11 глава

0.00
 
11 глава

Просыпаться было очень тяжело. Ощущение было такое, словно по мне пробежало стадо разъяренных гроксов, болела каждая частичка моего тела, каждая косточка. Даже хвост, который вечно практически жил своей жизнью сейчас безумно ломило.

Я припомнила, что со мной произошло, и скривилась.

Проклятый хитрый оборотень!

Это что, какая-то изощренная попытка убийства? Не слишком ли много желающих на мою несчастную тушку последнее время?

Да, теперь я понимаю отца, почему он мне запрещал одной разгуливать. Ладно, сейчас не время ныть, тем более мое триумфальное возвращение еще не настало. А оно обязательно настанет! К тому же все равно никто не узнает, как я опростоволосилась. Раз еще жива, значит, выход есть. Сейчас главное открыть глаза и попытаться встать, ну а затем уже как-нибудь попытаться найти свою одежду и взмахнув крыльями, показать язык злому и хитрому оборотню. Обязательно подразню, полетаю над его головой, пусть попробует, достанет, в воздухе, он мне точно не сможет ничего сделать.

Грустно вздохнула, а ведь он очень красивый и показался мне очень притягательным. Да и ласки его были приятными, если бы не его магия, я бы даже, наверное, еще бы с ним несколько раз встретилась, после возвращения домой, конечно же.

Ладно, хватит раскисать, не дай Цирбис, если мои сестры прознают о моих глупых фантазиях, о мужчинах, ведь засмеют же. Вон над Сальсой сколько потешались, что она вздумала влюбиться, да еще и за своим Вориком в его керст ушла. А я получается не в одного, а в нескольких, что ли? Или это не любовь? А какая она, ну так чтобы хотелось и дальше встречаться? Ой, ладно какая разница, вот вернусь домой, там и подумаю.

Попыталась потрясти головой, чтобы не думать о глупостях, но, к сожалению, ничего не получилось. Моя голова словно взорвалась от боли, и я не сдержала стона.

Тут же ощутила чьи-то руки и крепкие объятия. Мой нос уткнулся в чью-то грудь и меня окружил знакомый приятный аромат. Но задуматься о том, что все это значит не получалось, боль была слишком сильной и все мои силы уходили на то, чтобы хоть как-то попытаться с ней справится и вообще открыть глаза. Еще и тошнить начало, я открыла рот и часто задышала, пытаясь прогнать тошноту. Кстати аромат незнакомца, тоже помогал справиться с тошнотой.

— Оли, Оли, ты как?

«О Цирбис, вот только трясти меня не нужно!» Было бы здорово, если бы я эту фразу могла вслух сказать, вместо этого, получилось лишь сдавленно застонать.

Сильные руки, осторожно переложили меня на спину. Я опять застонала, так как голова взорвалась от очередного приступа боли.

Тысячи хаодов! Когда же меня оставят в покое!

— Оли, девочка моя, скажи хоть слово, пожалуйста…. Ты же, наверное, пить хочешь,… да?

В голосе было столько тревоги и участливости, что я подумала и решила больше не злиться на незнакомца. Все-таки он не может меня услышать, а как я не пыталась, не могла и слова сказать, получается лишь какой-то невразумительный стон издавать.

Владелец голоса куда-то исчез. И меня почему-то это очень сильно расстроило. Но боль в голове хотя бы притупилась. Уже хорошо.

— Оли, я принес тебе попить, будешь?

О, зря он это, если я сейчас глотну воды, меня, скорее всего, стошнит. Попыталась возразить, но ничего не вышло, опять какое-то невразумительное блеяние.

Да что со мной такое!? Почему даже язык мне не подчиняется!?

Обладатель заботливых рук и приятного запаха, осторожно приподнял мою голову, и надавив на мою челюсть приоткрыл рот. В мое горло потекла прохладная жидкость, и я автоматически начала глотать.

Естественно, как и ожидалось, мой желудок воспротивился и тут же начал выдавливать воду, вместе со вчерашней уткой обратно.

Хотелось злорадно сказать незнакомцу «Я же говорила!». Если бы не было так хреново!

— Так, это плохо, очень плохо…

Произнес голос.

Мне же только и оставалось, как подтвердить его слова еще одним стоном. Так как к головной боли и боли во всем теле еще и прибавилась боль в желудке.

— Ладно, давай попробуем тебя помыть, вдруг поможет.

Я вспомнила вчерашний душ. И мне стало еще хуже. Если он сейчас опять меня под холодную воду засунет, я точно окочурюсь. Хотелось по возмущаться, остановить коновала с приятным запахом и заботливыми руками, но ничего не получалось.

Он с легкостью поднял меня на руки и куда-то понес. Видимо в душевую.

Попыталась по громче застонать, чтобы остановить ретивого целителя, но в ответ лишь услышала его заботливое: «Подожди девочка, моя, сейчас, сейчас, тебе наверняка станет легче».

От этих слов, я опять застонала, но уже от безысходности, предвидя, холодную пытку, моей несчастной тушки.

О, Великий Цирбис! Если я все же очнусь, то обязательно устрою самый холодный душ моему заботливому «целителю». Пусть поймет, что это такое. ГАД!!!!

Когда первые струи упали на мою глупую голову, и я ощутила холодный озноб, то видимо мироздание сжалилось надо мной, и я все-таки смогла потерять сознание.

***

ЭйрСхель смотрел на девушку в своих руках и понимал, что, кажется, сейчас у него впервые за две тысячи лет начнется самая настоящая истерика.

Холодная вода только усугубила ее состояние. Он выключил воду, трясущимися руками и, завернув Оли в теплое полотенце, вышел из комнаты, и потеряно сел на кровать, прижав ее к себе.

Он пытался успокоиться и думать в верном направлении, но паника захватывала его все сильнее и сильнее, его паре становилось только хуже.

ЭйрСхелю стало страшно. Он никогда не знал этого чувства. Сейчас он понял что боится. Это чувство настолько сильно захватило его, что у него не получалось даже встать с кровати. За свои долгие годы жизни, он боялся только в далеком детстве. И боялся он умереть от болезни, но этот страх давно уже прошел. И он вообще забыл, что это такое.

В банальную истерику ему не дал скатиться деликатный стук в дверь.

— Уважаемый ЭйрСхель, не желаете отужинать?

Это была жена Гуэра Совинского — Силиния.

ЭйрСхель посмотрел в окно и понял, что сейчас уже вечер. Оли пришла к нему с утра абсолютно здоровая, и уже к вечеру он ее практически убил.

Старый идиот!

Он осторожно уложил девушку на кровать и укрыл ее, тщательно закутав, так как ее кожа была просто ледяной. Быстро оделся и попросил жену альфы лисьей стаи позвать ее мужа, отказавшись от ужина. Уж что-что, а есть ЭйрСхелю сейчас совершенно не хотелось.

— Спасибо уважаемый Гуэр за вашу помощь, вы не могли бы продать мне пару ваших ездовых животных?

Лисий альфа, с каким-то осуждением посмотрел на ЭйрСхеля. Скорее всего, они слышали, что произошло между ним и Оли. Все же слух у оборотней всегда был отменный. Но все же Гуэр не отказал в лошадях ЭйрСхелю и денег брать за них не стал. Однако, когда ЭйрСхель уже вышел во двор с Оли на руках, которую он предварительно одел и завернул в одеяло, так как та еще была очень холодной. Гуэр все же не выдержал:

— Простите мою бестактность ЭйрСхель, но я так понимаю, у вас на руках сейчас дочь Александра Сепфии?

ЭйрСхель с удивлением посмотрел на Гуэра, кивнув ему в ответ.

— Я очень хорошо знаком с ее отцом, он очень хороший ирлинг, у нас с ним сложились не плохие экономические отношения, и мне бы очень не хотелось, чтобы его дочь пострадала.

ЭйрСхель видел, что Гуэр на много ниже его ростом и худее. Так как лисы одни из самых слабых оборотней, и пользуются в основном не силой физической, а силой ума. Однако Гуэр все-таки решился высказать все ЭйрСхелю. Даже понимая, что тот на много сильнее его, он все равно положил свою руку на меч и сделал решительное лицо. Видимо уже предвидя гнев альфы всех стай. ЭйрСхель не вольно зауважал мужчину и его отвагу.

— Я клянусь, что сделаю все возможное, чтобы с моей парой ничего не случилось!

Со всей серьезностью проговорил он Гуэру.

— Парой? Прошу прощения, я этого не знал.

Гуэр тут же расслабился.

Ни один оборотень не посмеет солгать в отношении девушки, что та является его парой. Эти слова для всех оборотней были священны. И поэтому Гуэр сразу понял всю серьезность ситуации и успокоился. Любой оборотень ради своей пары, умрет, но сделает все возможное, чтобы ее спасти.

ЭйрСхель еще раз поблагодарил Гуэра за гостеприимство, подарив его жене кристалл с защитной магией в виде красивого кулона на шею. От подарков было запрещено отказываться, тем более, что этот подарок являлся благодарностью.

ЭйрСхель прижав к себе почти невесомую ношу, отправился в путь. Его задачей было как можно быстрее добраться до целителя.

При помощи магии из специальных кристаллов накопителей, скорость обычных ездовых лошадей увеличилась в трое, поэтому сейчас их движение по лесу было очень сложно заметить.

Оборотень рассчитал, что если он будет передвигаться с такой скоростью, то возможно сможет добраться до города всего за два дня. Вторая лошадь могла и не понадобиться, но ЭйрСхель всегда подстраховывался. В пути могло случиться что угодно, хотя он и был прекрасным наездником, но сейчас ему рисковать было нельзя. В его руках самая драгоценная ноша, которую он ни разу в своей такой долгой жизни не держал.

И ЭйрСхель понимал, что если она погибнет, то он даже не представляет, что с ним случится, скорее всего, оборотень сойдет с ума и пополнит ряды сумасшедших ликанов, соратников самого Ликаона.

ЭйрСхель понимал, что загоняет лошадь, но остановиться означало погубить свою пару. Поэтому он решил, даже на ночлег не останавливаться, лишь поменял лошадь на другую, ту же бросил в лесу. ЭйрСхель не любил мучить животных, и обрекать несчастное животное на погибель не посмел. Поэтому он не стал ее даже привязывать, дорогу назад она должна найти сама, если хищники не попадутся на ее пути.

Он несся на второй лошади вперед, но к концу второго дня пути, все же ощутил, как сильно стал уставать.

Многие чувства от усталости притупились и именно поэтому он, и пропустил нападение.

Стрела воткнулась ему прямо в глаз, взорвав мозг сильнейшей болью и уже уходящим в темноту сознанием, он увидел, как его пара с удивлением раскрыла глаза.

Единственное, что смог прошептать ЭйрСхель:

— Беги…

И темнота приняла его в свои заботливые холодные объятия. И уже где-то на периферии угасающего разума, он услышал ее дикий истошный возглас:

— Неееееет!!!!

«Глупая, беги…» — хотел сказать ЭйрСхель своей паре, но ответ так и повис на раскрывшихся губах мужчины.

***

Я в ужасе смотрела на то, как умирал оборотень, и понимала, что внутри что-то обрывается.

У меня возникло ощущение, что я теряю, что-то настолько важное в своей жизни, что дальше и смысла уже не было жить. Мой крик так и повис в воздухе. Тело оборотня, все еще держалось в седле, и он все еще крепко прижимал меня к себе одной рукой, пока неслась наша лошадь. Но я чувствовала, как разжимаются его руки и как медленно мы оба начали сползать с седла.

Наверное, все же инстинкт самосохранения сработал и привел меня в чувства, и я что есть сил, выпуталась из одеяла и рук оборотня, умудрилась поймать поводья, которые все еще удерживал мужчина в одной руке и кое-как начала останавливать лошадь.

Наша скорость явно была искусственной, и я в ужасе поняла, что мы не останавливаемся, а летим, куда-то.

Мне оставалось лишь со всей силы взмахнуть крыльями, вырвавшись из седла, и бросить лошадь вместе с телом мужчины. Я сделала это буквально за мгновение до падения лошади, однако по инерции все же влетела в листву дерева, и больно напоровшись на ветки, с визгом упала вниз.

От удара я услышала, как у меня что-то хрустнуло, и только лишь потом почувствовала раздирающую боль во всем организме.

Думала, что потеряю сознание, но нет. Спасительная темнота так и не пришла за мной. Поэтому пришлось лежать под деревом и скулить от жуткой боли во всем теле.

Мне показалось, что метнулась какая-то тень. Но боль слишком сильно мутила разум, и мне было сложно понять, галлюцинация это или нет.

Но все же, я увидела перед собой тревожный взгляд дроу. Его бледное осунувшееся лицо, и горящие красными углями глаза.

— Оли?

— Лизар?

Я моргала и пыталась сдерживать слезы. Но ничего не получалось. Боль утраты, была сильнее боли физической. Было даже сложно понять, что тут делает дроу и как он тут оказался? Но смерть оборотня меня полностью выбила из колеи.

Еще, казалось, несколько часов назад мы любили друг другу, а сейчас его уже нет.

— Оли, милая, где болит? О Ваэрон, что же это, как же это? Что же я наделал?

Лизар, что-то лихорадочно шепча, осторожно осматривал мое тело и когда он слегка пошевелил меня, то вспышка боли все же, наконец, погасила мое сознание.

***

— Лизар, ну ты и идиот! Ты что наделал? Как она?

Брат кричал на меня, но меня захватила паника, и я не мог проронить и слова. Оли сломанной куклой лежала на земле, и из ее рта вместо дыхания доносились какие-то сипы, словно она задыхается.

— Отойди, дай я посмотрю!

Брат оттолкнул меня от нее, и я в растерянности повалился на землю.

Вскочив на ноги, начал ходить вокруг них, наблюдая за манипуляциями, что совершал брат над Оли. Я понимал, что сделал величайшую глупость, но в тот момент, увидев ее без сознания, практически умирающую на руках у проклятого оборотня, разум словно помутился и я не смог остановиться. Рука автоматически потянулась за стрелой и, натянув тетиву, не останавливая Керуса, я выстрелил проклятому ублюдку точно в глаз! Меткость что у темных, что у светлых эльфов врожденный дар богов, и мы способны попасть в даже с такой невероятной скоростью движущуюся цель, практически с любого расстояния, если цель находится в пределах нашей видимости.

И только лишь потом, опустив лук, понял, что натворил.

За считанные мгновения, лошадь потеряла управление, и я даже не понял, как моя маленькая птичка умудрилась выскользнуть из седла, но по инерции она все же врезалась в ветвистое дерево. Ее крик разорвал мое сердце. Я сам ощутил ее боль в тот момент.

Брат достал свой амулет и, прикрыв глаза, проговорил заклинание. Амулет рассыпался в его руках, оставляя после себя маленькую дымку, и тонкая струйка лечебной магии потекла с рук брата в приоткрытый рот Оли.

Мы с Сидом замерли, ожидая реакции Оли на магию дроу. Все же эти амулеты мы делали для себя, и не знали, как они подействуют на других существ. Свой я использовал и забыл заправить. Просто так торопился поспешить за моей маленькой глупой девочкой, что даже не подумал об этом.

Хорошо, что отец настоял на том, чтобы Сид полетел со мной. В пути мне резко стало очень плохо, я понял, что с Оли, что-то не так. Я даже чуть не свалился со своего верного хуса Керуса. Хорошо, хоть Сид вовремя заметил, что я заваливаюсь в седле, а Керус с тревогой начал сразу приземляться, так как при потере связи с хозяином, рептилии начинают нервничать и терять высоту. Все-таки магическая связь слишком сильна, и порой даже после смерти хозяина хус уже не может жить, если хозяин не успеет перед смертью разорвать их связь.

Я услышал, как выровнялось дыхание моей птички, и увидел, как ее лицо порозовело, и Оли открыла глаза. Оттолкнул Сида и осторожно приподнял ее, притянув к своей груди. В ее глазах я впервые увидел, какую-то странную грусть. Что с ней случилось? Моя птичка, еще никогда не грустила! Что сделал с ней этот ублюдок?!

Ярость затопила меня, и я прижал ее еще сильнее к себе. Но с удивлением услышал, как она вскрикнула. Ллос меня пожри! Какой же я идиот, ей же больно! И я немного ослабил свой захват.

Мы помолчали какое-то время, я почему-то не решался с ней заговорить, было в ней сейчас что-то такое, от чего мое сердце ныло. Впервые Оли была серьезна и сосредоточена, а в ее глазах затаилась грусть, что же пережила моя солнечная девочка, что из ее глаз ушли вечные искры радости. Она была сама на себя не похожа, и сложилось ощущение, что в этот момент она резко повзрослела.

— Как ты здесь оказался?

Каким-то безжизненным голосом спросила она у меня.

— Я нашел тебя через нашу с тобой связь.

Я осторожно гладил ее по спутанным волосам, хотелось хоть как-то успокоить мою девочку, чтобы она больше никого не боялась и не грустила, ведь я с ней.

— Оли, девочка моя, теперь все будет хорошо, этот ублюдок мертв…

— Что? Ты о ком?

— Оборотень, я убил его Оли!

Оли молча смотрела на меня какое-то время, а в ее взгляде было столько боли и тоски, что мне показалось, будто мое сердце разрывается на мелкие кусочки. А затем она сказала то, чего я ожидал от нее меньше всего на свете:

— Что же ты наделал Лизар…

****************************************************

Грокс — травоядные дикие парнокопытные животные, больших размеров, являются священными, запрещены к употреблению в пищу после великой войны. При одной из битв с падшими, когда сторонники темных богов могли победить сторонников Азрана, так как силы были не равны, откуда-то появилось разъяренное огромное стадо гроксов. Это явление было очень необычным, гроксы были стадными животными, но именно такого огромного стада не видели еще ни разу. Гроксы нападали именно на павших и давили их своими рогами и копытами. Уже позже один из священников объявил, что это была помощь самого Азрана своим почитателям. С тех пор гроксов объявили священными животными, на них стало запрещено охотиться и употреблять в пищу.

Ликаны — оборотни, сошедшие с ума, обычно, если оборотень теряет сою пару, то он либо сходит с ума, либо отправляется вслед за ней в чертоги Азрана. В случае, если оборотень не погиб, по каким-то причинам, то он полностью теряет разум и слепо следует за своим темным лидером полубогом Ликаоном. Ликаны уже не ведают, что творят и их сила и воля полностью подчинена бывшему царю людей.

Хус — плотоядная ездовая летающая рептилия размером с обычную лошадь. Только дроу раскрыли секрет общения с этими опасными хищниками и научились каким-то образом на них летать и даже драться с их помощью с врагами.

 

  • Страусиное / Лонгмобы "Смех продлевает жизнь" / Армант, Илинар
  • № 4 Светлана Гольшанская / Сессия #3. Семинар "Диалоги" / Клуб романистов
  • Домой / Про Танюшку / Ботанова Татьяна
  • Навязанная услуга. / Салфетка №63 / Скалдин Юрий
  • Пиф-паф! Ой-ой-ой! / Конкурсное / Найко
  • Реальность во сне / Великолепная Ярослава
  • Дни последнего вздоха / Паучий сын / Дрогаль Дария
  • Русские в Украине и украинцы в России / Единый народ / Швыдкий Валерий Викторович
  • цена патриота / Цена патриота / Миронов Дмитрий
  • Пожелание - Вербовая Ольга / Лонгмоб - Лоскутья миров - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Осколками жизни изранены пальцы... / Мостовая Юлия

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль