Юлия Семинова

0.00
 
Юлия Семинова
ЖИЗНЬ С ЧИСТОГО ЛИСТА, ИЛИ ПОПЫТКАМ ОБРЕСТИ СЧАСТЬЕ.

— Попал под дождь?

— Ага, что-то замешкался, выходя из машины.

— Как прошел день?

— Тяжеловато пока убедил ребенка в том, что жизнь прекрасна, что не стоит, зацикливаться на проблемах что все разрешаемо чуть с ума сам, не сошел.

— Бывает выпей настоя и нормализуешь свое состояние, — сказала я, метнувшись, на кухню за отваром на травах дай, бог здоровья свекрови она ими запаслась.

— Знаешь, мне лучше, — сказал Димка через пятнадцать минут.

— А я рукопись отослала уже по емайл Арине.

— Я еще с утра отослал Феликсу, так что скоро моя книга выйдет в свет на радость читателям.

Виктория приехала, в половине шестого из психологического кружка после школы будет учиться на психолога.

— Как успехи?

— Хорошо.

— Даш, у нас с тобой такие взрослые дети.

— Моисей с Сашенькой еще не такие уж и взрослые им по одиннадцать лет.

— Зато, Вика уже почти невеста.

— Твой намек я понял, я воспитываю ее в строгости.

— Я знаю, просто порой ты много ей, позволяешь девочку не стоить баловать.

— Знаю. Дим, все под контролем она дружит, с проверенными людьми с Журавлевой Валерией она не общается, она ведет беспорядочный образ жизни.

— Потому что растила ее бабушка самогонщица.

— На стол накрывать, — просунув, дверь в гостиную спросила домработница.

— Накрывайте.

После ужина мы разбежались, по кабинетам я за чашкой кофе преступила к новому роману «Гудбай бэби, или между двух огней». Не знаю как раньше я жила без «писательства» мое творчество меня исцелило на период нашего с Виктором развода.

— Не помешаю? — зайдя в библиотеку, спросил Димка.

— Нет заходи.

— Я тоже преступил к новой книге «Ветер перемен, или чаща заклятий шамана Бурая».

— Пишешь теперь в стиле фентези?

— Я пишу в двух направлениях в стиле фентези, приключения.

— С тобой все ясно.

Нас прервал телефонный звонок свекрови.

— Алло мам.

— В больнице, а что случилось?

— Ночью я родила, мальчика назвали Михаилом.

— Мы сейчас к тебе приедем.

— Сейчас уже нельзя прием закончен, приезжайте завтра.

— Как она?

— Слабость естественно молока нет, будет кормить из бутылочки.

— Твоя мама обрела счастье это сейчас редкость.

— Знаю и я рад за нее в случае чего я помогу Гумарову поднять брата.

Всю ночь снились, какие-то кошмары со мной так бывает, когда я общаюсь с потусторонними силами. Проснувшись в половине шестого утра, я прошла в душ.

— Дарья Витальевна, что-то сегодня вы рано.

— Свекровь родила, мальчика к девяти поедем в больницу.

— Радость, то какая, — включив чайник, сказала домработница.

В восемь я, связавшись с Евой, сказала, что сегодня меня не будет.

— Ну и вычудила твоя свекровь.

— Это да дай бог ей здоровья. Ев если что звоните.

— Не беспокойтесь, будет все под контролем.

Выпив, чашку кофе я, вышла на балкон.

— Салют знаменитостям, — услышала я хрипловатый баритон незнакомца напротив.

Интуиция подсказала мне, что говорю я с гастролером, который лег на дно на этой хате не с проста цель Вербова Рината Матвеевича соблазнить меня и обчистить квартиру, а тут есть, что взять антикварные вещи фамильные драгоценности.

— Цацу строишь? Что рожей не вышел.

Вздохнув, я решила, что не стоит обращать внимание на хамство незнакомца.

— Доброе утро, ты что-то сегодня рано, — зевнув, сказал Димка.

— Да вот что-то не спалось еще этот гастролер надо предупредить Сокола, чтобы не сводил глаз с нашей квартиры.

— Думаешь, он хочет ее бомбануть?

— Уверена. Моисей милый скажи, у тебя, есть терки с Цаплевским Робертом Петровичем?

— Были, когда состояли в одной, группировке ты что думаешь что?

— Несмотря на то, что сейчас он занимается, ресторанным бизнесом обида на тебя осталась, и он решил воспользоваться случаем, тем более что под руку попался племянник.

— Я уже тоже подумал об этом.

— Сокол дело знает, туго в случае чего положит этого смельчака на лопатки и глазом не моргнет, что же касается, Цапли то его можно будет убрать без следов насильственной смерти с помощью черной магии.

— Это потом нам с тобой ой как аукнется.

— Может и аукнуться, но в противном случае Цаплю не остановить в ментовку обращаться бесполезно у него все схвачено все оплачено.

— Это да. Даш, мы играем с огнем.

— Дим, ты всю свою сознательную жизнь ходил по лезвию ножа быть праведником тебе ни к лицу.

Открыв гардероб я достала черную водолазу и джинсы волосы собрала в пучок сделала не броский макияж.

— Даща, — закатив глаза, сказал Дима.

— Дим, я хоть раз хочу, побыть собой имею, на это право пусть, видят меня такой, какая есть.

— Вот за что я тебя полюбил так за твою непосредственность.

— Я готова поехали.

— Мам я с вами, — просунув, голову в дверь сказала Вика.

— Уроки она сделала? — спросила я Ринату.

— Да я проверила все хорошо.

— Тогда можешь.

Машин возле центра «Мама и малыш» было море с трудом припарковавшись мы, выйдя из машины, набрали номер Гумарова.

— Мы ждем вас на втором этаже 308 палате.

— Сейчас приедем.

Свекровь поместили в отдельную палату люкс. В паллете есть все даже телевизор с холодильником.

Издатель сиял, как пятачок еще бы Татьяна родила мальчика, причем вылитую его копию.

— Как вы? — поставив, гранат на стол спросила я.

— Слабость скачки давления, а так ничего, — слабо улыбнувшись, сказала свекровь.

— Он, вылитая копия Евгения Александровича, — взяв, малыша на руки сказала я.

— Сын поздравляю тебя с презентацией книги.

— Спасибо мама.

— Вижу, ты с ней счастлив я рада. Сын она взбалмошна, но она тебя любит и … тебе придется ее простить.

— Мам ты говоришь загадками, — донеслось до меня.

— Скоро сам все поймешь.

— Нам пора, — тихо позвала я мужа.

— Ты права.

— Дим завтра день рождение издательства я буду поздно.

— Хорошо детка только не наделай глупостей.

— Дима.

Дома я, коснувшись подушки, заснула, проснулась во втором часу. В половине пятого я, надев открытое красное платье, вновь почувствовала, себя беззаботной девчонкой разум вновь отключился, я захотела кутить. Народу в ресторане «Ришелье» было много. Перебрав, вина я вышла подышать свежим воздухом.

— Не помешаю? — сипло спросил Руслан.

— Руслан, я… не стоит.

Он обнял меня, а я его не оттолкнула, протрезвев, я, оглядевшись по сторонам, поняла, что мы в отеле «Абрис».

— Детка, куда ты? Ночь на дворе. Все равно вашему браку конец.

«Ваш брак спасет твоя беременность, которая будет стоить тебе жизни», — получила я сигнал из мира мертвых от прабабки мужа.

— Нагулялась? — вздохнув, спросил Лещ.

— Игорь, мне и так плохо, а ты.

— Выпороть бы тебя.

— Это не спроста Рус, имеет, зуб на Моисея тот когда-то перешел ему дорожку в коммерческом вопросе.

— Ясно.

С порога Дмитрий влепил мне посчечину, затем, повалив, на пол грубо взял.

— Прости, — потирая щеку, пробормотала я, смахивая слезы.

— Простить? Даша ты изначально знала, чем может закончиться твой флирт.

Я стала лихорадочно кидать вещи в сумку.

— И куда ты собралась?

— Я не знаю.

— Твоя безответственность умиляет, о детях подумала?

— Я.

— Ясно.

— Утром обсудим.

— Что и фото есть? Все было спланировано, как ты не поймешь.

— Знаю, но насильно в койку тебя никто не пихал.

Дождавшись, утра я, собрав вещи, съехала, на свою квартиру взяв, Моисея Сашу оставила дома, кто знает, как все обернется.

— Мам ты снова наломала дров? — вздохнув, спросила дочь.

— Да. Вик вот такая у вас не путевая мать.

— Даша, к тебе пришли, — просунув, голову в дверь сказала Таисия Сергеевна.

— Спасибо.

— Дети идите в детскую.

— Хорошо.

— Сразу в кусты? Даша.

— Дим, я не знаю, как это вышло я… слезы потекли по щекам.

Ночь провели вместе, но и он и я понимаем, что в данной ситуации это ничего не меняет.

— Дим мы?

— Да, мы провели ночь вместе, если ты об этом. Даш что делать будем?

— Не знаю, но я знаю, одно я люблю тебя.

— Нам надо пожить врозь там видно будет, — вздохнув, сказал Дмитрий.

— Что скажем Саше?

— К сожалению, ему уже сказали. Руслан смылся из города, прихватив, драгоценности жены более того вас в тот день видели соседи.

— Дим, не трави душу мне и так тяжело.

Прошел, месяц как мы, живем, отдельно дети ходят, в школу с Сашенькой изредка общаемся, по утрам стало, мутить я, не предавала, этому значения пока в психологическом центре, не потеряла сознание.

— Что со мной? — придя, в себя на кушетке спросила я.

— Вы беременны шесть недель, — сказала Шувалова Рима Григорьевна.

— Это невозможно мне сказали, что я не могу иметь детей.

— Можете, ваш муж Буров Виктор Сергеевич заплатил за это главврачу Бурцевой Риме Ивановне.

— Понятно.

— Что с ней? — донеся до меня голос мужа.

— Она беременна.

Встав, я пошла, к выходу я ни хочу, чтобы Димка оставался со мной из жалости.

— Нам надо поговорить.

— Ты прав только не здесь. Как Татьяна Сергеевна?

— Завтра выписывают.

— Едем ко мне?

— Поехали к нам домой.

— Хорошо.

В машине мне стало нехорошо.

— Лещ, останови машину, — зажав, рот рукой попросила я.

То, что ребенок не от Руслана это точно его жена Ангелина залетела, не от него он бесплоден из мести он ее и обчистил, об этом мне сказала Ирка. Я знаю, что моя беременность мало, что изменит доверие, подорвано, тем не менее, я хочу, чтобы у малыша был отец. Галина Степановна принесла мне томатный сок, когда мы приехали.

— Дим, что будем делать?

— Выпорол бы тебя. Даша, ты попала в собственные сети флирта и даже не заметила этого.

— Знаю. Дим если не можешь простить так и скажи только не мучай ни меня, ни себя через это я уже проходила.

— Я предлагаю, начать все с чистого листа будет не просто ты к этому готова?

— Да.

О моем проступке прознали в прессе, что я восприняла нормально без желтой прессы ни куда. Мне было бы намного легче, если у него была любовница, но он чист передо мной.

— Звонила, ваша мать ее, выписывают сегодня после обеда, — просунув, голову в дверь, сказала домработница.

— Дим, мне ехать или?

— Езжай, тем более мать это предвидела.

— В смысле?

— Даш, ты тогда тоже все слышала.

Свекровь была возле больницы со свертком.

— Здравствуйте, — покраснев, пробормотала я.

— Здравствуй. Ну, что погорела со своим флиртом?

— Я не думала что.

— Еще бы ты думала, ты легкомысленна и ветрена, ветер до сих пор в твоей голове гуляет, тебе повезло, что мой сын любит тебя без памяти, что готов закрыть глаза на то, что стал обладателем рогов. Ты беременна?

— Шесть недель.

— Будет, сын назовете Никитой.

Увидев, статную брюнетку рядом с мужем я подумала: «Ситуация повторяется».

«Стоило бы тебя проучить милая, но я ни хочу усугублять не без того сложную ситуацию Алиса крестница моей матери», — считала я мысли мужа.

— Алиса, это Даша моя жена.

Дома у свекрови были незнакомые мне люди. От холодности мужа хочется повеситься, но я прекрасно понимаю, что заслужила это, хотя он тоже виноват, уткнется в компьютер и в упор меня не видит, а я все-таки женщина.

— Дим, твоя жена не достойна тебя она шлюха и.

— Алиса, моя жена оступилась, но это не дает тебе права ее оскорблять.

— Ты слепец ты.

— Возможно. Тебе нас творческих людей не понять.

В детской расплакался малыш, взяв с кухни бутылочку, я поднялась в детскую.

— Он признал тебя, — стоя в проеме двери, заметила свекровь.

— Наверное.

— Даш, ты не подарок, но только с тобой мой сын будет счастлив вы чувствуете, друг друга вас многое связывает, а Алиса пустышка, так что держи ухо в остро.

Утомившись, я, взяв бокал томатного сока, вышла на балкон. Было желание убежать, чтобы он ни говорил, наш брак обречен он постоянно будет во мне сомневаться.

— Сбежать проще всего, — глухо бросил мне Дмитрий, стоя в проеме двери.

— Дим, мы больше походили на соседей сожителей каждый в своем мирке нам некогда, было перекинуться словом я, не оправдываю себя но.

— Надо было поговорить, а не идти на поводу страсти.

— Чего уж говорить, — зажав, рот рукой, буркнула я, скрывшись в уборной.

Достав шприц, Дмитрий набрал лекарство.

— Что это?

— Рима Ивановна сказала, что тебе надо делать уколы в случае усиления токсикоза.

— А ты умеешь?

— Жизнь заставила.

После укола мне стало легче.

Проснувшись, среди ночи я, взяв ноутбук, скрывшись на кухне, преступила к новому роману «Круговорот измен, или спасательный круг для утопающей» я так увлеклась, что не заметила, как расцвело.

— Даш, ты что так и не ложилась? — вздохнув, спросил Дмитрий.

— Не ложилась. Не спалось.

— Сегодня поедешь в центр?

— Поеду.

В ванной я набрала номер Ирки, когда мне плохо она меня поддерживает.

— Алло дом Крылатовых слушает.

— Аграфена Семеновна, Ирина Викторовна дома?

— Да я сейчас ее приглашу.

— Алло.

— Даш, это правда что я прочла в журнале «Звездные истории»?

— К сожалению да. Ир, давай встретимся после двух в кафе «Дарьина».

— Давай.

Отвезя дочь в сад, я поехала в центр, где пробыла до двух часов, несмотря на то, что я стараюсь держать себя в руках я как в прострации.

— Дарья Витальевна вам надо прийти в себя разобраться в отношениях в семье и нормально выносить ребенка центр на себя возьму я, — вздохнув, сказала Ева Васильевна.

— Наверное, вы правы, я не могу сконцентрироваться на проблемах клиента.

Ехать домой желания нет, я вся на нервах мои нервозы негативно отражаются на малыше.

— Куда теперь?

— В кафе «Дарьина».

Ирина молча потягивала зеленый чай с жасмином, когда я подошла.

— Я заказала тебе рыбу в кляре и томатный сок с фруктами клубника со сливками.

— Спасибо. Ир, мне так плохо.

— Знаешь, я знала, что ты безрассудна, легкомысленна, но я не думала, что ты наступишь на теже грабли.

— Я тоже просто наступил момент, когда я перестала чувствовать себя женщиной каждый уткнется в свой компьютер, и все я себя не оправдываю в произошедшем виноваты оба только теперь.

— Что он сам говорит?

— Он предложил начать все с чистого листа, но сказал, что о былом доверии придется забыть.

— Даш, он вобше мог играть с тобой как кот мартовский с мышкой, но он не стал, потому что любит тебя, хотя стоило выпороть.

— Он уже мне об этом сказал.

— Ты в курсе, что твоя беременность может стоить тебе жизни?

— В курсе, но я все равно буду рожать.

В сумке запел, телефон на дисплее высветился Руслан.

— Гад, какой еще смеет звонить.

— Он в розыске кинул вашего издателя на большие бабки.

Сбросив, номер я тяжело вздохнула.

— Скажи Димке о том, что Зубр тебя преследует.

— И как это будет выглядеть? Милый меня преследует, тот с кем я тебе изменила.

— Пусть даже так сейчас ты в первую очередь дала думать о будущем ребенке.

— Ты права, — вздохнула я, набирая номер Дмитрия.

— Алло. Даш что ты хотела?

— Дим, только что звонил Зубр, вообщем он обчистил Гумарова и теперь преследует, меня я не знаю что делать.

— Ясно. Так ничего не предпринимай, все сделаю сам, — сказал Моисей и отключился.

В вечерних новостях сказали, что на стройке был обнаружен труп Зуброва Рината Сергеевича.

— Ты заказал его Орлу?

— Пришлось. Детка надеюсь, ты усвоила урок?

— Твой сарказм понятен, но я прошу, тебя не мучай меня.

— Ты права. Прости. Как малыш?

— Пинается. Я решила, пока мы не выясним отношения между собой оставить центр.

— Верное решение. Даш, в том, что произошло, виноваты у каждого был свой мирок, надеюсь, что теперь все будет иначе. Завтра тебе к врачу поедем вместе.

Заснув, у него на плече я проснулась от резкой боли в низу живота.

— Дима, я теряю его, — закричала я.

— Без паники.

На машине меня доставили в центр «Мама и малыш» нам повезло, что это круглосуточная клиника.

— Людмила Павловна что делать?

— В реанимацию срочно.

Малыша мне спасли только теперь мне придеться лежать здесь до родов.

Набрав, номер Арины я, сказала: «Ариш, рукопись я тебе перекинула».

— «Прости меня милый, или я буду любить тебя всегда»?

— Да.

— Ну, ты даешь.

Взяв, журнал я увидела себя с Русланом и надпись: «Отелло убил соблазнителя Дездемону».

— Дим ты.

— Все чисто Грача ни кто не видел, сделал нужный укол вот и все.

— Укол, который вызывает обширный инфаркт?

— Да. Ты как?

— Я испугалась.

— Дим, оставь нас, — тихо сказала свекровь.

— Мама.

— Я ее не съем не волнуйся.

Под взглядом свекрови было желание провалиться сквозь землю от стыда.

— Как ты? — сев на край кровати спросила свекровь.

— Уже лучше. Только.

— Даш, как раньше у вас не будет, но он тебя любит, иначе не стал спасать брак, который пошел ко дну.

— Тогда в больнице вы попали пальцем в небо.

— Я сказала лишь то, что увидела, — пожав плечами, сказала свекровь.

— Как Миша?

— За ним присматривает Жана Сергеевна.

— Таня, нам пора, — просунув, голову в палату сказал Евгений Александрович.

Как же медленно идет время, — смотря, как идет за окном снег, — думала я, потягивая сок.

— Моисова к вам приехали.

— Кто?

— Я, — поставив, фрукты на стол сказал Дмитрий.

— А почему без детей?

— У них грипп для тебя это нежелательно.

— Я больше не могу здесь находиться.

— Я говорил с врачом через неделю тебе рожать. Даш роды могут быть тяжелыми.

— Знаю. Дим в случае чего ты позаботься о детях.

— Дащ, я даже слушать это ни хочу, с тобой будет все хорошо.

Когда за ним закрылась дверь, я дала волю слезам. Он вроде со мной и не со мной нас разделяет стена.

Роды начались двадцать третьего декабря в три часа ночи. В четыре часа я родила, сына назвала Никитой и отключилась в себя пришла, через неделю мне сказали, я была, в коме все уже не надеялись на то, что я выживу.

— Где малыш?

— Его уже выписали, ваш муж с ним ждет, когда можно будет к вам зайти.

Увидев, сына я прослезилась от умиления вылитая копия мужа.

— Слава богу. Даш, я чуть с ума не сошел.

— Дим, я люблю тебя и.

— Даш, видно всевышнему угодно послать нам такое испытание. Мы все снесем.

Через три дня нас выписали.

— Даш, Рината Васильевна согласилась помочь с малышом.

— Спасибо тебе. Дим, я.

— Я знаю, ты больше не будешь рисковать нашими отношениями. Я рад, что ты поняла, что брак это не только удовольствие, но еще большая ответственность.

От его чрезмерной порядочности порой хочется полезть на стену но, черт возьми, он прав ни каждый мужик сможет простить измену, так что мне повезло, — тут же мысленно осадила себя я.

Дети сияли как пяточки особенно Вика. Приехав, домой я отнесла малыша в детскую. Завтра крестины, которые состоятся в 12:30.

— Даш, как ты? — вздохнув, спросила свекровь.

— Слабость, а так ничего.

— Тебе потребуется терпение.

— Знаю.

С сыном я решила посидеть до года после отдам в сад «Ласточка» в ясельную группу.

— Даш, ау ты где?

— Я здесь.

— Ты бы видела, как малышу обрадовалась Настя.

— Дим, прости меня за все.

— Я уже простил, было не легко, но я простил, погрузившись в «книжный мир» мы забыли, друг о друге каждый жил сам по себе естественно такой расклад тебя не устроил и ты, решила найти то чего не достает на стороне, вместо того чтобы поговорить.

— Все произошло, быстро я опомниться не успела. Дим я ни хочу ворошить прошлое ведь это в прошлом?

— В прошлом, — вздохнув, сказал Дмитрий.

Заснув под утро, я проснулась от плача сына. Набросив, халат я поднялась в детскую. Малыш бил ножками и кричал.

— Ой, зайка мой прости меня, — влетев, в детскую со смесью сказала Рината.

— Дайте мне бутылочку на будущее заранее грейте бутылочку.

— Хорошо.

— Он весь в меня, — взяв, сына на руки сказал Дима.

В одиннадцать я пошла в душ. Через двадцать минут я, выйдя, из душа надела джинсы с водолазкой волосы, собрала в пучок.

— Тебе идет.

— Спасибо.

— Даша, у нас новый этап в отношениях копаться в прошлом я не собираюсь и тебе не советую.

— Дарья Витальевна, малыша я собрала, — зайдя в гостиную, сказала Рината.

— Спасибо. Скажите детям, чтобы собирались.

— Хорошо.

Народу в церкви, было, много приехали дальние родственники мужа из Омска его сестра Валерия.

— Привет, это ты известная писательница?

— Я.

— Зашибись.

Сын истошно кричал, и бил ножками от его крика упало несколько икон.

— Ого. Даш он будет провидцем, — серьезно заметила свекровь.

Сестра мужа мне не понравилась взбалмошная девица себе на уме.

Уложив сына в кроватку, я вернулась к гостям дети уже сидели за столом.

— За новорожденного.

Завтра преступлю к новой книге «Золушка, потерявшаяся в коварном мире мужчин», — куря в лоджии, размышляла я.

— О чем так глубоко задумалась? — подойдя ко мне, сзади спросил Дима.

— О, том, что завтра преступлю к новому роману.

— Даш, я хотел предложить на две недели слетать в Испанию нам необходимо сменить обстановку а роман подождет.

— Думаю, что ты прав, — не веря своим ушам, сказала я. Дим только.

— Гумарова беру на себя.

Достав, телефон он связался с Гумаровым.

— Алло.

— Евгений Александрович тут такое дело мы хотим слетать в Испанию, на две недели необходима смена обстановки по возвращению книги будут готовы.

— Ну, что с вами делать? Летите.

— Ну, что?

— Сказал, летите.

 

ГЛАВА 17

 

— Билеты уже купил?

— Купил, потому что знал, что ты согласишься.

— Вот ты какой.

— Я чувствую тебя на расстоянии, и ты это прекрасно знаешь.

— В Испании у тебя вилла?

— Да.

В Испанию мы вылетели, рано утром через два дня, были в Испании. Жара там ужасная хорошо взяла с собой летние вещи ну и зимние тоже. Увидев, вдалеке девяти этажное мраморное здание с колонами с беседкой отделанной под дерево разбитый шикарный сад зимний сад с высланной плиткой дорожкой я подумала, что попала в рай.

— Впечатлило? — перейдя на испанский спросил Дмитрий.

— Впечатлило. Дим, а ты не говорил, что в тебе текут испанские корни.

— А ты и не спрашивала, моя прабабка была замужем за испанцем за Херхио де Сергино.

Нажав, на кнопку звонка мы услышали: «Кто»

— Артем, это я Моисей.

— Заходите.

Со вкусом у Димки все в полном порядке осматривая, апартаменты, думала я. Гостиная обита под дерево живая изгородь, зеркало, обрамленное в золотую рамку, паркет в гостиной лиловые тона в тон мебель, туалетный столик большая коллекция картин и всяко разных антикварных вещей.

— Здравствуйте, — на ломаном русском языке обратилась ко мне женщина, одетая в темно— синее платье с чепчиком на голове лет шестидесяти.

— Мартелла отнеси наши чемоданы в нашу комнату.

— Хорошо, Дмитро.

Увидев просторную комнату с дубовой кроватью, с тумбочкой отделанной под дерево с позолоченным сервантом я подумала о том, что в роду Димы не обошлось без антиквара.

— Тебе здесь нравиться?

— Очень.

— Завтра покажу тебе достопримечательности Испании всякие пирамиды сходим в музей.

— Дим, я чувствую перед сыном себя виноватой.

— Ничего с ним не случится, Рината рядом мама в случае чего смена обстановки нам была просто необходима и ты это прекрасно знаешь.

Его намек я поняла, только, если о моей измене он будет припоминать, мне до конца наших дней нам лучше расстаться, хотя при мысли об этом хочется кричать белугой.

— Тебе хорошо? — перебирая мои волосы, спросил Дмитрий.

— Да. Дим, я вообще не помню, как оказалась в постели с Русланом.

— Очень хорошо в твоем стиле. Даша.

— Кто-то обещал не тыкать меня всю жизнь носом словно котенка.

— Прости, не сдержался.

Несмотря на то, что мы вместе нас разделяет стена, тем не менее, ни он, ни я выхода в разводе не видим, потому что нас многое связывает.

Заснув под утро, мы проснулись, одновременно сегодня будет экскурсия для туристов по городу. Позавтракав, в половине одиннадцатого утра манным пудингом выпив, чашку кофе мы, поехали на экскурсию по городу.

Пирамиды мне понравились, на все достопримечательности я, смотрела восторженно. После экскурсии мы посидели в кафе «Лоро».

— За новый этап в наших отношениях, — наполнив бокалы, сказал Димка.

— За новый этап в наших отношениях.

Две недели рая быстро подошли к концу. Снова начнутся, будни только скучать мне будет, некогда только буду успевать, поворачиваться Настя ходит, в художественный кружок Никита подрастает в год пойдет в ясли я, преступлю, наконец, к новой книге, а то издатель в конец озвереет, не хочется пользоваться особенным положением каждый сам за себя ни как иначе.

— О чем грустишь?

— О том, что завтра возвращаться домой, а так не хочется.

— Еще прилетим, сюда вместе с детьми, можем на новогодние каникулы.

— Было бы не плохо.

— Заметано.

Вечером позвонила, мать сказала, что младшие очень скучают, по Вас особенно малыш капризничает, плохо ест.

— Мам, мы будем в субботу после обеда.

— Ну, как отношения сдвинулись с мертвой точки? — услышала я, выходя из душа.

— Сдвинулись. Мам у нас с Дашей новый этап в отношениях в прошлом ни я, ни она больше не копаемся.

— Сын я рада, если это так.

— Это так мне, было не просто ее простить, было задето мое самолюбие, но чувства к ней взяли верх.

Уронив, вазу я мысленно выругалась.

— Даша, — вздохнув, Димка.

— Прости я.

— Подслушивала?

— Так вышло.

— Даш, у нас будет, все хорошо мы сделали работу, над ошибками мы иногда должны жить и в реалии.

Ночь была, жаркой мы занимались, искусным сексом в разных позах я, кричала, так что думала, что у меня лопнут перепонки.

— Соседи полицию не вызовут?

— Не вызовут в этой стране вообще оргии в почете.

Заснув под утро, мы одновременно проснулись в двенадцатом часу.

— Ничего себе мы дали, — зевнув, сказал взъерошенный Димка.

— Я в душ, — зевая, сказала я.

— Я составлю тебе компанию.

После легкого завтрака мы стали собирать вещи.

— Смена обстановки пошла нам на пользу мы поняли, что нужны друг другу а твой поступок встряхнул нас показал нам ошибки которые мы исправили а то ведь кроме своего творчества мы вообще ничего и ни кого подле себя не видели даже детей а так нельзя, — закурив сказал Дима.

— Твоя философия сейчас уместна.

Из дома мы выехали, в половине второго в два, были, а аэропорту. В 14:30 пришел самолет. В самолете я вырубилась, с детства плохо, переношу перелеты.

— Даш, самолет идет на посадку, — коснувшись моей руки, сказал Димка.

Увидев, в окно детей со свекровью и Гумаровым я, прослезилась от умиления.

— Мама как отдохнули? — подойдя к нам, спросили нас дети.

— Хорошо. Как Настенька?

— Она немного простыла, дома с Ринатой малыш тоже с ней сегодня прохладно мы, не стали его морозить.

— Правильно сделали, — кивнула я.

— Даш, вижу, ты ужасно соскучилась по творчеству? — закурив, спросила меня свекровь в лоджии.

— Да и не только я Дима тоже, потому что творчество часть нашей жизни.

— Мам мы просто валимся с ног от усталости.

— Мы все понимаем, звоните.

— Хорошо.

Утром я проснулась от звонкого смеха детей. По шуму воды я поняла, что муж в душе. Посмотрев на часы, я присвистнула семь часов тридцать минут дети, судя по сему в столовой.

Набросив, халат я зашла в столовую.

— Доброе утро мама.

— Рината Васильевна, соберите Настеньку.

— Хорошо, Дарья Витальевна.

Взяв, полотенце я, решила присоединиться к Димке. В результате Настя опоздала в сад. Отвезя дочь в сад, я с головой ушла в роман и так увлеклась, что потеряла счет времени, зато написала больше половины. Разминая, спину я, подойдя к окну, подумала о том, как же быстро пролетело время уже завтра первое ноября скоро день рождение нашего малыша. Увидев в окно мужа я выключив компьютер зашла на кухню.

— Дарья Витальевна, на стол я уже накрыла.

— В столовой?

— Да.

— Хорошо.

Дмитрий приехал с букетом белых роз. Вот чего не доставало, мне в наших отношениях он перестал, дарить мне цветы отношения стали обыденными.

— Спасибо. Мои любимые.

— Дашка, я люблю тебя.

— Галина Степановна, поставьте розы в вазу, — дав, цветы домработнице, сказала я.

— Хорошо Дарья Витальевна.

После ужина мы, уединившись в лоджии, забыли обо всем.

— Дим, бабулям будет теперь что обсудить.

— И пусть у нас с тобой новая жизнь все с чистого листа.

— Ты завтра дома?

— Завтра прием у меня с десяти до шести после допишу роман и, наконец, отправлю по емайл Феликсу.

— Сейчас что пишешь?

— «Падший ангел вестник тьмы, или ангел, спустившийся с небес».

— Димка, ты уникум.

— Ты тоже просто у нас разные читательские группы и пишем, мы в разных стилях я в стиле фентези мать, пишет иронический детектив, ты пишешь авантюрные детективы.

— Это да.

— Ничего себе уже два часа?

— А ты как думала.

— Тогда нам пора спать, — зевнув, сказала я.

Проспав, я проснулась от чувства того, что все затекло. Найдя, на столе записку от мужа я прочла: « Даша, Настю в сад я отвез, буду около шести».

Раньше он не был столь лаконичным — пройдя, в душ с грустью, подумала я.

«Раньше ты не изменяла ему с сомнительными личностями», — наступил на больную мозоль мой внутренний голос. Приняв, душ я, взяв колоску, пошла в сквер с малышом, погода для ноября месяца соответствующая правда сегодня нас порадовало солнышко.

Ирина молча курила на лавке когда мы подошли.

— Привет ты, что тоже сюда ходишь?

— Хожу, а больше некогда возле дома все загажено машинами выхлопными газами.

— Растете?

— Растем, скоро будет, два года в марте в апреле вернусь в салон красоты, а ты?

— А я только для года там ясли на мне центр и всякие семинары, связанные с моим творчеством.

— Узнаю свою подругу. Как съездили, в Испанию помогло?

— Знаешь да не зря в народе говорят: «хороший левак укрепляет брак» это про нас.

— Ир, недавно видела, Артема он, спился, пропил квартиру теперь, побирается.

— Во время мы с Ильей от него тогда ушли, — тяжело вздохнула Ирка.

— Теперь ты счастлива?

— Да за Игорем я как за каменой стеной.

В коляске проснулся, малыш, расплакался, и мы поехали домой. Когда мы приехали, дочь собиралась в школу.

— Вика, тебя отвезет Дрозд без возражений, несмотря на то, что ты учишься в элитной школе, контингент у вас ужасный на территории школы свободно торгуют спай-с и всякой дрянью, а Юрыгина Ольга Алексеевна закрывает на это глаза.

— Ты права мама.

— Я знаю, что права и еще реже общайся с Дорошевой и Дорониной.

— Я знаю: я общаюсь с Царевой, Соловьевой, Тургенцовой и Малышевой.

— Умница.

Закрыв за дочерью дверь, я, взяв ноутбук, уединилась в лоджии. На свежем воздухе лучше пишется. До обеда я дописала роман, как всегда отослала, Арине на редакцию через пять минут она мне, позвонила.

— Могу тебя поздравить твой роман: «Полет птицы, или шипы и розы шоу-бизнеса» уже в продаже.

— Спасибо. Арин я сегодня закончила писать новую книгу: « Золушка, которая потерялась в коварном мире мужчин» и отослала в твою папку рукопись на редакцию.

— Ну, ты строчишь.

— Вдохновение идет со мной нога в ногу и никогда меня не покидает, можно сказать «писательство» моя страсть, — сказала я.

— Вот Гумаров обрадуется твоя свекровь и то так резво не работает, а про Диму вообще молчу, по году рожает произведение, но зато какое.

— Сейчас он преступил к новой книге: «Падший ангел вестник тьмы, или ангел, спустившийся с небес».

— Слушай, судя по названию произведение, будет бомбой.

— Скорее всего. Ариша, до связи, а то мне пора творить.

— Твори.

Отключившись, я с головой ушла в новый роман: «Гудбай бэби, или между двух огней». Когда затекла спина я с трудом ее, разогнув, выйдя в лоджию, увидела подъехавшего Грача с мальчиками. Посмотрела на часы мама дорогая уже половина пятого, а дня не видела.

— Галина Степановна, первое у нас есть?

— Да, борщ.

— На второе что?

— Запеченная утка и пюре.

— Накрывайте на стол.

Бывают моменты, когда мне становиться стыдно потому, что хозяйка, я, ни какая и это не смотря на то, что воспитывалась в детдоме, после того как я спалила, сковороду меня, перестали допускать к кухне.

Оставив детей с Ринатой, я помчалась в сад, ругая, себя всякими словами это ж надо было, забыть о дочери прав Димка в моей голове по сей день ветер, гуляет.

— Мама, а я думала ты не приедешь.

— Прости, солнышко замоталась.

На перекрестке я столкнулась с пристальным взглядом кареглазого брюнета.

«Стоп Даша ты играешь с огнем», — мысленно сказала себе я, надавив на газ.

Смирнов Виталий Юрьевич зам нашего издателя не так прост еще тот кот мартовский, так что мне следует быть предельно осторожной, — вздохнув, подумала я.

Увидев на парковке машину мужа, я, улыбнувшись, поспешила домой.

— Ты рано.

— Детка уже шесть ты, что сегодня потерялась во времени?

— Потерялась я весь день творила, а ты?

— Я после ужина только приступлю, звонил, Гумаров требует от меня действий.

— И правильно делает, твои книги расходятся как пирожки.

— Начало уже положено, но ты права злоупотреблять родственными отношениями не стоит.

После ужина мы разбрелись, по кабинетам, договорившись о том, что завтра выберемся в ресторан «Сабана» завтра у нас годовщина свадьбы одиннадцать лет.

Мы так увлеклись, что не заметили, как пролетело время. Написав, больше половины я поняла, что просто валюсь с ног. Выключив, компьютер я, заглянула к Димке.

— Я уже выдохся, осталось написать двадцать глав и все.

— Ого.

— У меня тут клавиатура летала.

— У меня тоже, когда увлекусь, я так по ней бью, что порой, удивляюсь, как она еще жива.

Взяв меня на руки, он отнес меня в нашу комнату.

— Завтра у нас годовщина свадьбы будем отмечать в ресторане в 18:45.

— Дим, в нашем ресторанчике?

— Да я уже снял ресторан. Даш, я хочу забыть прошлое как будто его и не, было былого уже, не будет, у нас будут совершено новые отношения теперь мы, будем более внимательны друг к другу и не совершим тех ошибок, которые привели…

— Димочка, прощу, тебя, не напоминай.

— Хорошо не буду, ты права не стоит ворошить прошлое.

— Спасибо. Дим если ты.

— Даша, с тобой непросто, но и без тебя я тоже не могу, — тяжело вздохнув, перебил меня Димка.

Заснув, у Димки на плече я проснулась в половине одиннадцатого от плача сына.

— Какой же она капризный вроде и покормила и панперс сменила, — всплеснула руками Рината.

— Капризничает, ну ничего в год пойдет, в ясли потихоньку будем отучать от памперсов.

— Он же кроха только говорить начал ходить.

— И что вы предлагаете?

— Я предлагаю отдать в сад малыша в три года, а пока за ним присмотрю я.

— Ринат, я думала об этом просто на вас старшие и я подумала что вы.

— И напрасно вы стали для меня семьей.

— Спасибо вам.

— Доброе утро Дарья Витальевна час назад вам прислали цветы.

«Даша, в 18:00 часов я за тобой заеду Дмитрий».

Потянувшись, я пошла в душ. В дуще меня застал телефонный звонок Ирки.

— Привет подруга с годовщиной тебя.

— Спасибо.

— Малыша решила отдать с года или все же решила с ним посидеть до трех?

— С ним будет сидеть няня, а в три года отдам, в сад как полагается, Рината сама предложила свои условия.

— Я тоже пока сижу, с Архипом не буду гнать лошадей.

Простившись с Иркой, я прошла, в детскую малыш ползал по манежу и весело агукал. Покормив, малыша я, дав, ему пирамидку, пошла в лоджию, где с головой ушла в роман.

— Дарья Витальевна, мы пойдем, погуляем, — выйдя на лоджию, сказала Рината.

— Хорошо только теплее одень его сегодня ветрено.

— Хорошо, Дарья Витальевна.

У меня вышло уже шестьдесят семь романов и это не придел. В отличие от «Стрел» мои книги распродаются, в каждом киоске их не задвигают, выставляя, на продажу проплаченых авторов и я получаю, деньги мне не надо выпрашивать у издателя деньги с гонорара от продаж книг как я, делала это с Минаевым.

Как же хорошо, что я ушла из этого издательства иначе не знаю, куда бы завел меня этот уголовник, — потягивая кофе, размышляла про себя я.

Дописав, роман я скинула его по емайл в папку Ариша.

В половине второго мне позвонила свекровь.

— Алло.

— Поздравляю дорогая с годовщиной как творческий процесс?

— Только что закончила писать книгу.

— Я тоже.

— «Погоня в слепую, или мания преследования»?

— Да. Думаю, что этот роман будет бомбой.

— Я рада за вас как Миша?

— Растет. А как мой внук?

— Уже ползает, собирает пирамидки.

— Тебе повезло с гувернанткой она ведь у вас и няней подрабатывает?

— Да. Татьяна Сергеевна сегодня в 18:45 будем отмечать годовщину свадьбы в «Сабане» приходите с Евгением Александровичем.

— Спасибо за приглашение Даша мы обязательно придем.

Отключившись, я связалась с «Кубиком — рубиком трубку долго не брали, пока я, не набрала номер еще раз.

— Психологический центр «Кубик — рубик» Вероника слушает.

— Вероника, свяжи меня с Дмитрием Сергеевичем.

— Минуточку.

— Алло. Даш у меня разрядился телефон народу тьма, когда освобожусь, позвоню.

— Хорошо.

В половине четвертого позвонил муж, как и обещал.

— Соскучилась?

— Я просто устала сидеть в заточении роман уже переслала, Арине, приступила к новому.

— С завтрашнего дня с головой уйду в творчество, а то Гумаров озвереет, ни как не допишу «Падший ангел вестник тьмы, или ангел, спустившийся с небес».

— Пожалуй, что да.

Отключившись, я связалась с косметологом.

— Алло.

— Вик, зайдите ко мне.

— Сейчас Дарья Витальевна.

Надев, лиловое платье я сев возле зеркала заметила, что еще хороша.

— Сделать высокую прическу?

— Пожалуй, с пучком ходить не солидно.

В половине пятого приехал Димка.

— Есть будешь?

— Нет только кофе, а где дети?

— Они сегодня на тренировке.

— Точно я совсем забыл, а кто заберет?

— Рината.

В ресторане было столпотворение приехали незнакомые мне люди. Достав не большую коробочку, Димка дал мне нее.

— Это фамильное изумрудное кольцо носила моя прабабка.

— Из Испании?

— Да. Прими этот подарок в знак начала наших новых отношений.

— Почему он с ней? — донеся до меня писклявый голос Алисы.

— Потому что он ее любит. Да она не пригодна для брака, но я не могу пойти против выбора сына, — отчеканила свекровь.

— Даш, потанцуем? — подмигнув, мне спросил Виталий Юрьевич друг детства моего мужа.

— Виталий, это лишнее.

Взяв, бокал вина я, подошла к Димке.

— Ты изменилась, — вздохнув, заметил он.

— Я просто начала ценить отношения.

— Давай не будем во всем этом копаться, давай лучше потанцуем.

— Давай.

Танцуя, мы забыли о том, что не одни.

— Ребята ау мы здесь.

— Идем.

В машине я вырубилась, немного перебрала, проснулась в нашей комнате от головной боли.

— Голова, — потирая виски, застонала я.

— Даша, — покачав, головой начал Димка.

— Дим, не начинай я и без тебя знаю что.

— Хорошо не буду, но мне это уже надоело. Даш держи, себя в руках от твоего злоупотребления спиртным ты, можешь потерять голову и сама знаешь, чем все может закончиться.

Он был жесток но, к сожалению, для меня он прав.

Мне было стыдно ведь после развода с Буровым я дала себе слово контролировать себя.

— Дим, прости, меня, я буду контролировать себя и.

— Я на это надеюсь, Даш я ни хочу еще раз стать обладателем рогов, а вечно тебя прощать я не смогу, даже если чувства к тебе не иссякнут.

— Дим, ну не дуйся, — притянув, мужа к себе, пробормотала я.

— Что ты со мной делаешь? — перебирая мои волосы, глухо спросил он.

— Люблю. Ты сегодня дома?

— До трех в центре после буду писать, а то, правда, большую часть времени я в центре.

— Ты распредели свое время и не придется разрываться, — закурив, посоветовала я.

— Ты права.

— Я составлю тебе компанию? — поморщившись, спросила я.

— Даш, лежи ты сегодня не в форме дочь в сад я отвезу.

— Спасибо.

Дня я не видела пол дня, писала роман « Заложница любви, или на краю пропасти». В половине четвертого приехал Дмитрий, выпив кофе, ушел в кабинет писать роман. В половине пятого вышел с покрасневшими от усердия глазами.

— Уф, написал, отослал по емайл Феликсу и преступил к новому « Затерянные ключи от врат рая, или огонь из преисподние» уже написал четыре главы, если б не боль в спине так и писал.

— Ты как я. Кофе будешь?

— А забирать Настю не пора?

— Пора. Может, составишь мне компанию? — можно будет, прогуляться погода шепчет.

— С радостью немного отвлекусь.

— Тогда поехали, — надев плащ, сказала я.

Дочь оживлено болтала с каким-то мальчиком, когда мы подъехали.

— Стала совсем большая скоро пять лет.

— И не говори, а была такой крошечной.

— Моисова за тобой приехали.

— Иду.

— Ну, что погуляем в сквере?

— Да.

Пока малышка каталась, на лошадке мы говорили ни о чем.

— Дим, как хорошо, что мы.

— Что мы не стали рубить с плеча? Сломать легче, чем попытаться сохранить, — вздохнув, сказал Димка.

Собрались, тучи подул ледяной ветер к счастью мы во время уехали, потому что через десять минут пошел дождь. Завтра у свекрови день рождение отмечать будет дома в 17:00 часов вечера.

— О чем задумалась?

— О том, что завтра у твоей мамы день рождение, а я не знаю, что даже ей подарить.

— Музыкальную шкатулку, сколько я помню, она была без памяти от них.

— Думаешь?

— Уверен.

— Только купим, вместе я в них, не разбираюсь.

— Хорошо.

Когда мы приехали, дети сидели за круглым столом.

— Вы что ждете нас?

— Да.

— Какие молодцы.

Подогрев сыну пюре я, посадив, его на маленький стульчик стала кормить.

— Даш, он такой спокойный.

— Потому что мама рядом, но скоро ему придется стать самостоятельным.

— Мама.

— Дим, он сказал первое слово мама.

— Поздравляю.

— Па.

— Дашка, он заговорил.

— Это надо отметить, — улыбнувшись, сказала домработница.

— Обычно мальчики говорить начинают позже девочек, так что нам повезло, — сказал Димка, связываясь с матерью.

— Димка, я рада за вас.

— А уж как мы рады ты не представляешь.

— Сын он заговорил в том же возрасте что и ты.

— Я что тоже заговорил в год?

— Да.

За окном метет, метель скоро Новый год малыш во всю носится, по квартире его не остановить только и следишь, как бы что не уронил или не сломал стихийное бедствие какое-то ей богу.

Год малышу отметили, как-то скомкано свекровь болела, Ирина улетала в Эстонию вместе с мужем. Увлекшись, романом я снова с трудом, разогнула спину.

— Уф, почти дописал, — потирая виски, сказал Дима.

— А я думала, что останусь без спины.

— Что наш малыш делает?

— Достает старших.

— Это он мастер.

— Даш, мы подарили, ему машинку пусть играет, он не любит скопление народа, как и я.

— Может ты и права.

— Так оно и есть, даже не сомневайся в этом.

— Дим, порой ты бываешь слишком самоуверен.

— Возможно.

Сегодня мы с Димкой дорвались, до творчества, писали, всю ночь к утру лишь заснули, Димка проснулся от телефонного звонка своего зама Дурова Виктора Борисовича.

— Алло, — сонно пробасил он.

— Дмитрий Сергеевич вы сегодня будите?

— Сегодня вряд ли пусть моих клиентов принимает Луганов Кирилл Матвеевич.

— Хорошо.

— Решил сделать себе выходной?

— Да.

— И правильно.

— Знаешь надо давать себе передышку, а то я уже чувствую себя загнанной лошадью.

— Чем планируешь заняться?

— До четырех хочу продолжить писать, и я изменил график своей работы по понедельникам, средам и пятницам я работаю с 10:00 до 15:00 по вторникам и четвергам с 11:00 до 16:00.

— Разумно давно бы так и ты бы так не уставал да и загружай сотрудников центра, а то они у тебя бьют в баклуши.

— Ты права я уже думал об этом придется устроить чистку в рядах работников.

— Давно пора я неоднократно ее провожу, когда вижу, что работники, работают, спустив рукава.

— С завтрашнего дня я, пожалуй, займусь этим вопросом, например, уволю, Розанова Виктора Станиславовича на него уже, поступили жалобы, да и Луганов может вылететь с работы, если не возьмется за ум.

 

 

ГЛАВА 18

 

— Вот сейчас я узнаю прежнего Димку.

— Даш просто, когда в семье, — он, махнув, рукой вздохнул.

— Дим, теперь же все хорошо и.

— Знаю, но твой проступок выбил меня из колеи ладно все в прошлом.

Взяв, чашку кофе я, скрылась в лоджии. Заведя, будильник на четыре часа я с головой, ушла в новый роман впрочем, как и Димка. В четыре часа на самом интересном меня прервал зазвонивший будильник.

— Дим, закругляйся нам еще зайти в магазин «Ракуне» купить Татьяне Сергеевне музыкальную шкатулку.

— Точно совсем вылетело из головы, — стукнув, себя по лбу сказал Димка.

— Хорошо, что сейчас тебя не слышит твоя мама, а то обиделась, — вздохнув, сказала я.

— И не говори она у меня обидчивая.

Приняв, душ я, надев кремовый свитер надела, джинсы волосы связала в хвост. Достав, кожаную шляпку я, не раздумывая ее надела.

— Даш, надень шубу там пронизывающий ветер.

— Спасибо за заботу дорогой, но я не ребенок.

— Даш, причем тут это? Ну, что ты опять начинаешь?!

— Дим, прости, сама не знаю что говорю.

— Ты бываешь просто невыносима, — вздохнув, проворчал Димка.

— Ну, не злись, зая я люблю тебя, — прижавшись к мужу, замурлыкала я.

— Угораздило же меня полюбить несносную девчонку.

— Дим, нам пора, — перебив его словесный понос, сказала я.

— Поехали.

С трудом припарковавшись на парковке мы, нажав, на кнопку демофона услышали: «Кто»

— Эмма Сергеевна это сын Гумаровой Татьяны Сергеевны с невесткой мы приехали на день рождение.

— Проходите.

Поднявшись, на десятый этаж по лифту мы, подойдя к дубовой двери нажав на кнопку звонка, выдохнули, потому что уж дюже топят здесь. Дверь открыли через пять минут.

— Жана Васильевна, они приехали?

— Да, Татьяна Васильевна.

— Пусть проходят, в гостиную ждем только их.

Свекровь была, одета, в голубое платье волосы уложены в прическу на шее алмазное колье Гумаров, подарил ей машину.

— Это вам, — достав музыкальную коробочку, сказала я.

— Спасибо.

Увидев, Алису я нахмурилась она так и увивается возле моего мужа.

— Хам! — крикнула Алиса, хлопнув дверью.

— Ей как будто медом намазано.

— Даш, она любит, его с детства только для нее она всегда, была моей крестницей не более того.

— С Димкой у вас все хорошо?

— К частью да.

— Я рада, хотя стоило проучить тебя.

  • из Гейне, звёды ясные небес, друж. шарж / Генрих Гейне, СТИХОТВОРЕНИЯ / Валентин Надеждин
  • Забытые / Стародубцев Александр
  • Эгоизм.  №89 / Ограниченная эволюция / Моргенштерн Иоганн Павлович
  • Маки / Бардовское / Анастасия Сокол
  • Мария из Магдалы. Серия ДоАпостол. / Фурсин Олег
  • Н / Азбука для автора / Зауэр Ирина
  • Суд над Люцифером / Басманов Федора
  • Осенние мотивы / Путевые заметки - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Мир изменился... / Миниатюры / Королик Евгения
  • Не время / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • ... / Блокнот Птицелова. Psihoved / П. Фрагорийский

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль