Глава 8. Большая Западная дорога / Первыми Ходят Чёрные / Капли Кристианна
 

Глава 8. Большая Западная дорога

0.00
 
Глава 8. Большая Западная дорога

Этой ночью мне никак не удавалось уснуть. Казалось, стоит мне сомкнуть веки, как снова некто подкрадется ко мне, навалиться и начнет душить… А я все также ничего не смогу сделать. Только перестать сопротивляться и надеяться, что смерть будет быстрой.

Я то погружалась в тревожный короткий сон, то выныривала из него, сонно протирая глаза. Кидала взгляд на сидящего на страже Леона и пыталась уснуть заново.

Девон разбудил меня ближе к восходу. Настала моя очередь дежурить. Подумав, Леон отдал мне один из своих кинжалов.

— Я не умею обращаться с оружием, — обронила я, осторожно разглядывая врученную вещь. Кинжал оказался тяжелым, вероятно, из-за массивной рукояти.

Я обхватила рукоять пальцами, чувствуя холод металла.

— Неправильно держишь, — Леон остановился рядом со мной, взял мою ладонь в свою. — Удар лучше наносить, когда клинок опущен вниз, — он высвободил кинжал из моих рук и положил его в мою ладонь снова, на этот раз в правильном положении, сомкнул мои пальцы на рукояти. — Да, именно так.

— Вряд ли мне это как-нибудь поможет, — усмехнулась я невесело. — Я скорее себя покалечу, нежели того, кто на меня нападет.

Девон улыбнулся.

— В тех случаях, когда на тебя кто-то нападет, есть я. А кинжал оставь себе, — добавил он задумчиво. — Может с оружием рядом тебе будет спаться спокойно.

Леон лег возле костра, подбросил немного хвороста в голодную оранжево-алую пасть и вскоре заснул. Я же сидела рядом с ним, разглядывая блестящее лезвие. Ближе к гарде на клинке стояло клеймо дома Кинжала — два скрещенных меча.

Думала ли я когда-нибудь, что из всех многочисленных знаний нашей достопримечательной Школы мне пригодится только краткий курс лечебных трав? Я вообще никогда не предполагала, что влипну в столь некрасивую ситуацию. Надо было сразу догадаться, что это дело не чистое … Надо было уже давно уяснить, Адель, что судьба не посылает подарки просто так. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Увы, конечно, но такова правда.

Рядом паслась стреноженная лошадь. Мы скакали по Большой Западной дороге полночи и остановились, только убедившись, что нас не преследуют. Леону удалось найти вполне безопасное место для ночлега. Но пробыть мы здесь сможет только до восхода… Что делать, мы оба были без понятия.

Кинжал с тихим шорохом вошел в ножны, которые я закрепила на бедре под юбкой. Леон прав: с оружием как-то спокойней, пусть я и не умею с ним обращаться.

Небо светлело, свет постепенно смывал темные краски на запад. Приближался восход.

Я подкинула в огонь несколько веточек, и с тихим треском пламя занялось добавкой. В свете вспыхнувшем чуть ярче я достала из платья сложенный вчетверо договор. Толстый конверт, запечатанный королевской печатью. Никаких надписей. Адресатов. Пожеланий. Ничего. Идеально чистая бумага и печать. Всё.

— Как ты думаешь, что там написано? — оказалось, Леон проснулся и сейчас внимательно наблюдал за мной.

Я пожала плечами.

— То, о чем сказал Генрих. Мирный договор. Обещание спорных земель и нашей, витторианской, дружбы.

— Ты-то сама в это веришь? — язвительно поинтересовался у меня Леон, принимая сидячее положение. — Из-за такого не станут убивать мирных послов …

— Спорный вопрос, — заметила я, крутя конверт в руках. — В том краю лежат богатые месторождения серебра. Шахтерские земли. Набеги таргар не дают развернуться добыче по полной. Жирный кусок, который отдадут таргарскому хану. Такое не каждому по душе.

— Зачем дикарям серебро? — хмуро спросил Леон. — Они ведь не умеют его добывать.

— Им оно и не нужно. Для них эти земли священны. С ними связаны много таргарских легенд и преданий. Но в чем-то ты прав… Есть масса других способ испортить мирные отношения с нашими соседями, кроме нашей смерти. Здесь действительно что-то большее.

Леон поднялся. Он немного походил, разминая затекшие от неудобной позы конечности, а потом опустился рядом со мной.

— Надо его открыть, — заявил Девон.

Я посмотрела на него, как на сумасшедшего.

— Нельзя. Это письмо для хана. Лично ему в руки.

— Из-за письма меня чуть не прирезали, а тебя не задушили. Мне кажется, мы имеем право узнать, что именно там написано.

Он потянулся к конверту в моих руках, но я быстро спрятала его за спину. Строго посмотрела на Леона.

— Я только что тебе сказала, что там написано.

— Ты толком и не знаешь его содержание, — огрызнулся Девон младший.

— Я посол Его Величества, и я не позволю тебе читать частное письмо.

Леон чуть склонил голову набок, обдумывая мои слова. А потом как-то странно улыбнулся. Не успела я и ойкнуть, как Девон навалился на меня, прижав к земле.

— Отдай мне конверт, Адель, — произнес он, склонившись к моему лицу.

— Пошел ты, — грубо ответила я, крепче прижимая к груди плотную бумагу.

— Тебе-то какая разница, прочитаем мы его или нет?

— Разница есть. Это удар по моей репутации. Никто не доверит мне даже записки, зная, что я их буду читать.

Внезапно Леон расхохотался.

— Тебя все еще волнует твоя репутация, Адель? Вполне возможно вечером нас уже прикончат. И вряд ли твоя «репутация», — он сделал воздушные кавычки, — поможет нам.

— Если нас уж вечером прикончат, то прочтение письма нам уж точно никак не поможет.

— А здесь ты ошибаешься, — заметил Леон. — Мне интересно знать, ради чего я рискую своей жизнью. И тебе тоже, к слову. Уж если нас действительно прикончат, то хотелось бы знать, за что и почему.

С этими словами он крепко-крепко стиснул мое запястье.

— Отдай мне письмо, Адель, — и заметив, как я поморщилась от боли, сжал мою руку крепче. — Я ведь могу тебе что-нибудь сломать. Палец, к примеру. Это очень просто, — он схватил мой мизинец. — Главное, сделать это под правильным углом.

Я молча посмотрела ему в глаза, надеясь, что взгляд получился достаточно красноречивым. Затем протянула ему конверт со словами:

— А теперь слезь с меня, мерзавец.

Леон спокойно поднялся и отошел. Я же осталась лежать на земле, потирая покрасневшее запястье. Девон стискивал его так сильно, что на коже остались следы его пальцев.

С тихим треском сломалась королевская печать. Шорох бумаги. И Леон остановился возле огня, вглядываясь в написанное на листе бумаги. Выражение его лица можно было описать одним лишь словом — полное недоумение.

— Что там? — поинтересовалась я, не в силах побороть любопытство.

Леон ничего не ответил. Подошел ко мне и все также без слов продемонстрировал пустой лист бумаги.

— Это шутка? — спросила я у него.

— Я что похож на королевского шута?

Я осторожно взяла у него бумагу. Действительно пустой. С обеих сторон. Ничего не написано. Ровным счетом ни-че-го.

— Я не понимаю, — я провела пальцем по шероховатому листу. — А второй?

— Точно такой же, — Леон достал из конверта вторую «копию» договора и помахал ею перед моим носом. — Кажется, мы влипли по полной, да?

Я изумленно рассматривала так называемый договор мира. Нет, нет, нет. Что-то здесь кроется. Что-то здесь не так. Всё не может быть настолько … неправильно!

Думай, Адель, думай.

Не зря ты что ли юбки просиживала за школьной партой.

Я оторвала взгляд от письма и посмотрела на потрескивающее пламя, точнее на обуглившиеся ветки, которые Леон ворошил длинной и толстой палкой.

Меня осенило внезапно, как обухом по голове.

Ну, конечно!

Это же так просто, что до этого не сразу и догадаешься!

— Что с тобой? — угрюмо поинтересовался Леон, когда я вскочила на ноги. — Что ты собираешься делать? — спросил он, когда я приблизилась к костру и, вытянув руку, стала держать одно из писем над огнем.

— Адель.

Я лишь приложила палец к губам, жестом прося его помолчать.

Этот способ должен сработать. Все знают эту детскую игру. Невидимые чернила, написанные лимонным соком. Надписи появляются лишь тогда, когда немного поддержишь бумагу над огнем.

Наконец дошло и до Девона.

— То есть, — начал он, — ты действительно полагаешь, что они написали письмо, от которого зависит мир с нашими соседями, лимонным соком? Как все мы делали в детстве?

— Именно, — кивнула я и не сдержала улыбки, когда на бумаги начали проступать надписи. — Это ведь слишком просто, чтобы серьезные люди пользовались таким методом, не правда ли? Все ожидают шифра. Сложного кода. Но только не этого …

— И что же там написано? — Леон остановился за моей спиной, вгляделся в письмо. — Ничего не понимаю.

— Потому, что написано на таргарском, — отозвалась я, внимательно вчитываясь в содержимое.

Постепенно словом за словом картина становилась для меня ясной. Генрих сказал нам лишь малый кусочек правды. Хану полагался более обширный кусок земель, нежели те, о которых я думала. И главное, его женой должна была стать старшая дочь короля. Его Величество намеревается крепко привязать к себе нашего соседа, пообещав хану, что поможет с укрощением недовольных степных племен. Взамен же хан должен был пообещать прийти на помощь на тот случай, когда Витто будет угрожать более серьезный противник.

Это всё озвучила я Леону.

Тот задумался над услышанным.

— Я слышал кое-что … Так слухи, ничего серьезного. Сперва об этом говорили слуги, а потом я услышал это и от дяди.

— Что именно?

— Что Джаспер может вернуться, — произнес он. — Что он жив и что собирается армию, чтобы свергнуть узурпатора.

Джаспер Лишенный Короны. Джаспер Король в Изгнании. Как его только не называют в народе… Сын преданного и убитого своим другом короля, единственный мальчик кому удалось выжить из предыдущей династии.

Я аккуратно сложила письмо и развернулась к Леону.

— Это всего лишь слухи, да? Нас ведь не ждет новая война?

Леон пожал в ответ плечами.

— Вряд ли. Дядя не выглядел обеспокоенным этой новостью. Просто слухи.

Я снова взглянула на конверт в своих руках. Даже, если это просто слухи, даже, если Джаспер смирился со своей судьбой изгнанника, это не отменяет важности нашей миссии. Мне доверили особенное задание, и я не подведу ни короля, ни его советников.

— Мы должны доставить это письмо хану, и как можно скорее.

Леон склонил голову набок, задумываясь над мои предложением. Я думала, он откажется. Упрется, как обычно. Или наоборот посмеется со словами, что эта идиотская затея.

Но Девон удивил меня.

Он согласился.

— Да, ты права. Договор должен быть доставлен хану. Было бы глупо отступать после всего того, через что нам пришлось пройти.

Я смерила его подозрительным взглядом, но говорить ничего не стала. Не поймите меня неправильно: я рада, что Леон согласился пойти со мной, он может постоять за себя (и за меня заодно), но то, что так легко согласился, немного настораживает …

Но ладно, думаю, с этим мы можем разобраться потом.

Я спрятала письма и сильнее закуталась в свой дорожный плащ. Небо окончательно посветлело, и над горизонтом уже виднелся желтый краешек восходящего солнца.

— Значит, вперед по Большой Западной дороге? — спросила я.

Леон кивнул.

— Да. По Большой Западной Дороге.

 

 

 

*****************

 

 

За окном занимался рассвет. Небо окончательно расчистилось от темных ночных красок. Над столицей поднималось солнце.

Генрих Ришарх стоял у окна, глядя на рассвет. В руках он держал письмо, написанное Адель, в которой девушка излагала события прошедшие несколько дней назад. Она оставила и координаты того места, где она и Девон находятся. Не так уж далеко от Волчьего леса.

Значит, им удалось спастись.

Двое все-таки выжили…

Генрих аккуратно сложил письмо.

Ему его принесли несколько минут назад. Какой-то парень привез его в столицу и сразу же бросился в дом Генриха. Конверт с темной пометкой «срочно» сперва попал в руки слуги, а затем на рабочий стол лорда Ришарха. Гонца отпустили, отсыпав ему несколько монет. За старание, так сказать.

Деньги за старание, и еще одна награда, чтобы замолчать навсегда. Лишние свидетели ни к чему. А с перерезанным горлом говорить не получится.

Генрих подошел к камину и бросил письмо в огонь, наблюдая за тем, как быстро занимается пламенем бумага. Минута, и от торопливо написанного, тревожного и полного надежд послания Адель остался только пепел.

Прости, девочка, но таковы правила игры.

Зачастую необходимо пожертвовать пешками, чтобы потом добраться до короля.

И в этот раз первыми ходят чёрные.

  • Мятежные Демоны / Мятежные демоны / Дикая Диана
  • Под музыку Вивальди / Книга перемен / анс
  • Под волчьим солнышком / Колечко / Твиллайт
  • Переполох на тихой улочке / Флешмобненькое / Тори Тамари
  • Только призрак может рассказать правду / Запасник-2 / Армант, Илинар
  • Обыкновенное чудо / Алина / Тонкая грань / Argentum Agata
  • Обещанья / Странная Новь или Новая странь / Лешуков Александр
  • Афоризм 246. Реалист. / Фурсин Олег
  • Цветок / Мои Стихотворения / Law Alice
  • Начало / Поэтическая тетрадь / Ботанова Татьяна
  • Отношения / Чудесатый Кубик-Рубик / Кэй

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль