КЛЮЧ ИСТИНЫ / СКАЗКИ / Анакина Анна
 

КЛЮЧ ИСТИНЫ

0.00
 
КЛЮЧ ИСТИНЫ

50000

Находка

 

Алина отвлеклась от зáмка, что строила, сидя на корточках в песочнице и с удивлением посмотрела на неожиданно возникший странный туман. Затем перевела взгляд на других детей, находящихся рядом. Все занимались обустройством замка и никто, казалось, кроме неё не видел тумана, постепенно поглощающего всё вокруг в резко наступившей тишине. И вот уже девочка одна сидит в песочнице. Послышались чьи-то шаги.

«Бум, бум», — монотонно раздавались они, будто кто-то шёл в тяжёлых сапогах по мостовой.

«Бум, бум», — силуэт идущего в тумане человека, постепенно становился более отчётливым.

Высокий мужчина в длинном сером, свисающем до самой земли плаще приближался к песочнице. Алина, как заворожённая смотрела на него, не отрывая глаз и не моргая.

«Бум, бум», — мужчина поравнялся с песочницей и, не останавливаясь, пошёл дальше. Только его глаза: уставший, тяжёлый взгляд из-под нависающих век устремился на девочку, заставляя вздрогнуть. Незнакомец, удаляясь, растворился в тумане, а Алина всё продолжала смотреть.

Постепенно туман рассеялся, и всё вернулось на место: деревья, скамейки, голуби, люди, звуки улицы и детские голоса.

Алина встала и, внимательно осмотревшись вокруг, вновь повернулась в сторону, где исчез мужчина. Но кроме обычных людей она никого не увидела. Заметив на земле какой-то предмет, где только что прошёл странный человек, Алина, перепрыгнула через замок, чуть не зацепив ногой так долго выстраиваемый верхний ярус, и побежала к этому месту. Наклонившись, она подняла большой, красивый и очень тяжёлый ключ.

— Дяденька! — закричала девочка, высоко подняв ключ. — Дяденька! Вы потеряли…

Но отвечать было некому. Алина немного постояла, крутя в руках находку, а затем решила убрать в карман. Но ключ никак не хотел помещаться в нём. Девочка не собиралась сдаваться. Она упорно проталкивала ключ, стараясь упрятать весь целиком. С большим трудом ей это всё-таки удалось. Похлопав с удовлетворением по карману, и убедившись, что ключ улёгся удобно, Алина вернулась к прерванному строительству замка.

***

Татьяна зашла домой. Устало облокотившись о стену, сняла сапоги. Её взгляд упал на лежавшую, на обувной полке детскую курточку. Покачав головой, взяла её и хотела повесить на крючок, специально прикреплённый отцом для вещей младшей дочери ниже всех остальных. Взяв курточку и ощутив её тяжесть, Татьяна улыбнулась, зная привычку девочки набивать карманы красивыми камушками. С трудом достав предмет, совсем не похожий на камень, мать, с интересом рассмотрела его и положила на полочку у зеркала.

Ключ казался старинным. Свернутая и спаянная из плоского листа железа трубка с вмятинами. Это давало понять, что она полая внутри. Голова ключа походила на вензель и была украшена завитушками и звёздочками.

В доме стояла тишина.

Татьяна, осторожно приоткрыв дверь, зашла в детскую.

Алина сладко спала, обнимая большую плюшевую обезьянку. Мать, поправив её одеяльце, подошла к старшей дочери. Катюша, сидела на стуле подогнув ногу под себя. Вторая нога, согнутая в колене, стояла на чуть выдвинутом ящике стола. Дабы не мешать сестре, девушка сидела в отцовских наушниках, в которых тот обычно слушал по ночам футбол и, покачиваясь в такт музыке, что-то писала в тетради.

Татьяна, стараясь не напугать дочь, слегка помахала рукой, чтобы та заметила её боковым зрением.

Катюша, повернувшись к матери и улыбнувшись, тихо, практически только одними губами, сказала:

— Привет. Папа звонил. Приедет примерно в час ночи.

— Сегодня? — так же тихо спросила мать. Катюша кивнула.

— Ложись спать, поздно уже, — улыбнувшись, ответила Татьяна и погладила дочь по плечу. Та, кивнув, продолжила писать.

 

Поужинав, скорее потому, что так положено, а не потому, что хотелось, Татьяна, осталась сидеть на кухне. Ожидая мужа, склонила голову на стол и задремала. Проснулась она от поцелуя Валерия.

— Ой, я уснула, — протирая глаза, Татьяна глянула на часы, показывающие полвторого ночи. — А почему ты сегодня?

— Да решил самолётом. Соскучился.

Он крепко обнял жену и поцеловал в макушку.

— Раздевайся, а я пока подогрею тебе.

— Ага, — ответил мужчина и направился в прихожую, на ходу расстегивая и снимая куртку. — Через неделю лето, даже не верится. Когда тепло-то придет? — тихо сказал он, но достаточно, чтобы жена его услышала.

— Не знаю, обещали тёплое лето, может ещё и наладится, — ответила Татьяна, ставя в микроволновку тарелку с борщом.

— А что это за ключ? — спросил Валерий, держа в руках и с интересом рассматривая находку младшей дочери.

— Это? — ответила Татьяна, пожимая плечами. — Видимо, новое увлечение Алинки, — она подошла к мужу и прижалась головой к его плечу.

— Да?! А камни? Что, уже в прошлом?

— Наверно, — вновь пожала плечами Татьяна. — Пойдём, буду тебя кормить, — услышав призывное «пик» микроволновки, она вернулась в кухню.

— А девчонки уже спят?

— Надеюсь, — улыбаясь, выглянула из кухни Татьяна.

— Я только на секундочку, — и прихватив пакет, Валерий пошёл в детскую.

— Ой, — покачала головой Татьяна и, вернувшись к холодильнику, продолжила выставлять на стол всё, что должен был съесть муж.

 

Зайдя в комнату и убедившись, что дочки спят, Валерий с сожалением вздохнул. Достав из пакета большую обезьяну голубоватого окраса и с заколкой на голове, положил около подушки Алины, потом передумал и усадил на стол. Подойдя к кровати Катюши, отец извлёк из пакета лёгкий свитер ярко-жёлтого цвета и аккуратно уложил на стул, стоявший рядом. Катюша спала лежа на животе, обнимая подушку. Свитер, как раз расположился перед её глазами.

***

Проснувшись утром от звонка мобильного, лежавшего под подушкой, Катюша сразу заметила подарок отца.

— Ух, ты! — хоть и тихо, чтобы не разбудить сестру, но с восторгом произнесла девушка. Встав и примерив обновку, она покрутилась перед зеркалом. Оставшись вполне довольной и цветом и формой свитера, быстро влезла в джинсы и, прихватив свой однолямочный рюкзачок, вышла из комнаты. Зайдя в кухню, сделала бутерброд с колбасой и налила полстакана молока. Взяв всё с собой, прошла в прихожую. Покрутилась там ещё немного перед зеркалом, надев полусапожки и курточку, периодически откусывая бутерброд и запивая молоком.

Для уроков было ещё рано. Но после занятий все оставались на факультативы для подготовки к экзаменам, и времени на репетицию не хватало. Поэтому старшеклассники решили приходить за час до начала уроков. Всё-таки выпускной класс, хотелось хорошо подготовиться и к последнему звонку, и к вручению аттестатов, а главное — к выпускному балу. И не важно, что спать приходилось меньше, ведь один раз бывает выпускной.

Вставив наушник мобильника, и настроив нужную мелодию, Катюша, положив телефон в правый карман джинсов, поправила проводок и застегнула куртку. Потом ещё раз расчесалась и встряхнула головой, чтобы локоны красиво легли по плечам. Обладательница густых, волнистых, тёмно-русых волос, она была волне довольна ими. Подружки вечно сетовали на то, что дала им природа, но Катюшу устраивало всё, что не могло не радовать мать. Она не пыталась выпрямить или перекрасить волосы, и в благодарность они вели себя очень хорошо.

Пританцовывая в такт музыке, взглянула на себя в зеркало. Улыбнулась отражению, убедившись, что выглядит прекрасно с любой стороны. Заметив ключ, девушка взяла его с полки и, покрутив в руке, рассматривая и удивляясь: «Откуда он тут взялся?», машинально положила в левый карман джинсов. Напоследок ещё разок взглянула в зеркало и быстро выскользнула из дома, стараясь как можно тише прикрыть за собой дверь.

***

— Солнышко, вставай, пора, — нежно говорила Татьяна, сидя на кровати Алины и гладя дочь по голове.

— Не хочу, — сердито сквозь сон произнесла девочка. — Я ещё сплю.

— Нет, надо вставать. А то в садик опоздаем.

— Ну и что, — Алина явно не собиралась просыпаться и в доказательство этому отвернулась к стенке.

— Не вредничай. Ты же знаешь, что всё равно надо вставать.

— Знаю, — резко села девочка, но глаза не открывались.

— Ну вот, уже лучше. Давай вставай, а я пока тебе молочка налью.

— У-у-у, когда же это закончится, — недовольно произнесла малышка и упала вновь на подушку.

— Нет, нет, — Татьяна потянула Алину за руку, — нет, солнышко, если села, уже ложиться нельзя. Ты у меня уже такая большая. Через два дня пять лет исполняется. Всего недельку осталось в садик ходить. Потом с папой поедешь к бабушке.

— Ой, — подалась девочка веред, и сев, добавила. — Я знаю.

— Вот и умничка. Вставай, я ушла.

Выходя из комнаты, Татьяна на пару секунду задержалась в дверях, чтобы убедиться — дочь не легла вновь.

 

Алина, с трудом открывая глаза, повернула голову к столу. Магический вид новой обезьянки заставил распахнуться глаза во всю их возможную ширь. Девочка, спрыгнув с кровати, бросилась к игрушке и, заключив её в объятия, побежала в спальню родителей с громким возгласом:

— Па-а-апа-а-а!

Влетев в комнату, она, не останавливаясь, заскочила на кровать и попала в объятия сонного отца.

— Ты приехал! Спасибо! Папочка! — восторженно кричала девочка и целовала спящего отца.

— Ага, — отвечал Валерий продолжая видеть сон.

— Где ты такую Читу нашёл?

— Ага, — пытаясь открыть глаза, отец чмокнул дочь куда попал, а попал он Чите в нос, чем вызвал смех Алины.

— Папочка, ну что ты, не видишь что ли? — смеясь, говорила она.

В спальню вошла Татьяна и, взяв на руки дочь, выходя с ней из комнаты, сказала:

— Папа устал, ночью приехал. Пусть поспит.

— А можно я не пойду в садик, папа же дома?

— Я тебя заберу после полдника, — сквозь сон ответил отец на вопрос дочери, предназначенный матери.

— А после обеда не сможешь? — воспользовалась моментом Алина.

— Не успею, — сонно ответил Валерий и повернулся спиной. Татьяна улыбнулась дочери и пожала плечами.

— Ну ладно, — согласилась девочка и, соскользнув с рук матери, побежала в детскую.

Усадив свою новую Читу в общество многочисленного обезьяньего семейства и, внимательно посмотрев на неё, спросила:

— Так, и как тебя будит звать?

Все обезьянки непременно назывались Читами. Чита красавица, Чита рыжая, Чита смешная, Чита весёлая, Чита грустная, Чита…

— Ты будешь, Чита принцесса, — улыбаясь, сказала Алина и чмокнула обезьянку.

Одеваясь, она вспомнила о вчерашней находке и, откинув в сторону колготы, бросилась с криком в прихожую:

— Я вам что-то сейчас покажу! — сдёрнув курточку с крючка, рискуя вырвать петельку, она усердно начала выворачивать карманы.

— Он пропал, пропал! — крича, девочка вбежала в кухню, чуть не сбив мать со стаканом молока.

— Кто пропал? — спокойно спросила Татьяна, ставя стакан на стол.

— Ключ пропал! Его дяденька потерял! Он потом придёт, а как я ему отдам, если он пропал?!

— Успокойся, — Татьяна пыталась остановить девочку, бегающую по кухне. — Он у зеркала лежит.

— У зеркала?! — удивилась Алина и побежала в прихожую.

— Его тут нет! — послышался её разочарованный крик.

— Странно. Он там лежал, — выходя следом за дочерью из кухни, сказала Татьяна. — Может, его Катюша взяла?

— Катька?! Ну, конечно, это она взяла! Вечно всё моё берёт. Я у неё ничего не беру…

— Не волнуйся, я сейчас позвоню и узнаю. А что за дяденька его потерял?

— Ну-у-у-у… дяденька. Шёл и потерял. А я нашла. Ну, чего она? — Алина с нетерпением дёргала мать за руку, звонившую сестре.

— Вечером получишь свой ключ, — поговорив со старшей дочерью, постаралась успокоить Алину Татьяна.

— Как вечером?! А если он днём вернётся? Мне сейчас надо! Мам, пошли к Катьке в школу.

— Не к Катьке, а к Катюше. Мы тогда в садик опоздаем, — помогая одеваться девочке, говорила Татьяна. — И ты ещё молоко не выпила.

— Не хочу я молоко, я ключ хочу.

 

Настояв на своем, Алина торопясь, тянула мать за руку, постоянно возмущаясь поступком сестры. Подойдя к школе, девочка всё не унималась:

— Ну и где она?! Ты же сказала, она выйдет.

— Не нервничай, сейчас позвоню.

Но телефон оказался недоступным.

Немного подождав, под постоянными окриками младшей дочери, Татьяна, тщетно пытаясь дозвониться до Катюши, решила пойти поискать её сама. Зайдя в школу и узнав у охранника, где репетируют будущие выпускники, направилась в актовый зал в сопровождении всё никак не унимающейся Алины.

Охранник вдогонку крикнул:

— Через пять минут звонок. Может они уже и в класс ушли. Посмотрите расписание.

Татьяна кивнула, махнув рукой, что поняла.

Поднимаясь по лестнице, они встретили одноклассников дочери.

— А где Катя? — спросила Татьяна у девочек. Одна, ответив, указала рукой в сторону актового зала:

— Она ещё там, переодевается.

Поблагодарив, Татьяна с Алиной прошли к залу.

Не успев приоткрыть дверь, Алина закричала:

— Катька, ты зачем мой ключ взяла?! Отдавай скорее! — и, не дожидаясь ответа, побежала между рядов к сцене. Быстро заскочив на неё, минуя три ступеньки одним прыжком, девочка скрылась в двери костюмерной.

Татьяна прошла следом, но вместо старшей дочери оттуда вылетела возмущённая Алина, продолжая кричать:

— Её тут нет! А рюкзак есть. Она спряталась!

— Спряталась?! — мать вошла в костюмерную. — Катюша, ты где?

Но ответом был только обидный крик Алины:

— Она не хочет отдавать мне ключ!

Татьяна, осмотревшись, подошла к портьере, прикрывающей дверь в небольшую подсобную комнату. Отодвинув тяжёлую портьеру, заглянула в подсобку. Дочери там не оказалось.

— Вот он! — обрадовано закричала Алина и подняла с пола ключ. — Во! Я нашла его! — вскинула она вверх руку с ключом.

— Вот и хорошо, — растягивая каждый слог, ответила Татьяна, опуская руку дочери. — А где же Катюша?

— Ушла, — спокойно ответила Алина и потянула мать. — Всё, пошли, а то в садик опоздаем.

Татьяна взяла рюкзачок дочери и, выйдя из актового зала, сказала:

— Что-то мне это не нравится. Как могла она уйти без рюкзака? Пойдём в её класс сходим.

Алине было уже всё равно куда идти, главное ключ нашелся, да и если мать забудет про садик, это её нисколько не расстроит.

Но, ни в классе, ни в коридоре Катюши не оказалось.

— Она в туалете, — предположила Алина и, не дожидаясь указания матери, побежала к ближайшей комнате для девочек.

Подождав с минуту, Татьяна пошла следом. Войдя, она споткнулась о ключ и чуть не упала. Подняв его с пола, позвала дочь. Алины нигде не было.

 

Катя

 

Репетиция как раз заканчивалась, когда у Кати зазвонил телефон.

Сказав девочкам, чтобы не ждали, потому как надо выйти на улицу к маме, она не спеша стала переодеваться. Надевая джинсы, выложила ключ на стол и, только собираясь выходить из костюмерной, вспомнила о нём. Взяв его и открывая рюкзак, чтобы убрать ключ, девушка заметила, что портьера, прикрывающая дверь в подсобку, заколыхалась. Решив, что там спрятался кто-то из мальчишек, она тихо подошла и резко с криком: «А-а-а-а!..» стараясь напугать предполагаемого озорника, отдернула портьеру. За ней, вместо обычной фанерной двери, оказалась большая деревянная, довольно старая, с коваными петлями и наличниками. Продолжая крутить ключ в руках, Катя стояла и в недоумении смотрела на дверь. Потом взглянув на ключ, поднесла его к замочной скважине, тот выпрыгнул из рук и сам повернулся в замке.

Дверь, скрипя, медленно приоткрылась. Непреодолимое желание узнать «Что там?» заставило пересилить страх, смешанный с удивлением, и шагнуть в темноту.

Нога ощутила мягкость земли, что дало понять — за дверью находится не продолжение школы, а что-то иное. Земля, трава и ночь. Девушка, сделав пару шагов, негромко спросила:

— Эй, здесь есть кто?

Никто не ответил. Дверь резко захлопнулась, оставив её в полной темноте. Катя бросилась назад, но под руками оказался только холод влажного камня и никакой двери.

— Что это?! — испуганно спрашивала она, шаря руками по каменной поверхности. — Ну, где же ты?! Где?!

Девушка обернулась и посмотрела в темноту.

— Где я?! Тут есть кто-нибудь? Эй, помогите! Кто-нибудь, по-мо-ги-те-е-е! — закричала она.

Ответом был лишь стрекот цикад. Катя ещё пару раз крикнула в темноту, прося помощи, потом, присев на корточки, прижалась спиной к холодной поверхности камня. Луны не было видно, и изредка на девушку падали капли начинающегося дождя. Сжавшись в комок, она сидела, ругая себя. Слёзы, постепенно накопившиеся в глазах, начали свой путь по щекам, но тут небольшой огонёк справа привлёк её внимание. Растерев слёзы вместе с грязью, оказавшейся на руках от мокрой стены, девушка встала и начала всматриваться в темноту, боясь потерять из вида источник света. Огонёк то чуть опускался, то поднимался, но самое главное, он приближался.

Не зная, чего ожидать, девушка в страхе прижалась к каменной поверхности за спиной, постоянно успокаивая себя, что это не глаза волка.

«Ну, не может же у него быть один глаз?!»

— Кто тут? — послышался голос.

Не разобрав слов, но поняв, что кто-то приближается к ней со свечой, и этот кто-то человек, девушка крикнула в ответ:

— Помогите, я тут!

Голос вновь отозвался непонятными словами, и вскоре она смогла различить того, кто шёл на её зов. Пламя было неяркое. Свеча, помещённая в стеклянную колбу, горела ровно.

— Я тут, — помахала Катя рукой и подпрыгнула на месте, в надежде, что так будет лучше её видно.

К ней приближался невысокий человек, скорее всего ребёнок.

Подошедший оказался мальчиком, лет тринадцати.

— Ты кто? — спросил он. — Откуда взялась?

— Что? — не поняла девушка. Слова казались знакомыми, но она никак не могла уловить смысл.

— Я заблудилась, где я?

— Скаженная, что ли? Бормочет, не поймешь что. Ладно, пошли, — махнул он рукой, зовя девушку за собой.

Не поняв ни единого слова, произнесённого мальчиком, Катюша пошла за ним следом, вдоль каменной стены, постоянно дотрагиваясь рукой до неё.

— Откуда ты взялась? Слышу, кричишь и одета как-то странно. Ты же девочка? — спросил он, повернувшись к Кате.

Последние слова показались уже более знакомыми, только немного перековерканы.

— Что ты так смотришь? Как тебя звать-то?

— Катя, — ответила девушка, поняв последний вопрос.

— Как? — с удивлением посмотрел мальчик. — Что у тебя во рту? Говори нормально.

— Я нормально говорю.

— Ну, точно скаженная. Испугалась наверно?

— Да, — Катя кивнула.

— Ну ладно, не бойся, уже дошли.

Стена резко закончилась, и перед глазами девушки предстало высокое здание. Благодаря неяркому свету, исходящему из некоторых окон, можно было разглядеть очертания замка. Мальчик шел, не останавливаясь к маленькому окошку в самом низу этого большого здания. Приблизившись к стене, Катя увидела невысокую дверь, к которой они направлялись. Хотя и девушка не отличалась большим ростом, но входя, ей всё-таки, пришлось наклониться. Они зашли в большое помещение всего с одним маленьким окном, но с несколькими выходами и ступеньками перед каждой дверью. Помещение по убранству и по количеству людей, одетых, как повара, напоминало кухню. По сравнению с улицей, тут оказалось очень светло, благодаря нескольким свечам в колбах, что висели на стенах, да ещё от огня в печи.

У стола, ближайшего к дверям, стояла женщина, одетая в длинную красную с полосками юбку, белую рубаху, фартук с кружевами и колпаком на голове. Она месила в большой кастрюле тесто. Женщина обернулась на звук открываемой двери. Увидав странно одетого человека с измазанным лицом, от удивления замахала руками.

— Ой, что это?!

— Вот, нашёл её, стояла у стены и кричала, — сказал мальчик и, поставив лампу на стол, присел рядом на табурет.

Все повара и поварята, повернувшись, с интересом, смотрели на девушку.

— Ты кто? На праздник прибыла? А где твой экипаж? И что это на тебе одето?

— Здравствуйте, — ответила Катя.

— Что? — не поняла женщина.

— Да испугалась она, вот и заикается, — ответил мальчик.

— А-а-а-а, — с пониманием кивнула женщина.

— Вообще-то я не заикаюсь, — ответила Катя и подумала: «Сами-то разговаривают не понять как».

Переглянувшись с мальчиком, женщина сказала ему:

— Клаус, отведи ка её к Хельге, пусть даст что-нибудь из своих платьев, а то, в моих она точно утонет, — и, обратившись к девушке, продолжила: — Что это ты вырядилась раньше времени? Карнавал ещё через два дня.

Потом взглянув на прервавших работу поваров, крикнула им:

— Чего уставились, клоунов, не видели что ли? Работать! Всем работать!

Мальчик, потянув девушку за руку, увлёк её в одну из дверей в противоположной стене от входа. Поднявшись по винтовой лестнице, они оказались в небольшом коридоре с несколькими дверями.

— Хельга! — крикнув, постучался Клаус в одну из них.

— Заходи, — послышалось в ответ.

Хельга оказалось примерно такого же возраста, как и Катя. Была она служанкой и, увидав странно одетую девушку, да к тому же говорившую не совсем понятно, даже не удивилась. Тоже начала говорить про карнавал и про то, что видимо, гостья испугалась и замёрзла. Хельга, подбирая платье и помогая переодеться девушке, говорила без умолку. Она рассказывала, спрашивала и тут же сама выдавала предположения. Вскоре Катя уже хорошо понимала о предстоящем празднике — через два дня у дочери Короля день рождения — пять лет. И гости уже прибывают. Одна повозка перевернулась и упала с моста в речку. «А там, наверно, — предположила Хельга, — были и вещи гостьи, поэтому девушка и оказалась в таком виде, осталась одна, и заблудилась. И, видимо, Катя чья-то служанка», — добавила Хельга, скорее для себя и Клауса, поправляя на гостье платье. Та, кивая, соглашалась со всеми её вопросами и ответами. Через полчаса Катя уже хорошо понимала всё, что говорили ей Хельга и Клаус. Мальчик оставался тут же и только отвернулся, когда девушка переодевалась.

 

— Садись, милая, чайку попьёшь, отогреешься, да и расскажешь, чья ты, откуда, — усаживая нежданную гостью за один из столов на кухне, говорила женщина в красной юбке, оказавшаяся мамой Клауса и старшей кухаркой.

— Спасибо, — ответила девушка, присаживаясь за стол.

— Ну вот, уже и разговариваешь лучше. Как звать-то тебя?

— Катя.

— Катя?! — немного удивилась женщина. — Какое странное имя. А меня называй Кэтрин. Сейчас покушаешь и совсем в себя придёшь, — и, прикрикнув на поварят, от любопытства открывших свои рты, внимательно разглядывающих похорошевшую после умывания гостью, стала вытирать усердно стол от муки и выставлять на него съестное.

 

Рассказывать Кате не пришлось. В кухню зашла дама в богатых украшениях и красивом длинном платье со шлейфом. Кухарка поклонилась ей, и Клаус, быстро вскочив со своего стула, тоже отвесил поклон. Все повара и поварята вытянулись, как солдаты на плацу. Катюша, понимая, что, если это не хозяйка замка, то очень важная особа, тоже встала и кивнула.

— Это тебя нашёл Клаус? — властно спросила женщина.

— Да.

Дама удивлённо приподняла брови.

— Странно. Потом приведи её ко мне, — обратилась она уже к кухарке. Та только поклонилась в очередной раз.

 

— Надо же, сама пришла, — сказала Кэтрин, поправляя свой фартук, как только дама покинула кухню. — Так кто же ты такая?!

Катя пожала плечами:

— Если я вам расскажу, вы мне не поверите.

— Почему не поверим? — вмешался мальчик. — Я сразу понял, что ты не из гостей. Тебя Чернокнижник привёл?

— Кто? — удивилась Катя.

— Поговаривают, что Чернокнижник кого-то ищет, — ответил Клаус, — вот я и подумал, что тебя. Но Королева, похоже, не тебя ждала.

— Королева?! — продолжая удивляться, спросила девушка.

Кэтрин, кивая, пододвинула ей тарелку с вкусно пахнущими булочками и кружку с чаем.

— Кушай, да пойдём, а то она не любит ждать.

От такого известия аппетит у Кати пропал, и ей очень захотелось оказаться у себя дома.

— Я не понимаю, как сюда попала и почему?

— Ну, значит, точно Чернокнижник постарался, — придвинувшись ближе к девушке и взяв булочку, утвердительно кивнул Клаус. — Все знают, что он давно кого-то ищет.

— Кого? — поинтересовалась Катя.

— Не тебя, это уж теперь точно, — кивая своему открытию, ответил мальчик.

— Так ты не на праздник прибыла? — поинтересовалась Кэтрин.

Девушка отрицательно мотнула головой.

— Да, странно, — покачала головой старшая кухарка. — Даже не знаю, что и сказать. А что за праздник-то у нас будет, знаешь?

— Знаю. Хельга рассказала.

— А-а-а, эта всегда отличалась болтливостью, — махнув рукой, присела рядом кухарка. — Ты хоть знаешь, что у нашего Короля четыре сына и дочь?

Катя отрицательно кивнула.

— Так вот, — продолжила Кэтрин, — все очень долго ждали рождение девочки, но после того, как она родилась, её никому не показали. Поговаривали, что девочка родилась больной, — очень тихо говорила кухарка, поглядывая на поваров с поварятами. — Ты же понимаешь, если не будет принцессы, то королевство исчезнет.

— Нет, не понимаю, — не переставала удивляться Катя.

Мать с сыном переглянулись.

— Что, там, где ты живёшь, не так?

— Не так. У нас нет Королей.

Кухарка и Клаус вновь переглянулись очень удивляясь.

— Как нет Королей?! — спросил мальчик.

— Нет и всё.

— Так как же Вы там живёте?

— Нормально живём.

— Тогда не знаю, как тебе объяснить, — пожимая плечами, сказала Кэтрин.

— А Вы просто расскажите всё как есть.

— Ну, хорошо, — согласилась кухарка и принялась подробно рассказывать о том, что происходило в их Королевстве:

— Так вот. Король с Королевой очень долго ждали наследницу, но рождались только принцы. Наше королевство очень маленькое, если разделить между принцами, то получится четыре небольших княжества. Но, это было бы полбеды. Потом родись у одного из принцев дочь, то она стала бы наследницей и княжества, вновь объединили в королевство. Но у нашего короля есть младший брат. Раньше королевство было в два раза больше. Но его поделили на двух братьев. Тот женился на принцессе, и их королевство стало просто огромное, потому как королевство Принцессы было очень большое. А наш Король влюбился в простолюдинку, и поэтому не было у него наследства от жены.

— А что, у вас тут Король может жениться не на принцессе? — решилась задать вопрос Катя.

— Конечно, может. Это принцесса не может выйти замуж за простолюдина. К тому же у младшего брата Короля есть дочь, и если она выйдет замуж, то наше королевство перейдёт к ней. Поэтому все очень обрадовались, когда у нашего Короля родилась принцесса. Но праздник тогда не устраивали, и сразу поползли слухи, что девочка — уродка, — очень тихо сказала кухарка, — и её просто боятся показывать. Только одна служанка может входить в комнату девочки, но если она что-то расскажет о принцессе, её казнят. Поэтому никто и не знает, почему девочку скрывают. Даже имени её не называют. А вчера утром объявили, что в день её пятилетия наследница будет представлена всем. Вот мы и готовимся к празднику. Съезжаются все Короли со своими семействами и свитой. А племянница нашего Короля, Клаудия, уже обручена. И если наша принцесса не будет признанной наследницей, то после свадьбы Клаудии всё перейдёт к ней, а она злющая ужасно. Поговаривают, что и вовсе нет наследницы. Есть только пятый принц. Вот всё и станет известно через два дня.

— Понятно, а если она, ну, эта принцесса не будет признанной, то после свадьбы Клаудии что будет? С Королём, Королевой, со всеми вами?

— Мы-то останемся тут и дальше, а вот Король с Королевой перестанут существовать.

— Как? Их что, убьют?

— Нет. Что ты, — улыбнулась Кэтрин. Просто они станут простолюдинами, и всё. И они, и их сыновья, если только не успеют раньше жениться, то тоже станут простыми людьми.

— Как так можно?

— Как так? Всё правильно, всё по закону. Веками такой закон существует.

— Странно тут у вас. А Принцы ещё не женаты?

— Нет. Старший обручён, но свадьба назначена после свадьбы Клаудии. Вернее, это те торопятся, хотят заполучить наше королевство. И если это случится, то старший принц уже никогда не женится на принцессе.

— Так Клаудия же сестра двоюродная вашим принцам, ей, что их не жалко?

Мать с сыном опять с удивлением переглянулись.

— Да где же ты живёшь? Будто с луны упала. Какая может быть жалость, если у Клаудии почти самое большое королевство, а с нашим станет ещё больше.

— Просто война какая-то.

— Война? — удивился Клаус.

— Это в былые времена были войны, — махнув рукой, сказала кухарка, — а как изменили наследство, так войн и не стало. Мало кто помнит, когда по-другому было. У меня отец книжником был, так вот он мне и рассказывал о тех войнах. Просто ужасы какие-то. Но теперь всё у нас мирно.

— Мирно?! — усмехнулась Катя. — А кто такой книжник?

— Книжник?! — кухарка удивилась ещё больше, чем раньше. — Странная ты. Как можно не знать, кто такой книжник? У вас хоть книги-то есть?

— Есть, конечно.

— И не знаешь, кто такой книжник. А кто же у вас книги-то переписывает?

— А, понятно, — кивая, ответила Катюша, — у нас уже давно не переписывают. У нас их печатают.

Мать с сыном вновь переглянулись.

— Ну, понимаете, у нас научились сразу целые страницы копировать, — но заметив взгляды сидящих напротив, девушка попыталась переменить тему. — Я потом расскажу, это очень долго. А сколько лет принцам?

Ответить Кэтрин не успела.

В кухню влетела Хельга с криками:

— Она уже злится, а ты тут всё сидишь, — и, схватив Катю за руку, потащила следом за собой.

 

Королева стояла и гордо смотрела на девушку. Потом подошла и дотронулась до её волос.

— У тебя красивые волосы. На кого ты похожа?

— На папу.

Королева кивнула и, присев в высокое кресло с прямой спинкой, положив руки на подлокотники, чувствуя себя, как на троне, спросила:

— Как ты к нам попала?

Девушка, пожав плечами, ответила:

— Да я и сама не знаю, открыла дверь и попала.

— Какую дверь? Где? Чем?

— Ключом.

— Дай мне его, — приказав властным голосом, сказала Королева и протянула руку.

— У меня его нет, — очень спокойно, ответила Катя. Ей совсем не понравился такой тон Королевы, но понимая, что тут так принято, она старалась сдерживать свои эмоции.

— Как нет?! — Королева резко встала со своего кресла-трона.

— Он остался в дверях.

Взгляд Королевы сразу смягчился.

— Остался в дверях, это хорошо. А где ты его взяла?

— Алинка где-то нашла. А я случайно положила его себе в карман.

— Случайно? — более ласковым голосом спросила Королева. — А кто такая Алинка?

— Моя сестра.

— Сестра, — Королева обошла вокруг девушки и встала перед ней, ласково смотря в глаза. — А сколько ей лет?

— Послезавтра пять или… — чуть подумав, добавила, — завтра. У нас было утро. А у вас тут ночь.

— У нас не ночь, у нас… — она, тяжело вздохнув, повернулась к окну и, подойдя к нему, посмотрела в тёмное небо.

— А на кого похожа Алинка? — спросила Королева, не поворачиваясь к девушке.

— Не знаю, я об этом не задумывалась. Наверно, на маму.

Королева тяжело вздохнув, повернулась и, подойдя к столу, взяла колокольчик. Позвонив в него, она повернулась к Кате и сказала:

— Пока ты останешься здесь, — и приказала вошедшей по вызову Хельге: — Проводи нашу гостью в розовую комнату. Будешь ей прислуживать.

Потом она вновь подошла к окну и стала смотреть в темноту.

 

Алина

 

Алина вбежала в комнату для девочек и, зовя сестру, стала заглядывать в каждую кабинку. Катюши не было. Девочка хотела уже выйти, но заметила, как по зеркалу побежала рябь, и отражавшаяся в ней дверь изменилась. За спиной находилась большая, довольно старая, деревянная дверь с коваными петлями и наличниками, совсем не та, в какую она только что вбежала. Алина резко обернулась, от удивления расширив не только глазки, но и открыв рот.

— Что это?! — произнесла девочка и осторожно прикоснулась к дверям. — Как так?! Ты откуда взялась?! — спрашивала Алина, гладя шероховатую поверхность. — Красивая такая. Ой, — заметила она рисунок вокруг замочной скважины, — как у моего ключа, — и, достав его, поднесла к двери.

Девочка совсем не удивилась, что ключ, выпрыгнув из её рук, сам встал на место и повернулся. Алину скорее обрадовало такое его поведение, и без боязни, но с огромным любопытством, она шагнула в открывшуюся дверь, видя перед собой красивую, сверкающую комнату.

Девочка стояла в центре большого зала, и с восхищением, запрокинув голову, крутясь, переступая с ноги на ногу, осматривала его.

 

— А что это ты тут делаешь?! — прервала восхищение Алины залом служанка. — Ты откуда взялась-то? Ты чья?

Алина посмотрела на странную девушку, тараторившую какую-то скороговорку. Понять слов она не смогла и продолжала смотреть с удивлением, наморщив лоб.

— Что молчишь? И одета ты как-то странно. А, ты, наверно дочка какого-нибудь актёра? — предположила служанка. — Так тебе тут нельзя. Ваши все в левом флигеле расположились. Пойдем, я провожу.

— Отстань, — Алина отдёрнула свою руку, — никуда я не пойду.

— Такая большая, а язык ломаешь. Говори правильно.

— Не трогай её! — раздался повелительный голос, прозвучавший как гром с неба.

Алина со служанкой оглянулись. Недалеко от них стоял уже знакомый девочке мужчина в плаще. Служанка наклонившись, попятилась к одной из дверей, выходящих из зала, прося прощение:

— Извините. Я не знала, что это ваша девочка, я думала, она случайна сюда забрела.

Не отвечая ей, человек с уставшими глазами подошёл к Алине и протянул большую ладонь. Та без опаски вложила в неё свою маленькую ручку.

Мужчина приказал всё продолжавшей пятиться девушке:

— Доложи Королеве, что мы прибыли.

Та кивнула и быстро убежала.

— Королеве?!

— Да, нас ждёт Королева. Дай мне ключ, — протянул он к девочке вторую руку.

— Ой, — Алина виновато опустила глаза, — я его потеряла.

— Потеряла? — спокойно спросил человек, только чуть приподняв брови.

— Ну-у-у-у, не помню. Он наверно в дверях остался.

— Хорошо, — так же спокойно ответит мужчина.

— А ты кто? — чуть пританцовывая, спросила девочка.

— Для тебя Мартин, для прислуги — милорд.

— А что такое милорд?

— Титул.

— А что такое титул?

Ответить Мартин не успел, В зал вбежала Королева и, бросившись к девочке, упала перед ней на колени. Обняв Алину, со слезами в глазах стала говорить, постоянно целуя девочку:

— Милая моя, родная моя, наконец-то мы тебя нашли, — и, посмотрев на мужчину, продолжила: — Спасибо тебе Мартин. Я так благодарна.

— Отпусти меня, — пытаясь вырваться из объятий, закричала Алина, но Королева продолжала целовать её.

— Мама-а-а! — вырвавшись, девочка побежала по залу, ища нужную дверь. — Где она? Где?

Мартин остановил пытавшуюся догнать её Королеву.

— Она не уйдёт. Пусть немного привыкнет.

— Почему она так говорит? Я не поняла ни единого слова.

— Она ещё не привыкла. Дай ей время.

— А ты понимаешь её?

— Конечно, для ходящих сквозь миры нет преград. Познакомь их с Анилой.

— Ты думаешь?

 

Насупившуюся Алину, со скрещенными на груди руками, дабы никто к ним не прикасался, удалось препроводить в комнату, где в окружении множества игрушек на красивом ковре сидела девочка и с грустью смотрела на всё окружающее её.

Увидав гостью, девочка быстро поднялась и подбежала к ней. Удивление и вопросы стояли в её глазках. Она впервые видела такого же человечка, как и сама. Раньше только Королева, Король, служанка, да ещё один человек, с пугающим её взглядом, заходили в комнату.

— Кто ты? — спросила девочка.

Алина ещё больше нахмурила брови.

— Меня зовут Анила, — и девочка немного присела, отставив одну ногу назад. Алина усмехнулась. Она очень хорошо выполняла реверанс, и учитель по танцам в садике всегда ставила её в пример. И, конечно, такой неуклюжий поклон вызвал только усмешку.

— А тебя как зовут? — поинтересовалась девочка, не обращая внимания на скривившиеся губки незнакомки. Любопытство затмевало всё.

— Я не понимаю, что ты бормочешь, — насупившись, ответила Алина и решала осмотреть всё вокруг. Она прошлась, дотрагиваясь до предметов, находящихся в комнате, затем подошла к игрушкам и, присев на корточки, стала перекладывать их, как бы ища что-то.

Сопровождавшая её Королева сказала Аниле:

— Пусть она поживёт пока с тобой. Её зовут Алина. Но пока она плохо говорит. Ты постарайся с ней больше разговаривать, и она тоже научится.

Анила с улыбкой кивнула.

Королева вышла из комнаты и закрыла дверь на ключ.

 

Немного освоившись, Алина сняла курточку и скинула сапожки.

Анила молча наблюдала за ней.

Устав от разбора игрушек, Алина выбежала на балкон, но, удивившись, остановилась. То, что она приняла сначала за балкон, оказалось второй комнатой. Все её каменные стены были увиты растениями. Посредине находился фонтан со скульптурой русалки. Комната была круглая, вдоль стен стояли фигурные скамейки, с каждого края которой находился красивый горшок с большим кустом розы. Вместо потолка оказалось небо, только чёрное, будто над замком нависла грозовая туча. Но из-за множества странных ламп со свечами внутри, располагавшихся на стенах, в комнате-балконе оставалось светло.

— Это небо? — спросила Алина, не поворачиваясь к Аниле.

— Что ты сказала?

Алина посмотрела на девочку и, закатив глазки, с интонацией воспитательницы из детского садика, произнесла:

— Какой ужас, набрали одних балбесов, а я должна мучиться, — и, посмотрев на Анилу, потрясла перед её лицом рукой, добавив: — Ну что ты тут бормочешь? Выросла, а ума так и нет. К логопеду, милочка, тебе надо.

Анила округлила глаза от такого потока непонятных слов.

— Чего ты глаза-то вытаращила? Ужас, куда это я попала? — и подбоченившись Алина ушла в комнату к игрушкам. Больше интересного она тут ничего не обнаружила.

 

Вскоре пришла служанка и принесла на подносе булочки, различные сладости и очень вкусный напиток, похожий на компот. А так же платье и другие принадлежности, чтобы переодеть девочку. Платье Алине понравилось, и она не стала вредничать. А переодевшись, села за стол и с удовольствием, присоединившись к Аниле, позавтракала.

 

Секрет Ключа

 

Вернувшись домой после четырёхчасового пребывания в полиции и многократного объяснения обстоятельств исчезновения девочек, Татьяна упала на диван в зале. Глаза горели, но слёз не было.

 

Всю школу не просто осмотрели, а обыскали. Ни один закуток не остался не проверенным. Охранник клялся, что девочки не покидали школу.

Директор отменила все уроки и лично, стоя в дверях, выпускала учеников из школы. Малышей передавали в руки родителей. Всех пересчитали по головам.

Куда пропали девочки, никто не смог ответить.

 

Виталий сменил Татьяну. И теперь он, сидя в кабинете районного начальника полиции, рассказывал о характерах девочек, об их склонностях, о привычках, о наследственности и многом, многом другом, на его взгляд, не имеющем отношение к исчезновению детей.

 

Татьяна поднялась и вышла из комнаты. Мысли путались, казалось, надо куда-то бежать. Но куда? Зайдя в ванную, желая умыться и увидев себя в зеркале, женщина сначала не поняла, что именно она там и отражается. Постаревшее, усталое лицо смотрело на неё красными газами. Поняв, что она так и не сняла плащ, вернулась в прихожую. Вешая его на крючок, осознала, что плащ тяжёлый. Вспомнив о ключе, достала его из кармана и, держа в руке, повернулась. Вместо обычной белой двери увидела большую, старую, деревянную с коваными петлями и наличниками.

Потерев висок свободной рукой, и встряхнув головой, на секунду зажмурившись, Татьяна вновь посмотрела на дверь. Та не исчезла.

Пару минут женщина стояла и обдумывала всё случившееся за день, глядя на дверь. Но та так и не исчезала, и казалась вполне реальной.

Потом Татьяна взглянула на ключ и протянула руку с ним к замочной скважине.

 

За открывшейся дверью, конечно, ванной не оказалось. Ожидая этого, Татьяна, вынув ключ, шагнула на нежную молодую травку, расстилающуюся зелёным ковром за дверью.

Женщина стояла на берегу небольшой речки с деревянным мостиком. За её спиной двери не оказалось, только зелёной поле с лесом вдалеке и небольшими домиками, видимо, деревней. Дорога, идущая от мостика по обе стороны, уходила далеко вперёд к Замку с нависающей над ним грозовой тучей. Что-то заставило Татьяну ступить на мостик, перейти речку и пойти именно в сторону замка.

Чем ближе подходила к нему Татьяна, тем менее различимым он становился. Темнота всё больше поглощала его очертания. Дойдя до полосы, разделяющей день и ночь, женщина остановилось. Сердце тянуло её именно в этот замок. Чернота, нависшая над ним, как стена отделяла два мира.

Постояв немного, Татьяна сделала шаг, и сразу день сменился ночью. Она подняла голову и посмотрела на небо. Ни луны, ни звёзд, одна темнота. Несколько капель начинающегося дождя упало на лицо и руки.

Замок совсем исчез. Продолжая свой путь, помня направление, она шла будто и не замечая черноты, окутывающей её. Надеясь не отклониться от правильного направления, мать твёрдой поступью приближалась к тому месту, куда звало её сердце.

С возникшими очертаниями здания появился и контур человека, стоящего у больших дверей замка. Подойдя к нему, Татьяна остановилась и внимательно посмотрела в уставшие глаза мужчины, ожидающего её. Хоть и было довольно темно, но глаза хорошо были различимы.

— Ключ, — протянул он к ней руку.

Женщина подала ему уже ставший ненавистным предмет и спросила:

— Где мои девочки?

— Сейчас ты не можешь увидеть их, но Королева готова всё объяснить. Она ждёт нас.

 

Татьяна в сопровождении Чернокнижника вошла в большой зал. Судя по её ощущениям, так и должен был выглядеть зал приёмов.

У одного из огромных окон стояла женщина с высоко поднятой головой и смотрела в черноту. Мужчина, тихо кашлянув, привлек её внимание. Женщина обернулась и по её надменному и гордому взгляду Татьяна поняла — перед ней Королева. Не зная, как себя вести в таких случаях, она просто немного кивнула головой. Заметив проскользнувшую иронию в уголках губ Королевы, постаралась не подать виду.

Королева подошла и тоном, не терпящим возражения, произнесла:

— Ты не должна была сюда приходить, как и твоя дочь…

— Не дочь, — прервала ей гостья, — дочери. Обе мои девочки попали сюда, — без положенного в этом мире раболепия смотрела Татьяна в глаза Королеве.

— Не перебивай меня, — грубо сказала Королева и продолжила: — Ты и твоя старшая дочь не должны были попасть сюда, но теперь вам придётся остаться. Всем будет объявлено, что моя… сестра приехала погостить с дочерьми. После праздника я решу, что с вами делать.

— Ты сейчас же вернёшь мне моих детей, и мы уйдём, — с таким же гордым взглядом, приподняв подбородок, ответила Татьяна и посмотрела на Королеву глазами волчицы, готовой в любую секунду вцепиться в глотку той, которая посягнула на самое дорогое для матери.

Королева метнула злой взгляд на посмевшую перечить и подняла руку, готовая ударить стоявшую напротив непокорную женщину, но подоспевший Мартин перехватил этот порыв, остановив Королеву. Её глаза, посылающие искры устремились на Чернокнижника.

— Она не из нашего мира, и ей чужды правила Вашего Высочества. И она ничего не знает, — постарался успокоить Королеву Мартин.

 

Немного переведя дыхание и вернув своему лицу спокойный и гордый вид, Королева продолжила:

— Около шести лет назад ко мне пришла одна старуха и предложила помощь, чтобы у меня родилась девочка. Мы с мужем потеряли надежду. У нас четыре сына, и мы думали, что придётся коротать остаток своих жизней где-нибудь….

— Моя Королева, — вмешался Чернокнижник, — она не знает о наследовании.

Королева вновь метнула злой взгляд в его сторону, но сделав глубокий вдох, повернулась к Татьяне и продолжила:

— Только принцесса может быть наследницей, поэтому я и согласилась на предложение той… я не знала, что это была ведьма… — и немного подумав, добавила: — Конечно, знала, но надеялась, что ошибаюсь. Она… предложила жизнь всех моих сыновей за возможность родить девочку. Я не согласилась. Но она пришла ещё раз, и тогда я предложила в обмен… забрать мою жизнь. Она согласилась и подсунула мне какой-то клочок бумаги, где и разобрать ничего было нельзя. Потом она ушла… вскоре я поняла, что жду ребёнка… а мои сыновья заболели. Ни наши лекари, ни лекари из других королевств не могли найти причину. Принцы просто таяли на глазах, и тогда я призналась Королю. Он бросился на поиски этой старухи и смог найти её только в ночь рождения принцессы. Король убил её в тот самый миг, когда принцесса издала первый крик. Но… ведьма, умирая, успела похитить мою девочку.

 

Слова Королевы вернули Татьяну на пять лет назад.

Она видела, как акушерка взяла на руки, только что родившуюся девочку и тут… за её спиной, будто кто-то разорвал пространство, как лист бумаги. И в эту трещину просунулась рука, увеличивая разрыв ещё больше, делая проход. Следом за рукой появилась страшное лицо старухи с большим крючковатым носом и огромной бородавкой на щеке. Губы растянулись, открыв беззубый рот, и, смеясь, это страшное лицо посмотрело колючими глазами прямо на Татьяну. Акушерка стояла, замерев, будто замороженная, а рука старухи протянулась и взяла девочку. Татьяна хотела закричать, но провалилась в темноту, а когда пришла в себя в палате и попыталась объяснить, что ребёнка украли, то получила успокоительное в виде инъекции. Потом доктор пытался объяснить, что это просто ей показалось, то было видение от потери сознания, а девочка — вот она, рядом. И Татьяна поверила и успокоилась. Ребёнок был с ней и значит, действительно всё показалось.

 

— Я видела мою девочку, — слова Королевы вернули Татьяну. Теперь слушая её, она, понимала, что тогда ей не показалось, это всё было на самом деле.

— Она забрала её, никто этого не видел, только я, — продолжала Королева. — Она появилась из ниоткуда и, смеясь, схватила мою девочку, а потом я потеряла сознание. А когда пришла в себя, то малышка лежала рядом, и я решила, что мне всё привиделось, но попросила проверить.

Обычно, признание принцессой рожденной девочки проводится при гостях. Все Короли съезжаются на этот праздник, и происходит он через неделю после рождения. Но я боялась. Я должна была быть уверенна, что рядом лежит моя дочь. Я попросила принести Чашу Истины. И когда туда упала капля крови девочки, разразилась страшная гроза, а потом темнота поглотила всё. Ночь прошла, но день так и не настал. С того дня Мартин и искал принцессу. Девочка, что ты считаешь своей дочерью — моя. И послезавтра будет праздник — признание Принцессы.

— Она моя дочь, даже если не я её родила.

— Нет. Твоя девочка не она. Ты должна мне помочь. Иначе всё может погибнуть. Я даже не знаю, что произойдет. Но именно Алина должна стать Принцессой. И если Чаша её примет, тебе подберут дом, и ты останешься жить в нашем королевстве со своими детьми. А если… я боюсь думать, что будет, если Чаша не примет Алину… — и немного подумав, добавила:

— Алина… — Королева задумалась на мгновение, словно увидела призрака, — конечно, сомнений нет. Как я сразу не поняла, их имена. Я очень хотела назвать дочку Марией, но как только увидела, произнесла Анила, даже не знаю почему, откуда пришло это имя. Теперь понятно, Алина, точно моя дочь.

 

Татьяна смотрела на Королеву, она хорошо помнила, что вопреки желанию назвать девочку Елизаветой, Лизонькой, она произнесла — Алина.

***

Приготовления к празднику проходили с ещё большей радостью. Королеву будто подменили. Она ни на кого не кричала. Смотрела ласково и часто заглядывала в комнату, где остановилась Татьяна с детьми. Все в Замке поговаривали, что приезд сестры пошёл на пользу характеру Королеве.

Татьяна, увидав Анилу, уже не сомневалась, что она действительно её дочь. Такие же волосы, как у Катюши, и взгляд. Девочки были очень похожи, будто Катюша раздвоилась и маленькой вновь вернулась к матери. Алина всегда выделялась в их семье — карие глаза, тёмные волосы — она не была похожей ни на кого из родственников, но думать о том, что девочка неродная, конечно, никто не мог.

Теперь Татьяна всё время находилась с детьми, надеясь, что и после признания Принцессы, ей будут позволять, видеться с Алиной.

 

Татьяна, со слезами в глазах, уже не в первый раз уговаривала девочку называть Королеву мамой:

— Это такая игра, но никто не должен знать. Ты будешь говорить ей "мама" при посторонних и делать, что она скажет, иначе…

— Почему ты плачешь? Я не хочу, она злая.

— Она не злая, — прижимая к себе Алину, говорила Татьяна.

Анила как-то сразу привязалась к Катюше, и мать, глядя, как они общаются, улыбалась, но переведя взгляд на Алину, вновь проступали слёзы.

 

До самой последней минуты, до представления Принцессы гостям, Татьяна находилась со всеми девочками. И ей, и детям были пошиты красивые бальные платья. Алина больше всех радовалась обновке. Ей всегда хотелось иметь такие наряды. И только она одна оставалась в неведении, считая, что это просто игра. И она, как актриса должна чётко и верно сыграть свою роль.

Анила никогда не называла Королеву мамой. Та всегда говорила, что её мать уехала, но обязательно вернётся. И вот она вернулась, прямо ко дню её рождения, и это был самый лучший подарок для девочки. Катюша всё поняла и без объяснений. И только Алина радовалась предстоящему празднику, не осознавая ещё, что там она станет настоящей Принцессой.

***

Алина, в прекрасном розовом платье, с гордо приподнятым подбородком, стояла посреди огромного зала, на возвышающемся подиуме. Прямо перед ней, внизу, у самого начала ступеней, находились Татьяна, прижимая к себе Катюшу и Анилу.

Алина смотрела в глаза матери, в надежде, что делает всё правильно и старалась не улыбаться. За её спиной стояли Король с Королевой и четыре принца. Весь зал, заполненный прибывшими на праздник гостями, перешёптывался. Сомнений не было. Перед ними настоящая Принцесса. Сходство с Королём было слишком очевидно, чтобы кто-то посмел сомневаться. Но Чаша пока не сказала своего слова, и поэтому праздник ещё не начался.

 

Девочка, молча и гордо, взирала на присутствующих, выполняя все указания матери. Когда к ней поднесли Чашу Истины, ни одна мышца на её личике не дрогнула, выдавая волнение. Она спокойно протянула свою ручку над Чашей и позволила лекарю уколоть пальчик. Капля крови медленно опускалась в Чашу, заставив всех затаить дыхание.

Казалось, все даже услышали этот удар, что произвела капля, соприкоснувшись с дном Чаши Истины. Тут же раздался сильный гром, и лучи солнца, разорвавшие темноту, ворвались сквозь большие окна зала.

 

Эпилог

 

Татьяна открыла глаза, услышав, как Катюша закрывает дверь, хотя дочь и постаралась сделать это тихо. Она с улыбкой посмотрела на спящего мужа и, поцеловав его в щёку, встала с кровати. Валерий, что-то пробормотав, повернулся на другой бок. Татьяна вышла в прихожую и, взяв с полочки у зеркала недоеденный бутерброд и стакан с недопитым молоком, пошла в кухню, доедая остатки завтрака после дочери. Поставив пустой стакан в мойку, она направилась в детскую.

Девочка сладко спала, обнимая подушку.

— Солнышко. Вставай. Пора, — нежно сказала Татьяна, присаживаясь на кровать и гладя дочь по густым, волнистым, тёмно-русым волосам.

— Не хочу, — сквозь сон произнесла малышка. — Я ещё сплю.

— Нет, надо вставать. А то в садик опоздаем, — продолжала будить дочь Татьяна.

— Ну и что, — она явно не собиралась просыпаться и в доказательство этому отвернулась к стенке.

— Ну, не вредничай. Ты же знаешь, что всё равно надо вставать.

— Знаю, — резко села девочка, но глаза не открывались.

— Ну, вот уже лучше. Давай вставай, а я пока тебе молочка налью.

— У-у-у, когда же это закончится, — недовольно произнесла девочка и упала вновь на подушку.

— Нет, нет, Лизонька, надо вставать.

Девочка потянулась и нехотя открыла глаза. Повернув голову, она увидала на столе новую куклу. Принцесса в красивом розовом бальном платье смотрела на неё гордым взглядом, слегка приподняв подбородок.

— Папа! Папа приехал! — закричала девочка и, выпрыгнув из кровати, схватив подарок отца и крепко прижав к себе, бросилась в спальню в уже готовые обнять свою малышку руки сонного отца…

***

Написано: сентябрь 2011 года

  • Придётся подождать / Все так говорят / Валевский Анатолий
  • 3. Унесенная / Caprika
  • Любовь (Для тебя, моя любимая девочка) / Егоров Сергей
  • Не мешай... / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА  Сад камней / Птицелов Фрагорийский
  • Скажи. / Ямвиль Сиклен
  • Когда вещи были маленькими / Bandurina Katerina
  • Серая радуга / Карев Дмитрий
  • Душа под маской /Алина / Лонгмоб «Изоляция — 2» / Argentum Agata
  • Гремучий  провал / Титов Андрей
  • Кинодивы умеют хранить секреты / Козлов Александр
  • "Дата" / Руденко Наталья

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль