Юлия Семинова

0.00
 
Юлия Семинова
ЖИЗНЬ С ЧИСТОГО ЛИСТА, ИЛИ ПОПЫТКА ОБРЕСТИ СЧАСТЬЕ.

— Ясно. Ева Васильевна скажите, Селезневой пусть, пишет приказ об их увольнении, да и свяжись с агентством «Работодатель плюс».

— Хорошо, но, а что делать с пациентами их так никто и не обслужил?

— Раскидаем меж собой. Ева другого выхода я не вижу.

— Хорошо тогда я могу преступить?

— Можете.

Первой клиенткой оказалась жена бизнесмена: Богатырева Инга Васильевна ее муж Глеб Иванович Богатырев. На ее глазах спал с ее подругой, специально показывая ей, что она никто, и звать ее никак. Естественно у нее случился нервный срыв, если б не ее мать ее муж упек ее в клинику пожизненно и вот она у нас.

— Я сейчас введу, вас в транс вспомните о себе самое главное, что вас волнует, вспомните себя до замужества.

— Я могла открыть салон красоты «Венера» но муж был против и я.

— Он понизил ващу самооценку, — вернув в наш мир пациентку, сказала я.

— Теперь я это понимаю, но как жить?

— Начать все с нуля у вас есть дочь, которая, несмотря на деньги отца с ним не осталась.

Ровно в четыре вечера я, посмотрев на часы, поехала домой, попросив Еву Васильевну позвонить мне о результат ее разговора с начальником кадрового агентства «Работодаль плюс».

— Хорошо, Дарья Витальевна.

Дома я была в 16:10 детей из сада заберет, няня Варвара Петровна я могла их забрать, если бы они не ходили на развивающиеся кружки. Домработница колдовала на кухне когда я прошла на кухню.

— Вы сегодня рано.

— В 17:45 у меня интервью для журнала «Взгляд звезды».

— Вы очень популярны мои родственники только вас и читают ну еще Татьяну Сергеевну.

Выпив зеленого чаю с жасмином, я прошла в комнату. Распустив, волосы я надела кремовое платье от Диор.

— Дарья Витальевна приехала Марта Борисовна нанести вам грим.

— Пусть проходит.

Нанеся, мусс на волосы она, взбив их феном, залила, лаком сделала, не броский макияж губы сделала более чувственными. В двадцать минут шестого я вышла из дома.

— Дашка чего не звонишь? — подойдя ко мне, спросила Крылатова Ирка, которая вышла за детского педиатра владельца клиники «Радуга жизни» Крылатова Игоря Сергеевича беременна, сама владеет модельным агентством «Аврора».

— Не поверишь некогда давай сегодня в половине девятого в нашем любимом ресторанчике «Афродита».

— Хорошо.

Съемка на телевидении длилась пол часа, я думала, умру со скуки. Столкнувшись, с бывшим я даже глазом не моргнула, внутри ничто не екнуло, потому что Виктор мое прошлое, а Димка мое настоящее.

— Ты?? — вытаращив глаза, спросил меня не промытый мужчинка, в котором я с трудом узнала Виктора своего бывшего мужа.

— Как видишь, — поморщившись, буркнула я, ускоряя шаг.

От репортеров это не осталось не замеченным пришлось сказать, что когда-то это чудо было моим мужем. В машине я, закурив, перевела дух, а ведь когда-то любила его как дура растворилась в мужике, а это делать вообще нельзя.

Припарковав машину недалеко от ресторанчика «Афродита» я зашла вовнутрь.

— Ты быстро.

— Я думала, что интервью тянулось вечность, — покачала головой я, садясь за столик.

— Что будите заказывать?

— Молочный коктейль запеченную форель и фрукты, — ознакомившись, с меню, сказала я.

— Ты изменилась, — потягивая коктейль, заметила подруга.

— Москва меня закалила.

— И не только два неудавшихся брака сыграли не маловажную роль в твоей судьбе.

— Может ты и права, — закурив, сказала я.

В сумке заиграл лихой мотивчик, Димка вернулся домой.

— Алло.

— Солнце ты где?

— В ресторане вместе с Иркой, а ты?

— Еду домой.

— Я скоро выхожу.

— Я буду ждать тебя.

— Он у тебя золотой, — вздохнув, сказала Ирина.

Тебе просто, так же как и мне попадались не мужчины, а жалкое подобие на мужиков.

— И не говори, — сказала я, расплачиваясь с подошедшей официанткой.

— Домой?

— Да сегодня преступлю к новому роману, точнее к старому все редактирую трилогию: «Зазеркалье параллельных миров, или пересечение парельных миров»; «Мое второе я, или пересечение параллельных миров»

— А про «Наркоманию бич современности, или путь в пучину» ты что написала?

— Да уже отнесла в издательство.

— Ну, ты мать даешь.

— Я пишу по ночам.

— И как ты все успеваешь?

— Сама себе удивляюсь, — развела руками я, встав из-за стола.

— Звони подруга.

— Хорошо.

Утомленная, но счастливая я поехала домой. Увидев кумушек на лавочке, я мило им, улыбнувшись, прошла в подъезд они меня терпеть не могут, считают, проституткой по их понятиям я зарабатываю своим телом себе на хлеб. Им не понять что «писательство» это трудоемкий труд, как и психология сама по себе как наука не каждому по плечу. Дмитрий курил в лоджии, когда я к нему подошла.

— Ты поздно, — вздохнув, сказал он.

— Засиделась, с подругой сегодня преступлю, к новому роману издатель торопит.

— Вы с мамой одинаковы, она так же жадна до своего творчества.

— Спасибо за понимание.

— Даш, я, так же как и ты не представляю себя без детского психологического центра «Кубик рубик» я душу сюда вложил все свои силы.

— Я знаю.

— Ты ужинал?

— Нет, ждал тебя.

— А что делают дети?

— Играют, в развивающую игру Вика рисует, она может стать художницей.

— А вот сын пойдет по твоим стопам.

— Я уже сам думал об этом.

— Мария Степановна, накрывайте на стол, — пройдя на кухню, сказала я женщине.

— Хорошо, Дарья Витальевна.

После ужина дети уединились, в детской оставив нас наедине. Димка был, нежным и ласковым с ним я познала то, что не познала, будучи дважды замужем. Дождавшись, когда муж уснет, я ушла в библиотеку, где с головой ушла в роман «Зазеркалье паролельных миров, или поиск себя» Написав, тридцать глав я поняла что, если не лягу, то завтра буду, прост ни какая.

Утром я проснулась, от аромата кофе поведя, носом я увидела Димку с подносом в руке.

— Доброе утро детка сегодня у нас годовщина свадьбы семь лет.

— Ой, я совсем забыла, — вспыхнув, пробормотала я, достав с тумбочки телефон Димке.

— Про подарок не забыла, так что не парься.

Увидев, красные розы, стоящие на столе я улыбнулась, он не забыл мой вкус.

— Я предлагаю сегодня вечером посидеть в «Орфее».

— Буду только рада.

В десятом часу в комнату заглянула, домработница сказала, что меня к телефону Зиновьева Ева Васильевна.

— Соедини нас.

— Хорошо.

— Не буду вам мешать.

— Я через десять минут присоединюсь к тебе.

— Буду ждать только не долго.

— Алло, — зевнув, отрезала я.

— Звонили из кадрового агентства «Работодатель плюс» Власов Игорь Васильевич подобрал нам претенденток на место они подъедут к одиннадцати часам.

— Я буду.

Положив, трубку я присоединилась к Димке.

— Ну, что?

— Сегодня возможно буду оформлять новый персонал на работу, — зевая, сказала я.

— Хм я уже ни один персонал сменил, так что особо не парься.

— Я и не парюсь, тем более что это агентство уже проверено временем.

— Тебе не кажется, что ты слишком самоуверенна? — надевая рубашку, спросил Димка.

— Возможно. Позавтракаешь?

— Только кофе в половине девятого у меня уже пациент дочь антиквара Фирсова Артура Яковлевича Арина.

— Какая птица к тебе сегодня залетит, — закурив, заметила я.

— Это да, — сказала я заколов волосы заколкой обрамленной бриллиантами.

— Детка не задерживайся сегодня у нас праздник и.

— И в ресторане кроме нас будут, наши знакомые впрочем, без телевидения не обойтись, — вздохнула я.

— Вы с матерью заложницы свое популярности впрочем, как и я.

— Судьба видимо у нас такая.

В столовую вбежали дети, и мы замяли тему.

— Дети завтракать и собираться в сад, — скомандовала я.

— Ну, закапризничали, дети пока Вика, не одернула их.

Отвезя детей в сад, я поехала в центр сегодня у нас не приемный день нам предстоит отобрать кфалифицированых работников.

— Инна свари мне кофе да поживее.

— Хорошо Дарья Витальевна.

За глаза меня называют сукой и стервой пусть спуску ни кому не дам. Вспоминая себя девчонку, с косичками захотевшую покорить столицу, которая свято верила в любовь с первого взгляда и которая погорела на этом я ловлю себя на мысли что с той Дашей и нынешней нет ничего общего только имя.

Начальник из кадрового агентства долго ждать себя не заставил им оказался поджарый мужчинка с наметившей лысиной в дорогом костюме с галстуком.

— Дарья Витальевна я наслышан о вашем центре, — начал мужчина.

— Давайте перейдем к делу претендентки с вами?

— Да они в коридоре.

— Досье с ними?

— Разумеется.

— Хорошо пусть по одной заходят в кабинет.

Первой претенденткой оказалась, женщина лет тридцати пяти с определенным опытом работы с психологическим образованием с паронормальными способностями Дунаева Вера Сергеевна повернувшись, к Селевестровой я сказала, чтобы она начала оформлять ее на работу.

Я приняла, всех претенденток на вакантные места с завтрашнего дня я, начну проверять каждую на прочность.

— Ева Васильевна я поеду домой сегодня у меня праздник семь лет совместной жизни.

— Поздравляю.

— Вы тоже можете, ехать домой завтра с десяти начнем, рабочий день дадим девочкам зеленый свет пусть, продемонстрируют свои способности.

— Вы бываете, жесткой знаете, как за спиной вас называют? — вздохнув, спросила Зиновьева.

— Знаю, но меня это мало волнует, — сухо осадила я Зиновьеву.

Для меня она всего навсего зам не более того лебезить с ней я не намерена. Ехать домой не было, ни какого желания я решила сделать мужу сюрприз. Припарковав машину на стоянке, я набрала номер Димки.

— Привет ты, что уже все?

— Сегодня у нас был, не приемный день, набирала персонал, который завтра продемонстрирует, мне свои способности, буду судить, строго ты же меня знаешь.

— Знаю. Детка я уже иду, пациентов уже раскидал, всех с остальными пусть разбирается Ливанов.

Через пять минут Димка был рядом со мной. Через десять минут рядом с ним появился лысый крепыш, который зачем-то сел в его машину.

— Это кто? — тихо спросила я.

— Леш, мой кореш.

— Лещинский Игорь Васильевич работник твоего центра? — приподняв брови, переспросила я.

— Да, а что тебя так удивляет?

— То, что он я осеклась.

— Даш, ты многого обо мне не знаешь чему я рад.

— Ну, что в ресторан?

— А как мы объясним гостям?

— Я уже обзвонил всех, кстати, няня детей уже забрала.

— И когда ты все успеваешь?

— Еще в центре я будто предвидел твой приезд.

— Вот отсюда поподробнее, пожалуйста.

— Моя прабабка по материнской линии Луганова Марья Сергеевна была, провидицей, могла, лечить людей, делала привороты, но и знала о грядущем событии.

— Ты мне не рассказывал.

— А ты меня и не спрашивала.

— Может мне переодеться?

— Забей быть просто собой, — тихо сказал Димка.

Вот за что я его люблю так это за то, что он не пытается меня переделать.

В ресторане играла мелодичная музыка народу, было полно, не обошлось и без репортеров. Ирина подарила, мне брандер, зная о том, что новый я из лени все равно не куплю.

— За вас, — закурив, сказала свекровь, которая одновременно раздавала автографы.

Нас прервал Минаев, поздравив нас с годовщиной.

— Ты к роману преступила? — тихо спросил он, когда Дмитрий отошел за бокалом вина.

— Я уже больше половины написала.

Терпеть не могу, когда меня торопят, и я с большим удовольствием ушла в другое издательство взять хотя бы «Бревелл» только Гумаров Евгений сейчас в Самаре в командировке. Мне не нравится, что Минаев тормозит выход моих книг, а требует, да и вообще мне не нравится его отношение ко мне как к автору для него я не женщина, а робот.

— Решила сменить издательство? — вздохнув, спросила Ирка.

— Да. Мне не нравиться оформление моих книг, чтобы он заплатил, мне гонорар мне приходится постоянно нервничать и грозить судом ну елки палки мы взрослые люди, и я просто морально устала.

— Так в чем проблема я свяжусь, с Женьком и все будет в ажуре, — встрял в наш разговор муж Ирины.

— Спасибо.

— Игорь, а ты не говорил, что знаешь Гумарева.

— А ты и не спрашивала, мой армейский друг после судьба, раскидала нас кого куда.

— Дим, где ты так долго был?

— Звонила, мать пациентки ее дочь пыталась, вскрыть вены я посоветовал дать ей психотропное лекарство.

— А я решила сменить издательство.

— И правильно, потому что Минаев друг твоего бывшего я сразу просек, что они заодно за друга он мечтает оставить тебя на бабах.

— И зря мечтать не вредно я не лохушка.

— Ты сильная редко кто из мужчин с этим мирится.

— Даша я вам завтра позвоню после обеда, — крикнул мне вслед Крылатов.

Утомленные, но счастливые мы уехали домой. Утром мне позвонил, не знакомый мужчина, представился Гумаревым Евгением Александровичем сказал, что ему позвонил его друг и все в вкратце рассказал, предложил встретиться в 11:45 в ресторане «Магнолия».

— Кто звонил? — зевнув, спросил проснувшийся Димка?

— Гумарев издатель издательства «Бревелл» у меня сегодня с ним встреча, так что до одиннадцати я еще буду в центре, а после в срочном порядке буду рвать когти из издательства.

— Давно пора, — надевая рубашку, сказал Димка.

— Дим, я не хотела тебе говорить, но три дня назад я случайно столкнулась с Виктором и то, что я увидела, поразило меня.

— Он сдулся после вашего развода ведь его двигала, ты без тебя он был, ни кем особо собой ничто не представлял.

— Я это знала и почему то мирилась с его диктатурой, наверное, потому что любила или думала, что любила.

— Я желаю тебе нового этапа в творчестве «Брэвэлл» хорошее издательство в нем давно издается моя мать и Димка замялся.

— Что? Неужели и ты?

— А почему бы и нет? Я пишу в историческом жанре.

— Ого, мы проговорили уже половина восьмого дети.

— Все под контролем у Варвары Петровны в сад я их заброшу, не волнуйся, собирайся.

— А ты на данный момент что — нибуть написал?

— И не одну книгу.

— Почему же ты ничего мне не сказал?

— Боялся сглазить удачу. Сначала я писал в ручную: такие как: «Пещера сокровищ», «Белое братство Дунгана» и другие.

Я была приятно поражена, неужели я встретила родственную душу. С Димкой мне легко и комфортно это можно сказать первый, и надеюсь, что уже последний мужчина в моей жизни который понимает меня с полуслова.

Позавтракав, Дима вместе с детьми уехал а я прошла в душ рвать с издательством будет не просто Минаев гусь еще тот но и я щиком не шита Москва матушка меня закалила. В половине девятого я уже была собрана.

Выйдя из дома, я столкнулась с Виталием, которого считала, виновником разбитой семейной жизни теперь же я ему благодарна.

— Ты? — вытаращив глаза, спросил меня окосевший от разгульной жизни меня горе любовник.

— Как видишь. Мне некогда, — сухо прервала я мужчинку, от которого разит за километр.

Сев в иномарку я поехала в центр, когда я приехала работа, уже кипела Дунаева Вера, Сергеевна зарекомендовала себя как профессионал впрочем, она подобрала, себе подстать команду я осталась довольна до одиннадцати я обслужила около двадцати пациентов вместе с Евой Васильевной.

— Сумка у тебя не подъемная, — заметив, объемную сумку у меня в руке сказала Ева.

— Я решила порвать со «Стрел» сегодня у меня встреча с издателем «Бревелл, « с которым я, возможно, буду сотрудничать.

— Решила порвать с прошлым?

— Решила сил больше нет ни каких он задвигает мои книги печатает их в последнюю очередь читатели ни как не могут их достать зачем мне это надо?

— Ты стала москвичкой до конца кончиков.

— Знаю.

Взяв ключи от машины, я поехала навстречу новой жизни, которую я решила начать со смены издательства. Народу в ресторане, было много шум гам суматоха терпеть, не могу такие места, но хозяин барин.

— Дарья Витальевна, — услышала я хрипловатый баритон.

Обернувшись, я увидела идущего к себе брюнета в очках лет сорока пяти.

— Да это я.

— Гумарев Евгений Александрович.

— Я наслышан о вас романы с вами?

— Я принесла сто из двадцати.

— Ого.

— И это не предел.

— Вы планируете помахать ручкой Минаеву?

— Да.

— Позвольте тогда мне в этом вам помочь.

— У вас, что с ним счеты?

— Можно сказать и так, — перелистывая мой роман «По лезвию ножа» сказал Гумарев.

— Даша, вы самородок вы знаете, что ваша свекровь печатается в моем издательстве?

— В курсе.

— Даша, я даю вам три дня для решения всех вопросов с бывшим издательством.

— А где гарантии, что вы меня не кинете?

— Я поручился за вас Крылатову, а он не последний человек в городе к тому же я буду рад, если вы опустите Роберта.

— Тогда до встречи в пятницу в вашем издательстве.

— Давайте в 15:00 часа.

— Идет.

В машине я связалась с Яной.

— Привет я еду к вам расторгать контракт с меня довольно.

— Что? Да как ты смеешь, возомнила из себя непонятно кого мы тебя пожалели, а ты!

— Пожалели? Меня? Ну, я вам устрою.

Меня еще никто так не разозлил как они. Благодетели тоже мне нашлись.

Роберт был, в ярости как же рабыня, решила, сбежать от хозяина он, забыл о том, что за все время нашего сотрудничества я выпрашивала гонорар от продажи книг, а это унизительно. Контракт мы разорвали со скондадалом для меня не секрет то, что он попробует вставлять мне палки в колеса.

— Ты еще об этом пожалеешь неблагодарная тварь, — прошипел мне на прощание Минаев.

— Напротив я буду куда счастливее, — бросила я, удаляясь к новой жизни и к новым возможностям, но уже в другом издательстве.

Уф я это сделала, — пробурчала я, садясь в машину. На душе стало так легко, что мне показалось, что у меня выросли крылья, я помахала ручкой прошлому, в котором у меня был Виктор и издательство «Стрел» Связавшись с издательством «Бревелл» я услышала: «Издательство Бревелл Инга слушает».

— Инга, это Маисова Дарья Витальевна я могу подъехать?

— Можете, шеф вас уже ждет.

Оперативно, — подумала я либо Минаев уже ему позвонил и вопил, как потерпевший либо издатель обладает тем же даром что и я и мне следует быть с ним предельно осторожной.

Увидев девяти этажное мраморное здание с колонами с красочной вывеской «Брэвэлл» я, улыбнувшись, нажала на кнопку на двери.

— Кто? — пробасил качок без шеи.

— Я к Гумарову Евгению Александровичу.

— Проходите.

Пройдя в издательство, я мысленно присвистнула кругом цветы, мраморные полы, зеркальные потолки кремовые стены красота мягкая мебель в фойе стопка журналов для посетителей.

— Дарья Витальевна? — подойдя ко мне, спросила женщина в возрасте.

— Да.

— Я, Сурова, Инна Васильевна помощница Гумарова он ждет вас в кабинете.

Евгений молча, читал мое последнее произведение «ЖИВАЯ МИШЕНЬ, ИЛИ КРОВАВАЯ ИГРА БЕЗ ПРАВИЛ».

— Сильно. Даша вы самородок впрочем, это у вас семейное.

Составив договор, Инна принесла его в кабинет еще через десять минут в кабинет зашла рыжеволосая девушка.

— Даша, это твой редактор Бурцева Елена Павловна.

— Очень приятно Даша.

— Даш, у тебя будет визажист сейчас она подойдет это Щукина Виктория Сергеевна.

Через десять минут в кабинет зашла голубоглазая блондинка лет тридцати пяти.

— Надеюсь, что у нас будет продуктивным сотрудничество, — улыбнувшись, сказала я.

— Можешь, не сомневаться в этом обложки твоих книг будут, красочными читатели смогут найти их в каждом киоске.

— Скоро я предоставлю новый роман «Застрявшие между двух миров, или подбор ключа от портала».

— Ты пишешь в нескольких жанрах?

— Да причем пишу, с детства сначала, писала, от руки после махнула рукой до недавнего времени.

— И напрасно.

Из издательства я вышла около трех посмотрев на часы, я решила сделалась детям приятное забрать из сада и хоть немного побыть с ними вместе. Как же быстро летит, время Моисею в сентябре уже будет, семь лет он пойдет в первый класс мне уже сорок три года Виктории только будет шесть Сашеньке только пять лет. Дети мне очень обрадовались, но еще больше они обрадовались, когда я сказала им, что мы едем в парк.

— Ура.

Накатавшись на каруселях, они запросили мороженое.

— Сегодня холодно съедите его дома, — сказала я, купив деткам по мороженому.

— Хорошо.

Когда мы приехали, Димки еще не было. Включив детям, мультики я пошла на кухню дать, распоряжение домработнице насчет обеда.

— Борщ, готов?

— Почти.

— Что на второе?

— Запечена утка в вином соусе.

— Хорошо. Поторопитесь.

Пройдя в лоджию, я набрала Диму.

— Алло. У меня аврал Ливанов зашивается.

— Дим, ты, что пишешь по ночам? — вздохнув, спросила я.

— Да, как и ты полуночник. Я и без центра себя не представляю, и писать не могу.

— С нами все ясно. Когда тебя хоть ждать?

— Не раньше девяти.

— Хорошо.

Через час обед был готов. Пообедав вместе с детьми, я уединилась в библиотеке, с головой уйдя в новый роман. Погрузившись в роман, я не заметила, как пролетело время.

— Даша, я приехал, — подойдя ко мне, сзади сказал Дмитрий, подарив цветы.

Господи как же это приятно получать цветы, а ведь мне их дарят, впервые бывшие мужья дарили мне их в редкую стежку.

— Ты поздно?

— Были проблемные пациенты, — вздохнув, сказал Дима, садясь в гостиной за стол.

— Я сейчас распоряжусь.

— Как сходила?

— Сейчас все расскажу.

— Мария Степановна накройте на стол, — повернувшись к домработнице, сказала я.

— Хорошо, Дарья Витальевна.

Когда домработница, накрыв на стол, удалилась, на кухню я рассказала Димке о том, что порвала со Стрелой раз и навсегда и о том, что подписала контракт с новым издательством.

— За это надо выпить.

— Я схожу в погреб, — улыбнувшись, сказала я.

— Сходим вместе, — обняв меня, предложил Дима.

Взяв, бутылку французского шампанского мы вернулись в гостиную. Ночь была, страстной выгнув, спину я вонзила ногти в спину Димки. Секс был жестким с плеткой и наручниками.

— Не знал что ты такая горячая штучка, — отдышавшись, сказал Димка.

— Теперь знаешь, — потянувшись, сказала я.

— Я в душ ты со мной?

— Пожалуй.

 

 

ГЛАВА 13

 

В ванной мы задержались на пол часа хорошо, что детьми занимается, Варвара у нее не забалуешь.

— Даш, вернусь, сегодня из центра вплотную, займусь, романом Гумаров уже несколько раз, звонил, — тяжело вздохнув, сказал Димка за завтраком.

— Если хочешь, я могу помочь.

— Нет, я сам.

— Я просто предложила.

— Я знаю, просто я никогда, не принимал помощь от женщины для меня это унизительно.

— Здесь мы схожи.

— Спасибо за понимание.

Помахав мужу рукой я пошла, собираться мой рабочий день начинается с 9:30 до 15:00 это время моего приема моих личных пациентов, которые записываются на прямую ко мне. Выходя из подъезда, я заметила какуе-то тень.

— Даш, не двигайся это шестерка твоего бывшего издателя, — хрипло сказал Лещ, оглушая не состоявшегося убийцу.

— Лещ, откуда?

— Моисей попросил проследить за Маниловым и не ошибся, так что теперь я твой охранник.

— А.

— Все просто я работал, уже в охране стали, платить меньше, ушел, вспомнил о том, что отучился на психолога и вот я здесь, но так как моему другу нужна помощь я готов ему помочь.

— Тогда поехали полицию вызывать не станем, ты же его не убил, хотя заявить следует, только заявлю я на Минаева.

— Могу посоветовать хорошего адвоката: Гурого Вадима Андреевича.

— Посоветуй.

Не успела, я сесть в машину как зазвонил мой телефон.

— Это только предупреждение сучка, — прошипел Минаев.

— Скалиться будешь в тюрьме, — отрезала я.

Вслед за ним мне позвонил Димка.

— Даш, как ты?

— Все хорошо Лещ подоспел во время. Дим со мной все хорошо.

— Теперь я спокоен, но заявить стоит суд будет не простым, но это стоит того.

— После работы я это и сделаю, но не сейчас.

— Узнаю свою жену. Даша, Даша ну нельзя же так безответственно к себе относиться. Тебя могли убить.

— Но не убили же. Дим, я обязательно напишу заявление в полицию только не сейчас гора дел на работе.

— Обещай заявить.

— Обещаю.

Увидев рядом со мной лысого крепыша все, переглянувшись, замолчали.

— Будешь сидеть рядом с моим кабинетом рация с тобой.

— Я понял.

— Это кто? — тихо спросила меня Зиновьева.

— Мой охранник сегодня на меня было совершено покушение.

— Шутишь? Уже?

— Минаев не выносит поражений, тем более что его сделала женщина, он оказался еще никчемней, чем я думала самооценка ниже плинтуса.

Пациентками оказались женщины в глубокой депрессии после неудавшегося брака.

В три часа я поехала в участок, где написала заявление о покушении.

— Посадить его будет не просто его крышует майор Руднев Илья Борисович, — почесав в затылке, сказал лейтенант.

— Даша ты? — услышала я за спиной знакомый голос.

Обернувшись, я опешила передо мной стоит, Вадим Гуров Вадим друг детства тоже из детдома пути господни неисповедимы.

— Ты изменилась.

— Вадим Андреевич я вам о ней говорил, — прокашлявшись, сказал Лещ.

— Да, да.

— Пообедаем в «Три-то»?

— Пожалуй, только не долго.

В «Три-то» в это время, было не многолюдно чему я рада, не хочется привлекать к своей персоне внимание.

— Минаева можно прижать благодаря партии героина он торгует, наркотой думаешь с чего у него такие хоромы все благодаря его покровителю Хорьку.

— Откуда такие сведения?

— Знаком с Хорьком он мне должен, потому без проблем слил Роберта.

— Даш, ты замужем?

— Да и счастлива. Димку мне послал господь.

— Я рад за тебя просто я.

— Вадим, остановись, пока не поздно я ничего ни хочу ломать из того, что у меня есть.

— Я позвоню тебе.

— Звони только по делу.

— Я понял.

Помахав, ему рукой я села в машину.

— Он любит тебя без памяти, — вздохнув, заметил Лещ.

— Знаю, только я люблю Моисея.

Забрав детей из сада, я поехала домой. Пообедав, я с головой ушла в роман так увлеклась, что не заметила, как приехал Димка. Радует то, что осталось написать девять глав и роман готов надо будет только отвезти ее на редакцию Елене Павловне.

— Ты так неожиданно, — свернув роман, сказала я.

— Тебя в суде будет защищать Гуров?

— Да. Дим мы росли вместе, но это ничего не значит.

— Просто я схожу с ума, когда вижу рядом с тобой мужиков и.

— Твои опасения, напрасны. Дим, я люблю тебя.

После ужина мы разошлись, по кабинетам он продолжил писать роман: «Пещера сокровищ Дунгиса» а я продолжила писать: «Застрявшие между двух миров, или подбор ключа от портала». Дописав, роман я с облегчением, вздохнула, писать его было не просто.

— Дописала? — заглянув, в мой кабинет спросил

— Да можно уже звонить Бурцевой Елене Павловне.

— По горячим следам?

— А чего тянуть?

— Тоже верно я вот тоже закончил, буду звонить Тониной Римме Сергеевне.

— Тоже баба?

— Да.

— И как?

— Я доволен.

Взяв, записную книжку я, позвонила в издательство.

— Алло — зевнув, ответила Инна Васильевна.

— Инна Васильевна это Даша Лена поблизости?

— Да, а что неужто дописали?

— Дописала.

— Тогда завтра в районе трех часов привозите рукопись либо скиньте по емайл, хотя не советую, ведь ващ бывший издатель, объявил вам войну.

— Скоро сядет, я об этом позаботилась.

— Хороший пиар ход, однако, получится.

— Наверное, — вздохнув, пробурчала я на прощание.

— Ну, что?

— Подъехать сказали завтра.

— Мне тоже.

— Дашка, я хочу тебя, — притянув, меня к себе прошептал Димка.

— Я тоже милый, но мы с тобой еще не ужинали и.

— К черту ужин, — прорычал Димка, увлекая меня на пол.

Он был таким страстным и горячим, что я осталась без сил.

— Ты был великолепен, — закурив, сказала я.

— Ты тоже детка.

— Ну, что пора и поужинать, а то наши дети нас не поймут, — надевая халат, сказала я.

— Думаю что ты права.

Пройдя на кухню, я увидела домработницу тущащую капусту.

— Накрывайте на стол что у нас сегодня?

— Борщ, запеченная рыба и тушеная капуста.

— Годится, несите все на стол.

— Хорошо, Дарья Витальевна.

— Мы проголодались, — надувшись, пропищали дети.

— Простите, мы увлеклись, — переглянувшись, сказали мы.

После ужина я пошла, укладывать детей спать через три дня первое сентября Моисей пойдет, в первый класс завтра в четыре часа вечера поеду с ним в «Радугу цвета» куплю форму ранец с книжками и всякими принадлежностями.

— Через три дня у нас двойной праздник День знаний и День рождения Моисея, — прижав, меня к себе сказал Дима.

— Я знаю. Дим, спасибо тебе за все ты стал, им настоящим отцом я больше всего, боялась, что ты не примешь моих детей.

— Даш, о чем ты говоришь? Ты первая кого принял мой Сашенька.

Заснув, у него на плече я проснулась от звонкого смеха детей. Зевая, я прошла, в ванную Димка был уже там.

— Наши дети уже на ногах я же тебе сказал, что с няней они не забалуют.

— Чему я рада дисциплина им не помешает.

— Совершено, верно.

— Снова прием с утра? — закурив за завтраком, спросила я.

— Да с 8:30 до 15:00, а остальные дни с 10:30 до 16:30.

— У меня так же.

— Надо же, как бывает.

— Мам, мне скоро в школу из детсада половина пойдет в ту же школу что и я, — улыбнувшись, сказал Моисей.

— Мы рады за тебя сынок.

Помахав, мужу рукой я, пройдя в столовую, связалась с Крылатовой.

— Алло, — сонно пробормотала Ирка, ругая меня, на чем свет стоит хорошо, что про себя.

— Привет, как ты как Максим?

— Знаешь, я не думала, что после своего отца он примет Игоря.

— Ир, про Артема лучше ни слова он в упор тебя не видел, а Игорь пылинки с тебя сдувает как твой салон красоты «Афродита»?

— Благодаря связям мужа процветает, и знаешь, меня не напрягают, его связи с криминалом деньги не пахнут.

— Как малыш?

— Скоро рожать будет мальчик Даниель.

— Поздравляю.

— Слышала, скоро суд Минаев рвет и мечет, вчера у него на хате нашли, партию героина верещит как потерпевший: «Не мое».

— Лещ, подсуетился с подачи Гумарова.

— А я говорила тебе, что Маисов мужик стоящий.

— Никто и не спорит. Ир, мне пора выходит, пациенты не простят моей задержки.

— Понимаю. Звони если что.

— Хорошо.

Надев, голубой плащ я, подхватив сумку, вышла из квартиры.

— Здравствуй, Дашенька, — пропела баба Тося с пятого этажа.

— Здравствуйте.

Увидев за моей спиной, качка соседка поджав губки, поспешила домой.

— Теперь косточки тебе перемоют, будь здоров как, — заметил Лещ.

— Это их право до старух мне дела нет.

— Жестко, но справедливо хорошей для всех не будешь.

— И то верно.

Народу возле моего кабинета скопилось прилично. Первой я приняла, молоденькую девушку она потеряла память ее отец Рубцов Игорь Степанович ювелир у него сеть ювелирных магазинов «Эмали»; «Рубин-бубин» и другие в отчаяние врачи разводят руками. Частично память к ней вернулась благодаря гипнозу.

— Я назначу, вам десять сеансов заплатите в кассе девять девятьсот.

Раньше я лечила бесплатно, не думая о том что рискую здоровьем а теперь взвесив все за и против поняла что все в этой жизни имеет свою цену.

— Хорошо. Спасибо.

Когда они уехали я, введя себя в гипноз, вновь обрела равновесие.

— Тебе лучше? — подав мне, специальный отвар спросила Ева Васильевна.

— Уже да.

У остальных женщин была глубокая депрессия следствия тирании в семье.

— Мне пора, — посмотрев на часы, сказала я Еве.

— Мы с девочками справимся, пришла наша смена.

— Ваша смена по понедельникам с 15:00 до 17:00 в остальные дни с 16:00 до 19:00.

— Мы знаем.

— Я так на всякий случай если кто будет возбухать.

Игорь, молча, смотрел в окно, когда я его окликнула.

— Все?

— На сегодня да едем в издательство, а завтра я вообще целый день дома завтра суд над Минаевым, хотя говорят, что откупиться поживем, увидим.

— Не не отмоется, задушил, свою гражданскую жену его дружки большой зуб на него, имеют, да и вообще он игрок практически проигрался, говорят должен Волку.

— Это я во время когти рвала из этого издательства, — вздохнула я.

— Похоже на то.

С трудом припарковав, машину я зашла в издательство. Игорь, молча, курил в машине.

— Даша, ты уже дописала роман? — улыбнувшись, спросила, Лена, оторвавшись от монитора компьютера.

— Да вот она, — протянув, девушке черную папку, сказала я.

— Даша вот это сюрприз дописала?

— Да.

— Дмитрий уже был, у нас преступил к новому роману: «Странствия проводника Аргуса» а твоя свекровь написала роман: « Черная вдова, или счастье в долг» собралась хорошая команда разница лишь в том, что вы пишите в разных жанрах.

— Даш, завтра в 17:00 часа будут съемки для телеканала «ТВ» для передачи «Звездные истории» все будет о тебе Вика к тебе заедет в половине четвертого.

— Хорошо думаю, что управлюсь суд в 14:00 в принципе должна.

— Ему дадут, лет пятнадцать не меньше мать убитой женщины не стала молчать.

— Вы имеете в виду его покойную гражданскую жену?

— Да.

В машине я связалась, с Евой сказала, что завтра меня не будет.

— Спасибо, что предупредила не пуха тебе.

— К черту.

Дом встретил, меня тишиной дети еще в саду забирать их не хочется, там с ними занимаются специалисты. Включив, компьютер я с головой ушла в новый роман «Гудбай бэби, или между двух огней» и так увлеклась, что не заметила, как приехали дети.

— Мама мы приехали.

— Иду.

— Мы ходили в театр на «Щелкунчика», — раздеваясь, похвалилась Вика.

— Я рада. Мария Степановна накройте на стол налейте супа детям.

— Хорошо, Дарья Витальевна.

Взяв, пачку сигарет я, выйдя на балкон, связалась с Димкой.

— Я уже подъезжаю, а ты что уже дома?

— Да.

— Здорово.

Димка приехал с бардовыми розами и не большой коробочкой в руке.

— Это тебе.

— Будем отмечать презентацию твоей книги: «Пещера сокровищ Дунгиса»?

— Да. Даш, я самый счастливый человек на свете я сделал, это о чем так долго, мечтал.

— Дим, я рада за тебя.

После ужина дети ушли, вместе с няней оставив нас наедине.

— За нас, — подняв бокал, сказал Димка.

— За нас.

— Завтра суд говорят, ему дадут пятнашку не меньше, — закурив, сказал Дима.

— Да, Вадим тоже так считает, мы еще поимеем с него за моральный ущерб.

— По заслугам гниде, — кивнул Димка.

Лежа на плече у Димки я, оглядываясь, назад поняла одно: сильной меня сделалали неудавшиеся браки, увидев, истинное лицо мужей я, была просто вынуждена стать сильной на моих руках остались малолетние дети.

— О чем так глубоко задумалась? — повернувшись ко мне, спросил Димка.

— О том, где ты так долго бродил, почему не встретился на моем пути раньше.

— Видно судьба у нас была, такая тут ничего, не поделаешь, — разведя руками, сказал Димка.

— Дим, поедешь со мной?

— Поеду, Ливанову так и сказал что завтра он за старшего, — сказал Дмитрий, чиркнув зажигалкой.

— Спасибо за поддержку.

— Зайка, ты всегда можешь на меня рассчитывать.

— Как и ты на меня.

Утро выдалось суматошным, несмотря на то, что интуиция подсказывает мне, что все пройдет, сносно я по неизвестной причине, нервничаю, наверное, это потому, что Минаев мне опротивел.

— Даш, детей сегодня из сада заберет, мама она ужасно соскучилась по внукам, — обратился за завтраком ко мне Димка, прервав мои мрачные размышления о предстоящем суде над заказчиком.

— Дети будут рады.

Посмотрев на часы, я сказала детям, чтобы они собирались.

— Сегодня нас заберет бабушка?

— Да.

— Ура.

Оставив детей с воспитателями, я вернулась домой.

— В четыре часа вместе с Моисеем поеду в «Радугу цвета» так что сегодня у него последний день.

— Да первого сентября он станет учеником.

— Начнется его взрослая жизнь.

До двух часов каждый был, занят, своим романом мы так увлеклись, что чуть не прозевали суд.

— Спасибо Лещ мы выходим.

Надев, черный брючный костюм я, надев, черный плащ, сказала: «Дим, я готова».

Народу собралось прилично, как же судят известного в городе издателя.

— Тварь, — просверлив, меня проженым взглядом, зашипела Инна.

— Он получит по заслугам.

Суд приговорил, Минаева к пятнадцати годам лишения свободы даже его дружки легли на дно своя шкура, оказалась куда дороже.

— Тебе не жить ты еще обо мне услышишь, — прокричал Минаев, когда его уводили.

Он был, жалок, мне в коей мере стало, его даже жаль.

— Гадина, — прокричал кто-то в толпе, но я даже головой не повела пусть кричат мне все ни по чем.

— Теперь домой? — вздохнув, спросил Димка, утомленный судом.

— Пожалуй и если ты не возражаешь можещь съездить с нами в «Радугу цвета».

— Я буду только рад.

— Тогда поехали.

Моисей всю дорогу болтал о своих друзьях, о том, что рад, что скоро пойдет в школу. Порой мне жаль, что я не могу, родить Димке нашего малыша порой хочется взять малыша из приюта.

— Даш, ты где-то далеко.

— Да вот я подумала, почему бы нам не взять малыша из приюта.

— Знаешь, я уже думал об этом, — тихо шепнул мне Димка.

— И что будем делать?

— У моей матери знакомая в приюте «Ласточка» Гурева Ирма Сергеевна подберет нам новорожденную.

— Ты хочешь девочку?

— Да я хочу, чтобы у нас была Настенька.

— Раз хочешь, значит будет.

— Мам вы, что купите мне братика? — зевнув, спросил сын.

— Да, но только не братика.

Торговый центр меня утомил только тем, что мне пришлось, давать автографы порой хочется побыть обычной женщиной.

— Утомилась? — вздохнув, спросил меня Димка по дороге домой.

— Немного все-таки от славы устаешь, хотя мне льстит то, что я известная в Москве писательница.

— И не только ты еще мировой психолог к тебе даже из разных городов пориезжают.

— Скажешь, тоже мировой самый обычный я звезд с неба не хватаю.

За разговором мы не заметили, как доехали. Уложив детей мы с головой ушли в роман каждый в свой Димка в «Пещеру сокровищь, или странствия Рудрика», я в «Кровавое завещание, или по лезвию ножа».

Ощутив руки Димки на талии, я поняла, что дописать до главы не получится.

— Я хочу тебя, — притянув, меня к себе сказал он.

Утром я проснулась от телефонного разговора мужа с матерью.

— Привет я разбудил тебя?

— Нет, все нормально, — зевнув, сказала я. Что сказала Татьяна Сергеевна?

— То, что она это предвидела, зная о том, что я всегда мечтал иметь много детей.

— Она поможет нам?

— Да уже сегодня позвонит в приют «Ласточка» кстати, она замужем за Гумаровым Евгением Александровичем, так что мама нашла, своего спонсаора всю свою жизнь ей, попадались ходовые мужики.

— Ты сегодня дома?

— До обеда да после часа у меня прием с 14:00 до 18:00 до этого я буду писать роман, а то отчим шкуру с меня сдерет.

— Твоя мать с ним счастлива.

— Знаю, так же знаю, что она беременна.

— Но ей уже пятьдесят шесть лет.

— Знаю, но ты знаешь мою маму.

— Знаю.

— А какие планы твои на сегодня?

— Отвезу Моисея в школу, затем вернусь, домой в половине двенадцатого, отвезу Викторию с Александром в школу, затем поеду в центр.

— Зачем тебе делать такой крюк Саша с Викой вполне доедут до школы на автобусе им уже пора приучаться к самостоятельности.

— Пожалуй, ты прав, — отрезала я надевая шляпку.

— Звони.

— Хорошо.

Леш молча, курил возле машины, когда мы вышли из подъезда.

— Дожили, уже с охраной ходит, — донеся до меня скрипучий голос Марьи Сергеевны с третьего этажа.

Стиснув, зубы я с трудом себя, сдержала, чтобы не нагрубить ей.

Когда я приехала, работа кипела, девочки справляются, что меня радует. Приняв, пятьсот пациентов я обессилено сев, в кресло, закурив, набрала Димку.

— Привет. Даш как будто по заказу сегодня к порогу приюта подбросили новорожденную с запиской «Ее зовут, Анастасия позаботьтесь о ней».

— Дим, это судьба мы должны начать оформлять над ней опеку.

— Может, сначала съездим туда?

— Ты езжай, я подъеду следом.

— Хорошо.

Подъехав к кремовому: семи — этажному зданию с колонами я, выйдя из машины, зашла в здание. Внутри ковровая дорожка, на стенах пейзажи с природой живой уголок рыбки.

— Вы к кому? — сипло окликнула нас вахтерша бабулька лет семидесяти.

— Мы к Гуревой Римме Сергеевне.

— Поднимитесь на второй этаж триста пятый кабинет.

— Спасибо.

Увидев статную брюнетку в очках, я поняла, что она не так проста как кажется.

— Вы, Даша?

— Да.

— Пройдемте, в детскую я вам покажу девочку.

Увидев, белокурую крошку я, поняла, что уже без нее ни куда не уйдем.

— Даша, мы взрослые люди и оформление опеки над ребенком можно сделать за два дня только это будет стоить двадцать тысяч.

— Хорошо.

— Пройдите в бухгалтерию.

«Для меня это дико торговать детьми», — мысленно обратилась я к Диме.

«Для меня это тоже дико, но ничего не сделаешь, мы живем в эру звериного капитализма», — получила я сигнал от Димы.

Он не, такой как все, как и я и как наши дети им не просто их пытаются сломать, но пока это плохо получается.

Заплатив, двадцать тысяч мы пошли к заведующей.

— Все документы готовы, вы можете забрать ребенка прямо сейчас.

— Едем в «Мама и малыш» надо купить кроватку панперсы и много чего.

— Ты права, но может сначала отвезти кроху домой?

— Думаю, что да там есть Вера Сергеевна.

Когда мы приехали свекровь, молча, потягивала томатный сок.

— Она прелестна, — улыбнувшись, сказала она.

— Мама мы едем за кроваткой, коляской и разными принадлежностями.

— Сын, я рада, что твоя мечта осуществилась о большой и дружной семье.

— Спасибо за поддержку мама.

— Ты всегда можешь, на меня положится.

Народу в «Маме и малыш» было, много купив кроватку, колоску с памперсами смесями мы поехали домой.

— Даша ты ли это? — хрипло спросила меня Тая, которая спилась после выкидыша.

— Я. Тай мне некогда.

— Брезгуешь что ли? — дыхнув, мне перегаром пошла в наступление существо, которое раньше было человеком.

— Милая пойдем отсюда, — поморщившись, сказал мне Дима, за что я ему благодарна.

— Вместе были в детдоме? — закурив, спросил Димка.

— Да. Дим, я ни хочу в этом во всем копаться.

— Прости, не подумал.

— Ничего.

Дом встретил, нас тишиной, посмотрев на часы, мы присвистнули половина двенадцатого.

— Вот это мы с тобой съездили за принадлежностями для малышки.

— Даш, а ведь малышку надо будет окрестить.

— Знаю, и крестить будем, завтра я взяла выходной.

— Из центра на время декрета уйдешь?

— До года буду, с малышкой во время моего отсутствия за центром будет смотреть Ева.

— Боишься повторить ошибку с Ильей?

— Да. Он по сути меня не видел, вырос на улице плюс влияние Виктора.

Заснув, на плече у Димки я проснулась от плача малышки. Взяв, бутылочку я прошла в детскую Вера Сергеевна пыталась ее укачать.

— Она мокрая, — взяв, дочь на руки сказала я.

— Я вам не нянька я гувернантка.

— В таком случае вы уволены, — сухо отрезала я.

Я вдруг поняла, что кроме родной матери за детьми никто лучше не присмотрит.

Достав, конверт я протянула его няньке.

— Да, пожалуйста, цаца тоже мне.

Укачав, малышку я вернулась в комнату.

— Ты, что уволила няньку? — зевнув, спросил Дима.

— Пришлось и не только из-за сегодняшнего случая она, спустив рукава, ведет себя с Моисеем Викой и Сашенькой.

Утром я проснулась от телефонного звонка.

— Алло, — сонно пробормотала я, зевая во весь рот из-за бесоной ночи.

— Привет спишь что ли? — спросила Ирка.

— Уже нет, а что ты хотела?

— Спросить когда крестины?

— Сегодня в двенадцать. Ир как ты?

— Врачи говорят, что на днях должна родить.

— Кого ждете, знаешь? — закурив, спросила я.

— Сына.

— Я рада за тебя. Ир, я так счастлива.

— А я сразу поняла, что Виктор не твой человек только тогда ты снова билась, а эйфории и никого не слышала.

— Ир, я знаю, моя ошибка в том, что я вновь растворилась в мужике, а делать это нельзя.

Положив трубку на базу, я пошла, в душ дети в столовой завтракают, Мосея отвезу, в школу сегодня у него диктант на крестины он попадает, как и Вика.

— Ты сегодня припозднилась, — обняв, меня за плечи заметил Дима.

— Ночь была бессонная. Ты сегодня дома?

— Я взял целый день до двенадцати поработаю над книгой.

— Я тоже, а то Евгений Александрович уже нервничает.

Позавтракав, я, поторопив сыновей, пошла, одеваться сама.

— Мам мне сегодня в кружок по карате, — сказал Саша.

— Пропустишь, сегодня крестим твою сестру.

— Хорошо.

Выходя из квартиры, я столкнулась с пристальным взглядом курчавого брюнета с раскосыми зелеными глазами. Черт, похоже, этот чародей обладает гипнозом, и смотреть ему в глаза мне не следует, — с опозданием ддя себя подумала я.

— Вы словно Афродита, — залился соловьем незнакомец.

— Простите, а вы собственно кто?

— Я маг и волшебник Дурцев Вадим Сергеевич салон белой и черной магии «Сияние».

— Нам с вами не по пути маг и волшебник.

— Ты все равно будешь, моей еще ни одна женщина, не устояла перед моими чарами.

— Считай что я первая, — ледяным тоном оборвала я нахала.

Развернувшись, мы поспешили из подъзда.

Когда мы приехали, то с трудом нашли место для парковки.

— Это столько машин?

— Да здесь учатся крутые дети.

— Я за вами приеду.

— Будем ждать.

В машине меня застал телефонный звонок Димки.

— Даш, будь осторожна наш сосед он.

— Дим я в курсе он мне омерзителен.

Лещ молча курил возле машины, когда я подошла.

— Не боишься стать жертвой гипноза?

— Не боюсь, потому что научилась управлять своим сознанием.

 

 

ГЛАВА 14

 

Выйдя из машины, я хотела зайти в подъезд, но чернявый преградил, мне дорогу взмахнув рукой, я поразилась, своей силе он отскочил от меня в сторону громко шлепнувшись на асфальт.

— Ты…. он выругался сквозь зубы.

Галина Степановна колдовала на кухне когда я пришла.

— Где Дима?

— Дмитрий Александрович в библиотеке творит, велел до половины двенадцатого его не беспокоить.

— В таком случае меня тоже не беспокоить.

— Хорошо, Дарья Витальевна.

Уйдя, с головой в роман мы едва не пропустили крестины нашей малышки. Спасибо домработнице она запеленала нашу крошку.

— Татьяна Сергеевна уже в церкви вместе с Евгением Александровичем.

Достав, кремовый брючный костюм я, не раздумывая, его надела нанеся, мусс на волосы я залила их лаком.

Мне следовало позвонить Вике своему визажисту, но увлекщись романом я забыла это сделать ничего один раз можно предстать перед публикой в своей естественной красе.

Всю дорогу малышка сладко спала.

— Она сущий ангел, — тихо шепнул мне Дима.

— Я знаю.

Народу было много еще бы два культовых писателя Москвы. Малышка кричала и била ножками характер у нее еще тот, — подумала я.

— Ай, — схватившись за живот, закричала Ирина.

— Ирочка, я сейчас, — хватая, жену на руки сказал Игорь.

— Вези ее в «Мама и малыш» центр на углу, — крикнула я.

— Дим, отвези, малышку домой я должна быть с Ириной мы ни один пуд соли вместе съели.

— Даш, не стоит, я позвоню.

— Хорошо.

Уложив малышку в кроватку, я вернулась к гостям.

— Дим, вот бы никогда не подумала, что ты свяжешь свою жизнь с детдомкой, — закурив, начала брюнетка в зеленом платье.

— Лиона, тебя здесь не было, если бы ты ни была крестницей моей матери, — сухо прервал ее Дмитрий.

Развернувшись, она вылетела, хлопнув дверью.

— Твоя бывшая жена?

  • из Гейне, звёды ясные небес, друж. шарж / Генрих Гейне, СТИХОТВОРЕНИЯ / Валентин Надеждин
  • Забытые / Стародубцев Александр
  • Эгоизм.  №89 / Ограниченная эволюция / Моргенштерн Иоганн Павлович
  • Маки / Бардовское / Анастасия Сокол
  • Мария из Магдалы. Серия ДоАпостол. / Фурсин Олег
  • Н / Азбука для автора / Зауэр Ирина
  • Суд над Люцифером / Басманов Федора
  • Осенние мотивы / Путевые заметки - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Мир изменился... / Миниатюры / Королик Евгения
  • Не время / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • ... / Блокнот Птицелова. Psihoved / П. Фрагорийский

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль