Глава 2

0.00
 
Глава 2
Бравые "Джи-ай" - охотники за детьми.

Ветки деревьев зашевелились. Расступились в стороны перед тремя странными фигурами.

С виду вполне человеческие (две руки, две ноги, голова), они были одеты в некое подобие скафандров. Тяжелые, как у мотоциклистов, шлемы с непроницаемо-черным стеклом забрала, прямоугольные ранцы за плечами, к которым сбоку пристегнуто оружие странного вида, уродливые, «космического» вида ботинки…

Цвет пришельцев менялся, переливаясь, точно кожа у хамелеона: светодиодная ткань натянутая поверх кевларовой брони приспосабливалась к изменившейся обстановке, повинуясь приказам микрокомпьютера. На фоне русских елей и осин эта троица смотрелась грозно — инопланетные захватчики из фантастического боевика. Не ведающие жалости машины убийства, ужасные, неуязвимые и непобедимые…

Однако, что-то у «инопланетян» не заладилось — поверхность их волшебных костюмов вдруг подернулась рябью, по плечам, груди и животу пошли черные полосы, расплылись радужные пятна.

Главарь пришельцев, невнятно выругавшись по-иноземному, поднял забрало своего чудо-шлема. На свет появилось вполне симпатичное лицо человека лет сорока, чисто выбритое, с волевым подбородком. Голубые глаза из-под белесых бровей, прищурясь, оглядывали поляну.

— О, кей, ребята, вырубай «маскарад», а то эта чертова техника демаскирует нас окончательно, — бросил он в интерком по-английски.

Все трое сделали что-то со своими поясами — мелькание цветных пятен прекратилось. Комбинезоны у всей троицы сделались угольно-черными, что только добавило жути их облику…

 

…Майор спецподразделения РУМО Джозеф Кембл был весьма недоволен. Поначалу дела складывались удачно. Они скрытно шли за тинэйджерами от самой городской окраины и вот — на тебе! Проклятые мальчишки исчезли!

Впрочем, «зеленые береты» с самого начала не имели визуального контакта с целью. В

Этом не было необходимости: ароматически-поисковый комплекс «РЕКС» хорошо «держал след». Кассету с образцами запаха подозреваемых передал агент Джозефа — Геннадий Фролов. Он ухлестывал за мамашей сопляков, и они мешали ему.

Но хваленый «РЕКС» потерял след именно в тот момент, когда они вышли на открытое место. Причем тинэйджеры словно испарились, и, вдобавок отказал костюм-«неведимка»!

Черт бы подрал эти электронные чудеса! И дисплей-забрало отказал: приходится, щурясь от бьющего в глаза солнца, оглядывать эту проклятую поляну!

И она была пуста! Кэмбл был обескуражен: открытое пространство тянулось вперед мили на три (пять километров) — сопляки физически не могли ее пересечь до появления его группы! Дальше за поляной лежала синеватая полоса соснового бора, а за ним, если верить карте, находился обрыв, облицованный гранитными валунами. А за валунами — море. Серое, холодное и неласковое, как и все в этой стране…

Снова защелкнув дисплей-забрало, Джозеф попытался активировать кибер-шлем, но все напрасно. И оптико-электронный комплекс «Третий глаз», и система акустических датчиков — все сдохло окончательно. Оглох и ослеп. Кэмбл скрипнул зубами: теперь эта кевларовая посудина годится только как защита от пуль. Или в качестве ночного горшка.

Сдернув с пояса коробочку терминала глобальной навигационной системы GPS он пробежался пальцем по клавиатуре, и тут испытал настоящий шок: жидкокристаллический экран выдал сплошную засветку!

«Похоже все спутники, мать их, взяли коллективный отпуск и отправились куда-нибудь на Багамы!»

Он обернулся к четвертому члену их группы, который только сейчас выбрался на поляну:

— У нас полетела к чертям вся электроника. В чем дело, Николай?

Бывший лейтенант российской армии Николай Орлов пожал плечами. Агентом РУМО он стал давно, еще до американской оккупации. И сейчас он продолжал работать на прежних хозяев, офицально числясь гражданским сотрудником местной комендатуры. В отличии от американцев на нем был обычный камуфляжный комбинезон натовского образца. Вооружение — привычные «Калашников», да «Макаров».

— Я предупреждал вас, Джозеф, что вокруг объекта установлен защитно-энергетический барьер. Это явление — хороший признак; значит, мы — у цели.

— Но где же тинэйджеры? — американец повел рукой вокруг. — Здесь негде спрятаться, и тем не менее…

— Тинэйджеры? — лоб Орлова свело морщинами, но потом он понял майора и рассмеялся:

— А-а…пацаны! Они, наверное, уже нашли вход. Надо внимательно осмотреть все вокруг — здесь все упрятано под землю!

— Что ж, Николай, если так — великолепно! Скоро наша миссия завершится успехом, и вы получите достойную вас награду.

— Сэр, я…

— Не надо напоминать мне о моих обещаниях — мы, американцы, не обманываем своих друзей. Это мелко и недостойно великой державы. Паспорт на имя гражданина США Ника Игла лежит в моем сейфе. Там же находится и карточка «Америкэн Экспресс» с весьма крупной суммой на счету — ее владельцем тоже является Ник Игл. Когда мы успешно завершим операцию «Big Foot» («Большая нога»), вам уже никогда не придется работать ради пропитания. Вы сможете уйти на покой, заняться бизнесом, или просто отдыхать. А может быть вы согласитесь остаться у нас в качестве кадрового сотрудника?

Вам, Ник, пойдет мундир офицера Вооруженных Сил Соединенных Штатов. Высокое жалование, выслуга, льготы — условия мы можем обсудить попозже…

— А сейчас…

— А сейчас, дружище, нам следует поискать вход в эту «пещеру Али-Бабы». Помните: «Сезам, откройся!» Вся наша техника вышла из строя, теперь вся надежда только на вас.

Вам понятна логика русских, вы быстрее найдете вход в этот подземный лабиринт. Впереди вас ждет американское гражданство и безбедная жизнь — каждый шаг, сделанный туда, к этому пресловутому «объекту» приближает вас к ним…

Орлов окинул американца долгим пристальным взглядом: майору стало немного не по себе, казалось, русский пытался прочитать его мысли. Потом он отвернулся, поправил на плече брезентовый ремень старенького «Калашникова» и, не оглядываясь, решительно пошел вперед.

Один из молчаливых спутников майора, двухметровый верзила, шагнул вперед. Из-под открытого забрала смотрело лицо, цвет которого вполне гармонировал с адовой чернотой его комбинезона. Приплюснутый нос, пухлые губы — сержант Робби Джексон был стопроцентным афроамериканцем. Уроженец знойной Алабамы, он служил живым опровержением русской пропаганды о «притеснении «цветных» в Америке».

Карие глаза Робби сверлили взглядом спину удаляющегося русского.

— Что скажешь, Роб? — Кэмбл, достав из зажимов спецранца импульсную винтовку, озабоченно осматривал ее. ( Слава Богу, хоть здесь порядок! )

— Я не доверяю ему, сэр, — глухо отозвался Джексон, и Джозеф впервые невольно подумал, что душа его подчиненного так же черна как и его кожа: «Этот парень в каждом видит врага. А врагов надо убивать — так его учили… Мы учили…»

— Господи, сержант, кто же верит предателю? Просто сейчас этот русский — наша отмычка, чтобы взломать некий сейф. Когда же он выполнит свою задачу, вы его ликвидируете — нам лишние свидетели ни к чему, О, кей?

— Есть, сэр, будет сделано.

— Хорошо, — достав из подсумка бинокль, майор с внутренним вздохом поднес его к глазам: «Примитив, конечно, но что делать, если этом чертов «Третий глаз» вышел из строя?»

— О, кажется, наш «русский друг» что-то нашел. За дело, парни!

 

 

 

 

 

«Вот примятая трава… и здесь, и здесь…Болваны американские!.. Потомки охотников и таперов, мать из за ногу!.. Без своей хваленой электроники и в сортир не пойдут, а следы читать не умеют, спецназ поганый… Да не для того они тебя вперед пустили, — одернул себя Орлов, — боятся, сволочи, за свои драгоценные шкуры, полянка-то вполне могла минным полем оказаться, капканы там, ловушки всякие…Вот и пустили тебя как бобика вперед — дорогу хозяевам разнюхать…»

Холодный пот заливал глаза, он сдернул с головы берет с темным пятном на месте кокарды и вытер потное лицо.

«Сейчас наступлю не туда — и каюк!»

— Да, но ведь пацаны-то прошли? — оборвал он себя. — Везет дурачкам… Вот и топай по их следам думая о чем-то приятном… О том, как все кончится, и Джозеф выполнит свое обещание — заживешь припеваючи, где-нибудь во Флориде — вилла, бассейн, девицы в купальниках…Оп! — он остановился. — А вот и люк!

 

 

 

 

 

 

 

Они шли по поляне, осторожно ступая «след в след»; впереди майор, за ним — Джексон, замыкающим был сержант О, лири — тощий долговязый ирландец.

Импульсники они держали в положении «к бою», хотя Кэмбл был уверен, что сейчас им ничто не угрожает. Шлем ужасно раздражал его: акустические датчики были мертвы, и массивные головные телефоны сейчас не просто бесполезны — они полностью перекрывали слуховой канал, а в бою полуоглохший солдат… Однако снять с головы эту обузу не было никакой возможности. В руках его не понесешь — заняты винтовкой, и никуда не прицепишь, не положишь — слишком уж массивен…

.

…Майор Кэмбл со своею группой был переброшен на русскую территорию задолго до «демократической революции» и вторжения войск НАТО. Впрочем, он тогда был еще капитаном и Золотую Медаль Конгресса получил только после известных событий, получивших в американских штабах название «Операция «Медвежья охота».

В отличии от своих коллег из других ведомств, он не работал с «президентом Кальяновым» и «премьер-министром Хаканэдой». У него была другая задача, поважнее возни с политическими марионетками. Он должен был собирать всю доступную информацию о перспективных русских научно-технических разработках, ведущих конструкторах и ученых в самых разных, не обязательно военных, областях. В случае начала «непредвиденных событий» надо было произвести захват, изъятие и переправку на территорию США этих людей, а также документации и перспективных образцов…

…Что ж, он неплохо поработал. Проэкты воздушно-космических самолетов «Спираль» и «Буран», плазменный генератор радарной невидимости «Марабу» для истребителей и крылатых ракет, двухметровый, действующий(!) прототип летающей тарелки ЭКИП Льва Щукина, суперскоростные торпеды и крылатые ракеты, ядерный двигатель для космических кораблей…

Золотую Медаль Конгресса ему вручал в Вашингтоне лично президент, тогда же было присвоено и внеочередное воинское звание…

…В частной беседе в Овальном кабинете, которой он был удостоен «за выдающиеся заслуги перед нацией» президент неожиданно признался:

— Вы знаете, кап… извините, майор, вся эта великолепная коллекция ваших трофеев произвела на меня крайне гнетущее впечатление. Вы говорили — это довольно старые разработки?

— Да, сэр. Шестидесятые, семидесятые, восьмидесятые годы прошлого века. В крайнем случае — начало девяностых…

— А у нас до сих пор нет ничего подобного, — докончил за него президент. — Страшно представить себе, что произошло бы, не приди к власти в России сначала Горбачев, а потом — Ельцын. Не будь их — теперь бы мы жили под русской оккупацией, а не они — под нашей… Если бы жили… — он поднял чашечку с черным кофе, покатал ее в ладонях, отхлебнул…

— Я бы предпочел, майор, чтобы вы вообще не нашли там ничего интересного. Десятилетиями наши СМИ убеждали американское население и весь мир заодно в русской технологической отсталости. В результате мы сами себя ввели в заблуждение. Самоотравление пропагандой — опасная вещь. А прозрение очень болезненно, как пробуждение от наркоза после операции. Черт подери! — он вскочил и заходил по кабинету. — тот ядерный двигатель для космических кораблей, что вы привезли… понимаете, что это значит? Будь у них в конце ХХ века другое руководство — Россия послала бы своих космонавтом на Марс и Венеру…

— Но затраты, сэр, — деликатно возразил Кэмбл. — И практический смысл подобной акции?

Отдача от таких…

— Отдачей был бы крах Соединенных Штатов! — почти выкрикнул президент.

Бросив взгляд на ошеломленного Кэмбла, он усмехнулся:

— Я хорошо знаю своих избирателей, иначе, не сидел бы в Белом Доме. Они похожи на детей и в хорошем и в плохом смысле. Когда Советы запустили в космос спутник, а потом и Гагарина, Америку захлестнула волна паники и уныния. У русских тогда было всего несколько ракет на боевом дежурстве, а наши с вами отцы и матери прятались под школьные парты, стоило пожарной машине под окном включить свою сирену. Читайте газеты тех лет — очень поучительно! Нация получила комплекс неполноценности — самоуважение народа спасла только победа в «лунной гонке».Ощущение космического триумфа помогло пережить позор вьетнамского поражения. Изучение истории позволяет планировать стратегию на будущее.

— Сэр, у меня есть информация, что в России существуют технологии, по сравнению с которыми этот ядерный двигатель — вчерашний день, — почти со злорадством доложил Кэмбл.

Президент башней навис над ним — руки в бока:

— Ну — добивайте!

— В августе 2001 года в России был испытан действующий прототип Машины Времени с человеком на борту. Первым испытателем был Иван Конов, руководитель проекта — Вадим Чернобров.

— Где сейчас находятся эти люди?

— Ищем. Нам стало известно о проекте «Аякс» — гиперзвуковом аппарате, способном летать на высотах сорок-шестьдесят километров и достигать скорости в 25 Махов…

— Послушайте, но скорость в двадцать пять звуковых — это уже космическая…

— Совершенно верно, сэр, этот… аппарат, разгоняясь, должен был выходить на околоземную орбиту, обгоняя космические корабли…

— Фантастика!

— Нет, сэр, настоящая фантастика — это русский проект «Леший», следы которого мы отыскали на европейском Севере России…

— Европейский Север…— президент прищурился. — Это, насколько я понимаю, Кольский полуостров, Карелия, побережье Белого моря…Там у них были базы атомных субмарин, космодром Плесецк, полигоны… Ваших коллег, майор, там более чем достаточно…

— Они занимаются подводными лодками и ракетами, а меня интересует другое. Проект «Леший» может дать нам в самом ближайшем будущем психотропное оружие невиданной моши, а также способы проникновения в Параллельные Миры…

— Вы шутите…

— Никаких шуток, сэр. Эту информацию мне сообщила лично премьер Хаканэда. При этом она подчеркнула, что это — дар президента Кальянова в благодарность за нашу поддержку его команды в борьбе за власть. Я встречался с премьером за два часа до моего отлета из Москвы, решил нанести визит вежливости…

— Вот видите, майор, каким полезным оказался ваш «визит вежливости» к новым хозяевам России…(«Он что — всерьез верит тому, что говорит? — пронеслось в голове у Кэмбла. — Да ведь весь мир сейчас знает, кто истинные хозяева России!») Мы принимаем этот дружеский дар, — проговорил Президент с пафосом и добавил уже другим тоном, ухмыляясь. — Разумеется Кальянов и его команда будут вечно благодарны нам, ведь удары наших «Томагавков» усадили их в Кремле!.. Майор!

Кэмбл вскочил, вытянувшись.

— В случае успеха вам будет присвоено звание бригадного генерала, и чек, где количество нулей будет гораздо большим, чем количество звезд на ваших новых погонах! Ступайте, майор — и Америка и весь цивилизованный мир надеются на вас, да пребудет с вами Господь!..

От этого ханжеского напутствия новоиспеченный майор почувствовал приступ тошноты, но будучи человеком военным, а, значит — дисциплинированным, выход своим эмоциям он дал лишь покинув Белый Дом и его гостеприимного хозяина…

…А теперь они втроем осторожно продвигались по прошлогодней пожухшей траве к чернеющему пятну открытого люка, в котором уже исчез их русский агент…

 

  • Летать / Карманное / Зауэр Ирина
  • Про фабрику спецодежды (Фомальгаут Мария) / Лонгмоб "Смех продлевает жизнь-2" / товарищъ Суховъ
  • По позвонкам / Попутчики / Губина Наталия
  • Афоризм 063. Я счастлив. / Фурсин Олег
  • Память / Витая в облаках / Исламова Елена
  • А ну-ка, подь сюды! - Армант, Илинар / Верю, что все женщины прекрасны... / Хоба Чебураховна
  • Жили у бабуси... / "Теремок" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Верь и ты / Стихи-2 (Илинар) / Армант, Илинар
  • День поминовения / Гурьев Владимир
  • Голубая лагуна / Салфетки / Hare Елена
  • Scalding / Вад Thronde

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль