Властелин словес №72. Голосование

+30

Мастеровчане, сегодня открывается голосование за лучшие описания 72 тура игры Властелин словес.

 

К Вашему вниманию 8 описаний картины в прозе и 4 конкурсных стихотворения.

 

Голосование продлится до пятницы — 22.02.2019 до 12:00 по московскому времени.

 

Пожалуйста, поддержите авторов, проголосуйте за 3 лучшие на ваш взгляд работы в каждой номинации.

 

Комментарии и обоснованные топы приветствуются!

 

УЧАСТНИКАМ: Вам обязательно нужно проголосовать. За себя голосовать нельзя.  

 

Задание

 

Проза

 

1.

Отправляясь в поисках экзотики и приключений в межгалактический гастрономический тур, будьте готовы ко всему. Даже к той самой, ставшей притчей во языцех, лебединой шее.

Приготовленная диковинным способом, она парила в голубой субстанции и смотрела на потенциального едока, как бы спрашивая: «Неужели ты меня съешь?»

От этого взгляда клиента невольно пробирала дрожь, но когда его взгляд спускался ниже по шее странного блюда, становилось понятно, что никто и ничто не заставит его уйти из ресторана, не попробовав хоть кусочек экзотической лебедятины. Снежно белая сверху, шея постепенно перетекала в ярко розовый, тревожный и манящий цвет заката, расслаиваясь на плавно осыпающиеся соблазнительные кружочки нежной колбасы с равномерно рассеянными по ней вкраплениями сала, нежного как лебединый пух.

Это было коронное блюдо одного из лучших во вселенной ресторанов – такое же нелепое, как и нереальное.

 

2.

— Зарежешь лебедя? Зарежь, что тебе стоит? — резкий и пронзительный взгляд в глаза, взгляд испуганной птицы, чье горло уже в твоих руках, нежное, беззащитное, такое трогательное и настолько же ненавистное.

Никто не любит воспоминаний, пока они живы. Сначала нужно переварить. Но до того — съесть. Убив. Чтобы уже ничего не осталось.

И ты решаешься. Не приходится даже особо напрягаться, потому что твои руки уже сами сомкнулись на этом, таком лишнем здесь и сейчас, повисшем в голубизне молчания знаке вопроса.

Вот и все. Славненько. Был вопрос — и нет вопроса. Осталась колбаса. Вполне даже вкусная и питательная.

Хорошо!

 

3.

Это был настоящий кошмар вегетарианца: изящная лебединая шея плавно перетекала в пронзительно-розовую, с белыми кляксами жира колбасу, которая невидимым лезвием нарезалась на одинаковые кругляши. Голова лебедя при этом оставалась вполне живой: блестела тёмным глазом и щёлкала клювом.

 

4.

Яркая лазурь. Вокруг лишь эта безумно-яркая лазурь, и я в ней плыву, как птица по воде. Как лебедь. Я – лебедь с желтоватым клювом и кипенно-белыми перьями. Только без крыльев. И без тела – у меня только голова и шея. Длинная шея, что трансформируется вдруг в жирную, пряную салями и режется на одинаковые ломти, падающие в бездонную пустоту безумно-яркой лазури…

 

5.

Лебедь мой белокрылый

 

Так – голову повесил, глазки грустные… Нет! Не грустные – а вселенская скорбь во взоре.

Получается, Лебедь ты мой белокрылый, снова в карты играл?

А крыльев-то уже и нету!.. Так-так.

Значит, играл и проигрался. И не просто, а в пух и перья, а даже крылья прозакладывал.

Почему бы и не заложить? Да? Лебедь птица гордая – она и без крыльев полетит. Особенно когда ни лап, не киля, ни этого самого… гузна… нету.

Что? На колбасу, говоришь, обещали пустить, если долг не вернёшь?

А я что тебе говорил?! Доиграешься – без головы останешься!

Ну, был неправ. Головушка твоя бедовая только и осталась да шея лебединая.

Ну, что ты смотришь печально так?! Мне без этого кошмары обеспечены. Ты представь картинку – голова твоя, шея твоя… а потом бац!.. и начинается батон колбасы, жирной такой, с вкраплениями сала…

Нет, ты гад всё-таки! Лебедь мой дорогой! После такой картины, колбасу я ещё нескоро есть смогу.

А деньгами выручу, конечно. Как же, не выручить. Ты только в карты не играй больше.

 

С большим революционным приветом, товарищ Лампочкин.

 

6.

Взор медленно скользил по этой гладкой, мягкой шее, напоминающей подушку, но только дугообразно изогнутую. Эти белые перья врезались в память, подобно пропорциональным мраморным рукам Афины Палады. Почему же сразу не Венеры Милосской? Ответ прост: у статуи Венеры отсутствуют кисти также, как у данной шеи прекрасненько-лебединой отсутствуют все прочие части тела. Возможно что-то и пытается отрасти, вырасти или созреть подобно росточку дивненькому, но только не вверх, а вниз, из небес необъятных и бесконечных на твёрдую землю.

В любом случае невидимый ветер кромсал, подобно острому клинку невинные росточки на куски колбасы. И всё это безжалостный ветер, рождённый тем же воздухом, что жизнь лебедю нашему даровал своим кислородом…

 

7.

— Господин, не проходите мимо, купите гуся?

— И это по — вашему гусь? Гляньте, хорошенько?

— А что? Тонкая шея, продолговатый клюв, глазки маленькие, голубичные. Любил я в детстве голубику. Чем вам гусь не угодил?

— Ну это меня совсем не волнует, что, вы, в детстве любили. Вы мне скажите лучше, почему у этого, с позволения вашего сказать, гуся, только тонкая шея и видна. Где же лапки и остальное. И при чем тут колбаса, которая у него в том месте, где шея заканчивается.

— Ах это? Да это все мелочи!!! Автор гуся слегка проголодался… Жизнь знаете у него не сладкая: сегодня есть заказ, а завтра нет, вот и придумал, чтоб душу грело.

— Ворье! Лебедя за гуся выдает. А гуся небось украли!!!

— Послушайте, если вам не нравиться гусь, идите откуда пришли.

— Что ж это такое, на каждом шагу дурят. Ведь есть надпись: Венецианов « Гусь Белоснежный».

А нарисовано?

— Надпись? Ах, в этом дело? Так мы сейчас — торговец зачеркнул надпись под картиной и внизу написал: Венецианов «Лебедь Белоснежный».

 

8.

Когда хочешь поставить точку, а выходит многоточие. И каждая из точек с мясистым, нашпигованным салом «чвяк-чвяк», падает на весы, которыми меришь свои дела и мысли.

От этих пятен не отмыться. Жирноватые розовые круги, отсекаемые от еще живой плоти, весомо впечатываются в сознание, вытесняя из него все, кроме полотнища цвета глаз испуганного голубого воришки, застилающего место поминок.

Вышло поставить точку, или грамматика оказалась не по зубам?

 

Поэзия

 

1.

Лебединая колбаса

словно алые паруса

укоряюще зрит в глаза

лебединая колбаса

 

улечу в голубую даль

ничего мне теперь не жаль

лебедь съеден и лишь глаза

мне его говорят – Нельзя

 

есть подобных себе и птиц

песнь фальшиво творить на бис

пОшло все и мертвы глаза

Лебединая колбаса

 

2.

Изобретая колбасу,

Вы зарубите на носу:

Не стоит делать колбасе

Перья на крыльях и хвосте.

Не стоит делать шею длинной,

Уподобляясь лебединой,

Чтоб, выгнув шею, колбаса

Не улетела в небеса.

 

3.

Есть лебедь, которым я брежу во сне,

О если б вы знали, как сочен.

В зажаренном виде, на блюде он мне

Чесночным душком мироточит.

И съесть его хочется очень.

 

Есть перец, которым посыплю филе

И масло, чтоб жиру побольше,

Есть нужно от пуза, чтобы на столе

Твоем не осталось ни крошки,

А ты становился все толще.

 

Есть много желаний у многих людей,

На то и дается рассудок,

Чтоб кто-то летал среди тех лебедей,

А кто-то их ел прямо с блюда,

И каждому явно не худо.

 

Лови лебедей, но запомни, дружок –

Живот не наполнить мечтами.

Ты птицу зажарь и добавь чесночок

И ешь хоть с борщом, хоть с блинами,

Себя ощущая в нирване.

 

4.

Нам говорили — лебеди летают,

А в небе синем – солнце и звезда.

Но есть в ближайшем магазине, знаю,

Из лебедей в продаже колбаса.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль