Глава 8. Не так страшны удары друга, как поцелуи врага

0.00
 
Глава 8. Не так страшны удары друга, как поцелуи врага

"И море бы разлилось, не будь у него берегов..."[1]

 

Чья-то рука судорожно схватила за плечо. Палуба как бешеная рванула из-под ног, и чужая ладонь соскользнула. Сквозь ливень и не разглядеть, кто это. Штормовая команда ещё пыталась укатать парус на бизани. Алекс ухватился за канат, натянутый рядом со штурвалом, и оглянулся, сощурившись.

— Алекс, — рядом наконец показалось размытое лицо Мейка. — Уходи, не устоишь здесь.

— Там рифы, — пытаясь перекричать шторм отозвался Алекс. — Иди вниз, оставьте меня. Чтобы никого не было на палубе, слышишь?!

Это его ошибка, ему и исправлять! Если в такой шторм их швырнет на скалы, от “Ясного” не останется и целой щепки. Штурвал бесполезен, да и корабль сейчас не удержать. Их вытащит только чудо.

Алекс уже не видел, как Мейк исчез. Очередной чёрный вал накрыл палубу, громко треснула бизань-мачта. Поток ледяной воды чуть не сбил с ног, Алекс успел в последний миг схватиться за фальшборт. С трудом выпрямился, вглядываясь в мрак и буйство стихии. Он или спасёт их, или погубит всех. Он никогда не боролся с такой сильной бурей… и магия сейчас может убить, разметает в клочья как пену на гребнях. “Ясный” застонал, точно его рвало на части.

Алекс обмотал канат вокруг предплечья. Так крепко, что скорее ему оторвёт руку, чем выкинет за борт. Молния разодрала небо на части, и тут же сквозь рёв тонн воды оглушительно зарокотал гром.

Но самое сложное бороться не со стихией — с самим собой. Сломать оковы многолетней привычки сдерживать себя, постоянно, непреклонно, каждый миг, каждый вздох. Контролировать. Держать себя в границах, чётко ощущая — где они и куда тянуться нельзя. Чего нельзя касаться. Запретные силы, запретная мощь и такое близкое безумие от бесконечно родного океана.

Но сейчас — проклятье, как он это ненавидит! — единственный способ выжить.

Хотелось рычать от боли… или от её предчувствия. Но Алекс замер, не обращая внимания на стонущий корабль, и глубоко потянул воздух. Вдохнул бурю, ливень, молнии и гром, толщу воды и всю её бесконечность. Последним усилием произнёс имена Четырёх… и растворился в этом шторме. Сознание рассыпалось на части, стёрлись границы бытия. Теперь он сам — часть этого шторма. И больше нет его, капитана, энарийца, человека. Только огромное могущество древнейшей стихии, которая с лёгкостью как стирает с лица земли, так и вытаскивает на берег. И нет ничего лучше, чем разъяренно вздымать валы, извергать потоки пены и ощущать всю беспросвестную сейчас, чёрную, кромешную и бушующую бесконечность мира. И «Ясный» — лишь крохотная капля…

Зато сам он теперь как выпущенный на волю зверь, свободный и всесильный. Только где-то, далеко-далеко, упрямо бьётся пульсирующая мысль. Спасти. Вытащить их из сердца шторма. Сотни жизней. Спасти всех.

Но невозможно так просто усмирить бурю в самом разгаре… сознание расплывалось всё дальше. Только уйти отсюда, уберечь от скал… Скадо, дай же сил!.. Не убить. Спасти. Огромная волна неслась с самого неба, ветер рвал в клочья брызги и пену, а водоворот утягивал корабль с жалкой парой парусов в пучину. Сокрушительный удар тонн воды, треск дерева и смертельный стон. И снова — верхушки мачт сквозь чёрную бездну.

И внезапная тишина и глухота.

 

***

Хотелось двинуться, но Алекс никак не мог собрать себя воедино. Не чувствовал рук, ног, не мог дышать, говорить. Зато, даже не видя, чувствовал грубую ткань покрывала, каждую его нить, чувствовал ветер из окна, щекотавший кожу, бесконечно далёкое небо. Ощущал себя связанным со всем миром и всё ещё занимал больше места, чем его тело. Он был даже каплями воды на стёклах. Но больше всего — морем за окном. Как будто сам волнами омывает корпус корабля и распадается на мелкие брызги.

Всё расплывалось. Диким усилием воли Алекс определил границы тела, попробовал осознать и вновь ощутить руки и ноги. Попробовал встать, опёрся на локоть и тяжело перевалился со спины набок, уткнувшись лицом в кровать. Живой… живой, демоны его подери! Наконец Алекс сел, а потом свесил на пол ноги. Поморщился от бьющего в окна солнца.

Солнце. Сколько же времени он провалялся? На палубе стучали, топали и чем-то грохотали. Качки не было совсем, а голова гудела, будто рында, в которую отбивали склянки.

Значит, он всё-таки вытащил их из шторма… и теперь сполна получает отдачу. Но уберёг ли от рифов и куда их, мать его, занесло? В голове был полный туман, точно стихия смыла из памяти события последних часов. Алекс добрел до стола, ступая по разбросанным вокруг вещам, достал дрожащей рукой из шкафа бокал и оглянулся. На столе каким-то чудом высился наполненный графин.

Кто-то позаботился...

Алекс принялся наливать воду, как снова дала о себе знать боль в груди, спине, лопатках. Будто тело драло на части. Может, это всё и правда силы Тёмного, точащие его изнутри! Но острый приступ сменился тянущим ощущением беды, будто где-то рядом сплетается чёрная паутина, и его самого задевают эти бесконечные шёлковые нити. Откуда — сейчас? Может, он просто не в себе? Но где-то рядом. Будто чужая магия. Совсем другая, живая, но очень опасная. Что за?.. Поморщившись, он сделал глоток, но понял в чём дело, шумно выплюнул воду, пошатнулся и смахнул со стола графин.

Эрик. Ах ты, засланная зараза, сукин ты сын! Это твоё колдовство.

В каюту на звук разбитого стекла ломанулся встрёпанный Родерик, но Алекс его оттолкнул.

— Капитан… — донеслось вслед растерянное обращение.

Не слушая, он спустился по ступеням трапа, чуть не задев головой балку. Из люка в трюм лезли промокшие и вымотанные матросы. Они удивлённо уставились на него, будто тот был призраком, пришедшим с того света. Или кем похуже.

— Что там? — с хрипом спросил он.

— Капитан… там пробоина, выкачиваем, ещё осталась вода.

Алекс схватился за переборку.

— Остался кто?

— Да, там...

Перемахнув последние ступени, Алекс оказался на нижней палубе. На полу по щиколотки была вода, в которой плавали обломки досок. Сорванные с мест ящики и мешки почти не оставили прохода. Алекс двинулся вперёд, доверяя своим ощущениям. В глубине трюма белела чья-то спина. Не он. Оттолкнув матроса, Алекс перешагнул через рухнувшую балку и повернул налево. Там, между ящиками, маячили двое, над ними болтался зажжённый фонарь. Вот где! Ладони сами сжались в кулаки.

— Какого демона? — прошипел из темноты Алекс.

Эрик отпустил новенького паренька, которого до того, прижав к стене, держал за талию. Юнга дрожал, тяжело опираясь на поперечную балку корпуса.

Решил воспользоваться ситуацией, демонов Т`Эрон! Его магия не похожа на то, что мог ощущать сам Алекс, но в ней точно ничего хорошего, особенно для несчастного юнги, вокруг которого плелась паутина. Алекс поморщился. Мутные следы ещё плыли перед глазами… или это собственный бред?

— Что не так, капитан? — Матрос ухмыльнулся, заслонив собой юнгу. — Его придавило обломком и он чуть не захлебнулся. Должен же я был помочь.

— Помочь? Ты понимаешь, что творишь?! — Алексу мучительно хотелось придушить гада. Схватить какой-нибудь обломок и разнести ему череп. Боль осталась где-то в стороне, не гудела голова. Остались только гулкая пустота и не поддающаяся контролю мысль, что этот ухмыляющийся корсакиец хочет подвести его, привлечь лишнее внимание. Раскрыть правду. Здесь, в команде, где и без того неладно. Когда они едва выжили. Алекс глухо продолжил: — Мне не так сложно тебя убить, не думай...

Эрик начал обходить его сбоку, оглядывая со всех сторон. Паренёк за ним стоял промокший до нитки, а под прилипшей рубахой отчётливо просматривалась слегка округлая юная фигура. Да паренёк ли это?! Алекс потёр пальцами лоб.

— Неужели сам капитан Дельгар, — матрос сделал шаг в мутной воде, — знаменитый герой… в прошлом, правда, — он остановился, а потом продолжил: —… опустится до того, чтобы марать руки о простого матроса? Почту за честь! Такое внимание к моей персоне. — Эрик склонил голову.

— Проваливай, пока жив.

Девчонка что-то бормотала, но Алекс не обращал на неё внимания. Он не двинулся с места, чувствуя, как холодит ноги морская вода, а он сам ещё не до конца обрёл контроль над собой. И вода только мешала, как и нарастающая ярость.

— Иди к Тёмному, там тебе самое место! — ощерился в ответ Эрик. — Не так ли?

Это оказалось последней каплей. Словно тьма помутила рассудок, и Алекс не сдержал злость. Вмиг преодолев сопротивление воды, он вмазал кулаком Эрику по лицу и тут же правой рукой в живот. Эрик охнул, но пригнулся и как-то неловко пошёл на него, даже не прикрывшись. Алекс снова нанёс резкий удар под дых. Отшатнувшись, Эрик оскалился и попытался схватить его за рубашку и утянуть за собой. Треснула ткань. Алекс освободился и в ярости так припечатал того к стене, что будто хрустнули кости.

Юнга сдавленно вскрикнула и закрыла ладонями лицо.

Но Эрик, сплюнув кровь, приподнялся на локтях как ни в чем не бывало, хрипло хохотнул и заявил, вытирая разбитые губы:

— Капитан, ваша жестокость переходит все границы. Я спас человеку жизнь...

Алекс потянул воздух и наконец вернул себе самоконтроль и ясность мыслей, полностью осознавая, где он, чувствуя невидимые грани, за которые он больше себя не пустит. Боль уходила. Он медленно согнул и разогнул пальцы на правой руке, задумчиво рассмотрел сбитые костяшки и развернулся к юнге.

— Так ты, значит, девчонка?

Затихнув, та не могла вымолвить ни слова. Попробовала привстать — нога у неё явно болела. А в глазах затаился страх, будто на чудовище какое-то смотрела. Алекс скривился.

— Простите меня, капитан, — пробормотала она, боясь даже отвести от него взгляд.

Точно ждала, что он и её побьёт. Или нет?.. В завороженно блестевших на него из темноты синих глазах Алексу будто на миг почудился вчерашний шторм.

— Эй, а можно поучтивее? — вмешался Эрик. Несмотря на бравый вид, подняться он не пытался, а сидел в воде, прислонившись спиной к переборке. Лицо у него побледнело, на лбу выступили капли пота, на рубашку текла кровь из разбитого носа. — Прекрасная дама, например. Мы же все-таки благородные люди, а?

Алекс ничего не ответил, опустив голову. Вода всё ещё прибывала. Он медленно вдохнул, успокоился и принял решение.

— Так. Ты, — Он указал пальцем на девчонку, — за мной. А тебя ждёт десяток плетей, — развернувшись к Эрику, продолжил Алекс, — хотя не уверен, что это вернёт мозги на место. Ещё одна глупость — отправишься акул кормить.

— Капитан, разрешите, — осмелев, сказала девчонка. — Эрик спас меня… Позвольте проверить, цел ли он.

— Нет. Уж поверь мне, он в порядке. Ну, или будет в скором времени.

 

Встретив по пути двух матросов, Алекс указал на нижние палубы и приказал вытащить оттуда марсового.

Слабость ещё давала о себе знать. Надо прийти в себя. Эрик не сможет ничего ему сделать, не сможет ничего доказать. Только разве что привлечь внимание, но с этим можно будет справиться. А убивать его у всех на виду будет ошибкой и лишним поводом для Верховного. Алекс его не даст.

— Где Мейк? — спросил он у подошедшего Марвина, у которого на лбу кровоточила здоровенная ссадина.

— Осматривает с Байзеном повреждения, — доложил помощник и покосился на хромающую за Алексом юнгу. — Думаем, за что в первую очередь взяться.

— Раймонд жив? Янис?

— Да, они да, но...

Они поднялись наверх и остановились у входа в каюту на палубе. Девчонка сзади чуть не упала, оступившись на последней ступеньке трапа.

— Пусть Мейк… а, ладно. Я скоро поднимусь. Ждите. И позови ко мне Раймонда.

Марвин быстро кивнул, а он завёл девчонку внутрь и бросил коротко: “Сядь!”. Та послушно заняла место на мягком кресле и принялась оглядываться по сторонам.

Алекс наконец посмотрел в окна за корму. Сели на мель у какого-то островка. Тишь да гладь, что б её. Солнечный свет косоугольниками падал на пол, на ковре растеклось тёмное пятно, а рядом валялся осколок от разбитого графина. Алекс отпихнул его мокрым сапогом в сторону.

— Ну, и как же тебя звать?

— Дженел.

Он сощурился.

— Ой. То есть Джейна...

Алекс сдвинул бумаги в сторону и присел на край стола, скрестив руки и вытянув вперёд ноги. Девчонка! Подумать только! И как сразу не увидел? Промокшая одежда липла к стройному телу. Ладони узкие, держит их закрытыми, прижала к телу, да и изгиб губ, мягкие черты лица, тонкая шея даже без намёка на кадык. То ли сбил с толку довольно высокий рост, то ли просто не до того было… Понятно, что Эрик решил применить самый приятный из физических контактов, чтобы воздействовать — зажать в темноте юную девицу, а она знай только видит перед собой красавчика-матроса.

— Кто-то ещё знает про тебя?

Она потёрла ссадину.

— Нет… думаю, нет. Но...

Мыслить внятно удавалось с трудом, заныло в висках. Казалось, голову давило тисками нерешённых проблем, которые одна за другой продолжали наседать со всех сторон.

— И угораздило же тебя попасть на борт именно тогда, когда этот гад здесь, — в сердцах высказался Алекс, поморщился и громко крикнул: — Родерик!

Мокрая кудрявая голова возникла в проёме. Стюард выглядел замотанным и выжатым. Натерпелся, бедняга, в шторм, но для второго рейса держится молодцом.

— Звали, капитан? Чем-то помочь?

— Да, помоги. Принеси выпить.

Родерик не задавал лишних вопросов, только покорно кивнул. Спустя несколько минут вернулся и принес тёмную бутылку. Алекс достал из шкафа стакан. Размашисто плеснул ром сначала себе, а затем, подумав, и новенькому. Новенькой.

— Кто — гад? — запоздало поинтересовалась та, но вздрогнула, когда он подошёл близко и протянул ей стакан.

Будто не он вытащил её из лап колдуна.

— Кто-кто! Да твой черноглазый дружок! — Алекс вернулся к столу и сделал глоток. Обжигающий тёмно-золотистый напиток согрел горло и на удивление даже отрезвил мозги.

— Он мне не дружок! Я не… это случайно вышло. Мы...

— Боги, да выпей уже и перестань дрожать, женщина! Я тебя не съем.

Джейна покраснела до кончика носа, сжав стакан в руках. А потом последовала его примеру, отпила залпом и тут же отчаянно закашлялась. Н-да. Стоило подумать, что она вряд ли пьёт чистый ром.

Прокашлявшись, Джейна сипло спросила:

— Почему… за что вы его ненавидите? Что он сделал плохого?

Алекс сел на стул и откинулся на спинку. Устало провёл ладонями по волосам, стянув их на затылке, а потом хмуро отозвался:

— Что он сделал хорошего, вот что надо спросить. Ладно. Сколько тебе? Семнадцать?

— Восемнадцать скоро.

— Маленькое дитя! — не удержался Алекс от снисходительной оценки. Девчушка привстала с кресла, будто мигом набралась храбрости, но он тут же бросил: — Сядь! Сейчас ты на корабле, а я — капитан, так что будешь слушать мои команды. Каким демоном тебя вообще сюда занесло?

— Я… Мне очень надо. У меня не было денег. Я просто хотела добраться до Иввара, — едва слышно отозвалась она.

— И выбрала самый идиотский способ! — Алекс раздражённо грохнул ребром ладони по краю стола, заставив Джейну испуганно моргнуть, и отвернулся к окну. Не может же он в самом деле выкинуть её за борт. Не хватало теперь носиться с ней и оберегать от похотливых парней с бака. Только Алекса чуть не замутило от мысли, как эту наивную голубоглазую девчушку, почти ребёнка… Да её бы там… Как только она умудрилась и четыре дня продержаться?

Алекс соединил пальцы и коснулся ими лба.

— Так. Хорошо. Слушай меня. С этого момента ты и близко не подойдёшь к Эрику. Поняла?

— Да, — послушно буркнула юнга-Джейна.

— Вот и здорово.

Она старательно уставилась в пол и пригладила стриженые волосы, едва ли в полной мере осознавая его запрет и всю серьёзность ситуации. Алекс покачал головой.

— Ты хоть представляешь, что будет, если команда узнает, что у нас девка на корабле? Матросы — народ простой. Суеверный и жестокий.

— Да… да, я представляю, капитан! Но, вы ведь не скажете? Простите меня...

Святая наивность. Алекс только коротко, но ёмко выругался. В каюту заглянул Родерик, сообщил, что первый помощник очень ждёт его на палубе, и снова исчез.

— Читать умеешь? — спросил Алекс без особой надежды.

— Совсем немного.

Он удивлённо приподнял брови, даже не надеясь на такой ответ.

— Сойдёт и немного, может, будешь полезна. — Он кивнул, поднялся и отправился к двери. — Жди здесь, придёт врач, покажешь ему свою ногу. Потом я придумаю, что с тобой делать.

 

Как только Алекс поднялся на шканцы, к нему подошёл Мейкдон с закатанными штанами и рукавами, точно он сам только что откачивал воду. Лицо помощника засветилось облегчением. Боцман же скользнул по Алексу на удивление колючим взглядом, но молча отправился на бак строить еле живых матросов. Может, он ещё во время шторма что-то углядел? Проклятье, невозможно думать обо всех сразу!.. К Тёмному. Сначала разобраться с остальным.

Алекс внимательно осмотрелся. Вокруг царила разруха. Треснувшая на несколько метров выше основания бизань-мачта покосилась, покрыв палубу обломками и тяжёлой сетью верёвочных снастей. Незакреплённый фок лениво полоскался на слабом ветру рваными краями. Все, что не успели убрать во время грозы, теперь было либо сметено за борт, либо беспорядочно раскидано по палубе. Но могло быть и хуже.

— Ты как? — Мейк, кажется, даже хотел его потрогать на предмет того, живой или не очень.

— Как видишь. В порядке. Что хорошего скажешь?

— Все паруса целы, кроме двух: фока и кливера. Треснувшую бизань едва ль сможем починить тут, нужна хорошая верфь. Ежели только попробовать фальш соорудить… Не знаю, хватит ли материалов. Пробоина по левому борту приличная оказалась, воды набрали. Заделать кое-как, конечно, можно, но по крайней мере надо денёк-другой. С такими повреждениями идти дальше нельзя, как бы ни хотелось. Байзен, вон, так же считает.

Алекс помрачнел и потёр виски.

— Да и крепко залезли на риф-то, капитан, но в такой тьмище немудрено. Я, демоны подери, за свою службу такого шторма не видал! — взволнованно вмешался в разговор подошедший Марвин. Алекс глянул на него. Парня он уважал, к тому же тот был сыном его друга, но опыта помощнику явно недоставало. — Как только живы остались. Будто за нас морские духи словечко замолвили и вытащили добрым ветром. Даж кое-кто в команде, вон, расшумелся. Хотят в благодарность за спасение забить последнюю курицу и кинуть её за борт.

Н-да, а кое-кто, похоже, подозревает в "добром ветре" отнюдь не духов.

— Отставить это мракобесие, — Алекс с досадой мотнул головой, отчего она разболелась пуще прежнего. — Лучше доложите о потерях.

— Не такие большие, как могло быть. Не считая синяков и ссадин, а у одного нога сломана. Потеряли беднягу Барри, да примет его море. — Мейкдон помедлил, а потом продолжил с небольшой запинкой: — Еще Джи Син… боюсь, его тоже. Никто не видел внизу с самого начала грозы. Мне жаль, Алекс.

Это известие застало врасплох. Вот что хотел договорить Марвин. Алекс опустил голову, сжал кулаки с такой силой, что они побелели. Старина Джи Син… Тебя всё-таки забрало море. Не в тот раз у острова Гвин, так сейчас. Словно от судьбы не уйти. Словно ничего на самом деле он не может изменить, как бы ни старался! Такого талантливого штурмана теперь не найти… да и надежного, верного друга. Эта потеря отозвалась тоской и болью. Алекс бездумно поднял руку к левому уху, коснулся камня в серьге… Но не сейчас думать об этом.

— Что, — сипло начал он, — что с провизией?

— Еды достаточно, и на неделю хватит, а вот с водой плохо, бочка повредилась, осталось на дне чуток. Да и брали-то с расчётом, что через пару дней будем в порту. А сколько теперь отсюда до Эмариша, одному Покровителю известно. Ещё даже не разбирались...

— Ясно. Кто у нас остался? Помощник штурмана, Стенф?

— Да, малёк головой приложился, но целый, — отозвался Мейк.

— Через десять минут ко мне в каюту, пусть притащит астролябию. Придётся теперь и нам с тобой попотеть вместо Джи Сина. Пока солнце хорошо видно, посчитаем, может поймем, что за островок, — Алекс кивнул на неприветливые берега.

— На первый взгляд необитаем. Будь я проклят, если хоть что-нибудь понимаю, Алекс! Не может этого острова здесь быть — и никогда не было. Сотню раз мимо проходили, я эти широты как свои пять пальцев знаю! Да и мне ли тебе говорить…

Не дослушав, Алекс пошёл вниз на шкафут, рассматривая уставших после бессонной ночи матросов.

Почти все передвигались с заметным трудом, чистили палубу, убирали обломки. На сломанной мачте принялись рубить такелаж, из трюма тащили доски, два плотника осматривали запасные материалы для фальш-мачты. Человек шесть спустились за борт и чинили корпус снаружи. Но ему нужны не эти.

— Бен. Нилан, — позвал Алекс, кивком указав рядом с собой. — Дени. Гардинер и Хельми.

Все, кого он называл, устало оборачивались и потихоньку стягивались в центре палубы. Потирали руки, переглядывались и вопросительно смотрели на Алекса. Кто-то, правда, слишком многозначительно.

После тяжелой работы по откачиванию воды вид у матросов был неважный: одежда мокрая, местами порванная, у многих ссадины и ушибы. Некоторые по случаю хорошей погоды и влажности разделись до пояса. У самого широкоплечего — Бена — повязка шла через весь лоб. Но, судя по всему, остальным досталось ещё больше. Зато наёмник Гардинер выглядел бодро и свежо.

— Что ты задумал? — осторожно спросил Алекса Мейк, который спустился следом.

— Снаряди шлюпку — немного еды, воды, инструменты — на берег сойдём через час. Поищем воду. Поглядим, что там. И прихвати мне оружие.

— Алекс, я не думаю, что тебе...

— Со мной всё нормально. А вот ты лучше останься на борту, проконтролируешь ремонт, я на тебя надеюсь.

Алекс повернулся к матросам.

— Так, бойцы. Пока товарищи приводят судно в порядок, перед нами следующая задача: высадиться на остров, так мило нас приютивший, и осмотреть его как следует. Поищем воду: ручей, источник. — Он поднял голову и, прищурившись, глянул на солнце в зените. — Если повезет, наполним бочку, а там, глядишь, и до Иввара дотянем. Ну-ка, давайте, взбодрились! Я не меньше вашего хочу попасть в порт, и мне не улыбается торчать бес знает где. До вечера, надеюсь, управимся, да и Мейкдон "Ясного" подлатает, верно, старина?

Первый помощник только нахмурился и кивнул.

— Меня возьмите. Я с вами, — внезапно влез бритоголовый Джофф, оттолкнул плечом Бена и довольно осклабился, показав кольцо в губе.

Вот как, и этот с ними? Алекс мельком глянул на него и согласно вскинул ладонь. Хорошо. Если так хочет. Этот Джофф вызывал подозрения с первого дня, слишком дерзкий. Но как раз можно и посмотреть...

Матросы разошлись собирать вещи, а Алекс забрал Мейкдона и отвёл в сторону юта.

Наконец рядом никого не осталось.

За кормой шелестело о берег море. Стих ветер, оставил в покое паруса и траву на берегу; вокруг воцарилась безмятежность, словно в разгар летнего дня. Узловатые деревья нависали над поверхностью. Солнце пробивалось сквозь их листву и чертило узоры на гладкой воде.

— Ты уверен, что в порядке? — ещё раз спросил его Мейк.

— Перестань меня жалеть и опекать, ты начинаешь напоминать мне матушку. Я же говорю, всё будет хорошо. — Помолчав, Алекс спросил: — Ты знаешь, кого притащил нам на борт?

— Что? — нахмурился друг.

— Ты знал, что этот твой паренёк-юнга — девчонка?

— Девчонка?! — Мейк непонимающе уставился на него и мотнул головой. — Да ну брось! В самом деле? Да я понятия… Алекс!

— Вот скажи мне, кто тебя за руку тянул брать к нам на борт это сокровище? Думаешь, у нас и без неё жизнь проста и беззаботна, что ли?

— Я хотел отказаться, но твой марсовый… это была его идея, и знаешь, в чем-то он прав. Нам нужны были рабочие руки!

— Мой марсовый?! С чего ты вообще решил его слушать?

Мейк заметно и непривычно для себя помрачнел, сложил мощные руки на груди и невозмутимо ответил, подчёркивая каждое слово:

— Ты привёл его к нам. Ты. Так какого Тёмного, Алекс? — он хотел отвернуться, но первый помощник встал прямо перед ним. Одного с ним роста, внушительный, он уставился так въедливо, будто хотел прочитать что-то у него на лице. — Какого Тёмного ты скрываешь от меня? Откуда мне было знать?

Алекс взялся за борт и всмотрелся в непроглядные дебри таинственного острова, куда они попали по его воле. К добру или нет...

— Я не могу сказать тебе всего.

Друг встал рядом, плечом к плечу. Он с нажимом опустил кулак на фальшборт и приглушённо сказал:

— Я знаю больше, чем ты мне говоришь. Не первый год вместе ходим. Так запомни вот что: я на твоей стороне, Алекс. Что бы там ни было.

Он увесисто грохнул кулаком по дереву, а потом повернулся и ушёл на бак, крикнув на ходу:

— Эй, Грид, а ну-ка тащи сюда эту бочку!

Остров по левому борту белел песчаными отмелями среди скалистых выступов. Отсюда он выглядел небольшим. Но острые края камней торчали из воды рядом с берегом, словно предупреждая незваных гостей об опасностях.

Голова ещё плыла отголосками ночного шторма. Значит, Мейк все знает… И это признание на удивление согрело душу. Но он должен быть аккуратнее. "Ясный" выжил в бурю, только непростой ценой. Надо бы думать не о мелких проблемах, а о том, как быстрее отсюда убраться и дойти до цели. А ради этого можно пойти и на риск. В конце концов, что он теперь теряет?

Он нашел второго помощника рядом со штурвалом.

— Марвин! Отмени наказание грот-марсового Эрика. Пусть врач приведёт его в чувство и отправит с нами на остров. Его помощь пригодится.

  • Рептилоиды Апокалипсиса / Блокнот Птицелова. Моя маленькая война / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Случайному собеседнику / Лисовская Виктория
  • эпитафия / Стихи не поэта, но прозаика. / Arbore Resurrexit
  • Тюдоры. Глава Третья: " Королевская Династия в нашем времени... " / The Tudors. Тюдоры. Воссоединение Королевской Династии. / Грей Богдан
  • Стих №17 / "Любви все возрасты покорны" - ЗАВЕРШЁННЫЙ  КОНКУРС. / ВНИМАНИЕ! КОНКУРС!
  • Глава 4. / Скиталец / Парсифаль
  • на пустыре / Венок полыни и дурмана / Йора Ксения
  • Весна / Игры без игр / Армант, Илинар
  • Вся правда о подкроватных монстрах / Блицы, Салфетки / Ruby
  • Когда придет свобода  / Зауэр Ирина / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Твой срок истёк / Автобиография / Сатин Георгий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль