Глава 7

0.00
 
Глава 7
Настоящее чудовище - это тот, кто стреляет в детей... Приглашение на Путь.

…Кэмбл толком не смог понять, что же там произошло. Он успел заметить гигантскую, появившуюся словно бы ниоткуда тень «бигфута», слышал вопли солдат, выстрелы, видел, как огромная фигура кружилась на месте, словно исполняя какой-то шаманский танец…Как она, кружась, странно менялась в очертаниях, словно в столбе нагретого воздуха…Как кеглями падали вокруг нее люди, сраженные…сраженные чем? Вот что-то непонятное крикнул Джексон, а вот он уже упал, замолкнув на полуслове…

— Стреляйте! Стреляйте идиоты! — услышал он хриплый голос Пирсона: тот стоял, подняв винтовку — целился.

— Не стрелять! — гаркнул Кэмбл.

Лейтенант обернулся к нему. Забрало поднято — дикие глаза, оскаленные зубы.

— Не дурите, сэр! Мы уже потеряли больше половины отряда!

— Мне нужно живым…это существо.

Пирсон засмеялся недобро.

— Так идите сами — и берите!

— Хорошо! — Кэмбл устало махнул рукой. — Собирайте раненых — и уходим. — он всмотрелся. — этот пока еще там…и не один…ага, понятно, прикрывает сопляков. Это — наш шанс, лейтенант…Пусть ваши люди открывают огонь — если зацепят не его а мальчишек — это даже лучше: он без них никуда не денется!

— Огонь! — заорал Пирсон, и в этот момент дрогнула земля.

Вокруг зашаталось, загудело. В наушниках послышались испуганные выкрики.

Ненароком майору подумалось, что всех, кто останется живым после этой операции, придется списывать подчистую — превратятся в законченных неврастеников.

— Это рвутся заряды там, внизу! — крикнул он побледневшему лейтенанту. — Чертовы сопляки сделали свое дело! Не обращайте внимания — огонь!

Солдаты поднимали «М-20А», выцеливая З, маха и мальчишек, и в этот момент за их спинами возник О, ор Шагающий-в-Темноте. Он не стал деликатничать — не признавая полумер, словно гиганским плугом вспорол пространство, разбросав цепочку солдат в разные стороны. Никто не понимал, что случилось. Многие решили, что это — продолжение того странного землетрясения, тем более, что почва все еще продолжала дрожать. Кто-то ползал по земле, ища оружие, кто-то чертыхался, освобождаясь от шлема — боевая электроника, не выдержав таких передряг, окончательно вышла из строя.

И в тот момент О, ор обрушил на их незащищенные головы ментальный удар запороговой мощи. Это не было проникновением, как при неудачных попытках мыслеконтакта — это был именно удар. При таком ударе мозговое вещество буквально вскипает, внутречерепное давление ракетой уносится вверх, а из носа, ушей и глаз хлещет кровь. Здесь уже никто не кричал — солдаты валились молча. Ослабленное эхо докатилось и до

Андрея с Ромкой — на другом конце поляны они схватились за головы!

З, мах, положа руки им на головы, точечными импульсами постарался ослабить негативное воздействие, и это ему удалось — они остались живы и невредимы, не считая постепенно затухающей боли в голове. Подхватив под мышки, он буквально потащил их в обход вертолетного костра и тел к чернеющей вдали опушке леса.

О, ор, широко шагая, поспешил вдогонку. В отсветах дымного пламени его глаза мерцали красным светом — он был похож на разгневанного лесного духа.

— Торопитесь! — даже тон его мыслей был мрачен. — Подземное гнездо Безволосых разрушается! Если не хотите быть заживо похороненными в этой пропасти — бегите как можно скорее!

 

 

…Кэмбл со стоном поднял голову. Он лежал на земле лицом вниз. Кровь, хлынувшая из носа, залила дисплей-забрало: несмотря на пылавший на краю поляны костер, он видел только багровое пятно. Скрипя зубами от головной боли, он щелкнул замками, отстегивая бесполезный щиток. Протереть? Промыть?.. Чем?..

Оглянувшись по сторонам он увидел неподвижные тела солдат. Совсем рядом с ним лежал Пирсон с отрытым шлемом. Кэмбл видел кровавые дыры на месте лопнувших глаз и полуоткрытый рот. Все лицо было покрыто пленкой застывшей крови, и мертвый Пирсон был похож на индейца.

Майор отвернулся. Видит Бог: он повидал на своем веку немало смертей, но здесь она особенно неприглядна! Остальных лежащих он решил не трогать — бесполезно — везде то же самое.

— Есть кто-нибудь живой? — хриплым шепотом спросил он.

Но ответа не было; в наушниках царила тишина. Все его люди были мертвы.

Он вяло размышлял: оба «Гурона» сгорели; связи с базой нет… Пешком до города надо идти несколько часов… Потом еще до базы добраться… Пусть выделят вертолеты — эвакуировать тела. Потребовать людей для продолжения операции? Его полномочия подтвердил сам президент…И кого ему дадут? Дюжину зажравшихся «эм-пи»? А беглецов к тому времени искать будет уже поздно. Кстати, где они?

Он взял наперевес свою «М-50» и побрел к горящим обломкам вертолета. Что-то маячило там, на границе света и тени. Он прищурился… Господи, да их двое!.. Два «бигфута»: один — слева; другой — справа…сопровождают мальчишек…проклятых сопляков, которые своими непредсказуемыми действиями провалили всю операцию… Он вспомнил свои обещания президенту…И его ответные посулы…Теперь разумеется о новом звании, богатстве и почете придется забыть…Проклятые тинейджэры! Из-за вас я потерял своих лучших людей!..

Кэмбл замычал от ненависти…Бросил к плечу приклад «М-50». Мельком глянул на индикатор заряда — горит зеленым — все в порядке! Большим пальцем левой руки отогнул в сторону жидкокристаллический экран автономного прицела, отрегулировал «зум» на увеличение… Вот они — голубчики!.. Черт, как болит голова!.. Два «бигфута»: один — рыжий; другой — черный… В кого стрелять?.. Ранить, обездвижить — главное, чтобы далеко не ушел. А если рядом с ним останутся остальные — это вообще — дар небес! Но как подействуют пули на этих…существ?.. Может быть, они их и не задержат вовсе?.. Ладно, есть еще одно решение — гораздо изящней…Голова кружится…И земля качается под ногами…Только бы не промахнуться!

 

— Я что-то чувствую, — З, мах остановился, встревоженный.

— Я тоже, — О, ор Шагающий-в-Темноте начал поворачивать голову вправо-влево, как локатор. — Что-то враждебное. — он медленно развернулся. — Неужели один из этих псевдоразумных остался жив?..

Андрей среагировал быстрее. Он заметил испуганное выражение на Ромкином личике и пружиной повернулся назад. Увидел стоящее на поляне чудище с кровавым пятном вместо лица. Оно целилось в них из странного вида автомата. Успел крикнуть братишке: «Ложись!», толкнул его на землю и хотел упасть сам, но не успел…

 

Для того, чтобы рассчитаться с ненавистными сопляками, Кэмбл выбрал режим стрельбы «короткими очередями».

…Вольфрамовые пули, летящие со скоростью полтора километра в секунду, прошили тело Андрея навылет. Сильный толчок и жжение — только это успел ощутить он в тот момент. Падая, как срубленный тополь он успел подумать: «Ромашкина бы не ушибить…»

Оба Идущих одновременно послали в американца ментальную волну чудовищной силы. Голова Кэмбла просто взорвалась! Красное облако вылетело из окошка шлема; тело майора безвольным манекеном осело на землю.

…Ромка, плача, кинулся к Андрею; тот попытался что-то сказать, но хлынувшая горлом кровь не дала разобрать не слова. Андрей дернулся в его руках, простонал — в уголке рта надулся кровавый пузырь. Он вытянулся и так остался лежать неподвижно, глядя застывшими глазами в неласковое звездное небо.

Будто сама природа откликнулась — страшный грохот раздался на поляне! Во все стороны побежали трещины; из отверстий открытых люков ударили вверх гейзеры из огня и дыма! Подрывные заряды, срабатывая один за другим, крушили несущие стены и балки перекрытий подземного города, заставляя их складываться как карточные домики, растирая в порошок электронные шкафы и, погребенную на тридцатиметровой глубине, титановую тушу мертвого реактора. Разносились в пыль футуристические стеклянные конструкции из колб и трубок в лабораториях и слепые полотнища гигантских экранов…Все разбивалось, перемалывалось, взрывалось и горело, как приносимое в жертву на тризне по русскому юноше…Юноши, который хотел в жизни только две вещи: исполнить обещание, данное другу отца и защитить младшего брата от всех невзгод этого сумасшедшего мира…

Землю потряс еще один удар — огромный пласт почвы вместе с телами американцев и обломками их вертолетов вдруг ухнул вниз! Подземные этажи обрушивались сами внутрь себя, отрывая посреди поляны огромный котлован, на дне которого еще плясали редкие языки пламени — что-то там еще горело…Потом постепенно погасли и они. И наступила тишина — нежданная, неправдоподобная. Огромное облако дыма и пыли ушло вверх, закрывая звезды. Своим краем оно накрыло опушку с Идущими и Ромкой — кто-то из них закашлялся. Потом, понемногу, облако начало рассеиваться, на лес опустилась темнота.

В наступившей тишине был слышен только плач маленького мальчика, лежащего на груди у своего старшего брата.

 

…Оба Идущих посмотрели друг на друга. Лес освещали только звезды, но они оба прекрасно видели в темноте…Взгляд З, маха был столь жгучим и требовательным, что О, ор поневоле отвел глаза.

— Мы не знаем особенностей их организмов, — неохотно процедил он. (Здесь и далее мысленный диалог приводится в форме простого разговора.)

— Мы должны… — яростно начал З, мах.

— Что должны? — перебил его О, ор-Шагающий-в-Темноте. — Мы и так сделали все, что могли! Перебили эту стаю полуразумных хищников! Ты вытащил их из этой дыры! Не будь тебя — лежали бы они сейчас там — оба!

— Не будь их — я бы погиб там от голода! Они спасли мне жизнь и вернули свободу!

— Которую отняли у тебя их сородичи! То, что ты хочешь сделать — удается очень редко! Тем более сил у нас с тобой почти не осталось!..

— Помогите нам! — вдруг раздался у них в головах чей-то звонкий голос.

Оба Идущих вздрогнули. («Он знает наш язык?» — спросил О, ор. «Также, как и я — их. Научились во время общения.» — ответил З, мах.)

Подняв голову, Ромка смотрел на них с великой мольбой и надеждой. Лицо его стало белее снега, губы стянулись в тонкую линию — жили лишь глаза.

— Помогите нам! — повторил он мысленно. — Вы же все можете, я знаю! Помогите нам с Анрейкой!

Идущие снова переглянулись.

— Ладно, — проворчал О, ор, опускаясь на колени перед неподвижным телом. (З, мах опустился с другой стороны,) — Отойди в сторонку, малыш!

З, мах вытянул руки вперед — О, ор сделал то же самое. Они свели руки вместе, словно собираясь нести кого-то. Оба застыли, сосредотачиваясь. Несколько секунд ничего не происходило. Потом между сплетенных пальцев появилось неяркое зеленоватое свечение — как блуждающий огонек на болоте…Струйки холодного изумрудного пламени лились, как вода, из сцепленных рук; падали на окровавленную грудь; растекаясь, заставляли светиться ткань джемпера. Стало видно, как кровавые пятна ран, просвечивающие сквозь зеленое свечение, вдруг потемнели, потихоньку уменьшаясь в размерах! Ромка сияющими глазами смотрел на это чудо.

«Вот сейчас! — шептал он про себя. — Вот сейчас!»

Но вдруг раздался голос О, ора:

— Не получается, энергия на исходе…Убывает — не успеваю восполнять…

З, мах молчал, но по его тяжелому дыханию было ясно, что он держится из последних сил.

— Давайте помогу! — вдруг шагнул вперед Ромка.

Он положил свои ладошки — одна на другую — поверх сведенных вместе рук Идущих.

— Думай о том, что надо совершить! — раздался у него в голове голос З, маха. — Ясно представь себе как затягиваются раны, как срастаются сломанные кости и порванные сосуды…Как, дрогнув раз-другой, вдруг снова начинает биться сердце! И как сочетание тонкоматериальных тел, то что вы называете душой, возвращается назад — проси ее вернуться… Часто души возвращаются в физическое тело нехотя; потому что Высший Мир, что ждет их в конце последнего Пути — неизмеримее прекрасней этого! Закусив губу и закрыв глаза, Ромка старательно пытался представить себе то, о чем говорил ему Идущий. Это было трудно…Вот энергия — потоком — через руки — устремляется вниз, в безжизненное тело брата. Вот…

Внезапно какой-то другой свет проник через сомкнутые ресницы! Ромка открыл глаза. Сквозь его маленькие ладошки вливался в общий поток ручей яркого оранжевого пламени!

Мысленно он почувствовал тень удивления исходящую от Идущих.

А через еще несколько мгновений Андрей моргнул, грудь его шевельнулась!

Тихий полувздох-полустон пронесся в воздухе. Глаза Андрея, до того пугающе-неподвижные, ожили, приняв растерянное выражение, как у человека после долгого сна.

Он шевельнулся, сел — все трое убрали руки. Свечение легким облачком продолжало висеть в воздухе, постепенно затухая.

— Что случилось? Где это я? — растерянно спросил Андрей.

Он неуверенно оглянулся вокруг. Затем, что-то вспомнив, посмотрел вниз, на свою грудь, слабо освещенную тающим светом. Подняв руку, ощупал дыры на стареньком джемпере.

— А где?.. — начал он, но Ромка не дал ему договорить.

С криком «Андрюшка! Родной!» он повис у него на шее плача и смеясь одновременно.

— Да подожди ты! — слабо отбивался от него Андрей. — Что хоть случилось то?

— Уже ничего не случилось, и это — хорошо! — раздался голос З, маха Идущего-по-Солнцу. — Ты должен вечно быть благодарным своему младшему брату — это он подарил тебе вторую жизнь!

— С нашей помощью подарил, — ворчливо заметил О, ор. — Каюсь, не думал я, что у племени Безволосых может появиться такой…огонек! Тебя, малыш, наверное, перепутали при создании — у тебя Душа Идущего!

— Нет, я с Андрюшей, — ответил Ромка, обнимая брата.

— Во блин! — сказал Андрей. — Рюкзак-то мы под землей забыли! Сам же снял, когда полез наверх!

— Теперь туда уж не вернуться! — засмеялся З, мах.

Андрей растерянно посмотрел на него.

— Все туда провалилось. — гигант показал рукой вниз.

— Теперь ночью в лесу без фонарика…

— Вон фонарь, — З, мах кивнул на яркую Луну, поднимающуюся из-за деревьев. — Да и мы поможем…

— Мы? — донесся вопрос О, ора.

— Да, мы!

— Создатель Миров! Ведь чувствовал, что так и будет! За добрым делом всегда следует наказание!

— Зато будет, что вспомнить. — ответил З, мах. — Мы могли бы помочь вам вернуться домой, — обратился он к притихшим ребятам. — Но что вас там ждет?

— Там — мама… — жалобно сказал Ромка.

Андрей нахмурился, но промолчал.

— Вряд ли ваша…мама обрадуется, если узнает, что вас схватили эти…

— Американцы, — подсказал помрачневший Андрей. — Но что нам теперь делать?

— Я могу предложить одно, — ответил З, мах. — Уйти вместе со мною в мой Мир; где я передам вам свои навыки и умения, и вам не будут страшны никакие враги…

— А как мы туда попадем? — спросил Ромка.

— Для тебя это не составит большого труда. — улыбнулся ему З, мах. — А твоему старшему брату я помогу…Мы поможем…

— Час от часу не легче! — проворчал О, ор Шагающий-во-Тьме.

— Когда твой друг успел выучить наш язык? — засмеялся Андрей. — Думает совершенно по-русски!

— Выучишь с вами… — О, ор встал, шагнул вперед; глаза его в полумраке горели, как два фонаря.

Андрей с Ромкой поежились под его взглядом.

— Ладно, — мрачно сказал Шагающий-во-Тьме. — Если делать глупости, то до конца. Решайте. Тянуть нельзя. Эту свору убийц начнут искать, а нам со З, махом еще необходимо восстановить силы! А вас здесь убьют! Или попытаются использовать способности малыша во вред другим — создать новое оружие.

— Ну что? — спросил З, мах. — Вы пойдете с нами?

Андрей с Ромкой переглянулись.

«Маму жалко!» — мысленно пожаловался Ромка.

«Ничего, мы еще вернемся!» — успокоил его Андрей.

Он поднялся с травы. Взял младшего братишку за руку.

…Впереди лежал Путь — таинственный и пугающий.

— Мы согласны! — сказал он Идущим.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль