Глава 7. Мы ещё живы / Проклятый капитан. Колдовской знак / Авиенда
 

Глава 7. Мы ещё живы

0.00
 
Глава 7. Мы ещё живы

Знаешь, это неважно,

сколько прожито жизней.

Нужно просто отважно

прыгать.

Прыгать.

Знаешь, всё ещё будет.

Даже за шаг до обрыва.

Мы ещё повоюем.

Мы...

Мы ещё живы!

 

Наташа Кокорева.

 

Джейна впилась пятками в бока гнедой, и та не разбирая дороги рванула вслед за скрывшимся впереди Эриком. Они пронеслись галопом по узкому полю, засеянному пшеницей. Деревня кончилась, перед ними раскинулся сосновый лес. Ветер хлестал в лицо, сердце забилось в бешеном ритме.

Не оборачиваться. Она не будет оборачиваться. Хотя так и стучало в висках, что всё неправильно. Всё не должно быть так! Злость и обида разгорались внутри. Алекс должен был уйти с ними! Плевать на этих староверов, ивварцев, они должны были уйти вместе! Бороться до последнего. Но он только прогнал её, сказав, что всё, что они делали — напрасно.

От рвущей сердце обиды хотелось уйти, убежать. Так далеко, как только можно. Алекс хочет остаться там — пусть! Хочет сдаться — его дело! И будь что будет. Они всё сделали, чтобы его спасти!

Эрик вёл за собой, петляя и запутывая следы. Тропы исчезли, и лошади перешли на шаг, выискивая проход между частоколом сосен.

— В порядке? — спросил Эрик, оглянувшись.

Без обычного насмешливого тона и без издевок. Но говорить не хотелось, голос мог дрогнуть. Джейна только склонила голову и крепче вцепилась в гриву кобылы. Всё в порядке. Надо просто идти вперёд и не думать.

Вскоре продраться через густой подлесок верхом стало невозможно. Они спешились и упрямо и молча пошли вперёд, к тем самым горам, к той острой вершине, на которую Алекс указывал вчера. Только кого и что они там будут искать?

Вспыхнуло перед глазами видение.

Проступало из небытия смутное серое небо. Небо и горы. В скалистых выступах виднелись белые стены. Колонны. Дома. Будто вросшие там, соединенные с природой, вплетенные в неё...

… Вот же она, здесь. Стоит босиком на поросших мхом камнях, дышит таким забытым воздухом гор и сосен, а вокруг колышет листья ветер, пригибает к земле редкие цветы. Пахнет весной и свежестью, будто совсем недавно сошёл с вершин снег, а прохлада сменилась тёплым ветром.

Но она не босиком. Ступню через мягкую подошву сапога уколола острая ветка. И сейчас не весна. Джейна помотала головой, прогоняя морок и головокружение.

Усталость бесконечной погони накатывала всё сильнее. Когда-нибудь это кончится?

 

Вечерело быстро. Они уже порядком поднялись в горы, вокруг всё чаще встречались обрывы и крутые склоны. Несколько раз Эрик осматривался по сторонам, пока не остановился совсем. Это было единственное подходящее место: высокая скала с небольшим углублением защищала с трёх сторон, где-то неподалёку журчал ручей. Может, именно эту острую верхушку они видели там, внизу?

Джейна послушно остановилась рядом, намотав поводья на запястье и подводя гнедую поближе. Успокаивающе погладила по разгоряченному боку и выдохнула сама. Кроме криков орлов в вышине ничего не тревожило тишину леса. Лошадям нужен перерыв, а значит придётся хотя бы ненадолго остановиться.

Но признаваться самой себе, что она рада вынужденной задержке, не хотелось, хотя где-то, в самой глубине души, ещё тлела надежда...

— Ну что, подруга? Снова вдвоем? — Эрик усмехнулся, накидывая поводья на низкие ветви. — Не боись, я тебя не оставлю. Справимся. Я порядком покружил, чтобы запутать их, если кто пойдёт следом.

Только сейчас Джейна заметила, что выглядит Эрик совсем неважно. Лицо побледнело, осунулось и впервые под глазами на загорелой коже виднелись тени от усталости и голода, а грязь и пот оставили следы на щеках и шее. Остро кольнула жалость. Если про его колодовскую метку — правда, он может скоро умереть...

Значит, они будут бороться за его жизнь вдвоем.

— Соберу хворост, — Джейна слабо улыбнулась.

Сумрачная темнота навалилась тут же, как солнце перестало сквозить мимо стволов и скрылось за высокой западной грядой. И каким-то жутким теперь казался лес, так, что не хотелось уходить от стоянки и на двадцать шагов. Холодный воздух забирался под одежду, грубую и одеревеневшую от соленой воды. Джейна последний раз нагнулась за сухой веткой, как где-то позади раздался хруст. Шаги были тяжелые и явно не одной пары ног.

Джейна вжалась в толстый ствол сосны и замерла, не дыша. Но для погони слишком тихо. Ни перекличек, ни разговоров. Кто ещё мог найти их в такой глуши? Шум раздался совсем рядом. Сердце против воли застучало всё громче, пальцы впились в колючки на собранных ветках. Джейна вышла из-за дерева и остановилась, вглядываясь в высокий силуэт. Алекс?!

Продираясь через молодую хвойную поросль, человек подошёл ближе. Рукав чёрного камзола был порван. В ухе не хватало привычной серьги. Пошатываясь и прижимая к себе левую руку, Алекс устало вёл в поводу чью-то чалую лошадь.

— Ну и далёко же вы забрались. Хорошо, знал где искать.

Обида, былое разочарование в миг смешались с огромной радостью и облегчением, что он здесь, живой, вернулся — и Джейна так и стояла с хворостом в руках, не в силах и слова сказать, не понимая, то ли признаться, как счастлива его видеть, то ли припомнить, как он сам прогнал их подальше.

— Чего стоишь? Пойдём, — Алекс опустил руку ей на плечо и шутливо приобнял, посмотрев в лицо. От камзола и от рук пахло кровью. — Я это. Не призрак. Веди… и не спрашивай, что там было.

Спрашивать и не хотелось. Джейна уткнулась лбом в его грудь, позволила себе вдохнуть и ощутить тепло его рук. Уже ничего не изменить. Неважно. Живы. Они всё ещё живы… И по крайней мере, теперь есть немного времени. Она только тихо проговорила:

— Здесь недалеко.

 

***

Этой ночью Джейна никак не могла уснуть от сосущего голода и вертелась на наспех сооруженной лежанке. В животе урчало гулко и заунывно, а тело пробирало ознобом так, что зуб на зуб не попадал. Даже костёр не грел, будто зря они столько блуждали в поисках хвороста. Казалось, что стук зубов разносится на весь лес.

Джейна думала обо всем, что случилось и что ждёт дальше. Они должны спасти Эрика. Она должна найти следы матери, чтобы понять… себя и её. Но что, если весь её побег был напрасен, а дальше-то и идти некуда? Страшно так — в неизвестности — и заснуть бы, а как назло не выходит. Хорошо Эрику: он давно дрых как убитый и видел, наверное, десятый сон. Он совсем не удивился возвращению Алекса, точно знал, что так и будет.

В костре громко треснула ветка, он вспыхнул ярче и снова опал. Алекс сидел, устало привалившись к стволу ближайшей сосны. Он даже не глянул на огонь и продолжал сосредоточенно смотреть в тёмную даль. Отсветы пламени плясали по его лицу, то выхватывая тревожные складки на лбу или в уголках губ, то скрадывая. Должно быть, он тоскует по далёкому морю и прошлой жизни, которой больше нет. Или по той императрице?

Ветра не было, не колыхалось ни листика, будто всё застыло; пламя горело неярко, но ровно. Джейна снова попробовала устроиться поуютней, но после очередного её шороха Алекс не выдержал и тихо позвал, не оборачиваясь:

— Иди сюда.

Джейна замерла на миг, но всё же поднялась, отряхивая налипшие иголки. Тело снова пробила дрожь, сырой воздух вытолкнул из-под одежды последнее тепло. Алекс кивнул рядом с собой, и Джейна опустилась на землю и подобрала колени. Он молча стащил с себя камзол, накинул ей на плечи, а потом притянул к себе, близко-близко. Ноздри защекотал крепкий мужской запах пота, крови, грязи. Но рядом всё равно было хорошо. После мучений последних часов Алекс казался горячим, как печь. Озноб проходил, и тело расслаблялось, будто опущенное в тёплую воду. Джейна неловко придвинулась ближе, смущаясь того, как твёрдая рука обхватила талию. Но потом усталость взяла своё, и она положила голову Алексу на плечо, впадая в спокойное забытьё.

И только где-то на краю сознания закрутилась старая песня, невесть где и когда услышанная. То ли на каком празднике, хриплым мальчишеским голосом под перезвон гитары, то ли в самом детстве. Рваный ритм и слова, которые стали для неё реальностью, подчинились биению сердца и стучали в унисон.

Знаешь… это неважно,

Дождь ли, солнце в затылок.

Это даже не страшно —

Чудом… мы еще живы.

Дыхание выровнялось, тепло разлилось по телу. Джейна прикрыла глаза.

Будет… кровью по горлу.

Плач до изнеможенья.

Будешь… небу покорна.

Или в вечных сраженьях.

 

 

Когда она проснулась, уже светало. Кто-то заботливо уложил её на одеяло, тяжелый и плотный капитанский камзол до сих пор грел плечи, но ноги начали мерзнуть. В стороне слышались приглушённые голоса. Тянуло дымком, сырой землёй и сосновыми иголками.

Джейна потянулась, открыла глаза и села. Оказывается, мужчины уже были готовы и ждали её, тихо разговаривая у погасшего костра. Кажется, они пришли к временному перемирию. Или просто очень хотелось в это верить. Стало совестно: пока она тут разлёживается, у кого-то истекает драгоценное время.

Утро выдалось морозным, а на завтрак оказалась только вода. Джейна тоскливо припомнила те черствые лепешки, которые удалось урвать в деревне. Сейчас она бы была счастлива и жалким крошкам. Оставалось надеяться, Алекс сможет найти путь в это тайное убежище.

Эрик начал седлать лошадей. Проходя мимо, он с многозначительной усмешкой оглядел Джейну, ещё сонную и по шею закутанную в капитанский камзол. Она в ответ только чуть пожала плечами.

— Ну, двинули, — коротко сказал он, затягивая подпругу на вороном и затем забираясь в седло.

 

К полудню горы закрыли собой половину неба. Самая высокая вообще потерялась в облаках, которые цеплялись за вершину, рвались на лоскуты и растворялись среди собратьев. Эта громадина нависла над лесом так, что, казалось, подойдешь слишком близко — раздавит без сожаления.

Верхушки сосен мотались под порывами ветра. Где-то шумели по камням ручьи горных рек. Ехать верхом стало трудно: приходилось продираться через молодые поросли, а это отнимало и без того скудные силы. Внимание рассеивалось. Джейна потеряла счёт дням ещё после побега из Верндари. Утро, вечер, погони, ночные вылазки, снова бег — всё путалось в голове. Давно ныла спина и тянули все мышцы, которые только могут болеть. И она сама наверное бы тоже ныла, если бы были силы.

… Может, по этим камням шла её мать, собирая травы? То, что Джейна видела будто вживую: небо, скалы, белые колонны, точно вросшие в горы. Грубая шерстяная юбка на тонкой фигуре, знакомый наклон головы и тихий голос. Но встреча с матерью отчего-то представлялась странной. Какая она теперь, если жива? С такими же туманными глазами, как та жрица из деревни староверов?

И что-то в этой мысли ещё было не так. Джейна посмотрела вперёд. Камни на уходящей вверх тропе осыпались под копытами поджарой чалой кобылы. Алекс ехал впереди, чуть склонившись к гриве. Останется ли он там?.. Джейна замотала головой. Не сейчас об этом думать. Они должны спасти Эрика, а там жизнь подскажет.

Лесное зверьё оживилось и чуть ли не бросалось под копыта. То испуганно вспархивала синица, то шумно проскакивал заяц, мелькал в кустах быстрым пушистым комочком. Вкусный, наверное… Жаль, ни у кого нет лука, чтобы его пристрелить.

Джейна покачивалась в седле, то впадая в тяжёлую полудрёму, то снова встряхиваясь. В какой-то момент одна из веток чуть не царпанула глаз — Джейна дёрнулась в сторону и чудом уклонилась. Но скоро всё опять начинало оплывать, становиться мутным и размазанным. И, казалось, ничего не изменилось: всё тот же горный лес, замшелые камни, едва заметные примятые следы копыт, где прошли первыми Алекс и Эрик, и так же ползут в просветах между сплетениями веток хмурые облака.

Оглядываясь по сторонам, Джейна пыталась понять, что тревожит, как иголкой колет где-то под рёбрами. Что-то неуловимо изменилось. Здесь будто пахло иначе, резче. Глубокой осенью, палой листвой. Старостью. Смертью. Джейна поёжилась и попыталась отогнать наваждение. Это всего лишь лес и горы.

Они вышли в широком ущелье на открытое место. Гора окончательно нависла и накрыла их своей тенью. Теперь впереди была только неприступная, покрытая сухим лишайником стена, как будто здесь прошёл оползень. Выше, над голой породой, снова начинал расти сосновый лес.

Эрик остановился первым. Алекс прошагал ещё немного дальше, а потом тоже натянул поводья.

— И что… — начал было Эрик, но Алекс поднял руку, призывая молчать.

Он медленно и внимательно осматривал окрестности. Эрик тоже настороженно оглянулся и снова нетерпеливо уставился на Алекса. Его тоже можно было понять — пришли в горы, где не видно и следов человека. На какую помощь рассчитывать в такой глуши?

Тишина здесь давила на уши, будто все привычные звуки — треск ветвей на ветру, поскрипывание стволов, гул горной реки — остались за пределами ущелья. Слишком тихо и гулко, даже жутко. От голода снова заурчало в животе, стянуло под рёбрами. Но Джейна почему-то похлопала свою кобылку по шее и успокаивающе погладила, будто это та просила есть.

— Что делать-то будем? — напомнил о себе Эрик.

— Я думаю. — Чалая кобыла Алекса фыркнула, но он продолжал невозмутимо изучать место.

— Это заметно. Может, воспользуешься уже своими силами? Тут же никого нет. — Нахмурившись, он добавил: — Я ничего здесь не чувствую. Одна пустота.

Алекс бросил на него короткий, но пристальный взгляд.

— А может, лучше научимся пользоваться не только магией, но и головой?

Он ударил лошадь пятками, но та только недовольно мотнула головой и фыркнула, а с места не двинулась. К лошади Алекса в упрямстве присоединились и их с Эриком. Сколько бы Джейна ни понукала, заставляя кобылу идти, та не соглашалась, только закусывала удила и переступала с ноги на ногу. Да что с ними такое?! Пришлось спешиться.

Джейна с сожалением привязала лошадь к сосне, и тут же мягкие губы кобылы цапнули за ворот и бархатный нос ткнулся в плечо. Будто просила остаться.

— Мы скоро вернемся, — виновато пробормотала Джейна.

Она подошла к Алексу, который сосредоточенно осматривался, и, будто кто-то успокаивающе коснулся ладонью, закрыла глаза и тоже вслушалась. Но не в звуки.

Ведь есть же у неё какой-то дар! Если то, что показывала книга Алекса, было правдой, если у неё есть силы, то должен быть способ их использовать. Джейна не знала никаких жестов или особых слов, не знала древний язык. Ничего не знала! Но просто потянулась вперёд всем нутром, желая отыскать путь, увидеть нечто больше. Надежда вела за собой. Здесь ли её мать?

Должны быть здесь! Они все, эти дарханы, должны быть где-то здесь. Должны помочь им. Она найдёт путь!

Смутный шёпот послышался вокруг, что-то потянуло вперёд. В стороне мелькнула тень, а за ней — другая. Они будто называли свои имена. Чей-то голос был тише, чей-то громче. Пролетели перед закрытыми глазами яркие полосы, словно взвились в дикой пляске. Сердце толкнулось в груди и застряло комком в горле, ладони вспотели. Страшно.

Примут ли их, если они сейчас найдут проход? Вдруг эти дарханы на самом деле опасные и недобрые маги, совсем не такие, как… Но она должна их увидеть.

Джейна открыла глаза.

Алекс и Эрик смотрели на неё с удивлением.

— Там… кажется, что-то есть, — она указала на молчаливую высоченную скалу, рядом с который был слышен шёпот.

— Ну, я вижу, — отозвался Эрик. — Что-то есть. Скалы и кусты.

Джейна не ответила, а просто пошла вперёд прямо сквозь заросли можжевельника. Оглянулась. Алекс нахмурился и двинулся следом, за ним — Эрик. Но скоро они уперлись в глухую, уходящую ввысь каменную стену. Дальше прохода не было.

— Что ты видела? — спросил Алекс.

— Не знаю. Какой-то шёпот и смутное… не знаю. Как будто они где-то там.

Алекс подошёл вплотную к скале и остановился, задумавшись. Потом поднёс к ней руку и сначала нерешительно, потом смелее прижал пальцы и замер. Двинулся дальше вдоль скалы, но вдруг резко остановился и присел. На одном из каменных обломков, лежащих на земле в зарослях, виднелся странный знак. Как будто часть надписи на древнем языке. Вновь вспомнились символы из его книги, а потом и знаки на браслете. Джейна потёрла запястье.

Алекс шёл впереди, продолжая иногда наклоняться и рассматривать обломки, что всё чаще попадались на пути, но больше нигде знаки не встречались. В конце концов Алекс остановился у одной из каменных стен и что-то тихо произнёс.

Вдруг с противоположной стороны донесся тихий шум. Откуда-то сверху западали мелкие камешки и, стуча, посыпались на землю. Некоторое время Алекс еще стоял, прислушиваясь, но потом повел их дальше, ещё глубже в самую далёкую расщелину. Дневной свет остался наверху, а тени здесь стали совсем глубокими. Даже земля была холоднее. Подул пронизывающий ветер. Джейна поёжилась, стало не по себе.

— Сюда, — наконец остановился Алекс перед грудой валунов. Казалось, они осыпались уже слишком давно. Через щели между ними пробивались молодые сосновые побеги.

— Это же просто обваленные камни. Твои эти маги что, прячутся там до сих пор? Зачем кому-то заваливать себе проход и сидеть, как в темнице? — недоверчиво и мрачно спросил Эрик.

Алекс продолжал обшаривать валуны.

— Похоже, эти так испугались Служителей, что были готовы зарыться в любую нору, только бы их обошли стороной. Если то, что рассказывали про монастырь и то, когда он был построен, — правда, то они просто трусы. Спрятались, как только серая волна покатилась по ивварской земле.

Джейна удивленно взглянула на него. Первый раз Алекс так искренне и так презрительно высказался об этих дарханах. А она-то думала, они идут к его друзьям!

— О, ну отлично. Именно такие люди с радостью помогут опасным магам, за которыми идёт охота, — подытожил Эрик.

— Это единственное, что я могу предложить, — ответил Алекс. — Другие дарханы скрываются среди ивварцев, и так просто их не найти. По крайней мере, я не знаю. Всё, дальше наверх. Надо перебраться здесь.

Эрик первый полез на эти огромные камни, цепляясь за расщелины между ними. Сделав рывок, он на миг схватился за раненый бок, но упрямо полез дальше. Ему явно всё хуже! Джейна отправилась следом, надеясь, что голова от голода не будет кружиться слишком сильно.

— Хорошо если там найдется что поесть, — ворчал Эрик, подтягиваясь на локтях. Мелкая каменная крошка сыпалась вниз. — Я бы сейчас...

Но фразу он не закончил, добравшись до самого верха. Эрик перекинул ноги на другую сторону обвала, уселся на валун и замер. Через несколько минут, тяжело дыша, залезла Джейна и бессильно опустилась рядом.

Вот откуда то тревожное чувство.

Древний монастырь — целый маленький город — раскинулся перед ними в низине, окруженный со всех сторон горами такой правильной формы, что казалось, они выросли здесь нарочно.

Он был разрушен не меньше, чем пару лет назад. Когда-то белоснежные стены, гладкие, словно вылепленные из податливого белого камня, а потом застывшие по мановению руки, осели и развалились. Рухнули многие черепичные крыши, а те, что уцелели, зияли чёрными провалами. Одна из окружавших огромный город скал разрушилась и засыпала обломками дома. Всё это было похоже на песочный замок, изломанный руками ребёнка, которому надоело в него играть.

Утренние мысли и переживания о том, что придётся выбирать, где оставаться, показались теперь глупыми и напрасными. Джейна вцепилась ободранными пальцами в камни, чувствуя как мелкие крошки сыпятся вниз. Всё было напрасно!.. Снова тупик. Хотелось тоскливо завыть.

Ветер принёс с собой пыль и холод.

 

— Спускаемся, — приказал Алекс и первым отправился вниз, опасно ступая на узкие выступы.

— На кой?.. — сумрачно высказался Эрик и как-то странно, резко вздохнул.

Но Алекс не ответил, и им пришлось просто следовать его путём. Ни о чём не думая, Джейна сползала по крутому обвалу. Наконец они оказались по ту сторону каменной стены.

Алекс уверенно пошёл вперёд, осматриваясь по сторонам, как будто ожидая кого-то встретить. Снова почудился запах смерти. Казалось, они зря тревожат покой этого мёртвого, спящего вечным сном города. Здесь нет ничего… кроме страшных голосов. Джейна поёжилась. Что таится между этих покорёженных древних стен? Она засмотрелась на тёмный провал окна одного из домов, шагнула в сторону и ступила на что-то ногой.

Под опавшими листьями оказались истлевшие лохмотья, едва прикрывающие выбеленные солнцем человеческие кости. Череп потревоженного скелета качнулся и откатился в траву. Джейна вздрогнула и успела тронуть за плечо идущего впереди Эрика.

— Але-екс, — спокойно позвал Эрик, присел и осмотрел находку. — Смотри-ка сюда.

И дальше, в той стороне, их были десятки. Джейна отступила на шаг. От увиденного по спине продрало холодом… Они все умерли в один день. Все до единого. Она точно знала!

— Смотри. Они не ждали нападения, — заговорил Эрик, присев на корточки. — Почти не одеты, безоружны. Если конечно, их потом не грабили. Никого не похоронили.

Алекс остановился рядом и медленно сказал:

— Ты прав… Возможно, свои же и сдали. Кому-то пообещали денег или власти. Неудивительно, что среди трусов легко нашлись и предатели.

Эрик хмыкнул, встал и пнул подвернувшийся под ногу камешек.

— Как ты любишь себе подобных.

— Я никогда не прятался в скалах, как мышь.

 

Джейна не могла оторвать взгляд от останков дарханов. Что за тайны они скрывали, почему погибли? Правда ли были когда-то старые боги? А может, они есть и сейчас и сочтут её достойной? Она прикрыла глаза и мысленно позвала. Она должна найти ответы, что здесь произошло. Эти боги ведь должны помогать таким, как они? Только достаточно ли чиста её душа, чтобы можно было обращаться...

Мама, родная, кровь её, сила её. Страшно, безумно страшно найти тебя здесь. Но нужно знать. Джейна опустилась на колени, зачем-то коснулась руками земли, впилась в неё пальцами, а потом прислушалась к биению сердца и собственному дыханию. К ветру далеко в небе. К стуку веток. Ощутила, как прохладный воздух овевает разгорячённое лицо.

Закружилась голова. Все звуки стихли. Её будто потянуло наверх, к одной из башен, ещё не разрушенной до конца, а потом придавило страшной тяжестью. Джейна не могла вздохнуть. И не могла открыть глаза. Казалось, кто-то сжал горло намертво и тянет за собой в чёрную пропасть, в далёкую бездну. Ужас накрыл с головой, нахлынул удушливой волной. Шёпот был не один, их было сотни! Сотни страшных, мёртвых голосов. Сотни убитых людей, сотни, тысячи неупокоенных душ. Жгло горло, к глазам подступали слёзы. Джейна видела их боль и смерть. Перед закрытыми глазами мелькали пятна. Превращались в ужасные, искаженные мукой лица умирающих. Они распахивали беззубые рты так, что виднелись внутренности. Нет! Не хочу! Не надо! Боги, зачем вы показываете это?!

И вот знакомое до боли лицо. Мягкие, смеющиеся зелёные глаза. Любимые. Родные. Нет, всё вранье, самообман. Они пустые, мёртвые, чужие. Её нет. Нет, мертва, убита, бестелесна. Видение из книги нахлынуло снова.

… Джейна обошла толстый ствол сосны, коснулась шершавой коры, сочившейся смолой. Сейчас они наконец увидят её. Как загорятся глаза мамы! Как она бросится ей навстречу. Будет кричать, целовать и восклицать, что быть такого не может. Но Джейна нашла её. Добралась, всеми силами стремилась и добралась...

И снова.

… Как хотелось, до смерти хотелось вытянуть руки, коснуться, ощутить хоть что-то, хоть край её шерстяной юбки, хоть камень под ногами, хоть льющийся с неба дневной свет.

— Мама, — рвались с губ слова, но застревали в бесконечности.

Мама. Бессовестно предавало горло.

Мама. Не слушались губы.

Но не было слёз, не было голоса, не было рук.

Потому что не было её. Здесь. В мире.

Вот её ответ, ради которого она столько шла, ради которого бросила всё и сама бросилась в это безнадежное странствие. Вот он! Она просила — его швырнули в лицо!

Наконец Джейну будто выдернули из кошмара, кто-то похлопал по щекам. Она через силу вдохнула.

— Эй, Джейни! Всё хорошо? — спросил Алекс, встревожено глядя в её лицо.

— Я здесь… — отозвалась невпопад и не узнала собственный голос. Глухой и страшный, как шёпот из видения.

Мертва. Мертва. Мертва. Как гул колокола, как звон гонга из храма на холме. Мертва. Глухой, глубокий звук, расходится кругами в бесконечность. Больше нет её, нигде, в целом мире нет! Никогда не узнать, не понять, не простить. Джейна не чувствовала, как текут слёзы, пока Алекс не опустился рядом: невидящие глаза смотрели на него как сквозь туман. Он мягко обхватил ладонями её лицо, поднимая голову. Джейна только отстранилась, убрала его руки и повторила едва слышно:

— Мертва.

Так слова звучали ещё страшней. Не глядя и не ожидая ответа, Джейна поднялась с колен, медленно и неуверенно, как нескладная, поломанная кукла. Может, и их судьба такая, как показали боги. Все умрут. И он, и она. Просто, бесцельно и без какого-либо смысла. И все будут… мертвы.

Что-то грохнулось рядом. Эрик пересматривал обломки и по-простому отшвыривал мешающие под ногами вещи. Попадись ему под руку чьи-то останки, он и их отбросит с таким же безразличием.

Задыхаясь от поднятой им пыли, Джейна подняла лицо к бледному, будто разбавленному молоком северному небу. В холодном воздухе даже солнечный свет отдавал синевой. Тишина мёртвого города сжималась вокруг.

Джейна побрела вперёд, не глядя в ту сторону, где было больше всего убитых. Редкие облака равнодушно ползли над горами. Над самым высоким пиком, на севере, застряла, как корона, рыхлая белая тучка. Спокойно и сонно она начала расползаться на белые нити.

Вечное небо. Ему всё равно, что происходит под ним, на земле.

Силой воли Джейна остановила жгущие горло слезы, потёрла щеки и тяжело перевела дух. Дышать, надо просто глубже дышать, она уже не маленькая девочка, чтобы бессильно рыдать и всхлипывать. И она жива и не умирает, как Эрик. Джейна оглянулась. Эрик с Алексом что-то искали в руинах, вяло переругиваясь. Они как три несчастные калеки, три потерянные, заблудившиеся души. Знаменитый капитан, бравый матрос, она сама — та, которая должна была стать Серой — теперь простые бродяги.

И рассчитывать больше не на кого, кроме себя. Зато противоречивые чувства, душившие по пути сюда, расстаяли, словно та туча над горой. Нет больше сомнений, не надо выбирать, где оставаться. Только снова вперёд… в неизвестность. Ведь надо куда-то идти. Раз они ещё живы — надо куда-то идти.

  • Зачем турки  забирали мальчиков? / Сквозь завесу времён... / Павленко Алекс
  • Веня-искусник / То ли судьба, то ли фокус / Тори Тамари
  • Осенний блюз. Katriff / "Легенды о нас" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Cris Tina
  • Откровение / Katriff
  • Безлуние / oldtown / Лешуков Александр
  • Ода Постоянному Читателю - Росомахина Татьяна / «Необычные профессии-2» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Афоризм 795 (аФурсизм). О полёте. / Фурсин Олег
  • Когда крысы бегут с корабля / Блокнот Птицелова. Сад камней / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Не пиши / BR
  • Чтобы понять / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА  Сад камней / Птицелов Фрагорийский
  • Снова у окна / Капли мыслей / Брук Рэйчел

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль