Глава 11. Меригост

0.00
 
Глава 11. Меригост

Эрик неловко скатился с крутого бока вороного, плюхнулся в лужу и промочил насквозь правый сапог. Ну, отлично! Раздражённо схватив поводья и потянув мерина за собой, Эрик поравнялся с чуть хромающим Алексом.

— Не уверен, что ты помнишь, но нам нечем расплачиваться за ночлег, — мрачно начал он.

— Я возьму это на себя.

— И я бы не стал лишний раз подходить к людям…

— Просто держи себя в руках, ладно?

К демонам его, сейчас не хотелось спорить. В животе недовольно урчало. По правде говоря, он был готов за кусок хлеба устроить новые скачки по горам, только бы что-то перехватить. Или выпить глоток чего горячительного.

Этот городок не походил на те маленькие поселки, которые они обходили кругами. Здесь уже домов, может, и пару сотен, почти все каменные. В такую непогоду никого не было на улице, попрятались под крыши. Везёт им… Сквозь струи дождя белела на дальнем холме башня храма. Эрик с усилием сосредоточился на своих границах, которые расплывались с каждым днём: порой он с трудом собирал себя по утрам, а сейчас и вовсе чувствовал много… лишнего. И Алекс ведёт себя слишком открыто. Не двинулся ли умом от усталости?

Чем дальше, тем меньше верилось, что он сможет кого-то спасти. Надежда на удачу уходила, точно песок сквозь пальцы, но то ли по привычке, то ли по какой другой причине они с Джейной всё ещё послушно следовали за капитаном. Как же, командир-р, а они его верная команда матросов. Самому смешно.

Они подошли к постоялому двору с конюшней. Алекс дал знак оставаться на месте, а сам провёл ладонями по лицу, пригладил мокрые волосы и постучал в дверь.

Её открыли не сразу, сперва внутри раздалось суетливое шарканье. Там явно боялись: цепочка внутри осталась пристёгнута, и хозяин или хозяйка выглядывали на Алекса через узкую щель. Послышался глухой вопрос. Спрашивали, кто такие, похоже. Алекс ответил, но через мгновение дверь захлопнулась прямо перед его носом.

Эрик хмыкнул. Вороной подошёл ближе и с храпом ткнулся мордой в плечо, а Эрик подозвал ближе гнедую. Едва ли их тут примут с радостью. Но капитан не отчаялся и двинул к следующему дому. Сверкнула молния, высветила тонущую в хляби улицу, грохнул гром. Алекс постучал в другую дверь и снова стал просить о крыше и ночёвке. Но хозяин, на этот раз даже вышедший на порог, оглядел его с презрением и тоже отказал. Алекс хотел что-то сказать, выставил ногу, чтобы дверь не закрылась, но мужик только с силой пихнул его в грудь. Алекс оступился мимо ступеньки и упал прямо в огромную лужу. В доме с грохотом опустился засов.

Эрик цокнул и покачал головой.

— До чего жизнь довела нашего капитана. Побирается, как нищий.

Джейна, сама дрожащая как лист, тут же присела рядом с ним, но Алекс, весь в мокрой грязи, уже поднялся сам. Под дождем и в темноте было не разобрать выражение лица, но Эрик зуб готов был дать, что тот едва сдерживается от злости.

Однако Алекс, точно понабрался откуда-то упрямства, пошёл дальше по дороге к самой окраине поселка. Ещё пять или шесть раз он стучал в разные дома, но везде получал отказ. Как будто все чего-то опасались. Надежда на кров таяла.

— Осталось только к Серым попроситься погреться — те-то нас точно с радостью примут, — подытожил Эрик, плетясь вслед за Алексом с обеими лошадьми в поводу.

Алекс ничего не ответил. Он вдруг отобрал у Эрика потрёпанную уже шляпу, распрямил плечи и зашагал к очередному дому на самом отшибе города.

На этот раз удача улыбнулась: дверь приоткрыла миловидная девушка — свет от очага очертил её силуэт. Из-за её спины сразу выглянула и полноватая женщина, которая с любопытством изучила Алекса, а после этого даже согласилась разговаривать.

Эрик опустил голову, стараясь не привлекать к себе внимание. Да и так дождь меньше заливает глаза. Алекс, похоже, пытался строить из себя знатного господина. Выпрямившись, он похлопал по карманам, потом легким кивком указал в их сторону и что-то начал объяснять. Женщина немного поколебалась, но, вглядевшись ещё раз в его лицо, в конце концов кивнула.

Вскоре выбежал паренёк, и Алекс указал ему на гнедую, а сам остался на месте. Парень взял поводья и повел через заднюю дверь во дворе. Их с Джейной, похоже, приняли за слуг.

— Что за?.. — хотел было спросить Эрик, но Алекс только оборвал:

— В этот раз лучше просто помалкивай. А вообще ещё лучше — притворись немым.

Если бы не смертельная усталость — Эрик высказал бы всё, что накопилось. Но пришлось быстро опустить голову, проковылять вслед за пареньком на конюшню и заняться лошадьми: расседлать, устроить под навесом и как следует накормить.

Растрёпанная девушка, укрытая платком, не задавая вопросов, отвела их в каморку на втором этаже, где уже был Алекс. Похоже, кого-то из прислуги пришлось потеснить: единственная узкая койка была примятой, валялись неубранные вещи.

Алекс о чём-то попросил и девушка, кивнув, исчезла. Эрик бросил сумку на кровать, а Джейна снова чихнула и, стянув промокшую куртку, завернулась в плед. Идея ночевать здесь по-прежнему казалась дурной. Отсюда убежать и скрыться труднее, чем на воле, да и внимания они к себе привлекли...

Но когда через несколько минут вернулась девушка и принесла поднос с едой, Эрик смирился и даже был готов простить Алексу его насмешки. Еда. Мясо. Горячее! Рот тут же наполнился слюной. Неясно, чем они заплатят, но это и не его заботы. Джейна вперёд Эрика потянулась к подносу.

Алекс уселся на единственный стул у двери, взяв в руки кружку и кусок подсохшего пирога, а Эрик по-простому развалился на полу рядом с низким столиком из старого ящика. Неожиданно дверь открылась. Они встревожено оглянулись. На пороге стояла та полноватая женщина, разрешившая зайти в дом. Видимо, хозяйка.

Она ещё раз изучила Алекса, бросила короткий взгляд на Эрика, но совсем не обратила внимания на Джейну. Капитан обернулся с улыбкой, что-то сказал. А женщина вдруг протянула руку, коснулась ссадины на его лбу. Спрашивает, больно ли, понял Эрик по лицу. Алекс перехватил её ладонь и решительно отвёл в сторону, отрицательно мотнув головой. Женщина засмеялась и что-то предложила.

Пока они мило беседовали, Эрик не стал терять время, схватил пирог с мясом и впился в него зубами. Потом оглядел поднос и плеснул себе ярко-красный напиток, принюхалася. Домашняя настойка. Лучше что покрепче, но пойдёт. Он сделал большой глоток.

Когда женщина наконец ушла, Джейна спросила, жуя:

— Чего она… от нас хочет взамен?

Алекс небрежно ответил:

— Ничего особенного. В городе беспокойно, а она осталась одна: мужа забрали во флот, в доме нет мужчин. Вот и говорит, что пусть мы побудем, на всякий случай.

Эрик глухо засмеялся.

— Угу, то-то мы на бандитов сейчас не похожи. Сдается мне, она от тебя другой расплаты ждёт, наш благородный господин, — ехидно оскалился Эрик. — Надеюсь, мы тут не задержимся.

— Да ты не переживай, — в тон ему ответил Алекс. — Одним днём больше, одним меньше — какая, собственно, разница? Подлей-ка мне во-он той настойки, — и он протянул Эрику полупустую кружку.

Эрик, вспомнив о своей роли слуги, отложил надкушенный хлеб, молча привстал, потянулся к подносу и схватил кувшин. Правда, слишком резко. Джейна даже привстала, точно спугалась, что сейчас он врежет им прямо Алексу по лицу, но Эрик стиснул глиняную ручку сильнее и начал нарочито услужливо лить в протянутую кружку. До тех пор, пока настойка не начала подходить к самому краю...

— Хорош, — усмехнувшись, отдёрнул кружку Алекс.

А Эрик тут же среагировал и резко поднял кувшин, не пролив ни капли. И с торжествующим видом собрался поставить его обратно на стол. Но вдруг рука дрогнула, он промахнулся мимо стола и пошатнулся, пытаясь не расплескать. Кувшин все-таки вырвался из рук. Тысяча тупых акул!.. Алекс едва успел подставить вытянутую ногу, чтобы смягчить удар. Настойка расплескалась во все стороны, залила красными пятнами ковёр, пледы и рубаху Джейны. Та вскочила, отряхиваясь, а Эрик напряженно застыл, не понимая, как это произошло.

— Жестокие боги, — задумчиво проговорил Алекс, глядя на Эрика чуть сощурившись. — Отнимать у человека то единственное, в чем он хорош — его ловкость.

Эрик ничего не ответил. Он просто взял свою кружку и плеснул настойку Алексу в лицо. Она потекла с волос и со лба на рубаху.

Джейна вскрикнула:

— Перестаньте!

Алекс даже не успел отшатнуться и только с удивлением вытер лоб ладонью и посмотрел на мокрые пальцы. Эрик невозмутимо подхватил со стола недоеденный пирог, свою, ещё полупустую кружку и плюхнулся обратно.

А изнутри против воли рвался сдавленный смех. Потому что капитан выглядел так нелепо, со своим серьезным выражением лица и разводами на лице, потому что было видно, что смертельно устали они все и Алекс даже не думал всерьёз с ним сцепиться. И Эрик вдруг понял, что всё его издёвки были… попыткой замаскировать свою жалость? Жалость, демоны его подери, к тому, кого он ещё недавно так яро ненавидел.

Джейна протянула Алексу полотенце, а сама не смогла сдержать смешок. Он тоже сдавленно хмыкнул, а потом расплылся в сдержанной ухмылке, довольный своей шуткой. Эрик с досадой пихнул ногой по его табуретке. Лучше бы по-прежнему ненавидел, чем так смотрел, как на умирающего. Он ещё не настолько слаб и беспомощен. Демоны подери всех этих благородных героев! Демоны их подери...

Эрик заглушил чувства выпитой почти залпомом кружкой, и вскоре его повело от хмеля. И стало так восхитительно плевать на ближайшее будущее — им всем, похоже — что они развалились на полу вокруг стола и принялись за еду. Эрик сказал было не торопиться, но его никто не слушал. После голодовки много есть нельзя. Но яблоки отправлялись в рот вперемешку с зеленью, а жидкая похлёбка из фасоли исчезла из тарелки в мгновение ока. Джейна даже облизала края.

Настойка пьянила, точно неплохой грог. Кажется, Эрик даже травил байки из жизни парней с бака, а Алекс, такой же захмелевший, над ними смеялся, оперевшись на койку за спиной. И было видно, как Джейна им любовалась, уткнувшись носом в край своей кружки. Её влюблённость в капитана веселила, как будто сейчас было до любви!.. Впрочем, с Тианой это его не остановило… Эрик прикрыл глаза и ушёл в приятные воспоминания, но мир уже устало погас, словно кто-то задул свечу.

 

— Да вставай же, — кто-то занозой зудел над ухом, но Эрик только вяло отбивался.

В глотке страшно пересохло, и ожить не было никаких сил. Казалось, его придавило тяжеленной якорной цепью — такими неподъемными стали руки и ноги. Не просыпаясь толком, Эрик пытался набраться сил хотя бы от этого деревянного пола...

Слышался неясный шум и гул. А может все ему только снилось? И он, похмельный, дрыхнет в кубрике, упав с подвесной койки. Сейчас просвистит боцман и начнется вахта.

— А ну подъем! Серые идут, — гаркнули Эрику, склонившись над самым ухом.

Эрик распахнул глаза и наконец очухался.

— Где?

— Везде, — последовал ответ Алекса, который быстро прошел к окну. Джейна спешно пихала в сумку остатки вчерашней еды.

Эрик кубарем скатился с ковра и тоже подтянулся к окну.

Снаружи темень. По улочке, ещё укутанной ночным туманом, ехали и ехали всадники, тянулись длинной вереницей. Некоторые спешились и деловито расхаживали по сонному городку. Но ни одного серого плаща пока не видно.

Эрик повернулся:

— Там только солдаты.

— Зато как на тебя подействовало, — Алекс отодвинул Эрика от окна, выглянул на улицу. — Н-да… хотел уйти до рассвета, но нас, кажется, опередили.

Эрик присвистнул.

— Неужели наш благородный капитан вздумал слинять, не попрощавшись с очаровательной хозяйкой?

— Нам нечем платить, — огрызнулся Алекс, а потом оправдался: — И нужно было поесть, а то бы свалились прямо на дороге. А теперь тихо, оба. Сюда, кажется, идут.

В коридоре на лестнице уже скрипели ступени.

— Займитесь чем-нибудь, вы же слуги! — шёпотом скомандовал Алекс, а сам скинул обувь и растянулся на кровати, закинув руки под голову, будто ещё спит.

Эрик скрипнул зубами и присел у крохотной печки, вороша потухшие угли. Джейна схватила сапог капитана, села в дальний угол и принялась его чистить, не поднимая головы.

Дверь без стука распахнулась и впечаталась в стену. А эти ребята не из вежливых...

На пороге стояли трое солдат в ивварской форме. Не поднимая глаз, Эрик видел только начищенные до блеска чёрные сапоги и брюки, как у него самого. Хорошо, он давно срезал все знаки отличия со своей формы, а долгая дорога и шастанье по горам превратили форму в потрёпанную одёжку.

Алекс лениво приподнялся на одном локте, старательно делая вид, что только что открыл глаза. Эрик надвинул одеяло, как будто укрываясь от влетевшего в комнату сквозняка.

Из речи солдат он понял только слово "бежать". Их-таки ищут. Только почему без Серых? Неужто в лицо запомнили? Что-то становилось всё хуже. Дурная была идея — здесь ночевать!

Алекс отвечал лениво, повелительно. Но солдаты настаивали. Тогда капитан поднялся во весь рост и припечатал явно крепким словцом. По крайней мере, так и с таким жестом произнёс некоторые слова, что по интонации всё было понятно. Эрик ухмыльнулся про себя — похоже, матросские будни тот ещё не забыл. В конце концов ивварцы сдались и ушли. Алекс прошёлся босыми ногами по полу, захлопнул за ними дверь, а потом уперся в неё спиной.

— Кажется, эти парни здесь надолго. — Он вздохнул, помедлил и произнёс: — Война началась.

 

Джейна уронила сапог, а потом неловко приподняла и поставила на место. Да ладно, и без того было ясно к чему идёт. Эрик быстро глотнул из недопитой вчера кружки, утёр рот рукавом и сказал:

— С этим понятно. Как уходить будем? Солдаты, чую, весь город на уши подняли.

— Угу. Ищут дезертиров, бежавших вчера из отряда. Уходить надо тихо.

— Ну так мы, я понимаю, от подозрений отделались? — уточнил Эрик.

— Временно — да, — Алекс потёр подбородок. Что-то решив, он схватил помятую шляпу Эрика, расправил и нацепил на голову, а потом натянул пониже на лицо. Надел и плотно застегнул камзол на все пуговицы, обулся. — Скоро вернусь.

Эрик хотел остановить его, но не успел — Алекс уже вышел из комнаты. А Эрик, пошатнувшись, остановился в дверях, заметив в коридоре ивварца. Пришлось вернуться.

— Демоны бы его побрали. Надо было просто по-тихому уйти, — выругался Эрик, потерев предплечье, а потом бессильно плюхнулся на лежанку.

Это дурное состояние… Не хотелось признаваться самому себе, как страшат признаки приближающейся гибели. Как всё чаще хочется тереть руку, точно желая содрать вместе с кожей ненавистный знак. Он сам разрушается — и наверняка сейчас весь светится для Серых будто маяк для кораблей. Но вот снова положился на капитана, хотя тот раз за разом проваливал все возможные варианты. Не помог магией, со староверами, не разобрался в символах, сейчас и здесь их обложили со всех сторон! Загнали как зверей на охоте...

Может, не поздно уйти одному и самому искать способ выжить.

Джейна уселась на колени рядом и точно мысли его прочитала:

— Эй… Эрик. Мне жаль, что Алекс не смог помочь. Но мы что-нибудь придумаем. Мы должны тебе за спасение от Серых: и он, и я.

Она глядела на него с такой искренностью и тревогой, что стало даже не по себе.

— Да ну брось. Я ж о себе думал. А вообще, знаешь… может, Алекс прав и я того не стою, — Эрик отвернулся. — Чтобы за меня бороться.

— Перестань, — Джейна пихнула его в плечо, а в голосе прозвучала боль.

От этой боли и жалости Эрик уже не знал, куда себя девать. На улице стали греметь больше, стучали словно молотком. Что-то визгливо кричали женщины. Где, мать его, Алекс? Решил договориться с хозяйкой дома? Интересно, каким способом, если так долго.

Джейна вдруг пересела напротив и посмотрела на него в упор, изучая. Как-то по-другому, внезапно смело. Показалось, что в её синих глазах Эрик видит отражение самого себя. В чёрной глубине зрачка отблики дневного света терялись в бесконечности. И Джейна будто видела, видела насквозь, как ритмично, быстро бьётся в грудной клетке его сердце, как оно стучит, охваченное жаждой жизни.

— Покажи мне, как ты это делаешь. — Она сложила руки на коленях и подалась вперёд.

Эрик недоверчиво нахмурился, понимая, что именно она просит.

— Зачем?

— Может быть, я тоже так смогу. Я хочу понять. Хочу понять до того, как мы погибнем! Вдруг смогу тебе помочь? Что ты делаешь? Ты можешь лишить меня воли, забрать силы или влиять?

— Угу. Здесь сейчас ходят солдаты. Скоро придёт Алекс. Да он прибьет меня, чтоб не мучился.

— Тогда, на суде, я как-то остановила этого Серого, Лайджа, — сказала Джейна. — Я знаю, я могу такое… не знаю, как объяснить.

Ладно, это даже любопытно. Эрик приподнялся, пересел ближе на колени, взяв её за руки. Развернул их на себя, медленно провел большими пальцами по внутренним сторонам ладоней.

— Хочешь попробовать и меня остановить?

На миг промелькнули сомнения на её лице. Но, похоже, какая-то решимость заставила Джейну кивнуть. Эрик усмехнулся и принял вызов. Почему бы не поиграть напоследок?

— Это всегда было со мной, не знаю, как может быть иначе. Просто я вижу людей… ярко. И чем сильнее чувства они испытывают, тем чётче я их вижу и тем легче до них дотянуться. И тут даже не так важно, ненависть или любовь… и то, и другое — сильно и мощно. Просто любовь приятнее… — Эрик улыбнулся, прищурившись. Он перебрался ещё ближе, взял её лицо в ладони и посмотрел в упор.

Всё происходило не так, как первый раз, когда после шторма хотел повлиять на неё. Тогда он притягивал плавно, осторожно, околдовывал, а сейчас потянул требовательно и просто. Дыхание Джейны на удивление быстро выровнялось и обрело такой же ритм, как у него. Сердце же против воли забилось быстрее, вторя сердцу Эрика — жадному и беспокойному.

Касание позволяло связать себя с человеком, почувствовать его, стереть границы между ними и найти скрытые в глубине эмоции, оголить их до предела. И видно все слабости, Эрик чувствовал их. Жалость к нему, но вместе с тем симпатию, непонятное чувство вины и желание помочь, даже небольшой страх… и вдруг всё тут же смешалось и завертелось. Эрик видел Джейну как себя. Как охватывало её смятение, росла как гигантская волна в груди страшная буря и как не оставалось вокруг ничего кроме чёрных глаз Эрика.

Эмоции, которые переполняли её стучащее сердце, рвались наружу. Он чувствовал, как ей хочется отдать себя, целиком, раствориться, растаять под его взглядом. Как хочется перестать быть, перестать дышать, утонуть, исчезнуть, умереть. Остро и нестерпимо. Джейна забывала кто она и что она и что происходит вокруг. Весь её мир подчинялся только одному звуку — ударам его сердца, каждый из которых лихорадил, всё сильнее разгоняя кровь.

Но вдруг проскользнула холодная волна по коже, словно окатило из ведра. Эрик почувствовал, как Джейне хотелось зацепиться за те тонкие нити, что их связывали, понять, что они такое, но те уже растворялись. Казалось, несмотря на силу его влияния, что-то нерушимое горит в самом её сердце...

А ещё, что она вся стала прозрачной как вода в лагуне. Неощутимой. А он будто водит руками, но пальцы проходят мимо как сквозь пустоту, хотя до этого Эрик ясно ощущал всё, что чувствует она.

В этом было что-то странное и вместе в тем крохотная надежда. Он удивленно опустил руки и спросил:

— Как ты это делаешь?

Но Джейна в ответ повернулась в сторону двери. Мир качнулся, Эрика затошнило и замутило. Раньше такого не было! Снаружи обрушились резкие звуки, до того растворённые в глухом и громком биении сердца.

По коридору застучали сапоги. Эрик постарался встать на ноги, схватил вчерашнюю накидку. Солдаты или Серые? Но шёл кто-то один.

Дверь открыл Алекс. Тяжело дыша, скомандовал:

— Уходим! Быстро. Сюда идут из храма. Хозяйка сказала, по городу пошёл слух о чужаках, которые пришли ночью, нами заинтересовались. На первом этаже патрули.

— Не успели, — обреченно вырвался у Джейны вздох, точно она знала. — Они здесь.

Алекс удивленно уставился на неё, вслушался в шум.

— Проклятье. Надо успеть до чёрного хода...

—… и забрать лошадей, пешком не уйти, — решил Эрик и потянулся к узкому окну. — Я приведу, задержите этих и выбирайтесь.

Эрик забрался наверх, протиснулся в оконную раму и осторожно полез на крышу. Теперь он запросто может грохнуться.

— Встречаемся у дома с красной крышей, — коротко бросил вслед Алекс и повернулся к двери, встречая гостей.

 

Значит, дом с красной крышей. Да вот он, невдалеке у кромки леса, как раз за конюшней. Да только и там сновали в большом количестве ивварцы всех мастей. Сдирая живот о шершавую штукатурку крыши, Эрик прополз вперёд. Слишком на виду. Но кажется, всё внимание было приковано к помосту где-то в центре: жители стягивались туда как мухи на мёд, а по улочке, на которой стоял их проклятый дом, громыхали каблуками солдаты. Ого, да это целая процессия… Эрик вгляделся и различил знамёна, уже виданные на императорском дворце. Хо, кажись, это уже по вашу душу, кириос Дельгар. То-то такая шумиха… Эрик с досадой пощупал пустой ремень без ножен и сплюнул.

Соскользнув по стене вниз, он больно ударился ногами об землю, перекатился кувырком и замер. Кажется, заметили. Двое ивварцев пошли в его сторону. К демонам, гулять так гулять! Эрик потянулся мысленно во все стороны, раскинулся, безграничный, и призвал мир на помощь.

Истошно завопили птицы над головой, взлетели из подлеска, точно вспугнутые хищником. Показалось, что даже трава пошла волной и листья зашумели громче в едином порыве. Ух ты, вот оно как! Ивварцы отвлеклись, обернулись на долю мгновения, и Эрик быстро оказался рядом. Ударил одного в висок, а со вторым пришлось ввязаться в драку. Сейчас Серые точно почуят — каждый миг дорог, а не сил, ни точности прежней! Зарычав, Эрик прижал несчастного солдата и в размаху врезал головой в тонкий кривой нос. Хлынула кровь, солдат застонал, а Эрик добил его, с трудом вытащив кинжал.

И снова дал себе свободу. Заржал знакомо его вороной дружище — Эрик будто чувствовал, как тот бьет копытом, норовя вырваться. Давай, дорогой! Скоро будет тебе свобода и вольный ветер. Оборвав болтающийся на нитках кусок рукава, припадая к земле, Эрик подкрался к конюшне и тяжело перевалился через ограду. Кто-то караулил возле лошадей — уже не было сил разбираться. Эрик метнул кинжал в спину и человек рухнул лицом в землю, покрытую опилками и соломой.

Быстро поседлав мерина, Эрик вскочил в седло и кинул взгляд на хорошо знакомую гнедую. Вороной закрутился на месте, фыркая и задирая хвост, готовый к бою. И каковы шансы вырваться из оцепленного города такой куче всадников, да ещё при имперской гвардии? Эх! Эрик резко цокнул и сжал коленями бока вороного. Пошёл, родненький!

  • Страшно / Галкина Марина Исгерд
  • Харла / табакера
  • Cristi Neo. Смайл-эпопея / Машина времени - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чепурной Сергей
  • Монологи машины 3. Газ 24 "Волга" / Роуд Макс
  • Сказка о Вьюжке. / Салфеточный сборник. / Яна Красовская
  • Вороной / Мэй Мио
  • Осень / Везучий Вячеслав
  • Снежные облака ( сайт Япишу, автор - Linapalii) / Природные зарисовки / Лещева Елена
  • Мой "Псалом 22". / Фурсин Олег
  • Conrad F. Meyer, полёт чаек / Конрад Майер, СТИХОТВОРЕНИЯ / Валентин Надеждин
  • Gnossienne No1 / О глупостях, мыслях и фантазиях / Оскарова Надежда

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль