третья часть

0.00
 
третья часть
третья часть

 

***

 

 

Стори парила над землей. Высоко-высоко, настолько, что земля казалась далекой синей точкой, а луна и звезды будто бы висели у самого носа, и можно было бы даже коснуться их рукой, потрогать, какие они на ощупь. Но тело не слушалось свою хозяйку, руки не хотели шевелиться, губы не размыкались, Стори даже на секунду показалось, что она и вовсе покинула тело, и теперь превратилась в бесформенное облако, и в таком непонятном состоянии парит в вышине. Но все было на месте: руки, ноги, голова… Стори просто ощущала, что они на месте. Точно знала. А когда подул горячий ветер, девушка окончательно успокоилась — увидела, как длинные светлые прядки развиваются впереди.

Все вокруг виделось серо-сине-фиолетовым, мутным. Кое-где зажигались яркие красные вспышки, и тут же гасли (наверное, это были звезды), а воздух казался свежим, но дышала Стори с трудом. Что-то невидимое постоянно давило сверху, веки тяжелели, невыносимо хотелось спать, но любопытство не давало девушке закрыть глаза. Она с интересом рассматривала все вокруг, хотя ничего по сути здесь и не было — только сине-фиолетовая расплывчатая бездна, что засасывала, втягивала Стори в себя, и уносила куда-то в неизвестность.

Неожиданно все поменялось: горячий ветер стих, и девушке вдруг стало прохладно, затем и вовсе холодно. Она обняла себя за плечи, стараясь согреться, и с радостью поняла, что тело двигается. Но тут же Стори испуганно вскрикнула, так как осознала, что висит непонятно где совершенно без одежды. Только длинные мягкие волосы опутывают тело.

Стори услышала голоса… знакомые голоса. Бабушка. И эльфийки. Все та же надоевшая песня на непонятном, но неописуемо красивом языке. Неизвестное заклинание, что произносит Лучлот… Стори закричала. Она умоляла их замолчать, даже плакала — было невыносимо тяжело слушать эти звуки. Но эльфийки не унимались. Продолжалась и песня, и шипящее нашептывание Лучлот. Стори так же продолжала кричать, надрывая горло. Собственный голос рвал барабанные перепонки, а слова легким серым дымком уносились куда-то вверх. Девушка постаралась проследить за ним, но вдруг осознала, что находится в полной темноте. И тишине…

— Да что со мной такое? Где я? Что же за ерунда? — Разозлилась Стори, и топнула ногой. Внезапно ступня девушки остановилась, уперевшись во что-то твердое, и Стори обнаружила, что теперь стоит на неровном выступе скалы, а перед ней простирается бескрайнее темно-синее море. Одежды на ней по-прежнему же не было. Стори протянула вперед руки, и отметила, что выглядят они необычно бледными. Хотя… в этом странном месте все видится не таким, как надо. И высокие пенистые волны, что бьются у самой скалы, но не причиняют вреда Стори; дельфины, весело играющие в неспокойном море; неестественно большая и желтая луна, и сильный ветер, который поднимает волны, треплет волосы девушки, но в то же время и приятно ласкает кожу, но не подталкивает к краю. Стори уже прикрыла глаза, наслаждаясь одиночеством, и местом, куда ее неизвестно как и для чего занесло, как вдруг вместо луны вырос огромный светящийся шар, похожий на один из мыльных пузырей, что Стори пускала в детстве с приятелями. А в нем, в пузыре… Лучлот и все эльфийки-ученицы. «Как же они надоели, ни на минуту не оставят в покое!» — зло подумала Стори, стараясь отвернуть и закрыть глаза — не вышло. Тело снова перестало слушаться, а взгляд непроизвольно пал на лицо бабушки. Та ласково улыбнулась, и протянула руку. Стори снова почувствовала, что потеряла способность сопротивляться. Ее бледная рука так же потянулась в сторону Лучлот. Огромный пузырь уменьшился в размерах, и начал медленно приближаться. Приближался до тех пор, пока не уперся в ладонь Стори… и не лопнул. Стори лишь успела подумать о то, что уже безумно соскучилась по родителям и… подскочила на кровати.

— Слава лесным духам, пришла в себя! — Радостно взвизгнула сидящая у постели Ииша, и тут же взялась суетливо метаться по комнате, в то время как Эдеам, что так же находилась здесь, напротив подсела к Стори и взяла ее за руку. — Есть, пить хочешь? Небось, умираешь от голода? Все же не шутки — неделю без сознания проваляться! — принялась щебетать Ииша.

— Неделю? — слабым голосом переспросила Стори, рассматривая вытянутую перед собой руку. Кожа по-прежнему была слишком светлой. Выходит, все это ей не снилось. Лучлот действительно провела обряд!

— Да. — Ответила ей подруга, уже держась за ручку двери. — Как ты себя чувствуешь? Чего тебе принести?

— Зеркало…— тихо попросила Стори, и крупные слезы потекли по впалым щекам.

— Хорошо… — замешкавшись, Ииша немного потопталась на месте, испуганно глянула на Эдеам, и когда та уверенно кивнула, все же приоткрыла дверь. — Сейчас принесу.

— Спасибо. — Выдохнула Стори, и откинулась на подушку. Эдеам не отпускала холодную руку подруги, но и не сжимала сильно, лишь чуть-чуть придерживала. Эльфийка чувствовала себя виноватой. Будто бы именно ее вина была в том, что стало со Стори. Еще минута, и она увидит свое отражение, поймет, что произошло. Но готова ли она? Что станет с ней, когда она осознает весь ужас того, что сотворила с ней Лучлот. Лучлот… которая оставила Эдеам и Иишу присматривать за своей внучкой, а сама исчезла неизвестно куда, и вот уже неделю не появляется в Кранное. Будто бы ей плевать на то, как чувствует себя Стори… или просто она трусит оказаться в одном помещении с внучкой, когда та придет в себя? Когда все поймет. Если, конечно, еще не поняла…

— Скажи, Эдеам…— неожиданно произнесла Стори, и эльфийка дернулась, — ты знала об этом?

— О чем? — голос девушки дрогнул.

— Об обряде, что приготовила Лучлот.

— Нет. Нет, не знала. И Ииша не знала…

Стори попыталась сосредоточиться, чтобы разгадать, врет Эдеам или нет. Но ничего не вышло, как она не старалась. Похоже, Стори больше не ощущает эмоций, не слышит их запахов, и не понимает, обманывают ли ее. Девушка перевернулась на живот, уткнулась лицом в прохладную подушку, и зарыдала в голос. Эдеам не спешила успокаивать подругу, тем более, что и не представляла, как это вообще можно сделать. Поэтому она просто опустила голову, и уставилась в пол. Спустя мгновение в комнате появилась Ииша, и Эдеам облегченно выдохнула, но через секунду вспомнила, за чем Стори посылала подругу, и снова напряглась и испугалась. Что сейчас будет, когда Стори, наконец, увидит свое отражение…

— Плачет? — шепотом спросила Ииша. Эдеам только развела руками, мол, сама видишь. Эльфийка прошлепала босыми ногами по деревянному полу, и уселась у кровати, подобрав под себя ноги.

— Принесла? — сквозь слезы и подушку спросила Стори.

— Принесла…— Удивленно выдохнула Ииша, вертя в руках круглое зеркало размером с голову. — Дать?

Стори уперлась руками в подушку и, медленно поднявшись, села на кровати, скрестив ноги. Ииша протянула подруге зеркало, перевернутое отражающей стороной вниз, и затаила дыхание. Не дышала сейчас и Эдеам. И Стори.

Девушка вытерла слезы с щек, протерла глаза чтобы лучше видеть, и резко повернула зеркало к себе…

Зеркало отразило хоть и знакомое, но все же чужое лицо: все те же губы, но теперь кажущиеся полнее и ярче на бледной коже, длинные пушистые ресницы, обрамляющие серо-голубые глаза, нос с легкой горбинкой. Но это не она, не Стори. Где та полукровка, которой она была всю жизнь? Где ее клыки? Где черные глаза? Кто эта эльфийка, что смотрит на нее из глубины старого зеркала?

— Эльфийка…— растерянно пробормотала Стори. — Я теперь эльфийка…— и тут же встрепенулась:— Где Кнут?!

Подруги ничего не ответили, лишь горестно покосились в сторону двери, деревянное покрытие которой было все изорвано когтями. Видимо, Стори заперла дверь перед уходом, а Кнут пытался выбраться наружу. Кнут… Где же он?

— Куда он делся? Ииша! Эдеам! — Девушка смотрела то на одну эльфийку, то на другую. — Ответьте же мне, что с моим волком?! Где он?!

На мгновение Стори замерла, испуганно прижав ладони к груди. Что она только что устроила? Плакала, кричала, ругалась… Наверняка, мама уже ощутила ее горе, и уже собирает повозку, чтобы забрать дочь домой. А что будет потом, когда Торис узнает, что по вине Лучлот Стори потеряла волчью половину? Друидесса поступила подло! Оборотни не простят ее за это! Боги, да если Торис узнает, начнется настоящая война между оборотнями Глонкса, и эльфами Кранноя! Нет, нельзя допустить этого! Нельзя показываться на глаза матери, нельзя давать ей ощущать свое горе!

Стори глубоко вдохнула, вытерла слезы, и постаралась успокоиться. Эльфийки молчали, испуганно уставившись на подругу. Ииша и Эдеам не отвечали, но теперь Стори не могла понять почему: то ли они просто не хотят открывать истины, то ли действительно не знают, что произошло с Кнутом.

— Нурвил! — Позвала Стори. — Нурвил, явись!

Появление сильфиды не заставило себя долго ждать — уже через секунду осыпалась серебристая пыльца, и перед носом блондинки возникла Нурвил.

— Сторичка! Пришла в себя! Как ты? — тоненьким голоском залепетала она, зависнув перед лицом девушки.

— Погоди, Нурвил, не время. — Прервала ее Стори. — Прошу, проверь, что делает сейчас моя мама. Это очень важно…

Сильфида сразу поняла мысли своей подопечной, коротко кивнула, и быстро исчезла.

— Ох, только бы все было хорошо. — Вздохнула Стори. — Мама, если узнает о случившемся, от Лучлот мокрого места не оставит.

— И будет совершенно права. — Эдеам строго сдвинула брови. Стори слегка улыбнулась подруге, тихо радуясь тому, что та поддерживает ее, даже будучи эльфийкой и жительницей Кранноя. Хотя, вообще-то и Ииша и Эдеам всегда недолюбливали Лучлот. Собственно, как и она их. Даже удивительно, что в жены главному красавцу она выбрала именно Иишу. Хотя, даже главной друидессе спорить с советом тягостно. Поддалась на уговоры, не иначе. Вон, даже ее представление будущему мужу было каким-то сухим и совершенно не торжественным.

— Все в порядке! — Сначала прозвенел голосок сильфиды, а через миг появилась сама Нурвил с хорошими новостями. — Торис как раз сейчас спит. Отдыхает. Работала несколько суток, и теперь проспит до следующего вечера.

Стори тяжело выдохнула, и снова повалилась на подушку. Слаба Богам, мама отдыхает! С ней такое периодически происходит после того, как она отработает подряд несколько суток, а то и дольше, на пределе сил. Оборотни очень выносливы, и могут трудиться без сна и отдыха долгое время, но иногда и им нужна передышка. Вот и пропадал порой Торис в своей комнате — спала почти сутки, набиралась сил. И именно во сне она не могла ощущать эмоции и переживания своей дочери. Выходит, эмоциональный всплеск Стори остался незамеченным, повезло. Но впредь стоит держать себя в руках, до того, пока она не разберется в этой ситуации. Пока не вернет себе себя. И Кнута. Кстати, эльфийки так еще и не ответили, куда же он делся.

— И все же, где он? — Строго спросила Стори. Он снова села на кровати, и поочередно посматривала то на одну, то на другую подругу. — Где мой Кнут?

Эдеам закусила губу, Ииша опустила голову, а Нурвил, радостная оттого, что принесла хорошие известия, тут же вздрогнула, и поспешила исчезнуть. Но не успела… Одним ловким движением Стори ухватила сильфиду за крылышко двумя пальцами, и приблизила к своему лицу.

— Ты! Вот ты точно что-то знаешь! Отвечай! Я потеряла с ним связь, так? — Стори сосредоточено прищурилась, на мгновение замолчав. — Так! И тебя и Мэлло я чувствую. Кнута же — нет! Нурвил, что с моим волком?!

— С ним все хорошо. — Прозвенел голосок сильфиды, и эльфийки синхронно расслабили напряженные до этого спины. — Наверное…

— Что-о?!

— Стори, я не знаю, где он сейчас. Кнут убежал сразу после обряда. — Вздохнула Нурвил. — Но он определенно жив. Только вот…

— Продолжай. — Стори отпустила Нурвил, тяжело поднялась с кровати и, пошатываясь, сделала несколько неуверенных шагов. Эльфийки тут же вскочил, намериваясь поддержать подругу за руку, но она отмахнулась. Девушка зло глянула на сильфиду:— Ну же, Нурвил, продолжай. Что — только вот?..

— Не приспособлен он к дикой жизни, сама ведь понимаешь…— тихо-тихо пролепетала хранительница. — Еды добыть, возможно, и сумеет, а вот к людям Кнут доверчив. Он ведь с рождения среди них. Мало ли…

Стори дрожащими руками налила себе в воды из тяжелого глиняного кувшина, залпом осушила его (только сейчас она поняла, что во рту ужасно пересохло), и грохнула стакан о стол. Бедный, бедный Кнут… как же он там один, что сейчас делает? Волк сбежал сразу после обряда — значит, скитается по лесам уже неделю. Совершенно один. Наверное, ему сейчас очень одиноко, ведь Стори и ее хранители раньше всегда были рядом… А тут… Стори предала его, не смогла сохранить их крепкую связь. Должно быть, Кнут сейчас страшно напуган!

— Мне надо его найти! — Встрепенулась девушка. Она заметалась по комнате, разыскивая хоть какую-нибудь одежду. Эльфийки и сильфида не останавливали ее, понимали, что это дело бесполезное. Заметив на полу скомканное любимое зеленое платье, Стори торопливо натянула его на себя, и уже у двери неожиданно опомнилась:

— Нет! Сначала надо поговорить с бабушкой, срочно! Пусть возвращает все на свои места, куда же я в таком виде… Вы знаете где бабушка?

— Стори, — покачала головой Эдеам, — не стоит тебе пока покидать дом, лучше полежи еще пару дней. Ты еще слаба. А потом будешь постепенно выходить гулять на улицу. Под нашим присмотром…

Эльфийка заметила удивленно-озлобленный взгляд подруги, и поспешила объяснить:

— Пойми, тебе нужно будет привыкнуть к своему новому телу, к новому состоянию. Не все сразу, Стори. Потерпи немного, отдохни, побудь в тишине. Не нужно напрягаться разговорами с Лучлот. Тем более, она сейчас и не в Кранное…

— А где же? — встрепенулась девушка. Она уже стояла у двери, готовая выйти, и нервно теребила юбку платья.

— Неизвестно…— развела руками Ииша. — Уехала по каким-то срочным делам на следующий день после обряда. Велела нам следить за тобой, и когда вернется не сказала. Нам, по крайней мере.

— Тогда мне нужно увидеть дедушку! — Догадалась Стори. — Он-то сейчас, надеюсь, в Кранное?

— Даже ближе. — С легкой улыбкой ответила Эдеам. Эльфийка, наконец, поднялась с края кровати подошла к подруге, и положила невесомые руки ей на плечи. — Он сейчас дома, да вот только к тебе заходить не хочет. Вернее, боится…

— Боится? Чего?! — изумилась Стори.

— Не чего, а кого. — Поправила ее Ииша, которая уже успела отыскать где-то большое красное яблоко, и с хрустом надкусила его. Тут же на пол закапал яблочный сок, а по комнате разнесся аромат свежего фрукта. В животе у Стори заурчало, но она героически переборола желание отобрать у подруги фрукт, и слопать его самой. Все же сейчас не до того. Придет время, и она поест, а пока потерпит, не умрет.

— М-м-м? — Не поняла Стори.

— Тебя, тебя он боится. — С набитым ртом объяснила девушка. — Боится, что ты его придушишь, ха-ха!

— А его-то за что?! — Стори затрясла головой, явно не понимая, с чего это вдруг он должна душить своего тихого и спокойного дедушку, который явно к обряду никакого отношения не имеет. Эксир вообще уже достаточно стар, несмотря на внешнюю молодость, да и магичит уже с большим трудом. Так что вряд ли он мог иметь хоть какое-то отношение к обряду. Тем более, если Стори не изменяет память, дедушки вообще не было в ту ночь на обрядной площадке.

— Как же, — Эдеам сильнее сжала плечи Стори, приводя ее в чувства, — он ведь знал о планах Лучлот, и очень переживает о том, что не сумел ее отговорить.

— Ага, если вообще пытался. Зная его самовластную женушку, могу сказать, что если она что-то задумала, то бесполезно ей о чем-то говорить. Все тщетно, друидесса все равно сделает так, как хочется ей. — Хмыкнула Ииша. — А этот план по поводу отделения волка от эльфа, зрел в голове Лучлот, кажется, еще с самого рождения Стори. Так что Эксир скорее всего молчал в тряпочку, выслушивая размышления Лучлот. А может быть, и не знал он вовсе…

— Знал…— вздохнула Стори, вспоминая хитрою усмешку, и чуть виноватый взгляд деда, когда она рассказывала ему о том, что заберет Мэлло и Нурвил на время в Глонкс. — Пойду я, поговорю с ним. Вероятно, дедушка знает так же, где можно найти… Лучлот.

Обе эльфийки, и молчавшая в уголке Нурвил заметили, что Стори назвала бабушку по имени, что раньше делала лишь в присутствии тех, кто не знал о том, что девушка приходится внучкой друидессе, для того, чтобы было ясно, о ком идет речь. Да и имя сейчас прозвучало грубо и резко, словно бы ругательство. Эльфийки подругу поняли, а вот сильфида несколько оскорбилась, но виду не подала. А Стори была так взволнована и отвлечена мыслями о пропавшем Кнуте, что обиду хранительницы не почувствовала.

— Ладно, иди уж разговаривай, может, чего и выяснишь. — Растеряно произнесла Ииша, понимая, что все равно все разговоры Стори с бабушкой не принесут плодов. Лучлот добилась того, что хотела, и теперь точно не отступится. — А мне пора… К свадьбе надо готовится. Новая семья и так не сильно довольна тем, что я так много времени провожу у тебя. Молчат, конечно — перечить главной друидессе они не решаться, — но зубами злобно все равно поскрипывают.

— Конечно-конечно, иди! — спохватилась Стори. К своему стыду девушка совершенно позабыла о том, что подруга помолвлена, и должна сейчас готовиться к торжеству, вместо того, чтобы присматривать за ней. — Я уже прекрасно себя чувствую, так что справлюсь со всем сама.

— Иди, Ииша. — С улыбкой проговорила Эдеам, недоверчиво косясь на Стори. — Мы с Нурвил присмотрим за Стори, да ведь?

Сильфида закивала кучерявой головой, а новоявленная эльфийка только страдальчески закатила глаза, понимая, что от этих нянек просто так не отделаться, но потом опомнилась, и умиленно пожала плечами — и сильфида и Эдеам волнуются о ее самочувствие и душевном состоянии. Это так мило…

Ииша, сияя счастливой улыбкой, вылетела из комнаты Стори, и с громким топотом поспешила вниз по лестнице. Стори только смешливо хмыкнула ей в ответ.

— Эдеам, — устало опускаясь на стул, проговорила девушка, — если уж ты вызвалась приглядывать за мной, то не могла бы сообразить что-нибудь с умывальником? А еще раздобудь, пожалуйста, расческу, и… если честно, очень хочется есть. — Стори погладила раздувшийся от голода живот. — Пары персиков и яблока будет достаточно.

Умывшись, приведя в порядок спутанные со сна волосы и перекусив фруктами, Стори пригладила платье руками, вытерла с губ сладкий персиковый сок, и направилась к двери из комнаты, полная сил и решимости выведать все у деда. Эдеам и Нурвил оставалось только пожелать ей удачи.

Эксир сидел за столом в единственной большой комнате на первом этаже дома-дерева. Эльф пил ароматный чай, отвернувшись к окну. Хоть Стори старалась идти как можно тише (честно говоря, она боялась, что дедушка попросту сбежит, если услышит ее шаги на лестнице), Эксир, как и все эльфы обладающий отменным слухом все же понял, что кто-то приближается к нему сзади, но виду не подал. Лишь едва заметно вздрогнул.

— Дедуль?.. — Девушка решила начать разговор мягко, ведь по большому счету дедушка и не виноват в произошедшем, не стоит на него сердиться, да и злиться нельзя — почувствует мама. Все же как ни крути, а связь матери с дочерью у Лучлот разорвать бы ну никак не вышло. Стори точно знала, что мама почувствует любую перемену в ее настроении. Вернее сказать, точно ощутит, что творится с ее дочерью: рада ли она, огорчена чем-то, или находится в крайне удрученном состоянии. В общем-то, последнее сейчас и происходило с бывшей полукровкой. Но она умело скрывала свои эмоции, прикрыв их радостными размышлениями о скорой свадьбе Иишы и Лучфира, и о том, что в Кранное сейчас дивная летняя погода, и можно ходить босиком по мягкому мху, не боясь побить ноги о камни мостовой, как часто бывало с ней в Тирасе. Да и горожане тогда поглядывали на нее как на умалишенную. Правда, выходило неважно: Стори неожиданно разозлилась на Мэлло, который как ее хранитель должен сейчас находиться рядом с ней, ахать и охать у ее кровати, а он, гадкий, пропадает неизвестно где!

— Дедушка-а! — Снова позвала Стори. — Ты меня слышишь?

Эльф встрепенулся (видимо, когда внучка позвала его впервые, Эксир решил, что ему почудилось, а вот теперь точно убедился, что его зовут) и, отставив пузатую глиняную кружку, повернулся к девушке. Стори отметила, что моложавое лицо дедушки заметно похудело, под глазами синели тени недосыпания, а глаза налились краснотой. Стори испуганно охнула, и поспешила приблизиться к Эксиру.

— Дедуля, ты не заболел? С тобой все хорошо? — Она присела на пол у ног эльфа, и взяла его за холодные руки. — Дедуль… что ты молчишь? Почему так странно на меня смотришь?..

Стори прищурилась, стараясь понять, прислушаться к тому, что чувствует сейчас Эксир. Явно что-то тревожило эльфа, но что… И тут девушка поняла! Нет, не догадалась — просто осознала, что эмоций деда не ощущает. Вспомнила, что теперь она просто эльфийка, и дедушка в таком облике видит ее впервые.

— Стори… дорогая… ты…— тяжело дыша, проговорил Эксир, беря в руки ладони внучки. — Так у нее вышло…

— Вышло. — Девушка опустила голову. — Дедушка, почему ты не сказал мне о планах Лучлот? Ты ведь знал.

— Я хотел! — Эльф очень честными глазами посмотрел на внучку. — Не думал, что она так скоро решит воплотить свой план в жизнь. Знаешь ведь, я уже стар, и не провожу больше веселые ночи на улице, предпочитая крепкий сон. Так что сразу после объявления имени невесты Лучфира я отправился домой, и ничего не знал по поводу обряда. Клянусь, милая… Рассказали мне лишь твои подруги. На следующий день. Я так переживал…

— Дедушка!.. — вздохнула Стори, понимая, что Эксир почти не спал всю эту неделю.

— Так боялся, что с тобой что-то случится. Обряд опасен, ты ведь могла и вовсе не проснуться. Лучлот страшно рисковала…

— Что? — прищурилась Стори. Девушка настолько изумилась услышанному, что отпрянула от дедушки, отойдя на корточках назад. Она даже позволила себе расстроиться, несмотря на то, что Торис может учуять это. Но ведь мама спит, как сказала Нурвил. И проспит, скорее всего, еще долго. — Рисковала? Могла не проснуться?! Что ты такое говоришь, дедушка? Неужели Лучлот… бабушка знала, что я могу погибнуть, и все равно пошла на риск?

Эксир устало стек на пол, приблизился к внучке и протянул к ней руки, желая обнять, но девушка выставила вперед локоть, явно показывая, что ей сейчас не до родственных нежностей. Подумать только, Лучлот не остановил даже тот факт, что ее родная единственная внучка может умереть, не выдержав разделения. Боги, как такое можно пережить?! Стори была просто шокирована, такого откровения она не ожидала. Девушка подобрала длинную юбку, уселась на пол и, уткнувшись лицом в колени, горько заплакала.

— Как так, дедушка, как так? Я всегда доверяла Лучлот, и мама ей поверила, разрешила мне пожить в Кранное. Как она могла мало того, что так жестоко со мной поступить, так еще и рисковать моей жизнью! И все это только потому, что ей так захотелось. Она думает только о себе, о своей выгоде. Все думают о себе! Всегда! И всем плевать на меня! Даже Мэлло куда-то пропал, и Нурвил ведет себя так, будто ничего не произошло. А я, я потеряла половину себя! И Кну-у-ута-а!

— Стори, Стори, — Эксир все же дополз на коленях до внучки и, обняв ее за плечи, прижал к себе, — перестань, ну что же ты такое говоришь?

— Никто меня не люби-ит, — причитала девушка, уткнувшись покрасневшим носом в грудь эльфа. — Где тут дерево с крепкими ветвями, пойду, повешусь! Зачем мне теперь жить…такой?!

Эксир испуганно икнул, тряхнул внучку за плечи, с трудом удержавшись о того, чтобы не влепить ей пощечину, и внимательным взглядом заставил смотреть себе в глаза. Затем он глубоко вздохнул, собираясь с мыслями, и как можно спокойнее произнес:

— Дорогая, но мы всегда считали, что ты страдаешь. Что хочешь стать такой как все, не… полукровкой. Разве это не так?

Девушка замолчала, перестала плакать. Опустив голову, и спрятав лицо за распущенными волосами, Стори, до боли закусив губу, размышляла над тем, чего же она на самом деле желает. Кто же она, кем является? Полукровкой? Эльфийкой? Оборотнем? Жаль, ответа она не знала, но теперь точно поняла, что хочет быть кем угодно, лишь бы не друидессой-обитательницей Кранноя. Жить в этом пусть и распрекрасном месте, но населенном самовлюбленными и лживыми эльфами, с их странными и непонятными законами, она не сможет. Нет, Стори никогда не приживется среди них. Да и сами эльфы вряд ли когда-нибудь примут ее, пусть девушка сейчас и выглядит как настоящая эльфийка. …Или не только выглядит?..

— Я хочу вернуть все, как было. — Вместо ответа сказала Стори. Прозвучало сказанное твердо, так что сомнений по поводу желаний внучки у Эксира не осталось.

— Милая, не думаю, что Лучлот поможет тебе в этом. — Эльф опустил голову. Ему не хотелось расстраивать девушку, но и врать смысла не было. Друидесса ни за что на свете не вернет Стори волчью кровь. — Вернее, уверен, что не станет помогать. Даже заикаться не стоит.

— Но, что же делать? — шмыгнула носом Стори. — Как мне быть? Неужели нет никакого способа все вернуть? Не может быть!

Эльф задумчиво закусил губу, глядя куда-то в потолок. Он явно что-то знает, и решает стоит ли об этом рассказывать, догадалась девушка. Она по привычке постаралась прислушаться к чужим мыслям, и взвыла от отчаянья, вспомнив, что это больше ей недоступно. Стори вырвала из ладоней дедушки руки, и обхватила ими голову. Ей было плохо, очень плохо. Гораздо хуже, чем тогда, когда она хныкала дома уткнувшись носом в мягкую подушку, по поводу того, что никто и никогда не сможет полюбить странную девушку-полукровку. Теперь же Стори поняла, что эта полукровка — настоящая она. Она! Не эльфийка, и не оборотень. А и эльфийка, и оборотень! И те, кто любит ее по-настоящему, примут ее настоящую. Осознав, что она окончательно потеряла себя, и, скорее всего, любовь мамы-оборотня, Стори снова заплакала. Нет, даже не заплакала, а завыла, совершенно по-волчьи. Этот вой отчаянья и стал последней каплей для Эксира. Сердце пожилого эльфа не выдержало, и он заговорил. Эксир честно старался бороться с желание помочь внучке, а значит пойти против своей жены, но доброе сердце все же победило страх и разум. Эльф начал говорить:

— Лучлот, конечно, ни за что не проведет обряд, но знай, что вернуть волчью половину возможно и без участия твоей бабушки.

— Что я должна для этого сделать? — Стори медленно подняла голову, и вытерла слезы с бледных щек. Взгляд ее сейчас был наполнен решимостью, и Эксир не мог этого не отметить.

— Найти Кнута.

— А дальше что? — прищурилась Стори, и на коленях подползла ближе к дедушке. Теперь их лица были совсем близко. Сейчас Стори отчетливо видела темные круги под опухшими глазами Эксира, его впалые скулы и потухший взгляд. Кажется, он всерьез переживал за внучку, не спал и не ел, пока она была без сознания.

— Дальше? Дальше нужно будет провести похожий обряд, самостоятельно, без участия Лучлот, соответственно.

— Но как? Я не справлюсь! Я ведь ничегошеньки в этом не смыслю…

— Не переживай. — Эксир сделал глубокий вдох, и за тем медленно выдохнул, собираясь с мыслями. — Я помогу тебе. Постараюсь помочь.

— Как?! — изумилась девушка. — Дедушка, не надо! Лучлот если узнает…

— Не переживай. — Повторил Эксир. — Я уже все придумал, слушай: ты должна отыскать Кнута, для этого тебе придется, ясное дело, покинуть Кранной. — Стори удивленно выпучила глаза и уже хотела что-то сказать, но Эксир остановил ее. — Милая, не надо, я решил! Сегодня утром, после веселой ночи, когда все эльфы буду крепко спать — я вывезу тебя из Кранноя. Прости, но лошадь дать не смогу, ты ведь понимаешь, что все они при хозяевах, и чужого не подпустят. — Стори кивнула. — С тобой будут Мэлло и Нурвил, так что я спокоен. Вы отыщете Кнута, и привезете его обратно. А я позабочусь о том, как провести обряд. Возможно…

— Может быть, Ииша и Эдеам смогут провести обряд? Они ведь проходили начальное обучение. — Предложила Стори.

— И я подумал о том же. Думаю, подруги не откажут тебе в помощи. — Улыбнулся эльф. — Ты сейчас иди, приводи себя в порядок, и собирайся. Учти, к сегодняшней ночи в город вернется Лучлот, так что постарайся вести себя при ней как можно непринужденнее. Пусть она решит, что ты рада своим изменения. Если Лучлот что-то заподозрит — наш план рухнет. Притворись счастливой и беззаботной, празднуй вместе со всеми. А утром ты сбежишь.

— Спасибо, дедуля! — Стори, не сдержав чувств, кинулась к Эксиру, и крепко обняла его за шею. Расчувствовавшись, эльф даже всплакнул, но тут же взял себя в руки, погладил внучку по спине, и отстранился.

— Не за что, дорогая. Беги же, сегодня у тебя много дел.

— Спасибо! Спасибо еще раз! — девушка чмокнула эльфа в щеку и, пряча растроганную улыбку от ощущения соленых слез на губах, поспешила в свою комнату. Нужно еще успеть приготовить нужные в дороге вещи, и поставить в известность Эдеам. Наверняка, она не сможет отказать и поможет. Да хотя бы ради того, чтобы насолить Лучлот.

 

 

***

 

 

Как Стори и предполагала подруга-эльфийка поддержала ее и Эксира идею отправиться на поиски Кнута, а затем, тайно привезя его в Кранной, провести обряд по возвращению волчьей половины. Эдеам даже пообещала, что в отсутствие Стори будет штудировать старинный фолиант Канэда. Вернее, пришлось пообещать, ведь сначала она рвалась отправиться на поиски вместе с подругой, но Стори отговорила ее, мотивируя тем, что в пути будет трудно готовиться к сложному обряду.

Девушки принялись собирать сумку в путь. Неизвестно сколько времени Стори придется скитаться по лесам и полям, в поисках своего друга, да и вообще где его искать? Куда мог убежать волк? Если Стори не ошибается, Нурвил должна видеть след Кнута. Вернее магический отпечаток ленты, что повязана на лапе животного. Если, конечно, она все еще с ним. Боги, как же Стори надеялась, что лента завязана крепко, и Кнут не потерял ее, оставив где-нибудь в лесу на ветке колючего куста.

— Нурвил, появись! — Стори позвала сильфиду вслух, да так резко и громко, что сидящая на полу Эдеам, которая аккуратно складывала отложенный Стори вещи в дорожную торбу, вздрогнула от испуга. Девушка тяжело задышала, и приложила руку к груди. Заметив это, Стори виновато улыбнулась подруге, но тут же перевела внимание на появившуюся у ее лица хранительницу, и без дальних слов спросила:— Ты чувствуешь след ленты, что повязана на лапу Кнута? Тогда, когда наши души связывали, глонкский шаман заговорил ленту, на случай если с Кнутом что-то случится. Скажи, связь сохранилась? Ты ведь сказала, что Кнут жив, значит, ты его чувствуешь?

— Чувствую, — сразу призналась сильфида. Она так была напугана призывным тоном Стори (девушка лишь в крайних случаях резко обращалась к ней, и случалось это всего пару раз), что совсем позабыла, что она разучилась чувствовать ложь, а обмануть хотелось. Как одно целое со своей подопечной, Стори уже знала ее плане по возвращению себе волчьей половины, и, конечно, отпускать девушку из безопасного Кранноя сильфиде совсем не хотелось. Она, будучи все же эльфийским созданием, искренне не понимала, почему же Стори так тянет в Глонкс к оборотням, и почему на душе у девушки сейчас так паршиво. Ведь теперь у нее появилась возможность на законных правах стать жительницей лесного эльфийского города, и выйти замуж за достойного эльфа из хорошей семьи. Например за Амнила из рода Ольхи. А то ведь неровен час, приберет его Эдеам к своим изящным ручкам. Может быть, стоит поговорить с Лучлот, чтобы она оставила этого юношу для своей внучки. Все же без ее согласия ни одна пара Кранноя не сможет пожениться, а значит, что завидный жених останется холост до тех пор, пока Стори не одумается. А она точно одумается, в этом Нурвил почему-то совершенно не сомневалась.

— Эй, эй, ты что, уснула? — Сильфида настолько задумалась о возможном будущем Стори, что совершенно пропустила мимо ушей вопрос, что уже несколько раз задала ей девушка.

— Э, нет, все в порядке. — Смутилась Нурвил. — Не расслышала вопроса, повтори, пожалуйста…

— Я спрашивала, сможешь ли проследить путь Кнута…— сквозь зубы процедила Стори. Долгое молчание и потерянный взгляд хранительницы поселили в душе девушки сомнения: а не связывалась ли она в этот момент с Лучлот, рассказывая о планах ее родственников? Вполне возможно! Как ни крути, а друидесса является хозяйкой сильфиды, и какое-никакое, а влияние на нее имеет. Не дай боги…

— Думаю, что смогу. — Нехотя ответила Нурвил, перебираясь на мягкую подушку. Сильфида уселась на нее, подобрав под себя ноги, и тяжело вздохнула:— Стори, ты действительно решила отправиться на поиски Кнута? Я понимаю, он нам не чужой, но…

— Конечно! — Воскликнула Стори, и Эдеам, которая все еще разбирала вещи и старалась не прислушиваться к разговору подруги и ее хранительницы, снова вздрогнула. Но Стори в этот раз этого не заметила. Она продолжала:— Конечно, хочу! Нурвил, что за вопрос! Он часть меня, я — часть его! А сейчас Кнут неизвестно где, совсем один! Да была бы моя воля, я уехала из Кранноя прямо сейчас! Просто дедушку подставлять не хочется…

Стори замолчала, ожидая, что же ответит Нурвил. Сильфида тоже говорить не спешила — она пристально глядела на свою подопечную, словно старалась прожечь в ней деру. От этого непонятного взгляда девушке стало не по себе, и она отвернулась на Эдеам. Эльфийка уже уложила все вещи в торбу, и теперь так же смотрела на Стори.

— А ты чего? — передернула плечами девушка.

— Ничего. — Рассмеялась Эдеам. — Стори, ты давай не трать время на пустые разговоры, а давай-ка помогай мне. Надо еще решить, что бы тебе с собой в дорогу взять. С вещами мы более-менее разобрались, теперь пора обо всякой мелочи позаботиться, еды походной приготовить, и что-нибудь придумать с деньгами, они лишними не будут. А о Нурвил не беспокойся, — видя, что Стори хочет что-то возразить, Эдеам поспешила перебить ее, — и так ясно, что она всегда и во всем поможет тебе. Как и Мэлло, кстати, который уже десять минут сидит на за твоей спиной на спинке стула, в полной боевой готовности. Так что, друзья, давайте-ка займемся сборами.

Возражать Эдеам и продолжать допрос Нурвил смысла не имело, так что Стори коротко кивнула, одним уголком губ улыбнулась сильфиде, и присоединилась к подруге, которая уже направилась на кухню. Пока Лучлот нет дома, нужно успеть приготовить что-нибудь в дорогу. Неизвестно сколько придется Стори лазить по лесам, и будет ли вообще возможность остановиться в каком-нибудь заезжем дворе, или в доме у кого-нибудь из добродушных селян. Люди эльфов все же не слишком жалуют, и в дом себе вряд ли пустят. Вот если бы у Стори была ее прежняя внешность. Полукровок всюду жалеют.

В шесть рук (девушкам в сборах помогал Эксир, он же и помог с деньгами) эльфы быстро справились с приготовлением еды: набрали большой пакет сухарей, разнообразных орехов и сушеных яблок, которые Стори очень любила. Так же дедушка отдал внучке свою любимую пузатую баклагу, до краев наполнив ее вишневым соком. Кажется, этого все должно хватить хотя бы на пару-тройку дней, а там Стори и до города какого доберется, где сможет купить продуктов, или же отоварится прямо на дороге у торговцев, которых постоянно можно встретить на больших трактах. К слову туда девушка клятвенно пообещала выбираться лишь белым днем и в крайних случаях, а остальное время идти лесами. Так будет безопаснее для нее. Конечно, в чаше легко можно заблудиться, или же нарваться на разбойников, но ведь у Стори есть Мэлло, которому с высоты птичьего полета видно все, и в случае чего сокол всегда сможет предупредить девушку, чтобы она свернула на безопасную тропинку.

— Дедушка, ты уверен, что я должна все это забрать? — Стори вертела в руках увесистый пузатый кисет. — Здесь так много…

— Да, — кивнул Эксир, — это мои сбережения за последние пять лет.

— Тогда я точно не могу…-Девушка протянула кисет обратно деду, но тот отошел в сторону.

— Я собирал деньги на крайний случай, милая. И вот он, этот самый случай. Тебе они нужнее, неизвестно, что может случиться в пути. А мне здесь, в Кранное, деньги ни к чему. У меня есть все, что нужно для жизни. А вот тебе они могу о-очень пригодится.

— Раз так…— неуверенно улыбнулась Стори, все же принимая деньги. Девушка не была уверена, что должна забирать их, но в то же время радовалась тому, что все же будет при деньгах. Она ведь не привыкла ночевать под открытым небом, и предпочла бы останавливаться в заезжих дворах, хоть и самых запущенных, зато под крышей и в тепле.

— Вот и правильно. — Одобрительно кивнул Эксир, глядя как Стори прячет кисет на дно дорожной торбы. В это же время на первом этаже дверь дома-дерева скрипнула, и дед тут же поменялся в лице:— Лучлот вернулась. Беги, встречай ее. И веди себя так, будто ты обрадована произошедшем.

— Помню. — Кивнула девушка, и скрылась за дверью, а Эдеам поспешила спрятать торбы под кровать, и натянуть покрывало к полу, на случай если друидесса надумает заглянуть в комнату к внучке.

 

 

***

 

Лучлот устало ввалилась в двери родного дома, бросила сумку с вещами прямо на пол, аккуратно поставила тяжелый посох в угол у окна, и уже хотела опуститься на стул, чтобы перевести дух, но ее отвлек звук быстрых шагов на лестнице. Эльфийка обернулась, и тут же встретилась взглядом с внучкой. Сердце друидессы на мгновение екнуло — она искренне испугалась того, что Стори сейчас с разбегу запрыгнет на нее, и выцарапает глаза — но увидев счастливый взгляд девушки, успокоилась.

— Бабушка! — Стори кинулась на шею эльфийке, и крепко прижала ее к себе. — Я так рада тебя видеть!

— Милая, — немного отстранившись, друидесса положила руки на плечи внучки, и вгляделась в ее лицо, — и я рада. Я ужасно соскучилась по тебе, дорогая моя.

По мнению Лучлот, выглядела девушка великолепно, как истинная эльфийка: хорошая осанка и эльфийская грация достались ей еще при рождении от Канэда, и вот теперь бледная кожа и светлые глаза дополняли прекрасную внешность девушки. Теперь она может убирать густые волосы за уши, и собирать в хвост или прическу, не пряча острые кончики ушей. И широко улыбаться, не стесняясь жутких клыков — теперь их попросту нет. И, кажется, Стори этому рада. По крайней мере, ведет она себя так, будто бы вполне довольна всем. Интересно, давно ли она пришла в себя? Кажется, пару дней точно, и даже уже успела привыкнуть к своей новой сущности.

— Милая, как ты себя чувствуешь? Когда ты проснулась?

— Сегодня рано утром. Еще толком никого не видела, даже Мэлло. — Ответила Стори, помогая бабушке на усталых ногах доковылять до стула, и присесть на него. Одним Богам в этот момент было ведомо, каких усилий стоило Стори улыбаться и вести себя так, будто бы ничего не случилось, в тот момент, когда больше всего на свете хотелось схватить родную бабулю за грудки, и долго трясти, криками требовать возвращения своей родной волчьей половины. Но держалась девушка действительно стойко. Сейчас даже сама Торис не поняла бы того, что внутри ей очень паршиво, и хочется выть. — Но уже прекрасно себя чувствую. Я полна сил, и готова веселиться всю ночь!

— Это прекрасно. — Ухмыльнулась друидесса. Надо же, Стори даже не вспомнила этого облезлого волка Кнута. — Я обещаю тебе, Стори: сегодня будет необычная ночь — особенная! Мы отметим твое преображение, и официально примем в нашу эльфийскую семью. Теперь ни у кого не возникнет желания задеть тебя, или сказать что-то грубое вслед. Теперь все будет хорошо…

— Нет, бабуль. — Вдруг посерьезнела Стори, с ужасом представляя, что если Лучлот ее еще и в жительницы Кранноя официально запишет — из этого милого лесного поселения точно будет не сбежать. — Я все же не до конца пришла в себя. Лучше мне будет сегодня просто отдохнуть и повеселиться, а вот уже в следующую веселую ночь я полностью готова вступить в стройные ряды краннойских эльфов. Подожди немного, хорошо? Дай мне прийти в себя и немного попривыкнуть. Хорошо, бабуль?

Девушка обошла друидесу со спины, и принялась легко массировать худые плечи. Как ни крути, а эльфийка была уже довольно стара, и быстро теряла силы. Стори чувствовала, что эта поездка неизвестно куда здорово ее вымотала. Лучлот казалась сейчас такой уставшей и неестественно бледной, что на минуту девушке даже стало жаль ее. Но она быстро выкинула из головы мягкость по отношению к бабушке, напоминая себе, что пытается угодить ей сейчас лишь ради того, чтобы она повременила с объявлением ее перед всеми новоявленной истинной эльфийкой и законной жительницей Кранной.

— Наверное, ты права. — Лучлот блаженно прикрыла глаза, и выгнула спину. — Наверное, права…

Стори мысленно усмехнулась — кажется, массаж подействовал. Девушка еще с детства знала правильный подход к бабушке, особенно если та была сильно уставшей — хороший массаж, и получишь то, что хочешь!

— Вот и хорошо…

— А чем ты собираешь заниматься весь день? — поинтересовалась разомлевшая друидесса.

— Э-э-э…— на мгновение замялась Стори, но быстро нашлась:— мы с Эдеам, она сейчас у меня в комнате, будем выбирать наряды для веселой ночи. Сегодня мне хочется выглядеть отлично, все-таки новая я должна выглядеть хорошо. А пока я смотрюсь так, словно неделю не ела и не мылась… хотя, так ведь и было…

— Хорошо, милая. — Лучлот дернула плечами, легко скидывая с них руки внучки, и резко встала со стула. — Я скажу ученицам, чтобы для тебя подготовили ванную. В саду источников тебя приведут в порядок. Ну и массаж, конечно же. Илрайта из рода Тополя прекрасно делает массаж, тебе понравится.

Эльфийка вздохнула, подхватила свой ивовый посох и, отодвинув легкую занавеску, вышла из дома. Отправилась раздавать распоряжения. Стори тяжело опустилась на стул, где только что сидела ее бабушка, и нервно почесала плечо. Да, горячая ванная, ароматная мыльная пена и расслабляющий массаж — вот что действительно ей сейчас нужно. А еще не мешало бы тщательно промыть и расчесать серебристые волосы, которые сейчас спутались на концах, а у корней переливались жирным блеском. А голова чесалась так, что хотелось разодрать кожу до крови. Никогда до этого Стори не обходилась так долго без водных процедур. Она привыкла мыться хотя бы раз в два дня, иначе сразу же казала себе (когда и без того не считала себя красавицей) страшной, грязной и неухоженной, и старалась лишний раз даже не дотрагиваться до тела и волос, до того была противна сама себе. Да, не зря Эксир отдал ей свои сбережения, думала девушка. Хотя бы для того, чтобы оплачивать ванные в гостиницах, и услуги банщиков. Неизвестно сколько дней ей придется мотаться по лесам в поисках Кнута, но ночевать Стори хотела бы не под открытым небом, а непременно в нормальных условиях. Благо глухих лесов на несколько дней пути не встретится, а там уже, возможно, Кнут и отыщется. Только вот как заставить его отправиться обратно в Кранной? Наверное, придется воспользоваться магией, и для этого необходимо прихватить с собой фолиант отца, который хотела оставить себе Эдеам.

Чтобы не забыть, Стори подпрыгнула со стула, и направилась в свою комнату. Нужно упаковать книгу, и несколько баночек с пеной для ванн, шампунем, и особым кремом, который Ларла подобрала специально для кожи Стори. Но проходя мимо старого зеркала, девушка бросила на него рассеянный взгляд, и тут же вспомнила, что теперь она не смуглая полукровка, а самая обычная бледнокожая эльфийка. Подойдет ли теперь для нее этот ароматный крем?.. Но, конечно, Стори не могла не признать, что бледность ей чрезвычайно идет, как и светлые глаза, да и ощущает она себя уверенно. По крайней мере, точно может сказать, что никаких странных взглядов на себе ловить не будет. Скорее восхищенные — эльфийки всегда считались в Иараланде эталоном красоты.

На мгновение Стори задумалась о том, надо ли ей отправляться на поиски волка, а потом и проводить рискованный обряд втайне от Лучлот, но тут же покраснела от злости на себя, и уверенно двинулась вверх по лестнице, собираться.

 

 

***

 

 

Несмотря на то, что после водных процедур Стори почувствовала себя значительно лучше, она еле пережила эту веселую ночь. Хотелось скорее-скорее облачиться в дорожный костюм, запрыгнуть в повозку, и под покровом влажного утреннего тумана тайно покинуть Кранной. Платье, что подобрали для девушки подруги было великолепно: из легкого темно-зеленого муара, переливающимися волнами спускающимся от груди до самых щиколоток. Ткань была приятна коже, и цветом походила на траву и мягкий мох под ногами. Стори уже успела полюбить этот наряд (особенно за цвет), но все равно ей не терпелось высвободиться из него, и сбежать с Мэлло и Нурвил. Сейчас главное отыскать Кнута, и убедится, что волк в безопасности, сыт и здоров (этого Стори хотела даже больше, чем вернуть себе волчью половину), а платье можно забрать с собой, и надень потом на какое-нибудь знаменательное событие. Тем более, что вроде у Прука в середине осени свадьба намечается. А еще девушке нестерпимо хотелось совершить побег. Настоящий побег! И непременно приключений!

Эксира на празднике не было. Старый эльф редко посещал веселые ночи, и именно поэтому его отсутствие не вызвало особых подозрений, и дедушка Стори, в компании Амнила, который был введен в курс дела и вызвался помогать, снаряжал повозку.

Погода, как и всегда в этом месте была теплой. Безветренная веселая ночь пьянила ароматами лета, хотя за пределами Кранноя уже вовсю царила осень. Здесь же вечно зеленела листва вековых магических деревьев, щебетали на толстых ветвях певчие птицы, и тут и там шныряли проворные белки. Стори хоть и весело смеялась шуткам пытающихся понравится ей эльфов (жители Кранноя были рады, что изменения Стори прошли удачно, и легко приняли ее), и лихо отплясывала под музыку развлекающего их ансамбля, и с интересом вслушивалась в прекрасное пение Лучфира, к слову, все еще пытающемуся флиртовать с ней пока Ииша не видит, но все равно новоявленная эльфийка постоянно пристально всматривалась в небо. Счет времени она давно потеряла, и теперь все выглядывала, когда же небо начнет светлеть. Эльфы веселились без устали, Стори даже испугалась, что они так и не разойдутся по домам, и не лягут спать. Но когда стало немного прохладнее, под босыми ногами почувствовалась утренняя роса, а над лесом показался легкий туман, веселящийся народ потянулся к своим домам. Такие ночи, проходящие каждые выходные, для краннойцев привычное дело, так что все всегда знают, когда нужно идти домой.

Лучлот насмотреться на внучку не могла — друидесса просто сияла счастьем, глядя, как веселится Стори. Кажется, внучке по нраву ее новая сущность, и она ощущает себя вполне комфортно — вон как лихо отплясывала под веселую дудочку одного из музыкантов ансамбля, и весь вечер улыбалась всем собравшимся. Даже Лучфиру… Решив, что беспокоится не о чем, Лучлот еще раз глянула на внучку, весело болтающую о чем-то с Иишей и Эдеам, и отправилась спать. Устала она ужасно, и с удовольствием осталась бы дома в эту ночь. Только вот Стори одну бросать не хотелось совершенно. Эксир веселья всегда пропускает, предпочитая рано просыпаться в выходные, так что друидессе пришлось отправляться на гуляния самой. Необходимо было присмотреть за новоявленной эльфийкой, ведь Лучлот точно сказать не могла, как примут жители Кранноя ее внучку. Но все прошло даже лучше, чем могла надеяться старая эльфийка, и теперь она со спокойно душой могла отправляться отдыхать от долгой дороги, и от веселой ночи. Тяжело опираясь на посох, Лучлот направилась к своему дому-дереву, ворча себе под нос — жалуясь лесным духам на то, что она еле дождалась рассвета.

— Так, — смотря вслед удаляющейся Лучлот, прошептала Эдеам, — твой дедушка сказал, что засыпает она мгновенно, и спит очень крепко. Но перед сном обязательно обтирает тело, и молится лесным духам. Так что минут через двадцать можно будет уже не бояться, что твоя бабушка нас увидит.

— Так-то оно так, — согласилась Стори, так же провожая друидесу взглядом. — А что делать со всеми остальными. Смотри, сколько эльфов все еще веселятся…

— Об этом не переживай. Главная друидесса ушла, а это значит, что веселая ночь подошла к концу. — Улыбнулась Ииша, и с наслаждением сделала глубокий вдох. — Пришло утро. Через несколько минут Кранной опустеет. Все эльфы разбредутся по своим домам, и сладко-сладко уснут.

— Все, кроме нас, Ииша! — Заметив, с каким наслаждение потянулась девушка при упоминании о сне, Эдеам поспешила одернуть подругу. — Еще успеешь понежиться в объятиях своего красавца женишка! А пока нам надо помочь Стори, так что никакого пока сна. Даже никаких мыслей о сне! Ясно?

— Ясно-ясно…— насупилась эльфийка, и Стори весело рассмеялась, и сделала это довольно громко. Пусть эльфы, которые еще не ушли с поляны, думают, что девушки непринужденно беседуют на какую-то очень веселую тему. Не очень-то хочется девушке, чтобы дотошные краннойцы что-то заподозрили, а потом доложили о своих подозрениях Лучлот. Да и мама, скорее всего уже проснулась, так что Стори постаралась быть как можно веселее и беззаботнее. Девушка решила, что если станет воспринимать происходящее просто как веселое приключение, жить станет значительно легче. Во-первых, она сама станет меньше тревожиться, а во-вторых, мама не догадается, что с ее единственной дочерью что-то случилось. Единственное, Стори никак не могла не переживать за Кнута, но ведь Нурвил сказала, что сможет уловить след магической ленты. Да и Мэлло будет рядом. А ему сверху все видно! А значит Кнут обязательно найдется!

 

 

***

 

 

С того момента как Стори попрощалась с подругами, а Эксир оставил ее с увесистой торбой на худом плече, далеко за пределами Кранноя, прошло уже три дня. И эти дни пути здорово вымотали девушку. Первую ночь спать пришлось под кустом прямо на краю поля, расстелив на мокрой от мелкого дождя траве плотное покрывало. Но уснуть Стори так и не смогла — все думала о том, что же сейчас творится в Кранное. Наверняка Лучлот просто в бешенстве, собирается, или уже отправилась, на поиски своей внучки. Эльфийка переживала, что ее найдут, и вернут обратно. Но Мэлло, оглядевший округу с высоты, заверил девушку, что никто ее не разыскивает. Но уснуть у Стори все равно не получилось, они слишком беспокоилась о дедушке, оставшимся наедине с разъяренной Лучлот, и о Кнуте, который один на один со всем миром. Так что на следующий день Стори еле плелась по дороге вслед за Нурвил, летящей впереди, и оставляя за собой серебристую пыльцу, которая исчезала, не долетая до земли. Сильфида пыталась отвлечь девушку разговорами и как-то взбодрить, но получалось плохо. Тем более что и в следующие дни к деревне или придорожному заезжему двору выйти не удалось. Единственная радость была в том, что полдня палило солнце, и палая листва успела подсохнуть, так что ночевать на мокром не пришлось, и Стори даже подремала пару часов. Третья ночь снова прошла без сна, эльфийка решила не останавливаться, и друзья шли по лесу всю ночь, благо видела в темноте Стори превосходно. Девушка ежечасно с тревогой интересовалась, видит ли Нурвил магический след ленты, беспокоясь потерять Кнута окончательно, но к утру примолкла. Она устала настолько, что едва не валилась с ног, да еще и колючий дождь, зарядивший снова, ужасно выводил из себя.

— Стори, ну посмотри вокруг, какая красота! — Весело пропела хранительница, пытаясь подбодрить девушку. — Что может быть прекрасней осеннего леса?

— А-а? Да…— задумчиво протянула Стори, устало поправляя лямку торбы. Чувствовала она себя ужасно: волосы, хоть и собранные в высокий хвост, казались жутко грязными, и ужасно мешались. Куртка и штаны из плотной ткани провоняли костром, на сапоги налипла грязь и павшая листва, а колючий шарф натер подбородок, и теперь на нем образовалась противная корка.

— Ну посмотри же по сторонам, Сторичка! — Нурвил застыла в воздухе, оглянулась, и улыбнулась как можно шире. — Какие краски! А воздух какой!

Стори сделала глубокий вдох, и не смогла сдержать улыбки наслаждение. В лесу воздух был влажен и свеж, а ветер лишь слегка трепетал разноцветную листву. Красные, бардовые, желтые, оранжевые, а кое-где еще зеленые листья, приятно шелестели, лаская слух, и вся обстановка действовала на девушку успокаивающе. Кроме Стори, Нурвил, и Мэлло, парящего где-то над разноцветными кронами, вокруг не было ни души. Идти по лесу было приятно, но все же вскоре пришлось свернуть на протоптанную тропинку, что с высоты указал Мэлло, а затем, уже ближе к вечеру, выйти на большую дорогу. Стори слишком устала, чтобы продолжать путь, поэтому хранители решили, что девушке непременно требуется отдых, а тут как раз Мэлло увидел, что в часе ходьбы будет деревенька, где Стори может попробовать остановиться на ночь, и пополнить запасы еды, которые почти подошли к концу. К тому же, как сказала Нурвил, где-то здесь точно пробегал Кнут. Наверняка воровал что-то из еды у деревенских жителей, с улыбкой подумала эльфийка. Девушка очень надеялась на то, что волк не голодает. Как жаль, что она не может его почувствовать. Хотя бы узнать, не голоден ли Кнут, не ранен ли, не напуган. Где же он сейчас? Но Нурвил ощущает его след, волк передвигается, лента не потеряна, и это уже хоть как-то успокаивает Стори.

Одинокую путницу-эльфийку в деревне приняли радушно. Первые же встретившиеся жители проводили ее в небольшую гостиницу, где девушке обеспечили горячую ванную, накормили вкусным обедом и поселили в небольшой, но уютной и комнате с мягкой кроватью и большим чистым зеркалом в полстены.

— Да, хороша…— пробормотала Стори, глядя на свое отражение. Девушка вошла в комнату замотанная в пушистое полотенце, но все равно было видно как сильно она похудела после недельного сна, и скитаний по лесам в поисках Кнута. Срочно нужно отдохнуть. Лечь спать, и желательно выспаться.

С тем чтобы уснуть проблем не случилось — Стори заснула сразу же, как только улеглась на кровать. Она с наслаждением вдохнула запах чистого постельного белья, закрыла глаза, и открыла их снова только на следующий день.

 

 

***

 

 

Утром Стори никто не будил (по крайней мере, она не слышала), так что проспала девушка до полудня. Но все равно проснувшись, чувствовала себя разбитой. Она очень надеялась, что отдохнув, сможет идти всю ночь. И так слишком много времени уже потрачено зря в этой гостинице. В общем зале на первом этаже эльфийка накупила пирогов в дорогу, наполнила флягу слабым вином и, заказав тарелку каши с клубникой и чай, подсела за столик к завтракающей паре путников: молодым парню и девушке. Пара отреагировала приветливой улыбкой, и Стори заметила, что у девушки на верхней челюсти имеются заметные клыки. Она оборотень, поняла Стори. Это плохо… Стори думала спросить их о Кнуте, не встречали ли они в пути волка с серебристой лентой, и рассказать придуманную легенду, если вдруг собеседники поинтересуются, зачем она ищет дикого зверя. Но девушка-оборотень тут же поймет, что ей врут. Все же за столик пришлось сесть, чтобы пара не подумала, будто бы Стори отпугнул вид клыков. А еще хуже, если они решат, что надменная эльфийка, поняв, кто перед ней сидит, решила, что она выше того, чтобы делить с оборотнем завтрак.

— Доброе утро. Не помешаю?

— Нет, конечно, нет. — Еще шире улыбнулась девушка, явно решив проверить нервы эльфийки. Вьющиеся волосы и темные глаза девушки напомнили Стори мать, и она так же улыбнулась в ответ, присаживаясь рядом.

— Тем более, что свободных место больше и нет. — Отозвался рыжеволосый спутник оборотня, оглядывая небольшое помещение, в котором поместилось всего пять длинных столов, и все они сейчас были заняты.

Стори принесли ее тарелку и стакан, и девушка погрузилась в завтрак. За едой она все размышляла над тем, откуда же родом девушка. Вдруг из милого ей Глонкса? А может оказаться, что и из деревни с тем же названием, где родилась ее мать.

— Я из Глонкса, — все с той же улыбкой ответила девушка, когда Стори все же решилась задать вопрос.

— Глонкс! — вздохнула Стори. — У меня там есть…знакомые…Он прекрасен, Глонкс… Я должна была гостить там через пару месяцев. Но, кажется, планы изменились. К сожалению…

— Да-а? — полупропела оборотень. — А сама ты откуда родом?

— Из Кранноя. — ответила Стори, и испуганно затаила дыхание. Вдруг оборотень поймет, что это неправда! Да и зачем она соврала-то вообще? Неужели нельзя было сказать правду?

— Я всегда думал, что краннойские эльфы не сильно-то любят оборотней. — Сказал парень, косясь на вою подругу.

— И я. — Кивнув, поддержала его она. Кажется, девушка не уловила обмана. Хотя, она ведь спросила «откуда», а не откуда родом. А Стори действительно оказалась в этой деревне, именно уехав из Кранноя.

— Нет, нет, что вы! Вы просто плохо их знаете. — Рассмеялась Стори, а про себя подумала: «вы даже не представляете насколько плохо!»

Стори расспросила девушку (она представилась как Салиста, а ее спутник назвался Чиром) о том, как дела у глонкских оборотней (оказалось, что у них есть пара общих знакомых), и тепло попрощалась, когда доела свою теплую кашу. Пора было выдвигаться в путь, а перед этим расспросить хоть кого-нибудь, не слышно ли ничего о рыскающем по здешнему лесу волке. Все же обычно звери близко к деревням не подходят, но вот Кнут, по незнанию, мог бы и догадаться сунуться сюда за тем, чтобы поесть. Все же ее волк привык людям доверять. В родном Тирасе его не боялись. По крайней мере, жители ближайших улиц.

— Простите, — Стори остановила на улице бредущих куда-то, но явно не спешащих женщину, и румяную девчушку лет семи, одетую в ярко-оранжевый сарафан, довольно легкий на вид. — Не подскажите ли вы мне, в этих местах не объявлялся волк? Никто не видел?

— Нет, — внимательно оглядев Стори с ног до головы, ответила женщина, за руку прижимая к себе девочку. — А тебе какое дело? Зачем это эльф волка ищет?

Стори смутилась под этим пристальным взглядом, и нервно поправила лямку заметно потяжелевшей торбы.

— Он в моем городе на пару эльфов напал, но слава богам все живы остались. Вот и преследую его, чтобы убить. Мало ли, на кого он еще накинуться может. Бешеный какой-то…

— Нет, не видала! — округлила глаза женщина, сжала руку девочки так сильно, что та болезненно скривилась, и поспешила в сторону домов. — И надеюсь, что не увижу! — выкрикнула она через плечо.

Стори только пожала плечами, и побрела к воротцам. Если бы волк объявлялся недалеко от деревни, все жители, а уж тем более заботливые мамы как эта, точно о нем слышали. Спрашивать кого-то еще бесполезно — не было здесь Кнута. Вернее, никто не видел. Нурвил все же, сидя на плече Стори в невидимом для чужих глаз состоянии, уверяла ее, что волк пробегал где-то рядом. Она это точно чувствовала.

— Мэлло, Мэлло, а ты? — мысленно обратилась Стори парящему над ними. — Ты не видишь его?

— Кнут обгоняет нас на целую неделю. — Только усмехнулся сокол. — Да к тому же передвигается в три раза быстрей. Вряд ли я смогу его увидеть, прости.

Стори промолчала, снова поправила лямку своей увесистой торбы, которая уже натерла плечо, и зашагала в сторону тракта.

 

***

 

Еще через шесть дней пути все пирожки и остальные припасы были съедены, вино выпито, а Стори окончательно вымоталась, руки у нее опустились окончательно. Она шла по магическому следу, который ощущала Нурвил, но кого бы не спросила, волка с серебристой лентой на лапе никто не видел. Зато вот на эльфийку, задающую такие странные вопросы, встречные путники смотрели с испугом и подозрением, и старались скорее-скорее отделаться от нее, и уйти подальше.

Днем девушка шла широкой торговой дорогой, прибившись к какой-нибудь группе купцов или просто путников, а к ночи сворачивала в лес, где и ночевала. Иногда в одиночестве не разводя костра, а иногда с теми путниками, с которыми шла днем, и которые немного, но кормили ее, делясь своими запасами. Дни и ночи были хоть и прохладными (приятно прохладными), но сухими. Мелкий дождь шел лишь однажды, но от него Стори прекрасно спас плотный плащ с капюшоном.

На девятый день Стори решила с утра пробираться лесом, где лучше всего ощущался волчий след, а к ночи планировала выбраться на дорогу, отыскать какой-нибудь населенный пункт, и остановиться там отдохнуть и снова отовариться продуктами. Но Нурвил завела ее слишком глубоко в лес, когда Стори опомнилась, а Мэлло сказал, что к рассвету они даже вряд ли выйдут к дороге.

— Делать нечего, — поджала губы девушка, — буду идти всю ночь. Не очень-то хочется ложиться спать голодной, а потом с пустым желудком еще и идти полдня в поисках дороги. А оттуда еще…

— Погоди, Стори! Стой! — Оборвал ее мысленный голос Мэлло.

— Что такое? — тут же как вкопанная остановилась девушка, а Нурвил испугавшись вдруг пропала, оставив после себя лишь серебристую пыльцу. Но через мгновение появилась вновь. «Эх, трусиха» — подумала Стори, и усмехнулась.

— Костер. Большой костер. Кажется, в получасе ходьбы отсюда расположился большой отряд, я слышу много голосов.

— Интересно, кто это может быть? — пропищала Нурвил, опускаясь на плечо девушки.

— Точно не честные торговцы. Те вряд ли зайдут так глубоко в лес, — задумчиво проговорила Стори. — Они обычно по дороге передвигаются, и ночуют там же рядом, далеко не отходят.

— Надеюсь, не разбойники?

— Не переживай, Нурвил. Мэлло вовремя нас предупредил, мы легко обойдем их, разбойники и не узнаю, что в лесу есть еще кто-то кроме них.

Стори продолжала стоять на месте, не двигаясь. Она сняла с плеча заметно полегчавшую сумку, и бросила ее у ног, дав плечам немного отдохнуть, пока Мэлло, полетевший на разведку, не вернется обратно.

— Все в порядке. — Раздался голос сокола в мыслях Стори, и она подняла взгляд на сосну. Мэлло сидел на ветке. — Это не разбойники.

— А кто?

— Похоже, группа кочующих актеров. И музыкальный ансамбль. Балаганщики. Кого там только нет: мужчины, женщины, старики, дети, собаки, и даже медведь! В общем, опасаться нечего, мирный народ. Сидят себе, общаются, ужинают, на инструментах своих бренчат.

— Актеры? Музыканты? Медве-едь?! — Встрепенулась Стори, а Мэлло тут же пожалел, что рассказал ей правду, надо было соврать, что разбойники. — Пойдем, посмотрим, а!

— Нет, Сторичка, не надо! — Скривилась Нурвил. — Это опасно.

— Мэлло же сказал, что они мирные. Я только одним глазком гляну, и кустов. Ну! Они и не заметят.

— Не надо, Стори. Это действительно может быть небезопасно. Кто же знает, что за энни собрались вокруг этого костра. С виду безобидные, но кто ж их разберет? Тем более, что балаганщики порядочными никогда не считались. Оберут тебя, и глазом не моргнут!

Но Стори уже сокола не слушала, теперь она прислушивалась к голосам и звукам музыки, чтобы понять, куда нужно идти. И шла. Бесшумно пробираясь через густые кусты, раздвигая их руками. Рядом порхала Нурвил, шепча девушке, чтобы та остановилась пока не поздно. «Вот поймают, обворуют, будешь знать!» — причитала сильфида, да только Стори, уже уловив внимательным ухом звуки веселой песни, совершенно хранительницу не слушала, а беззвучно подпевала, шевеля губами. Хорошая песня. Ее часто поют Прук и Таш на праздниках в «Смеющимся волке», и Стори песню знает и любит.

 

 

С луны свалился бес рогатый

 

 

И я понравилась ему,

 

 

Он был тогда еще поддатый...

 

 

Что я нашла в нем? — Не пойму.

 

 

Продолжая подпевать чистому девичьему голосу, Стори, качая головой в такт музыке, приближалась к лагерю балаганщиков. Девушка осторожно раздвинула частые кусты, и принялась с интересом разглядывать открывшуюся ей картину. Она увидела костер и несколько больших ярко раскрашенных повозок. На одну из них присел Мэлло. Какой-то ребенок, заметив сокола, указал на него пальцем и выкрикнул что-то на незнакомом для Стори языке, но один из взрослых мужчин, с густой, но не длинной бородой, ответил ему на хэлу, чтобы мальчик птицу не трогал и не пугал. Стори улыбнулась, и послала Мэлло мысль о том, что ей нравятся эти люди, и опасности она не ощущает. На это сокол ответил как обычно строго: не расслабляйся и никому не доверяй. И ни в коем случае не додумайся высовываться!

Стори предостережениям сокола лишь фыркнула, и продолжила оглядывать лагерь балаганщиков: в этот раз эльфийка старалась рассмотреть энни, собравшихся у костра. Н земле, прижавшись спиной к большому колесу, сидела девушка, держащая на коленях музыкальный инструмент. Она то и пела веселую песню, и привлекла внимание эльфийки. Девушка показалась Стори очень красивой: гладкие каштановые волосы были стянуты в хвост на затылке, и открывал высокий чистый лоб, и красивые дугообразные брови. Большие, чуть раскосые глаза, подведенные полоской туши, казались красными (на самом деле глаза карие, догадалась Стори, но в свете огня видятся точно вишневыми), и весело поглядывали на собравшихся из-под длинных ресниц. При пении у девушки смешно дергался круглый кончик носа, и это заставляло Стори улыбаться. А во время музыкальных проигрышей между куплетами, когда певица замолкала, и ее напряженные губы соединялись с одну линию, эльфийка заметила, что нижняя губа немного тоньше верхней, и это придает девушке задумчивый вид.

Вокруг нее, сидя прямо на земле, расположились энни обоих полов и всех возрастов. По виду все люди, но кто их там разберет.

В лагере было довольно светло, и из-за большого костра, и потому, что к каждой из повозок и больших клеток (в которые были посажены гуси, куры, кролики и очень большие полосатые кошки, каких Стори не видела еще ни разу в жизни), были прикреплены факелы. Но и без них огня хватало! Поодаль несколько стройных мужчин ловко жонглировали небольшими пылающими дубинами, а высокая худенькая девушка, со множеством косичек на голове, ловко крутила в руках две длинные веревки с полыхающими шарами на концах. Делала она это так искусно, изящно перетекая из позы в позу, что Стори невольно задержала на ней внимательный взгляд, и даже перестала петь. А темноволосая девушка меж тем весело продолжала:

 

 

За что такое наказание?

 

 

В чем провинилась я, скажи?

 

 

Я, может, тоже не подарок,

 

 

А ты попробуй, докажи...

 

 

На мгновение взгляд девушке с горящими шарами остановился именно на тех кустах, где пряталась Стори, и эльфийке показалось, что ее заметили. Сердце испуганно замерло. Но девушка уже через секунду продолжила репетицию своего номера, и Стори, натянув капюшон до самых бровей, облегченно выдохнула, и продолжила шепотом подпевать девушке.

 

 

Тогда получишь в глаз ты сразу,

 

 

Но если повезет — получишь в лоб,

 

 

А если сильно разозлюсь я,

 

 

Ударю палкой и в живот...

 

 

И чтобы стихла моя ярость,

 

 

Ты обними меня скорей,

 

 

Наговори мне слов приятных

 

 

И поцелуй. Быстрей. Быстрей.*

 

 

 

Аплодисменты, раздавшиеся после окончания песни, прозвучали так слажено, весело и громко, что Стори сама еле удержалась от звонких хлопков. Кто-то подарил певице худенький букетик лесных цветов, и девушка рассмеялась, отчего под высокими скулами показались ямочки. Понюхав подаренный букет, девушка чихнула, и Стори так же засмеялась, немного позавидовав собравшимся в лагере балаганщиков энни. Как бы и ей хотелось провести вечер вот так же: весело, на природе, с друзьями… Но увы, даже пикник с тираскими приятелями ей пришлось пропустить из-за отъезда в Кранной, и теперь неизвестно увидится ли она еще с ними, и вернется ли в родной город.

— Ага! Попался, гад! — Задумавшись, Стори не услышала, как кто-то подобрался к ней по кустам. Девушка была крепко схвачена за локоть, и уже через мгновение оказалась вытолкнула из кустов прямо на поляну, под внимательные взгляды балаганщиков.

Кто-то изумленно ахнул. Голоса и музыка мгновенно стихли.

— Вот же, смотрите! А вы мне не верили! Говорила же, кто-то за нами идет и подглядывает! Вот, глядите! — Девчонка, держащая Стори под локоть, откинула за спину длинные мелкие косички, заплетенные по всей голове, и еще раз с силой толкнула девушку. — А ну, снимай капюшон, негодяй!

Вместо того чтобы подчиниться, Стори ниже наклонила голову и испуганно закусила губу. Ее, кажется, приняли за кого-то не того. Что же делать?

— Стори, вырывайся и беги! — Слышала она голос Мэлло.

— Беги, Сторичка! Они тебя не догонят! — Вторила ему сильфида. Но девушка не двигалась. Бежать хотелось, но сильнее было желание остаться в этом лагере и посмотреть, что же будет дальше.

— Ну же, шпион проклятый! — Стори снова дернули за локоть, но она не шелохнулась.

— Йойн, детка, разве так себя ведут с гостями? — Одернул девушку тот же бородач, что заступился за Мэлло.

— Папа, да это же шпион Дугалда, точно говорю! Ходит за нами, номера ворует! Следит, а потом Дугалдовским артистам все и докладывает. В первый раз что ли?!

— Да откуда же шпион в этой глуши, дорогая? — Пожал плечами мужчина. — Да и балаган Дугалда сейчас неизвестно где. Мы с ними в последний раз еще прошлой весной в одном городе оказывались. Как разминулись, так и не виделись больше. Они же сейчас где-то на юге должны быть. Что шпиону тут делать?

— Не веришь…— шмыгнула носом Йойн.

Из толпы, собравшейся вокруг Стори, вышла низенькая полноватая девушка. Она спешно замотала длинные русые волосы в небрежный пучок, и заглянула под капюшон Стори, но та опустила голову еще ниже.

— Подозрительно все это… Бладен, надо бы разобраться. Йойн права, несколько раз у нас уже воровали номера для представлений.

— Ну что ж, глянем. — Бладен сорвал капюшон с головы Стори, да так резко, что девушка не успела придержать край ткани руками. — Ба, да то же эльфийка! — Изумился мужчина. — Мохри, глянь сама!

— Действительно…— русоволосая девушка приподнялась на мыски, чтобы получше разглядеть гостью, а кто-то из молодых ребят поднес к ней горящий факел. В лицо ударило жаром, и Стори поморщилась.

Йойн отпустила, наконец, локоть Стори, но бежать было уже слишком поздно. Да и не хотелось этого девушке.

— Не припомню, чтобы среди артистов Дугалда были эльфы. Не было их у него никогда, точно. Похоже, я действительно ошиблась…— пробормотала Йойн. — Но кто же ты такая, откуда взялась тут?

— Да уж, что же эльф делает в такой глуши? — подал голос высокий юноша, облаченный в простой дорожный костюм и кожаные доспехи, и с совершенно лысой головой, как сначала показалось Стори. Парень на мгновение обернулся, отвечай на чей-то зов, и девушка заметила на его затылке короткий ежик волос, выбритый в форме кинжала. И у висков она разглядела по три тонкие полоски волосков. Так же Стори рассмотрела на поясе незнакомца длинный меч, и это заставило ее нервно передернуть плечами.

— Немая, что ли…— фыркнула Йойн. А Стори лишь приподняла подбородок.

— А что ты хотела, подруга? Эльфы всегда были холодны и неприветливы. — Хохотнул бритоголовый парень, ловко крутанув в руках тонкий кинжал. Сделал он это в непосредственной близости от лица Стори, явно надеясь напугать ее, но девушка не дернулась, зато зло выпалила:

— Я не эл…— и осеклась. — Я не неприветлива! — И чуть тише добавила:— На себя бы посмотрели…

— Хорошо, — рассмеялся Бладен. — А делала-то тут что? Зачем в кустах пряталась?

— Я охочусь!

— На нас?! — Охнула русоволосая.

— Глупая Мохри, где ты видела эльфов-людоедов? — рассмеялась Йойн, искоса поглядывая на Стори. Девушка уперла одну руку в бок, а в другой крутанула один из своих шаров на веревке, и он пролетел в нескольких сантиметрах от лица Стори. В этот раз он зажмурилась, а после мысленно ругнулась на себя, и сказала:

— На волка! Охотилась я на волка!

— На какого еще волка? — Напрягся Бладен.

— На обычного. Он пару недель назад напал на жителей моего города. Вот я и отправилась на его поиски, мало ли, кто еще может пострадать. Вы его не видели случайно? У него…— Стори тяжело сглотнула, — у него серебристая лента на лапе.

— Видели! — Скривился бритоголовый, и злобно сплюнул в сторону. — Как раз неделю назад и видели. Сами прирезать хотели. — Сердце Стори пропустило удар. — Уже поймали почти, да вот этот не дал!

Бритоголовый указал в сторону. Девушка проследила взглядом за движением руки, и увидела хмурого парня, сидящего рядом с певицей, и нежно обнимающего небольшую арфочку.

— Да! — согласилась Йойн. — Тауир его не только отпустил, но еще и кролика одного ему отдал, представляешь?

— Ха, это Тауир наш просто особую любовь к волкам питает, а то вы не знаете. — Звонко рассмеялась певица, а юноша отложил в сторону арфу, и встал на ноги. Он откинул со лба вьющиеся каштановые волосы, доходящие ему до середины шеи, и обратился к Стори:

— А где же твое оружие, охотница? Или ты на волка с голыми руками пошла?

— Я…я потеряла свой лук! — Растерянно глядя по сторонам, пробормотала Стори. — И меч… меч тоже!

Девушка покраснела, ловя на себе насмешливые взгляды. Конечно, вряд ли кто-то ей поверила, не слишком уж похожа она была на воительницу, или охотницу: вряд ли это руки-веточки с тонкими запястьями держали что-то настолько тяжелое, как меч.

— Да? Ну так возьми лук Галдра, и покажи нам, на что ты способна. — Усмехнулся парень, принимая лук и одну стрелу из рук бритоголового.

— Очень интересно на это посмотреть, — насмешливо сказал он. — Кто знает, вдруг ты поразишь нас своей меткостью, и мы решим приютить тебя на какое-то время. Наша группа ведь нуждается в защите от страшного волка, не так ли?

— Да! Нуждается! Конечно! Само собой! — Раздавалось со всех сторон.

— Приютим, накормим, напоим…— продолжал Галдр, глядя на пустую торбу Стори, и, конечно, заметив ее уставшее состояние. — Ты главное в цель попади.

На стену повозки, что стояла напротив девушки, шагах в тридцати от нее, уже повесили большую мишень с темной серединой. Делать нечего, Стори приняла из рук Галдра тяжелый деревянный лук, и ладони приятно кольнуло — кедр, поняла девушка. Ее семейное дерево. Возможно, это поможет ей не опозориться, ведь это оружие (как, в общем, и любое другое) в руках она держала впервые.

А балаганщики тем временем собрались вокруг Стори, ожидая представления. Даже девушка, что пела веселую песню, поднялась с земли.

Лук оказался тяжелым, но Стори, крепко схватив его примерно на середине, подняла левой рукой на уровень глаз. Она видела раньше, как стреляли из лука эльфы в Кранное, да и Дин увлекался стрельбой, и даже несколько раз занимал призовые места на городских турнирах. И Стори всегда приходила поболеть за друга, так что не раз видела, как нужно обращаться с этим оружием. Рука у девушки тряслась, но это было не самым страшным: если кое-как пристроить стрелу еще получилось, то оттянуть тетиву не вышло, как Стори не пыталась. Девушка чуть не вывихнула плечо и сильно натерла подушечки пальцев, так старалась, но хорошего выстрела все равно не вышло. Стоило отпустить тетиву, как она с хлопком ударила Стори по запястью, да так сильно, что она выронила лук, а стрела тем временем вонзилась в землю (от болезненного вскрика она чудом удержалась), прямо под ноги стоящему недалеко от повозки Тауиру. Парень подпрыгнул на месте, и рассмеялся, за его смешком послышались и другие, со всех сторон. Но то был смех не злой… веселый!

— Ладно, охотница-обманщица, потом расскажешь, что на самом делаешь ночью в лесу одна-одинешенька. А пока садись к костру, накормим тебя. — Бладен несильно похлопал Стори по тугому пучку на затылке. — Иди-иди, не стесняйся, не обидим.

Стори замешкалась, и тогда ее подхватила за локоть певица, и повела к костру. Стори была этому рада, потому как сама двинуться не решалась, а есть ой как хотелось.

— Да не бойся ты, пойдем. Кстати, меня зовут Сафода, можешь звать просто Фо, это сокращение мне очень нравится, а вот имя — не особо.

— Очень приятно… Я… а я Стори.

 

 

 


 

* Стихи Екатерина Казаковой

 

 

  • Глава №6. Где-то во вселенной Дианы. / Простота — это то, что труднее всего на свете. / Лазарева Искра
  • Шутка на свой "Soul". / Bel canto / Будимиров Евгений
  • Афоризм 218. Порядочность. / Фурсин Олег
  • Недогуглила / "Теремок-3" / Армант, Илинар
  • "Пришествие" / Стихи со Стиходромов / Птицелов
  • Свадьба / Карев Дмитрий
  • Бродят тучи-шатуны / Закон тяготения / Сатин Георгий
  • Превращение / Симмарс Роксана
  • Почти живые / Ruby / Тонкая грань / Argentum Agata
  • Она любит тебя и твои следы / Наумова Ирина
  • Мелодия №38 Озорная, детская / В кругу позабытых мелодий / Лешуков Александр

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль