Глава Шестая

0.00
 
Глава Шестая

Они сидели и разговаривали. Им было хорошо, лето только начиналось, много всего хотелось сделать. Она — сделала заметки в своём блокноте, а он — пил своё любимое вино и слушал лирические композиции.

Кэти что-то писала ручкой в блокноте, а Нил тем временем наблюдал за ней.

— Что такое, Кэти? — — спрашивал её уже не парень, а взрослый мужчина.

— Да ничего, Нил! — Ты только представь, целый год прошел. А чувство, словно ты только вчера поступил, — с большим восторгом говорила Кэти.

— Да, что есть то есть, Кэти, — отвечал Нил.

— Чем займешься этим летом? Погода обещает быть жаркой, — говорил Нил, делая глоток из бокала.

— Найти себе мальчика, — смеялась Кэти.

— Ты как всегда, Кэти, но думаю у тебя всё получится, — подбадривал её Нил.

Кэти покраснела от счастья, когда Нил сказал эти слова ей.

— Господи, ты такой хороший, жаль что я тебе не нравлюсь, — стеснительно, сквозь улыбку проговорила Кэти.

— Ты же знаешь, — говорил Нил, наливая себе ещё, — мы с тобой лучшие друзья, — и он поцеловал её в щеку.

Кэти приложила руку к щеке.

— Да, просто друзья, — скромно ответила Кэти.

Кэти очень нравился Нил. Он уже достаточно взрослый, но такой же яркий, красивый и хороший, как это было раньше. Он продолжал её поддерживать, приглашал к себе когда был свободен. И она тоже ему оказывала ряд услуг, — помочь маме, съездить за продуктами. Они были лучшими друзьями, каких редко — но ей казалось, что когда он рядом, когда она чувствует его, осязает, ей было не по себе.

А может она влюбилась? Нет, так не должно быть.

Просто друзья...

Да, мы ведь друзья. Эти слова бились у неё в мыслях неоднократно раз.

Они вместе смотрели на облака и думали о своём.

Кэти на миг посмотрела на Нила. Как тот смотрит на небо и пьёт вино.

Он самый необычный парень, которых я встречала. Его сложно прочитать — ты никогда наверняка не знаешь, что он хочет, о чем думает и что себе представляет в этой жизни. О любви он никогда не говорил, но я чувствовала, как он дышит и смотрит на ту свою бывшую пациенту.

— Кстати, — стеснительно пробурчала Кэти, — что о твоей пациентке слышно?

— О которой? — спросил Нил.

— А, точно, — засмеялась Кэти, — у тебя ведь их было много.

— Точно, — улыбался Нил, — много.

— Ну, та, с диабетом, — вспоминала Кэти.

— Настя? — ещё раз спросил Нил, — с ней всё замечательно, но знаешь, я не видел её с последней встречи.

— Может у неё все хорошо и она подавалась в художество? — интересовалась Кэти.

— Да, все возможно, Кэти.

— Тебе наверно сложно сейчас?

— Почему спрашиваешь? — поинтересовался Нил, подняв бровь.

— Твоя мать же умерла, а ты работаешь много, не отдыхаешь почти.

Нил только улыбнулся, ничего не сказав.

— Ты ведь помогаешь мне, Кэти, чтобы я без тебя делал?

"Чтобы я без тебя делал"? Это было словно ударом по сердцу: "Мы просто друзья", но чтобы я делал без тебя?

Кэти улыбнулась и уткнулась в блокнот.

— Мне пора, Нил, созвонимся? — улыбалась Кэти.

Нил молча кивнул и налил себе ещё.

Кэти поднялась, забрала свой ноутбук и помахала рукой Нилу. Потом закрыла за собой калитку и с каждой секундой её силуэт растворялся в толпе народа и машин.

— Всего-лишь друзья, — повторял себе Нил, наблюдая за уходящим силуэтом его лучшей подружки.

Он посмотрел на наручные часы: 12:00

Нил решил не наливать себе ещё, хотя он выпил больше половины и осталось еще на один бокальчик.

Он вспоминает прошлый год с особым волнением: Много новых эпизодов открылось в его жизни. Случай, произошедший с Карлом, смерть собственной матери, встреча и знакомство с пациенткой Настей, довольно индивидуальной личностью, творческой натурой и просто доброй и заботливой.

Он не знал конечно, что с ней. Последнее время прошлого года он сильно учился. Хотел закончить с отличием, что конечно и сделал, но ему до сих пор было довольно трудно перенести смерть матери.

Он много раз звонил Карлу: Только он не отвечал, а на новый год и вовсе телефон был отключен.

Нил очень волновался, что же могло случится с его верным товарищем. Он был уверен в том, что Карл жив, возможно переехал в другой город или даже страну.

Нил открыл справочник и еще раз набрал номер Карла.

Гудки шли, но трубку тот не поднимал.

— — Алло? — Нил услышал до коликов знакомый ему голос.

— Сара? — удивился Нил, услышав голос сестры Карла.

— Нил! Как давно я не слышала твой голос, — с бойким настроем говорила Сара.

— Но я о тебе не слышал уже очень много времени, Сара, где ты пропадала?

— Да дела, знаешь. Жила какое-то время в Чикаго, потом переехала в Нью-Йорк, — объясняла Сара.

— Сара, а ты не знаешь, куда делся Карл? — спрашивал Нил.

— Он открыл свою забегаловку в Новом-Орлеане, сменил имя. Но я не знаю где он живет и его новый номер, если ты об этом, — с грустью сказала Сара.

— А сама ты щас где? — интересовался Нил.

— Я в Нью-Йорке, но мы могли бы встретиться, Нил, ты же вроде врач? — спрашивала Сара.

— Интерн, пока что, — объяснил Нил.

— Ладно, ты мне звони если что.

— Я попытаюсь найти Карла, правда это будет невозможно, сказал Нил. — Пока, Сара, — и бросил трубку.

Нил положил телефон в карман брюк и пошел в гараж.

— Долго же пришлось ремонтировать эту штучку, — с улыбкой отзывался он о своей машине.

— Надо бы съехать в бар "Ист-Сайд" и поспрашивать местных о Карле.

Нил сел в машину, завел двигатель и помчался в город.

Любовь самое прекрасное чувство, которое мы можем ощущать на земле. Мы хотим быть любимыми, любить и быть человеком с рядом. Мы не хотим его терять. Но ведь сколько стоит сделать, прежде чем постараться завоевать серце данного объекта? Нил не понимал этого. Он сильно верил в науку, в медицину, он был вроде робота, только с пакетом эмоций и чувств, которые он спокойно мог объяснить. Он и любовь мог объяснить разными химическими процессами, но это вряд ли бы понравилось какой-нибудь девушке. Они бы, Нил и какая-нибудь девушка, сидели в кафе и разговаривали.

— Почему ты любишь меня, спросила бы девушка?

А он бы ответил: Потому что мой организм вырабатывает эндорфины, вот почему мне с тобой приятно. А она бы поднялась, ударила его по щеке и ответила: Вот и люби их, придурок!

Нил был очень эмоциональным человеком, с немногим эгоизмом, но все-таки он не хотел делать больно людям. В особенности психологически, ведь, как он знает, это самая сильная боль. Мы можем пережить физическую боль, принимая лекарства, а как лечить душевные боли? Конечно, никак. Это сложный процесс, и даже словами можно ударить человека в грязь. Нил конечно собиртался найти себе патию, но пока он не торопился. Всему свое время, как утверждал Нил всем, кто его спрашивал про это. Он думал, что влюбился в Настю, но сколько уже он не видел её? Целый год, и уже не надеется, что встретит её снова. Только он не знает, что ему приготовила судьба.

Кэти прогуливалась по парку, как вдруг заметила девушку в рубашке в клеточку и спортивных штанах.

— Это лицо мне до боли знакомо, — говорила себе Кэти.

Она направилась к девушке, стараясь придумать, как ей объясниться.

Девушка в рубашке и спортивных джинсах разговаривала с кем-то по телефону, и Кэти случайно подслушала.

— Да, папа, да, да. Все хорошо, — говорила девушка своему отцу.

— Да, я сдала свою работу на конкурс, и да, возможно они потом её отправят в национальный музей.

— Что? — спрашивала девушка, — господи нет! — Не приезжайте, я вам вышлю фотографии, — говорила она.

Девушка почувствовала чей-то взгляд за спиной, и обернувшись, спросила Кэти:

— Тебе что?

— Эм, — с беспокойством говорила Кэти, — Вы Настя?

— Ну да, и что? — до сих пор с каменным лицом спрашивала Настя.

— Вы знакомы с, — минута молчание, — она не сразу хотела говорить. Она подумала, что возможно узнав о Ниле, она захочет с ним встретиться. Она чуть ли не ушла в свою мысли, как вдруг Настя спросила еще раз:

— С кем!?

— С Директором национального музея?

 

— Нет, мы не знакомы, а зачем вы спрашиваете? — Кто вы вообще такая? — спрашивала Настя.

 

— Ничего, говорила Кэти, я опозналась, — и пошла по другому направлению. Её сердце сильно забилось, пульс учистился. Кэти не хотела, чтобы Нил вернулся к Насте.

«Мы просто друзья» — эхом билось в её сознании эти слова. Три слова, мучающие её ночами, не дающие спать и вызывающие бессонницу.

— Дура, дура, дура! — многократно повторяла себе Кэти, руками ударяя по лбу. — Теперь мне нельзя возвращаться. Она подумает я сумасшедшая, или мешаю их встрече, — думалось Кэти.

Кэти боялась, что помешает счастью Нила, но ведь он сам толком не может определиться. Может пора начать завоевывать его сердце? — Кэти сильно засмеялась, повторив ещё раз: — Может завоевать его сердце?

Она сказала себе, улыбаясь и смеясь: Кто это чье сердце собирается завоевывать? Не он ли должен? И нахмурившись, зашла в кафе «Пролитарий».

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль