Глава 6, в которой Яна попадает на бал

0.00
 
Глава 6, в которой Яна попадает на бал

Из дневника Бертрана Дор-Меринга:

«Скоро пришлось признать простую истину: сидя в глуши в заброшенном замке, я отрезан от мира. Я превосходно обосновался, смог замаскировать свое убежище от магического поиска, благо сил мне не занимать. Но дальше для воплощения своей мести требовалась информация обо всем, что творится в Морирате.

Я не долго думал над проблемой. Мне и раньше приходила в голову мысль о том, чтобы создать что-то вроде своей собственной службы, но теперь в ней появилась практическая потребность.

Чтобы заставить людей работать на себя, необходимы деньги и вера. В идеале, хорошо иметь и то и другое, но денег в достаточном количестве у меня, увы, не было. Найти смышленого деревенского парня и вселить убеждение в его великое предназначение не составило труда. Всего-то и потребовалось, что создать слабенькое магическое ядро и сделать вид, будто это его рук дело. Так осенним ветреным днем пастух по имени Петер превратился в отца-основателя организации экков.

Это было даже забавно наблюдать, как быстро, всего лишь за несколько месяцев его последователи появились во всем Морирате. О, да, я знал, на что давить. Простые смертные всегда мечтали о магии, о силе, которая позволит им хотя бы немного возвыситься над такими же ничтожествами, как и они сами.

Петер (под моим чутким руководством, разумеется) разработал всю эту мишуру, которая обычно окружает любой культ: черные балахоны в качестве одежды, устав, правила, миссии, ритуалы. Их много, очень много. Сложная разветвленная иерархия, многоступенчатые этапы посвящения в избранные, послушания и испытания. Все это служило одной-единственной цели: собирать информацию и пожертвования, которые в итоге стекались ко мне.

Разумеется, Дор-Балит мгновенно заинтересовался экками. Следаки рыли очень тщательно, но выйти на меня так и не смогли, остановились на Петере. Как я и ожидал, Дор-Балит не стал уничтожать мое детище, просто взял под контроль. Он так предсказуем, мой дражайший кузен.

Уже меньше, чем через год я получил первые результаты. Сидя в далекой, всеми забытой глуши, я знал и видел все. Повсюду, в каждом уголке Морирата у меня были глаза и уши, порой я узнавал новости быстрее Королевской Следовательной Службы. Не сразу удалось наладить работу так, как бы мне хотелось, приходилось многое додумывать, менять, совершенствовать. Но оно того стоило.

Петер, к моему удивлению, оказался, смышленым малым, даже не ожидал от него. Не сразу, но он раскусил мой обман. Но парень быстро сообразил, какие выгоды несет ему сотрудничество со мной. И, главное, он понял, что с ним случится, реши он выступить против меня. Поэтому мы быстро пришли к согласию.

Сперва я беспокоился. После стольких лет одиночества и недоверия трудно впускать в свою жизнь посторонних. Но мне нужен был если не друг, то хотя бы соратник. Преданный человек, на которого я мог бы положиться. И Петер им стал.»

***

Утром дождь закончился. Случилось это столь неожиданно, что гости графа несколько растерялись, не в силах решить, уезжать им сегодня или на следующий день. Сборы потребовали бы некоторого времени и, чтобы засветло добраться до постоялого двора, путешественникам придется хорошенько поторопиться.

Но вскоре каждый из них по отдельности поймал себя на мысли, что готов всю ночь скакать по грязной непросохшей дороге, лишь бы не задерживаться в этом чудесном месте ни одной лишней минуты. И на кратком общем совете было решено выезжать незамедлительно. Все благоволило скорейшему отъезду — яркие солнечные лучи пробивались сквозь редеющие тучи, разгоняя полумрак комнат и обещая прекрасную погоду, сытые отдохнувшие лошади томились в конюшне, дорожные сумки уложены почти мгновенно, и даже Стрэгг, раненый охранник, вполне поправился, чтобы продолжить путь.

Выйдя на крыльцо, Яна на мгновение зажмурилась, настолько светло и радостно оказалось на улице по сравнению с прошедшими мрачными деньками. В воздухе стоял дурманящий аромат свежести. В стеклах окон плясали солнечные зайчики, с ветвей и крыш все еще падали крупные капли воды, искрясь, словно драгоценные камни. Стайка пичуг весело плескалась в огромной луже посреди двора.

Похоже, все жители замка высыпали поглазеть на отъезд гостей. На крепостных стенах нес вахту гарнизон в полном составе, возле лошадей крутилась целая армия конюших, почти в каждом окне виднелись головы слуг, и даже поварята нашли себе неотложное дело у воротной башни.

Яна прилаживала сумку к седлу Греты, когда к ней подошел заметно повеселевший Деррик.

— У меня для тебя хорошая новость, — сказал он. — Господин Жафр будет сопровождать нас до Ниринда. Он путешествует в карете, и тебе не придется скакать верхом по размытой дороге.

— Кто такой господин Жафр?

— Поверенный графа, ты встречалась с ним на торжественном ужине.

Может и встречалась, но там было много незнакомых людей, и Яна мало кого из них запомнила.

— Деррик, а этот Жафр… — Яна замялась, — он нам так нужен?

Принц поморщился.

— Я пытался отказаться от его общества, но Клотирьяр хитрый малый, заранее подготовился. Видите ли, время сейчас не спокойное, с нами ехать безопаснее.

— Но ведь с каретой получится дольше!

— Зато намного удобнее, — с другой стороны Греты выросла голова Шерита. — Очаровательным дамам не пристало трястись в седле, не правда ли, братец? — вопросил он елейным голосом.

— Разумеется, братец, — с лучезарной улыбкой ответил старший принц.

— Новость действительно прекрасная, Ваше Высочество! — из-за плеча Деррика показался эс-тьер Марик. — Я, признаться, успел привыкнуть к комфорту, к тому же совсем не хочется пачкать камзол, его так трудно чистить.

Никто не успел ответить, потому что появился господин Жафр, плотный человек среднего роста с сосредоточенным лицом. Одет он был в серый дорожный костюм, в меру строгий и в меру элегантный, как и подобает деловому человеку.

Последовала церемония прощания с хозяином замка и его приунывшими дочерьми. Их Высочества выслушали все подобающие случаю пожелания счастливой дороги, после чего путешественники расселись по местам. Яна, эс-тьер Марик и поверенный собирались ехать в карете, остальные — верхом.

В последний момент вдруг выяснилось, что нет слуги господина Жафра. Негодный мальчишка куда-то запропастился. Поднялась суматоха, уже хотели отрядить несколько человек на поиски, как высокий худощавый юноша выскочил из-за угла замка. Получив заслуженный подзатыльник, мальчишка занял место рядом с возницей. Сам же поверенный поспешно забрался в карету.

В это время граф Клотирьяр с супругой приносили Деррику извинения за задержку. Принц давил из себя улыбку и с раздражением поглядывал в сторону кареты, которая все никак не хотела двигаться с места. Яна поймала его взгляд и ободряюще кивнула. Его Высочество подмигнул в ответ и дал шпоры коню. Кавалькада тронулась в путь.

Ехать в обществе посла и поверенного Яне было не очень уютно. Первого она опасалась и старалась в его присутствии помалкивать, второй не был настроен на светскую беседу. Быстро выяснив, что господин Жафр направляется в Ниринд по некоторым торговым и финансовым делам графа и везет с собою образцы товаров для каррадехшских компаньонов, Яна потеряла интерес к поверенному и уставилась в окно.

После пятидневного ливня дорога представляла собой жалкое зрелище, и Яна была немало удивлена, когда путешественники добрались до постоялого двора, ни разу не увязнув ни в одной из бесчисленных луж. Не успели они выехать на южный тракт, как её верховые спутники перепачкались с головы до ног в грязи, а сама она ушиблась до синяков в прыгающей на ухабах карете.

***

Уже затемно карета в сопровождении всадников въехала в ворота постоялого двора. С первого взгляда стало ясно, что найти свободную комнату для ночлега будет не то что сложно, а невозможно. Несколько караванов стояли здесь, пережидая дождь, и не успели еще уехать, а новые постояльцы, в основном верховые, уже начали прибывать. Господин Жафр со слугой заночевали прямо в карете, охранники расположились на улице под навесом. Сэру Марику и Периту Филбуру перепали две грубо сколоченные лежанки в кладовке, заставленной ведрами и швабрами. И только Их Высочествам хозяин пожертвовал свою собственную спальню.

Перспектива провести ночь в одной постели сразу с обоими братьями Яну несколько обескуражила, причем как в хорошем, так и в плохом смысле. С одной стороны ситуация складывалась пикантная, и что уж греха таить, захватывающая. С другой — после недавнего поцелуя Яна чувствовала скованность в присутствии Шерита и не знала как себя вести. И уж тем более страшилась в течение целой ночи слушать его сладкое сопение у себя под боком. А ведь под другим боком будет сопеть еще один, не менее прекрасный принц. Это же какими стальными нервами надо обладать, чтобы вынести такое искушение?

К счастью, предупредительный Шерит избавил Яну от столь тяжкого испытания. После ужина он, выразительно глядя на брата, спросил:

— Яна, ты не возражаешь, если мы с Дерриком покинем тебя на несколько часов?

— Покинем? — брови старшего принца взлетели вверх.

— Разумеется, покинем, — ответил Шерит тоном терпеливого учителя, объяснявшего туповатому ученику прописные истины. — Не могут же особы королевской крови компрометировать даму, оставаясь с ней наедине в течение целой ночи. Это неприлично.

Яна про себя хихикнула. Отчего-то раньше Шерит не вспоминал о приличиях. А может, все наоборот, и это дама скомпроментирует принцев, оставаясь с ними двумя в одной комнате? Кто его разберет, этот королевский этикет.

Деррик нахмурился. Уходить ему явно никуда не хотелось, и Яна на несколько мгновений даже затаила дыхание, ожидая его реакции. Ведь Деррик подчиняется только одному королю, да и то с неохотой, а уж слушаться младшего брата он ни за что не станет, сделает по-своему.

— Конечно, — наконец, Деррик согласно наклонил голову, а Яна облегченно выдохнула. — Я как раз об этом подумал.

Он легко поднялся со стула, подхватил клинки и вышел из комнаты. В дверях задержалась ухмыляющаяся физиономия Шерита.

— А это тебе увлекательное чтение на ночь, чтобы не скучала без меня, — он бросил ей на колени небольшую книжицу в изящном кожаном переплете и захлопнул дверь.

Книга и впрямь оказалась интересной. Под простым названием «Основы магии» скрывалась масса ценнейших сведений, которые, по мнению автора, обязан знать каждый уважающий себя начинающий волшебник.

Главы, посвященные истории магии этого мира Яна быстро проглядела по диагонали, а вот классификация магических средств и возможностей привлекла ее пристальное внимание. Яну интересовал не только перечень всех возможных умений, которыми она в теории могла бы обладать, но более того ей не терпелось определить свое собственное место в иерархии магов. Она уже догадалась, что способности ее выходят за рамки обычного, но насколько велики эти силы по сравнению с другими магами оставалось тайной покрытой мраком, раскрывать которую Шерит не торопился.

На нижней ступени классификации значились маги, обладавшие самыми простыми навыками — исцеления и предсказания. Тут Яна улыбнулась, вспомнив свою жизнь с цыганами. Таких магов у них половину табора можно было насчитать.

Далее шли колдуны, способные генерировать различные виды оружия и другие полезные штуковины, которые в свою очередь имели собственную классификацию в зависимости от количества энергии, затрачиваемой на их создание, и природных способностей мага. Простейшим оружием считалось магическое ядро, обладая терпением, научиться его генерировать могли даже и не маги. Следом шли ножи, мечи, стрелы, кнуты и лучи, все, разумеется, с эпитетом «магический». Этим вещам младший принц уже научил Яну.

Более умелые маги могли считывать ауру человека, определять уровень его способностей, местоположение, жив ли он, говорит ли правду и тому подобное. Как правило, будущий волшебник рождался уже с набором этих умений, но вынужден был довольно долго учиться, чтобы эти способности развить и эффективно ими управлять. С незапамятных времен короли быстро сообразили, как могут использовать столь полезные качества на благо себе и государству, и стали объединять магов вокруг себя, создавая всевозможные специализированные службы. Сотрудничество оказалось взаимовыгодным, так как в бою магические способности приносили мало пользы, и, не объединившись в некоторую отдельную касту и не создав, не без помощи короля, вокруг себя некий таинственный ореол, магам угрожала бы реальная угроза истребления.

В Морирате такой организацией являлась Королевская следовательная служба. Отдельные ее подразделения занимались расследованием всевозможных преступлений, дознаниями, проведением экспертиз, шпионажем и вообще всем, что касалось обеспечения спокойствия и безопасности страны. В других подразделениях неустанно велись научные изыскания с целью создания более дешевых и мощных видов магических средств, а так же способов их использования даже магами, не обладающими достаточными силами. Так же служба обладала монополией на изготовление различных магических средств для простых смертных, таких как охранные амулеты, средства от боли и похмелья, так называемая домашняя химия, светильники. В принципе, уже давно был найден даже способ локализации магического ядра и заточения его в специальный футляр, так что им мог воспользоваться кто угодно, а не только маг, сгенерировавший ядро. Но король не решился дать ход этому изобретению, опасаясь массового распространения столь опасного оружия среди населения.

Само собою, не все маги желали находиться в подчинении и работать на короля, выбирая независимый образ жизни. Их не притесняли, но в службе они числились как неблагонадежные и зорко контролировались на предмет объединения с врагами и замысливания каких-либо диверсий вроде захвата власти. Увы, королевские маги хоть и были сильны, многоопытны, хорошо обучены и имели в своем распоряжении внушительный бюджет, а так же всевозможные научные и технические достижения, уследить за всем и каждым не могли. Находились умельцы и подделывающие магические предметы, и продающие оружие на черном рынке, и периодически устраивающие заговоры. С ними тоже приходилось бороться.

Таким образом, деятельность Королевской следовательной службы была разнообразна, а отделения ее — обширны и многочисленны.

Уже много лет ее весьма успешно возглавлял Эрлинг Дор-Балит, один из самых могущественных магов во всем мире. Когда-то очень давно колдунов его уровня было не то чтобы много, но достаточно, чтобы они не считались чем-то из ряда вон выходящим. Как и любой человек, наделенный недюжинными способностями, а уж тем более магическими, каждый из них мнил себя достойным как минимум звания Властелина Мира, что самым естественным образом привело сначала к негласному, а позднее к открытому противостоянию между сильнейшими магами, которым покровительствовал Темнейший Дортейн, и королевской династией, потомками Пресветлого Тростейна. Противостояние это вылилось в Большую Магическую Войну, завершившуюся полным и безоговорочным разгромом мятежников, решивших изменить порядок, установленный самими Божественными Братьями еще в Начале Времен.

Дор-Балит, один из немногих магов, кто выступил на стороне тьеров. И после их победы, когда во время тяжелейшего кровопролитного финального сражения были уничтожены все сильнейшие маги (или доры, как они себя именовали) Морирата, автоматически приобрел звание самого «великого и ужасного», а заодно, возглавив Королевскую следовательную службу, стал практически вторым, теневым, королем Морирата.

Никто в действительности не знал, как далеко распространяется сила Главного Мага, так как тот старался особенно не афишировать размеры своего могущества. Но из того, что было известно в народе, следовало, что умеет и знает он немало и при этом неустанно совершенствуется в магическом мастерстве.

По всей Интеллии с трудом можно было отыскать пару десятков магов, способных создавать достоверные иллюзии, магические преграды, пространственные туннели, взрывы сплошного и направленного действия, маскировать ауру свою и чужую, и уж точно менее пяти из них смогли бы все это локализовать и сделать возможным для передачи другому лицу. Эрлинг Дор-Балит это умел, а уж о чтении мыслей, воздействии на настроение и поведение человека и говорить не приходилось. Поговаривали даже, что он может полностью подчинить себе волю другого, что он и проделал с королем, но слухи эти были вызваны завистью и страхом перед Главным Магом Королевской следовательной службы и не имели под собой никаких оснований.

Природа подарила ему цепкий пытливый ум. Сочетая в нужных пропорциях жестокость и хитрость, он научился превосходно манипулировать людьми и создал вокруг себя ореол таинственности, что заставляло окружающих бояться его больше, чем следовало бы на самом деле. Пара громких изобретений только способствовала укреплению его авторитета.

Одним из таких изобретений стал «ритуал семи видящих». По большому счету существовал он еще за много столетий до появления Дор-Балита на свет, но вследствие высокой опасности и редкого применения секрет его был утрачен. Эрлинг же сумел по новой вычислить все необходимые компоненты для проведения ритуала, позволяющего даже по самым малым, казалось бы, бесполезным, крохам ауры найти что угодно и где угодно. Как следовало из названия, участвовали в нем семь магов строго определенной квалификации, подвергаясь при этом немалому риску сгореть заживо в потоках объединенной силы.

Разумеется, в официальных источниках такие подробности о Главном Королевском Маге не публиковались, все это Яна узнала из рассказов Шерита, цыган в таборе и случайных слухов.

В заключение в книге упоминалось несколько легенд о Высших магах, которых никто никогда не видел, но все о них слышали. Маги эти обладали силами, которые простому человеку даже и представить себе было невозможно, и творили они вещи, обычному разуму неподвластные. В частности, приводился пример о магическом куполе, накрывающем огромное пространство и, в зависимости от намерений мага, делавшим его невидимым или же уничтожавшем все живое. Существовали ли подобные великаны в самом деле, автор книги точно не знал, но легенду привел в качестве примера идеала, к которому обязан стремиться каждый начинающий волшебник.

— Где ты взял эту книгу? — спросила Яна у Шерита на следующий день, когда они остановились на привал.

— Позаимствовал в библиотеке графа, — хмуро буркнул тот в ответ.

Оба Высочества с утра изволили пребывать в плохом настроении. Оно и понятно, всю ночь бедняги не спали. Чем они занимались, Яна не знала, но к ней в комнату они не приходили. А спрашивать она не рискнула.

— Шерит! Воровать не хорошо!

— А натравливать на меня своих дочек хорошо? — огрызнулся принц и прибавил официальным тоном. — Запомни раз и навсегда, особы королевской крови никогда не воруют.

— А что же они делают?

— Наделенной им властью изымают для дела государственной важности.

— Ух ты, как удобно. Неплохо быть королевским сыночком.

Шерит посмотрел на нее непробиваемым мрачным взглядом. Все-таки до чего же он упрямый! Если решил быть злюкой — ничем нельзя его отвлечь.

— Зря ты так думаешь, — соизволил ответить Его Высочество. — Власть дает много преимуществ, но так же накладывает свои ограничения. Каждый член королевской фамилии должен быть крайне осмотрительным, иначе рискует потерять не только положение, но и голову. Желающих сместить отца предостаточно.

— Какой сумасшедший решиться на это? Его же охраняет целая армия магов.

Шерит пожал плечами.

— Да хотя бы тот же Дор-Балит. Чем не претендент на трон? К счастью, он слишком умен, чтобы искать себе дополнительных проблем и воевать с богами. У него и так власти хватает.

— Воевать с богами? Разве за трон воюют не с королем?

— И с ним тоже, — кивнул головой Шерит. — Но ни один потомок Дортейна не может править Мориратом. Это привилегия потомков Тростейна. Люди правят, маги им помогают. Законы Божественных Братьев не так — то легко нарушить.

— Тогда, может быть, ты сам? — осторожно спросила Яна.

Она часто задавалась этим вопросом: чего хочет Шерит? Стремиться ли он к власти? Или его вполне устраивает беззаботная жизнь не наследного принца? Ведь зачем-то он взял Яну с собой, подробно выпытывает о ее мире, учит магии. Не спроста это, наверняка что-то задумал.

Шерит метнул в нее быстрый колючий взгляд, но решил не обострять:

— Я много размышлял об этом, — ответил он подчеркнуто серьезно, — и пришел к выводу, что мне это не выгодно. Если я кого и буду смещать, так это Деррика. — Он помолчал немного, жуя холодное мясо. — А если серьезно, думаю, есть кто-то, о ком я не знаю. Возможно, у отца больше информации. Но этот кто-то имеет в своем распоряжении много денег и очень сильного мага.

— С чего ты так решил?

Шерит растянулся на траве, приподнялся на одном локте и впился зубами в зеленое сочное яблоко. Брызнул фруктовый сок, в воздухе разлился терпкий запах.

— Сама посуди. Тогда на дороге на нас напало двадцать семь человек, включая тех, что хотели схватить тебя. И все они ушли через пространственные туннели, даже мертвых с собою забрали, чтобы не оставлять улик. Один туннель пропускает через себя пять человек. Следовательно, им потребовалось как минимум шесть пространственных туннелей, чтобы исчезнуть и замести следы. Верно?

— Верно, — подтвердила Яна несложные математические вычисления.

— Один туннель стоит целое состояние. На такие деньги можно купить, скажем, небольшое поместье. Тот, кто послал этих людей, не пожалел целых шесть тоннелей, и еще магическую преграду не забудь, чтобы похитить тебя и остаться не узнанным. Какой напрашивается вывод?

— Какой? — Яна прикинулась дурочкой.

В кои веки Шерит решил немного пооткровенничать, не стоит ему в этом мешать. К тому же принц любил выступать в роли наставника и всегда добрел, когда Яна, затаив дыхание, внимала его мудрым речам.

Высочество посмотрел на нее как на неразумное дитя, но уже более охотно, чем прежде, пояснил:

— Либо он очень состоятельный человек, либо маг, способный сам создавать туннели. И, самое невероятное, локализовывать их.

— Да, я читала, что это почти невозможно.

— Вот именно.

— Так почему следовательная служба его не разыщет?

Шерит попробовал пожать плечами, но в его полулежачем положении это не очень получилось.

— Думаю, они уже вовсю заняты поисками. Но это не так-то просто. Сильный маг легко может замаскировать свою ауру под обычного человека. Вычислить его без дополнительных зацепок невозможно, а именно их и унесли с собой разбойники.

Здесь было над чем подумать. Если Шерит прав, то Яна находится в еще большей опасности, чем предполагала. По крайней мере, до тех пор, пока у нее в руках кинжал. Разумнее всего было бы избавиться от него таким образом, чтобы таинственному магу, который за ним охотится, стало об этом известно. Тогда он, возможно, оставит Яну в покое. Но с другой стороны без кинжала Яна лишится магии и, следовательно, поддержки принцев.

Как хорошо, что подвернулась эта поездка за границу. Пусть ненадолго, но Яна отсрочит неминуемую встречу с человеком, жаждущим ее прикончить. А если повезет вернуться домой, то и вовсе ее избежать. Оставалось только надеяться, что у ее преследователя не слишком длинные руки, и он не сможет достать ее в Карадехше.

Через четыре дня путешественники прибыли в портовый город Старид.

***

Процессия въехала на мощеные брусчаткой улицы залитого солнцем города во второй половине дня и направилась в сторону порта. Когда-то давно здесь стояла всего лишь небольшая крепость для защиты от пиратов, но постепенно опасности становилось все меньше, а выгоды и доходов от расширения морского судоходства все больше, и город разросся далеко за пределы высоких каменных стен, высившихся на крутом скалистом берегу.

Яна ехала верхом и смогла хорошенько разглядеть морские ворота Морирата. На окраине ютились хилые лачужки бедняков, сколоченные из всего, что только под руку попадется, чуть дальше их сменили дома зажиточных горожан, сначала деревянные, а потом уже и каменные, по мере приближения к центру города становившиеся все выше и солиднее. И в завершение кавалькада очутилась на главной городской площади с нависшей над ней колокольней ратуши.

Как и в любом крупном городе жизнь здесь кипела, улицы были запружены людьми, спешащими сразу во всех направлениях, повозками с запряженными в них лошадьми, мулами и осликами, лавками и магазинами, в которых можно найти все что душе угодно и даже больше. Международный порт собрал в одном месте людей из разных стран. От пестрых иностранных одеяний рябило в глазах, в многоголосном гомоне ухо улавливало слова на незнакомых языках. То и дело встречались моряки всех мастей и рангов, начиная от солидных капитанов, эдаких просоленных морских волков, и заканчивая подозрительными личностями, более всего своим видом напоминающих пиратов. Воздух звенел от пьянящей смеси запахов морской воды, рыбы, пряностей, водорослей, помоек и гниющих отходов.

Уличная толчея несколько замедлила продвижение путешественников, а ближе к центру города они и вовсе попали в затор, выбраться из которого смогли только при помощи охранников, своим грозным видом, а где и при помощи меча разгонявших столпившихся людей. Затем недолго петляли по лабиринту очень узких, но зато более тихих улочек и, наконец, остановились у гостиницы с гордым и загадочным названием «Трозикториус», уютного на вид трехэтажного здания, выкрашенного светлой бежевой краской, с синей черепичной крышей и ставнями, окруженного крошечным садиком и изящной кованой оградой. Ворота можно было скорее принять за произведение искусства, нежели защитное сооружение, настолько воздушным и невесомым казался их витиеватый рисунок.

Карета въехала на внутренний двор гостиницы, располагавшийся за главным зданием, где Яна получила представление об истинных размерах их временного пристанища. За небольшим основным зданием, выходившим фасадом на улицу, скрывался обширный двор, с одной стороны ограниченный конюшней, а с другой подсобными помещениями. На противоположном конце двора располагался второй корпус гостиницы, предназначенный для проживания слуг и охраны, сопровождающих состоятельных господ. Вверху оба здания соединяла сложная система натянутых канатов, как позднее убедилась Яна, служившая неким подобием мобильной связи между хозяевами и слугами.

В главном здании гостиницы проживали богатые знатные путешественники. Оно насчитывало не более дюжины просторных, со вкусом обставленных номеров, каждый из которых был оформлен в стиле той или иной страны. Подобное дизайнерское решение имело большой успех среди постояльцев, ожидавших отплытия за границу. Нарядный швейцар с непроницаемым лицом проводил гостей в холл, где их встретила сама хозяйка заведения, высокая стройная дама в годах, прямая как палка, от которой за километр веяло хорошим воспитанием и безупречными манерами.

— Счастлива приветствовать Ваше Высочество! — радушно, но при этом сохраняя собственное достоинство, произнесла она приятным низким голосом, приседая перед Дерриком в подобающем случаю реверансе. — Ваше Высочество! — второй реверанс достался Шериту. — До меня дошли слухи о Вашем скором приезде, и я взяла на себя смелость заранее приготовить комнаты.

— Это очень любезно, госпожа Малькис, — ответствовал Деррик самым светским тоном. — Но, как видите, мы прибыли не одни. С эс-тьером Мариком Вы знакомы. Это тьера Яна Вирту, наш большой друг, и тьер Перит Филбур. Им так же необходимы комнаты.

— Разумеется! Сейчас не много гостей и господа могут выбрать номер по своему усмотрению.

— Я бы предпочел, чтобы комнаты тьеры Витру располагались рядом с моими, — подал голос Шерит.

Яна почувствовала легкий укол. Одним ничего не значащим предложением Шерит быстро расставил все по своим местам. Зато теперь не возникнет ни малейших сомнений о ее положении в этой великосветской компании. И хотя Яна за время пути уже давно привыкла к тому, что ее считают любовницей младшего принца, отчего-то в этом роскошном респектабельном отеле хотелось, чтобы ее воспринимали иначе.

Госпожа Малькис оказалась дамой многоопытной, а персонал великолепно вышколенным, поэтому Яну проводили в ее комнату со всем возможным почтением.

Господин Жафр так же решил остановиться здесь, но выбрал более дешевый номер во втором корпусе.

Наскоро приняв ванну и переодевшись, Деррик, эс-тьер Марик и господин Жафр отправились в порт, чтобы узнать о ближайшем корабле, отплывающем в Зирет. По возвращении они сообщили не утешительные новости. Позволив себе погостить у графа Клотирьяра, путешественники не успели к отплытию «Быстрого Паруса», на котором предполагали добраться до Карадехша. И теперь приходилось ждать еще неделю, прежде чем большой лайнер «Звезда Морирата» отправиться в путь.

Впрочем, в данной ситуации нашлись и свои плюсы, так как «Быстрый Парус», оправдывая свое название, был быстроходным, но не слишком комфортабельным почтовым судном, плыть на нем пришлось бы в поистине спартанских условиях, совершенно не подходивших для дамы. «Звезда Морирата», напротив, представляла собою огромный многопалубный плавучий дворец с каютами на любой вкус и кошелек, рестораном, салоном, танцевальным клубом и даже небольшим бассейном, призванными развлекать пассажиров в неспешном, и оттого длительном, путешествии.

Деррик не стал метаться и искать другие возможности скорейшего отплытия, так как решил, что этот корабль как нельзя более удачно подходит для осуществления его целей, и с легким сердцем забронировал места для всей компании, как обычно, не поскупившись на самые лучшие каюты для себя, брата и их спутницы.

Яну задержка нисколько не огорчила. Ей так понравился город, что она была рада возможности остаться здесь на несколько дней. К тому же за время, проведенное в пути в сугубо мужском обществе, она соскучилась по шумным улицам, базарной толчее, многоголосью городской жизни, и ей хотелось с головой окунуться в эту атмосферу. А возможность пройтись по магазинам? Она была обычной девушкой с обычными маленькими слабостями, и отказаться от такого удовольствия вряд ли смогла, даже несмотря на отсутствие денег.

***

На следующий день сразу после завтрака Яна собралась на прогулку, горя нетерпением посетить местный рынок. А еще ей хотелось увидеть море. Какое оно здесь, в этом мире? Дома она не раз ездила отдыхать на побережье и обожала наблюдать за тем, как вода меняет цвет. По утрам море казалось бледно-зеленым, а в полдень становилось ярко-синим и сливалось с небом. Вечером же, в лучах закатного солнца оно на некоторое время, совсем ненадолго, превращалось в серебристую зеркальную поверхность, а затем стремительно погружалось в непроглядный мрак. И, несмотря на то, что эти метаморфозы повторялись каждый день, они настолько завораживали, что Яна снова и снова поражалась невозможной красоте и жадно впитывала ее в себя, старалась запомнить, навсегда запечатлеть в памяти и уже через несколько дней после возвращения домой забывала. Испарялась яркая красочная картинка, оставляя после себя лишь воспоминание о чем-то большом, неподвластном пониманию и необыкновенно прекрасном, и даже фотографии не способны были в полной мере возродить ее к жизни.

У самой двери Яну застиг голос Шерита:

— Далеко ли собралась, дорогая?

Он стоял на верхней ступеньке лестницы и смотрел на нее сверху вниз.

— Хочу прогуляться, а что?

Высочество неторопливо спустился по ступеням и, подойдя к Яне, пребольно постучал пальцем по ее лбу.

— И когда, скажи на милость, эта миленькая головка начнет соображать?

Яна непонимающе уставилась на него, и Шерит со вздохом объяснил:

— Городской рынок является самым удобным местом для твоего похищения, разве не понятно? А ты вздумала разгуливать там в полном одиночестве.

— Как ты догадался, что я собралась на рынок?

Яна прикусила язык, да было поздно — самый неуместный и глупый вопрос уже сорвался с губ.

— А куда еще можно пойти в этой дыре? — терпеливо ответил Шерит, по-видимому, уже давно смирившись с особенностями женской логики. — Советую тебе сидеть в комнате и носа не высовывать.

— Шерит, да ты с ума сошел! Ты бы меня еще в тюрьму заточил и охрану приставил.

— Надо будет, и заточу, и приставлю, — его развеселила ее растерянность. Он направился к одному из диванов, стоящих в холле, в полной уверенности, что Яна не решится выйти без его на то разрешения и покорно плетется следом.

Но она и не думала сдаваться.

— А почему бы тебе не пойти со мной? Сможешь меня охранять, сколько тебе вздумается.

— Ненавижу рынки, особенно в портовых городах, — поморщился он. — Там рыбой воняет.

— Тогда дай мне одного из солдат. Или двух. Нет, лучше вообще сразу всех. С такой армией ко мне не решиться близко подойти ни один бандит.

— Еще как решиться. А я останусь и без охраны и без девушки. Нет уж, сиди лучше дома, это самый безопасный вариант.

Сидеть взаперти, когда за окном бушует южная весна, улицы утопают в лучах солнечного света, по городу разносится аромат цветущей арминики, а ветер доносит запах соленого моря? Когда тихие узкие улочки манят старинными тайнами, а шумная толчея на площади обещает массу развлечений? Да ни за что! Яна открыла было рот, готовая до последнего биться за право приобщиться к радостям жизни, но заметив снисходительное выражение лица принца, осеклась. Нет, ругаться с ним бесполезно, к тому же он прав, гулять одной небезопасно. Опустив глаза, она горестно вздохнула.

— Ну что же, если ты не хочешь пойти со мной, придется попросить Деррика. Он стал таким любезным в последнее время. Уверена, он не откажет.

Аргумент подействовал. Ворча, ругаясь и поминутно выражая абсолютное недовольство всем и вся, Шерит поплелся с ней на рынок. Не обращая внимания на его нытье, Яна шла сквозь людскую толпу, наслаждаясь обилием видов, звуков и запахов, окружавших ее. Вдоволь нагулявшись среди торговых рядов и разорив Шерита на покупку нескольких безделушек, она вышла на набережную, в этот час так же многолюдную, заставленную лотками с товаром, полную бродячих артистов, музыкантов и уличных художников. На все лады бренчали гитары и пели скрипки, попрошайки и зазывалы приставали к прохожим, продавцы отчаянно торговались, сновали мальчишки и во все горло предлагали купить свежие газеты.

Облокотившись о парапет, Яна смотрела вдаль и полной грудью вдыхала такой знакомый запах. Море. Наверное, в любом мире и на любой планете оно всегда будет прекрасным. Ленивые волны с тихим шепотом бились о каменное ограждение, сквозь прозрачную воду виднелось красное песчаное дно, усыпанное ракушками и мелкими камешками. Чуть дальше вода уплотнялась, постепенно набирала фиолетовый цвет и у горизонта казалась иссиня-черной, резко контрастируя с бледно-зеленым, почти белым, небосводом.

Подставив лицо теплому соленому ветру, Яна испытывала ничем не объяснимое ощущение счастья и уверенности, что все будет хорошо. Перед ней раскинулась большая бухта, правый берег которой резко уходил вверх и оканчивался внушительных размеров крепостью, окруженной высокими каменными стенами с узкими бойницами. Сразу за крепостью начинался квартал, где жили местные аристократы. Яна видела утопающие в зелени крыши дворцов, а чуть дальше — колокольню над ратушей, мимо которой они проезжали накануне. С левой стороны располагался порт, вдоль него тянулась бесконечная вереница складов. За ними вдоль пологого берега можно было разглядеть хижины бедняков, казалось запутавшиеся в рыболовных сетях, развешенных для просушки. Маленькие рыбацкие лодки, прогулочные суденышки, шикарные яхты находились в постоянном движении, одни отчаливали, другие приставали к берегу. Огромные парусные суда стояли у причалов, там кипела работа — один корабль разгружали, на другой таскали ящики и мешки, подъезжали подводы, управляющие отдавали приказы и подгоняли рабочих и матросов.

— … крепость была заложена восемьсот лет назад по приказу моего прапрадеда, Тарида восьмого, — между тем скучающим голосом вещал Шерит, — когда он отвоевал у гуарцев выход к морю. Сначала закрепился здесь, а потом и весь Гуард присоединил к Морирату.

— Захапистый был у тебя прапрадедушка.

— А за такие высказывания можно и в казематы следовательной службы угодить, — тем же скучающим тоном заметил Шерит, не глядя на Яну. Как и она, принц облокотился локтями на парапет и изучал горизонт. — Тарид Восьмой — один из величайших королей Морирата, при его правлении страна, до этого влачившая довольно жалкое существование, превратилась в одно из самых сильных государств мира. А ты говоришь — захапистый. Если бы не его захапистость, не известно, существовал бы Морират до сих пор.

— Извини, я не подумала. Когда читаешь в учебниках или слушаешь рассказы про то, как один король напал на другого, то думаешь: и зачем ему столько, и так половина земель пустует, зато люди умирают не понятно за что. Если честно, ты первый принц, с которым мне повезло общаться, поэтому мне трудно смотреть на войны с позиции тех, кто их развязывает.

— Всегда приходится жертвовать малым, чтобы выиграть в большом.

— Смерть нескольких тысяч людей — это мало?!

Шерит посмотрел на Яну, и во взгляде его читалось непонимание.

— В масштабах страны — да, мало, — спокойно ответил он, словно речь шла не о человеческих жизнях, а о чем-то будничном и ненужном.

Яна не нашлась что ответить. Все правильно, он сын короля, его учили думать в первую очередь об интересах государства, а люди для него всего лишь ресурс, необходимый для достижения цели. Не ей обвинять Шерита в бездушии.

— Значит, Старид назван в честь твоего прадеда? — решила она сменить направление разговора. — Откуда взялась приставка «с»?

— О, это занятная история, — усмехнулся Шерит. — Когда у Морирата появился выход к морю, сюда потянулись карадехшские купцы, их товары — пряности, ткани, драгоценности — пошли нарасхват, ведь до этого они были очень дороги и мало кому доступны. Да вот беда, в карадехшском языке нет звука «т». Как только не склоняли название города! Был он Сдаридом, и Сшаритом, и Даритом. В конце концов, через сотню лет прижился Сдарид. И городской совет решил официально изменить название города. Тогда на трон только что взошел старший сын Тарида восьмого, Грегор пятый, известный своим упрямством. Он наотрез отказался переименовывать город, названный в честь его великого отца. Дело дошло до народных волнений. Лишь под угрозой гражданской войны Грегор пошел на уступки и согласился на переговоры, которые длились целых пять лет. Они вошли в историю как «Дело одной буквы». В результате был найден компромисс, устроивший обе стороны. Так и появился Старид.

Яна рассмеялась.

— Да уж, предки у тебя один круче другого!

— Круче? — не понял Шерит.

— Так у нас говорят. Крутой — значит э..., — Яна задумалась, подбирая синоним, — выдающийся, потрясающий, необыкновенный.

— Верно, у меня очень хорошая наследственность, — согласился принц. Он с тревогой огляделся по сторонам. — Давай уйдем отсюда, мы начинаем привлекать внимание. Да и перекусить не помешает.

Он предложил Яне руку, и они не спеша направились в сторону гостиницы. «Трозикториус» находился на границе аристократического, торгового и портового кварталов, что выгодно отличало его от других подобных заведений. Постояльцы — как правило состоятельные и знатные путешественники — могли найти здесь покой и уют в стороне от многолюдных шумных улиц и площадей и при этом без труда добраться до двух самых необходимых точек города — порта и увеселительных заведений.

Сейчас Шерит намеренно избегал центральных улиц и отвел Яну в небольшой иорский ресторанчик, чем-то напоминавший итальянскую пиццерию. Их встретил невысокий юркий подавальщик с раскосыми желтыми глазами, разодетый в национальные зеленые шаровары и бежевую рубаху, проводил за столик и принялся расхваливать блюда.

— Два тутман-эчхе, — перебил его на полуслове Шерит, — и красного вина не забудь. Скажи Тумжиру, чтобы достал из закромов настоящее иорское, а не ту бурду, что он обычно выдает за него.

Паренек с поклоном испарился. Яна с любопытством воззрилась на принца.

— Что такое туманэхе? Звучит заманчиво.

— Тутман-эчхе, — поправил он. — Потрясающее блюдо из лапши, мяса горной эурды и лаворских специй. Пальчики оближешь. Во всем Стариде никто так его не готовит как пройдоха Тумжир.

— Кажется, мы здесь не только по этой причине. У меня возникло подозрение, будто ты от кого-то прячешься.

Шерит выразительно скривился и задумчиво посмотрел в окно, выходившее на увитый диким виноградом внутренний дворик с небольшим питьевым фонтанчиком в виде цветка.

— Нет, не прячусь. Скорее хочу, чтобы о нашем приезде узнали как можно позже, — он немного помолчал. — Хотя, это глупо, конечно. Уже к вечеру в гостиницу потянутся если не сами посетители, то записки и приглашения, на которые придется непременно отвечать.

— У тебя здесь много знакомых?

— А как же? Мне часто приходится бывать в Стариде. Но знаешь… иногда некоторые знакомые… как бы это сказать? Несколько утомительны.

Яна лукаво улыбнулась.

— Особенно дамы.

— И дамы, между прочим, тоже.

— Наверное, твоя репутация непревзойденного сердцееда не дает им покоя? — Яна невинно похлопала ресницами, на что Шерит облокотился локтями на стол и подался вперед.

— А тебя она тоже волнует? — спросил он, понизив голос.

Вот зачем он так сделал? У Яны даже дыхание сбилось. На ее счастье в этот момент подавальщик принес вино и разлил по бокалам.

— Слушай, — она мужественно сделала вид, будто выходка Шерита не произвела на нее ни малейшего впечатления, — я тут подумала. Вот ты такой … любвеобильный парень. Должно быть, по всей стране бегают сотни твоих детишек.

— Нет, не бегают, — Шерит опять откинулся на спинку кресла и покрутил в пальцах бокал.

— Уверен?

— Абсолютно.

— И в чем секрет?

— Никакого секрета. На всех королевских детей при рождении накладывается специальное заклинание, в результате чего они не могут иметь детей до тех пор, пока не вступят в законный брак или наступления чрезвычайной ситуации.

— Какой такой чрезвычайной ситуации?

— Понятия не имею, — пожал плечами Шерит. — Эта поправка включена в заклинание один Ронтан знает когда, но еще ни разу не срабатывала. Но Дор-Балит почему-то не хочет ее убирать.

— Очень удобно придумано, никаких тебе незаконных детей...

— Угу, а главное, исключаются лишние претенденты на трон, — Шерит многозначительно поднял вверх указательный палец.

После сытного обеда принц несколько подобрел, и даже сам предложил дальнейший маршрут. Оказывается, он превосходно знал город и его историю, и мог бы в случае надобности подрабатывать местным гидом, водя экскурсии по самым красивым и интересным местам. Яна не уставала поражаться многогранности его знаний и талантов. Казалось, не существует области или предмета, в которых бы он был не сведущ.

— Откуда ты все знаешь? — спросила она его на следующий день. Они пришли в парк старого заброшенного особняка на окраине города, и Шерит рассказал его удивительную историю. Считалось, что в доме обитают мертвые духи, поэтому жители Старида обходили это место стороной. — Я, конечно, понимаю, что королевские дети получают самое лучшее образование, но подозреваю, ты не часто радовал учителей примерным поведением.

Яна уже облазила все развалины, но, увы, никаких привидений не обнаружила. Да и откуда им взяться в разгар не по-весеннему жаркого солнечного дня? Теперь она с энтузиазмом пробиралась по заросшим дорожкам дикого сада к старому фонтану, окруженному статуями мифических существ. Шерит с мученическим видом шел следом. Когда-то это была уютная круглая поляна, по периметру еще сохранились тяжелые каменные скамьи, потемневшие от времени, местами расколотые пополам. Много лет назад погасшие светильники почти скрывала высокая трава. Бордюр фонтана и статую жуткого чудовища, из пасти которого когда-то вырывались струи воды, густо увивал плющ.

— Ну и ну! Какая проницательность, — саркастически заметил Шерит. — Поживи с мое, и не столько будешь знать.

— В смысле? Мне казалось, что я всего на пару лет тебя постарше.

Яна попробовала забраться на узкий бордюр, Шерит галантно протянул ей руку, и они медленно пошли по кругу.

— Вот именно, казалось. Для разнообразия могла бы иногда и думать.

— Ладно, — беззаботно согласилась Яна, — спрашиваю. Сколько тебе лет?

Она яростно замахала одной рукой, балансируя, чтобы не упасть, а другой покрепче вцепилась в Шерита.

— Отвечаю. Сорок шесть.

— Сколько?! — от изумления она остановилась и подозрительно уставилась на принца. — Да ладно, тебе от силы двадцать пять.

— Я принадлежу к королевскому роду. — Шерит обхватил Яну за талию и легко поставил на землю. — Члены нашей семьи в среднем лет до двухсот доживают и стареют медленнее, чем обычные люди. Если их не убьют раньше времени. Истреблять друг друга наше фамильное увлечение. Пойдем, покажу тебе дерево желаний. Это самое старое дерево в Стариде, если, оно, конечно, еще сохранилось.

— Почему так происходит?

— Не знаю, — Шерит неопределенно махнул рукой. — Людям свойственно уничтожать все непонятное и пугающее.

— Я о продолжительности твоей жизни спрашиваю.

— А, ты об этом. Наш род очень древний, ведет начало от Тростейна, внука самого Великого Бога Нэйрана, создавшего все живое. Первые короли жили по полторы тысячи лет. Но после Раскола стали потихоньку вырождаться. К тому же в нашей крови столько всего понамешано, ты не представляешь. Магов всех мастей было предостаточно, они так вообще над бессмертием бились. Только не добились, — весело заключил он.

— Сколько же тогда лет Деррику?

— Шестьдесят четыре. В конце года у него юбилей, планируются большие торжества. Веди себя хорошо, и, возможно, он тебя пригласит.

Яна внимательно оглядела Шерита с ног до головы и прислушалась к себе. Нет, воспринимать принца как человека, годящегося ей в отцы, не получится. Ни по внешности, ни по поведению он никак не годился на роль умудренного жизненным опытом взрослого дядечки. А Деррик? Тот вообще мог бы быть ее дедушкой! Яна вспомнила свои задушевные посиделки с этим «дедушкой», которому на вид не дашь и тридцати, и глупо хихикнула. Так, надо срочно подумать о чем-то другом.

— До чего же это здорово — жить так долго! — сказала она, самым бессовестным образом повиснув на локте Шерита. Яна уже порядком устала, и ноги гудели от напряжения.

— Ничего здорового не вижу, — Шерит, казалось, и не заметил, что его нагло используют. — Надоест, поверь мне.

— Зато так много всего можно успеть сделать и при этом никуда не спешить. В моем мире пока у человека есть силы, он работает, чтобы обеспечить свою семью, а в старости уже толком ни на что не способен. Шестьдесят — семьдесят лет — и все, занавес. Жизнь пролетела как один миг. А если жить долго, то можно сотню лет посвятить зарабатыванию средств, а вторую сотню тому, чтобы эти средства потратить.

— В мире не так уж и много занятий, которыми стоит увлекаться, и попробовать их можно успеть за довольно непродолжительное время, — возразил Шерит. — Вскоре наступит пресыщение, а за ним и скука. Ты просто перестанешь ценить свою жизнь, вот и все.

С этим Яна никак не могла согласиться, сам Шерит служил доказательством ее правоты. Он все знал и все умел, был прекрасно образован, а его боевые умения просто поражали. И этого он смог достичь только лишь благодаря тому, что имел возможность совершенствоваться в каждой области столько, сколько необходимо. В одной только магической школе он провел целых десять лет, и, несмотря на то, что обучение не привело к желаемым результатам, он мог без сожаления вспоминать о потраченном времени.

С Шеритом было невероятно интересно бродить по городу. Его насмешливая манера держаться, так сильно раздражавшая всех, с кем ему приходилось иметь дело, нисколько не задевала Яну. Она давно привыкла к его язвительности и даже находила ее весьма забавной. Тем более, что и сама она не отказывала себе в удовольствии подтрунивать над принцем, а он милостиво спускал ей это с рук.

В таких приятных прогулках и беседах они провели несколько дней. Иногда, к великой радости Шерита, к ним присоединялся Перит Филбур. Его присутствие давало принцу очередной повод для насмешек и самых разнообразных намеков, которыми он от души себя развлекал. Никогда не выходя за рамки приличия и не переходя ту грань, которая отделяет шутку от оскорбления, он, тем не менее, постоянно умудрялся вгонять в краску незадачливого ухажера. Бедняга Филбур отчаянно искал повод для дуэли, но коварный Шерит находил особое удовольствие в том, чтобы этот повод не давать, и хладнокровно продолжал наблюдать за страданиями соперника.

Яне садистские наклонности принца были не по душе, и присутствие третьего лица ее огорчало. Мало того, что Шерит в обществе Перита Филбура становился особенно ядовитым, так еще и полностью переключал на посла все свое внимание. К тому же господин Филбур оказался довольно большой занудой, в чем Яна уже давно убедилась, и она старалась всеми способами избежать его общества.

В последнюю их совместную прогулку, когда троица собиралась пообедать на увитой виноградом открытой террасе рыбного ресторана, Шерита окликнули его знакомые, и он, увлеченный беседой со старыми приятелями, предоставил своему конкуренту такую желанную возможность побыть с Яной наедине. Через полчаса светской беседы, явно не оценив обличительных речей своего собеседника в адрес вредного принца, и в глубине души готовая придушить Перита, Яна демонстративно присоединилась к компании Его Высочества. Таким образом свершился полный и безоговорочный разгром господина Филбура.

Друзья Шерита оказались веселыми молодыми повесами. Почти мгновенно родилось предложение устроить этим вечером праздничную вечеринку в честь прибытия Его Высочества, отчего это самое Высочество не нашло ни сил, ни желания отказаться. Шерит быстро проводил Яну в гостиницу, объяснив, что встреча не предполагает присутствия прекрасных дам, а сам, воодушевленный, разряженный и надушенный, испарился, что-то напевая себе под нос.

***

Между тем Деррику было не до увеселительных прогулок. Как только в городе узнали, что наследный принц проведет здесь целую неделю, тут же последовали приглашения на разнообразные обеды, ужины и приемы в его честь. Отказаться не было никакой возможности, ибо в последнее время до столицы все чаще доходили слухи о брожении в умах местной знати, и упустить столь удобную возможность наладить новые и укрепить уже имеющиеся политические связи было бы с его стороны крайне неосмотрительно.

Апофеозом изъявления подданными любви Его Высочеству стал назначенный на день, предшествующий отплытию, торжественный прием, организуемый Главой Городского Совета. Деррик как раз направлялся к Яне, чтобы пригласить ее, как столкнулся в холле с братом. Тот явно намеревался приятно провести вечер и не собирался ночевать в гостинице, что и подтвердил своей просьбой приглядеть за Яной в его отсутствие.

— Разве не твоя прямая обязанность обеспечивать ее безопасность? — холодно спросил Деррик, всеми силами стараясь унять мгновенно вспыхнувшее раздражение.

Он тут как проклятый горбатиться на благо государства, а этот бездельник не только отказывается ему помочь, так еще и сваливает на брата свою работу. Мог для приличия хотя бы на обеде у губернатора побывать, поразвлекать его жирных дочек.

Шерит в ответ снисходительно улыбнулся.

— Все эти дни я как верный пес ходил по пятам нашей бесценной звезды и из шкуры вон лез, чтобы она, не приведи Трестейн, не заскучала. Так что я честно заслужил свой выходной, — Шерит развернулся на каблуках и направился к выходу. У двери он остановился и гаденько оскалился Деррику. — К тому же, как любящий брат, я обязан и тебе предоставить шанс произвести впечатление на Яну, — он отвесил ироничный поклон, подметя пером шляпы пол, и был таков.

Останавливать его Деррик не стал, пускай катится хоть в вайграм в Умрат, лишь бы под ногами не путался. Он поднялся в комнату Яны, постучал, и по старой привычке, открыл дверь не дожидаясь разрешения войти.

— Шерит, это ты? — послышалось из спальни. — Подожди немного, я сейчас.

— Нет, это не Шерит, — довольно пробормотал Деррик себе под нос и ринулся прямиком в спальню.

Да так и застыл в дверях. Спохватился, сложил руки на груди и с беззаботным видом привалился к косяку. Взору его открылась картина приятная во всех отношениях. Судя по всему, Яна только что вышла из ванны и предстала перед Его Высочеством в нижнем белье, да таком, что Деррику от одного взгляда стало жарко. Вместо привычных дамских панталон на девчонке были одеты какие-то едва заметные треугольники, облегающие, как вторая кожа и толком ничего не скрывающие. Корсет тоже представлял собою необычное зрелище: одни веревочки да лямочки. Развратнейшее безобразие. Но глаз не оторвать.

Девчонка стояла к нему спиной и расставляла баночки с косметикой на туалетном столике. А ничего так у нее фигурка, ладненькая. Капельки воды блестят на плечах. И веревочки эти на спине. И треугольничек на аппетитной попке. Смотрел бы и смотрел. А лучше бы потрогал.

Яна подняла глаза и увидела в зеркале Деррика. Не завизжала как полагается воспитанной девице, не дернулась даже. Только нахмурилась.

— Кажется, я не вовремя, — Его Высочество улыбнулся настолько очаровательно, что сердиться на него могла бы только самая суровая мужененавистница.

На Яну его потуги не произвели должного впечатления. Не поворачиваясь, она поставила ногу на банкетку и принялась натирать ее ароматным кремом. Оооо, издевается она что ли? Деррик ведь не железный, да и с дамами давненько не оставался наедине.

— Тебя не учили, что врываться к девушке не прилично? — холодно спросила она.

Вайгры, что происходит? Девчонка почти голая, но не стесняется ни капли. Даже не покраснела. Почему тогда недовольна?

— Я стучал.

— А я просила подождать в гостиной.

Вот отродье Ильяш, поди разбери, чего ей надо. Или это новый способ соблазнения, а Деррик о нем ничего не знает? Не мог же он так сильно отстать от жизни.

— А я не привык ждать.

Яна положила баночку на туалетный столик, повернулась к Деррику и выжидательно на него уставилась. Он судорожно сглотнул. Спереди вид открывался еще более волнующий. Небольшие полушария груди в странном корсете выглядели словно два наливных яблочка. Как тут удержаться, чтобы не потискать? Животик плоский, созданный, чтобы его гладили. А под ним — у Деррика чуть ноги не подкосились — еще один треугольник, только поменьше, чем сзади. А по бокам опять проклятые веревочки. Деррику нестерпимо захотелось их развязать, причем зубами. Какие демоны Умрата придумали то, что на ней надето? Точно, сама Праматерь приложила руку к этому непотребсву. И цвет необычный — черный.

Он и сам не заметил, как отлепился от косяка и подошел к Яне.

— Что это? — Деррик завороженно потянул руку к ее груди, но получил увесистый удар по пальцам.

— Эй, руками не трогать! — Яна буквально отпрыгнула в сторону, но, взглянув еще раз на принца, вдруг смягчилась, лукаво улыбнулась и немного покрутилась из стороны в сторону. — Нравиться?

Нравится ли ему? Да у него сейчас штаны треснут, до чего нравится. Хорошо, под камзолом не заметно.

— Весьма соблазнительно, — Деррик опять приблизился к девчонке и снова протянул руку, но получил повторный удар. — Откуда у тебя это?

— М-м-м, Шерит сегодня купил, — Яна повертелась, разглядывая себя в зеркале. — Последний писк моды.

Врёт. Как есть врёт. Он не маленький мальчик, кое-что смылит в дамских одёжках.

— Что-то я раньше не видел ни на ком такого писка.

Опять что-то в ней неуловимо изменилось, словно погасла. Жаль. Придется мысленно надавать себе оплеух, чтобы мозги прояснились, и вспомнить о цели своего визита. Не пристало Его Высочеству перед обычной девчонкой неопытного любовника разыгрывать.

— В любом случае, если ты хочешь послезавтра пойти со мною на торжественный приём, тебе понадобиться несколько больше одежды, чем этот… писк, — он вальяжно расположился в кресле, наблюдая как Яна натягивает платье.

Вайгры, ну зачем? Не могла еще немного без этих тряпок обойтись?

— Какой такой торжественный приём? — она взглянула на Деррика сквозь спутавшиеся волосы и небрежно откинула их назад.

Да, девчонка не чета придворным дамам. Те бы ни в жизнь себе такого не позволили в присутствии принца. А Яне как будто наплевать на него. А вдруг и в самом деле наплевать? Это никуда не годится.

— Который устраивает Городской Совет в мою честь, — Деррик усилием воли заставил себя отвлечься от непрошенных мыслей. — Ну и заодно в честь этого идиота, братца моего.

Вот интересно, все цыганки такие же свободные? Может попробовать? Тьфу ты, до чего додумался! Еще бы с побродяжкой спутался.

— Помоги, пожалуйста, — Яна повернулась к Деррику спиной, предлагая застегнуть десяток мелких пуговок на платье. — И ты меня официально приглашаешь?

Деррик подошел и принялся за непослушные застежки. Что же так пальцы дрожат, вроде не впервой этим занимается? Едва заметный терпкий аромат мореники, что исходил от волос девчонки, не давал сосредоточится.

— Вроде того, — по его равнодушному тону она ни за что не догадается о том, какое произвела на него впечатление.

— Спасибо, но… — замялась Яна. — Как это ни глупо звучит, мне действительно нечего одеть.

— Вот как?

Проклятые пуговицы!

— У меня всего два платья, и за время пути они порядком потрепались. Думаю, ни одно из них не подходит для выхода в свет.

— Как, этот идиот до сих пор не позаботился о твоём гардеробе?! — наконец-то появился повод дать выход раздражению. — Он, что, думает выпустить тебя в таком виде на палубу первого класса?! Завтра же отправитесь с ним по магазинам.

Деррик шагнул было к двери, но вдруг неожиданно остановился, словно его озарила удачная мысль.

— А впрочем, зачем откладывать на завтра, если мы можем сделать это сегодня?

— Это у вас семейное — тяга к одеванию женщин? — усмехнулась Яна.

Деррик хищно улыбнулся.

— И к раздеванию тоже. Жду тебя в холле через полчаса.

***

Ох, и надо же было так лохануться! Именно сегодня, когда Яна решила порадовать себя своим родным земным бельишком, по которому страшно соскучилась, Деррик вдруг напомнил о своем существовании. Целую неделю о нем не было ни слуху ни духу, только за завтраком иногда пересекались, да и то мельком. А тут ввалился да еще без стука! Где его хваленые манеры, спрашивается.

Янка тоже хороша. Надо было визжать, ругаться. Засмущаться хотя бы для приличия. Да и забыла, если честно, что в этом мире нравы другие, совсем расслабилась с Шеритом. Тот ей все спускает с рук, Яна уже давно его как своего парня воспринимает и ни чуть не стесняется. А Деррик так похож на брата, что в первый момент она и не поняла, что принц-то другой.

Зато как смотрел, как смотрел! До земной эротики в этом мире еще недошли, вот Наследное Высочество едва слюной-то и не захлебнулось. Давненько никто так не тешил Янино женское самолюбие. Вот она с дуру и давай перед ним вертеться, а когда сообразила, что едва не спалилась, было поздно. Пришлось делать физиономию кирпичом и вести себя так, словно для нее в порядке вещей голышом перед посторонними принцами расхаживать.

Ладно, разберемся. Каким бы крутяшкой ни был Деррик, а все одно — мужик. Не то чтобы Яна считала себя роковой красоткой, способной крутить поклонниками как ей только вздумается, но искренне полагала, что любая женщина, если хорошенько постарается, может заставить мужчину думать и двигаться в нужном ей направлении. Это у них врожденное. Глазками похлопала, дурочкой прикинулась и вуаля, не было ничего. Это вам, батенька, все привиделось.

Поэтому к назначенному часу Яна спустилась в холл, являя собою образец благородной девицы. Ручки сложены, глазки опущены, вежливый поклон по всем правилам дворцового этикета, как учил Шерит.

— Я готова, Ваше Высочество.

— О, мы опять на вы, — Деррик насмешливо ухмыльнулся и включился в игру. — Позвольте, сударыня, проводить Вас к экипажу.

С легким поклоном он подал руку, и Яна оперлась на неё.

— Благодарю, Ваше Высочество. Как это предусмотрительно нанять экипаж. Мы собираемся далеко ехать?

— Не так уж и далеко, но я не мул, чтобы носить за Вами пакеты с платьями, моя очаровательная госпожа Вирту.

Яна чуть не прыснула, но сохранила серьёзное выражение лица.

— Неплохая сумочка для покупок. Ваше Высочество собирается быть настолько щедрым?

Деррик собирался быть не только щедрым, но и терпеливым. Они объездили все самые модные и дорогие бутики Старида, приобретя два десятка шикарных платьев и туфель к ним, не позабыв про такие мелочи как шляпки, бельё, чулки, косметика и бижутерия. И предусмотрительность принца оказалась не напрасной, так как к концу поездки половина экипажа была занята всевозможными свертками, коробками и пакетами.

На обратном пути Деррик сделал и вовсе королевский жест, приобретя в ювелирной лавке пару изумительных серег, усыпанных драгоценными камнями, и колье в комплект к ним.

Яна просто не знала, что и думать. Такой щедрости от старшего принца она не ожидала и сильно опасалась, как бы не пришлось вскоре за нее расплачиваться.

В гостиницу они вернулись уже затемно. У крыльца Деррик повернулся к Яне:

— Поужинаешь со мной?

Но ответа не потребовалось. Мимо них прошли двое слуг, нагруженные невероятным количеством покупок. Деррик взглядом проследил за ними и плотоядно улыбнулся:

— Кажется, я заслужил твоё согласие.

***

Ужин им накрыли в садовой беседке, скрытой от посторонних глаз густым кустарником. Вечер выдался немного прохладным, но безветренным. На черном небе появились звёзды — голубые, розовые, жёлтые. Словно россыпь бриллиантов, они сверкали так близко, казалось, протяни руку и дотронешься. Две луны неторопливо катились по небосводу, проливая неясный, густой, словно молоко, свет. Тусклые фонарики, развешенные по столбам беседки, едва разбавляли темноту. Отчаянно стрекотали цикады. За душистым кустом арминики скрипач выводил медленную мелодию. Слуга, больше похожий на хорошо вышколенную молчаливую галлюцинацию беззвучно порхал вокруг, сменяя блюда и убирая посуду.

Яна по-настоящему наслаждалась. Такого романтичного вечера ещё не случалось в её жизни. Были, конечно, походы в ресторан и прогулки под луной, но вот чтобы специально для неё готовился ужин и приглашался музыкант — такое произошло впервые. И она ощущала себя сейчас самой прекрасной и самой желанной женщиной на всём белом свете. А что? Напротив сидит сногшибательный красавец и без устали сыплет комплиментами, но она его не слушает, просто купается в звуке его бархатного голоса и упивается состоянием покоя. О чём ещё мечтать?

— Я приготовил для тебя сюрприз, — загадочно произнёс Высочество, и слуга поставил на стол небольшую бутылку вина темно-бордового цвета с малюсенькой золотой этикеткой, рассмотреть которую Яна не смогла.

Вино оказалось божественным. И чрезвычайно коварным. Яна оглянуться не успела, как сидела на коленях у Деррика, отвечая на его страстные поцелуи. А главное, совершенно не понятно, как это получилось! Его Высочество уже стянул платье с её плеча и покрывал кожу горячими поцелуями, от которых сердце сладостно замирало, а руки сами собой крепче обвивались вокруг крепкой королевской шеи. А Деррик на достигнутом не остановился, рука его по-хозяйски забралась под юбку и настойчиво и неуклонно подбиралась к Яниной коленке. Голова приятно кружилась, и Яна едва понимала, что происходит.

Что она творит? Шерит убьет ее. Но остановиться нет никаких сил. Нет, нет! Так нельзя! Это же Деррик. Он опасный. Но чертовски притягательный. Да как можно добровольно оторваться от этих умопомрачительных губ, которые так уверенно гуляют по ее телу? Мммм! Да! Да! Вот так. Чо-о-орт!

Невероятным усилием воли она мягко отстранилась от Его Высочества.

— Подожди, — попросила Яна.

Она задыхалась, перед глазами все плыло.

— Зачем? — прошептал он, даже не подумав разжать руки. — Иди ко мне.

— Мне нечем дышать, — лицо пылало, в голове шумело, и Яна с трудом могла соображать. — Мне… мне надо выпить.

И она схватила бокал с недопитым вином.

— Нет! — крикнул Деррик в полный голос.

Но было поздно, Яна залпом осушила бокал.

— Это самое вкусное вино, которое я когда-либо пробовала, — еле слышно произнесла она и без чувств рухнула на руки принца.

***

Элогское вино не пользовалось большой популярностью, даже несмотря на редкое свойство воздействовать на женский организм самым удивительным образом, заставляя дам забывать обо всех своих намерениях и бросаться в объятия возжелавших их мужчин. Причиной тому была не только недосягаемая цена этого напитка, но и другое, менее приятное его качество. Стоило выпить чуть более рекомендуемой дозы, как случался совершенно обратный эффект, и дама делалась абсолютно неспособной к каким-либо дальнейшим действиям. Сложность заключалась еще и в том, что доза подбиралась строго индивидуально, и кавалеру нужно обладать немалым опытом в этом деле. Последствия такого перебора были весьма мучительны, и только обильное питьё могло несколько ослабить последующие муки страдалицы.

Обо всем этом Яне поведал Шерит на следующее утро, когда она очнулась в собственной кровати с жуткой головной болью. Слабость охватила всё тело, руки тряслись, перед глазами плыло, а в желудке мутило. В голове крутились мысли исключительно о скорейшей кончине.

Шерит заявился ближе к полудню. Потрёпанный, небритый, с ввалившимися, лихорадочно блестящими глазами и до неприличия довольный, он ржал как ненормальный.

— Ну, ты даёшь! — весело прогоготал он, и в голове у Яны проехал поезд. — Так обставить Деррика! Шикарно! Восхитительно! Я в полном восторге! Нет, серьезно, я тебя просто обожаю!

Вместе с ним в комнату ворвался запах табака и винных паров, от которых Яну еще больше замутило.

— Ты бы видела его сейчас. Ходит с перекошенной рожей и на всех рычит. О, боги всемогущие! Это лучший день в моей жизни! — он театрально воздел руки к потолку. Затем бухнулся на колени и оперся локтями на кровать. — Паршиво тебе? — промурлыкал он, пытаясь изобразить трогательную заботу, но вышло у него не убедительно.

— Более чем, — прохрипела Яна. Голос не слушался, из горла вместо нормальных звуков шло какое-то карканье. — Дай своё чудо-средство от похмелья.

— Ничего не выйдет, милая. На элогское вино оно не действует. Тебе поможет только пара ведер воды. Я пришлю кого-нибудь.

У выхода он обернулся:

— Я тебя в самом деле обожаю!

И, послав ей счастливую улыбку с воздушным поцелуем, нетвердой походкой вышел из комнаты.

Вскоре явилась служанка с графином кислого морса, и Яна в течение дня вливала его в себя невероятным усилием воли. Морс упорно порывался вырваться наружу, но Яна была упорнее. Старания не пропали даром, и к вечеру она чувствовала себя значительно лучше. Весь день Яна репетировала, каким презрением окатит старшего принца, когда тот явится к ней с извинениями, но эта королевская зараза не соизволила показаться на глаза. Пришлось утешиться примеркой новых нарядов и мыслью о том, что каждый раз, видя на ней то или иное платье, коварный Деррик будет вспоминать о своём позорном провале.

***

 

Обновление от 23.05.2016г.

 

Следующее утро принесло прекрасное самочувствие и не менее прекрасное настроение. Впереди Яну ждал бал — мероприятие приятное и волнительное. Но, как известно, ничто в жизни не дается просто так, за удовольствия надо платить.

Это мужчинам достаточно побриться и надеть выглаженный костюм, а женщинам приходиться проводить многочасовую предварительную подготовку: удалить растительность на ногах; сбрить волосы подмышками; выщипать брови; оттереть пятки пемзой; волосы вымыть, расчесать, высушить, завить и красиво уложить; кожу очистить скрабом, наложить маску и увлажнить кремом; прыщи продезинфицировать лосьоном и замаскировать; ногти подпилить, сделать маникюр и педикюр; ресницы и губы накрасить; щёки нарумянить. И после проделанной грандиозной работы являть собою полное очарование, порхать и излучать счастье. У-ф-ф! Хорошо, предусмотрительный Шерит прислал горничную в помощь, а цирюльник и вовсе был встречен как ангел-спаситель.

К назначенному часу Яна смотрела на себя в зеркало и не узнавала. Волосы, поднятые в высокую прическу, настолько замысловатую, что к ней не требовалось дополнительных украшений, придавали лицу некоторый аристократизм, которого она ранее в себе не замечала. Сверкающие драгоценности, купленные Дерриком, и глубокое декольте подчеркивали изящество шеи. Завышенная талия платья изумрудного цвета выгодно выделяла грудь, а струящиеся складки юбки удлиняли ноги. Жаль, под рукой нет фотоаппарата, запечатлеть бы момент, когда еще такой красавицей побудешь.

Натянув длинные, выше локтя, перчатки, Яна присела на краешек стула, боясь помять платье, еще с утра идеально выглаженное горничной, и попыталась унять сердцебиение. Сборы отвлекли её от волнения, возрастающего по мере приближения вечера, но сейчас она чувствовала, как ладони становятся холодными и влажными, а колени подгибаются. Ей предстоит явиться на бал в обществе принцев, и всё высшее общество Старида будет разглядывать ее в упор и перемывать косточки. Вот ужас-то!

В дверь постучали, и в комнату заглянула госпожа Малькис.

— Вы позволите, госпожа Вирту?

Яна кивнула, не зная пугаться или радоваться её визиту. За все дни она лишь пару раз видела хозяйку гостиницы и скорее догадывалась о её существовании по безупречной работе слуг и мгновенному исполнению пожеланий гостей. Госпожа Малькис зашла внутрь и прикрыла за собой дверь.

— Их Высочества просили напомнить, что уже пора отправляться.

— Да, разумеется, — Яна вдруг почувствовала, что совершенно не хочет никуда идти.

— Вы так бледны, дитя мое, — строгое лицо госпожи Малькис смягчилось, глаза наполнились теплотой. — Похоже, Вы готовы лишиться чувств от страха.

— Признаться, я действительно очень волнуюсь.

— Не удивительно, ведь вы отправляетесь в логово зверя. Жестокого и беспощадного, жаждущего Вашей смерти, — невозмутимо сказала госпожа Малькис. Она заставила Яну подняться и придирчиво оглядела со всех сторон. — Ведь Вы похитили сердце принца, такого в обществе не прощают. Но выше голову, моя дорогая, — она пальцем приподняла Янин подбородок. — Что-то подсказывает мне, что Ваши спутники не дадут Вас в обиду. Вы обворожительны как никогда и у Вас есть то, чего нет у остальных — благосклонность Их Высочеств. Так ступайте же и насладитесь своим триумфом.

 

 

Обновления каждый будний день небольшими кусочками.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль