланта так раскрутилась, хрен та не удивлюсь, если она спит с Минаевым.

— А ты не меняешься, так же, судишь людей по себе. Слава отойди, дай пройти.

— Девушка из прошлого? — проводив, оценивающим взглядом соперницу спросила я.

— Ошибка бурной молодости, а ведь я чуть не женился на ней, но она предпочла банкира Курского Виталия Петровича сейчас мужик при смерти все отойдет, его первой жене Курской Алине Владимировне и их дочери Катеньке вот она и, решила попытаться все вернуть вспять.

— С ней все ясно. Вить я верю тебе.

— И правильно делаешь, потому что я однолюб я, когда тебя только увидел, почувствовал, как меня шарахнуло током.

— Кажется, собирается дождь, — ощутив на себе дождинку, сказала я.

— Похоже на то.

— Вика, Илья мы уезжаем.

— Ну, мама, — закапризничала малышка.

— Ты простынешь и не сможешь ходить в детсад и на художественный кружок, — тихо сказала я Вике.

— Ну, хорошо.

Отвезя детей к матери Вити, мы поехали домой переодеваться. Открыв, гардероб я достала красное платье волосы собрала наверху залив лаком.

— Надень бриллиантовые серьги.

— Ты прав.

Оглядываясь назад мне уже не вериться, что девушке с косичками из Кисловодска удалось покорить Москву всеми правдами и не правдами меня, правда и сейчас некоторые дамочки так называемых бизнесменов пытаются опустить, но это у них плохо получается, потому что сейчас я известная писательница у меня собственный психологический центр.

— Даш, это первая презентация твоей книги?

— Да.

— «Прости меня и я вернусь, или я буду любить тебя всегда»?

— Да.

— Дашка, напиши что — нибуть о врачах.

— А ты подал мне идею, — садясь в машину, сказала я.

— И.

— У меня уже имеется рабочее название моей новой книги.

— И какое же?

— «Врачебная ошибка, или поиск ребенка вопреки всему».

— Тебе что сюжеты вот так с бухты Барахты приходят?

— Да.

Увидев на стоянке кучу машин, я присвистнула.

— Собралась вся элита Москвы, — подавая, мне руку, сказал Виктор.

В доме издательств негде яблоку, было упасть мне, пришлось дать трехчасовое интервью для журнала «Все о звездах» после я представила свои книги, раздавала автографы.

Обернувшись, я, увидев, рядом с мужем рыжеволосую женщину в зеленом платье мысленно, выругалась, потому что это моя бывшая золовка не знаю, почему, но я чувствую от нее исходящую опасность для нашего брака.

— А ты изменилась, — скривившись в кривой улыбке, заметила Вероника.

— Все течет, все, меняется, — подав женщине, бокал с шампанским сказала я.

— Душа о дочери не болит.

— Лера сама сделала свой выбор.

— Ну, ну. Если бы я тогда знала, что из кроткой овечки ты обернешься, в волчицу никогда бы не оплатила твою операцию.

— Женщина вам лучше уйти, — сухо осадил Веронику качек с толстенной цепью на шее.

— Без рук я ухожу. Как жаль, что брат не послушал, нас и женился, на тебе тебя хоть в шелка, одень все равно за версту, будет нести провинцией.

Ее выкрики в мою сторону я пропустила, мимо ушей больше никто из семейства Симоновых мне сломит меня.

— Господи, неужели я прожила, с ним семь лет страсть, приняла за любовь вот и результат.

— Не кори себя ты была неопытной девчонкой, которая в Андрее увидела принца на белом коне, — приобняв меня за плечи сказал Витенька.

— Дашенька, черный пиар вам не помешает, — расплывшись в кошачьей улыбочке, — сказал издатель.

— Валяйте только не перегните палку, — вздохнула я, махнув рукой.

— Даша, тебе хватит, — отобрав, у меня пятый по счету бокал шампанского, сказал муж.

Открыв, глаза я застонала, голова чугунная визит бывшей родственницы из прошлого выбил меня из колеи хорошо, что сегодня суббота у меня выходной.

— Вот выпей легче станет, — подав мне, бокал с каким-то настоем, — посоветовал Виктор.

— Спасибо, — добив, все до последней капельки, сказала я.

— Честно говоря, в таком состоянии я видел тебя впервые.

— Просто мне вчера, было очень плохо, нахлынули воспоминания.

— Забудь все, что с тобой было, как страшный сон дети у мамы она привезет их к вечеру.

— Спасибо за поддержку.

Виктор предложил мне съездить загород половить рыбу помедетировать.

— А поехали все равно из меня сегодня писатель, ни какой, — махнула рукой я.

— Быстро в душ я пока Марье Григорьевне позвоню.

Через сорок минут я была как новенькая. Надев, голубой спортивный костюм я, связав, волосы в хвост, вышла из ванной.

— Как ты?

— Лучше.

— Галина Сергеевна еду нам собрала.

— Тогда поехали.

В загородном доме были, ближе к вечеру на рыбалку, решили сходить завтра с утреца.

Заснув, у Витьки на плече я, проснулась от солнечных лучей осветивших комнату. Зевая, я прошла, в ванную Витька был уже там.

— Проснулась?

— Еще не поняла, но порыбачить хочу.

— Значит порыбачишь.

Наловив, ведро карасей мы, вернулись домой. Домработница нажарила нам целую сковороду. В половине пятого мы уехали, домой по дороге заехали к матери Виктора за детьми ведь завтра понедельник. Эльвира крутила хрустальный щар, когда мы пришли.

— Дашенька, ты стала сильнее, чем была, — оторвавшись от шара, заметила свекровь. — Москва закалила меня, — вздохнув, сказала я.

— Вероника тебе ни чем не навредит, она бессильна, против тебя ее мать в клинике для умалишенных Лера ее ненавидит ей только и остается, что винить всех кроме себя.

— Мам нам пора завтра у меня пересадка головного мозга профессору биологических наук Фирсанову Виталию Борисовичу.

— Сын операция пройдет успешно ассистент у тебя от бога.

— Ты имеешь в виду Алину Сергеевну?

— Да.

Помахав, женщине рукой мы вышли, из дома малышка заснула в машине, а сын всю дорогу смотрел по сторонам.

Уложив, детей спать я, получила сообщение от Ирины о том, что завтра день встречи выпускников детдома «Чародеи» состоится в ресторане «Гавань» в 20:00 часов вечера.

— Сходи, развеешься ты и так у меня ни куда не ходишь, — оторвавшись от газеты, сказал Виктор.

— И то правда по девчонкам ужасно соскучилась, сколько воды утекло.

В понедельник, позвонив в центр, я сказала, что сегодня меня не будет, я поехала в бутик за шмотками. Купив серебряное платье с туфельками, я поехала в салон красоты «Мадонна».Увидев, там Ксению я поперхнулась кофе.

— Не ожидала?

— Честно говоря, да мне говорили ты в Штатах.

— Фрэнк, бросил меня хорошо, что после каждого мужика я откладывала, на черный день я открыла, салон красоты сейчас замужем за банкиром Емельяновым Кириллом Степановичем он свято, верит, что мои родители были учеными.

— Идешь на встречу выпускников?

— Иду, а ты?

— Тоже.

В семь часов вечера я, надев платье, сделав прическу, вышла из дома. Филин был уже в машине. Возле ресторана было столпотворение. Ирина была, в красном атласном платье в ресторане были не знакомые мужчины. Ирина держалась, достойно лишнего не позволяла.

— Нам пора, — посмотрев на часы, сказали мы.

— Верные женушки?

— Случается и такое. Ир ты со мной?

— Да.

— Тогда поехали.

— Спасибо что увезла меня, а то было искушение пофлиртовать с Артуром, — набирая номер Артема, сказала подруга.

— Ты неисправима.

Достав, телефон я позвонила, домой трубку сняли сразу.

— Ты где?

— Уже едем, по домам Филин нас развозит.

— Жду.

Бросив телефон в сумку, я подумала о том, что с девчонками нас уже ничего не связывает.

Артем курил у подъезда, когда мы подъехали.

— Ты рано я думал до утра.

— Тем, я изменилась, — замурлыкала подруга ему в ответ.

— Твоя подруга гулена, но держит себя в руках.

— Филин, вы забываетесь, — сухо оборвала я качка.

— Извините сблатнул лишнего.

— Надеюсь, что это больше не повторится, отгоните машину в гараж.

Виктор, молча, курил в столовой, когда я зашла в квартиру.

— Думал, ты пробудешь там до утра.

— Нам было не, о чем говорить я вообще пожалела о том, что поехала.

— Ксения трещала о своем салоне?

— Она была твоей пассией?

— Была, но одного мужика ей мало и мы расстались, она для семейной жизни не пригодна.

— Милый, давай спать, я валюсь, с ног еще завтра запарка на работе буду отбирать претендентов на работу в психологическом центре после трех плотно засяду за роман.

— Хорошо.

Утром мы проснулись одновременно.

— Даш, сегодня я начинаю, прием с десяти может, отвезешь детей в сад?

— Отвезу.

— Даш, Илье мы все купили к школе?

— Все он у нас укомплектован полностью.

Надев, черный брючный костюм я, связав, волосы в хвост, спустилась вниз.

— Звони.

— Хорошо.

— Илья, Вика поторопитесь.

Отвезя детей в сад, я поехала в центр.

До часу центр будет закрыт. С помощью Инны Васильевны мы набрали бригаду профессионалов.

— Яна вы в курсе, что здесь оказывают помощь, а не строят карьеру? — в лоб спросила я девушку.

— В курсе.

— Инна раздай будущим сотрудникам тестовые задания.

— Уже раздала.

— Замечательно не плохо чтобы все претенденты на рабочие места заполнили анкеты.

— Это вообще жестко.

— Инна у меня известный в городе психологический центр я хочу, чтобы у меня было все по высшему разряду ведь, по сути, сюда в большинстве приезжают состоятельные люди и так в редкую стежку люди среднего класса.

— Я тебя не узнаю, ты стала жесткой беспринципной злой.

— Для всех добренькой не будешь, я уяснила это раз и навсегда, чтобы выжить, в Москве надо стать непробиваемой толстокожей коей я и стала.

Тестирование прошли все с завтрашнего дня Романова Варвара Петровна, Грачева Ирина Вадимовна, Яковлева Анастасия Борисовна и Кочек Вера Владиславовна приступят к работе.

— А что будешь делать с Владом?

— Ничего пускай себе работает, ведь мы, набрали потомственных ведьм, которым его гипноз ни по чем.

Открыв, психологический центр в половине второго я, поработав, до трех укатила в сад за детьми. Увидев меня, дети обступили меня.

— Ты сегодня рано теперь так будет всегда?

— К сожалению, нет сладкие мои.

Когда мы приехали, домработница закончила запекать, утку в вином соусе салат Цезарь, был уже на столе. После полдника Илья пошел делать задания, что ему задали в саду, а малышке я включила мультики.

Включив, компьютер я с головой ушла в роман «Прости меня и я вернусь, или я не забуду тебя никогда». За романом я не заметила, как пролетело время, если бы не затекшая спина, так и писала.

Вспомнив о детях, я заглянула, в гостиную малышка заснула, мультики давно кончились, начались новости. Уложив, малышку я, взяв пачку сигарет, вышла, на балкон как раз, подъехал Виктор с розами в руке.

Достав, свечи я, принеся фужеры, поставила, их на стол в суматохе я совсем забыла о годовщине нашей свадьбы семь лет совместной жизни.

— Галина Сергеевна помогите мне все поставить на стол сегодня у нас праздник.

— Все с пылу жару Дашенька.

— Спасибо.

Через пять минут в дверь позвонили.

— Ты быстро.

— Утром в суматохе совсем забыл о нашем торжестве, — прижимая, меня к груди сказал взъерошенный Виктор.

— Розы красивые бордовые мои любимые, а тебе я купила новый телефон, а то твой старый барахлит уже давно.

— Детка это не все, — достав, из кармана не большую коробочку сказал Виктор.

Открыв, ее я присвистнула, он купил мне золотое кольцо с сапфиром. Он поразил, меня своим жестом, тем не менее, после неудавшегося брака я больше не идеализирую, мужчин. Я принимаю их такими, какие они есть мой муж хоть, и старается быть мягким и пушистым, но порой это у него плохо, получается, начинается ворчание приходиться включать дипломата.

Открыв, бутылку шампанского он наполнил, бокалы не успели мы выпить, как в дверь позвонили, приехала его мать с тортом и чайным сервизом тот же мы разбили.

— Спасибо он очень красивый, — относя чайный сервиз в сервант, сказала я.

— Завтра первое сентября вы, надеюсь, оба будите дома?

— Я решил сделать себе выходной Даша, наверное, тоже, — услышала я, выходя из гостиной.

— Инне я только что звонила, завтра я дома я, хочу сама отвести нашего сына в школу на его первую линейку.

— Вот и правильно.

— Пойду, чайник поставлю.

— Пирог пекла Галина?

— Да вы же знаете.

— Знаю, потому что сама ни черта делать, не могу, — закурив, сигару сказала свекровь.

Честно говоря, я не знала, что и сказать обычно свекрови чмырят своих невесток за то, что они никчемны по хозяйству, но видно у моей свекрови иное представление невестки.

Мысленно прокручивая свою жизнь в голове, я ловлю себя на мысли что нашла, свое счастье обрела его с Виктором за ним я как за каменой стеной.

— Ау ты где-то в дебрях? — засмеявшись, спросила мать Виктора.

— Да так вот подумала о том, что Виктора послал мне сам господь.

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 10

 

— Дашенька, я рада, что мой сын встретил тебя, встретив, тебя он ожил, почувствовал вкус жизни.

— Дашенька не сравнивай меня с ней, — взяв меня за руку, вдруг попросила меня Эльвира Николаевна.

— Вы о моей бывшей свекрови?

— О ней самой.

— Хорошо не буду.

— Девочки, а вы где? — позвал нас Виктор уставший ждать нас в гостиной.

— Мы уже идем.

Через час приехала Ирина с Артемом.

Пока мужчины болтали, о своем мы, уединились в лоджии.

— Ир, мне так с ним легко да он не идеал и я больше не рисую, мужчин я, принимаю их таких, какие они есть с них достоинствами и недостатками все мы не идеальны, да и вообще идеальных людей не бывает это из ряда фантастики.

— Я рада за тебя. С Артемом я счастлива, теперь у нас есть Денис.

— Ир, а ведь тогда ты была, права насчет Андрея он был, предназначен не мне, приняв страсть за любовь, я опалила, крылья, тем не менее, судьба подарила мне сыночка, которого я, очень люблю.

— Вот видишь, не жалей ни о чем.

— Ты права.

— Девчонки вы где? — донеслись до нас голоса наших мужчин.

— Уже идем.

— Твоя свекровь провидица?

— Да, а что?

— Хочу, чтобы она мне погадала.

— Боишься потерять мужа?

— Боюсь, на него положила глаз дочь банкира Бачинского Валерия Юрьевича Кристина.

— Она может разложить на тебя прямо сейчас.

— Я буду тебе очень признательна, если ты попросишь Эльвиру Николаевну об этой не большой услуги.

Свекровь, молча, курила у окна на балконе когда я к ней подошла.

— Знаю, о чем пришла просить меня хорошо я, разложу на нее карты, кстати, ее соперница сильна, но так же сильна и их любовь, хотя, по правде говоря, твоя подруга заслуживает наказания, — затушив сигарету, сказала свекровь.

— Она об этом прекрасно знает.

— Ладно, зови, ее я предскажу ей будущее в твоей комнате мне понадобиться свеча и блюдце с водой.

— Сейчас принесу.

Ирина вышла из комнаты задумчивая.

— Ну, что не томи?

— У нас будет, не простой период в, отношениях. Кристина будет пытаться разбить нашу семью. Только у нее ничего не выйдет.

— Вот видишь, а ты переживала.

Когда гости разъехались по домам я, закурив, вновь прокрутила свою жизнь назад и поймала себя на мысли о том, что я стала, сильнее увереннее в себе что ли, научилась себя ценить и любить и главное ни с кем себя не сравнивать.

— Эй, о чем опять задумалась?

— Вновь окуналась в воспоминания.

— Малыш, живи настоящим забудь о том, что с тобой было до нашей встречи, — потрепав, меня нежно по щеке предложил Витька.

— Знаешь, а ты прав я так и сделаю, — прижавшись к нему, сказала я.

— Ты завтра дома? — закурив, спросил Виктор.

— Завтра у меня прием в центре до шести часов потом буду писать книгу в ближайшее время мне надо сдать рукопись, а ты?

— А у меня пять операций за день.

— Ого.

— А ты как думала, ко мне даже, записываются живая очередь, потому что как бы парадоксально это не звучало, но найти стоящего врача очень тяжело и не только в России, но и за рубежом.

— Это да.

Ночка была, горячая заснуть, удалось лишь к утру. Я рада, что Виктор не тормозит мою деятельность и видит во мне женщину, а не кухарку. Когда я проснулась ни Ильи, ни Вики я не обнаружила, Галина Сергеевна сказала что Виктор Александрович рано утром, отвез деток в сад.

— Спасибо. Сделайте мне кофе.

— Хорошо Дашенька.

Выпив, чашку кофе я, набрав Инну, пошла в душ.

— Алло, — сонно ответила мне Инна томным голоском.

— Я помешала?

— Нет что вы.

— Поторопитесь, сегодня прием начну, с девяти часов наши пациенты в курсе ожидается аврал

— Кочек уже на месте к ней толпа.

— Вот и хорошо все отбой топай, на работу, подготовишь мне отчет.

Скоро первое сентября наш малыш полностью подготовлен к школе будет ходить в гимназию с математическим уклоном. Погода за окном дрянь, — мысленно размышляла я, надевая джинсы и черную водолазку. Связав волосы, в хвост я, надев куртку, вышла из дома Филин молча, курил в машине, когда я к ней подошла.

Я была против охраны, но мой муж прав мой центр локомовый кусочек для нашего конкурента Демьянова Олега Степановича «Красота и здоровье» известного в криминальных кругах как Демьян.

В 90-е имел, ходку в места не столь отдаленные за серию заказных убийств его, вытащил с зоны его старый друг вор в законе, а ныне крупный предприниматель Орлов Виталий Андреевич владелец ресторанного бизнеса «Чубат» сети казино, так что рисковать не стоит.

— В центр?

— Да.

— Ты можешь, быть свободен.

— Но.

— Филин, я устала от того, что мне дышат в затылок.

— Но это для вашей безопасности.

— Хорошо будешь ездить за мной по пятам.

Народу, было много если бы не девочки до вечера точно, не управилась. Деток забрала свекровь она позвонила мне в районе шести часов.

— Спасибо Эльвира Николаевна я за ними заеду.

— Будем тебя ждать.

Бросив телефон в сумку, я вышла из центра. Филин, молча, курил в машине, когда я села в свою, честно говоря, ходить под игом охраны непривычно, но раз конкуренты не дремлют, придется потерпеть.

— Дарья Витальевна пригнитесь, — шикнул на меня охранник.

Не успела я пригнуться, как прозвучала автоматная очередь, из отъехавшей иномарки цвета стали с замазанными номерами.

— Твою мать, похоже, Демьян заказал тебя Жуку, — сплюнув, сказал Вадим, набирая номер Коня.

— Что он сказал?

— Что сейчас будет.

— Даша, как ты?

— Нормально если не считать того, что меня чуть не убили, — разведя руками, сказала я.

— Да уж не 90-е, но место имеет, быть ну ничего Демьян еще кровью харкать у меня будет, Щуке я уже, позвонил.

— А если обратиться в полицию? — нервно закурив, спросила я по дороге домой к Эльвире Николаевне.

— Не смеши, меня я тебя умоляю у него все схвачено и переплачено менторы с ним заодно.

— А как же правосудие?

— Правосудие для чевнуш, но не для простых смертных как мы с тобой силяви ничего не поделаешь такова наша жизнь.

Было дикое желание напиться только это не выход завтра везти рукопись в издательство во вторник вообще презентация новой книги.

— Выпей это легче станет, — с порога протянув, мне какой-то настой сказала свекровь.

— Спасибо.

— Демьян вас больше не побеспокоит, я, сделала заговор на смерть он внук моей старой приятельницы, с которой мы давно в соре это, мягко говоря, так вот у меня его фотография, что же касается, Жука то я, вызвала неисправность в его машине.

— У вас такие способности?

— Деточка я потомственная ведьма мой сын тоже мог стать ведьмаком, но выбрал иной путь.

От слов матери мужа волосы на голове зашевелились порой она меня пугает, но благодаря нее у нас с мужем все хорошо.

— Даша, Виктория будет, экстрасенсом уже сейчас она видит судьбы других людей, — взяв меня за руку, вдруг сказала Эльвира Николаевна.

— А, Илья?

— Он будет хорошим хирургом, как и Витя.

— Спасибо за пророчество, надеюсь, что оно сбудется.

— Даже не сомневайся, в этом все пророчества членов нащей семьи, сбываются, — закурив кальян, сказала свекровь.

Порой мне становится жутко, а с другой стороны мать мужа помогает мне ликвидировать недругов, — мысленно рассуждала я, куря на балконе.

— Даш, пойдем, чай пить, — сипло позвал меня Виктор.

— Иду.

Полина Андреевна испекла Наполеон любимый мой торт детства.

— Вика у нас сластена, — потрепав, трехлетнюю малышку по щеке заметила свекровь.

— Это у нее от меня, правда сладкое доставалось мне не всегда лишь по праздникам и то если доставалось я рада, что мои дети никогда ни в чем не будут нуждаться.

— А ты не пробовала найти свою мать?

— А зачем? Мы с ней совершено чужие люди, а копаться в причине ее отказа от меня теперь нет ни какого смысла, — разведя руками, сказала я.

— Знаешь, а ты права бог ей судья только теперь ей плохо и она жалеет о своем поступке.

— Я не священник.

— Ты, так же как и я не умеешь прощать, — вздохнув, заметила свекровь.

— Не умею, и с этим уже ничего не поделаешь.

Пробыв, у матери Виктора до девяти часов вечера мы уехали домой.

Уложив, детей спать мы набросились друг на друга. Мы по-прежнему хотим друг друга, будто у нас все в первый раз.

— Ты заводишь меня, — закурив, сказал Виктор, приподнявшись на подушке.

— Ты меня тоже. Вить никогда бы не подумала, что у меня с тобой будет как в первый раз, — куря кальян, задумчиво сказала я.

— Просто мы нашли друг друга это редкость, но большое счастье для тех, кому она выпала.

— Ты прав.

Заснув, у него на плече я проснулась от телефонного звонка Инны.

— Вы сегодня будите? — надо подписать некоторые документы и к вам пятьдесят человек известных наших клиентов.

— Буду. Как обстановка в центре девочки справляются?

— Да все под контролем.

— Буду через час надо заехать в издательство.

— Хорошо.

Последние деньки августа в понедельник наступит первое сентября наш сынишка пойдет в первый класс хорошо, что муж договорился с подругой матери Кириллиной Агнией Вадимовной заниматься с нашими детьми, — мысленно размышляла я, надевая черный брючный костюм.

— Галина Сергеевна, а где дети?

— Виктор Александрович отвез Илью Александровича на подготовительные курсы, а Викторию Александровну в сад сказал, что будет, поздно весь день расписан операция на операции, просил передать вам, что будет поздно.

— Спасибо. Галина Сергеевна если он приедет, раньше скажите, что я буду поздно.

— Хорошо Дашенька.

Выйдя из дома, я столкнулась, с кареглазым брюнетом лет сорока в нем я, узнала своего детдомовского друга Адрианова Виталия Андреевича сейчас он юрист.

— Привет вот так встреча никогда бы не подумал, что наши пути пересекутся, — разведя руками, сказал Толя.

— Толь, давай в другой раз спешу.

— Ловлю на слове.

В машине я, закурив, поймала, себя на мысли что меня, несет совсем не в ту степь и все почему? Да потому что я влюбчивая особа, которая о последствиях вспоминает с опозданием. В центре была, в половине десятого народу, было тьма, но я быстро с девочками их раскидала. Закончив прием в 15:45 я поехала в издательство.

— Дашенька, ваши книжки раскупаются с бешеной скоростью света завтра у вас в 16:35 презентация вашей новой книги «Прости меня и я вернусь, или я буду любить тебя всегда»

Посидев в ресторане, я поехала домой. Отпустив, охранника я вновь, столкнулась, с Анатолием за разговором не заметила, как дошла до его квартиры, а как очутилась в него постели и подобно.

— Толь, это никогда больше не повториться, — лихорадочно одеваясь, просипела я.

— Даш, это было волшебно, но ты права черт меня побрал хорошо, что Алиса в деревне у матери.

Посмотрев по сторонам, я юркнула в квартиру.

— Даш, а ты, откуда? — услышала я голос Виктора за спиной.

— Я только что приехала и.?

— Ты никогда не умела лгать, милая ты только что, трахнулась, грубо говоря, со своим старым знакомым не подумав о последствиях.

— Витя прости.

— Ну, зачем ты это сделала зачем? Молчишь?

Схватив, ключи он выскочил из квартиры, а я, схватив все таблетки, что были, в аптечке выпила их. В себя пришла в реанимации сквозь сознание услышала: «Слава богу, с того света спасли и мать и ребенка».

Какого ребенка ведь я не могу больше иметь детей, — мысленно обратилась я в пустоту.

«Можешь, но эти роды могут тебя убить», — донеся до меня голос свекрови на телепатическом уровне. Увидев, мужа я заревела.

— Тихо. Даша я, когда узнал, что ты на такое решилась, чуть с ума не сошел.

 

Через три дня меня перевели, в палату в субботу обещают, выписать выписали кучу лекарств, потому что беременность будет протекать непросто.

— Вить, это, было помутнение рассудка вообщем меня давно, мутило, но я не предавала этому значения.

— В этом ты вся. Даш, надеюсь, что это не войдет у тебя в привычку?

— Зачем ты так?

— Затем что ты ветрена.

— Вить, не отдаляйся от меня просто.

— Даш, у тебя все просто, а семейная жизнь это тебе не гламурная жизнь это все очень серьезно.

Он отчитал меня как ребенка впрочем, он прав оправдания мне нет, по сути, я просто захотела, другого мужика и мне повезло, что Витенька меня простил. Увидев, свекровь я густо покраснела.

— Я это видела, и оно сбылось, кризис в отношениях и вас не обошел, стороной слишком у вас было все ажурно.

— Я не знаю, как это вышло.

— Ты пошла на поводу у мимолетной страсти, забыв, обо всем навеяли воспоминания бывалых лет. Хоть я тебя и не оправдываю, но у вас дети и сын, которого ты родишь в муках, чудом оставшись, жива Филипп, спасет ваш брак.

— Дарья Витальевна к вам из издательства «Стрел».

— Я уже ухожу.

Вместе с издателем зашли и журналисты, которые сделали репортаж « Спасение браки благодаря ребенку».

— Дашенька, презентацию сделаем, как только вы поправитесь.

— Больной нужен отдых.

— Хорошо.

Утром за мной приехал Виктор завтра первое сентября наш сын пойдет в первый класс. Он рядом и в то же время далеко от меня, его можно понять.

— Тебе плохо? — заметив мое выражение лица, спросил Виктор.

— Да.

— Родион останови машину.

— Даш, я ни хочу тебя обманывать, сказав, что у нас будет, все по-прежнему нам придется собирать брак по крупицам и учится заново доверять друг другу.

— Витя ты простишь меня когда — нибуть, — смахивая слезы, спросила я.

— Даша, успокойся, у нас будет все хорошо. Успокойся.

Сквозь сон я услышала его разговор с матерью.

— Тебе будет простить, ее не просто задето твое самолюбие, но она твоя судьба и она цепляется, за тебя как за соломинку я ее не, оправдываю, если бы на роду не было, написано тебе быть, с ней я бы не стала биться за ваш брак.

— Знаешь, а ты права ведь Толик сдался ни слуху, ни духу трусливый никчемный сукин сын адвокат так себе.

— Они переехали, в Козельск там мать Алисы слегла.

Накинув, пеньюар, я села за новую историю любовного треугольника: «КРУГОВОРОТ ИЗМЕН, ИЛИ СПАСАТЕЛЬНЫЙ КРУГ ДЛЯ УТОПАЮЩЕЙ».

— Даша ты на часы смотрела? — подойдя, ко мне тихо спросил Виктор.

— Вить, у меня проснулось вдохновение и.

— Завтра наш сын идет первый раз в первый класс и тебе нужен отдых.

— Спасибо за заботу, — покраснев, сказала я.

— Даш, несмотря на не простую ситуацию в наших с тобой отношениях я ни хочу, рубить с плеча да не буду, скрывать, что я не нахожу себе места, но я люблю тебя.

Разревевшись, я утонула в слезах на плече у Витьки. Утром я проснулась от тошноты опрометью убежала в туалет.

— Мама у нас будет братик? — спросил меня за завтраком Илья.

— Да сладкий мой, а где твоя сестричка?

— Она сейчас подойдет.

Через десять минут в столовой появилась Агния Вадимовна женщина лет сорока пяти.

— Школьные принадлежности я уже собрала.

— Спасибо.

— Даша поторопись.

Открыв, гардероб я, надела голубое расклешенное платье к нему голубой плащ.

Вместе с Ильей в первый класс пошли и двойняшки Соня и Мария дочки Ирины. Наших детей будет вести Гринева Вера Петровна старинная подруга моей свекрови.

— Даш, не требуй от него, что он тут же забудет о том, что ты изменила ему. По сути, с незнакомым мужиком по идеи он должен был подать на развод, но он это не сделал, потому что вы повязаны, судьбой так оставь все как есть живи ради детей и малыша которого носишь под сердцем, кстати, как ты?

— Каждую неделю меня наблюдает Грачевская Ирина Петровна, после того как я наглоталась таблеток, я навредила малышу, и теперь чтобы его выносить я пью витамины кучу таблеток.

— Мама дождь собирается, — затеребив, Ирину за рукав, сказал трехлетний малыш.

— Ты прав сладкий. Даш нам пора.

— Созвонимся еще, — кивнула я.

Всю ночь лил дождь, измучавшись, бессонницей я села за книгу и если бы не резкая боль в низу живота так и писала бы.

— Витя у меня кровь! Я теряю его, — вскрикнула я.

— Даша, без паники все будет хорошо.

На скорой помощи меня увезли в реанимацию, где с большим трудом остановили, кровотечение подключили капельницу, так что если все будет, хорошо мне придется пролежать в больнице до рождения малыша.

— Как она? — услышала я глухой голос мужа.

— Ребенка мы спасли, но она может потерять его в любую секунду, но мы будем делать все возможное, чтобы это не произошло.

Прошла, неделя мне стало лучше, хожу на иглоукалывание в центре планирования семьи буду до родов.

— Конева к вам муж, — просунув голову в вип палату, — сказала Лариса.

— Пусть заходит, — оторвавшись от ноутбука, сказала я.

— Вам нельзя перенапрягаться, — вздохнув, проворчала медсестра.

Виктор приехал вместе с детьми.

— Как ты? Даш это все из-за твоих терзаний. У нас не будет, как прежде, но я хочу, чтобы ты знала, мы все снесем, все выдержим.

— Спасибо тебе. Вить в голове каша я не знаю как такое.

— Хватит. Даш хватит во всем этом копаться. Я не стану отрицать, что у меня к тебе смешанные чувства от ненависти до любви.

— Спасибо за честность, — скривившись, пробормотала я.

— Даша не стоит лезть в бутылку легче от этого ни кому не станет.

— Ты прав.

За время, что я лежала в больнице пресса меня просто замучила, да и издатель тоже вынь да положь им роман с перчинкой, о стервозной избалованной девице идущей по головам других к достижению славы. Урывками от врача написала роман за два дня.

— Даша, к вам посетительница, — прервав мои размышления, сказала Алиса.

— А кто?

— Я, — смерив, меня снисходительным взглядом, прошипела зеленоглазая брюнетка лет тридцати.

Узнав в нахалке Цареву Лидию Владимировну ассистентку мужа, которая не дает ему прохода я спросила: «И что тебе от меня надо»?

— Чтобы ты оставила Виктора ты жизнь ему сломала.

— Лида, даже если он и провел с тобой ночь это ни о чем, не говорит, у нас с ним не самый лучший период в отношениях, и он чтобы у него не было, нервного срыва просто переключился на тебя.

— Вы… вы. Развернувшись, она пулей вылетела, из палаты я, хотела зареветь от досады но, поставив, себя на место мужа поняла, что он чувствовал, когда узнал о моей неверности.

После ее ухода у меня подскочило давление чай уже не девочка тридцать семь лет малыш, которого я ношу под сердцем поздний ребенок.

— Даша, что с вами опять случилось? — покачав головой, спросила Шведова Ксения Владимировна.

— Бумерангом мне все вернулось эта краля, любовница моего мужа получила по заслугам.

— Дашенька, отношения будите выяснять, позже сейчас вам необходимо, доносить ребенка.

— Вы правы.

В кармане запел телефон, увидев на дисплее Виктора, я сняла трубку.

— Даш, она была у тебя? Что ж это к лучшему я скоро буду.

— Даш, она подвернулась под руку, грубо говоря, я ее использовал, — куря у окна, сказал Виктор.

— Ты ее уволил?

— Да, тем более что толку, от нее ни, какого взял Трошину Марию Витальевну племянницу подруги матери.

— Легче стало?

— Отчасти, но осадок остался. Даш я хотел, чтобы ты испытала ту же боль.

— Я ее испытала. Вить если мы не можем быть вместе я пойму.

— Ты моя судьба я это чувствую, — взглянув сквозь меня, сказал Виктор.

— Вить мне страшно чувствую, что роды начнутся сегодня.

— Малыш, все будет, хорошо, хочешь, я останусь в больнице?

— Хочу.

Ночью у меня начались преждевременные роды в 5:00 утра я родила, мальчика, назвала Моисеем и отключилась. В себя пришла через три недели.

— Что с моим ребенком? — облизнув пересохшие губы, спросила я.

— Его вам сейчас принесут.

— Что с ребенком?

— Он находился, под наблюдением все-таки семимесячного родили ели выходили, — вздохнув, Алла, Борисовна мой врач ушла, в отпуск, так и не доведя меня.

Через пять минут в палату зашла медсестра с малюсеньким свертком.

— Витя здесь?

— Ваш муж днюет и ночует, в больнице вам повезло и ваша свекровь уже здесь.

— Пусть заходят, я хочу, чтобы они увидели нового члена семьи Коневых.

— Хорошо.

— Он вылитый я в детстве, — взяв, сына на руки сказал Витя.

— Лекарем будет, — взяв на руки внука, сказала свекровь.

— Мама он такой крошечный, — тихо сказала Вика.

— Потому что только что родился.

— Как ты?

— Слабость, а так ничего говорят, что в субботу выпишут.

— Чувствую, что ты соскучилась по своему творчеству я прав?

— Прав.

— Ничего наверстаешь упущенное, кстати, твою рукопись я по емалу в издательство отправил и уже получил ответ.

— Что ответили?

— Что ждут продолжения «Не такая как все, или я расправлю крылья».

— Чего и следовало ожидать ведь для Минаева я печатный станок, а не женщина.

За окном метет, метель завтра крестины приедет Ирина с Артемом и детьми нас наконец-то выписали я потихоньку, прихожу в себя.

— Даш, о чем задумалась? Моисея кормить пора.

— Иду. Ты смесь подогрел?

— Да. Даш может все-таки няня?

— До двух лет я смело смогу посидеть за центр я не беспокоюсь, что же касается, писательства то я спокойно могу отсылать рукописи через емайл.

— Далеко пойдешь.

— А ты что сомневался? Писательство моя стихия.

— Так же как для меня хирургия.

— Я рада, что мы понимаем друг друга с полуслова.

— Это естественно ведь мы с тобой две половинки.

— Ребята ау вы где? — донеслись до нас голоса Ирины с Артемом.

— Уже идем.

Оставив, мужчин наедине мы, уединились в лоджии.

— Как у вас? — закурив кальян, спросила подруга.

— Хорошо учимся заново друг другу доверять, а у тебя?

— Все хорошо и налево меня уже не тянет я нашла свою пристань.

— Я рада за тебя.

— А я рада за нас рада за то, что мы нашли свою конечную остановку.

— Девчонки ну вы где?

— Уже идем.

— Ир, пошли, а то наши мужики нас потеряли.

— Пошли.

Около девяти часов вечера они уехали домой.

— А она изменилась, — снимая рубашку, заметил Виктор.

— Стала, ценить семью повзрослела.

— Так же как и ты малыш.

Я хотела вспылить но, вспомнив свой проступок, прикусила язык впрочем, мы теперь с ним квиты.

— Завтра крестины надо выспаться, — почесав в затылке, заметил Виктор.

Отвернувшись, к стене он засопел, а мне хоть в петлю лезь, после моей измены он отдалился от меня.

Несмотря на то, что я родила, сына нас с ним, разделяет, пропасть и от этого хочется выть белугой мы друг без друга, не можем и жить вместе тоже так больше невыносимо, но и сдаваться я тоже не буду. Подойдя к ванной, я робко постучала.

— Входи.

— Вить, не мучай, меня больше за свою глупую измену я заплатила сполна и.

— Даша, загвоздка вся в том, что, не заставая тебя с ним, я все видел сквозь тебя. Пойми, я стараюсь стереть эту картинку, но не получается, но я точно знаю, что наш развод мало что решит, чувства не вырвешь, а рвать по живому я ни хочу я, ни хочу, чтобы мой сын вырос без отца, — сказал Виктор, увлекая меня на кафель. Секс был, грубым и жестким что ж, заслужила.

— Который час? — спохватившись, спросил Виктор.

— Скоро одиннадцать, а что?

 

ГЛАВА 11— В двенадцать крестины, так что нам стоит поторопиться.

 

— Ты прав.

Заплетя, косу я зашла, в детскую Илья, играл в компьютерную игру, а Вика рисовала она ходит в художественную школу.

— Вика, Илья одевайтесь нам скоро выходить.

— Хорошо мама.

Выйдя из комнаты, я пошла собираться.

— Надень голубой брючный костюм он тебе идет, — перелистывая журнал «Человек и закон», — посоветовал Виктор.

— Хорошо.

Распустив, волосы я спустилась вниз. Всю дорогу дети щебетали, а малыш внимательно смотрел по сторонам.

— А где твоя мама?

— Она приедет в церковь.

— Вить, мне так стыдно перед ней и я.

— Мы договорились похоронить прошлое и жить настоящим. Даша будет, не просто брак это кропотливый труд более того в прямом смысле этого слова нам, придется надавить на горло своим амбициям и принципам для спасения союза ты к этому готова? — сняв очки, спросил Виктор, откинув прядь волос с лица.

— Готова потому что без тебя мне ничто не мило.

Народу в церкви, было, много были не знакомые мне люди, с которыми я познакомилась.

— Даш привет как вы? — тихо спросила меня сестра мужа, приехавшая вместе с мужем он у нее юрист Окунев Виталий Борисович.

— Все хорошо.

— Ты на пике популярности твои шедевры раскупаются как пирожки.

— Манилов постоянно мне об этом говорит, если б не Ирка в свое время я не достигла того чего достигла.

— Это да. Я рада за тебя.

— А ты?

— А я открыла магический салон «Чаша жизни».

— Как Максим?

— Растет, и мы подумываем о пополнении.

— Даша, нам пора, — кашлянув, прервал меня Виктор.

Уложив, сына я спустилась, вниз народу была тьма.

— Уснул? — тихо спросил Виктор.

— Да.

— Даш, с завтрашнего дня Турина Аделаида Васильевна будет заниматься с детьми она дочь подруги моей матери.

— Я буду только рада у меня запарка надо сдать роман в срок, а у меня еще конь не валялся.

— Я рад, что мы поняли друг друга.

Взяв, бокал вина я, вышла на балкон на душе как-то тошно будто бы я его теряю.

— Ваш брак на волоске, но вы будите вместе, — услышала я сиплый голос свекрови за спиной.

— Я устала от его холодности.

— Сама виновата, ты сама все разрушила, пожимай теперь свои плоды.

Слова свекрови жестко били но, к сожалению, она права.

Прошел месяц…

Как же быстро летит, время сегодня Моисею исполнился, месяц его первый День рождения Илья, занимается, языками изучает латынь, английский и немецкий языки Вика ходит в музыкальную школу играет на скрипке. Все благодаря няне она стала, еще моей помощницей замужем за авто слесарем снимают, квартиру копят на квартиру она из Каменска.

— Даша ау ты, где я тебя по всем дому ищу, — кашлянув, обратился ко мне вышедший на лоджию муж.

— Да вот задумалась.

— Все тебя потеряли неудобно пойдем.

— Ты прав прости. Вить я больше так не могу, зачем ты так со мной?

— Ты имеешь в виду Машу? Даш прости, но ты стала мне чужая.

— Что?

— Даша, я пытался тебя простить, но прости, не могу на развод, я уже подал и я хочу, чтобы ты съехала с квартиры.

Я не ожидала, такого поворота событий я думала, что рождение сына все образует, но я ошиблась, что ж за ошибки приходится, платить только вот куда я поеду. Набрав, номер подруги я разревелась.

— Где ты?

— Мы на улице Ира мне так плохо.

— Я скоро буду, поживешь у нас загородом, а там купишь, квартиру я помогу.

Дети были напуганы, почему папа их разлюбил. В машине я ели себя сдерживала, чтобы не зареветь больше всего мне жалко нашего сына, у которого вышел такой чудовищный День рождения.

— Даш, его надо показать детскому психологу у меня одноклассник владелец психологического центра «Кубик рубик» Маисов Дмитрий Сергеевич.

— Ир, я люблю Витю и.

— Зато он вычеркнул, вас из своей жизни он и его мать нагло тебе врали говоря, что все образуется, что нужно время, теня, время он просто подыскивал, себе подходящую бабу прости, за прямоту и это еще не все венчание было липовым.

— С чего ты взяла?

— Артем навел справки и квартиру на Кутузовском он продал, за долги проигрался в казино.

— Пепец, — выдохнула я.

— Мы приехали.

— Тем уложи детей мне надо Даше дать снотворное, — повернувшись к мужу, попросила подруга.

— Хорошо.

— Даш ну так что насчет Димы?

— Звони, я ни хочу, чтобы наш сын был заикой или инвалидом.

— Молодец ты не вправе раскисать у тебя трое детей и поверь, все будет хорошо главное в это верить.

— Дашенька, я поеду с вами, — взяв, меня за руку сказала няня детей.

— Спасибо вам.

Встав, около восьми утра я, стала, собирать вещи с завтрашнего дня, начну подыскивать жилье и начну все с нуля, если судьба сведет, меня с хорошим человеком больше никогда, не пойду на поводу у страсти.

— Чего так рано? — зевнув, спросила Ирка, зайдя на кухню.

— У меня полно дел сегодня хочу начать подыскивать жилье.

— Я уже звонила, знакомому риелтору завтра можешь посмотреть несколько вариантов.

— Спасибо тебе.

— Когда в суд?

— В четверг к 15:00 часам, думаю, что разведут, нас по-тихому его краля беременна, детей он выписал, будто бы их и не было никогда Ир, похоже, что в мужиках я ни черта не смыслю.

— Вот гад, а ведь казался таким мягким и пушистым.

— Не зря ведь говорят, в тихом омуте черти водятся, — застегнув сумку, сказала я, открывая дверь.

— Тамара Евгеньевна в курсе.

— Спасибо.

— Мама, папа нас больше не любит у него другая тетя?

— Да сладкие мои.

— Мам, а что Моисею нужен доктор?

— Да он перенес стресс.

Увидев, пятиэтажное мраморное здание, отделанное резьбой я, присвистнула от умиления.

— Ни чего себе, — воскликнули дети.

— Аделаида Сергеевна мне нужно отлучиться, буду смотреть квартиру на Кутузовском проспекте.

— Смотрите с детьми я посижу.

— Спасибо.

Осмотрев просторную трешку с навесными потолками с просторной кухней семьдесят шесть метров осмотрев комнаты, обставленные, в стиле девятнадцатого века я остановилась на этом варианте, тут же зарегистрировав здесь детей. Начинать все с чистого листа всегда страшно, но я ради детей горы сверну, кстати, к психологу нам завтра после трех как раз после бракоразводного процесса.В машине меня застал звонок практически бывшего мужа.

— Алло. Чего ты хочешь?

— Нашего сына ты плохо влияешь на наших детей.

— Вить, не делай хуже, чем есть они и так тебя ненавидят.

— Ты сломала нашу жизнь, спутавшись с незнакомцем.

— Я и не отрицаю только тебе не надо, было ломать комедию, развелись бы как нормальные люди.

— Я хотел, тебя помучить и мне удалось.

— Это по— скотски.

— А не по-скотски было трахаться на стороне?

— Завтра встретимся в суде, — сухо остудила я пыл практически бывшего мужа.

В издательстве меня встретили, журналисты повели в студию, где из моего развода сделали, сенсацию года я не хотела, но издатель сказал, что без пиара в шоу бизнесе ни как, а я публичная личность.

Всю ночь не могла уснуть прокручивала в голове нашу совместную жизнь с Витей. Я поймала себя на мысли о том, что он, так же как и Андрей на протяжении семи лет совместной жизни диктовал, что мне делать: что надеть, как встать и так далее. С ним я не расслаблялась, на все сто процентов с ним я была, зажата даже в сексе я, получала призрачное наслаждение.

Взяв полотенце, прошла, в ванную увидев, в зеркале белое как полотно лицо я, дала себе слово взять себя в руки и идти вперед.

— Ада, в 14:30 я приеду, за Моисеем покажу его Маисову вообщем надо будет забрать Вику из художественной школы отвезти в музыкальную, потом забрать.

— Не волнуйтесь, все будет хорошо.

Достав, лиловое платье я, надев его, распустила волосы по плечам. Да я потерпела кораблекрушение, но теперь буду умнее и не допущу предыдущих ошибок. Нас развели тихо.

— Даш, нас теперь ничто не связывает, элементы платить буду, но видится, с ними нет, прости, но Илью я так и не полюбил, да и к дочери с сыном у меня нет чувств.

Слушая, бывшего мужа я не верила своим ушам передо мной стоит чудовище и говорит о том, что дети были для него обузой.

Как же я была слепа и наивна, — куря, в машине сигарету за сигаретой костерила себя я. Забрав, из дома сына я поехала в детский психологический центр.

Притормозив, недалеко от красочной вывески я, осмотрев пятиэтажное мраморное здание, подметила хороший вкус у владельца. Внутри высокие потолки, евро окна цветы есть игровые комнаты для детей.

— Женщина возьмите бахилы, — хрипло обратилась ко мне женщина из регистратуры.

— Простите, засмотрелась.

— Дмитрий Александрович год назад купил это здание и все обставил.

— А в каком он кабинете?

— В триста седьмом на третьем этаже.

— Спасибо.

Народу была тьма.

— Снегирева проходите, — брюзжащим басом обратилась ко мне тетка лет сорока шести.

Увидев у окна высокого зеленоглазого брюнета лет, сорока я поняла, что пропала, господи со мной это было и не раз, когда же я поумнею, — цыкнув на себя, мысленно спросила себя я.

— Положите его на кушетку. Вы психолог?

— Да помогаю людям.

— Людям все мы помогаем, только помочь себе не в силах у вас намечается глубокая депрессия.

— Сейчас вопрос не во мне, а в сыне у него стресс и я боюсь.

— Вы вовремя обратились, — закончив, осмотр ребенка сказал Дмитрий Сергеевич.

— Что с ним?

— Не большой стресс попейте, травки и все пройдет, окружите его заботой. Даша простите, я не знаю, как это объяснить, но меня, будто бы током шарахнуло.

— Меня тоже.

Сидя с ним в кабинете я узнала, что он один растит, пятилетнюю Сашу мать умерла от наркотиков его мать известная писательница иронического детектива Маисова Татьяна Игоревна отец эколог.

Наши отношения развивались, стремительно его матери я понравилась с дочкой я нашла контакт, как и он с моими детьми в августе будет свадьба. Витька, усомнившись, что Моисей его сын потребовал ДНК.

— Даша, что с тобой? — зайдя на кухню, спросил Дмитрий.

— Виктор сомневается, что Моисей его сын.

— Даш, я усыновлю его.

— Я ни хочу еще раз рисковать и.

— Даша, ребенку нужна полноценная семья. Эта квартира останется за ними, но я хочу, чтобы ты переехала на Садовое кольцо ко мне.

— Ты предлагаешь мне поставить квартиру на сигнализацию и изредка наведываться?

— Да. Я ни хочу жить у тебя у меня семи комнатная квартира хороший микрорайон.

— Хорошо. Дим только я хочу сказать, что не смогу родить и.

— Малыш, у нас уже есть дети.

Вечером приехала Ирка, которая, потягивая, вино то и дело, говорила о том, что брак с Витей был моей очередной ошибкой.

— Ох, Ир я даже боюсь сглазить.

— Не бойся он точно твоя конечная остановка.

— Дай-то бог.

На выходных мы переехали, к Диме прихожая отделана под дерево: девяносто метров шикарная ванная в голубых тонах гостиная в березовых тонах каждая комната соответствует своему тону. У него большая коллекция картин эпохи Просвещения и Возрождения есть картины, Васнецова, Репина, Беркова и других известных художников. Библиотека в коричневых тонах много исторической литературы методической и психологической много трактатов классической литературы.

Дмитрий специально подготовил для Ильи комнату в бежевых тонах для Вики в розовых, а для малыша в голубых тонах подобрав специальные развивающиеся игрушки. Да отец получится из него— то чего не доставала моим детям, — вздохнув, думала я, украдкой наблюдая, за тем как он возится с малышами. Сашка быстро сдружился, с Ильей и Викой как оказалось ему не хватало тепла, отец постоянно занят у него конференции семинары у бабушки презентации новых произведений да у него есть няня Рогожина Варвара Сергеевна, но это совсем не то, что нужно ребенку для нормального развития.

— Даша, впечатлило? — подойдя, ко мне сзади спросил Дмитрий.

— Да. Дим, Виктор отказывается, платить элементы кричит, что раз я ни хочу делать ДНК то.

— Даша, я воспитаю твоего сына как своего.

— А вдруг.

— Дашенька, ты моя конечная остановка и он спивается.

— Что-то такое от Алины я слышала, она еще обвинила меня в этом.

— Проблема Дашенька твоя в том, что ты пропускала мимо ушей истинное лицо своих кавалеров, боясь остаться в одиночестве.

— Ты прав, но ведь теперь-то я не ошиблась?

— Не ошиблась. Даша я обещаю, тебе ты не будешь страдать.

— Дмитрий Сергеевич вы так неожиданно, — сплеснув руками, сказала пожилая женщина в бардовом платье.

— Полина Степановна познакомьтесь это Даша моя будущая супруга.

— Дашенька так это вы известная писательница? Знаете, вы даже затмили Татьяну Игоревну.

— Мы пишем в разных жанрах.

Увидев в окне подъевшую иномарку, Дима сказал, что приехала мать с отцом.

Увидев, холеную блондинку я подумала о том, что у нас с ней много общего. Отцом Димы оказался подтянутый мужчина в расцвете сил зеленоглазый брюнет с аристократическими манерами.

— Дима, я рада, что ты нашел свою судьбу, но почему сразу меня с ней не познакомил?

— Ты была в Питере.

— Оставь нас нам надо поговорить.

— Хорошо. Мама.

— Сын я ее не съем не беспокойся.

— Куришь?

— Не откажусь, — кивнула я.

— Знаешь, судьбы у нас схожи у меня тоже, было два неудачных брака пока я на руках с Димой, не уехала к матери и не познакомилась, с ее соседом Маисовым Никитой Александровичем через год родила дочь Валерию и женщина махнула рукой.

— Не говорите если вам больно.

— Она умерла, в шестнадцать лет от наркотиков я упустила ее погруженная в светскую жизнь. У тебя я слышала психологический центр?

— Да.

— И как ты все успеваешь?

— У меня есть маленький моторчик.

— Даш, ты вернула к жизни нашего сына спасибо тебе. Когда свадьба?

— Завтра хочу съездить в свадебный салон « Голубка».

— Давай вместе.

Помахав, матери Дмитрия рукой я вернулась к нему.

— Даш, я рад, что она тебя приняла.

— У нас с ней схожие судьбы.

— Даш, я хочу, чтобы ты стала моей женой, — сказал Дмитрий, достав золотую коробочку.

Открыв, ее я присвистнула, достав от туда золотое кольцо с рубином.

— Да.

— Завтра едите с мамой в свадебный салон?

— Да потому что у Ирины запарка будет подбирать дизайн для семьи Куншиных.

— Понятно.

Подхватив, меня на руки он понес меня наверх, где я испытала

поистине райское наслаждение.

— Тебе было хорошо?

— Ты пробудил во мне женщину, — промурлыкала я, лежа у него на плече.

— Дим, а который сейчас час? Илья в школу опоздает, тем более что сегодня у него первый день.

— Семь десять ты права стоит поторопиться. Илью в школу отвезу я а Вику в сад «Малинка» ты.

— Хорошо.

Зевая, мы прошли, в ванную было желание махнуть на все рукой, но я хочу, чтобы дети получили самое лучшее образование.

— Ада, заберешь детей.

— Хорошо Дарья Витальевна.

Связав волосы в хвост, Дмитрий, надев голубую рубашку надел джинсы.

— Буду после шести.

— Хорошо. Я люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю.

Помахав, ему рукой я пошла собираться. Надев, брючный костюм цвета морской волны я, надев белую куртку, попросила няню поторопить Вику.

— Хорошо, Дарья Витальевна.

Отвезя дочь в сад «Малинка» я поехала домой с матерью Димы встретимся в двенадцать у ресторана «Капизан».

— Даш ты что ли? — приподняв очки, спросила меня Таисия.

— Я.

— Сменила мужика что ли?

— Сменила, а ты все цветешь и пахнешь?

— А то я замужем за банкиром Чубановым Арсением Борисовичем банк «Флорида»

— Мне пора.

— А ты изменилась, зубастой стала.

— Жизнь в столице многому меня научила.

— Не жаль, бывшего говорят, он спивается, уже клинику заложил?

— Он сам сделал свой выбор.

— Не боишься, проклятия его матери ведь она не простит?

— Эльвира Николаевна покончила, с собой теперь ее дочь считает меня повинной в разгроме их семейства.

— А может она права? А.

— Тай, мне право некогда, да и вообще по какому праву я обязана обсуждать с тобой свою личную жизнь.

Развернувшись, я пошла к подъезду.

— Дарья.

Обернувшись, я столкнулась с ледяным взглядом бывшей золовки.

— Что? Алина ни я добровольно отказался от детей ни я переметнулся к Марии.

— Зато ты изменила ему, а он попытался тебя простить и сгинул.

— Алин, иди своей дорогой, а меня оставь в покое с детьми можешь, видится, если есть такое желание.

— Его нет, да и в родстве я сильно сомневаюсь, не верю я, что Моисей сын моего брата.

— Воля твоя, а теперь дай мне пройти у меня другая жизнь, в которой нет месту прошлому.

— От тебя постоянно будет нести провинцией ты.

Ее я больше не слушала, я чеканила каждый шаг по направлению к дому Столкнувшись, в подъезде с зеленоглазым блондином лет тридцати шести я мысленно, выругалась, потому что больно ударилась.

— Право простите, задумался, я только что вернулся из Питера я друг Димы Юрий.

— Очень приятно, но мне пора.

В прихожей я отчитала себя как девочку за то, что вновь чуть не поплыла в его глазах. В половине двенадцатого я выехала, мать Дмитрия, курила кальян за вторым столиком, когда я подошла.

— Что — нибуть выпьешь?

— Зеленый чай с жасмином.

— Тонкий вкус у тебя.

— Сын хочет обвенчаться, а ты?

— Я тоже только надеюсь, что на этот раз все будет не фиктивно.

— Тебе, как и мне просто встретились мужчинки, а не мужчины.

— Скорей всего так оно и есть.

— Ну, что поехали?

— Поехали.

В салоне «Голубка» было столько подвенечных платьев, что глаза разбегались, правда, пока я нашла то, что нужно прошло два часа. Я остановилась на кремовом с фатой и перчатками.

не страшно?

— Мне теперь ничего не страшно.

— Ты детдомовская?

— Навели обо мне справки?

— Прости так на всякий случай просто однажды мой сын был уже женат на детдомовской, в итоге терпел ее похождения и все ради сына.

— Мы все разные.

— Я это уже поняла. Передавай Диме привет мне пора у меня съемки.

— Хорошо.

Ехать домой не было ни какого желания, но дома меня ждет сын и дети только вот поехать в издательство для интервью журналу «Все о звездах шоу — бизнеса» обязана.

Яна молча, курила у окна, когда я зашла.

— Твоя жизнь кипит, в студии тебя ждут.

— Дашенька, твоя жизнь полна крутых оборотов.

— Такова моя судьба вот рукопись моего нового романа.

— Долго рожаешь ты свои творения.

— По-другому не могу, можно сказать, я его выстрадала.

После трех часовой записи я поехала домой с завтрашнего дня вернусь в центр.

— Привет ты припозднилась, — обняв, меня за плечи, заметил Дмитрий.

— Запись для журнала затянулась.

— Понимаю.

Утром я проснулась от звонкого смеха детей и сиплого баса Димы.

— Ты сегодня дома?

— До часу сегодня я после обеда.

— Тогда подбросишь детей? — а то у меня аврал звонила, Инна сказала, что девочки зашиваются.

— Конечно же, подброшу.

— Спасибо.

Надев, черный брючный костюм я вышла из дома.

— По-другому нельзя.

Открыв, глаза я, потянувшись, мысленно прокричала: «Я сегодня стану женой любимого человека». В одиннадцать приехал стилист молоденькая девушка, которая сделала, мне не броский макияж соорудила, прическу помогла надеть подвенечное платье.

— Тетя Даша вы такая красивая, — прижавшись, ко мне сказал Сашенька.

Услышав гул за окном, я вышла, из дома ступеньки, были усыпаны лепестками роз.

— Дашка вот это мужчина, — обняв меня, прошептала Ирина.

В загсе народу была, тьма после загса поехали в церковь, где Ирина с Артемом держали образа над головами.

— Даш, познакомься это мой друг.

— А мы уже знакомы, столкнулись три дня назад.

Отмечали, дома чему я рада ни хочу повтора.

— Даш, ты была в Питере?

— Нет.

— Давай отдохнем там две недели.

— Давай.

Свадьба пела и плясала до двух часов, но уже без нас.

Открыв, глаза я, посмотрев, на обручальное кольцо на пальце поняла, что замужем, что Дима моя конечная остановка.

— Я так счастлива? — закурив в постели, сказала я.

— Я тоже. Малыш сегодня летим в Питер на две недели мама переберется сюда детям здесь привычнее.

— Огромное ей спасибо.

— С ними будет, няня она просто будет держать руку на пульсе.

Питер мне понравился, здесь нет той суеты как в Москве здесь все более размерено что ли. В Питере у него трехкомнатная квартира, доставшаяся ему от бабушки, кстати, в тех же тонах что и в Москве.

— Даша мы приехали вот наша парадная.

Нажав на кнопку, мы услышали хриплый женский голос: «Вы к кому»?

— Ольга Леонидовна это я Дима мы приехали из Москвы у нас медовый месяц.

— Димочка я так рада. Дашенька вы такая красивая пара.

Лежа на плече у Дмитрия я поняла, что нашла свое женское счастье в лице Дмитрия с ним я такая, какая, есть, с ним я не напряжена как струна и он не диктует мне, что и когда надеть, что сделать, где сесть.

— О чем задумалась?

— О том, как долго я тебя искала.

— А так бывает, судьба сводит нас с не теми, а на закате все расставляет по местам.

— Не думала что ты еще философ.

— Милая ты еще многого обо мне не знаешь.

— Так узнаю у нас с тобой еще вся жизнь впереди.

Как жалко, что завтра возвращаться домой, — путаясь в его волосах, размышляла я. Утром я проснулась от телефонного звонка издателя.

— Алло.

— Даша, это Роберт Владиславович сегодня в 16:35 у тебя презентация твоей книги «Живая мишень, или кровавая игра без правил».

— Я буду.

— Тогда до встречи.

— Кто позвонил в такую рань? — зевнув, спросил Дима.

— Издатель.

— И как ты все успеваешь? И центр, и писательство ведь это не малый труд.

— Я просто энергичный человек в принципе, как и ты.

— Ого, я же опаздываю у меня в половине девятого прием.

— Успеваешь забросить девочек в сад?

— Успеваю, но ты забыла про Моисея.

— Илья будет поступать в баунский далеко пойдет.

— Даш, я не хотел тебе говорить, но он Дима замялся.

— Пристрастился к героину? Это все встречи с его отцом я тяжело опустилась на кресло.

— Дим, я пахала как проклятая, чтобы он ни в чем не нуждался, а он.

— Ты слишком его избаловала вот и результат.

Этот день я никогда не забуду, мой первенец в ванне вскрыл, себе вены хорошо Рима Васильевна позвонила, мне на сотовый телефон я была в центре «Гармония жизни и бытия».

— Что? Я еду.

Я чудом не попала, в аварию по дороге домой в голове, созрел новый роман «Наркомания бич современности, или дорога в пучину».

Когда я приехала скорая помощь была, уже там тело погрузили, в машину похоронами занялась, свекровь за что я ей благодарна.

— Господи ему только было шестнадцать лет.

— Дашенька, крепись, я знаю, как тебе тяжело сама схоронила дочь ровесницу Ильи.

Увидев, подъехавшую машину мужа я, смахивая слезы, подошла к нему.

— Как ты?

— Держусь, но в издательство поеду.

— Я поеду с тобой.

— Тебе раньше не нравились такие мероприятия.

— Даш, я в таком состоянии тебя одну ни куда не отпущу, даже не спорь.

— Хорошо.

Надев, черное платье я, достав черную шляпку с вуалью взяв перчатки, вышла из комнаты. Народу в издательстве было полно в основном журналисты журнала «Взгляд» я дала, краткое интервью и приступили, к презентации моей новой книги пол часа раздавала автографы и общалась с читательской аудиторией.

В половине девятого мы уехали домой. Ночь была, страстной лежа на плече у Димки я впервые почувствовала себя желанной. За окном светит, луна дует, порывистый ветер в доме тишина все спят кроме меня, меня как всегда пробудило вдохновение, я преступила к новому роману: «Жизнь с чистого листа, или попытка обрести счастье» случилось, так что роман я пишу о себе, о своей жизни без прикрас пришло время написать о себе. Я так увлеклась, что не заметила, как уснула, проснулась в нашей комнате.

— Нашла отдушину в творческом процессе, — прижав, меня к себе спросил Дима.

— Да. Дим сегодня в десять похороны, — смахивая слезы, сказала я.

— Девочка моя держись.

— А куда мне деваться у нас дети и я не привыкла плакаться.

Дети о чем-то болтали, когда мы спустились вниз.

— Саша, Виктория сегодня похороны вашего брата будьте серьезны, — осадила я девочек.

— Прости мама.

— Моисей, держись.

— Он был не плохим но.

— Но отец его сгубил.

— А я говорил, ему не верь ему.

В девять приехала Ирина с венком.

— Как ты?

— Держусь.

— Даш, у тебя есть опора, как и у меня, — кивнув в сторону Артема, сказала подруга.

— Ир, порой я боюсь сглазить.

— И зря он твоя конечная остановка.

— Девочки пора.

Народу на кладбище было, много увидев, сестру Виктора я мысленно выругалась.

— Даш, что с тобой?

— Видишь женщину в черном платке? — вздохнув, спросила я Димку.

— Ну.

— Она сестра моего бывшего мужа с ней пришлось, судиться чуть не оставила меня ни с чем.

— Милая, твоя проблема в том, что ты никак не можешь отпустить прошлое.

— Может ты и прав просто после того как эта семейка едва не оставила меня умирать с голоду на улице я видеть их не могу.

— Даш, а ты изменилась, стала зубастой акулой, — протянул Виктор человек, которого я когда-то любила в котором, растворяясь, забыла о себе.

— Жизнь всех меняет. Виктор нам с тобой не по пути и наша дочь общаться с тобой не будет, мне хватило Ильи.

— Ты не имеешь права, — затрясшись, пробурчал мужчина.

— Имею, ты конченый наркоман клинику свою ты продал за дозу.

— А ты значит святая? Не ты ли спала со всеми, — завизжала Алина.

— Даш, поехали, отсюда я ни хочу, чтобы девочки слышали всю эту грязь, — тихо сказал мне Дима.

— Ты прав.

— И как ты прожила с ним семь лет? — закурив в машине, спросил Дима.

— Сама не знаю.

— Так и я.

— Ты жалеешь о браке с известной писательницей?

— Наш брак для нас был, пыткой жили отчасти ради Саши. Даш я ни хочу, ворошить прошлое я живу здесь и сейчас.

— Хорошо. Ты прав я тоже пытаюсь забыть прошлое, но оно меня никак не отпускает.

— Ты его просто отпусти. Даш я хочу тебя, — прижав, меня к себе прошептал Димка.

 

 

 

 

 

ГЛАВА 12

 

 

Лежа у него на плече я понимаю, что вытащила «счастливый билет». Четырнадцатого августа нам будет семь лет, как и Сашеньке.

— О чем так глубоко задумалась? — перебирая мои волосы, спросил Дмитрий.

— О том, что нас с тобой свела судьба.

— Знаешь, я тоже об этом подумал.

Утром я проснулась от звонкого смеха детей и Димки. Зевая, я, пройдя в ванную, связалась с Зиновьевой Евой Васильевной замом психологического центра «Гармония семьи».

— Алло, — сонно отозвалась женщина.

— Ева Васильевна это Маисова Дарья Витальевна сегодня я буду около десяти, если что раскидайте пациентов по девочкам.

— Хорошо, Дарья Витальевна.

Приняв, душ я, зевая, прошла в столовую Виктория с Моисеем и Сашей непринужденно болтали.

— Мария Степановна сварите нам кофе, — повернувшись, к Марии Павловне, сказала я.

— Я кофеварку уже поставила.

— Даш, детей в сад я заброшу, — сказал взъерошенный Димка, потягивая кофе.

— Спасибо.

Проводив, Диму с детьми в окно до машины я пошла собираться. В сумке запел лихой мотивчик из к/ф. “Бригада» на дисплее высветилась помощница издателя Бурова Вероника Сергеевна.

— Ну, наконец-то Вдовина Ксения Викторовна ни как не может до тебя дозвониться в 17:35 у тебя интервью для канала «Взгляд звезды».

— Спасибо. Я буду.

— В 16:45 приедет стилист Дорова Марта Борисовна.

— Хорошо.

Да Димка прав одному богу только известно как я все успеваю, зевая, — размышляла про себя я, заплетая, косу свою неизменную прическу радует то, что с Димкой я могу быть собой. Достав, черную водолазку, я, надев черные брюки, вышла из дома. Пока я доехала, до центра ливанул, ливень я с трудом успела, забежать в центр Лариса, подпиливала ноготки, когда я зашла в приемную.

— Селезнева еще раз увижу, уволю.

— Дарья Витальевна я.

— Лучше кофе мне принеси в кабинет.

— Хорошо.

В кабинете, потягивая, кофе я, вспоминая, себя как все начиналось, поняла одно жалеть «обслуживающий персонал» ни в коем случае нельзя наоборот надо быть жесткой и беспринципной. Может, я и жесткая только такой меня сделала матушка столица.

— К вам можно? — просунув голову, в дверь спросила Зиновьева.

— Заходите.

— Грачева, Селевестрова и Лаврова с трудом справляются, большую, часть времени они перемывают вам косточки и.

  • Стихами память кровоточит / Печальный шлейф воспоминаний / Сатин Георгий
  • Rainer Rilke, о смерти Марии II / РИЛЬКЁР РИЛИКА – переводы произведений Р.М.Рильке / Валентин Надеждин
  • Звёзды для всех - Kartusha / Лонгмоб - Необычные профессии-3 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Быть любимыми / Еланцев Константин
  • Почему воют псы? / Стихи (Илинар) / Армант, Илинар
  • Афоризм 296. О народе. / Фурсин Олег
  • абсурд и дред / Моя книга грехов / Скид Эля
  • Афоризм 920. Из Очень тайного дневника ВВП. / Фурсин Олег
  • Про любовь... и взаимоотношения / Рыжая планета / Великолепная Ярослава
  • О любви / Бамбуковые сны-2. Путевая книга / Kartusha
  • Июньская гроза / Места родные / Сатин Георгий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль