Без названия / Письмо из будущего / Шатаев Аслан
 

Начало

0.00
 

Глава 17

    Прошло три года. С тех пор я ничего не вспомнил о своем последнем путешествии. В прошлое я так и не отправился. Жизнь шла своим чередом. Никаких существенных событий за это время не произошло. Не знаю, какую жизнь я ожидал увидеть, изменив прошлое. Как я уже говорил, я не чувствовал себя счастливым. Я все больше ушел в себя, стал замкнутым. Еще сказывалась мания преследования. Я никому не доверял. В каждом человеке видел шпиона. В связи с чем ни с кем не хотелось заговаривать. Я не раз упрекал себя за свои глупые подозрения, но ничего не мог с собой поделать. Ни к психологу, ни к психиатру я не обращался. Пытался сам с этим справиться. Не очень-то получалось. Допустим, пойду я к психиатру. Он начнет мне задавать вопросы. Что я ему скажу? Что вот я, мол, путешествовал во времени, и довел себя до этого состояния? Тогда меня точно запекут в психушку. Я начал подозревать, что никаких путешествий во времени не было, что я все это вбил себе в голову, что я просто схожу с ума.  Война в Грузии продолжалась. Уже вторая по счету. Туда уходило воевать все больше южных чеченцев. К счастью, бомбить из-за этого ЮЧ не стали. Помимо чеченцев, туда уходили воевать и другие кавказские "бандиты". Точнее, ваххабиты. А также наемники из-за рубежа. Помню, когда в Чечне была война, у нас тоже было много иностранных наемников. Так говорили по СМИ. Боевиков я видел много. Но почему мне не доводилось видеть ни одного иностранца? Может, и было пара таких. Кто знает.   Северных чеченцев отправляли воевать на стороне федеральных войск. Были случаи их дезертирства. Америка рьяно защищала Грузию. Признавала ее независимость. Из-за этого между Россией и Америкой часто возникала перепалка. Кстати, по новостям я мельком увидел знакомого из старого прошлого. Это был один из членов какой-то миссионерской организации. Из-за этого человека я стал в одном мире боевиком. Да, это был Абу-Бакар. Он вершил свои черные дела и там.  В самой Чечении тоже было неспокойно. В Южную Чечению просочился ваххабизм. В горах с ее детищем шли бои несколько месяцев. Я все боялся, что Чечению втянут в войну, и мне придется опять пережить старое. Через какое-то время ваххабиты исчезли. Одни уничтожены, другие скрылись где-то за пределами Чечении. Зато в Северной Чечении было более или менее спокойно, не считая терактов. Куда же без них? Нухаев остался на второй срок. Шли слухи, что ему на смену мог прийти Зелимхан Яндарбиев. В Южной Чечении я о таких громких именах не слышал. Там шла своя жизнь. Идея переехать туда осталась неосуществленной. Меня захлестнула светская жизнь. Я даже забросил намаз. Начал пить. Чуть ли не бухать. Тем самым я пытался убежать от своих проблем.  Как-то раз я набрался до такой степени, что не помнил, как оказался в незнакомом мне помещении. Это была какая-то заброшенная фабрика. Или что-то в этом роде. Не знаю. Мне никогда раньше не доводилось там бывать. Я сидел на стуле и был связан по ногам и рукам. Напротив меня стоял какой-то человек. Лица я его не видел, поскольку он находился в тени.   — С пробуждением, Беслан, — произнес мужчина. Голос мне показался знакомым.  Я попытался освободиться от веревок. Слишком туго завязано. Я даже не смог сдвинуть с места стул, на котором сидел. Видно, он был прибит к полу.  Оставив бесполезную борьбу, я спросил его:   — Кто вы?   — Мы уже встречались. В прошлом. И не раз.  Я стал весь во внимании, ожидая, что он все объяснит. Но незнакомец молчал. Казалось, он ждет чего-то от меня.   — Чего вам от меня надо? — спросил я.   — То же, что и всегда, Беслан. Информация.   — Какая еще информация?   — Знаешь, сверху считают, что ты играешь с нами, скрываешь что-то, водишь нас за нос. Они считают, что я зря трачу на тебя время. Мне удалось убедить их в обратном. Ведь твои "откровения" как-то влияют на твою память, как мы смели заметить это с нашей первой встречи. Возможна, частичная потеря памяти. Или каких-то отдельных событий. Если бы не я, ты лежал бы всю оставшуюся жизнь привязанный к койке у этих психопатов, которые считают, что лучший способ вытянуть из человека информацию — это пытки. Тебе лучше сотрудничать со мной, так как, в случае неудачи, эти парни так и поступят с тобой.  Незнакомец замолчал.   — Кто вы? — спросил я после недолгого молчания.  Мужчина вышел из тени и произнес:   — А ты подумай хорошенько.  При других обстоятельствах, увидь я этого человека среди толпы, я бы не обратил на него никакого внимания: мужчина лет пятидесяти, невзрачный, в футболке и джинсах, русский по национальности, о чем догадался сразу же, как он заговорил. Русских в Чечении было много, почти столько же, сколько их было до развала СССР. В моем старом мире их почти не осталось.  Лицо мужчины было до боли знакомым. Я не мог вспомнить, где и при каких обстоятельствах встречался с ним. В голове не возникало никаких образов. Но как только его увидел, я почувствовал какой-то первобытный страх перед этим человеком, некую фобию. Такая фобия зарождается в детстве. Определенно, этот человек из моего нового прошлого. И с ним связаны неприятные воспоминания меня-старого, о которых я-новый не мог вспомнить.   — Ну что? — спросил мужчина. — Не припоминаешь?   — Я… я не знаю!   — Попробуем по-другому. Может, ты опять видел будущее?  Меня как молнией сразило. Он что-то знает. Но что? Откуда? Кто он такой? Что знает о моих способностях? В голове возникло еще сотни подобных вопросов.   — Вижу, ты удивлен, — сказал незнакомец. — Значит, ничего не вспомнил.  Он медленными шагами двинулся ко мне и остановился в двух шагах от меня.   — Письмо Ельцину. Помнишь?  Через какое-то время, я, наконец, обрел дар речи:   — Откуда вам это известно?   — Мы давно следили за Ельциным. Прослушивали телефонные разговоры, читали его корреспонденцию. И вот, в один прекрасный день к нам в руки попадает очень интересное письмо под названием "Письмо из будущего". Это было весной 1987 года. В нем писалось о том, чтобы Ельцин не допускал начала войны в Чечне, поскольку это влечет за собой непредвиденные обстоятельства в будущем. Далее шли даты и события, которые должны произойти в период с 1988 по 2001 год. Мы сначала думали, что это чья-то шутка. Как бы то ни было, мы оставили письмо себе, на долгий ящик. Может быть, со временем что-то само всплывет. И тут мы заметили, что пару предсказаний из письма сбылись. Это были первые две даты. Война между Китаем и Вьетнамом и военная операция США против Ирана. Даты совпадали точно. Мы пришли к выводу: либо писавший действительно что-то знает про будущее, либо он откуда-то черпает эту информацию. В любом случае надо было найти этого человека. И мы начали расследование. Обратного адреса на письме не значилось, поэтому было сложно найти адресанта. Сложно, но возможно. Так мы и вышли на тебя. Конечно, мы были удивлены, увидев семилетнего мальчика. Почерк на письме тоже был написан детской рукой. Тогда все встало на свои места. Я приехал за тобой в школу и, выждав подходящего момента, похитил тебя. Это-то ты хоть помнишь?  Я начал вспоминать, когда он упомянул школу. Все так и было. Когда я возвращался домой из школы, ко мне подъехал этот самый мужчина. Тогда он был моложе. Он спросил, знаю ли я, где находится такая-то улица. Я знал. Она находилась параллельно нашей. Я стал ему объяснять. Мужчина предложил мне поехать с ним и показать где это, если мне по пути. Мне было по пути, поэтому я согласился. Я сел в машину и мы поехали. Когда мы доехали, я попросил остановиться. Вместо этого мужчина прибавил скорость. Я сразу заподозрил неладное. Мне вспомнились истории про похищения детей, о которых я был наслышан от своих одноклассников. Похитители похищали детей и продавали их органы. Я, естественно, был в ужасе. Хотел на ходу выпрыгнуть из машины. Но двери не открывались. Похититель заблокировал их. Стекла тоже не опускались. Тогда я стал бороться с похитителем. Он меня усмирил довольно-таки быстро. Через какое-то время мы оказались в безлюдном месте. Там он и начал свои допросы: я ли написал письмо? когда написал? откуда я знаю про эти события? И так далее. Я отвечал, что был в это время как во сне, что я не помню. Между тем я плакал и рыдал. Мужчина за все это время ни разу не поднял на меня руку. Но его слова били сильно. Я чувствовал ужас перед этим человеком. Поэтому сидел смирно и не пытался убежать. Мне думалось, что он непременно продаст мои органы. Наверное, именно поэтому я сейчас испытывал перед этим незнакомцем необъяснимый ужас.   — Я вижу, ты начал вспоминать, — сказал он, словно читал мои мысли. — Я не добился от тебя вразумительных ответов. Пришлось тебя отпустить. За тобой устроили слежку. Мы считали, что ты написал письмо под чью-то диктовку. И тут ты пишешь еще два письма. Дудаеву и Яндарбиеву. И просишь их о том же, о чем просил Ельцина. Новые два письма были маленькими рассказиками, по сравнению с письмом Ельцину, целым романом. Там перечислено намного больше событий. Мы похищаем тебя опять. На этот раз тебя забирает милиция, как свидетеля выдуманного уголовного дела. Я беседую с тобой опять. Ты говоришь, что в тот момент в твоем теле будто был другой человек, который управлял тобой. Оба раза ты ничего не помнил, что делал этот другой человек. Мы зашли в тупик. Сколько мы не бились над этим делом, вразумительного и логического ответа не получили. Между тем, события сбывались одно за другим. Тогда мы решили использовать эти данные в своих целях. Одни "предсказания" мы предотвращали, или изменяли, а другие — продавали. Знаешь, как ценны твои "предсказания"? Первую информацию мы продали Армении. Землетрясение силой 6,9 баллов. 25000 погибших. 15000 раненых. 400000 оставшихся без крова. Благодаря нам, эта цифра сузилась раз в пять. Спасено тысячи людей. С тех пор мы стали известны, как "торговцы будущим". Мы, естественно, оставались в тени. Выдавать себя не могли. Чтобы информация об этом не просочилась в народ, мы пустили слушок по СМИ, что это дело рук некой тайной организации, состоящих из предсказателей. Народ быстро проглотил этот слушок. Но в серьез никто это не воспринимал. "Торговцы будущим" стали таким же мифом, как, например, "люди в черном", или пришельцы с других планет. Ты, наверное, и сам об этом слышал по телевизору. Большинство глав других государств знали, что это далеко не миф, и информацию эту продаем именно мы. Сколько раз Запад и Европа пытались заполучить список этих событий! За твоим "Письмом из будущего" шла настоящая война. Ты, наверное, уже понял, что война в Грузии, вместо Чечении, наших рук дело. Твое письмо изменило наши планы.  За тобой устроили слежку. Кто знает, когда на тебя вновь снизойдет озарение, и ты напишешь новое письмо с новыми событиями? Кто был этот "другой человек", который тобой управлял, мы не выяснили. Мы строили и фантастические, и мистические гипотезы. Но теперь это уже не важно. Важны события, которые ты написал.   — Подождите. Что значить устроили слежку? Вы следили за мной?   — Следили — это еще мягко сказано. Мы ждали, что ты напишешь новое письмо. Кроме того, мы не могли допустить, чтобы ты попал в чужие руки. Надо было, чтобы ты все время был у нас на виду. За тринадцать лет никаких новых писем, никаких новых "откровений"...   — То есть, вы следили за мной с тех самых пор до сегодняшнего дня?   — Верно. Сначала мы действовали осторожно. Но когда произошло последнее событие в твоем письме, мы усилили слежку. Кроме того, подкупили всех твоих знакомых и близких, чтобы они выведали из тебя новую информацию, новые события. Кто не хотел с нами сотрудничать, на того мы давили. У всех есть слабые места. Надо только знать, на что давить.  Три года назад ты вновь стал вести себя неадекватно, как раньше, после того, как написал письма. У тебя опять начались провалы в памяти. Мы даже боялись, как бы ты совсем не потерял память. Но со временем, ты стал вести себя, я бы сказал, агрессивно с подкупленными людьми, не хотел с ними заговаривать, избегал их. Возможно, даже скрывал что-то.  Теперь мне все стало ясно. Я не сходил с ума. За мной действительно была слежка. Они думали, что я снова видел будущее. Близкие и знакомые часто пытались вывести меня на тот или иной разговор. Например, мы как-то с другом беседовали о том, что ждет Чечению в будущем. Потом он сказал, что хотел бы предугадывать будущее, после чего посмотрел на меня выжидающе. Наверное, я должен был открыться ему, мол, я видел будущее и знаю о многих грядущих событиях. Или, например, на работе коллеги часто спрашивали о конкретных людях, о конкретных местах, хотели знать, что я об этом думаю. Помнится, Ильяс спросил меня, как я думаю, кто выиграет войну в Македонии. Меня тогда еще удивил этот странный вопрос. Я спросил его, с чего это вдруг такой интерес к Македонии? Подобных вопросов было много. И все они вели к одному: что будет? Я, само собой, не знал, что будет. Потому что в будущем я не был. А я-из-будущего меня не посещал.   — Список твоих предсказаний закончился, — продолжал мужчина. — Теперь нам нужен новый.   — Вы хотите, чтобы я написал новый перечень будущих событий?   — Верно.   — Но я не знаю новых событий.  Мужчина вздохнул и стал ходить взад-вперед.   — Не разочаровывай меня, Беслан. Я рассказал тебе все, что сам знаю, не утаил ничего. Теперь твоя очередь рассказать мне все, что ты знаешь. Я тебе не враг.   — Я же говорю — я ничего не знаю!  Он остановился и посмотрел мне прямо в глаза.   — Врать не хорошо, Беслан. Ты что-то недоговариваешь.   — Я еще раз вам говорю: у меня нет той информации, которой вы от меня добиваетесь!   — Ладно. Дай мне ту информацию, которой мы не добиваемся. Тогда я тебя отпущу. В противном случае мне придется отдать тебя на растерзание своему начальству. Другого выбора я не вижу.  От этого человека нельзя было ничего утаить. Он словно читал мои мысли. Возможно, он просто хорошо знал психологию человека. Если я ему расскажу, что могу путешествовать во времени, они захотят, чтобы я отправился в будущее и вернулся с новыми событиями. Или, что хуже, будут держать меня взаперти всю оставшуюся жизнь, заставляя меня изменять прошлое. Но я мог этого избежать, поскольку могу отправиться в прошлое и сделать так, чтобы ничего этого не было. Я вспомнил, как отправлялся в прошлое, как вернулся на несколько дней назад, просмотрел в интернете историю, оправился назад в 1987 год и написал письмо Ельцину. По содержанию оно было объемнее, чем предыдущие два. Я описал больше событий. Тем самым я хотел предотвратить не только войну в Чечне, но и предстоящие катастрофы и войны в других государствах. Мне эта идея пришла, когда я читал историю в интернете. Я думал изменить не только историю Чечни, но и историю мира. Что ж, мне почти удалось это сделать. Однако за свою жизнь людям приходится платить.  Я знал, в какое время отправляться. Надо действовать немедля. Только следовало тянуть время. Если я закрою глаза и начну вызывать образ тропы, этот тип что-то заподозрит, начнет меня трясти, или еще что-то в этом роде, из-за чего я не смогу сконцентрироваться.   — Хорошо, — произнес я. — Мне нужно сконцентрироваться, чтобы узнать будущее.  Мужчина закивал. Я это воспринял, как знак согласия, и собрался было уже закрыть глаза, но тут он вытащил что-то из кармана и подошел ко мне. Я испугался.   — Что вы собираетесь сделать?  Вместо ответа мужчина поднял то, что было у него в руке над уровнем своих глаз. Это был шприц. Он нажал на него, чтобы выдавить оставшийся воздух. Из конца иглы брызнула прозрачная струя. После чего стал поднимать рукав моей левой руки.   — Что вы делаете? — уже запаниковал я.   — Хочу вколоть тебе "сыворотку правды".  Он вонзил иглу мне в вену и ввел содержимое шприца в кровь. Вытащив, приложил палец к месту укола и посмотрел на мои ручные часы.   — Через пару минут ты все мне расскажешь.  И тут я почувствовал слабость. Голова затуманилась. Я словно был очень пьян. Дальнейшие события я помню лишь обрывками. Мужчина задавал мне вопросы, а я на них отвечал. Не скрывал ничего. Рассказал, что могу путешествовать во времени, могу попасть в прошлое, могу и в будущее, только возвращаться не могу. И объяснил почему. Рассказал, с чего все началось. В общем, выдал всю тайну, которую не рассказывал никому. Потом он позвонил кому-то. Приехали двое мужчин в костюмах, задали мне почти те же вопросы. После чего сделали мне какой-то укол, и я уснул.
  • Лунная соната / Фомальгаут Мария
  • *** / Размышление  008. ***. / Фурсин Олег
  • любовь / Любовь / кармазин наталия
  • Глава одиннадцатая. / Салфеточный договор / Сима Ли
  • Как любить Родину / Любовь к Отчизне / Хрипков Николай Иванович
  • Чёрно-белое - Паллантовна Ника / Теремок-2 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Ульяна Гринь
  • Закат / Рикардия
  • Мне не угнаться... / Странная Новь или Новая странь / Лешуков Александр
  • Сонет / Паллантовна Ника
  • Без названия / Малышева Юлия
  • Интересный вопрос 024. О праведном пути... / Фурсин Олег

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль