Салфетки 314. Голосование.

+8

 

Жители Мастерской, на ваш суд представлены 7 замечательных миниатюр.

 

Извиняюсь за задержку и оформление:)

 

Пожалуйста, поддержите участников — проголосуйте за 3 миниатюры, которые, на ваш взгляд, самые лучшие.

 

Голосование продлится до 21.00 воскренья, 09.06.

 

ПАМЯТКА УЧАСТНИКАМ: Вам обязательно нужно проголосовать. За себя голосовать нельзя.

_________________________________________________  

 

1.

 

* * *

 

В первый раз я увидел тебя в июне. Точней не тебя, а тот образ, который почудился в лесу. Я часто любил там гулять. Не знаю, может, придумал образ, или это был зов твоей одинокой и уставшей души, коснувшийся моего сознания? Не могу сказать. Потом зов исчез. Естественно, я решил, что показалось, но вновь увидел тебя, случайно проходя мимо твоего дома. Я-то подумал, что ты – это она – светлый образ из леса и обидел тебя не со зла, конечно, не нарочно. Я же не знал о твоем недуге, и не понимал, что ты просто не могла пойти в лес.

Затем мучился всю ночь, плохо спал. Сейчас смешно вспоминать о тех переживаниях. Они были такими важными и значительными. По крайней мере, когда я, много дней спустя, рассказал тебе об этом, ты улыбнулась.

Так вот, тогда, после видения в лесу, после первого неудачного знакомства с тобой все и случилось.

На следующий день шел дождь, сильный, как из ведра, но накинув на плечи старый плащ и собрав немного клубники с нашего огорода, я отправился к тебе извиняться, а ты… Ты оказалась мудрее. Ты на этот раз не прогнала меня, а заговорила со мной. Я ответил, и все как-то само собой случилось: потекла неспешная беседа. Шел теплый летний дождь, затем он стал идти тише, но я ничего не замечал. Не заметил, как спустились сумерки – в пасмурную погоду так легко спутать утро и вечер. И только на кухне, ненадолго отогнав очарование, понял, что много времени прошло. Тарелка с клубникой давно опустела, а мы пили чай. А дождь тихо барабанил по крышам и окнам, будто, стесняясь, обозначал свое присутствие, словно говоря: не забывайте меня. Дождь свел нас на маленьком кусочке пространства. Дождь был нашей судьбой.

Я не желал уходить от тебя, наивно обвиняя дождь, точно он действительно непреодолимая преграда. Универсальная причина всех бед. Лишь надо переждать непогоду и тогда, конечно, я обязательно уйду домой, вот только… Вот только я не хотел уходить.

Но уже ночь стояла на пороге, и я простился с тобой, но завтра мы обязательно увидимся. Правда? Мы должны увидится.

 

2.

 

Любить иных…

 

Сердце оттаивало. Зима уступала права весне. Солнце светило в глаза, но Алёна не отводила взгляда. Если смотреть на солнце, кажется, что от него на землю опускается волшебная пыльца, оседающая на щеках, губах, ресницах. Девушка ловила пыльцу и чувствовала, как меняется мир вокруг.

Она шла по улице и смотрела на прохожих, представляя их жизнь. Вот этот грузный мужчина наверняка спешит в какой-нибудь вуз. Там он читает лекции по истории и нервничает из-за того, что студенты его не слушают.

Эта старушка, наоборот, не спешит. Прогуливается будто бы в ожидании кого-то или чего-то. Хотя, может быть, ей и некого ждать.

А этот парень… Стоп! Где-то она его уже видела. Этот парень направляется прямо к ней.

— Девушка, вы такая красивая! – неожиданно говорит парень, и Алёна вспыхивает. – Давайте познакомимся! Меня зовут Максим.

Алёна знала, что нельзя разговаривать с неизвестными, но он ведь уже представился!

— Алёна! – пропела она. – Вы со всеми так знакомитесь?

— Нет, конечно! – возмутился парень. – Только с вами. Вы мне очень понравились! Помните в автобусе?

Она помнила. Парень тогда так пялился, что ей стало неловко. Приятно, когда на тебя глядят с обожанием, но не до такой же степени! Она выскочила не на своей остановке. Парень дёрнулся следом, но двери уже закрылись.

— Я искал вас. Ходил по городу и искал. И вот нашёл, — блаженно заулыбался Максим.

Алёна почувствовала, что именно из-за этой встречи она вышла сегодня из дома, именно его высматривала в толпе. Взгляд в автобусе преследовал её больше месяца, просто она не отдавала себе в этом отчета.

Они гуляли. Разговаривали. Сидели в кафе. Обменялись телефонами. Он проводил её до дома. Пожал руку на прощание.

Они стали встречаться. Часто. Почти каждый день. Чем больше Алёна узнавала своего нового друга, тем больше он ей нравился. Слово любовь она внутренне смогла произнести лишь в тот вечер, когда они в первый раз поцеловались. Но с тех пор как чувство было названо, оно стало главным в её жизни. Всё, что Алёна делала, о чём думала, было посвящено Максиму.

Парень отвечал ей тем же. На смену весне пришло лето. Радость от общения стала перемежаться мыслями и разговорами о совместном будущем.

Однажды, когда Алёна спешила на очередную встречу, неожиданно хлынул дождь. Девушка не успела ни нырнуть в подъезд, ни как-то укрыться. Жёсткие капли барабанили по лицу, смывая косметику и оголяя чувства. Дождь прекратился так же неожиданно, как начался, но осталось впечатление, будто он унёс с собой что-то волшебное, чем в последнее время была наполнена её жизнь.

«А почему Максим со мной? – вдруг подумала девушка. – Может быть, ему нравлюсь не я, а высокое положение моего отца? Богатая невеста, московская прописка – не это ли влечёт студента из глубинки?»

И какой-то голос квакнул из глубины не совсем оттаявшего сердца: «А ты проверь!»

Подошёл улыбающийся Максим:

— Привет, цветочек Аля! Как дела?

— Плохо, — Алёна не понимала, откуда приходят слова. – Отца вчера забрали органы. А я… У меня обнаружили рак.

Парень резко изменился в лице:

— Ты знала?

— Про отца нет. Это так неожиданно. А про себя да. Не хотела тебя расстраивать. Но мы ведь всё равно будем вместе? Врачи сказали, что года два у меня есть.

— Два года! – в бешенстве вскричал Максим. – Хотела на себе женить, дура! Подыхай одна со своими криминальными родственниками!

Он развернулся и зашагал прочь.

Алёна не плакала. Сердце опять затвердело. Иного человека лучше узнать сразу, чем через много лет. Это всё летний дождь, смывший чудесную обманную пыльцу.

 

3.

 

* * *

 

Вот, работаешь ты всю неделю и забываешь про то, что человек. Думаешь, что розовый заяц Дюрасел с батарейкой в заднице, а энергия твоя вечная и неиссякаемая… Но приходит момент, когда плюешь ты на всё и ждёшь субботу. Не чтобы встретиться с друзьями, не чтобы выпить, погулять или отключить телефон, а чтобы уехать туда, где тихо, где нет суеты, где нет людей и постоянных проблем, нет зависимостей от чего-то или кого-то.

И вот уже суббота, солнце. Утро дарит прохладу, ты вдыхаешь свежий воздух, вокруг лес. Зеленая атмосфера радует глаз, прохладная роса щекочет твои кроссовки, ты слышишь звуки двигающейся листвы. Это музыка природы, надо только понять её мотив и полюбить всей душой.

Без оглядки идёшь дальше, вглубь леса. Медленно передвигаешься, растягивая удовольствие, пытаешься впитать в себя всю прелесть происходящего, зарядиться этим миром. Тут нет машин, нет заводов, нет проблем. Тебе не навязывают жизнь, не учат, что нужно делать, тут ты сам хозяин.

Вот ты уже приходишь на поляну. Высокая трава под ногами, птицы щебечут, разделяя с тобой удовольствие местного чуда, а деревья вдалеке кивают своими макушками. Осмелившись, ты падаешь на божественно-девственную траву. Прохладно и свежо, спокойно и мирно. Одиноко, но не грустно. Раскидываешь руки в разные стороны, смотришь на небо и не думаешь ни о чём, просто отдыхаешь. Земля придаёт новых сил, трава приятно покалывает оголённые участки кожи, а пробегающий по тебе лёгкий ветерок сдувает все проблемы.

Первая капля падает тебе на нос, стекает к самому кончику и замирает. Ты улыбаешься и не спешишь её убирать. Капля уже как часть тебя, дополняет твоё умиротворение. Чувствуешь капли на щеке и на лбу, потом соприкосновение с губами. Улыбка становится шире, ты чувствуешь прохладу на влажных губах, а уходить не хочется. Когда ты в суете городской жизни, дождь для тебя как сирена о спасении. Ты стараешься спрятаться от него, избежать любого малейшего контакта. Не хочешь видеть и слышать его, бежишь подальше как от прокаженного. А сейчас понимаешь, что вон оно счастье…

Хмурое небо, ритм падающих капель плавно усиливается, а воздух такой приятный, что вдыхая его, невольно прикрываешь глаза от удовольствия. Ты сидишь на траве и, выставив руки, ловишь падающие капли. Природа рисует на коже мокрые и причудливые узоры, гром сурово раздаётся вдали, а каждый кусочек зелёного мира вокруг пытается насытиться живительной влагой.

И тут, ты чувствуешь себя частью всего этого механизма. Весь промокший до нитки, но довольный по-детски так, что уходить не хочется. Ты начинаешь понимать, что чувствуешь каждую травинку, каждый маленький цветочек, каждую неповторимую веточку с её идеальными листочками.

Чувство эйфории переполняет тебя. Вот, что ты искал, вот что ты так долго ждал, вот чего тебе не хватало. Этот превосходный летний дождь. Он насытил тебя изнутри, перевернул твоё настроение, расширил границы удовольствия и научил смотреть на мир по-другому.

Ты счастлив, говоришь ему спасибо и уходишь домой, но обещаешь обязательно вернуться сюда снова…

 

4.

 

* * *

 

Сделав небольшой глоток, капитан Смит ещё раз, как бы в надежде на появление ещё хотя бы полдюжины красных флажков, посмотрел на карту. Нет. Всё те же два красных в здании «БигРаббита» и с десяток чёрных вокруг.

В комнате никого не было, кроме капитана и чёрного существа. Оно неподвижно сидело на полу, созерцая своё оружие. Большое чёрное лисье ухо дёрнулось. Существо подошло к бесполезному против 40-градусной жары настольному вентилятору и выключило его.

— Дождь,

Капитан неспеша вышел на улицу. Действительно, небо обволокло ватными облаками, на руины уже опускались первые тяжёлые капли.

Аллея. Парк. Дождь. Первое свидание. Студент Смит ждал её уже с полчаса, не теряя при этом той переполняющей его лёгкой радости. Он знал: Элли скоро появится.

— Мой народ верил, что с дождём возвращается умершая память, — голос звучал как бы за кадром.

— Умершая память? — переспросил Смит. Парк начал расплываться.

— Память про «дела давно минувших дней». Из собственной жизни, конечно же.

Наваждение полностью покинуло капитана. Он осознал, что смотрит на граффити не очень приличного содержания. Последние капли дождя отбивали финальные аккорды симфонии дождя. Пахло мокрым асфальтом.

— Я хочу увидеть это ещё раз. Вживую, — Смит верил, что существо тоже видело парк.

— Тогда есть за что бороться, — оно посмотрело на часы, — Скоро будет новая волна. Идём.

 

5.

 

* * *

— Ты опять его смотришь?

— Да, никак не могу заставить себя прекратить. Знаешь… она тут такая живая…

— Ох, Аня…

— Я смотрю на эти фото и представляю, что она просто улетела туда – на Землю. Что ей хорошо. Так меньше больно.

 

Он сел рядом на кровать и обнял девушку. Протянул руку к альбому и перевернул страницу, одинокая слезинка капнула у Ани из глаз и растеклась по защитной плёнке.

 

— А вот эту она любила больше всего.

 

На фото девушка стоит на поле по пояс в траве, подняв лицо к небу и раскинув руки. На ней лёгкий летний сарафан: красный, в крупный, белый горошек, светит солнце, а по лицу и рукам девушки стекает вода. Идёт тёплый летний дождь.

 

— Она говорила, что в этот день была абсолютно счастлива. Это была годовщина их свадьбы с папой. И в этот день она узнала, что беременна мной.

 

Ещё несколько слезинок упали на альбом, и парень сильнее прижал девушку к себе, ничего не говоря.

 

— Мама любила летний дождь и солнце. Все звали его грибным, а она «слепым». Говорила, что, когда солнце светит сквозь капли, всё настолько расплывается, что ничего не видно. Это как смотреть на лампу сквозь слёзы. Здесь она скучала по нему больше всего… а я, я даже не знаю, как это – дождь.

 

Наконец девушка совсем разрыдалась, уткнувшись в грудь парня, он ласково гладил её по волосам и спине бормоча какую-то успокаивающую чушь и думал, что ничего так не хочет, как сделать её счастливой.

 

Спустя почти год он вошел в лабораторию к Ане. Девушка стояла, склонившись над столом, и сосредоточенно раскладывала лежащие перед ней венерианские растения по группам. Он обнял её сзади, целуя в шею и раскрыл ладонь, на которой лежала брошка в виде цветка шиповника.

 

— С годовщиной, любимая.

— Ой, Пашка, какая прелесть! Люблю тебя! – Аня развернулась и подарила парню долгий поцелуй.

— И у меня есть ещё один подарок для тебя. Но это – сюрприз. Так что мне нужно будет завязать тебе глаза. Обещаешь не подглядывать?

— Конечно! Обожаю сюрпризы.

 

Пашка завязал глаза девушки плотным шарфом, взял за руку и вывел из лаборатории. Они шли минут пять, спустились на лифте на самый нижний этаж и в итоге Пашка подвёл Аню к двери, распахнул её, и они вошли внутрь. Парень сдёрнул повязку, и девушка остолбенела. Её ноги утопали в мягкой, зелёной траве, светило солнце, и небо было голубым. Пашка незаметно нажал кнопку рядом с дверью, и с «неба» хлынул тёплый дождь. Аня засмеялась, раскинула руки и закружилась на месте.

 

— Это самый лучший подарок, который я получала! – Она остановила кружение и обняла Пашку. — Как ты это сделал? Тут, на Венере?

— Я просто…

— Стой, ничего не говори, — Аня прижала палец к его губам. – Не разрушай чудо.

 

Она приподнялась на цыпочки, закрывая рот Пашки поцелуем, и они обнявшись повалились в мокрую от «дождя» «траву».

 

6.

 

* * *

 

Шел дождь. Я в последний раз мог увидеть всю прелесть этого мира. Губительные капли падали на меня и растворялись, причиняя острую боль. Стоя в этом огромном мире, я понимал, что я часть чего-то большего. Я не умру. Я просто растворюсь в этом мире и разнесусь по всему свету.

 

Я чувствовал, как их становилось все больше и больше. Миллионы капель падали на землю. Прохладный ветер разносил их в разные стороны. Я стоял посреди всего этого хаоса. Весь мир казался таким невероятным, таким огромным.

 

Я потухал. Несколько капель потушили мои последн огоньки пламени. Я стал вечен.

 

7.

 

«Летний дождь»

 

Старьевщик катил тележку по деревенской улице и поглядывал, где бы присесть отдохнуть. Он бывал в этих краях обычно пару раз в год, но нынче ему здесь не нравилось. Начало лета, а травы вдоль заборов почти нет, огороды пусты, без зелени, яблони и груши отцвели, а листья мелкие и завязей почти нет. Дорога пыльная, твердая. Солнце хоть и жарит вовсю, а небо тускло-белесое, как зимой. И вокруг все какое-то безжизненное…

Увидев скамейку возле очередной калитки, старьевщик сел и пристроил тележку рядом.

Из калитки вышел пожилой человек в светлом сюртуке. Увидев старьевщика, мужчина присел рядом:

— Здравствуй, старьевщик. – сказал он грустно и стал набивать трубку.

— Здравствуйте, господин доктор. Не угостите табачком?

Доктор протянул ему кисет. Старьевщик раскурил свою трубку.

— Что вас печалит, господин доктор? – старьевщики могли задавать любые вопросы, это знали все.

— В этом доме живет девочка, которая заболела еще зимой. И, несмотря на лето, на тепло, она никак не может выздороветь. Я пробовал многое, но ничего не помогает. Я надеялся, что придет лето, и болезнь уйдет из ее тела. Но этого не случилось. И я не знаю что делать. – Доктор тяжело вздохнул. – Может, у тебя найдется что-нибудь, что развеселит ее? Хотя бы немного, хотя бы на время?

— Думаю, найдется, — кивнул старьевщик и полез развязывать мешки на тележке.

…свою тележку старьевщик закатил в кусты у подножья. Сейчас он поднимался по едва заметной тропке на плечо трехглавой горы, к водопаду. Там жили Коваль воды и Прядильщица туманов. Очень немногие знали дорогу к их дому, и старьевщик был из их числа.

На пороге дома-пещеры его встретила Прядильщица:

— Здравствуй, старый друг. Что привело тебя?

Старьевщик поклонился и ответил:

— И я приветствую тебя. Внизу беда, — махнул он рукой в сторону подножья, — там почти нет травы, но есть твердость и пыль. Там нет тепла, но есть жара и удушье. Там как будто не случилось весны и не началось лета. Там холодна земля и будто не хватает жизни. Почему так?

Плетельщица грустно кивнула:

— Все так. Ты верно говоришь. Была поздняя весна, и зима не ушла до конца. Наступило лето, но зима прячется по углам. В земле, в душах.

— Так пусть ее смоет теплый летний дождь! – Воскликнул старик, — пусть он принесет мягкость, доверие и жизнь!

— Мы не можем сделать его, — покачала головой Плетельщица. – Нужны летние цвета, но красные тюльпаны не расцвели. Нет ни маков, ни пионов. Даже весенняя звездчатка в этом году не распустилась. А без красного цвета настоящего летнего дождя не получится, — в глазах Плетельщицы стояли слезы. – Прости…

Из дома-пещеры вышел Коваль Воды и обнял жену за плечи:

— Здравствуй, друг! Не плачь, любимая, мы будем искать и надеяться.

— Подождите! Не надо ничего искать! — старьевщик достал из-за пазухи чуть примятое соцветие красной герани, с подоконника того дома, где жила болеющая девочка. Она передала его за игрушечного клоуна, которого старик нашел для нее.

Коваль и Плетельщица смотрели на цветок с удивлением, и радость и надежда пробуждались на их лицах.

… У окна с цветущей геранью, на кровати полулежала девочка, тоненькая и бледная. Казалось, она спала. Вдруг за окном начался дождь. Девочка открыла глаза, улыбнулась, и села в кровати. Она смотрела на струи дождя, в которых, казалось, отражался весь мир. Он был прозрачным. Но при этом переливался красками-отражениями – зелеными, желтыми, синими, красными и белыми бликами. И еще он был теплый. Девочка это сразу почувствовала, когда вышла на крыльцо и подставила под капли ладошки.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль