Властелин словес №82: Голосование

+21

Жители Мастерской, сегодня открывается голосование за лучшие описания тура.

 

Вашему вниманию предлагается 5 описаний в прозе.

 

Голосование продлится до 09.02.2020 до 16:00 по московскому времени.

 

Пожалуйста, поддержите авторов, проголосуйте за 3 лучшие на ваш взгляд работы.

УЧАСТНИКАМ: Вам обязательно нужно проголосовать. За себя голосовать нельзя.

Комментарии и обоснованные топы приветствуются.

 

Задание тура

 

 

Конкурс

 

1.

Чего только люди не сделают из фигни и палок. Мишень. Над ней тушка курицы с головой моего начальника. С другого конца сыплются патроны, как знак того, что некоторые говорят, стреляют и вообще живут не тем концом. Револьвером без барабана с ключами от сгоревшей тёщиной дачи. На башке котелок — спрятать пустоту. На шее часы, не ролекс, песочные, все равно всегда опаздывает. Под ним — мы, его игрушки: слоники, карты, фишки. Игровое поле: черная полоса — белая полоса. Правил нет, кроме «начальник всегда прав». Вон уже и рот открыл, наверное, свою правоту подтвердить собирается.

 

2.

Игра в рулетку, в русскую или американскую, на деньги или на жизнь, выстреливающая в потрескавшийся сосуд тела. Семь слоников – символ фальшивого счастья, кости и карты. Ты привязан к времени, а время привязано к тебе. Песчинки пересыпаются, одна за другой, продолжая тянуть тебя к земле. И ты даже не успеваешь сорвать свой пижонский котелок, окончательно вылетая в трубу, которая окажется патефонной. «И мерзкие же звуки она извергает», — поморщится кто-то, пока твое отчаяние все шире расползается темной кляксой – мрачной, как твои помыслы и цвет горбоносого лица. Из кармана вываливаются ключи, уже ненужные, из прошлой жизни.

 

3.

Он мог выглядеть по-разному, хотя был одним и тем же. Глиняным телом в виде перевернутого месяца, надломанного с обеих концов и дополненного головой в шляпе-котелке и револьвером с сыплющимися вон патронами. Сыплющимися, хотя револьвера этого никто и никогда не заряжал. И не стрелял из него по мишени над глиняным телом.

Из глиняного пуза тянулась вниз трубка с раструбом. Наверное, для разговора. Но слов снизу никто и никогда не слушает, потому из раструба сыпались мелкие вещи – слоники, игральные карты и кости. Все они сами себя устанавливали, как на игральную доску, на «зебру», да там и оставались. На шее прилепленной к полумесяцу-телу головы висели песочные часы и откуда-то все время слышалось « тик-так», на всякий случай если кто-то тут ухитрится забыть, что время стоит недёшево. А может это не помогает. Потому и рожа под котелком такая глумливая, и слоны мелки, и карты крапленые.

И только болтающиеся на «пятке» револьвера ключи намекают, что выход есть, но не для всех.

 

4.

Черный котелок, надвинутый на лоб, полуприкрытые глаза, приоткрытый рот – дышать тяжело. Песочные часы на белом шнурке раскачиваются на моей шее. Серые песчинки от этого пересыпаются, отсчитывая каждую секунду жизни, потраченную напрасно. Вокруг темнота, я не понимаю куда идти. С боку большой круг из одинаковых белых и черных треугольников, смыкающихся в центре остроконечными вершинами-пиками. Маленькие цифры хаотично разместились на его краю. Один треугольник – одна цифра, одна цифра – одно воспоминание. Я перегружен событиями, и мое туловище, вбирая в себя воздух еще и еще, разрывается. Но в голове лишь — мы то, чем наполняем себя. А что внутри меня? Длинный, с витиеватыми бороздками и короткий, с большим отверстием ключи, револьвер без барабана, сигареты с фильтром, карты черных мастей. Это все ничто перед вечными устоями, как игральные кубики ничто под ногами слонов. Семь слонов, семь нарушенных запретов разделили дорогу моей жизни на темные и светлые полосы…

 

5.

В столе пупенмейстера Севрюкова было почти пусто, если не считать разбросанных игральных карт, нескольких слоников, кубика, круга, предназначенного не то для игры в поле чудес, не то для спиритических сеансов, и странной куклы из папье-маше. К покрытому трещинами телу голубя была прикреплена голова человека довольно отталкивающего внешнего вида, в фетровой шляпе. На шее висели песочные часы, которые вкупе со злобной ухмылкой куклы создавали впечатление отсчёта последних минут человеческой жизни. К одной ноге, напоминающей игрушечный пистолет, были прикреплены ключи.

«Ничего, пистолет игрушечный, зато патроны будут настоящие!» – думал лейтенант ФСБ Сомов.

Недолго думая, он достал из кармана пару патронов и положил рядом с куклой, предвкушая, как ему за поимку опасного террориста дадут звёздочки.

Вдруг кукла повернула голову и острыми, как бритва, зубами впилась Сомову в руку…

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль