Стиходром - 131 Итоги

+16

Поздравляем победителя!!!

1 место — Ануфриев Вячеслав!

2 место — Kartusha!

3 место — Петров Сергей!

 

№ 1 Солнечный Рыцарь 2 = 2

№ 2 Петров Сергей 1+3+3+1+1+2+1+2 = 14

№ 3 Вячеслав Ануфриев 3+3+3+3+3+3 +3+3= 24

№ 4 Ульяна Гринь 1+2+2+1+1 = 7

№ 5 Kartusha 2+2+1+1+2+3+2+2+2+3 = 20

№ 6 Олег Подольский 1 = 1

 

Внек

 

№ 1 Вячеслав Ануфриев $

№ 2 Армант, Илинар $$

№ 3 Серж Милославский $

№ 4 Kartusha $$

 

 

Оффтопик

1.Солнечный Рыцарь.

 

***

 

Заложники свободы.

И вечные друзья судьбы.

Живые волноводы.

Чернильно-чёрным флагом,

Душой, подобной аду,

Прославились, поверьте, мы.

Прохожие испанцы

И красно-белые кресты

Станцуют с нами танцы.

Гремят орудий залпы

И нас несёт на запад.

С утра, бывает, до зари.

Мечтательно и глупо

Нам в будни верить в чудеса,

Чтоб тихо и без трупов?..

Окрасит пламя алым –

И красные кристаллы

Сияют в пышных небесах.

И отражаются в глазах.

 

2. Сергей Петров.

 

Пиратская песня

 

Металл в душе и в голосе металл.

А над волнами сам Эол летал.

Мы шли к Бангкоку курсом норд-норд-вест,

Неверным, будто письма от невест.

В каюте капитанской жрали ром

Сам капитан и пьяница старпом,

А для команды с хмеля в головах

Под палубою воздух бунтом пах!

Но вот нашелся самый заводной

(С ним был, наверно, дьявол заодно!),

И мы пошли, как буря по волнам,

И запах крови был приятен нам!

На реях висли мертвые тела,

Смотрели на кровавые дела.

На все, что руль и ветер позволял,

Веселый Роджер нас благословлял!

Нет, мы бы не ударились в бега,

Когда б не повстречался нам фрегат:

Он охранял торговые пути,

А нам с добычей было не уйти!

Под нос зарылось первое ядро,

Второе оборвало паруса,

И крик, и дым, и под ногами дрожь,

И океан к ногам за полчаса!

Какой-нибудь уютный островок

Уложит гору трупов на песок.

Фортуна с нами мало побыла,

А делали веселые дела!

Нас оставалось трое на плаву,

И я подумал: «Может, поживу!

Плевать, что жизнь матроса тяжела.

Вон шлюпка от фрегата отошла!»

Благословенны южные моря

Для тех, кто не терял здесь якоря,

Для тех, кому не рвало паруса,

А кто не верит – пусть проверит сам!

Нет, капитан, конечно, не со зла

Нас к дулам пушек крепко привязал:

Молитесь, мол, судьба в руках творца…

А мне не смыть ухмылочку с лица!

И двух моих друзей без лишних слов

Над морем на кусочки разнесло.

А мне опять как будто повезло:

Я плотник был, лишь это и спасло!

И вот моря мы снова бороздим,

Лишь бог один за нас, а мы – за ним.

Кто знает, где судьбу свою найдешь:

Пусть флаг другой, но тот же с ним грабеж!

 

3. Вячеслав Ануфриев.

 

***

 

Время — река, что не терпит возврата,

Память уж стала дырявее сита.

Скоро настигнет за возраст расплата,

Нет человеку от смерти защиты.

Вот мемуары живого пирата,

Хоть и страдает рука от артрита.

Всё же перо в моих пальцах зажато,

И на страницы полжизни излито.

Братство, где брат всё сумеет за брата,

Нет для пирата удачнее свиты.

Были мы лучшей командой когда-то,

Радость тех дней, мной не будет забыта.

Мы не желали от власти диктата,

На кораблях, у короны отбитых.

Рома бутылкой встречали закаты,

Корсары нас называли элитой.

Наши слова разошлись на цитаты,

В каждом порту были мы знамениты.

Неудержимо ломали преграды,

Счёт, потеряв абордажным визитам.

Ныне лишь две окончательных даты,

С именем рядом на каменных плитах.

Неугасаемо горечь утраты,

Давит на сердце плитой из гранита.

 

4. Ульяна Гринь.

 

***

 

Морская пена за кормой,

И ветер в рожу бьёт.

Идём домой, теперь домой!

Никто нас не убьёт!

Карманы золота полны,

И нас Тортуга ждёт.

Там ром и шлюхи веселы!

Никто нас не убьёт!

Мы будем пить, играть, гулять

Три ночи напролёт

И песни хором распевать…

Никто нас не убьёт!

И снова пенная волна

Нас за собой зовёт.

Мы пьём до дна, за жизнь — до дна!

Никто нас убьёт!

 

5. Kartusha.

 

Пиратское

 

Нежной пеной укрылся закат.

Что в просоленном сердце живёт?

Смотрит в тёмное море пират

И тихонько русалкам поёт.

Улыбается дырками флаг.

В чреве скользких надутых медуз

Замерцали огни. И на бак

Вылез призрак утопленных муз.

На растерзанном рифами дне

В окружении рыб и песка,

В память долгих загубленных дней,

Поселилась, зарылась тоска.

Но волна за волной побежит

И умоет скупую слезу.

Где-то там его сердце лежит,

Громко бьётся под толщей внизу.

 

6. Олег Подольский.

 

***

 

Мы вышли в рейд. Безумный абордаж

И ваш корабль теперь, совсем не ваш.

Пираты песнь лихую завели,

Пока фрегат застрял ваш на мели.

Хмелеем, ром, вливая в рот рекой.

Эй Сэмми, гимн наш братский ты напой!

Гей гой, нам ли на покой?

Гей гой, все пойдут с сумой.

Гей гой, королевским бой.

Гей гой, мы в ладах с судьбой.

За пинтой пинта, льется через край.

Эй малый, луидоры получай!

Гей гой, коль пират лихой,

Гей гой, море, дом родной.

*Пойдет на конкурс? Принимайте*

 

Внеконкурс.

 

1. Вячеслав Ануфриев.

 

Лучшая песня Флинта

 

Великий капитан Флинт был одноглаз и зелен ликом,

Он слился ногами с палубой и по полгода мог не видеть земли.

Его имя звучало шёпотом даже в лондонском Сити,

И наводило озноб на всех от Ямайки до Филиппин.

5 пинт дешёвого виски — вот весь дневной паёк капитана,

И ещё добавим, что на единственный глаз он был косой.

Болтали, что когда его посетила та, что в саване и с косой,

Он сутки гонял её по каюте, поучая веслом,

И выставил вон, лишь только когда она пошла на уступки.

Никто не знает в чём была её обещания суть,

Однако внезапно улучшились ходовые качества шхуны,

А тело капитана стало неуязвимо для стилетов и пуль.

Ходили слухи, что Библией он пользовался только в гальюне,

И что каждые десять лет он должен был оплачивать какой-то должок,

Судачили о загадочном сундуке в капитанской каюте,

И что костлявая в саване была последняя из его шестнадцати жён.

Вообще, он был спец большой по этому делу,

И многие дочки Евы познали мощь капитанской елды.

Все, как одна, тяжелели и являли анацефалов на свет,

И в этом все видели деяние Лукавого и знамение беды.

Однажды, в чаду кутежа, после удачной кампании,

Какой-то бывший негоциант обмолвился об его сундуке,

Ссылался на кодекс и давил на уважение к команде,

А Флинт в ответе сослался только на то, что сжимал в кулаке.

Дунул на свечи, сплюнул из двух пистолетов,

В гущу ушатанной шайки пальнул наугад,

И молвил: «Чтоб вы не забывали, суки, с кем имеете дело,

С сегодняшнего дня на этом судне объявляется ад!»

Мешок на буйную голову, и амулетом повязанный камень —

Так вольные капитаны уходят в одиночное плавание.

В последней гавани нет маяка, да и надежда уже не маячит,

Лишь океан из неудачников сделает джентльменов удачи!

Долгие месяцы «Месть её величества Анны» —

Именно так капитан свою любимую шхуну назвал —

Ловила течения, пассаты, и носом секла океаны,

Уходя от погонь, и нападая внезапно и шумно, как шквал.

Но с того злополучного дня с каждой полной луною

Случалось такое, что даже боцман стал мямлить молитвы под нос.

Всё началось у Бостона, где двоих вахтенных смыло волною,

А шхуна сама увалилась и пошла на зюйд-ост.

В свете дальнейших событий всё это было довольно невинно,

Но многие всё понимали и чётко осознавали опасность.

И кое-кто уже знал, что за голову великого Флинта

Обещают сто фунтов золотом колониальные власти.

А позже в Вест-Индии на одной из потаённых стоянок,

Пока пополнялись запасы, латались течи и налаживался такелаж,

Флинт с шестнадцатью из самых лучших членов команды

Ушли в глубь суши, взвалив на спины свой бесценный багаж.

Минула неделя, он вышел на пляж, и под полной луною

Особенно лютым казался капитана оскал.

«А где остальные? Все те, кто ушёл в джунгли с тобою...»

«Они оступились», — сказал он, — «поскользнулись, и упали со скал.»

И эти несложные, но жестокие и отважные люди

Стояли молча живым воплощением мужества.

И я клянусь, что это была та самая секунда по сути,

Когда великий капитан узнал что значит чувствовать ужас.

И вот настал он, тот ключевой момент в одиссее,

Когда даже сам Сатана не в состоянии обеспечить везение.

Бич божий Флинт не хватался за ножны, и не стал молить о спасении,

Но был низложен, и на следующий день уже улыбаясь болтался на стеньге.

Мешок на буйную голову, и амулетом повязанный камень —

Так вольные капитаны уходят в одиночное плавание.

В последней гавани нет маяка, да и надежда уже не маячит,

Лишь океан из неудачников сделает джентльменов удачи!

 

2. Армант, Илинар.

 

***

 

Все спят, не спится лишь мальчишке,

Сны на мечты сменить не жаль.

Он по страницам старой книжки

Плывёт в неведомую даль.

Свобода всех богатств дороже,

И чёрт морской с ним заодно,

Ласкает взгляд Весёлый Роджер,

Что поднят был давным-давно.

Любимец ветреной Фортуны,

Не выкинувший белый флаг

Ни разу. В храбрости безумный-

От смерти отделял лишь шаг

Его не редко. Но награду

За смелость получал всегда,

И разрушала все преграды

Его счастливая звезда.

Сверкнули паруса на солнце…

Не показалось, не мираж!

И по волнам корабль несётся-

Настиг! «Вперёд! На абордаж!

А ну, ребятушки, не дрейфить!»

Но трусов нет – ему под стать

Его команда, и на свете

Друзей надёжней не сыскать.

Но пал «пират». Был сном сражён он.

Пусть спит. Пора уж. Баю-бай.

И снятся: паруса и волны,

Сундук, пиастры, попугай…

Отредактировано

 

3. Серж Милославский.

 

Фрегат вишнёвого цвета.

 

Мои друзья подняли в городе мятеж

Фрегат захвачен был как спящая ворона.

Девиз пиратов был один, коли и режь

Чтобы в кабак пойти с монетою дублона.

Деньжата любят, где вино течёт рекой

Ямайский ром и крепкая текила.

Испанец врезал мне кривой ногой

Но моя пика для него уже могила.

Ворчит картечь и крутится ежом

Осколки сыпятся и режут больно кожу.

Мне кок испанский погрозил ножом

Я тем ножом ему изрезал рожу.

Акулы кровь почуяв на беду

Матросов рвали, на куски хмелея.

От крови в столь удачливом году

От мяса человеческого млея.

Мои помощники на этом корабле

Армант и Илинар — бойцы от бога.

Иезуита Эспиноса да Рабле

С ядром на дно, где места ещё много.

Пусть там помолится его душа в аду

Морским крестам и дьвольским иконам.

А мы в ту тысячу шестьсот шестом году

Уйдём к Тортуге с золотым дублоном.

Обшитый цветом вишни наш фрегат

Величественно шёл под парусами.

Мы уходили после боя на закат

Морские песни, разгоняя голосами.

Горело золото на буквах «Анны Пан»

Червлёное на солнечном пожаре.

На них поджарился усатый таракан

Пока мятежники себя вооружали.

На встречу, нам идут два корабля

Испанцы, чтобы к нам потом прижаться.

Направо оверштаг и скрип руля

Их флагман одержим, он хочет драться.

Мы развернулись, и они на галс легли

Мы дали залп, рангоут их разрушив.

Испанский флагман с ходу подожгли

Слабейшее их место обнаружив.

Вниз полетел разбитый такелаж

Крик раненых «- Нас жизни не лишайте»

«- А ну-ка девушки поправьте макияж

Что делать с ними вы сами уж решайте!»

Второй испанец, вот уж кто брандер

Решился подойти к нам для поджога.

«- На абордаж, — друг заорал там пионер»

С бордовой рожей, от недавнего ожога

Две каравеллы, как две тонких скорлупы

Мы раскололи на щепу без абордажа.

Их паруса отдали мёртвым на гробы

Ведь в том бою победа всё же наша.

Пока нам Маракаибо как кость

Но Гибралтар мы взяли – расплатитесь!

И губернатор сдался, бросив трость

«- Берите золото своё и в ад катитесь.»

Мы встретимся, конечно, но когда

Нам тему снова море продиктует.

Быть может в Либерталию тогда

Махнём, когда кукушка прокукует.

 

4. Kartusha.

 

Лунный стяг.

 

Луна на сандаловый остров похожа,

Мерцающей пылью из тысячи точек

Рассыпались звезды, и скрип старой кожи

Срывает романтику пепельной ночи.

Дорожки по морю раскромсаны дагой,

А шелест волны отправляет в эфир.

Но бочек, наполненных пальмовой брагой

Не хватит насытить пиратских задир.

Куда нас ведет путеводное знамя,

Ночною прохладой целуя в уста?

А в сердце — песок и уснувшее пламя,

В глазах — только смерть, на груди — нет креста.

Луна так близка, что готова взорваться,

Разлиться, расплавиться в море, шипя.

И стоит на ветхую мачту взобраться,

Чтоб тут же напиться шального огня.

 

Друзья спасибо вам за участие в этом Конкурсе, пусть он маленький но нам в нём интересно и познавательно. Спасибо всем! Пиастры! Пиастры!

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль