Блиц Министров №32. Министерия. Голосуем за работы!

14 августа 2017, 18:10 /
27

Приглашаем всех на Министерию!

По результатам голосования победила тема «Странная тень».

У нас есть 5 чудесных работ!

Голосуем топом из трёх работ в комментариях к теме до 22-00 14 августа. Голосуют все желающие.

  Правила игры: writercenter.ru/blog/minister-blitz/blic-ministrov-pravila-igry.html

 

№1

Оффтопик

Их четвёрка с трудом дотащила завёрнутое в тигровый лист тело до раскалённого жерла. Прочитав короткую литанию, они сбросили Оникса в раскалённый канал в глубину острова. Каждый вздохнул, промолчали. Обычно считалось, что ритуал позволяет душе воссоединится со Звёздными Предками. На деле же всё могло быть по-другому.

 

Едва вернулись обратно, балансируя между тигровых деревьев, по канатам и шатким мостикам, уклоняясь от развешенных на деревьях ловушках, как повстречались с патрулями Нангцонга. Хотя враги не могли собраться так быстро для налёта на Племя, мудрый вождь уже выставил патрули для защиты деревни.

Обогнув защитную линию и частокол, ученик вскоре вышел к холмам и забрался к своему любимому дереву. Посреди белоснежных камней, покрытых неизвестными символами, он с удобством уселся и стал вспоминать Оникса. Оникс был настоящим воителем, мудрым, сильным и смелым, но никогда не оспаривал авторитета Нангцонга в деле защиты деревни. Никогда, до этого раза. В этот раз они с вождём разошлись круто в мнениях. Оникс предлагал объединиться с исконным врагом Племени, людьми Раздора ради спасения острова. Нангцонг же настаивал, что слишком опасно доверять гласу разума рейдеров.

 

Оникс отправился к людям Раздора один, не сумев получить достойной поддержки среди людей Племени.

Через несколько циклов один дальний патруль неожиданно отыскал Оникса на ничейной земле. Весь истыканный ядовитыми стрелами, — Раздор умеет делать такие, уже умер от яда и пыток ещё до прибытия разведчиков. По обычаю могли предать тело огню, но Леонардо то знал, что сам Оникс никогда не позволил б такого. И теперь только преданные ученики проводили в последний путь учителя Оникса.

Один из них, Гарт взял копьё воина. Другой шип из брони исполинского паука. Третий панцирь из чешуи исполинских жуков. Ну а Лео достался же пояс учителя, который мог бесконечно растягиваться.

 

Спустившись с холма, незаметно прошёл между двух зазубренных скал и поговорил с одним из патрульных у входа в деревню, — пропусти меня, Сокол, я хочу ещё раз посмотреть на защитную линию.

 

Лан Сокол, ещё недавний товарищ по играм Лео в тайне сочувствовал идеям учителя и пропустил Лео.

Тот аккуратно прошёл полосой плодородной земли, — иногда люди племени собирали на ней плоды винного дерева. Остановившись перед зазубренным гребнем Леонардо достал из мешка большое сокровище, — кристалл, во много раз приближающий изображение. С рук нечаянно вспорхнули едва заметные искры, когда он поднастраивал изображение.

 

За зазубренным гребнем начиналась полоса официальной ничьей земли. Это значит что дальше, на песчаных равнинах вплоть до пустых белых холмов, неглубокого моря, и лесов Раздора не всегда соблюдались законы для Племени. Леонардо бы мог убивать, воровать у врагов из Раздора, это не возбранялось дозорным, но ведь тогда он легко бы смог уподобиться рейдерам. Отнимая простое, например, артефакты, что служили валютой на острове, он легко мог б войти во вкус, и отнимать уже жизни, выпивая силу врагов, совершив именно то, что и сделали рейдеры с Ониксом.

 

Не хотел уподобиться и пасть так низко. Но вот нужно ли так неистово мстить за учителя? И, вообще, что теперь делать с кочевниками? Он, естественно, знал про настроения в Племени. Кое-кто говорил, что накопленных сил, артефактов, оружия уже будет достаточно, что б пойти беспощадной войной против рейдеров. А другие же колебались, и считали, что сперва нужно заняться защитой. Только все забывали одно. Их летающий в космосе Ивглос, — Золотой Остров умирает с течением времени. Каждый цикл сокращаются площади с гравитацией, светом и воздухом. Пускай медленно, но однажды полоска пустыни доползёт до деревни, ну и как тогда выжить Племени?

 

Cам Лео знал, что с кристаллом он может увидет и островерхие крыши домов в поселение рейдеров. Сам кристалл небольшой, и давал затемнённое изображение, и пока он так наблюдал, враги вполне могли зайти в тыл наблюдателю. У дозорных в деревне зеркала и кристаллы всегда были мощнее и чище. А ещё деревянные стены и надёжные стражи под боком.

 

Перечислил друзей, — Илгирит, Гарт, Лан Сокол, Делиро, — жаль, никто не отправился с ним, что бы скорее исполнить заветы учителя.

 

Леонардо вернулся из патруля, и сейчас у него было немного свободного времени. Не смотрел и на земли кочевников — стационарные посты стражи и тройки разведчиков всё равно их отыщут быстрее и лучше. Не старался смотреть на тропу, по которой учитель безуспешно отправился к рейдерам. Неотрывно смотрел на полукруглую башню за границами Племени. Узкая тропка, усаженная ростками тигровых деревьев, виртуозно петляла меж скал и спускалась по берегу. Там, среди фиолетовых волн поднималась вверх башня из грубо сделанных блоков.

Явно моложе Ивглоса, не творение создателей острова, была сделана позже, наверно, руками основателей Племени.

 

Первые люди… Лео всегда интересовали секреты их, странных Зодчих, как назвал Оникс создателей острова. Этих древних богов, Звёздных Странников, от которых у племени остались только смутные песни, да артефакты со странными символами.

 

Леонардо опять со страшной силой захотелось, что бы был рядом учитель. И тогда Оникс вновь покажет как нужно. Как бороться с врагом, не показывать слабость и с успехом использовать силу. Но сейчас его не было. Вопреки всем урокам учителя, Леонардо не верил, что после смерти они переродятся в богов, Звёздных Странников, присоединяясь к ним в звёздных чертогах. Много раз на уроках Оникс им говорил, как хотел отыскать бы спасение для острова.

 

Подкрутил артефакт и направил на башню. Угрожающе двигались странные тени. Что же, раньше же Лео не мог даже думать, что б свободно пройти мимо стражей к развалинам. Но теперь, когда он стал быстрее, у него был и кристалл, и пояс учителя…

 

Он прикинул в уме безопасный маршрут по скалистому гребню. Там идёт плоский выступ, а там можно подпрыгнуть, незаметно закинуть свой пояс за дерево и спуститься до башни. Там останется только двадцать шагов меж разваленных стен, окруживших строение. Где-то логово хищных теней. Ну а в башне, быть может, спасение для острова. Если это получится…

 

Лео вспомнил наставления Оникса, — Я учил вас читать и сражаться, использовать силу не для того, что бы вы все уподобились рейдерам. Кто-то должен идти в Храм Испытаний, и успешно пройти испытание и воззвать к древним богам, принести что бы спасение острову.

 

Хищные тени мерцали, сплетались причудливой лентой, танцевали среди развалин. С удивлением ему показалось, среди них промелькнула фигура кочевника. Враг зашёл сбоку к деревне? Нет, наверное показалось, ведь никто не способен пройти мимо теней, а дозорные давно бы заметили рейдеров. Леонардо поднялся, закрепил поудобней за поясом стрелы и дротики, и спустился в деревню.

 

По пути, в безопасной земле отломал ветку тигрового дерева. Что б отвлечься от грустных мыслей отработал привычно приёмы учителя. Мир послушно замер, превратившись в прозрачные ленты и цели, но сейчас, словно бы Леонардо сумел ощутить свою связь с этим островом глубже. В самом племени верили, что после смерти части сущности человека всегда переходит к его соплеменникам. Не так сильно, как у пожирающих рейдеров, у кого может быть третий глаз, или хвост с шипом может вырасти. Но сейчас Леонардо вдруг показалось, что с кристаллом к нему перешла и часть силы учителя.

 

Леонардо вздохнул, — если он перейдёт через тени в развалинах, то сумеет узнать про создателей острова больше. А пока, к сожалению, предстоял непростой разговор с вождём в деревне.

 

№2

Оффтопик

В харчевне было сумрачно. После залитой солнцем улицы перед глазами стояли темные пятна. Поэтому Нейл Игла на несколько мгновений замер у входа, привыкая к слабому освещению. Середина дня. Для обеда уже поздновато, а для ужина и вечерних увеселений ― рано. Так что во всем зале было занято лишь несколько столиков. За одним из них сидел мужчина, который приветственно махнул вошедшему. Наемник узнал приятеля, кивнул в ответ и двинулся к его небольшому столу в глубине помещения.

Это был крепко сложенный мужчина лет тридцати. Светлые коротко стриженые волосы, высокий лоб, открытый взгляд синих глаз, широкий квадратный гладко выбритый подбородок. Простая неброская одежда. Ремесленник, заработавшийся и пропустивший обед. Ждет заказа, потягивая легкое пиво. И мало кто заподозрил бы в этом добродушном увальне смертельную опасность. И даже свернутый серый плащ, небрежно лежащий на столе справа от него, насторожил бы немногих. Знаменитая в узких кругах Тень по прозвищу Кистень.

― Здравствуй, Джон, ― тот привстал, и мужчины обменялись крепким рукопожатием, ― Давно тут?

― Только пришел.

Игла многозначительно посмотрел на полупустую кружку и хмыкнул. Здоровяк сидел лицом ко входу. Пришедший отодвинул стул слева от него. Коснулся застежки своего коричневого плаща, но, будто передумав, оставил его на плечах и сел, скрыв спинку стула под полотнищем.

― Как оно, по такой жаре в плаще ходить?

Ответом ему был холодный взгляд серых глаз. Нейл едва улыбнулся уголками губ ― мол, шутку оценил. Конечно, скрытно носить оружие можно и без плаща, но он предпочитал узкий полуторный меч, а его под рубахой не скроешь.

― А тебе какой оракул непогоду предсказал, что таскаешь его с собой?

Кистень широко улыбнулся, обнажив большие крепкие зубы.

― Это такая вещь, никогда не знаешь, вдруг пригодится.

Нейл бросил короткий пристальный взгляд на серый плащ. Что у него там? Булава или секира? Его приятель, благодаря своей недюжинной силе, любил, чтобы один хороший удар решал исход боя.

Подошла официантка с двумя кружками, поставила их перед мужчинами, приняла заказ и удалилась на кухню. Нейл сделал небольшой глоток и сказал:

― Еще не вечер, а у тебя уже вторая кружка. Не на Контракте?

― Четвертый день отдыхаю, ― Джон кивнул и допил первую кружку. ― А ты?

― Вчера вернулся в город.

Не было особой необходимости в плащах и основном оружии, если ты не на задании. Этим мужчины, в отличие от внешности, были похожи. Впрочем, многие из их профессии поступали так же. Потому и нельзя было сходу понять, на задании наемник, или нет.

― Удачно?

Игла позволил себе тень самодовольной улыбки на лице и кивнул.

― А у тебя?

― Тоже. Все спокойно и тоскливо. Даже не подрался ни с кем, ― здоровяк скривился, ― Скукота с этими толстосумами. В Гильдии был уже?

― Пока нет.

― О! ― Кистень радостно оживился. ― Значит, ты еще не слышал последних новостей. Наша Красотка Дис снова отличилась.

― Что на этот раз?

― Одному столичному аристократу понадобилось посетить Приграничье. Уж не знаю, какие там у него дела, но, ясное дело, без охраны туда соваться не стоит. Наследник как-никак. Конечно, для такого дела корчемные вышибалы ему не годились. И он обратился в Гильдию Теней. В последнее время то ли люди побогаче стали, то ли цены пора повышать. Ведь все кому не лень хотят телохранителей высшего класса. А нам потом следуй за всякими выскочками.

Нейл неопределенно хмыкнул.

― Так вот. И все бы ничего, но хотел он обязательно женщину. Уж не знаю, из каких соображений, может, невесту надеялся найти, ― крепыш хохотнул. ― А без Контракта в тот момент было всего двое: Лиса и Красотка. Само собой, сначала ему предложили Арику. Но что-то у них там не заладилось, ― он снова хохотнул. ― Может, в цене не сошлись или характерами. В общем, заключил Контракт с Дис.

Официантка принесла жаркое и мужчины на время замолчали, приступив к еде. Утолив первый голод и сделав большой глоток из кружки, Кистень продолжил рассказ:

― Прибыли они, значит, в городишко почти у самой границы. Все шло ровно. За пару дней аристократ уладил свои дела, и они уже собирались в обратный путь, когда на город напали шантрийские налетчики. Городком это можно назвать с бо-ольшой натяжкой, конечно. Так, большая деревня, обнесенная частоколом. И что там брать? Видать, совсем заскучали шантрийцы раз позарились на него. Так вот, прорвались они внутрь, давай резать и жечь все, что ни попадя. Наши войска среагировали быстро, подоспели из соседней крепости. Налетели, разметали, начали теснить из селения.

Джон смотрел в пространство перед собой и как будто видел перед собой все, о чем рассказывал. Игла мысленно усмехнулся, прикидывая, какие детали рассказа истинны, а какие ― придуманы только что.

― Пока все это происходило, что, как ты думаешь, делала наша Тень? В начале, правда, все было, как надо. Они заперлись в комнате на постоялом дворе. Клиент под присмотром, Дис во всеоружии, готовая к любым неожиданностям. Поглядывает в окно. И как только подоспели рыцари, а нападающие растеряли весь пыл, показала себя во всей красе.

Кистень сделал многозначительную паузу, с ожиданием посмотрев на собеседника. Но Игла молча ожидал продолжения, ничем не выдавая своего интереса.

― Обездвижила парня, замотав в одеяло и связав. Сунула под кровать. Забаррикадировала окно и двери. И бросилась на улицу. Добивать шантрийцев, а потом ― спасать жителей из горящих домов.

Нейл даже не старался сдержать смех.

― Забавно. Клиент, видимо, был недоволен таким обращением?

― Ха, недоволен. Да он едва в драку с ней не полез, когда все закончилось и она его освободила. Спустя три часа, ― здоровяк вымазал хлебом остатки жира с тарелки, глотнул пива и добавил. ― Даже Контракт разорвать хотел. Представляешь? Как уж они обратно добрались, не знаю, но, думаю, веселенькое было путешествие.

― Жаловаться начал?

― Еще бы! И явно оказался не так прост, как казался на первый взгляд. Получил встречу с самим Магистром.

Игла удивленно приподнял бровь.

― Но это ему, как сам понимаешь, не помогло.

― Контракт не нарушен. Клиент цел и невредим.

― Ага, примерно такой ответ он и получил. С тем и удалился. Одно радует ― может, будет теперь обходить Гильдию стороной.

― А Красотка что?

― А ей-то что. Сотник ее пожурил для виду. Рейтинга немного снял. Но ты ведь знаешь Дис, ей это до одного места. Как и не было ничего. И чего ей не хватает, или того и добивается ― выделиться.

Немного помолчали.

― История забавная, ― Нейл задумчиво гонял вилкой по тарелке кусочек мяса. ― У всех свои причуды есть. Красотка не любит шантрийцев и горит желанием защищать слабых, пусть даже они ей за это и не платят. Бывает, не берет Контракты, от каких мало кто отказался бы. И ничего в этом такого нет, ее право. Кодекс не нарушает. Скип не любит лошадей. Коготь азартен. Ты вон, подраться и выпить не дурак.

― А у тебя какие причуды?

Мужчина в ответ пожал плечами. А Кистень рассмеялся:

― Твои ― быть тонким и острым, и не иметь причуд. Да и все это вполне вписывается в наш образ жизни. Никто не косится ни на меня, ни на Когтя. А на Дис ― еще как.

― Предвзятое отношение, женщина все-таки. И далеко не последняя даже в сравнении с мужчинами.

― Разве что совсем немного. Да и женщин среди Теней немало, так что дело не в этом. Все нормальные. Более или менее. Кроме нее.

― Ладно. Это это ее дело. Что тут обсуждать.

― Всегда ты защищаешь Красотку. Не спроста, ― Джон подмигнул и захохотал.

Игла чуть скривился и покачал головой, не поддержав шутку, которую считал глупой.

― Когда Контракт будешь брать? ― решил он сменить тему.

― Несколько дней еще отдохну, а потом посмотрим. А ты?

― Я пока тоже погуляю.

Кистень поделился еще несколькими новостями. Обсудили и их. А потом Игла собрался уходить.

― Если что ― ты знаешь, где меня можно найти. До встречи, был рад повидать. И спасибо за новости.

С этими словами Нейл положил на стол несколько монет, поднялся и двинулся к выходу.

 

№3

Оффтопик

Страсс, укрывшись в густых кустах тиррода, росших по берегу озера, смотрел, как купается девушка. Девушка плескалась в бирюзовой прозрачной воде, прыгала, поднимая брызги, ныряла, доставала со дна плоские камушки и запускала по гладкой поверхности воды. Наигравшись, она легла плашмя на воду и замерла.

Осмелев, Страсс покинул свое укрытие и подобрался ближе, с интересом ее разглядывая. Девушка казалась ему очень красивой, хотя и необычной, в отличие от его соплеменников у нее не было крыльев, а кожа была гладкой, покрытой нежным золотистым загаром, – и ни малейших следов растительности. Там, где он жил, крылья были почти у всех, – начиная от бабочек и заканчивая венцом творения – суидиби. Суидиби были хорошо приспособлены для жизни вверху – мощные крылья позволяли им летать — и на земле — сильные ноги давали возможность без устали бегать по тропинкам леса. Крылья были нужны и для брачных игр, которые начинались с приходом весны, – поднявшись в бездонное небо, самцы и самки кружились в ослепительно ярком хороводе, выбирая себе пару.

Девушка нравилась Страссу все больше и больше, и он подходил к ней все ближе и ближе. Все испортила коварная сухая ветка, треснув под ногами в неподходящий момент. Девушка открыла глаза, ахнула, увидев незнакомца, – и понеслась по лесу со всех ног, убегая от Страсса. Он не стал ее преследовать – только следил и любовался, как красиво, едва касаясь земли, она бежит – словно легендарный олень отс.

С тех пор он часто приходил на озеро, надеясь снова увидеть девушку, хотя озеро было далеко от тех мест, где он охотился. Однако девушку больше не встречал. Должно быть, она пришла из-за гор. О мире, который лежит за горами, много рассказывала старая Нунэ. Ее истории были красивы, а голос стелился белым туманом по полю и взлетал птицей над лесом, заставляя молодняк слушать ее с раскрытым ртом.

Страсс не имел права слишком много думать о девушке: ведь он был охотником и снабжал едой все племя. Он знал об этом и, заглянув на озеро, тотчас отправлялся дальше.

На Орру снова пришла весна, время, когда цветут яркие алтиссы и все живое делится на пары. Затаив дыхание, Страсс наблюдал, как взлетает Сар, самый крупный и красивый самец их племени, и, расправив крылья, замирает в воздухе. Под лучами солнца его крылья сияют, переливаясь желто- красным цветом. Девушки исподтишка следят за ним, делая вид, что он им безразличен. Но вот сначала одна, потом вторая, третья начинают двигаться, выстраиваясь в круг, – и вот уже длинный хоровод невест поднимается ввысь – к огромному пылающему солнцу.

Страсс прищурился, разглядывая танцующих девушек, – Арила, Мунэ, Сонья… И вдруг заметил среди них Лах, ту, которую сам хотел бы назвать женой. Она всегда была добра к нему и разговаривая, смущалась, пряча глаза. От обиды и ревности копье, которое он до сих пор, вернувшись с охоты, держал в руках, вдруг треснуло и разломилось надвое, и охотники постарше, стоявшие рядом, с осуждением зароптали.

-Тах! – услышал он и сник.” Тах” означало “недалекий, глупый человек”. Страсс с горечью понял, что теперь к детскому имени Страсс – “недомерок” прибавится еще одно взрослое – “глупец”.

Чувствуя всеобщее осуждение, он стал уходить в своих странствиях все дальше и дальше от земель, где жило его племя, и возвращался нескоро. Однако его ли было это племя?

Было время, когда он ждал, что у него, как у всех, вырастут крылья. Вечерами, когда солнце садится и тени становятся гуще и длиннее, он прятался в лесу, чтобы, оставшись один, как следует разглядеть свою тень. Нет, она была не такой, как у всех: она была коротенькой и бескрылой, а на голове не хватало рожек. Странная тень. Однако Страсс надеялся, что все изменится, когда он подрастет,– пока однажды старая Нунэ, заметив его старания, не сказала:

” Не жди. Не вырастут.Ты не такой как все.”

Нунэ рассказала ему историю, которая случилась много лет назад в холодный ненастный вечер. В дверь ее хижины постучали. На пороге стояла изможденная от долгого пути, холода и голода женщина, прижимая к груди маленький сверток. Нунэ пробормотала слова приветствия, усадила на топчан и принесла чашку бульона. Однако женщина покачала головой, отстранила бульон и указала на сверток. Странно прозвучали в темной хижине ее слова, сказанные на незнакомом языке, однако Нунэ их поняла:

-Спаси ребенка! – сказала женщина. – Позаботься о нем.

К утру ее не стало, а мальчика взял себе охотник Дэли, у которого не было семьи.

-Она была как ты, бескрылой! – закончила свой рассказ Нунэ, лишив Страсса последней надежды стать таким, как все. К нему относились неплохо, слегка презирая за маленький рост, неловкость и неуклюжесть. А когда несмотря на свою неприглядную внешность он стал хорошим охотником, то и вовсе зауважали. Вот только никто из девушек не планировал разделить с ним свой кров.

Размышляя о своей судьбе, Страсс подошел к пруду и присел на камень. В тот день ему не везло. В поисках добычи он прошагал немалый путь и нуждался в отдыхе. Страсс сидел, задумчиво глядя на озеро, где когда-то видел девушку, как вдруг услышал позади себя шаги. Из кустов тиррода вышла девушка. На голове у нее был венок из золотых цветов, названия которых он не знал.

В этот раз Страсс не стал прятаться. Он улыбнулся девушке, и она улыбнулась ему в ответ. Сев рядом, она заговорила на чужом мелодичном языке, но, к своему удивлению, Страсс понял почти все. Девушка рассказывала ему о землях, где живут бескрылые существа — люди. В тех местах сеют травы и выращивают хлеб, там живет легендарный олень отс и другие существа, о которых рассказывала мудрая Нунэ.

— Нолли! – указав на себя пальчиком, сказала девушка.

Страсс повторил ее жест и назвал свое имя – Страсс.

Когда солнце, завершив дневной круг, спустилось к земле, Нолли увела Страсса в пещеру, где укрывалась, когда приходила ночь.

Склонившись над крошечным язычком пламени, разгоравшимся на полу пещеры, она прошептала короткое звучное слово, – и огонь заплясал, повинуясь ее приказу. Нолли принесла вязанку сучьев – и костер стал большим, чтобы позднее, когда он прогорит, можно было на углях приготовить еду. По стенам пещеры метались тени, но две из них, стоявшие рядом, были похожи одна на другую, подобно близнецам ,– это были Нолли и Страсс. Страсс впервые не чувствовал себя ущербным, когда сравнивал свою тень и чужую. У него появилась надежда, что он найдет племя, где живут такие же люди, как он сам.

 

№4

Оффтопик

Вот уже какой день подряд Сан Саныч находился в дурном расположении духа. Казалось бы, живи да радуйся – наконец-то, он нашёл в себе силы и развёлся с женой, получив вожделенную свободу, которую тут же и употребил на тишину и покой. Иными словами – сбылась заветная мечта. Никто не пилил, не ругался, ни ходил за ним, как тень…

Тень!

Именно она и лишила его покоя.

Когда он понял, что с его тенью что-то не так? Да, почти сразу после развода!

«Попомни мои слова! Я тебе покоя не дам… ишь, свободы ему захотелось!»

В тот день Сан Саныч возвращался с работы. День был ясный, погожий. Солнышко потихоньку ползло к закату, а потому тень Сан Саныча шествовала перед ним. Впрочем, он не обращал на неё никакого внимания, пока не дошёл до участка дороги, подвергшегося ремонту. Входя на мостки, он на миг остановился, разумеется, глядя себе под ноги, и тут увидел, как его тень рванулась вперёд, сильно вытянувшись! Потом, правда, остановилась и снова приняла свой размер. Это было так невероятно, что Сан Саныч замер на месте, потом, огляделся и, убедившись, что поблизости никого нет, стал размахивать руками, внимательно наблюдая за тенью. Пару раз та повторила его движения, а на третий… повернула голову вбок и высунула язык, верно рассудив, что иначе бы он его не увидел.

Сан Саныч очень испугался. Нет, не тени. Что она ему может сделать-то? Скорее того, что скажут сотрудники или соседи, если заметят у него эту тень. Конечно, у него и раньше была тень, не вампир же он какой-нибудь, не отбрасывающий тени, но не такая же!

К тому же, сам-то он худенький, щупленький, а тень-то – ого-го! Да и не брюки вроде как внизу, колышется что-то…

«У-у-у! Ведьма…»

А тут, не далее, как вчера, он так же шёл, глядя на тень, как та вдруг, метнулась в сторону и наклонилась. А всё почему? А потому что сбоку, на дорожке, Сан Саныч увидел валяющуюся сторублёвку. Хотел было поднять, но потом, поддавшись злорадному чувству, прошёл мимо. И? Тень, шагающая впереди него, потому что солнышко тоже светило сзади, вдруг, переместилась за спину и стала плестись с понурым видом.

В общем, никакого вожделенного покоя не случилось, и Сан Саныч подумывал уже пойти к врачу, но как человек разумный, понял, что с такими рассказами он может оказаться в той больнице и в той палате, где сам со временем превратится в тень.

Неизвестно, сколько времени бы всё это продолжалось, если бы ему в голову не пришла одна идея, которую он и решил исполнить незамедлительно. Прежде, чем войти в подъезд, он остановился и обратился к тени:

— Ладно, махать руками, показывать язык и менять положение ты можешь. А сама по себе тоже можешь гулять? – и, увидев, что тень будто ещё сильнее вцепилась ему в ноги, он засмеялся и добавил. — Так я и знал! Не можешь! Даже до той лавочки не можешь! А всё потому, что ты без меня ничего не значишь! – после чего уже сам показал ей язык.

Тень гордо вскинула голову и, оторвавшись от него, двинулась к лавочке, а Сан Саныч быстро влетел в подъезд и захлопнул дверь. Поднявшись на второй этаж, глянул в окно – тень металась перед подъездом, потом замерла и стала бледнеть. Она становилась всё бледнее и бледнее, пока полностью не исчезла.

Вечером Сан Саныч включил свет, сел с книгой в кресло, и не без опаски глянул вбок. На полу лежала тень. Его тень. И в этом не было никаких сомнений.

 

№5

Оффтопик

В ту ночь я проснулась от ощущения, будто кто-то на меня смотрит. Это чувство было настолько отчётливым, что я не сразу сообразила, что в комнате, кроме меня никого нет. Я села на кровати, вглядываясь в тусклый полумрак, который рассеивал лишь свет фонаря за окном. Но ничего, и уж конечно, никого я не увидела: лишь странная тень танцевала на стене, плавно покачиваясь, словно водоросли под водой. Сперва я решила, что это тень фонаря или дерева, но она напоминала скорее человеческую фигуру с длинными и гибкими, как паучьи лапы, руками. И, готова поклясться, эта тень смотрела прямо на меня…

Стоп, нет! Я даже головой тряхнула, чтобы быстрее прогнать эту мысль. Тени не смотрят, это ведь только проекция. Но чувство, что холодные цепкие пальцы сдавили мои внутренности, было уже не преодолеть.

— Ты смотришь? – сама не зная зачем, шёпотом спросила я.

И тут же почувствовала, как несуществующий ветер растрепал мои волосы, и мурашки побежали по коже.

— Я всегда смотрю, — ответил шелестящий призрачный голос. Шершавый и серый, как шипение песчаной змеи. Бесплотный как воспоминание.

— Кто ты? – с трудом проговорила я.

— Ты знаешь, — прошелестела тень. – Ты знаааешшшь…

И я знала. Всегда знала. Странная тень узнавания мелькала в моей голове каждый раз, когда я видела его или её краем глаза на стенах домов в неверном свете фонарей, в своей комнате, в едва освещённых барах.

— Я та часть тебя, которую ты прячешь в снах, — донеслось будто эхом прямо из подсознания. – Все прячут. Но иногда я вырываюсь наружу. Смотрю.

— Зачем ты смотришь?

— Ты знаааешшшь…

Я знаю: всегда это знала. Проекция – моя проекция хотела не испугать меня, а защитить.

— Ты останешься? – спросила я. – Не спрячешься в сон сегодня?

Но тень промолчала, а я почувствовала, как холодные цепкие пальцы разжались, и я нырнула в тёплую пустоту.

 

В ту ночь я проснулась от ощущения, что кто-то на меня смотрит. С трудом открыла глаза – и тут же встретилась с сияющим жёлтым взглядом.

— Ты останешься, Тень? – спросила я сонно.

В ответ – неопределённое «мрр!» и топот-шёпот мягких лап по одеялу. Мой дымчато-серый кот уж точно не хотел испугать.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль