Юлия Семинова

0.00
 
Юлия Семинова
ЖИЗНЬ С ЧИСТОГО ЛИСТА, ИЛИ ПОПЫТКА ОБРЕСТИ СЧАСТЬЕ

— Дашка, я самый счастливый человек на свете, — закружив меня, закричал Андрей. В машине он позвонил, родителям, сообщил о пополнение в семействе.

— Они приедут к нам к 15:00 часам, — бросив, телефон в карман сказал Андрей.

— Андрюш, сидеть дома я не буду.

— Я это уже понял, но если.

— То сразу досрочный декрет. Андрей, Павловские приедут сегодня?

— Завтра.

— Андрей в субботу у Ирины свадьба.

— Спасибо что напомнила, совсем забыл. Даш Дмитрий врач от бога слышал, собирается открывать клинику по пластике «Возрождение» ассистенткой возьмет свою жену.

— Подруга будет только рада повышению по карьерной лестнице.

— Даш, учится, вождению все-таки, начнешь до рождения малыша?

— Да не вижу причины откладывать.

— Ну, хорошо я позвоню ему и скажу, что все остается в силе.

— Позвони сейчас. Андрей я не больна, я всего лишь беременна.

Вздохнув, муж связался с Корчагиным Кириллом Алексеевичем.

— Кир, все в силе моя жена грезит о вождении личного автомобиля.

— Хорошо до завтра тогда.

— Довольна теперь?

— Да.

Загнав машину в гараж, мы пошли домой. Увидев, возле его дома рыжеволосую девицу в деловом костюме я сразу, поняла кто передо мной.

— София Григорьевна, что случилось, почему вы здесь?

— Лев Васильевич не смог до вас дозвониться вот отправил меня к вам домой. Соня, ты лукавишь, дома у нас Рима Ивановна постоянно ежели ты строила на меня какие-то планы то зря Даша моя жена и у нас скоро будет ребенок.

— Значит, слухи верны, ты женат на безродной девице?

— София Григорьевна при всем уважении к вашему отцу я попрошу, Льва Васильевича перевести вас в другой отдел мы не сработаемся.

— Ты пожалеешь, я тебе обещаю. Пожалеешь, что выбрал бездарную.

Мне было, обидно на какое-то мгновение я, подумала: «может она права и он в душе жалеет, что выбрал меня».

— Даш, прости, девчонка совместно со своими родителями решили, что ты не стенка тебя можно и подвинуть, а не подумали о том, что Соню я воспринимал как практикантку не более.

В нос ударил ароматные запахи, тянувшиеся с кухни.

— Здравствуйте, Лерочка пишет картины самородок далеко пойдет.

— В сентябре запишу ее в художественную школу имени Янковского для одаренных детей, — потягивая молочный коктейль, сказала я Андрею.

— Даш, это хорошо, что она профи в этом, но я хотел бы, чтобы у нее была, более оплачиваемая работа, хочу, чтобы она окончила, ин яз стала переводчицей или работала в туристической фирме.

— Я с тобой полностью согласна тем более, нынешние художники плохо кончают, умирают в полной нищете, но для духовного развития это не повредит.

— Я тоже так думаю.

Скрипнула дверь и на пороге появилась Лера.

— Мама ты была у врача ну что? — спросила нас четырехлетняя малышка.

— У тебя родится братик или сестричка.

— Ура

Через пол часа приехала свекровь со свекром с бутылкой шампанского.

— Рима Ивановна накрывайте на стол.

— Хорошо, Дарья Витальевна.

Через двадцать минут мы сели за стол.

— Даша, как себя чувствуешь?

— В легкой форме токсикоз, а так сносно.

— Планируешь работать до декрета?

— Планирую, я не доверю Леру посторонним людям даже Алле.

— За здоровье будущего малыша и ее мамы, — подняв бокалы, сказала свекровь со свекром.

Укладывая, дочь спать я, услышала: «Сын что у тебя произошло с Соней?» Звонил ее отец он в ярости.

— Я просто ее уволил она стелиться передо мной, причем в первый же день предложила мне свои услуги.

— Андрей, мне жаль ее отца он надеялся, что она перебесится. Андрей я рада, что ты не послушал меня.

Хорошо поет только фальшь видно за версту, — с грустью подумала я, потягивая зеленый чай в столовой.

— Даша, ты чего здесь одна? — заглянув в столовую, спросил Андрей.

— Не хотела вам мешать.

— Синев от стыда, сгорает за свою дочь она после того как я ее послал пошла по рукам.

— Жаль, эту семейку. Пойдем к гостям, а то не хорошо.

— Пойдем. Даш я люблю, тебя никогда, не сомневайся в моих чувствах, — тихо сказал Андрей, прижимая меня к груди.

— И я тебя.

— Даша, Андрей вы где?

— Мы уже идем, — крикнули мы.

Около одиннадцати родители Андрея засобиралась домой.

— Андрей, завтра в 13:00 у тебя совещание в коллегии адвокатуры, — надевая ботинки, напомнил мужу отец.

— Я помню еще завтра к 19:00 приедут Павловские.

— Удачи.

— Спасибо.

За окном метет, метель с утра меня немного, мутило, потом прошло. Домработница сварила, мне рисовую кашу Андрею сделала омлет и разбудила Леру.

— Доброе утро, — пройдя в столовую, сказал Андрей потягиваясь.

— Доброе.

— Как ты?

— Легкий токсикоз, но это не смертельно, — потягивая зеленый чай, — сказала я.

Посмотрев на часы, я пошла собираться. Достав, черную кроличью шубку я, достала черный свитер с брюками и лисью шапку.

— Даш, с завтрашнего дня у тебя уроки вождения, — поцеловав меня, напомнил Андрей, когда мы вышли из дома.

— Спасибо что напомнил.

— Лера, иди, в группу я сейчас, приду, — сказала я.

— Хорошо.

— Даш, сегодня у нас Павловские.

— Я помню.

— Тогда до встречи.

Помахав, ему рукой я пошла в группу.

— Привет. Как себя чувствуешь? — подойдя, ко мне, спросила Алла.

— Тошнит по утрам, а так ничего.

— А чего грустная такая?

— Да устала от назойливых бывших пассий мужа.

— Даш, никогда не опускай себя ниже плинтуса в глазах мужика, и потом ты ни чем не хуже этих мочалок.

После двух у меня был, прием народу была тьма, после немного кружилась голова.

— Перенапрягаться тебе нельзя, — покачав головой, сказала Зоя Петровна.

— Я и не перенапрягаюсь, я ни, хочу зависеть от мужа.

— В принципе это правильно только береги себя.

После разговора с заведующей я призадумалась над ее словами, а ведь и правда надо и о малыше подумать от перенапряжения стало, скакать давление, придется отказаться от психологического кабинета до родов. Я могла бы не работать пса салоны и так далее, но это не по мне.

Приняв, последнего пациента, я пошла в кабинет к заведующей, сказать о том, что работа психологом мне тяжеловато.

— Ну, конечно Дашенька вот родишь, и тогда поговорим. Я вообще не понимаю, зачем тебе работать муж известный адвокат.

— Так это так, но таскаться по ботикам да салонам красоты не для меня не мое это и потом неплохо и подстраховаться.

— Ты практичная так держать особо полагаться на мужиков не стоит, — кивнула Зоя Петровна.

— Потому месяц назад все-таки купила трешку в центре Москвы в тайне от мужа.

— Вот это правильно, а то ведь сейчас как сейчас любит, а через час знать не знает кто ты такая.

— Пробивная твоя подруга так держать Москва таких любит.

— В субботу у Ирочки свадьба с Ветровым Кириллом Алексеевичем открыл клинику по пластике «Возрождение» его ассистенткой станет его будущая жена.

— Дашенька, ты можешь, уйти в досрочный отпуск за шесть тысяч сама понимаешь, я нарушаю трудовой кодекс и.

— Я все поняла, — достав конверт, сказала я.

Если раньше для меня это было дико то, обжившись в Москве, я смирилась, такова наша действительность тут ничего не поделаешь. В машине меня застал звонок подруги.

— Алло.

— Ты сегодня свободна?

— До 18:00 часов в 18:00 у меня а Авто сервисе « Фитина» урок вождения а чего ты хотела?

— Чтобы ты помогла мне подобрать подвенечное платье.

— А ты сейчас где?

— На Вишневского.

— Давай дуй на Березинский проспект заедешь, за мной я без колес отрывать мужа не хочу.

— Хорошо.

Через час Ирина была возле детсада.

— Значит, с завтрашнего дня ты будешь сидеть дома?

— А что мне остается постоянная тошнота выматывает меня.

— Понимаю. Знаешь сейчас было бы моему малышу четыре года если бы не Вадим.

— Прости, я, не хотела.

— Брось, просто нахлынуло.

В «Белоснежке» подруга купила, открытое платье со шляпкой, хотела посидеть в кафе, но я сослалась на плохое самочувствие.

— В субботу в церкви к 11:00 в загс к 12:00.

— Хорошо.

Завезя дочь, домой я поехала в Авто сервис. Народу было тьма в основном жены, содержанки, любовницы денежных мещков.

— Дарья Витальевна вы не меня ли высматриваете? Вы сегодня раньше, чем мы договаривались.

— Обстоятельства изменились.

— Кирилл так вот она где, а то я до нее дозвониться не могу, — услышала я рядом с собой голос мужа.

— Андрей прости телефон сел.

— Даш, ты ведь могла позвонить мне с телефона Ирины.

— У тебя сегодня, было совещание я, не хотела тебя отвлекать.

— Я буду ждать тебя дома.

— Хорошо.

На удивление Кирилла я оказалась способной ученицей.

— Завтра в то же время?

— Можно и раньше авто сервис начинает работу с 10:00 утра до 20:00.

— Давайте тогда в 12:00.

— Хорошо.

— Может подвести вас?

— Не стоит у нас бабули штирлицы, а проблемы со свекровью мне ни к чему.

Дома была в 18:10. Достав, кремовое платье я, распустив волосы, залила их муссом.

— Ты бледновата тебе нехорошо?

— Токсикоз и немного кружится голова.

— Ты поговорила с Зоей Петровной? — надевая галстук, спросил Андрей.

— Да, — кивнула я, завязывая галстук мужу.

— И что?

— Пришлось заплатить в связи с нарушением трудового кодекса.

— Даш, неужели вас в детдоме учили галстуки завязывать?

— Марина Григорьевна некоторых дам, готовила в «содержанки».

— Понятно. Ты была ее любимицей?

— Была, она даже хотела меня удочерить, но ее мать была против.

— Нам пора.

Павловские приехали в половине восьмого понурые. Тесть Павловского Егора Сергеевича обвиняет его в финансовых махинациях.

Пока мужчины обсуждали, детали дела мы с Евгенией Максимовой пили чай.

— На корыстную акулу ты совсем не похожа, — закурив, сказала она.

— Не верьте всему тому, что про меня говорят, — улыбнувшись, сказала я.

Увидев в окно машину свекрови, я подумала: «Легка на помине».

— Регина пожаловала? — затушив сигарету, спросила женщина.

— Да.

Андрей сказал Павловскому, что тесть Егора заодно с дочерью их компания «Интурист» проделывает «темные» делишки видно в налоговой этим заинтересовались и всех собак они сообща решили повесить на финансового директора, который, к сожалению, для себя не профи в этом деле, а так дилетант.

— Думаю, что на скамье подсудимых окажется Альберт с Полиной Васильевной свидетели уже есть главное, чтобы они дожили до суда.

— Здравствуй, Андрей ехала, проездом решила заехать вижу у вас прием.

— Деловой прием, но я все равно тебе рад как отец?

— Он еще в прокуратуре.

— Он-то мне и нужен.

— Андрей Игоревич мы тогда поедем спасибо вам.

— Держите меня в курсе событий. Егор в СИЗО?

— Да.

— Скажите ему, чтобы ничего не подписывал.

— Он не подписывает, хотя Дядин Виталий Борисович выбивает из него признание.

— Разберемся.

— Даш, ложись без меня я буду поздно.

— Андрей ты же знаешь, что без тебя я не усну. Я дождусь тебя.

— Я тогда тоже поеду, завтра семинар, — посмотрев на часы, сказала свекровь.

За окном светит, полная луна полная тишина во всех домах темно люди спят кроме меня я, не усну, пока мужа нет рядом. В половине второго в окно увидела Андрея идущего по направлению к подъезду. Мы живем в элитном доме здесь у всех домработницы у кого кухарки.

— Как все прошло? — подогрев чайник спросила я.

— Дело выгорит, Шаталин у ментов давно на примете много голов полетело, вообщем завтра его ждет нежданная прокурорская проверка его зам Тигров Степан Андреевич сказал, что на одном складе он хранит партию героина новые компании только числятся на деле это склады для дури.

— Понятно.

Взяв меня на руки, Андрей отнес меня наверх.

— Дашка не бережешь ты себя.

— Без тебя я все равно бы не уснула.

— Как уроки вождения?

— Говорит, что через месяц могу получать права.

— Даш, права мы тебе купим, я ни хочу, чтобы ты стояла в очередях к восьмому марту тебя ждет сюрприз.

— Спасибо.

Когда проснулась, мужа с дочкой уже не было на столе нашла записку» Солнышко буду поздно».

Сидеть, дома в выходной нет сил, остается только предложить Ирине посидеть в кафе «Магнолия». Трубку подруга сняла, сразу, судя, по голосу спала.

— Привет. Разбудила?

— Можно и так сказать вчера до часу ночи обсуждали, в какой ресторан заказать остановились на «Купидоне» по-крайней мере он выглядит солидно.

— А я маюсь, тут дочь в саду из детсада ее заберет, Андрей права получу только через месяц.

— Слушай, мы можем посидеть в кафе.

— Я по этому поводу и звоню тебе.

— Через час буду у тебя.

— Жду.

— Дарья Витальевна обедать будите?

— Да запеченную рыбу с пюре.

— Хорошо.

Пообедав, я пошла собираться. Надев, джинсовый комбинезон я спустилась вниз. Ровно в 14:00 часа приехала Ирина.

— Как дела у Леры в саду?

— Говорит, что Алла Михайловна очень строгая только знаешь, что я думаю, строгость ей не повредит.

— Скучаешь по работе?

— Еще как дома не знаю, куда себя деть.

— Надеюсь, с ребенком будешь, до трех, не бросишь его на плечи чужому человеку, а то моя хорошая знакомая так сына лишилась, няня не доглядела.

— Ни, каких нянь благо спортзал дома, есть, в форму войду быстро плюс бассейн, — кивнула я, надевая бежевое пальто.

— Во сколько вас ждать, чтобы все было готово?

— К 17:30.

— Хорошо.

В «Колизее» было шумно, но нам это не мешало.

— Девочка моя да на тебя мужики заглядываются.

— Потому что я изменила, имидж в Москве, встречают по одежке и по тому, как ты себя преподнесешь, — потягивая молочный коктейль, сказала я.

— Да, ты уже не та испуганная суровой Москвой девчонка, которая заселилась ко мне в комнату, — куря кальян, заметила задумчиво Ирина.

— Сама порой себя не узнаю.

— С Андреем ты счастлива?

— Я с ним чувствую, себя защищенной от внешнего мира с ним мне легко и главное он не стыдится меня.

— Он не маменькин сынок это уже о многом говорит. Да тебе пришлось поработать над собой, чтобы соответствовать в кой мере ему, но поверь, это стоит того ты обрела счастье, о котором не могла и подумать, приехав в Москву, а ведь ты хотела искать биологическую мать ты только вспомни.

— Не напоминай, я была максималисткой, но реалии сурового мегаполиса меня пообломали.

— Что будите заказывать? — подойдя к нам, спросила девушка.

— Рыбу в крабе салат и стакан томатного сока.

— Хорошо.

Краем глаза, увидев Филатова Виталия Дмитриевича в обществе толстяка, я подумала о том, что он его телохранитель и не ошиблась, нагнувшись, ко мне подруга сказала, что Виталий здесь уже давно.

— Что-то я утомилась, — потирая виски, сказала я.

— Я отвезу тебя.

— Спасибо.

— До завтра.

Андрей смотрел наш свадебный альбом, когда я прошла в гостиную.

— Лера заждалась тебя. Ты витамины принимала?

— Забыла, — вздохнула я.

— Даша, ну что мне с тобой делать?

— Не ворчать, — закатив глаза, сказала я.

— Андрей, Ирине я купила в подарок набор французской косметики.

— Здесь?

— Во Франции.

— Мама, папа мы есть будем? — просунув, голову в гостиную, спросила нас малышка.

— Да, зайка.

После ужина Лера пошла рисовать.

— Как все прошло?

— В понедельник суд шарашку Шаталина накрыли медным тазом, так что ларчик просто открывался.

— Как наш будущий малыш? — приложив, ухо к моему животу спросил Андрей.

— Пинается.

Прижавшись к нему, я заснула, проснулась от звонкого смеха Леры. Накинув, халат я, стянув, волосы в хвост, спустилась вниз.

Увидев незнакомку в зеленом платье, я нахмурилась, кажется, ее я видела лишь однажды на нашей свадьбе. Точно это сестра Андрея, которая переехала из Екатеринбурга она работает в поликлинике педиатром.

— Дашенька, это Вероника моя сестра вам не удалось толком познакомиться, так как ее вызвали на работу в Москве она недавно, — подойдя, ко мне сказал Андрей.

— Даш, Леру возьму к себе у меня двухнедельный отпуск. Знаешь я рада, что мой брат женился не на гламурной выскочке с калькулятором в голове.

— Даш, пора собираться через час нам выходить.

Приняв, душ я прошла, в комнату достав, лиловое бархатное платье я его надела оно скрывает мое интересное положение.

— Надень изумрудное колье, — услышала я сзади голос мужа.

— Помоги мне.

Через двадцать минут мы вышли из дома.

— Здравствуйте Андрюша, — улыбнувшись, поздоровалась с ним пожилая женщина лет семидесяти.

— Здравствуйте Алевтина Семеновна.

— Это ваша супруга? — приподняв очки, спросила женщина.

— Да. У нас скоро будет пополнение.

— Поздравляю. Она редко выходит, потому я и не знала, — поджав губы, сказала женщина.

— Даш, нам пора.

— Не обращай на них внимания старые сплетницы. Малыш я тебя люблю это главное.

— Просто многие удивлены твоим выбором, что я растеряна я.

— Мне плевать на всех. Даш, ты моя судьба моя половинка мы с тобой одно целое.

— Едем в загс.

— А разве не в церковь?

— Ирина все спутала сначала в загс потом в церковь, а после в ресторан.

Народу в загсе было около девяти сот человек еще бы известный в Москве хирург. В церкви народу было не меньше. Свидетельницей на ее свадьбе была я а свидетелем Андрей.

В ресторане было шумно орала оглушительная музыка, пробыв, там два часа я, почувствовала себя нехорошо.

— Ирин, вот этот набор французской косметики я привезла тебе из Парижа, и мы уходим, мне нехорошо, прости.

— Дашенька, конечно спасибо что пришли.

Завтра у меня визит к врачу на ультразвук Андрей поедет со мной хочет знать, что с нашим малышом все хорошо, что нет ни каких отклонений в его развитии.

В машине я уснула, проснулась в нашей постели от боли в низу живота.

— Андрей! Кажется, я его теряю, — согнувшись от боли, прошептала я, давясь слезами.

— Девочка моя без паники, — набирая номер скорой помощи, сказал Андрей.

У меня было такое ощущение, что скорая помощь ехала целую вечность.

— Спасите моего малыша, — тихо шептала я.

— Вы главное не волнуйтесь.

Включив мигалку меня, доставили, в больницу врачам удалось остановить кровотечение, но теперь мне придется, лежать в больнице до рождения малыша малейший стресс и я его, потеряю.

— Симонова на ультразвук.

— Состояние плода удовлетворительное угроза выкидыша миновала отклонений, нет, но ни каких волнений у нее не большой тонус.

— Дашка, ты так меня напугала, — присев рядом со мной на стул сказал взъерошенный Андрей, который пробыл в больнице всю ночь.

— Я и сама очень испугалась, — взяв, Андрея за руку, сказала я.

— Я приеду, завтра после трех слушание в суде по делу ювелира Янковского Яна Демьяновича на него клевещет его конкурент Терентьев Руслан Борисович.

— Магазин «Лувр»? — вздохнув, спросила я.

— Откуда такие сведения?

— Его брат воспитывался, в нашем детдоме Тереньтев Максим Борисович там запутанная история вдаваться в подробности как-то, не хочется темная семейка.

— Тут ты права семейка еще та так черт ногу сломит, — почесав в затылке, сказал муж.

Помахав, ему рукой я, легла и тут же уснула. Проснулась, от стука в дверь медсестра, сказала, что мне надо на прогревание. Пройдя, прогревание я, решила прогуляться в сквере от больницы. Больницы я не выношу еще с детства.

— Даша, здравствуй, — услышала я сладковатый голосок Ксении за спиной.

— Какими судьбами? — вздохнув, спросила я.

— Мне удалось из содержанки перекочевать в жены банкира Рядовича Виктора Анатольевича, а это элитная больница при Кремле это тебе не хухры махры.

— Я рада за тебя.

— Вижу в Москве теперь ты в доску своя впрочем, я всегда знала что кто — кто, но ты не пропадешь, потому что ты сильная пробивная любого мужика за пояс заткнешь это ты с виду сама невинность.

Подул холодный ветер, я вернулась в палату. Возле окна курила мать Андрея, когда я зашла.

— Вы так неожиданно.

— Решила навестить спонтанно проезжала мимо. Лера приболела, температурит с ней сидит Вероника.

— А как же ее работа?

— Она во вторую смену работает, по вечерам за малышкой, присматривает Рима Ивановна.

Я хотела спросить: «А почему не родная бабушка» но не стала, потому что ответ очевиден: «У меня много работы я пашу как лошадь и устою».

— Как ты?

— Тамару Сергеевну беспокоят скачки моего давления.

— Что ж ты слабенькая то такая? Впрочем, ничего удивительного, — махнув рукой, сказала свекровь.

Свекровь снова указала, мне на мое происхождение я, повела себя, деликатно сделала вид, что ничего не заметила. Я не позволю матери Андрея разрушить наш брак. Я начала жизнь с чистого листа не для того чтобы пасовать перед бездушным человеком, который думает только о себе. С детства не выношу лицемеров, и так случилось что лицемерка моя свекровь, хотя сама из детдома.

— Почему молчишь? — вздохнув, спросила Регина Сергеевна.

— А что тут скажешь, чай, была не в раю, а в детдоме он своего рода казарма.

— Дашенька, я не хотела тебя обидеть поверь, вырвалось.

С нашего последнего разговора прошло три месяца порой мне кажется, что время тянется очень медленно несколько раз заводила разговор с врачом о выписки домой под ответственность, но врач была, непреклонна сказала, что мое состояние шаткое любой стресс и я потеряю малыша.

— Симонова, к вам посетители.

Увидев, Ирину с Дмитрием я улыбнулась.

— Как ты?

— Лучше, но о выписке придется забыть, а тут мне душно томно больница для меня все равно, что темница.

— Потерпи. Даш твои близкие хотят тебе только добра и свекровь твоя тоже хочет тебе добра хоть и по своему.

— Знаю, но с ней так тяжело.

— А я сразу тебе сказала Регина баба властная.

— Ничего и я не из робкого десятка.

— Вот и не пасуй перед ней. Андрей приезжает?

— Должен приехать после трех вместе с Лерой я очень по ней соскучилась.

— Ир нам пора, — кашлянув, позвал подругу Ветров.

— Да, конечно.

 

 

 

ГЛАВА 4

 

После двух ко мне приехал Андрей с Валерией.

— Как наша будущая мама? — поставив, фрукты на стол, спросил Андрей.

— Тихо схожу с ума с детства не выношу больницы.

— Понимаю, но беременность проходит, тяжело ты сама, видишь.

— Это меня и сдерживает, я хочу родить здорового малыша.

За окном идет, проливной дождь середина июля лета нет, как и не было весны Андрей с Лерой приезжают ко мне по выходным редко по будням у него аврал на работе.

Подойдя к окну, я увидела, машину Старостина Олега Валентиновича друга Андрея он был, на нашей свадьбе воспитывался, в детдоме всего, добился сам.

— Симонова к вам посетитель.

— Пусть заходит.

— Андрей просил передать тебе, что не приедет, его отправили, в Мурманск будет, защищать вора в законе Борова Владислава Петровича.

— А почему не позвонил?

— Все произошло спонтанно.

— Олег, не стоит, на меня так смотреть тебе все равно ничего не перепадет, я люблю своего мужа.

— Да повезло, Андрею такое сокровище отхватил, — вздохнув, подметил Олег.

Устав сидеть в палате я решила, прогуляться по скверику ведь скоро малыш появится на свет, и я уеду из заточения. Андрей не приехал снова какое-то нашумевшее дело с банкиром Кучевым Арсением Петровичем что-то связано с картинами, которые относятся, к 16 веку их, украл у него его племянник Юрцев Виталий Сергеевич.

Сев на лавку я решила начать вязать малышу шапочку. Резкая боль пронзила мое тело.

— Симонова что с вами? — подойдя, ко мне спросила Лидочка.

— Похоже, началось.

— Без паники мы сейчас подкатим каталку.

— Сообщите моему мужу, — сгибаясь от боли, попросила я.

— Хорошо.

В 23:35 я родила Илью весом три девятьсот.

— Как она? — услышала я голоса за дверью.

— Мамочка и малыш чувствуют себя хорошо.

— Мы можем ее видеть?

— Да. Сейчас малыша принесут ей на кормление.

Свекровь зашла в палату вместе с Виктором Игоревичем.

— Как ты?

— Слабость, а так хорошо, а где Лерочка?

— В коридоре.

— Пусть зайдет, посмотрит на своего братика.

Через пятнадцать минут медсестра принесла в палату малыша.

— Андрей, он твоя копия, — прослезившись, сказала свекровь, повернувшись к Андрею.

Дверь скрипнула и в палату зашла Лера.

— Он такой красивый, — тихо прошептала Лера.

— Ты должна будешь о нем заботиться защищать.

— Мамочка я буду тебе помогать.

Услышав, голос Марины Александровны, директора дет дома, я прослезилась от умиления.

— Девочка моя, сколько лет, сколько зим я рада за тебя о тебе мне рассказала Ксения, которая сейчас живет в особняке на Рублевке.

— Марина Александровна, я обрела семью.

— Это главное. Даша тебе повезло с мужем, но будь начеку его мать не так проста как хочет казаться, — сказала мне женщина, когда мы остались одни.

— Я знаю, но я ни хочу, чтобы мой муж разрывался, между нами до добра это, не доведет.

— Тут ты дипломат молодец, а ведь была ежиком.

— Москва пообломала мои иголки.

— Я это заметила, но она тебя не сломала, а наоборот закалила.

— Марина Александровна моя жена только родила, ей нужен покой, — зайдя в палату, прервал женщину муж.

— Я уже ухожу.

— Отдыхай, набирайся сил.

— Я домой хочу.

— Уже в субботу мы тебя заберем.

— Быстрей бы уже я устала от этой пытки.

Три дня пролетели, незаметно меня забрали дождливым неприветливым утром 5 августа.

По дороге домой я узнала, что мать Андрея пригласила гостей, причем полезных для деятельности Андрюши Улитиных, Дятловых, Бродских, Юдиных, Ясинских. Я с трудом себя сдержала, ведь я терпеть не могу эти приемы, но ничего не поделаешь я жена известного в Москве адвоката.

— Даша, я наняла, для Ильи няню Варнавину Анастасию Михайловну у нас так принято.

— Мама, а может, хватит лезть в нашу семейную жизнь? — развернувшись, рявкнул на мать Андрей.

— Но Андрей у всех наших знакомых есть няни и потом это престижно.

— Мама я хочу сам воспитывать своих детей без посторонних в доме людей, надеюсь, что ты меня услышала.

— Как знаешь, — холодно обронила, Регина Сергеевна набирая номер няни.

— Андрей, это все ее влияние, а я говорила тебе впрочем, кому я это говорю, — вздохнула женщина, махнув рукой.

— Даш, не обращай, на Регину внимание ее снова несет куда-то, не туда, — похлопав, меня по плечу сказал свекор.

— Я знаю, но так она будет подрывать авторитет в глазах наших детей.

— Ты права я поговорю с ней.

Уложив, сына в кроватку я поднялась наверх.

— Надень лиловое платье волосы распусти, — подойдя, ко мне сзади посоветовал Андрей.

— Не грусти мама вспыльчива, но отходчива порой ставить на место ее просто необходимо.

Гости держались, со мной сдержано еще бы Ясинские планировали породниться с Симоновыми, а тут я им все карты спутала. Мне повезло, что Андрей в рот маменьке не смотрит.

— Регина, ну что он в ней нашел? Приворожила она его что ли? — закурив кальян, глухо спросила свекровь крашеная блондинка.

— Свет, сама не знаю, но мешать им я не стану, я ни хочу его потерять.

— Будешь терпеть ее ради сына?

— А что мне остается? Если только она увлечется его двоюродным братом, который должен прилететь из Сочи в Москву по делам здесь у него филиал нерва хирургии глаза.

— Кирилл что ли?

— Да.

Да, похоже, свекровь свое отношение ко мне никогда не изменит, — вздохнув, подумала я.

— Андрей, я пойду, покормлю сына.

— Я помогу тебе.

— Гости неудобно.

— Ничего. Что с тобой на тебе лица нет? Даша.

— Не здесь и не сейчас.

— Хорошо.

Ксения говорила мне, что Москва город греха, что здесь простушкам не место, тем не менее, сдаваться, я не собираюсь более того открою подростковый психологический центр « Лучики света» свекровь права не гоже жене адвоката быть воспиталкой.

— Андрей, я хочу, открыть психологический центр из сада я решила уйти, я переросла себя.

— Я рад. Даш, сад был твоей первой ступеней у тебя богатый потенциал и не скажешь, что воспитывалась в детдоме.

— Заснул? — подойдя к кроватке, спросил Андрей.

— Да.

— Пойдем, вниз после поговорим ведь ты еще не все мне, сказала, не так ли?

— Так.

Внизу орала оглушительная музыка, да так что у меня заложило уши, и я ее приглушила.

— В чем дело? — гнусаво обратилась ко мне девица с серьгой в носу.

— У меня болит голова и вы не в клубе.

— Мама, это что за отстой?

— Дашенька, прости, ее она, не ведает, что говорит, — сухо обратилась ко мне холеная брюнетка.

— Андрей, я хочу, чтобы этот цирк закончился, я не собираюсь мириться с тем, что эти люди поливают, меня грязью я того не заслужила, — я не смогла сдержать слез.

— Даш, они сейчас уйдут, и я тебе, обещаю, мы больше не будем жить ни по чьей указке, — прижав, меня к груди, сказал Андрей.

— Банкет окончен, — глухо объявил Андрей гостям.

— Чего так? Твоей плебейке мы рылом не вышли? — сухо спросила Андрея блондинка в красном.

— Я устал от вашего лицемерия и фальши вы фальшивы и до того циничны, что я рад что встретил чистого души человека.

— Ты болен, ею очень скоро эйфория пройдет, и ты пожалеешь, что выбрал жену не по статусу.

Когда дом опустел, я, решилась на серьезный и долгий разговор с мужем. Терпеть интриги за спиной со стороны его матушки и ее подруги я не собираюсь.

Подойдя, к библиотеке я, досчитав, до десяти, зашла Андрей, молча, курил у окна.

— Тут замешана мать и ее подруга тетя Света, не так ли? — глухо спросил меня он.

— Они хотят подбить твоего братца на то, чтобы он … вообщем они хотят разрушить наш брак. Я так устала от этих интриг.

— Этому не бывать, тем более что Кирилл прилетает из Сочи с Яной и Алевтиной моя мать даже не в курсе того, что он женат уже как пять лет. Даш, мы будем, вместе назло всем врагам я тебе это обещаю.

— Завтра крестины не помню только когда, — почесав в затылке, сказала я.

— В двенадцать.

Среди ночи мы проснулись от телефонного звонка.

— Кто? — сонно спросил Андрей.

— Я. Мы уже в Москве в нашей московской квартире завтра в церкви будем, во время я, хочу посмотреть на племянника.

— Кир, ты как снег на голову.

— Мне позвонила, Ника обрисовала, все в красках сказала, что ваша мать затретировала девушку, а ведь Яна тоже из детдома правда в подростковом возрасте над ней взял опекунство ее дядя Самойлов Виктор Степанович.

— Выходит твоя мама не в курсе того, что он женат?

— Выходит, что так отношения с его матерью у нее напряженные из отца когда-то давно тетя Инна и мой отец были любовниками.

— Ну, ничего себе.

— Я сам был в шоке, как и мой брат, ему, было жалко своего отца дядю Толю сейчас он известный в Москве архитектор естественно с него матерью он, развелся.

— Давай спать завтра рано вставать, — тихо шепнул Андрей, выключая ночник.

В половине седьмого я проснулась от плача сына. Набросив халат, прошла в детскую. Покормив, сына грудью я пошла в душ. Лера ела хлопья, когда я зашла в столовую.

— Доброе утро Дарья Витальевна, — улыбнувшись, сказала домработница.

— Доброе. Андрей встал?

— Нет еще.

Позавтракав, я решила посмотреть, в чем сегодня мне ехать в церковь на крестины. Найдя, кремовый брючный костюм я подумала, что это то, что надо.

— О чем призадумалась? — обняв, меня за плечи спросил зевающий стоящий сзади меня Андрей.

— Да так прикидываю когда сообщить Зое Петровне о своем уходе из сада.

— Тогда когда центр будет функтциклировать.

— Ты прав спешить не стоит, но ведь ты мне поможешь?

— Помогу.

— Спасибо.

— Даш, я хочу, чтобы ты знала, Андрей тяжело вздохнул ты можешь на меня положиться.

Смотря, в спину удаляющемуся мужу я уяснила, для себя одно: он никогда не должен видеть во мне слабую женщину. Слабых Москва не щадит, она их доламывает.

Прошло полгода…

Господи как же все-таки быстро летит время нашему сыну уже полгода Лере уже семь лет в следующем году пойдет в первый класс. С завтрашнего дня наш малыш пойдет в ясельную группу детсада «Муравушка» к Золотовой Алле Викторовне.

— Даш, ау, о чем размечталась? — выйдя в лоджию, спросила меня свекровь.

— О том, как все-таки быстро летит время.

— Знаешь, а ты хваткая девка своего не упустишь, вон сын здание под твой центр тебе купил, околдовала ты его, что ли аль как?

— Регина Сергеевна ваше отношение ко мне уже никогда ко мне не измениться я приняла это как данность, но я не потерплю, чтобы вы понижали, мой авторитет в глазах наших детей я ни, хочу, чтобы их психика страдала.

— И что же ты предлагаешь?

— Нейтральные отношения Лера любит вас, но и меня тоже девочка разрывается между двух огней.

— Ты права ты заменила ей мать, — закурив, кивнула свекровь.

— Я рада, что вы меня услышали, а теперь давайте вернемся к гостям.

— Андрей, ты, что купил мне центр? — тихо спросила я мужа за танцем.

— Хотел тебе сделать сюрприз. Вообщем сейчас там идет евро ремонт, насчет специалистов я уже позаботился, подогнал друзей детства Гурьянова Степана Витальевича, Ульянову Ксению Викторовну, Дарову Ирину Матвеевну.

— Откуда ты их всех знаешь?

— Вопреки воле матери я дружил, с теми с кем, велело мое сердце, сколько себя помню, меня всегда пытались сломать.

— Тяжело тебе, наверное, было.

— Если бы не бабушка и отец не знаю, чтобы с нами было.

— А где твоя бабушка? — ты мне про нее ничего не рассказывал.

— Она живет, в деревне Белая она еще, была у нас на свадьбе такая статная брюнетка в бардовом платье.

— Алевтина Георгиевна? — у нее еще ферма.

— Совершено, верно.

— Хорошая у тебя бабушка живет с председателем Воронцовым Петром Степановичем.

— Ты ей тоже очень понравилась.

— Ребята такое ощущение, что нас для вас нет, — выключив музыку, сказал мужчина в очках.

— А так Олег и есть, мы с Дашкой счастливы.

Ирина подарила малышу машинку, а Вероника самосвал с развивающей игрой, а мы пулемет.

— Андрей я уложу сына.

— Я помогу тебе.

— Неудобно я сама.

— Только недолго.

— Хорошо.

Уложив, Илью я, спустилась вниз. Жалко его завтра впервые отведу в сад, где он познакомиться с другими детьми, но сидеть дома, у меня больше нет сил. Около одиннадцати гости стали разъезжаться по домам.

— Завтра выйдешь на работу? — закурив, спросил Андрей.

— Да и я хочу уволиться хочу сама проконтролировать ремонтные работы центра.

— Это логично.

— Я хочу тебя, — срывая с меня остатки одежды, — прохрипел Андрей.

Он в постели такой же ураган, как и в жизни, — лежа у него на плече, мысленно рассуждала про себя я. Несмотря на то, что мы с ним слишком разные нас тянет друг к другу.

Заснув под утро, я проснулась от звонкого смеха Ильи и ворчания Леры.

— Дети уже встали, — потянувшись, сказала я.

— Иди я сейчас подгребу, — зевая, сказал мне вслед Андрей.

Рима Ивановна кормила детей овсяной кашей, когда я заглянула в столовую.

— Сделайте нам по омлету.

— Хорошо Дарья Витальевна.

Взяв черную водолазку, пиджак и юбку миди я пошла в душ. Через пять минут в дверь постучали.

— Заходи.

В душе мы задержались на пол часа. Через пол часа мы вышли из дома. Лера все посматривала на часы.

— Мам завтра у нас утренник вроде выпускного.

— Дочь, спасибо что напомнила, — нажимая на газ, сказала я.

— Меня сегодня заберет бабушка?

— Да солнышко.

Поставив, машину на стоянку я, взяв за руку Илью, повела его в ясельную группу к Алле Викторовне.

— Дашка вот это сюрприз, — обняв меня, сказала подруга.

— Алл, я увольняюсь, вообщем открываю психологический центр для подростков.

— Я сразу поняла, что ты пробивная девочка далеко пойдешь, кстати, в старшей группе сейчас Минаева Зоя Филипповна.

— Я знаю. Зоя Петровна у себя?

— Да.

— Даш, это правильно все-таки твоя свекровь права, что не солидно, что у адвоката жена воспиталка.

— Потому я и не хочу создавать нервозную обстановку в семье а его мать может задавить любого впрочем с сыном у нее ничего не выходит вот она и беситься все вышло из под нее контроля.

— Тяжело тебе с ней?

— Знаешь, когда я только познакомилась, с Андреем я сразу поняла, что с ней мне будет не просто, но я не отступилась от своего, потому что поняла что это мое счастье.

Зоя Петрова молча, курила у окна, когда я к ней подошла.

— Здравствуй, Дашенька, вижу, пришла ко мне за увольнением я сразу поняла, как только ты к нам пришла, что ты пойдешь дальше детсада.

— Я решила открыть психологический центр для подростков, да и для воспитанников детдома.

— Хорошее направление так держать. Даша тебе очень повезло, с мужем он еще, не сучился.

— Это да хотя.

— Даш если ты про его « темные делишки» то прожить честно в наше время нереально.

— Да знаю я, но принять как-то тяжеловато.

— Придется такова жизнь. Как центр специалистов набрали?

— Андрей подобрал, за что большое ему спасибо ремонтные работы уже идут, полным ходом с завтрашнего дня, буду контролировать бригадира Сумава Виталия Петровича.

Пройдя, несколько кабинетов с обходным листом я забрала детей домой.

— Мам, а у меня же сегодня художественная школа.

— Поедем завтра ничего страшного, если пропустишь, а вот с языками я с тобой сегодня позанимаюсь.

Возможно, я строга с дочерью, но моя строгость пойдет, ей только на пользу художник это не профессия очень часто художники деградируют, и спиваются, часто, принимают наркотики такой участи для своей дочери мы, не хотим, потому если надо ломать будет ломать ее волю. Домработница убиралась, когда мы приехали.

— Мойте, руки сейчас будем обедать, — снимая пиджак, сказала я.

Разлив грибной суп по тарелкам я поставила их на стол.

— Мам, а что теперь в саду ты не будешь работать?

— Не буду, Лера теперь я буду профессиональным психологом.

— Круто.

— Ой, я не слышала, как вы пришли, дверь была, открыта, вы уж простите.

— Рима Ивановна чтоб это было в первый и последний раз.

— Это больше не повторится.

— Лера ты доедай, потом переоденься я приду к тебе через десять минут.

— Хорошо.

Уложив, сына я решила принять душ. Взяв, телефон я набрала Андрея. Трубку он не снял. Черт у него же сегодня суд защищает жену банкира Зотову Марту Сергеевну. Надев, голубое платье я, стянув, волосы в хвост, вышла из ванной. За занятием языками я не заметила, как приехал муж.

— Вот вы где, а я ищу вас по всему дому, — потирая виски, сказал Андрей.

— Как все прошло?

— Процесс я выиграл племянника Рината Сергеевича, убила его жена Светлана, которая попыталась переложить свою вину на плечи жены моего клиента.

— Лера, порисуй здесь пока.

— Хорошо.

Достав запеченную утку в яблочном соусе, я подогрела пюре.

— А где Рима Ивановна?

— Она поехала за продуктами. Андрей сегодня она не закрыла входную дверь.

— Ты поговорила с ней?

— Да.

— Ремонт закончат через три дня делают мои знакомые, которые в этом деле профи, — закурив, сказал Андрей.

— Я буду только рада.

Хлопнула дверь и в столовой появилась домработница.

— Купила свежих фруктов и орехи.

— Спасибо.

— Андрей, завтра у Леры выпускной.

— Он в половине седьмого?

— Да.

— Тогда я успею.

Вечером мне позвонила Ксения. Честно говоря, этот звонок меня напряг, насколько мне известно, банкир Чернов Виктор Борисович поймав, ее с охранником турнул ее общаться с ней нет ни какого желания.

— Алло. Ксения я занята.

— Что зазналась что ли?

— Наши пути разошлись. Нам не по пути.

— Думаешь, что твой будет с тобой всегда? Ошибаешься.

Дослушивать пьяный бред я не стала, я, бросила трубку.

— Рима Ивановна для нее меня больше нет.

— Решила порвать с прошлым окончательно?

— Да.

— Давно пора.

Прошлое осталось в прошлом сейчас у меня другая насыщенная жизнь, где нет месту опустившимся деградирующим личностям. Открыв, гардероб я надела платье цвета морской волны волосы распустила, по плечам сегодня годовщина нашей свадьбы семь лет мужу я, купила новый мобильный телефон. Андрей подарил мне букет белых роз и кольцо с бриллиантом.

— Даш, гости уже подъехали, прости, что утром не поздравил.

— Я сама в суматохе забыла.

— Ничего лучше поздно, чем никогда.

Первыми приехали его родители подарили нам новый чайный сервиз.

— Поздравляю.

Ирина с Дмитрием подарили нам картину, которую мы повесили, в гостиной она доминирует с обоями. К семи часам погреб брат Андрея с Яной и Алей. Они подарили нам икону пресвятой Девы Марии заступнице семьи. Вероника подарила какой-то оберег.

Мужа я не идеализирую, порой он бывает, вспыльчив, пытается исправить некие, п о его мнению, во мне недостатки.

— Даш, ты не расслабляйся, коллега Андрея время зря, не теряет — сказала мне в лоджии Ника.

— Ты имеешь в виду Бродскую Викторию Дмитриевну? — поперхнувшись, кофе спросила я.

Так вот почему он так воодушевлено мне помогает, заглаживает свою вину, — с горечью пронеслось в голове.

— У них что-то есть? Ник я хочу знать все.

— А ты уверена?

— Да. Ника я обрела счастье, я доверилась человеку, которого посчитала, своей второй половинкой я доверилась, ему я думала, что мы будем вместе всегда.

— Считай, что этим центром он от тебя откупился, и… Даш я не стала бы тебе ничего говорить, если бы не относилась, к тебе как к сестре у вас был фальшивый брак.

Увидев, в окне силуэт мужа возле машины я решила посмотреть, что он там делает. Лучше бы я это не делала, он целовался с блондинкой.

— Даша, держи себя в руках это хорошо, что у тебя есть психологический центр, я помогу тебе раскрутиться помогу с адвокатом, — прижав, меня к груди сказала мне Ника.

Я хотела голосить в голос но, посмотрев на детей, я поняла, что просто обязана быть сильной.

— Лера собирайтесь мы уезжаем.

— Я остаюсь с папой, а ты можешь уходить. У меня будет другая мама.

— Даш, Лера останется, с ним она его дочь тут ничего не поделаешь, а вот Илья останется, с тобой прими это как данность, — тихо сказала Ника.

— Ты права.

— И куда ты собралась? Знаешь, с тобой я был, посмешищем я, пытался переделать тебя, чтобы ты из детдомовки походила на москвичку.

Слушая, некогда любимого человека я, не верила своим ушам.

Собрав, вещи я на автомате вместе с сыном вышла из дома. Вспомнив слова Ирки: «Ты еще хлебнешь с ним горя» я поняла, как она была права. Ничего начну все с нуля, — впервые закурив, решила для себя я.

Зайдя, в обшарпанный пахнущий хлоркой подъезд я с трудом сдержала слезы. Ничего главное, что квартира у меня хоть и однокомнатная, но просторная, — успокоила себя я, поднявшись на пятый этаж. Утром зазвонил телефон.

— Алло.

— Даш, это я Ника я сведу тебя сегодня в 15:45 с Туровым Глебом Сергеевичем он разведет вас без проблем, тем более что мой брат особо препятствовать не станет его любовница, беременна и это не все наша мать лишила тебя родительских прав.

— Ильи?

— Леры.

— Ника, девочка сама сделала, свой выбор я многого тебе не, рассказывала, но для нее я была прислугой, но не мамой.

— В редких случаях падчерица любит мачеху.

Отвезя, сына в сад я поехала в центр Ника была уже там.

— Все готово. Даш я могу быть твоим замом, если ты не против.

— Я буду только рада.

— Открытие завтра.

— Даша, я понимаю, как тебе тяжело я сама мать одиночка знаю, что это такое, но надо жить дальше у тебя сын живи ради него.

— Ты права.

В половине третьего я вышла из дома. Собрав волю в кулак, я дала себе слово, что больше не пророню ни слезинки из-за мужика. В ресторане «Тор» было многолюдно.

— Вы вовремя, — хрипло обратился ко мне брюнет в темных очках.

— Не люблю опаздывать.

— Это хорошо люблю пунктуальных людей. Что птица оказалась не твоего полета?

— Глеб Сергеевич давайте не будем переходить на личности, — холодно осадила я мужчину.

— А ты не так проста впрочем, ты права деньги принесла?

— Принесла.

— Разведут, вас за два дня его баба беременна, это в его же интересах подумай об алиментах.

— Платить он их просто обязан Илья наш совместный ребенок.

— Насколько я знаю, он и не отказывается.

— Когда суд?

— Завтра в половине второго.

Я была, разбита моя жизнь, рухнула, а ведь я совсем недавно была, такой счастливой у меня был, муж дети и в одночасье все рухнуло, а может все эти семь лет, он надо мной потешался, а когда я ему надоела, просто, выставил вон из своей жизни. Скорее так оно и есть.

Жалко Лерочку, но там есть, кому о ней позаботиться Андрей отдал ее своей матери. Вздохнув, я, поехала в сад за сыном.

— Дашенька, мы наслышаны и.

— Зоя Петровна не надо меня жалеть ведь вы говорили мне, что он мне неровня, а я не послушала вот и получила.

— Хорошо то, что венчание фальшивое.

— Это, да и, похоже, что семь лет нашего брака тоже фальшивые только сейчас я стала, ловить себя на мысли что тепла то от него и не чувствовала да, был секс и то быстрый.

— Девонька моя раньше ты так не рассуждала, вижу, наболело у тебя.

— За него я шла девочкой наивной девочкой, которая верила в чистую любовь в возможное счастье.

— Даш, у тебя еще будет счастье.

— Пока я ничего ни хочу я хочу встать крепко на ноги сейчас у меня только одна забота это мой сын.

— Повзрослела ты.

— Москва меня пообломала.

Куря на кухне, я дала себе слово, что заработаю на пятикомнатную, мой сыночек ни в чем не будет нуждаться, что же касается, мужчин теперь я умнее боле никогда не растворюсь в мужике, научена печальным опытом.

Проснувшись, в половине десятого я, открыв гардероб, достала темно— синий брючный костюм волосы распустила, по плечам в половине одиннадцатого мне в суд сына, отвела в сад.

— Ну, здравствуй. Знаешь, а я рад, что так все закончилось, живя с тобой, я не мог, пригласить в наш дом наших знакомых мне было стыдно.

— Пытаешься сделать мне больно? Не получится. Теперь мы с тобой чужие люди, — перебила его я.

— Сильную бабу включила да кому ты тут сдалась!?

— Это мы еще увидим.

Прошло три года….

Мой центр процветает, от клиентов нет отбоя. В большинстве случая трудные неуправляемые подростки, подсевшие на спей-с и синтетические наркотические курительные смеси. Сегодня у сына день рождения его отец присылает смешные крохи, а так и не разу и не был. Мы живем теперь в центре Москвы в просторной шести комнатной квартире.

 

 

 

 

 

ГЛАВА 5

 

У нас не хоромы, но довольно мило. Навесные потолки, прихожая отделана под дерево золотое обрамленное в резную рамочку зеркало мебель девятнадцатого века. Я для себя решила, если выйду замуж поставлю квартиру на сигнализацию и запишу на сына.

— Дарья Витальевна на стол накрывать? — просунув, голову в дверь спросила Светлана Дмитриевна.

— Да.

— Дарья Дмитриевна завтра у меня семинар заберите, пожалуйста, малыша из сада.

— Хорошо.

В половине шестого приехала Ирина с Дмитрием и Вероника с Вадимом и Денисом.

— Он копия Андрея жаль только что брат ничего слышать о нем не хочет, словно его подменили.

— Значит, так тому и быть.

— У тебя просторно.

— Стараемся.

Утро выдалось, суматошным мы чуть, не опоздали, в детсад еще разыгралась метель. Отвезя, сына в сад я поехала, в центр на перекрестке мою машину стало заносить, что было, потом я помню смутно. В себя я пришла, в реанимации через три дня не ощутив, ног я испугалась.

— Виктор Александрович Снегирева пришла в себя.

— Иду.

В палату меня перевели, через три дня сутки рядом со мной, дежурит сиделка.

— Ну, здравствуй. Ты в курсе того, что над твоей машиной поработал спец?

— Нет. Вы меня пугаете, что со мной?

— Когда немного окрепнешь, буду оперировать, тебя на ноги тебя поставлю я хирург, а это элитная клиника «Живой дух».

Присмотревшись, к зеленоглазому брюнету лет тридцати пяти я поймала, себя на мысли что где-то его уже видела вот только где.

— Не напрягайтесь для вас сейчас это вредно.

— С кем мой сын?

— Он с Вероникой Александровной, кстати, это она оплатила операцию, которую я вам сделаю, а знаете вы меня, потому что в прошлом у меня были «темные делишки» с вашим бывшим мужем кличка Конь вам ничего не говорит?

— Припоминаю, — поежившись, пробормотала я.

— Даша, все с вами будет, хорошо я поставлю, вас на ноги я даю вам слово. Даша ваша авария произошла, не случайно уж простите, но я провел собственное расследование, баба Симонова потеряла, ребенка и он решил во, чтобы то ни стало забрать у вас Илью, а чтобы с вами не судиться решил вас убрать все просто как дважды два.

Я не верила, своим ушам бог мой получается, что семь лет я прожила с практически чужим человеком. Я была разбита, раздавлена у меня был доктор и Ника, которая протянула мне руку помощи.

— Что с центром? — глухо спросила я.

— Он выкупил, здание, сказал, что тебе оно без надобности все равно ты труп грозиться признать тебя недееспособной. Даш я в ужасе мой брат монстр, а мамаша еще хлещи.

— Не признает я знаю пару его мокрых делишек если это станет известно новому прокурору Москвы Потапову Виктору Павловичу его карьере конец, как и ему самому я могу это организовать.

— Я была бы вам очень признательна, — глухо сказала я.

— Ты изменилась, стала храбрее что ли.

— Я стала, той коей была до встречи с ним меня он, переломил, а я и не заметила.

— Девушка больной надо отдыхать через три дня первая операция.

— Я уже ухожу.

Если бы не поддержка Виктора не знаю, чтобы со мной было.

— Тебе предстоит три операции.

— Я готова только будет ли результат?

— Будет, пройдешь реабилитацию в Германии, хотя сейчас с немцами у нас не очень благо кореш мой там живет.

— Спасибо.

Первую операцию мне делали, под наркозом после нее появилась, положительная динамика я немного стала ощущать ноги, но эти дикие боли в спине сводили, меня с ума через месяц, мне сделали, вторую операцию сделали, через полгода я стала садиться, но встать так и не смогла. Через два года меня подготовили к третьей операции, честно говоря, я уже отчаялась.

После операции я смогла встать боли в спине не почувствовала, только прихрамываю пока.

— Тебе придется ходить с корсетом, — подойдя ко мне сзади, чтобы поддержать меня, чтобы я ненароком не упала, — сказал Виктор.

— Даш, Симова больше нет, Ерш убрал его.

— Благодарю.

— Даш, ты дорога мне не как пациентка я знаю, что у тебя сын, но поверь это не проблема я давно мечтаю о детях только вот злодейка судьба не посылает мне ту единственную, которая подарит мне сына или дочь лишь бабочек на ночь я не стану тебя торопить, только не отказывай.

— Вить, все так быстро я толком на ноги еще не встала, дай мне время.

— Хорошо.

— Вить лететь в Германию я ни хочу в Москве мне спокойнее там чужбина.

— В принципе реабилитацию ты можешь пройти в моем реабилитационном центре «Живой родник жизни».

— Спасибо.

— Как Дашенька? — услышала я хрипловатый женский голос за спиной Виктора.

Оглянувшись, я увидела стоящую у двери женщину лет сорока шести в бежевом брючном костюме.

Скорее всего, она психолог только у них такой цепкий взгляд рентген, — подумала я.

— Мама, ты так неожиданно.

— Сын я же должна увидеть свою будущую невестку, а она твоя судьба, — заглянув сквозь меня, сказала женщина.

Похоже, его мать мало того, что психолог так провидица плюс экстрасенс, — подумала я.

— Даш, это Эльвира Николаевна потомственная провидица экстрасенс психолог центр «Чаша жизни».

Смотря на то, как суетиться Виктор, я подумала, а почему бы и нет, по — крайней мере, со мной он искренен, с ним я расслаблена, не напряжена как была напряжена с Андреем с ним я такая, какая есть. Пока для меня он просто друг, но ради сына я создам с ним семью, а там видно будет.

— Вить оставь нас.

— Только недолго.

— Я знаю.

— Ты сильно обожглась и боишься, вновь полюбить не бойся, с Виктором ты, не пропадешь, у вас, будет черноволосая девочка Анастасия.

Прошел год…

Я прошла, реабилитацию жизнь потихоньку входит в колею, мать Виктора помогла мне выкупить у обезумевшей матери Андрея психологический центр «Лучики надежды» мы с Витей готовимся, к свадьбе я, живу в центре Москвы в семи комнатной просторной квартире. Я вдруг поняла, что вот оно мое счастье это я поняла, находясь на волосок от смерти. Илья тянется к Виктору малышу в мае исполниться четыре года.

Пусть у меня к Виктору не обжигающая страсть это даже к лучшему, но с ним я чувствую себя защищенной с ним мне ничто не страшно.

— Виктор, ты шутишь? Она же без рода, без племени — услышала я грубый женский бас в прихожей.

— Светлана, а тебя здесь никто не ждал ты сама три года назад ушла от Виктора, честно говоря, я порадовалась, — прервала нахалку Эльвира Николаевна.

— Свет, тебе здесь не рады, — сухо обратилась к непрошеной гостье Алина сестра Виктора.

— Ну и черт с вами.

Подойдя к Виктору, я нежно к нему прижалась.

— Даш, у меня для тебя кое— что есть.

Достав, не большую красную коробочку он, достав ее, стал открывать и чуть не выронил.

— Да не волнуйся, ты так на тебя это не похоже я согласна, — надев, золотое кольцо с бриллиантом сказала я.

— Сам себя не узнаю, хотя удивляться тут не чему я, как только впервые тебя увидел, понял что пропал. Даш ведь я сразу понял, что ваш брак с Андреем не долговечен, он всю жизнь шел по жизни играючи.

— Он остался в прошлом жаль только Леру.

— Ее на воспитание взяла Вероника, кстати, она не так проста, как тебе кажется, ведь руку к твоему покушению приложила, она не хотела делиться с тобой психологическим центром.

— Вить, давай, не будем копаться в прошлом, давай жить здесь и сейчас.

— Ты права давай вернемся к столу, а то нас заждались.

Сидя рядом с Виктором, я поняла, что вот оно счастье мое рядом.

— Дарья Витальевна вас к телефону Щедрина Марина Александровна вы ее знаете? — зайдя в гостиную, спросила Мария Григорьевна.

— Она в свое время заменила, мне мать скажите ей, что я сейчас подойду.

— Алло.

— Дашенька ну куда ты пропала, я уже, не знала, что думать я думала, что тебя уже в живых нет со всеми, порвала, ушла на дно.

— У меня не было, другого выхода я вообще думала, что не выживу. Моя жизнь весела на волоске, и я скоро выхожу замуж за человека, который поставил, меня на ноги он, был знаком с моим бывшим мужем, а ведь еще тогда я видела, как он на меня смотрит, но была ослеплена слепой любовью к Андрею и пропустила свою настоящую судьбу.

— Видно судьбе было так угодно. Я рада за тебя.

— Марина Александровна я хочу, чтобы вы были на моей свадьбе.

— Я буду только рада.

За разговором с директором дет дома, я не заметила, как пролетело время.

— А где твоя мама и Алина?

— Они уехали, решили, тебя не прерывать мать, сказала, что Марина чуткий светлый человек.

— Мне так неудобно, — вспыхнув, пробормотала я.

— Брось они уже собирались уезжать. Даш, я хочу дать Илье свою фамилию хочу, чтобы у него была полноценная семья ни как у меня.

— Тебя бросил отец?

— Еще до моего рождения, кстати, это брат отца покойного Конин Валерий Александрович.

— Фамилию то дал?

— Пришлось, потому — что в противном случае ему, грозил, срок моя мать была не совершеннолетней.

— А твоя бабушка?

— Бабушка Нюра живет, в деревне Еловая в настоящей избе собирает, травки лечит людей.

— Хочу с ней познакомиться.

— Познакомишься завтра. Даш я говорил, со знакомой из опеки оформить усыновление я могу до нашей свадьбы.

— Вить, я буду только рада ради Ильи я горы готова свернуть.

Лежа на плече у Вити я поняла, что с ним я такая, какая есть с ним мне комфортно и самое главное мне не надо себя подгонять под мужика.

С трудом, проснувшись, от назойливого будильника я, протерев глаза, прошлепала, в ванную по шуму воды я, поняла, что Виктор там. Робко постучав, я услышала: «Входи».

— Даш, возьми, с собой паспорт поедем в центр планирования семьи «Детство», — закурив, сказал мне Виктор за завтраком.

— Я думала, что придется ждать месяцами.

— Деньги решают, все к тому же директору центру опеки семьи я вытащил сына с того света.

— Хорошо я только позвоню Анастасии Георгиевне.

— Даш, с завтрашнего дня Илья будет ходить в детсад с уклоном в «Ягодку».

— Спасибо тебе. Вить хоть все позади, но я в какой-то прострации.

— Ничего время лечит, — прижав, меня к себе сказал Виктор.

За окном идет проливной дождь на календаре август, а такое ощущение, что глубокая осень. Достав теплый костюм цвета, хаки я, надев его, связала волосы в хвост.

— Вить, я хочу, чтобы Илья был прописан в своей квартире, которая будет ему принадлежать при совершеннолетии.

— Почему ведь я дам ему свою фамилию воспитаю как своего?

— В жизни может, случиться всякое я ни хочу, ни от кого зависеть однажды я доверилась человеку, который был для меня воздухом, и едва, не распрощалась с жизнью.

— Хорошо пусть будет по— твоему только верь мне.

— Я тебе верю.

Оставив, Илью с Марией Григорьевной мы, поехали в центр опеки и попечительства.

Припарковавшись, возле массивного девяти этажного мраморного здания отделанного в стиле рококо мы вышли из машины.

— У Валерии Степановны утонченный вкус, — закурив, заметила я.

— Даш, у них не курят.

— Прости. Вить, а ведь я не курила, закурила от безнадеги, чтоб в петлю не полезть.

— Я понимаю. Даш это не самый большой недостаток.

Внутри светлый линолеум на стенах рисунки детей кругом комнатные цветы.

— А вы к кому? — спросила нас ни откуда появившаяся девушка в белой блузке и черной юбке.

— Мы к директору опеки и попечительства Соколовой Лидии Ивановне.

— Минуточку.

— Проходите, — мило нам, улыбнувшись, сказала девушка.

— Соня, принеси нам кофе.

— Хорошо Лидия Ивановна.

Кабинет просторный кругом навесные цветы кремового оттенка жалюзи.

— Давайте перейдем к делу, — поставив, чашку с кофе на поднос сказала я.

— Спешите жить, но и то верно. Виктор тридцатка с тобой?

— Да.

— Тогда без проблем сейчас оформим все бумаги. Алевтина Георгиевна зайдите ко мне в кабинет.

Получив, документы за один день я, порадовалась тому, что у моего будущего мужа кругом связи. Подготовка к свадьбе идет полным ходом я, так же как и Виктор хотим, обвенчаться во Владимировском Соборе свадьбу он, хочет отметить в «Чародее».

— Вить, а Алина экстрасенс? — закурив, вдруг, спросила я.

— Она ворожея салон «Сила мира».

— Понятно.

— У нее есть дочь Алиса, но замуж они выйти не могут все мужчины, которые их окружают, умирают.

За разговором мы не заметили, как доехали.

Среди ночи Виктору позвонили, и из клиники привезли, мужчину после ДТП придется собирать по кусочкам.

— Вить что нет врача, который может оперировать?

— Есть, но он не в эту смену, к сожалению врачей, от бога в моей клинике взял и обчелся.

— Тогда их не стоит держать, в клинике они опасны для людей.

— Я подумываю об их замене, но пока я не подыскал достойную замену приходиться вкалывать как папа Карло.

— Может позвонить в кадровое агентство «Фортуна»?

— Малыш я ценю твою заботу, но я буду решать свои трудности сам.

— Как знаешь, просто мне бы, не хотелось, чтобы ты себя загнал.

— Даш, я позвоню в кадровое агентство, как только вернусь со смены.

— Тебе никто не говорил, что ты упрям как баран?

— Говорили и не раз. Даш я обязательно сам решу эту проблему.

— Хорошо все равно тебя не переспоришь.

— Я поехал, буду, рано утром не жди меня ложись.

 

Легко сказать ложись, лечь то я, легла, только вот сон все не шел в голову лезли всякие мысли. Промаявшись до 5:00 часов утра я прошлепала на кухню за чашечкой кофе. Увидев в окно подъехавшую машину Виктора, я с облегчением вздохнула.

— Ты что не ложилась? — закурив, спросил меня взъерошенный Виктор.

— Ложилась да что толку голову донимали, разные мысли, промаялась всю ночь и потом без тебя мне как-то неуютно.

— Тогда иди, ко мне сегодня, устроим себе выходной.

— Сегодня не могу, я и так запустила центр так дело, не пойдет, я не для того его выкупала.

— Жаль впрочем, у нас с тобой еще вся жизнь впереди.

Взяв, будильник я завела его на половину девятого.

Прижавшись к Витьке, я тут же уснула, мне, снилось море пляж и горячий песок, по которому мы ходили. С трудом проснувшись, от звенящего на весь дом будильника я на автомате прошла в ванную.

Приняв, душ я, надев голубое платье, стянув, волосы на затылке в пучок, зашла в столовую Виктор, молча, курил у окна, когда я к нему подошла.

— У меня сегодня выходной может в обед посидеть в «Ре-то» например.

— Я буду рада. Вить спасибо за то, что оформил Илью в элитный сад.

— Я хочу, чтобы у него было все самое лучшее.

Я рада, что мой малыш привязался к Виктору только жизнь длинная и еще неизвестно будем, ли мы вместе всегда после брака с Андреем я не загадываю, вперед и уже у меня нет уверенности в том, что мы будем вместе всегда.

— Ау ты где? — у меня создалось такое ощущение, что ты где-то далеко, но не со мной, — взяв, меня за руку, сказал Виктор.

— Я здесь просто задумалась.

— В субботу у меня мальчишник мать уже продумала, приглашения на свадьбу из Минска прилетит мой друг детства в Минске у него филиал белой и черной магии «Чаша мира Лукьянов Тимур Сергеевич.

— Понятно. Ой, Вить мне пора собираться, а то Илья в сад опоздает и у меня сегодня аврал.

— Звони.

— Хорошо.

Сегодня выдался, солнечный день к концу августа погода решила порадовать нас погодными деньками. Достав, голубое платье я, надев его, занялась волосами.

— Сынок, нам пора, — приоткрыв, дверь в детскую позвала я двухлетнего малыша.

— Иду

В машине меня застал звонок Ирины сейчас она замужем за педиатром Роговым Артемом Витальевичем у них двойняшки.

— Алло.

— Ну, ты мать даешь, я думала, тебя уже нет, на свете это ж надо так залечь на дно это хорошо у меня есть координаты твоей директрисы из детдома, а так тушите свет.

— Ир, давай встретимся в 11:35 сына в сад заброшу, — вздохнув, остудила я пыл подруги.

— Валяй.

— Это была тетя Ира?

— Да солнышко.

В «Ягодке» мы были первыми. Увидев, Алевтину Григорьевну я помахала ей рукой она родственница моей директрисы по детдому.

— Ты изменилась впрочем, еще с детства в тебе чувствовалась хватка.

В сумке зазвонил, телефон на дисплее, высветилась мой заместитель Чижова Инна Васильевна.

— Алло.

— Дарья Витальевна вы сегодня будите?

— Через два часа раскидай пациентов.

— Я вас поняла.

Помахав, сыну ручкой я поехала к кафе «Чародей» где мы впервые с Ириной заказали бутылку шампанского, и распили ее на двоих.

Увидев, эффектную рыжеволосую женщину в черных очках в красном платье я достала телефон, для того чтобы ее набрать, как эффектная женщина меня окликнула.

— Привет это ты?

— Я. Я просто изменила имидж я модельер «Сафиджо».

— А ведь подумывала податься в медицину, — закурив, сказала я.

— Что будите заказывать?

— Зеленый чай и фрукты.

— Ну, рассказывай, подруга куда пропала?

— После того как мой брак с Андреем развалился, я, съехала на квартиру, потом поехала, на работу и все туннель в себя, пришла, в реанимации, придя относительно в себя, я узнала, что меня заказал бывший муж.

— Вот гад ну он уже поплатился за это.

— Я ни хочу говорить об этом.

— И то верно. Когда свадьба?

— Через выходной, а платья нет.

— Так давай в субботу купим.

— Давай. Ир мне пора.

— Не вопрос, тем более что здесь у меня встреча.

— Тогда созвонимся.

Помахав, Ирке рукой я, поехала в психологический центр.

В регистратуре регистраторы занимались своей работой.

— Дарья Витальевна девочки ели справляются большой наплыв, — подойдя, ко мне, сказала старшая медсестра Таисия Сергеевна.

— Скажите, что через десять минут я начну, прием, пришлите мне Борову Зою Ефимовну.

— Хорошо.

Через пять минут в мой кабинет зашла молодая девушка с потухшим взглядом я сразу поняла, что у нее глубокая депрессия следствие потери ребенка.

Поговорив, с девушкой по душам я, выписала ей абонемент на ультра психологический тренинг в специализированную группу.

К 17:35 я валилась с ног. В основном идут ко мне и к Афончиной Еве Борисовне, Роговцу Виталию Павловичу, Лисицыной Лизавете Юрьевне. К остальным идут, вяло, подумываю об отсеивании таких сотрудников.

Взглянув на часы, я пошла к выходу, если не потороплюсь, рискую опоздать в детсад за сыном.

В машине застал, звонок Виктора, сказал, что будет, поздно у него экстренная операция на скорой помощи, привезли банкира Борского Артура Вадимовича.

— Понятно, — вздохнул я.

— Малыш, ну не дуйся это же работа.

— Понимаю.

В саду я была ровно в 18:00 деток уже разобрали.

— Почему так долго? У меня тоже дети.

— Было много работы и не повышайте на меня голос.

Выйдя из машины, я поймала на себе заинтересованный взгляд кареглазого брюнета тридцати пяти лет.

— Простите, мы знакомы? — приподняв очки, спросила я.

— Нет, я друг детства Виктора Лукьянов Тимур Сергеевич через дом я живу.

— Давайте зайдем, к нам, выпьете чаю с дороги.

— Пожалуй.

— Мам, а это кто?

— Друг твоего папы.

Нутром, почувствовав, что он пытается, подвергнуть меня гипнозу я попыталась воспротивиться. Не знаю, что он со мной сотворил, но я вдруг резко почувствовала к нему влечение, смотря на него, я вдруг увидела в нем своего бывшего мужа Андрея.

Услышав, шум подъехавшей машины я мысленно перекрестилась, потому что я реально испугалась, Тимура ведь я, была на один шаг от измены.

— Мария Григорьевна у нас гости?

— Тимур Сергеевич прилетел из Минска раньше, чем планировал, звонила Зоя Павловна.

— Витя, у тебя не женщина, а бриллиант, не боишься, что отобью? — подмигнув Виктору, спросил Тимур.

— Что за глупые шутки?

— Э, дружище успокойся, я неудачно пошутил, просто Дашенька самородок у тебя береги ее.

— Знаешь, я уже успел отвыкнуть от твоих своеобразных шуточек, — закурив сигару, сказал Виктор, когда я вышла из гостиной.

Черт возьми, что я творю. Ведь умом понимаю, что кроме горя моя связь с Тимуром мне ничего не принесет, но ничего не могу поделать, хотя придется сказать себе жесткое «нет».

— Дарья Витальевна на стол я уже накрыла, ждут только вас, — просунув голову в библиотеку, — сказала домработница.

— Спасибо я сейчас подойду.

Да друг Витька не так прост, как может показаться, вначале он самый настоящий белый маг гипнотизер, завладеть, чужим сознанием ему ничего не стоит интересно Витя знает или считает, что друг на подлость не пойдет из-за дружбы, — мысленно спросила себя я, выходя из библиотеки.

— Дашенька куда же ты пропала? — подмигнув, мне брутальным голосом спросил меня Тимур.

— Вышла подышать.

Почувствовав исходящие от него, флюиды я мысленно выругалась, разум, говорит мне не ловиться для него я в данной ситуации не как объект для страсти, а подопытный кролик он проводит на мне какой-то опыт, а вот сердце не согласилось со мной. Встряхнув, себя я мысленно, напомнила себе о том что, о своем не поправимом поступке после буду, жалеть да поздно, будет.

— Чай подавать? — нарушив воцарившуюся в гостиной давящую тишину, — поинтересовалась домработница, заглянувшая в гостиную.

— Подавайте.

— О, мне пора, — взглянув на часы, — сказал Тимур, засобиравшись, домой.

— Звони.

— Непременно.

— Он хоть был женат? — а то создается впечатление, что он посвятил себя науке, — тихо спросила я Виктора, когда тот ушел.

— Был, его жена покончила с собой при странных обстоятельствах и он по сей день себя винит, что там произошло так и не ясно.

— Специфический он.

— Что ощутила все прелести гипноза?

— Да.

— Даш, я рад, что ты устояла, и понимаю, каким был, дураком предложив потомственному магу быть свидетелем на своей свадьбе, но мы с ним с детства дружны были по-крайней мере.

— Ничего не предпринимай ведь больше, потом мы его не увидим.

— Надеюсь, — пробурчал Виктор, набирая номер некого Туганова Анатолия Борисовича.

— Толь привет это Виктор тут такое дело в субботу женюсь, а Тимур ни под каким предлогом не должен быть на нашей свадьбе.

— Поздно он уже посадил на крючок твою будущую жену, — вздохнув, сказал Анатолий.

— И что мне делать-то?

— Оградить ее от него. Свидетелем на твоей свадьбе стану я, хотя будь, уверен, он там появится.

— Он психолог?

— Он экстрасенс.

— Вить, я люблю тебя, — убрав прядь волос с лица, — пробормотала я.

— Я знаю, и не сомневаюсь в тебе, иди ко мне.

Секс был, бурным где-то он, превзошел Андрея.

— Ты завтра дома? — закурив, спросил Виктор.

— Завтра прошвырнемся с Иркой по магазинам, а ты?

— Завтра у меня мальчишник ведь впервые женюсь, был, холостяком пытался, жить в гражданском браке с Алисой не срослось.

 

Заснув, у него на плече я, проснулась от заливистого смеха сына и баса Витьки.

Хвала творцу за то, что послал его мне, — перекрестившись, мысленно, обратилась я к богу. Надев, голубое платье я, заплетя, две косы спустилась вниз.

— Ты похожа на школьницу, — поперхнувшись, кофе заметил Виктор.

— А где Илья?

— Строит что-то из конструктора он у нас смышленый малыш.

Через десять минут Домработница накрыла на стол в столовой.

— Мария Георгиевна сходите за Ильей.

— Хорошо, Дарья Витальевна.

После завтрака я набрала Ирину и тут же дозвонилась.

— Привет, — зевая, протянула подруга.

— Привет. Ну, так что заехать мне за тобой или встретимся в городе?

— Заезжай.

— А с кем останется Илья?

— Я могу за ним присмотреть, — улыбнувшись, сказала домработница.

— Хорошо, а то у мамы наплыв клиентов.

— Как погода?

— Поливает дождь как из ведра и холодно всего тринадцать градусов немудрено ведь через субботу первое сентября.

— Как быстро летит время, — вздохнула я, надевая черную водолазку с брюками.

— Не шали сегодня.

— Обижаешь, ни какого стриптиза я тебе это, обещаю.

— Ловлю тебя на слове, — крикнула я, ему вслед выбегая из дома, на ходу надевая плащ.

— Куда так спешим? — спросила меня баба Тоня, с пятого этажа которую я чуть не сбила с ног.

— Жить.

— То-то и оно что все вы куда-то несетесь, как, угорелые сами не зная куда, — проворчала мне вслед бабулька.

Может в чем-то она и права только по другому в этом мега полюсе нельзя растопчут, смешают, с дерьмом. Москва слабых не щадит, она их добивает. Включив, магнитолу я, вставив, кассету Шатунова нажала на газ.

— Салют, — услышала я бархатистый баритон совсем рядом.

Посмотрев по сторонам, я увидела, рядом с собой Ессентуки из окна высунулся Тимур собственной персоной.

Черт он завладевает моими мыслями более того моим сознанием, а я ничего не могу поделать, — мысленно выругалась я.

— Детка рано или поздно ты будешь, моей мне еще никто не отказывал.

— Считай что я первая. Ставить на мне опыты не советую.

— Жаль детка, что ты через, чур, умна для детдомовки.

Нажав на газ, я отбилась от назойливого кавалера.

Припарковав машину на Чайковского 229А я, припарковав, машину на стоянке, позвонила в домафон.

— Кто? — услышала я сонный голос подруги.

— Я. Ты, что спишь что ли?

— Проснулась, заходи дети у свекрови София Петровна привезет к вечеру.

 

 

 

Глава 6

 

 

Зайдя, в просторную 67 метровую прихожую я присвистнула, квартирка обставлена со вкусом в стиле девятнадцатого века.

— У меня нет слов твой муж миллионер?

— Он у меня пластический хирург клиника «Мир красоты».

Ирка собиралась пол часа я немного заскучала.

Надев лиловое платье, Ирка, надев, кремовый плащ, сказала: «Чего ждем, я готова».

— Я давно готова.

— Чего кислая такая аль передумала? — подкрашивая губы, спросила Ирка.

— Не поверишь, но я похоже конкретно подсела на крючок профессионального черного мага гипнотизера у него салон «Чаша жизни» кому-то помогает, а над кем-то проводит опыты самое страшное то, что он друг моего будущего мужа и то, что он напоминает мне Андрея и меня как к мужику к нему тянет.

— Ну, ты мать даешь ладно поехали, после того как купим, платье покумекаем, как тебе быть. Свадьба то будет?

— Это без вариантов.

— Играешь с огнем ты.

— Я как могу, держу себя в руках.

— Поехали, а то время идет.

В «Самбор» я купила расклешенное кремовое платье, расшитое золотыми розочками с фатой и белыми перчатками.

— Теперь в «Ласточку»?

— Давай.

В ресторане было многолюдно. Заказав, морепродукты я, ограничилась молочным коктейлем.

— Значит, хочешь одного мужика, а выходишь за другого?

— Я в растерянности, но я точно знаю разрушать, отношения с Виктором ради Тимура не стану.

— И правильно сделаешь ведь Тимур копия твоего бывшего.

— Он не привык, когда ему кто— либо отказывает, — вздохнув, сказала я.

— Пусть привыкает. Даш, тебе придется сделать для себя выбор либо ты с Виктором, либо с ним Витя не заслуживает к себе такого отношения.

— Ты права. Знаешь, после минутного помешательства я понимаю, что измени я Вите, потом никогда себе этого не прощу.

— Вот и не разменивайся, а чтобы не плыть от него, будучи под влиянием гипноза обратись за помощью к будущей свекрови.

— Точно и как я об этом не подумала.

Подвезя подругу до дома, я набрала, Эльвиру Николаевну к счастью она, оказалась дома.

— Даша, а я знала, что ты позвонишь, подъезжай я дома.

Поставив машину на стоянке, я поднялась на лифте на десятый этаж. Позвонив, в дубовую дверь я, услышала: «Кто»?

— Раиса Григорьевна это Снегирева Дарья.

— Минуточку.

У матери Виктора шести комнатная просторная квартира кругом свечи подсвечники хрустальные шары в заветной просторной комнате преобладают, фиолетовые тона, пахнет травами, от которых кругом идет голова.

— Проходи, не, стой как просватая, — услышала я хрипловатый женский голос из комнаты. Эльвира, куря сигару крутила, хрустальный шар, когда я зашла.

— Я хотела попросить у вас помощи дело в гипнотизере в Лукьянове Тимуре Владимировиче.

— Я знала, что ты ко мне обратишься, Тимур просчитался, он думал, что ему по зубам любая смазливая барби, но он ошибся, я, поставлю тебе заслон, который ему непосилен

Эльвира ввела, меня в гипноз я, провалилась в сон, когда проснулась, у меня, было, ощущение что я, проспала, целую вечность.

— Сколько я проспала? — глухо спросила я.

— Три часа. Даша, Тимур тебе больше не страшен.

— Спасибо.

— Мой сын любит, тебя не причини ему боль.

— Не причиню, копия моего мужа мне не нужна.

— Тогда давай пить чай с конфетами.

— Давайте.

За беседой нас прервал звонок мобильника.

— Алло.

— Даш, чего не отвечаешь? Я не знал что думать, — сипло спросил Виктор.

— Я у твоей мамы вечером все объясню.

— Хорошо только не долго я уже подъезжаю к дому.

— Хорошо.

— Эльвира Николаевна я, наверное, поеду домой.

— Езжай и ни о чем не беспокойся.

— Хорошо.

Дома я была в половине седьмого Виктор, молча, курил у окна, когда я к нему подошла.

— Поговорим? — закурив, сказала я.

— Давай. Как я понял речь пойдет о Тимуре?

— Да. Вить твоя мать поставила мне заслон, так что он ничего мне уже не сделает.

— Хотел, я посмотреть на физиономию Тима ведь он привык крутить женщинами направо и налево.

— Лучше не злить его он страшный человек, и он уже не тот Тимур, которого ты знал.

— Даш, знаешь, я это, понял когда он только к нам зашел по его циничной ухмылке впрочем, ничего удивительного по неизвестной мне причине он постоянно пытался со мной соревноваться, причем во всем.

— Уже в субботу у нас бракосочетание не страшновато?

— Нет, потому что я уверена в своем выборе.

В коридоре зазвонил, телефон через пять минут в гостиной появилась домработница.

— Вас к телефону Тимур Владимирович.

— Марья Георгиевна для него меня нет дома.

— Дайте мне сюда трубку.

— Сукин сын, — швырнув трубку, прорычал Виктор.

— Во мне он видит, сколько не женщину, а подопытного кролика, над которым ему по зарез надо произвести опыт.

— Наши чувства настолько сильны, что нам никто не страшен, — тихо сказала я.

— Я и смотрю, чего он так беситься его флюиды, не доходят до тебя из-за заслона.

Утром я проснулась от крика матери Тимура в прихожей Тимур, возвращаясь, домой попал, в аварию женщина уверена, что в смерти Тимура виновата мать Виктора.

— Зоя Павловна в его крови нашли наркотические вещества вы в курсе, что ваш сын принимал одурманивающие вещества?

— Он говорил что завязал.

— Мне очень жаль. Крепитесь.

— Простите.

— Зоя Павловна с похоронами я помогу.

— Витя ты светлый человек даже, несмотря на то, что он хотел насильно влюбить в себя твою женщину ты остался человеком.

— Просто в детстве он был совсем другим.

— Это проснувшиеся эго развратило его.

— Я позвоню.

Свадьбу придется отложить, — мысленно подытожила про себя я.

— Даш, мы поженимся, через месяц заодно, проверим свои чувства, — взяв, меня за руку, сказал Виктор.

— Это хорошо, что я еще не успела разослать приглашения на свадьбу.

— И не говори.

— Виктор я ведь еще вчера увидела смерть Тимура, — присев в кресло сказала мать Вити.

— У меня тоже было какое-то необъяснимое чувство тревоги.

— Вить как бы то ни было, он был твоим другом и твой долг проводить его в долгий путь.

— Я знаю мама.

Взяв, трубку я ушла в библиотеку сказать Ирине, что свадьба переноситься на 2 октября.

— Зашибись они, что так дружили?

— Это редко, но да.

— Знаешь, а может это даже и к лучшему будет время присмотреться к нему, а вдруг ты поймешь, что он не твой герой твоего романа, — хихикнув, сделала предположение Ирина.

— Это даже не обсуждается.

Весь вечер Виктор с кем-то говорил по телефону.

— Даш, похороны в субботу в 11:00 часов.

— Я поеду с тобой, — взяв, его за руку сказала я.

— Спасибо за поддержку.

— Вить, он ничего плохого мне не сделал и не сделал бы.

Ночь была, душная мне снились кошмары какое-то заброшенное кладбище и Тимур он, протягивая, ко мне руки звал меня.

— Без ритуала матери не обойтись в церкви магов не отпевают, а без покаяния его душа так и будет бродить по земле.

— Ты предлагаешь поехать в морг для проведения ритуала?

— Правильно мыслишь.

— Жутковато.

— Привыкай мы потомственные лекари ну и провидцы.

— Еще скажи, что можешь читать чужие мысли, — хмыкнула я.

— И скажу.

В морге санитар Доркин Виталий Борисович был перепуган заявлением главврача поликлиники Конина Виктора Александровича о том, что здесь проведут обряд.

— Толь, ты хороший политонолог тебе нет, равных пойми так надо.

— Понимаю просто как-то жутковато находиться с людьми, обладающими сверхъестественными способностями.

— Виктор мы должны остаться трое: я, Дарья, и покойный, — глухо произнесла мать Виктора.

— Хорошо.

Вонзив, в грудь умершего серебряный клинок она, попросила меня положить руку ему на грудь и повторять за ней слова на древнегреческом языке. Повторяя слова за Эльвирой, я мысленно поблагодарила Марину Александровну, которая в свое время занималась со мной языками. Услышав полу, стон я испугано посмотрела на женщину.

— Все нормально теперь его душа будет покоиться, с миром, и не, будет доставлять тебе неприятности.

— Тело можно выносить, — заглянув в помещение, спросил Толя.

— Да.

Народу на похоронах было, немного сославшись на занятость, мы уехали домой.

— Я не вижу повода, для того чтобы вы тянули со свадьбой, — закурив, сказала мать.

— Знаешь я тоже. Мертвое мертвым, а живое живым.

Моей радости не было, придела я, люблю определенность.

Через три дня после похорон я разослала приглашения на свадьбу, несмотря на пересуды бабок за спиной. Достав, телефон я, связалась с Ириной.

— Дом Роговых слушает.

— Ольга Данииловна, Ирина Владимировна дома?

— Да.

— Привет твое приглашение я получила, вы же хотели в октябре.

— Мы так думали, но мать Вити переубедила нас.

— И правильно сделала.

— Я тоже так думаю.

— Как дела в доме мод?

— Отлично, а у тебя?

— Народу тьма завтра последний день перед свадьбой там две недели медового месяца во Франции там, у Вити родственники подготовили для нас гостевой домик.

— Не хило.

— Ир, кажется, я нашла того, кого искала и это моя конечная остановка.

— Никогда не зарекайся, потому что ни ты, ни я, да и никто вообще не может быть уверен на все сто процентов в своей судьбе, потому что творец мастер подбрасывать нам неожиданные повороты судьбы, — перебила меня подруга.

— Вот никогда бы не подумала, что ты еще и философ.

— Это у меня хобби.

— А у меня хобби писать романы.

— Иди ты.

— Да и первый мой роман называется «Зазеркалье параллельных миров, или поиск себя» к нему еще два тома: «Притяжение параллельных миров, или мое второе»; «Пересечение параллельных миров, или оскал шоу-бизнеса».

— Ну, ты мать даешь, не ожидала.

— Тяга к писательству у меня с девяти лет я для себя писала стихи, сочиняла, сказки после стала, писать романы первыми романами которые я написала, от руки в одиннадцать лет, были: « Полет птицы», «Кровавое завещание, или по лезвию ножа».

— Тебе срочно надо издаваться послушай, у меня есть связи издательство «Стрел» я знакома с директором издательства Минаевым Робертом Владиславовичем мужик специфический сам себе на уме, но для меня в лепешку расшибется я его муза.

— Спасибо.

— Кати ко мне поедем по горячим следам.

— А девочки?

— Они у Софии Петровны привезет к вечеру.

— Тогда добро.

— Даш, значит, ты пишешь, а почему ничего мне не рассказала об этом?

— Думала, что ты не поймешь, да и вообще столько на меня свалилось.

— Дашка, я рад за тебя и больше не утаивай от меня ничего.

— Хорошо не буду.

Надев, черный брючный костюм я, стянув волосы, в хвост, надев черный плащ, накинув черную шляпку, вышла, из дома не забыв прихватить с собой рукописи. Ирина завивала волосы муссом, когда я пришла.

— Ну, что поехали?

— Поехали.

Смотря, на беззаботность подруги и, не скажешь, что она замужем, — думала я, смотря за движениями подруги.

— Смотришь, наверное, и думаешь: « живет, беззаботно на широкую ногу имеет богатого спонсора, но нет, в меня вложил, деньги мой муж он мега богат просто у него с раннего детства тяга к психологии, — повернувшись, ко мне, сказала подруга.

— Ну, что поехали? — как говорится соловья баснями нечего кормить.

— И то верно поехали.

Издательство «Стрел» представляет собой массивное бронзовое здание, с арками, сделанное в стиле барокко вывеска из бронзы. Поднявшись на порожки, подруга, нажав, на кнопку, услышала: «Кто»?

— Клещ, это Ирэн Кот в курсе.

Зайдя, вовнутрь я, оглядевшись, подметила, что здесь уютно зеркальные потолки, кремовые жалюзи кругом висячие цветы.

— Проходите, Роберт Владиславович ждет вас.

— Даш, я подожду тебя.

— Кофе чай?

— Чай.

Кабинет издателя обставлен в стиле девятнадцатого века массивное кресло с золотыми подлокотниками, дорогая сигара.

— Я давно ищу нового автора, который взорвет олимп на рынке потребителя, — рассматривая, меня, словно я товар сказал коренастый мужчина в очках обрамленные в золотую оправу.

— Я принесла три рукописи.

— Отлично. Оставьте телефон, я позвоню, хотя нет, я подпишу, с вами договор такой смелой у меня еще, не было, писательницы психолога уж точно не было.

Выйдя, от издателя вместе держа, в руках подписанный контракт на пять лет я не верила своему счастью.

— Даш, я не стала тебе говорить, что он прочел твои шедевры еще несколько дней назад в инете.

— Ир, я счастлива теперь моя жизнь будет более насыщенной.

— Успевать-то будешь?

— Буду.

В машине меня застал телефонный звонок Виктора.

— Алло.

— Солнышко я в больнице срочный вызов позвонил, дежурный сказал, что привезли, мужчину после аварии у него раздроблена печень.

— Береги себя.

— Хорошо.

— Перед свадьбой аврал?

— Да.

— Он у тебя трудаголик это видно невооруженным глазом не заскучаешь, с ним ведь тебе, нравятся брутальные мужики, в которых бурлит страсть.

— У меня один такой уже был, кроме боли он ничего мне не, принес ну за сына, конечно, ему отдельное спасибо, — поморщившись, покачала головой я.

— Прости, несу какой-то бред.

— Ир, Витя тот, кого я так долго искала.

— Я так рада за тебя.

— Я за тебя тоже очень рада.

Подбросив подругу до дома, я поехала в сад за сыном. В «Ягодке» было, многолюдно видно еще не всех деток разобрали. Столкнувшись, с другом детства Рысковым Максимилианом Борисовичем я, улыбнувшись, помахала ему рукой.

— Вот так встреча так это ты начинающая писательница моя Людка все три романа прочла, знаешь, ты очень помогла нашей Соне после смерти братика она долго отойти не могла.

— Это моя работа.

— Слышал у тебя скоро свадьба. Поздравляю. Даш, Андрей тебе не подходил.

— Давай не будем об этом как Родион?

— Растет не по дням, а по часам.

— Мне пора.

— Ой, мне точно мальчишки дружны.

— Я рада.

— Мам, ты что-то рано.

— Так получилось.

— Завтра едем, в театр поездка стоит, девятьсот рублей.

— Возьмите, — подойдя, к Нуреевой Марте Захаровне, сказала я.

Дома я связалась, с Инной Васильевной, сказала, что завтра у меня свадьба, что я приглашаю ее на свадьбу.

Сын сладко спит, раскинув, руки только я ни как, не могу уснуть. Когда нет Витьки мне тревожно хоть и, понимаю что он на ответственной операции.

Виктор приехал, в половине второго помятый и уставший операция, прошла хорошо состояние больного удовлетворительное.

— Чай будешь?

— Спать только, спать завтра у нас насыщенный день.

Прижившись к Витьке, я уснула, проснулась от аромата кофе. Набросив, халат я, спустилась, вниз Марья Георгиевна колдовала на кухне когда я, заглянула на кухню.

— А где Виктор?

— Виктор Александрович поехал за цветами и обручальными кольцами Анатолий Борисович уже украшает лимузин.

В половине одиннадцатого приехала Ирка, которая с порога отправила меня в душ. Через двадцать минут она помогла, надеть мне подвенечное платье сделала прическу.

— Марья Георгиевна, а где Илья?

— Мам я был у себя.

— Поедешь на машине с Эльвирой Николаевной.

— Хорошо.

В половине двенадцатого с улицы мне стали сигналить. Выглянув, окно я увидела, двадцать машин объехав, машины возле дома, встал черный лимузин.

В загсе, было много незнакомых мне людей после регистрации брака поехали в церковь Анатолий с Ириной, держали образа над нашими головами.

— Вить это шутка ну не можешь же ты жениться на детдомовке? — заверещала крашеная блондинка.

— Антонина тебе я ничего не обещал.

— Милый нам пора, — взяв под локоть мужа, — сказала я.

— Иду милая.

В «Золотом куполе» не, где, было яблоку упасть, ждали только нас. Сын светится он рад, что я вышла замуж за дядю Витю. Нам кричали, горько внутри я светилась, был медленный танец.

— Ир, вот ты где, а почему не позвонила? — запыхавшись, обратился к подруге голубоглазый брюнет.

— Артем прости, думала, ты, не сможешь.

— Ира ты юлишь.

— Ребята давайте не будем сориться идите за стол, — улыбнувшись, попробовала я сгладить острые углы.

— Хорошо.

Ох, Ирка видимо на чем-то муж тебя все-таки поймал, раз так бдит за тобой, — подумала я, наблюдая за четой Роговых.

— Может, смотаемся? — тихо спросил Витька.

— А давай.

Вслед за нами уехала и Ирина с мужем.

Витька взял, меня в прихожей до комнаты мы так и не дошли, нам повезло, что Илью к себе взяла мать Виктора.

Подхватив, меня на руки он отнес меня в нашу комнату, где мы продолжили.

Утром я проснулась, от аромата кофе приоткрыв, один глаз я увидела стоящего возле ложа Виктора с подносом в руке.

— Кофе в постель?

— Решил побаловать свою женушку.

— Очень трогательно для меня это вообще впервые.

После завтрака мы на час уединились в ванной. Услышав, смех Алины я мысленно, выругалась мы конечно рады ей всегда, но сейчас она не вовремя. Алина дизайнер мать одиночка растит Даниила одна.

— Милый, там твоя сестра нам бы встретить ее.

— Валяй.

Надев, лиловое платье я, стянув, волосы в хвост вышла, из ванной Мария Георгиевна колдовала уже на кухне когда я зашла.

— А где Алина?

— Она в столовой пьет зеленый чай и ждет вас.

— Принесите нам по кофе и тосты.

— Хорошо.

Она похожа на мать, — рассматривая сестру мужа, — подумала я.

— У меня тот же дар предвидения, что и у матери просто я не захотела идти по пути матери решила попробовать себя в дизайнере, — улыбнувшись, сказала Алина.

— Считываешь мысли на лету что ли? — поперхнувшись, кофе спросила я.

— И не только могу предсказать будущее рассказать о грядущем.

— Ну, ты даешь.

— Рельс насколько у вас?

— На 18:00 часов.

— Ни о чем не беспокойтесь, за Ильей мы, присмотрим.

— Спасибо.

День пролетел незаметно в 17:35 мы поехали в Демодева.

— Бабушка Натали де Балье и Николя де Балье нас уже ждут.

— Гостевой домик готов?

— Еще давно.

Весь полет я спала, плохо, переношу перелеты. Мне снилось море, горячий песок и Витька.

— Во Франции прохладно, но не холодно, — сказал мне Виктор, когда самолет пошел на посадку.

— Пятнадцать градусов тепла?

— Да.

Увидев, на перроне голубоглазую блондинку с почтенным блондином я, замахала им рукой.

— Виктор так это и есть твоя жена Дарья?

— Да, дедушка.

— Она очень красивая похожа на героиню Тургенева, — закурив трубку, заметила блондинка в голубом платье.

— Спасибо, — засмущавшись, прошептала я.

— Вить, мы вас поселим в доме с зимним садом ты не против?

— Конечно же, нет.

Когда мы подъехали к десяти этажному бронзовому особняку, отделанному, в стиле барельефа я присвистнула. Подойдя к воротам, бабушка мужа нажала, на красную кнопку через пять минут дверь нам, открыла суровая женщина в черном.

— Мари отнеси вещи Виктора и Дарьи в соседний дом, да и скажи Катрин, чтобы холила и лелеяла их.

— Хорошо.

Дом обставлен в стиле 19 века, — подумала я, потягивая белое вино.

— Бабушка нам пора.

— Сим вас проводит, — сказала Натали де Балье.

В прихожей появился коренастый брюнет лет сорока пяти.

Увидев вдалеке девяти этажный мраморный домик с верандой, отделанной, под дерево я улыбнулась.

— У них тут тоже зеркальные потолки, мебель девятнадцатого века золотые подсвечники, большая коллекция картин мой дед антиквар.

— Я так сразу и поняла, — кивнула я, когда мы поднимались по ступенькам.

Ну и хоромы, — осмотревшись, подумала я.

— Bangor, — поздоровалась с нами спустившаяся блондинка в синем платье.

— Bangor, Katrina, — перейдя, на французский поприветствовал женщину Виктор.

— Катрина, отнесите наши вещи наверх.

— Хорошо, Виктор Александрович, — на ломаном русском языке сказала женщина.

После обеда мы прокатились по городу заехали, в музей посидели в уютном кафе «Де — ля фам. ».

— Моя мечта осуществилась, сколько себя помню, всю свою жизнь, грезила Парижем, — потягивая зеленый чай, сказала я.

— Считай, твоя мечта сбылась. Даш я смотрю ты уже начала делать наброски нового романа?

— Да и у него уже есть рабочее название «Заветное желание для Золушки, или эйфория для души».

— Я рад за тебя. Даш, когда я тебя только увидел, ты была раздавленной загнанной в угол молодой девушкой, которую побила жизнь, а сейчас ты волевая.

— Это благодаря тебе я восстала из пепла, — взяв, мужа за руку, сказала я.

Две недели пролетели, незаметно завтра возвращаемся, домой мужу оборвали уже телефон, как и мне в центре без меня аврал девушки ели успевают, а издатель ждет от меня рукопись.

— О чем задумалась?

— О том, что завтра не спать всю ночь звонил, Минаев требует рукопись к понедельнику.

— Мир издательства таков. И ты знала, на что шла.

— Это да, но и поворачивать назад я не собираюсь.

— Мы схожи с тобой в этом ты, как и я корпишь на работе.

— Это нас и объединяет.

— Я хочу тебя, — сбрасывая с меня одежду, прохрипел Виктор.

Секс был, фееричным еще ни с кем мне, не было, так хорошо он раскрепостил, меня как женщину за что я ему благодарна.

— Так не хочется возвращаться? — закурив в постели, сказала я.

— Мне тоже, но сказка рано или поздно заканчивается, и начинаются будни, но у нас с тобой еще вся жизнь впереди еще прилетим в наш райский островок.

Я не стала говорить: «Не загадывай» пусть помечтает авось так оно и будет.

Взяв трубку, Витя связался с Москвой.

— Алло мама завтра в 23:00 мы будем в Москве.

— Мы вас встретим, Илья очень по вас соскучился.

— Передавай ему привет.

— Хорошо.

Заснули, под утро проснулись, в третьем часу пришлось в ритме танго собираться. Приняв, душ мы стали собирать вещи в половине пятого поехали в аэропорт. В самолете я отрубилась проспала до самой посадки.

— Даша, самолет идет на посадку.

— А время сколько?

— Половина двенадцатого самолет попал в турбулентность.

— Понятно нас уже заждались.

— Ничего страшного моя мама не раз летала во Францию и знает что это такое. Выйдя из самолета, мы замахали рукой встречающим. Алина была вместе с Денисом Ильей и Элеонорой Николаевной.

— Как отдохнули?

— Хорошо Дашка еще начала писать новый шедевр.

— И как она все успевает, и лечить и творить, — улыбнувшись, спросила свекровь.

— Успевает потому что это ее призвание она, как и я корпим на работе.

За разговором мы не заметили, как доехали. Возле дома нас ждал еще один сюрприз Артем с Ириной и девочками.

— В аэропорт мы опоздали, вот решили дождаться вас здесь.

Несмотря на позднее время, мы проговорили до самого утра благо сегодня суббота и ни куда торопиться не надо. После обеда я с Ириной поехала в бассейн, оставив детей с мужчинами.

— Ты вся светишься, — закурив кальян, заметила подруга.

— Потому что я счастлива.

— Да потому что он вот такой мужик, который не давит, не требует беспрекословного подчинения.

— А у тебя с Артемом проблемы?

— Так заметно? Я совершила, самую большую ошибку, изменив ему с его компаньоном по бизнесу с Берестовым Валерием Степановичем.

— И что?

— Для мужа это был, удар я вообще думала, что все кончено, но он решил, простить меня ради девочек Берестова он, уволил мы вместе, но он со мной такой холодный.

— За все в этой жизни приходиться платить, — развела руками я.

— У него центр экологии человека «Биосфера» производит всякие разные научные открытия, сказала Ирка и опрометью убежала в уборную.

Пока ее не было трезвонил ее телефон. Вздохнув, я сняла трубку.

— Алло.

— Даш, а где Ира?

— В уборной ей плохо.

— А я говорил ей, что это не отравление.

— Тем, мы сейчас с ней заедем в центр «Мама и малыш» Шуваловой Раисе Михайловной.

— Я буду тебе признателен.

— Похоже, я беременна, — отдышавшись, сказала Ирка.

 

 

 

 

ГЛАВА 7

 

— Поехали все узнаем наверняка или ребенок компаньона?

— Шутишь, он толком и вставить в меня не смог.

— Импотент что ли? — засмеявшись, спросила я.

— Типа того.

Бросив на свое отражение интригующий взгляд, я поторопила подругу. Зайдя, в центр я нашла только зевающую регистраторшу.

— Шувалова у себя?

— Да, а вам назначено?

— Я, Конина Дарья Витальевна она наша родственница, — пошла я в наступление.

— Наглость второе счастье? — вздохнув, спросила женщина.

— Типа того.

— Второй этаж триста седьмой кабинет.

— Подожди меня здесь, — посадив, подругу на стул попросила я.

— Хорошо.

Зайдя в кабинет, я почувствовала некое мелькание между глаз и рухнула на пол.

— Что со мной было? — придя, в себя на кушетке спросила я.

— Вы беременны, пять недель беременность протекает без осложнений вы с Ирочкой?

— Да она беременна, вы могли бы ее посмотреть?

— Конечно. Как Витя?

— А вы с ним знакомы?

— Деточка он мой родной племянник я сожалею, что не попала к вам на свадьбу, но я была в Минске на стажировке.

— Ир, проходи тебя ждут.

— Что с тобой ты вся светишься?

— Я тоже беременна.

— Вот это раз.

Из машины я набрала Витьке, которому сообщила о пополнение в семье.

— Дашка, я самый счастливый на свете.

— Слушай, Ирка беременна.

— Да, Артем уже в курсе он счастлив, говорит, что ее беременность спасла их брак.

— Вить, мы скоро будем.

— Осторожно на дороге.

— Все под контролем.

— Он так до конца меня и не простил.

— Он любит тебя о доверии, конечно, придется забыть, но воскресить отношения можно, если постараться.

— Даш, тебе хорошо рассуждать ты вон никогда не изменяла мужьям.

— Зато мне изменяли.

— Верь в лучшее и все будет хорошо.

— Раньше ты не была такой оптимисткой.

— Раньше я не была знакома с Витей, — улыбнувшись, сказала я.

  • 30. E. Barret-Browning, я ночью образ твой / Elizabeth Barret-Browning, "Сонеты с португальского" / Валентин Надеждин
  • Глава 2. Бугай / Сказка о Чуде / Неизвестный Chudik
  • Предчувствие Апокалипсиса / Эльфийский язык / Алиелейса
  • Пастушок / Круги на воде / П. Фрагорийский
  • Посвящение маме / Записки от руки / Великолепная Ярослава
  • Огонь души моей погас / Давыдова Кристина
  • Куда / Пара фраз / Bauglir Morgoth
  • ГЛАВА 25 / Ты моя жизнь 1-2 / МиленаФрей Ирина Николаевна
  • Дождь / Анна Пан
  • Лисичка Ласка / Фотинья Светлана
  • Ко Дню знаний / Триггер / Санчес

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль