глава шестая / От праха к величию и обратно, или Я люблю вас, мистер V / ФэнМир
 

глава шестая

0.00
 
глава шестая

Глава шестая.

ЗАКОУЛКИ ОТЕЛЯ И СУДЬБЫ.

Kagami, Moor-moor

 

— Ай! – завопил Тед, когда острые когти ворона впились ему в плечо.

— Насмотрелся? – Мун обвел крылом необъятную пещеру. — Счастлив, что приобщился к сей страшной тайне? Чувствуешь себя первооткрывателем?

— Н-не-ет! – растеряно протянул Тедди, заметив в голосе ворона явное недовольство.

— Тебя кто сюда звал, а? – каркнул тот так, что вампир аж подпрыгнул.

— Чего орешь? – возмутился Тед.

— Чего ору?! Чего я ору?! – продолжал бушевать Мун. — Тебя куда несет-то, нежить ты необразованная?! Тебя сюда звали? Приглашали? Билеты на просмотр продали? Тебе кто разрешил в бассейн лезть, да еще в час Тигра?!

— К-какого тигра? – не то чтобы испугавшись, но уже чувствуя себя некомфортно, вопросил Тедди.

— Какого-какого?! Все тебе расскажи! – Мун вдруг сбавил обороты и совсем уж тихо, на грани слышимости, словно опасаясь, что выдаст страшную тайну, пробормотал: — Домашнего, — после чего нахохлился и мрачно продекламировал:

 

Бывает черной моя весть,

Коль вами начата война.

Перо огнем начертит «Месть!»

Но в чем здесь ворона вина?

 

— Му-у-ун?.. – заинтересовано и с опаской протянул Тед. — Какая на фиг месть? Ты чего стращаешь?

— Пошли, что ли? – вздохнул ворон, сорвавшись с плеча вампира, приземлился на пирс и нетерпеливо забегал из стороны в сторону. — Тебя работа ждет.

Тед в последний раз окинул взглядом фантасмагорическую гавань, потряс головой и двинулся следом за вспорхнувшим вороном. Соленая, пахнущая водорослями, смолой и несвежей рыбой вода порта стекала с костюма и хлюпала в ботинках. Хотелось помыться, но для этого следовало сначала выбраться к цивилизации. И она, как ни странно, не заставила себя ждать. У покосившегося, дощатого, прилепленного к скальной стене пещеры то ли склада, то ли просто сарая была дверь. Новенькая, пластмассовая, раздвижная. Дверь лифта. Кнопки не было, но Мун клюнул створки прямо по стыку, и они разъехались, открывая исцарапанное граффити и попахивающее экскрементами нутро. Тед шагнул за вороном и посмотрел на панель. Здесь кнопок было еще больше, чем в лифте, которым Теду довелось пользоваться, и располагались они уже не только по вертикали, а красивой восьмиконечной звездочкой-снежинкой. Обозначения на этих безумных кнопках были не только численные, и портье они ни о чем не говорили. Уже ничему не удивляясь, он предпочел положиться на мудрого Муна. Но тот тоже, судя по всему, не собирался принимать судьбоносных решений и с надеждой косился на вампира. Поиграв пару минут в гляделки, они, не сговариваясь, оба ткнули в кнопки. Разные. Ворон отчаянно заверещал, а Тед даже не успел испугаться по-настоящему, как его замотало из стороны в сторону, но так же быстро отпустило. Двери, вздохнув, разъехались.

— И где это мы? – растерянно спросил Тедди, разглядывая широкий темный коридор без дверей и стараясь привести в норму расплывающееся после болтанки зрение. Пахло почему-то зверинцем.

— Повезло, — сообщил Мун, — Они спят сейчас.

— Кто спит? – не понял вампир.

— Собака, свинья и крыса.

— Животные. У меня тоже когда-то была одна. Свинка, — Тед покосился на пернатого собеседника, — морская.

— Нашел время и место ностальгии предаваться, — проворчал Мун.

— А что плохого? – пожал плечами Тед.

Запах навевал воспоминания. Цветные картинки веселого детства проносились яркими вспышками. Выражение, появившееся в этот момент на морде лица вампира, совершенно не соответствовало ему сегодняшнему. Глупая улыбка заиграла на бескровных губах.

 

Федя рос в шумном городе в маленькой квартирке на девятом этаже. Мама работала уборщицей, и ее зарплаты только и хватало продержаться на грани и окончательно не свалиться в нищету. Чтобы хоть как-то разнообразить убогое детское существование сына (да и свое, чего уж греха таить), женщина каждое лето отправляла его в деревню к своей сестре. Сказать, чтобы этим фактом маленький Тед был не доволен, нельзя. Увядающая бездетная тетка и ее стареющий муж были

единственными, кроме матери, родственниками мальчика. Находясь под постоянным строгим присмотром все девять месяцев школьного периода, Федя на каникулах у тети отрывался по полной программе.

Собаки, свиньи, крысы… запах хлева… Вампирский ум выхватил одно из многочисленных детских воспоминаний…

Лето. Деревня. Вечер. Соседи закололи свинью. Мальчик вздохнул с облегчением, лишь когда она замолкла, ему показалось, что агония животного длилась целую вечность. Тонкий неприятный визг действовал на нервы изнеженному городскому жителю.

Дверь в кухню отворилась – в проходе сначала появилась кастрюля, до краев наполненная красной густой жидкостью, а затем – дородная круглолицая тетка.

— Сегодня на ужин будут кровяные колбаски, — женщина умильно посмотрела на бледноватого урбанистического ребенка, — будем тебя откармливать.

— Тетя, но ведь кровь жидкая, — пытливый Федя внимательно следил за действиями женщины, — как из нее могут получиться колбаски?

— Нет, из нее получается начинка.

— Начинка? Значит, ты будешь этим что-то начинять?

— Да, милый, кишки.

— Кишки?! – испугано переспросил будущий вампир.

— Ну, да, — на круглом лице появилась хитрая улыбка, — самые, что ни на есть, настоящие.

— Но там же… фу, — Федя скривился и категорично заявил, — я не буду их есть!

— Куда ты денешься, — хмыкнула женщина.

Умелые руки тетушки легко превратили еще теплую кровь соседской свиньи в… кровяную начинку для колбасок, добавив в нее… ну, в общем, все необходимое. Закончив с этой частью приготовлений к ужину, хозяйка вышла, оставив племянника старшим в компании кошки. Федя принюхался к погустевшей и потемневшей жидкости – пахло вкусно, но вот кишки, белой горкой лежащие в тазике на полу, распространяли известный аромат. Мальчик скривился, ему совсем не улыбалось испытывать на себе тетушкины кулинарные эксперименты. Воровато оглядевшись, он оттащил «благоухающую» миску к окну и с трудом водрузил ее на подоконник.

— Не будет кишок – не будет и еды, — решил Федя, выворачивая чревное содержимое свиньи в сад. Вот только не было поблизости никого, кроме мяукающей кошки, чтобы подсказать находчивому ребенку, что сначала надо было выглянуть и убедиться в отсутствии посторонних за окном.

Ничего не подозревающий муж тетушки перекапывал в это время клумбу именно там. И в момент, когда он выровнялся размять затекшую спину, ему на голову посыпались «ароматные» гирлянды. На некоторое время дядька впал в ступор, а оклемавшись, заорал:

— Федор!!! – означенный сорванец подскочил на месте, осознав свою оплошность, — я тебя…

Больше мужчина не кричал, задохнувшись благовониями, исходящими от его новых украшений.

Федя испугавшись вполне заслуженного наказания, заметался по кухне. Побег показался лучшим выходом.

Быстро схватив емкость с кровавой начинкой, Федя начал вылезать в другое окно, надеясь успеть добежать к тетке в летнюю кухню и сделать вид, что он там и находился все это время. «Кишки? Какие кишки? А, это, наверное, кошка миску вывернула». Вот только спешка никогда не приводит ни к чему хорошему. Вместо того, чтобы поставить на подоконник кастрюльку, спрыгнуть, а потом уже хватать посуду и бежать через двор, Федя с тяжелой емкостью в руках… выпал из оконного проема. Ну и конечно, в этот момент, мимо именно этого злосчастного окна проходил «благоухающий» дядька, почти полностью очистившийся от беловато-синеватых гирлянд. За какие-то доли секунды, вдобавок к уже имеющимся украшениям, у родственника появились шлем в виде эмалированной кастрюли и густые темно-бурые потеки на шее, плечах и свисающем над портками брюхе.

— Гаденыш, — прогудело из-под «шлема», — убью!

Испугавшись возмездия, мальчик бросился наутек, изменив изначальное направление. Теперь его путь лежал прямиком на улицу, там легко можно будет скрыться за чьим-нибудь забором.

Эту живописную картину преследования и застала дальняя соседка – старая бабка Матрёна. Неизвестно, что принесло ее в гости, но пережить нашествие демонов ей было не суждено. Сначала старуху чуть не снес бледный, в темно-красных разводах бесенок, но добил все же огромный монстр. Окровавленная рожа, развевающиеся за спиной кишки и массивное тело, покрытое экскрементами, показались бабке ликом дьявола, явившегося по ее грешную душу. У немощной старухи остановилось сердце. Вредная соседка была первой жертвой в длинном перечне будущего вампира.

 

Вспомнив все это, Тед тихо хихикнул и предложил Муну пойти посмотреть на местный зверинец.

— Совсем рехнулся! – ворон покрутил крылом у виска, — Нашел экзотических животных! Тут радоваться надо, что они сейчас спят. Это их логово. Но нынче не их час. И на том спасибо. Поехали обратно.

— Не хочу обратно, — честно сообщил Тед, которому ресепшен казался сейчас чуть ли не родным домом. — Хочу на работу.

— Ух ты! – восхитился Мун, покровительственно похлопал портье по штанине и напыщенно изрек:

 

Мне так смешна твоя работа:

Работать до седьмого пота

Тебе не суждено уметь —

Не могут мертвые потеть!

Но можно оду посвятить

Трудолюбивому вампиру,

Коли решился он явить

Свое усердие всему миру.

 

— Спасибо, Мун, дружище, — растроганно поблагодарил портье, возвращаясь вслед за вороном в лифт.

— Не бери в голову, — отмахнулся стихоплет и тут же добавил:

 

Тебе бичом империй стать,

Конечно, не грозит.

Давно уже пора понять:

Ты, Федя, — паразит.

 

Тед обиделся и зло ткнул в первую попавшуюся кнопку. К сожалению, и Мун в тот же момент нажал какую-то из них. Двери дернулись и резко сошлись.

— Ты что творишь?! – заорал ворон, мотаясь из стороны в сторону в обезумевшем лифте.

Тед не ответил, он был занят спасением наиболее значимых частей своей тушки от коварных стен подъемного устройства.

На этот раз болтанка продолжалась намного дольше. Когда кабина, наконец, застыла, и двери открылись, вампир и его проводник – оба были распростерты на полу. В образовавшийся проем, заслонив его полностью, просунулась огромная тигриная голова. Черная. В продольную желтую полосу.

— Привет! – сказал тигр и облизнулся.

— П-п-п-приве-е-ет! – проблеял Тедди, стараясь слиться с задней стенкой лифта. Тигр принюхался.

— Есть нас будешь? – мрачно поинтересовался Мун, стараясь подняться на разъезжающиеся лапы.

Тигр фыркнул, и ворона снесло на грудь вампиру. Полы мокрого сюртука хищно хлопнули, обдавая птицу вонючей портовой водой.

— Не буду, — вздохнул Тигр. — Не люблю мертвечину. Да и засол у него какой-то… кустарный. А тебя есть Хозяин запретил. Оно мне надо? Опять же, с клистиром по этажам гоняться станет. Надоело.

— Ну, мы спешим, — тут же независимо сообщил воспрявший духом Мун.

— Ага, — кивнул Тигр и попятился.

Двери сразу же стали закрываться.

— Лежи-лежи-лежи! – затараторил ворон, заметив, что Тед пытается встать, и, с трудом балансируя на промокших крыльях, взлетел к панели и клюнул какую-то кнопку.

Лифт поехал. Просто поехал вверх, как показалось Теду. Но почти сразу же остановился. Двери разошлись тихо, словно с каким-то почтением к помещению, в котором они оказались. Очень осторожно, придерживаясь за стеночку, мокрый портье поднялся. И застыл, разглядывая роскошный зал ресторана. Все до мельчайших деталей казалось ему здесь знакомым, навевало мрачные воспоминания.

 

Федя рос без отца. Не то чтобы это было большой тайной, просто мама никогда не затрагивала эту тему. Вот нет папаши, и все тут. Несмотря на то, что материнская забота была довольно строгой, отца она ему заменить не могла. Ребенком он тянулся к мужу тетушки, живя в ожидании лета и поездки в деревню. Но войдя в подростковый возраст, юноша с каждым годом все больше тяготился компанией дядьки. Уровень развития, идущего в ногу со временем племянника давно превышал уровень его стареющего в глуши родственника. Уже в училище, окончательно почувствовав себя взрослым, он решил, что отец ему и не нужен, и больше к этой мысли не возвращался. Правда иногда, когда в очередной раз взгляд притягивала какая-нибудь роскошная тачка богатенького папенькиного сынка, он мечтал о том, что отец – успешный бизнесмен, крутой боевик или, на худой конец, криминальный авторитет – вспомнит о существовании своего давно забытого сына и возвысит, наконец, Федю над всеми этими мажорными негодяями. Впрочем, никому и никогда он бы в этих мечтах не сознался.

Окончание кулинарного училища мгновенного карьерного роста не сулило и не принесло. Отношение в женском коллективе заводской столовой у него сложились неплохие, а вот с рабочими не заладилось. По той же причине, по какой его не взяли в армию. Была эта причина глупой, нелепой и к реальности отношения не имела, но на многие годы испортила Феде жизнь.

Случилось так, что когда нашему герою исполнилось восемнадцать, как раз перед тем, как получить повестку в военкомат, Федя повстречался с маньяком. Маньяк попался ориентации не традиционной, на Федю запал сразу и отпускать не собирался, не смотря на оказанное сопротивление. Но, на беду или на счастье будущего вампира, поблизости случился патруль. Загребли обоих. За аморалку. Как Федя ни старался изобразить из себя жертву, ему не поверили и телегу в военкомат накатали. Выпустили их с маньяком одновременно, и, увидев, как тот ему многообещающе подмигивает, начинающий кулинар бросился бежать. То ли Федя был быстрее, то ли реакция у него уже тогда была лучше, чем у простых смертных, но он через дорогу проскочил, а маньяк не успел. Крошечная микролитражка размазала здоровенного дядьку по асфальту, как джем по тосту. Любвеобильный гомосек, по сути, стал второй Фединой жертвой.

С тех пор у знакомых мужчин сложилось к молодому человеку настороженно-насмешливой отношение, а дамы начисто перестали воспринимать его всерьез. Счастья в жизни Феде это не добавило.

Так прошло несколько лет. Однажды, возвращаясь домой после вечерней смены, младший повар заводской столовой так задумался о своих безрадостных серых буднях, что начисто перестал замечать что-либо вокруг. Визг колес вернул его с небес на землю. Яркие фары хищной морды спортивной тачки мелькнули за мгновение до того, как Федя почувствовал сильный удар и, отлетев на несколько метров, отключился.

— Зачем тебе этот сосунок? – недовольный голос привел его в сознание. — Ведь не прошло и месяца после скорбной даты, когда почил твой сын.

Замерев, боясь пошевелиться, молодой человек пытался сообразить, где он находиться.

— Уйди, — мягкий голос тихим шелестом прошелся по комнате, — не мельтеши перед глазами.

Несколько минут Федя старательно не подавал признаков жизни, проводя ревизию наличествующих повреждений. Как ни странно, не болело ничего. Совсем. Скорее, он чувствовал себя здоровым и сильным, как никогда. Это не радовало. Если чувак на крутой тачке оказался столь благороден, что не бросил его помирать в канаве, с него можно было бы стребовать компенсацию. Вот только за что – увы не находилось. Единственный дискомфорт, который Федор испытывал, была жажда. Жгучая, мучительная, казалось, она стягивала и жгла огнем не только глотку, но и дыхательные пути. Долго терпеть ее молодой человек не смог. Он открыл глаза и сел.

— Наконец-то, — снова этот мягкий голос. — Ты пришел в себя.

Федор осмотрелся: он лежал на мягком кожаном диване,

находившемся в кабинете с дорогой обстановкой. За столом, в центре роскошной, и очень уютной комнаты, сидел слегка несоответствующий антуражу мужик. Дикая сила, легко просматривающаяся в облике хозяина кабинета, контрастировала с его лощеной внешностью. Возраст довольно молодого на вид человека выдавали безразличные старые глаза. Федя был впечатлен до глубины души.

— Вы меня сбили, — овладев собой, взял он быка за рога, — с вас компенсация.

— Хм… — человек усмехнулся. — Можешь считать, что ты ее уже получил.

— Да? – напыжился Федя. — Что-то я такого не припомню.

— Конечно, — по лицу мужчины проскользнула циничная улыбка, — ты ведь был мертв. Мне пришлось тебя поднять.

Следующая их встреча состоялась спустя неделю. В тот вечер, объяснив молодому человеку, что он теперь стал вампиром, Валентин вкратце обрисовал основные правила существования их племени. Федя слушал не слишком внимательно. Сам факт перерождения произвел на него слишком большое впечатление. До сих пор ему приходилось мечтать о многом, но только не о бессмертии. Расспросив Федю о его жизни, патрон, или, как определил для себя новоявленный вампир, названный отец, начал собираться. Ему срочно нужно было уезжать по делам своей фирмы. Валентин строго настрого наказал Теодору (именно он назвал так Федю впервые) не выходить из его квартиры во время его отсутствия. Консервированной крови в холодильнике могло хватить на пятерых новообращенных, и Тед не рискнул ослушаться. Кроме того, новоявленный папочка пообещал обсудить с ним его дальнейшую жизнь вообще и работу в фирме Валентина в частности. Федя понял, что бедность среди вампиров считается дурным тоном. За ужином в престижном ресторане они и должны были оговорить все условия его трудоустройства – мечта о красивой жизни наконец-то стала воплощаться.

Единственное, о чем просил Валентин Тедди, это быть осторожным и проверить, нет ли за ним хвоста. Охотники на вампиров как раз проводили сезонную облаву, и любая неосторожность могла стать роковой. Но эйфория обращения очень быстро выветрила из головы недалекого кулинара все наставления. Когда он шел на встречу, ему ни разу не пришло в голову обернуться.

Ужин сопровождался легкой беседой. Уже через несколько минут, Тед понял, что с самого начала не ошибся на счет возраста собеседника. Несмотря на молодое лицо, перед ним сидел человек с многовековым багажом опыта за плечами.

Без малейшего сомнения Федя выложил Валентину всю свою подноготную, полностью раскрывшись перед незнакомцем, едва тот задал первый наводящий вопрос. Он никогда раньше такого не делал, даже мать многое не знала, но Теду казалось, что все так и должно быть. Магнетическое очарование человека сидящего напротив, полностью усыпило бдительность всегда осторожного парня.

— Я в тебе не ошибся, — довольная улыбка появилась на холеном бледном лице, — ты именно тот, кто мне нужен, — и, откинувшись на спинку стула, мужчина неловким движением уронил на пол вилку…

И хотя потом Тед себе тысячу раз твердил, что не могло быть у вампира таких неловких движений, но доказательств своей правоты у него не было. Среди его племени в официальной версии говорилось, что его папаша по глупости позволил себя убить.

… Федя наклонился за столовым прибором, и в этот момент прозвучал выстрел. Дальнейшие события в памяти нашего героя сохранились как бы в легком тумане. Глухой звук от падения тела Валентина, аккуратная дырочка в центре высокого лба, и самое яркое и наиболее воспринимаемое воспаленным сознанием Теда пятно – струйка темной густой крови, вытекающей из смертельной раны. Но Валентин повернул к нему голову:

— Пей! — приказал он. — Быстро!

На мгновенье Федор выпал из реальности. В ушах стоял гул пульсирующих в голове сосудов, тело сотрясала мелкая дрожь, окружающая суматоха отошла на второй план. Кровь. Теплая, еще полна жизни, жидкость манила парня к себе. Она звала отведать ее силы. Притяжение было настолько сильным, что Тед даже и не пытался сопротивляться этой нечеловеческой потребности. Как сомнамбула, он медленно наклонился и слизал живительную струйку. С первым осознанием вкуса чужой и одновременно такой родной крови все инстинкты Теодора взвыли. Время почти застыло, люди вокруг двигались, как в очень замедленном воспроизведении, крики превратились в низкий монотонный гул. Впившись в шею, новообращенный вампир жадно высасывал силы своего отца. Позже Федя узнал, что именно этот факт спас его от неизбежной гибели. Кровь его папаши ускорила и без того быструю вампирскую реакцию запредельно. Он все-таки нашел своего отца. Нашел и тут же потерял.

Оторвавшись наконец от живительного источника, Тед безумными глазами оглядел зал ресторана. С момента выстрела для него прошло, казалось, нескольких минут, но обстановка совершенно не изменилась. Только один человек двигался прямо к ним. Не понимая, как ему это удается, Тед все же отскочил в сторону от греха подальше. Человек не был вооружен пистолетом – стрелок все так же стоял у входа в зал с поднятой рукой. В руках быстрого незнакомца был только осиновый кол. И двигался охотник прямо к Феде. Остановил убийцу Валентин, схватив за ногу. Человек развернулся и с размаху вонзил кол прямо в сердце старого вампира. Тело начало медленно осыпаться пылью.

Понимая, что надо уносить ноги, Федя рванул в первом попавшемся направлении. Скоротечность событий дала возможность сохранить инкогнито. Из желтой прессы наш герой узнал, что его папаша был большой шишкой в мире людей, ну а какое положение он занимал в вампирском племени, Федя мог только догадываться. Предпочитая существовать по принципу: «меньше знаешь – дольше живешь», молодой вампир выбрал одиночество.

 

И вот теперь Тед смотрел на интерьер того самого ресторана. Тихо застонав от нахлынувших воспоминаний, вампир прислонился к стене лифта. К панели с кнопками. И надавил сразу на несколько.

Лифт заметался из стороны в сторону. Тед снова оказался на полу. Муна, как мячик, бросало от стены к стене. А потом коварная кабина дернулась и просто поехала вниз. И все ехала, ехала и ехала.

— Это мы на каком этаже были-то? – нашел в себе силы поинтересоваться вампир.

— У Тигра? – Мун оторвался от вдохновенного процесса очистки перьев и пожал плечами. — Его час. Значит, на тринадцатом. А ресторан на пятнадцатом, соответственно, — и снова принялся наводить красоту.

Наконец, лифт остановился, и двери гостеприимно распахнулись. Тед, так и не удосужившись подняться на ноги после пережитого потрясения, на четвереньках выпал в обычный гостиничный холл. Не вставая, огляделся. При виде римской цифры три, обозначавшей этаж, из его груди вырвался вздох облегчения, тут же сменившийся стоном отчаянья, когда где-то поблизости послышался стук каблучков. Дверь лифта закрылась, и ворон плюхнулся на спину Тедди. Вокруг вампира медленно натекала зловонная лужа.

Поднять глаза и встретиться взглядом с девушкой, как раз остановившейся возле него, он боялся. Поэтому вжал голову в плечи, ожидая, что Бэлла сейчас на него набросится.

— Месье? – прозвучало у Теда над головой, и он вздрогнул. — Что с вами случилось, месье? Вы в порядке? Вам нужна помощь?

Тед содрогнулся. Поднял глаза и посмотрел на склонявшуюся к нему прекрасную вампиршу. Да, не о такой встрече с ней он мечтал.

— Э-э-э-э… – попытался он выдавить из себя хоть что-то членораздельное, но безрезультатно.

— Что вы сказали? – еще ближе наклонилась к нему девушка.

 

— Я Носферату, призрак ночи,

Пленен сияньем Ваших глаз.

Судьба несчастье нам пророчит.

Нежизнь мне ни к чему без Вас!

 

Вот, что он хотел сказать, — сообщил ворон и хихикнул.

Луиза отшатнулась и слегка покраснела.

— В-в-все в п-п-порядке, — заикаясь, пробормотал Тед и, стряхнув со спины наглую птицу, попытался встать.

Луиза тут же бросилась ему помогать, от чего покраснел уже вампир. Мун снова хихикнул.

— Мун – графомун! – проверещало нечто лохматое и шустрое, пробегая мимо них.

— Ах ты ж! – возмущенно каркнул ворон. — И совсем не смешно! Подумаешь! Из придуманных слов любой дурак рифмы сложит! Сам ты графоман!

Мохнатик резко затормозил и обернулся. Из растрепанной шевелюры показалась пара растерянных и обиженных глаз. Похоже, Муну удалось задеть его за живое. Но уже в следующий момент эти глаза засияли торжеством.

— Мун-болтун! – гордо пискнул этот тип и тут же бросился наутек.

Ворон сорвался, было, за ним, но вредное существо скрылось в стене.

Тед перевел дух. Хвала Многоликой, сегодня он не был в программе у мнстрика. Еще не хватало, чтобы при Луизе дразнил. Обидная кличка снова воскрешала кошмары юности, и Теду совсем не хотелось, чтобы они всплыли сейчас, когда рядом была дама, уже успевшая стать центром его внимания. Но он рано расслабился. Прямо перед ним из стены снова возникла морда злостного обзывальщика.

— Тедик-педик! – радостно прокричал он и снова исчез, теперь уже окончательно.

Луиза хихикнула. Тед заскрипел зубами и попытался подняться.

— Те-э-э-э-эди-и-и-и-и! – донеслось вдруг откуда-то с кладбища, и вампир вздрогнул.

Луиза удивленно вскинула бровь.

— Па-а-адъем! — гаркнул Мун так, что вздрогнули уже оба.

— Чего орешь? – поморщился Тед

— Мадам! – ворон отвесил поклон вампирше, не обращая внимания на своего подопечного. — Мы вынуждены принести вам свои глубочайшие извинения. К моему вящему сожалению, портье несет ответственность за безопасность постояльцев на вверенной ему территории. А тут, кажется, имеет место быть что-то похожее на смертоубийство.

— Ах! – воскликнула девушка, прижимая руки к груди. — Вы хотите сказать, что это кричал кто-то из постояльцев? Какой ужас! – и обернувшись к вампиру, добавила с укоризной: — Надеюсь, вы не собираетесь, Теодор, оставить даму в беде?

— Ну что вы, — промямлил Тед, наконец, поднявшись, — разумеется, я поспешу на помощь.

Луиза кивнула и повернулась, чтобы уйти. Тед вздохнул и направился к лестнице, но потом все же обернулся вслед прекрасной вампирше. И встретился с ней глазами.

— Вы герой, Теодор! – прошептала Луиза и с ужасом посмотрела на кладбище за окном.

Мокрому портье спасение блондинки перестало казаться самым неблагодарным делом во Вселенной.

 

— Ты уверен, что ее надо спасать? — хлюпая мокрыми ботинками, Тедди бежал вниз по лестнице следом за летящим вороном.

— Уверен! Или забыл, что Кали тебе велела? Никаких смертей без санкции мойр. А какая может быть санкция, если ее зомбы уконтрапупить пытаются?

— Зомби? – удивился портье.

— Ага! – радостно подтвердил Мун и хихикнул. — Ты, кстати, сейчас тоже на свеженького зомбя похож, а не на вампира.

Тедди окинул взглядом свой костюм и вынужден был признать правоту оппонента. К мокрой униформе кое-где прилипли ошметки водорослей и еще какая-то неопознаваемая дрянь. К тому же, из-за близкого знакомства с полом лифта, одежда вся успела пойти невразумительными серыми разводами.

— Стоп! – Мун затормозил так резко, что Тедди чуть об него не споткнулся. — Они тебя не испугаются. Нет-нет-нет! Та-а-ак… – он изобразил задумчивую позу, приставив ко лбу кончик крыла, и после минутной паузы сообщил: — Ситуация у нас экстренная. Нужна помощь. Жди меня в холле. Я быстро, — и резко взмыл вверх, взяв курс назад, вдоль лестничных пролетов.

Тед пожал плечами и продолжил путь на первый этаж.

Через десять минут некомфортного ожидания, промокший вампир решил, что Мун смилостивился и ему не придется спасать настырную блондинку. Конечно, было немного жаль остаться без такого деликатеса, но мысли о Луизе перевешивали чашу весов на сторону благотворительности в пользу зомбей.

— Ну что, гурман, пойдем спасать твой будущий завтрак? – раздался у него за спиной звонкий детский голосок.

— Великая! – вздрогнув, вампир попытался поклониться, но скользкий ботинок предательски поехал по мраморному полу, и портье растянулся ничком, едва не сбив девочку.

— И этот идиот должен стать моим личным вассалом! – вздохнула Каля, закатив глаза к зеркальному потолку.

 

По кладбищу шел мокрый, грязный и злой вампир с вороном на плече и вел за руку маленькую девочку в пушистом ярко-желтом халате, делавшем ее похожей на цыпленка. Из-под халата виднелись штанишки розовой пижамки с медвежатами. Девочка была босиком, но ее это, судя по всему, не беспокоило. Кладбище не насторожило продвижение этой странной парочки. Оно продолжало свою бурную ночную жизнь, прорезая тишину бормотанием, визгами, хлюпаньем размокшей земли и чьим-то тоскливым подвыванием. Живых голосов в этой полифонии некоторое время слышно не было, пока все не перекрыл истошный вопль:

— Тедди-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и!

Вампир вздрогнул и повернул голову на звук. Девочка крепче ухватила его за руку и потянула в нужную сторону. Ноздри вампира дрогнули в стремлении учуять аромат девушки. Запахи земли и тлена мешали взять след. К тому же Теду показалось, что Бэлла успела сделать несколько замысловатых кругов по всей территории кладбища, пометив своим запахом каждый кустик и могильный камень. Растерявшись, он решил положиться на Калю, которая, судя по настойчивости, точно знала, куда идти. И правильно сделал. Не прошло и трех минут, как впереди, все приближаясь, послышалось хоровое улюлюканье, а еще через секунду прямо в объятия Тедди влетело…

Будем откровенны, если бы не шибанувший в нос хорошо знакомый аромат, вампир в жизни не догадался бы, кто перед ним. Совершенно голая, облепленная грязью, с болотной тиной в волосах, девушка совершенно не походила на ухоженную красавицу Бэллу. К тому же вся ее глупость временно выветрилась, уступив место неподдельному ужасу.

Рефлекторно Тедди закинул беглянку себе за спину, приготовившись отразить нападение неизвестного врага. И вовремя. Среди памятников появился полуразложившийся Михалыч.

— Я убью тебя нежно, дорогая! – провозгласил он, но увидев новых действующих лиц, резко остановился. — Ты кто ещё такой? – спросил он у портье, безошибочно определив в нем соперника за симпатии дамы.

— Твой покой, — ехидно ухмыльнулся вампир.

— Чего?! – взревел зомби и попытался было двинуться на нахала, но тут кто-то схватил его за ногу.

— Михалыч! Не лютуй! – заверещала зомбо-баба с двумя сохранившимися глазами – как самая зрячая, она первая признала в портье свежую мужскую особь. — Это стриптизер наш. Мы его заказывали на девичник!

— Стриптизер? Что-о-о-о? — Михалыч зарычал и рванулся вперед, оставляя в руках не упокоенной нимфоманки драгоценную стопу. Но тут и остальные кладбищенские представительницы прекрасного пола оценили пришлого «стриптизера» и кинулись на узурпатора всей толпой. При этом каждая норовила пнуть авторитетного зомби и одновременно дотянуться до вампира. Вокруг Михалыча образовалась куча-мала.

— Ну хватит, — вздохнула Каля. — Достал этот цирк, да и ноги у меня замерзли. Берите девушку и уходите.

— Но как же… – начал было Тед, как будущий вассал не желая оставлять девочку одну.

— Эй, ну я же не ребенок! – рявкнула богиня, и портье вместе с вороном и блондинкой оказались прямо перед входом в отель.

С кладбища донесся протяжный вой, продравший до костей даже вампира.

Мун окинул взглядом грязную парочку и вздохнул.

— Пошли, покажу, где можно взять одежду и безопасно помыться, — каркнул он.

— Нет-нет-нет! – вышла из ступора Бэлла. — Не пойду! Только не в ванную!

— В душевую, — успокоил ворон, — там сток узкий.

Но девушка отчаянно мотала головой и цеплялась за Теда, норовя обхватить его даже ногами. Сам он был настолько вымотан последними событиями, что сопротивления оказать не пытался. К тому же запах земли и болота забивал аромат девственного тела, и вампир голода почти не чувствовал.

Мун полюбовался на это измученное безобразие, снова вздохнул и предпринял беспроигрышный тактический маневр.

— Ладно, — равнодушно согласился он. — Пойдем тогда шмотки тебе выберем. Кра-а-а-а-а-а-асивые-е-е-е-е-е!

Бэлла затихла и покосилась на птицу, с независимым видом вышагивающую по холлу.

— Ш-ш-шмотки? – стуча зубами, переспросила она.

— Ага!

— К-к-к-красивые?

Ворон не удостоил ее ответом, вспорхнул и полетел низко, над самым полом. Словно завороженная дудочкой крысолова, девушка отлипла от портье и двинулась следом за ним.

Комната, в которую Мун их привел, больше всего походила на театральную гардеробную. Казалось, здесь были собраны наряды всех предназначений, всех времен и народов.

— Откуда такое великолепие? – удивился вампир.

— От постояльцев. Остается… – туманно сообщил ворон, но в подробности вдаваться не стал, а обратился к девушке: — Выбирай, что душе угодно.

Бэлла с минуту хватала ртом воздух и вертела головой, явно не зная с чего начать. Потом с восторженным визгом скрылась между рядами вешалок.

— А где здесь униформа портье? – спросил Тедди, растерянно оглядываясь по сторонам.

Униформу Тед нашел, а Бэллу потерял. Ее неразборчивое кудахтанье и восторженные стоны неслись, казалось, отовсюду одновременно. К тому же искать сомнительную пропажу в лабиринте бесконечных стендов с одеждой оказалось довольно проблематично.

Наконец, она появилась сама, нагруженная какими-то невероятными туалетами и счастливая донельзя. Мун тут же слетел откуда-то из-под потолка и приземлился на обнаженное плечо девушки. Бэлла пискнула.

— Вы поражаете меня своим изысканным вкусом, дорогая! – заворковал ворон ей на ушко и дернул клювом из перепутанного изобилия тканей что-то шифоновое и оливковое. — Этот цвет идеально подходит к вашим волосам.

— Да? – удивленно переспросила бывшая блондинка.

— Разумеется! Просто один цвет!

Бэлла пискнула, бросилась к большому, во всю стену, зеркалу, а потом тихо заскулила.

— Вот теперь можно и в душ! — победоносно заявил ворон.

  • Мастерство / Берман Евгений
  • Опция любви / Олива Ильяна
  • Глава 19. Охота на Призрака / Битва за галактику. Том 2 / Korbal Кирилл
  • Заветное желание / Новогоднии истории / Писаренко Алена
  • Ничего не проходит / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА  Сад камней / Птицелов Фрагорийский
  • Мирные люди / Блокнот Птицелова. Моя маленькая война / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Дёмин Михаил - *** 3 *** / «Сегодня я не прячу слез» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Аривенн
  • На перекрестке Старичков / elzmaximir
  • 05 Холмы зеленой Земли / 1994 / Jean Sugui
  • Деревня / Васильков Михаил
  • *** / Стихи / Капустина Юлия

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль