главы 6-9

0.00
 
главы 6-9

5

 

Что ни говори, утро самое отличное время суток. Самое бодрящее. Солнце только встает, и все вокруг не спеша просыпается вместе с ним свежим и отдохнувшим. Небо постепенно наполняется светом, и жизнь города закипает: начинают мести улицы дворники, хозяева выводят своих собак на прогулку, ведущие здоровый образ жизни, выходят на пробежку, все сильнее шумят автомобили и автобусы, развозя спешащих на работу мужчин и женщин, шумных и беззаботных школьников на занятия.

Вся эта суета всегда наполняла Сашу бодростью и энергией, желанием заняться делом. Собаки у него не было, бегать он не любил, поэтому он, как обычно утром, вышел на балкон покурить с чашкой свежего горячего кофе. В нос сразу же ударил свежий холодный воздух осени, наполненный ароматами влажных листьев и земли. Он с удовольствием вдохнул полной грудью, поставил чашку на подоконник и закурил.

На сегодня у него назначена «таинственная встреча», как он назвал ее для себя, в офисе «Беарнинг дарк». Все выходные он отсиживался дома, никуда не выходил, отмазался от поездки к матери и выпил наверно, не меньше двух упаковок пива, но встреча эта постоянно была у него на уме. Плохие сны его больше не мучили. Он безрассудно радовался, как мальчишка и раздумывал, какое жалование ему там предложат. Представлял себе, как внезапно, через пару месяцев, жители его подъезда обнаружат, что он приобрел себе шикарный автомобиль, и как будет снисходительно посмеиваться над бывшими коллегами и знакомыми при встрече и шутливо им сочувствовать. Конечно, внушал опасения тот факт, что на эту организацию работают такие «почтальоны», как тот лысый. С другой стороны — а куда без таких вот «товарищей»? Может это телохранитель какой-нибудь шишки и заодно парень на побегушках?

Что и говорить, надежды он возлагал огромные и, как показалось бы обычному человеку, до смешного, наивные. Но вот таков уж он, Александр Карягин.

До заданных шести вечера оставалось уже совсем немного, но до этого времени еще придется сходить на работу, ведь мало ли что.

Сумев запихнуть в себя пару печений с маслом и запив остатками кофе, он быстро оделся и вышел на остановку. Через двадцать минут толкотни и тряски, трамвай доставил его к месту работы.

Весь день ему не было покоя. О работе думать он совсем не мог. Это не укрылось от его начальства и обернулось не приятными замечаниями. Рабочий день тянулся невероятно долго. Время будто застыло на месте для взбудораженного Саши.

Едва цифра секунд на часах сменилась с 59 на 00, Саша поднялся и рванул к выходу. Уйти с работы он отпросился на полчаса пораньше, чтобы к назначенным шести вечера быть в офисе «Беарнинг» как штык. Не помешает быть там даже немного заранее, потому что начинать отношения с работодателем с опоздания явно плохая затея. Но добраться до нужного места от его работы совсем недолго, даже пешком путь занимает всего пятнадцать минут.

На улице светило солнце, воздух был теплым, вдоль шумных улиц дует легкий и приятный ветерок — денек выдался просто замечательный. Саша подошел к нужному дому и остановился. Им оказалось старое здание, рядом с зеркальным корпусом Курскпромбанка, отражавшем плывшие по голубому небу облака. На стене здания крепилась рекламная вывеска адвокатской конторы, а на двери он обнаружил тисненую табличку

 

ОАО «Беарнинг Дарк»

Общественная приемная

 

 

Саша взглянул на часы, времени еще хватало, и решил покурить перед волнующей беседой. Он встал справа от входа, где находилась ухоженная клумба с маргаритками, и затянулся. Настроение немного упало, потому что, честно говоря, он ожидал увидеть здесь нечто более солидное, чем старое обшарпанное строение, пусть и на одной из центральных улиц. Хотя здесь же написано, что это всего лишь общественная приемная. Значит, офисы с работниками могли находиться в других более приятных местах. И уж если говорить по правде, то далеко не каждая компания могла позволить себе содержать хоть какую-нибудь отдельную приемную, так что нечего раскисать прежде времени. Хоть это ему не особо удавалось. Частичка неуверенности поселилась-таки в его душе.

Войдя внутрь, он все же воспрял духом. За дверьми обнаружилось небольшое, но аккуратное фойе, отделанное темным деревом: паркет на полу, панели на стенах и даже переборки на подвесном потолке. Саша понятия не имел, что за дерево это могло быть, но выглядело все это солидно и обнадеживающе. Почти у самой двери стоял стол, за которым сидела удивительно миловидная молодая девушка, которая оторвалась от компьютера при его появлении и радостно улыбнулась. У дальней стены расположились два широких кресла, обитые коричневой кожей под стать дереву. Сбоку от них под потолком висел небольшой телевизор. Между креслами на полу стояла высокая железная клетка. В ней, весело щебеча, перепрыгивали с одной жердочки на другую пара пестрых попугаев. Влево уходил узкий коридор.

— Здравствуйте, — поздоровалась девушка. — Вы Александр Борисович?

Саша не смог не улыбнуться ей в ответ и кивнул головой.

— Чудесно. Вас уже ожидают, — она встала из-за стола и направилась к коридору. — Идемте, я вас провожу.

Саша пошел за ней. Взгляд его то и дело соскальзывал на безупречную попку девушки и выделяющиеся под юбкой трусики.

Коридор оказался совсем коротким и упирался в большую дверь. Никакой таблички, намекавшей на обладателя помещения за нею, не было. Девушка открыла дверь и встала рядом, пропуская Сашу. Ее улыбка показалась ему странной и ненастоящей, так умеют улыбаться только работники специальной категории. Это просто часть их работы.

Как бы то ни было, Саша собрался и шагнул мимо нее в кабинет, заметил стоявшего слева у стола мужчину, повернулся к нему и оторопел. Дверь за ним захлопнулась.

 

6

 

Наступившее утро ничем не отличалось от вчерашнего вечера. Свет, падавший сквозь ватные тучи, был похож на свет от флюоресцентной лампы под потолком в больничном коридоре — такой же белый и какой-то мертвенный. Все та же унылая дымка тумана висела в воздухе под угрюмым облачным небом. Дул слабый ветерок. Хорошо хоть перестал идти дождь. Костер за ночь прогорел и наши путники, проснувшись, обнаружили, что порядком замерзли. В запасе у них осталось всего несколько веток, которые они предусмотрительно решили поберечь до вечера и сложили в мешок.

Джавелиус сходил за оставленной вечером у склона чашей. За ночь она наполнилась свежей и холодной водой, похожей по вкусу на дистилированную. Приободрившись, они доели остатки вчерашнего варева из котелка. После того, как вчера старый маг добавил в него крупу, получилась вкуснейшая похлебка, наевшись которой было так приятно и легко заснуть у костра. Антон зря опасался, что будет плохо спать под открытым небом. Вино, горячая еда, костер и усталость позволили ему проспать всю ночь богатырским сном. Он уснул мгновенно и ни разу не просыпался.

Сбор вещей не занял много времени, и уже через полчаса они начали неторопливо спускаться вниз. По вчерашнему уговору они тронулись в путь к видневшимся далеко на горизонте горам, чьи вершины терялись за плотными сырыми тучами. Шли молча. Каждый был поглощен своими собственными мыслями и не тревожил товарища. Антон, по привычке, пытался привыкнуть к новому укладу своей резко изменившейся жизни, отсутствию благ современной цивилизации и, что самое противное, постоянному ощущению смутной опасности. Осознание собственной беспомощности, случись что, напускало на него отчаяние. Он решил непременно обратиться с этим вопросом к Джавелиусу. Антон посмотрел на него, идущего рядом. Маг шагал справа от него и задумчиво смотрел вперед, на появившиеся из-за ближайшего склона далекие вершины. Лицо спокойное и невозмутимое, взгляд ясен и полон уверенности. От увиденного Антону стало немного спокойнее. Хорошо хоть кто-то из них знает, что они делают и зачем.

— У светлых ведь тоже союз? — спросил Антон. Чем дольше они шли в тишине, тем неприятнее ему становилось, и он решил порасспрашивать мага. — В смысле ты ведь не один, ты говорил, у тебя есть друзья? Орден. Может быть, они будут нас искать, смогут помочь выбраться отсюда?

— Друзья, конечно же, есть, но, думаю, они не могут знать, где мы находимся. В любом случае лучше всего рассчитывать только на самих себя. Подберемся поближе к горам. Там, думаю, будет видно, что дальше.

— Ты говорил, что чувствуешь что-то, нечто злое. Оно там, в этих горах?

— Я не знаю, но я ощущаю там силу.

— Так может лучше туда не соваться? Посидеть неделю здесь, возле деревьев, подождать пока зарядится амулет и убраться наконец отсюда?

— Я тоже об этом думал, но, боюсь, нам не дадут нужного времени. Если Пурт знает, куда отправил нас с тобой, то наверняка попробует найти здесь. Место он выбрал подходящее — спрятаться тут негде, помощи тоже не будет. К тому же ты помнишь, что я тебе говорил о связи близнецов? Я не хочу так рисковать.

— Хочешь сказать, что мой брат или сестра уже у них? — Антона внезапно опалило волной гнева и беспокойства за неизвестного родного человека. Очень странное ощущение — еще не видел ни разу, но уже готов поотрывать за него головы.

Старик вздохнул. Приходилось рассказывать то, что вчера у костра он сказать не решился.

— К сожалению, думаю, что так. Появление таких как вы, редкое явление. Очень не хочется, чтобы вы попали к врагу. Ты сам видел, какую встречу устроили тебе. Поэтому сомневаюсь, что твой близнец стал исключением.

— А его не встречал никто из ваших, как ты меня?

Маг покачал головой.

— Я не знаю этого.

Антон как раз хотел спросить, почему так вышло, но Джавелиус опередил его и сам решил объяснить.

— Часто, одного из близнецов проще найти одной стороне, а второго другой. Это потому, что баланс начал в вас разный. В тебе больше светлого, поэтому мы нашли тебя раньше. Я уже рассказывал тебе. Но случается и так, что оба близнеца светлые. Если это так, то наши должны были увидеть первым и второго и обязательно найти. Я давно не общался со своим орденом, поэтому не могу знать об этом.

— Понятно, — задумчиво проговорил Антон.

— Поэтому нам нельзя терять время. Надо двигаться вперед и постараться уйти отсюда, как можно быстрее.

— Значит, в горах что-то есть и тут нас найти могут. Действуем по пословице «Из двух зол выбирают меньшее»?

Джавелиус улыбнулся:

— Хорошая пословица, у нас такой нет. Но главная причина идти к горам — там есть магия, которой, скорее всего можно зарядить амулет. К тому же, если там кто-то и есть, то он не знает о нас. Это наше преимущество.

— Ты ее чувствуешь, магию?

— Да.

— А я тоже могу?

— Можешь, но этому нужно учиться? Для этого есть специальные школы. Каждая обучает отдельной стихии. Попасть в них…

Маг замолчал на полуслове и остановился. Он оглянулся назад. Антон тоже посмотрел в ту сторону. Там, откуда они пришли было так же пустынно, как и там куда они направлялись. Лишь пустынные холмы и колышащаяся под ветерком трава. Ничего больше. Все как впереди, только не было высоких гор на горизонте. Холмы и камни будто бесконечно отражались в зеркалах до самого края неба.

— Что случилось? — Антон не мог понять, в чем дело.

— То о чем я говорил. Нужно быстро спрятаться. Нас ищут.

Антон и Джавелус огляделись в поисках укрытия. Спрятаться здесь действительно сложно, прав был маг. Горы слишком пологие, деревьев мало. Все что они смогли придумать, это лечь в глубокую траву между двумя осинками, росшими неподалеку. Найти место получше вряд ли удалось бы, да и времени не было.

Они лежали на земле и, осторожно высунув головы, всматривались вдаль. Вскоре Антон заметил движение. Темное пятно приближалось к ним, вскоре оно превратилось в отвратительное создание, и они смогли его разглядеть получше. Тварь была крупнее человека. Голова его заключена между двух толстых рогов, расходившихся в стороны от костистых плеч, будто застряла между ними. Кожа на лице была смуглой с синеватым оттенком. Тощее тело имело по две руки и ноги, покрытые темными шипами. Со спины свисали длинные отростки, они слабо шевелились, напоминая шупальца. Пара больших темных крыльев за спиной не спеша несла это жуткое создание над морем камней и волнами травы на небольшой высоте. Существо двигалось абсолютно бесшумно. Оно искало их. Его путь тоже пролегал к горам, только двигалось оно чуть в стороне. Поэтому заметить двоих путников вряд ли сможет. Погоня уже приблизилась на минимальное расстояние, сейчас начнет удаляться, обогнав их. Маг слабо толкнул Антона в плечо, привлекая внимание. Парень с трудом оторвался от этого зрелища и взглянул на Джавелуса. Не издавая ни звука, он показал пальцем чуть в сторону. Там, только что перевалив через холм, появилась еще одна фигура, такая же как первая. Антона пробрал мороз, живот стал невесомым. Второй был к ним намного ближе. Он запросто мог их заметить, если возьмет немного влево, то пролетит почти над ними. Старик прижал палец к губам и молча опустил голову на землю. Антону не оставалось ничего, как последовать его примеру. Осторожно, стараясь не издать ни единого звука и обуздать взбесившееся дыхание, он полностью лег, положил голову на траву и замер. Высоко над головой (достаточно ли высоко?!) колосились верхушки зеленого одеяла, накрывшего их от погони. Сквозь них проглядывало хмурое серое небо. Антон смотрел наверх, каждый миг, ожидая увидеть разыскивающее их нечто. Он весь вспотел. Голова казалась чугунной. Пытался услышать что-нибудь, но в висках так стучало, будто он только что пробежал стометровку. Тихий свист ветра еле пробивался сквозь этот стук, больше ни звука.

Однако на этот раз удача оказалась на их стороне. Через несколько ужасно длинных минут из-за стеблей просунулась голова Джавелуса.

— Пронесло — прошептал он. — Полежим еще немного и в путь.

Маг приподнялся и осторожно выглянул из травы. Антон последовал его примеру. Вместе они смотрели на удаляющиеся темные фигуры. По сторонам от двух первых теперь было видно и других. Они были такими же и двигались цепочкой по направлению к горам вдалеке.

— Кто это такие, — стук в ушах стихал, страх немного отступил. Антон сглотнул и продолжал смотреть им вслед.

— Демоны зла, ищейки, посланные по нашему следу. Так я и думал.

Старик выглядел озабоченным, но вполне спокойным.

— Но как же нам теперь быть? Ведь они пошли по нашему пути. Как мы теперь пойдем к горам?

— Напрямик теперь идти нельзя, ты прав, — старик взглянул на него. — Придется сделать крюк в сторону. Они только примерно знают, где нас с тобой выбросило. Если уйти подальше в сторону, думаю, будет безопасно. Обыскать все они вряд ли смогут.

Они переждали еще несколько минут и двинулись налево. Горы теперь находились справа от них. Идти после этого было страшно. Казалось, что за каждым утесом или холмом их поджидает грозное порождение зла. Антон старался не думать о том, что с ними будет, если их найдут. Отходить в сторону от своей цели и увеличивать путь очень не хотелось, но встречаться с ищейками еще раз не было никакого желания.

 

7

На Сашу смотрел Семен Викторович — генеральный директор конторы, в которой он сейчас работал. Одет как всегда в серый костюм и серый галстук, на носу очки, короткие темные волосы аккуратно торчат вверх. Руки шеф засунул в карманы брюк и смотрел на Сашу поверх очков, внимательным взглядом. Он подумал, что этого совсем не может быть, может быть просто похож? Оторопев, он пялился на начальника и ошалело думал, что сказать. Но Семен Викторович не дал ему времени и сам начал разговор.

— Здравствуй Александр — сказал он, — что же ты, решил уйти от нас?

— Здравствуйте, — проговорил Саша внезапно охрипшим голосом. Про себя он отметил, что и голос у него как у шефа. Вмиг оробев и так и не придумав, что ответить на вопрос, он просто растерянно улыбнулся.

Семен Викторович решил не дожидаться ответа, за что Саша был ему только благодарен, и предложил сесть. В кабинете стоял небольшой стол, к нему были приставлены два кресла. Саша сел и уставился на устроившегося напротив собеседника.

— Решил сюда устроиться, — прокомментировал он под Сашин кивок. — Что ж оно понятно. На старом месте условия и зарплата у тебя были, конечно, не очень. Абсолютно естественно, что ты решил попробовать новые перспективы, — на его лице возникла кислая улыбка. — Это я могу только одобрить. Думаешь, был бы я тем, кем являюсь, если бы сидел на одном месте и ничего не предпринимал? Как говориться в пословице «Под лежачий камень вода не течет», верно?

Директор смотрел ему в глаза, от чего Саше было очень неудобно. К тому же ему почему-то казалось, что тот ведет себя как-то странно, неестественно, вызывая у Саши непонятное беспокойство, но делать уже было нечего, обратного ходу теперь не дать. Да и мысли его были вполне логичными и успокаивающе действовали на парня. Еще бы — шеф за него объяснял, почему Саша решил поменять место работы.

— Для начала давай пройдемся по стандартной процедуре. — С этими словами директор из аккуратной стопки бумаг на столе взял один из листов и передал Саше. — Это обычная анкета, заполняй.

Саша взял лист, достал ручку из кармана и принялся отвечать на стандартные вопросы: ФИО, адрес прописки и проживания, образование и опыт работы, родственники и семейное положение и так далее. В верхнем углу справа он отметил тот же странный символ, что и на конверте, доставленного ему вчера письма. Семен Викторович сидел в своем кресле и вертел в руке карандаш. Лицо приобрело суровый вид, взгляд устремлен на сидевшего напротив молодого человека, без стеснений разглядывая и изучая его. Хорошо, что Саша был занят ответами, старательно вписывая строчки в графы на листке, пытаясь сделать это как можно аккуратнее. Такое поведение директора ему бы явно не понравилось. Через пару минут все графы анкеты были заполнены и Саша протянул исписанный лист назад через стол:

— Готово.

— Отлично, — Семен Викторович шлепнул подошвами туфель под столом по полу, протянул над столом руку, взял анкету и принялся разглядывать, откинувшись в кресле. — Посмотрим, посмотрим. Мммм мммм ммм.

Директор тихонько мычал под нос, быстро перебегая от строки к строке и кивая головой самому себе. Внезапно его брови приподнялись, а мычание оборвалось:

— Из родных только мать?

Саша кивнул. Шеф смущенно пожевал губами.

— А я слышал, что у тебя вроде бы брат есть.

— Нет, брата нет и никогда не было.

— Вот как? А сестра есть?

Саша покачал головой:

— Сестры тоже нет.

— И не было?

— Нет.

Брови снова слегка приподнялись.

— Что ж, понятно. С этим закончили, — он открыл верхний ящик стола и положил бумагу туда.

— Теперь, — продолжил Виктор Семенович, — давай перейдем к делу. Должен тебе сказать, что нам подходят не все. Поэтому необходима небольшая проверка, так сказать тест на профпригодность, — снова улыбка. На этот раз Саше она показалась мрачной, почти ухмылкой. — Найти подходящего человека в наше время нелегко, ты же сам понимаешь?

Саша снова кивнул и перевел взгляд на стенку, справа от стола, чтобы хоть немного не смотреть в глаза директору. Там на полках стояло множество старых книг и различных статуэток из металла, дерева и керамики.

— Ну вот и отлично. Не будем тратить время и проведем тест прямо сейчас. В таком случае, я смогу дать тебе ответ практически сразу же. Я так полагаю, тебе ведь самому не терпится все побыстрее выяснить?

Саша кивнул, что есть, то есть. Желание покончить со всем этим сегодня же конечно было. Чего тянуть кота за хвост? Да или нет и делов то. Либо он остается на старой работе и ведет старый образ жизни, либо переходит на новую и жизнь его должна круто измениться.

Виктор Семенович нажал красную кнопку на селекторе, в углу стола, и сообщил, что они готовы к тестированию. Вскоре открылась дверь и вошла знакомая девушка из приемной. На этот раз на ней был накинут белый медицинский халат. В руках она несла небольшой белый поднос со стеклянными пузырьками. Она закрыла дверь и села рядом с Сашей. Приглядевшись к лежавшим на подносе вещам, Саша понял, что его ожидает анализ крови. В тот момент, это не показалось ему странным. Все ведь проходят медицинский осмотр на работе, а при устройстве на новое место это вообще практически неизбежно, а тут его даже избавляют от необходимости тащиться в больницу, платить деньги и стоять в очереди. Это просто правильно и отлично, тем более по последним новостям из анализа крови чего только не научились узнавать. Наука ведь идет вперед семимильными шагами.

Его соседка тем временем окропила спиртом ватный тампон и доставала из бумажной упаковки иглу. Виктор Семенович из под бровей внимательно наблюдал за ним, развалившись в кресле напротив и наклонив голову. Этот внимательный неуютный взгляд снова заставил Сашу отвернуться к девушке, да и смотреть на нее было гораздо приятнее — девушка была очень хороша собой. Игла извлечена из пакетика. Она подняла на него свои красивые серо-зеленые глаза и, мило улыбаясь, протянула руку Саше. В ответ он протянул свою правую, ладонью вверх, и вытянул указательный палец. Он всегда сдавал кровь на анализ из правой руки, потому что терпеть не мог, когда его кривой указательный палец на левой тыкали иглой. Ему и так досталось в детстве, думал Сашад. Мимолетная истома от касания, когда она взяла его за руку, сошла на нет, как только в другой ее руке показалась игла. Желания смотреть, как в твоем пальце делает дырку, пусть и очень хорошенькая девушка, у Саши все же не было, поэтому ему снова пришлось отвернуться, вернувшись к рассмотрению фигурок на полках. Одна изображала стоящего с широко разведенными руками человека с птичьей головой. Выделялся длинный черный клюв, до плеч свисало нечто, похожее на уши. Из ушастых птиц Саше на ум пришли только совы. В руках существо держало развернутый свиток, будто пришло сдавать его в библиотеку. Хотя ходить в таком виде в библиотеку, вряд ли кому придет в голову. Из одежды на нем были только браслеты на руках и ногах, между ног виднелось внушительное мужское достоинство.

Далекая вспышка боли в пальце. Прикосновение тампона. И вот нежные пальчики выдавливают Сашину кровь. Он представил себе это — как красная жидкость движется по стеклянной трубочке, поднимаясь все выше и выше. В ней попадаются пузырьки воздуха, а пальца врача сжимают палец сильнее, требуя еще и еще. Воспоминание было не из приятных и Саша продолжил осмотр.

Соседом птицеголового на полке была черная вытянутая лысая голова на тонкой шее, упиравшейся прямо в квадратную подставку. Непонятно, как такая тонкая шея выдерживала ее вес. Далее стояла группа из деревянных фигурок разной высоты, похожих на русских матрешек. Только эти были совсем худыми. Резьба изображала большие внимательные глаза, у одних длинные волосы, у других не менее длинные усы. Следом стояла фигурка позанятнее. На ее подставке темной застывшей лужей была изображена вода. Из нее торчали извивающиеся щупальца с присосками. Посреди их сплетения из воды выглядывала голова, половину которой составляла широко раскрытая зубастая пасть. Наверху вместо глаз были пасти поменьше, с длинными неровными зубами, которые Саша поначалу принял за глаза чудовища. Его вид невольно завораживал.

На палец перестали жать и приложили прохладный тампон со спиртом, но Саша продолжал разглядывать зубастого осьминога. Он согнул проколотый палец и прихватил тампон большим. Звук потягиваемой через трубочку жидкости заставил его повернуться. Будто кто-то пил лимонад. Саша, ожидавший вновь поглазеть на симпатичную подручную Виктора Семеновича, внезапно окаменел от удивления, его челюсть отпала, а нижняя губа искривилась от отвращения. Пока он осматривал полку, в комнате незаметно произошли большие изменения. Девушки рядом с ним больше не было. Вместо нее в соседнем кресле сидело зеленокожее существо, скорее всего женского рода. Длинные грязно-зеленые волосы до плеч свободно свисали с головы. Из под них выглядывали длинные тонкие уши. Острый нос переходил в горный хребет, разделявший два прищуренных глаза, желтого кошачьего цвета. Зрачки большие, тоже как у кошки и смотрят прямо на него. В раззявленном рту стеклянная трубочка для анализа. Только никакого лимонада нет, желтоглазая мерзость допивала остатки его крови из трубочки. Виктор Семенович тоже изменился, но хоть остался человеком. За его спиной стоял откуда-то появившийся мужик. «Девушка» передала «Виктору Семеновичу» закрытую пробирку с кровью, при этом она кивнула. «Виктор Семенович» на это улыбнулся. Пробирку он положил во внутренний карман пиджака. Затем взглянул на Сашу и сказал:

— Что ж, поздравляю! Тест пройден успешно! Вы приняты Александр, добро пожаловать!

 

Омут тьмы поглотил его. Он не помнил, как это случилось. Навалилась темнота внезапно и со всех сторон, не оставив для сознания ни одного просвета, просто грубо заставила его затухнуть. Сейчас, спустя долгое время, появился проблеск мысли, тонкий лучик, но липкая масса пустоты налипла на нем, затеняя и вновь пытаясь убить. Никаких ощущений: времени, жажды, голода или холода. Своего тела тоже не ощущалось. Сколько он находится в таком состоянии? И где он вообще? Что с ним случилось? Память пока не давала ответов.

Внезапно рядом раздался мужской голос. Твердый и уверенный.

— Он у нас.

Пауза и дальше:

— Можешь не пытаться меня обмануть. Я знаю, что это оказалось совсем просто, так что впредь не огорчай меня своим враньем!

Снова остановка.

— Настоящая работа будет со вторым. Его уже ищут темные, но светлые, скорее всего, уже взяли его. Надо сделать так, чтобы они его не получили. Он должен обязательно достаться нам! Ты меня слышишь?! Отвечаешь за это головой!

Тишина, видимо кто-то разговаривает по телефону и слушает ответ собеседника. Снова:

— Я уже выслал тебе, где их искать. Возьми всех, кого сможешь найти. Запомни вот что. В том мире покоится нечто древнее и дикое, но оно может помочь тебе. Оно опасно. Мощь его велика и гнев ужасен, но оно с нами заодно. Возьми с собой кристалл, что я отправил тебе, и оно тебя не тронет. Только смотри, чтоб оно не убило мальчишку, а убивать оно любит больше всего на свете, имей это в виду. Тем более, если проснется после стольких лет сна. Тут нужна крайняя осторожность. И еще одно, если тебе придется подходить к пещере или заходить внутрь, делай это только в последние минуты заката, иначе даже кристалл тебя не спасет. Когда солнце сядет, времени будет совсем мало, но оно, все же, будет. Распорядись им грамотно и все получится.

Снова небольшая пауза.

— Я очень на это надеюсь. Если ты справишься с заданием, я, наконец, поверю, что ты не бездарный идиот и кое-чего стоишь. Темные уже там, ищут их, но пока не нашли. Ты должен их опередить, тебе ведь известно где искать. В любом случае, он не должен попасть к ним, понятно? Избавься от них, если возникнут проблемы. Мальчишка должен быть наш любой ценой и точка!

 

 

8

Дни стали пролетать незаметно один за другим, как только стали одинаковыми. После встречи с искавшими их демонами, Антон и Джавелус до вечера шли в сторону от своего изначального маршрута. Пытались уйти из района поиска. Кажется, им это удалось, потому что с тех пор им больше никто не попадался на пути, но один раз они вновь видели вдалеке цепь ищеек. Те были совсем далеко и направлялись в другую сторону, не представляя угрозы. Наутро они повернули опять к горам, своей далекой цели. Страх после первой встречи (точнее уже второй) у Антона вскоре прошел и сменился безразличием. Он про себя посылал все к чертовой матери и это помогало быть смелее и меньше переживать. Хорошо, что погоня больше не появлялась. Спрятаться здесь было бы совсем негде. Чем ближе они подбирались к своей цели, тем ровней и пустыннее становилось вокруг. Будто взамен приближающихся круч, создатели этого мира убирали все остальное. Ближе к вершинам, деревья совсем пропали, горы расплылись в плоские холмы и обзор вокруг увеличился.

Уже три дня они двигались по прямой, никуда не сворачивая. Три дня все повторяется, как по расписанию. Просыпаются, завтракают, собираются и продолжают путь. С передышками идут до самого вечера, потом устраиваются на ночь и плотно ужинают. У Антона с непривычки от ходьбы целыми днями по склонам жутко болели мышцы ног. Вечером он с великим блаженством устраивался на земле, давая им отдых. Спал как убитый. Разводить костер стало слишком опасно, поэтому приходилось обходиться без горячего. Зато в бездонном мешке мага нашлось достаточно соленой и вяленой еды, сухарей, орехов и сушеных фруктов. Голод их не доставал. Недостатка в воде тоже не было. Местная погода не преподносила сюрпризов, и каждый день несколько раз шел мелкий дождь. Они без проблем набирали воду в большую чашу мага на утро и пополняли запасы в бурдюке, где раньше было чудное вино, чтобы пить днем.

После ужина наставало время разговоров и расспросов. Днем во время пути, особенно не поговоришь, да и лишний раз шуметь не нужно, если стараешься быть осторожным. А вот с полным животом и думалось легче, да и заняться чем-то надо было до сна. Антону было очень нужно говорить с кем-то, изливать свои мысли и тревоги, отвлекаться от насущных проблем. Поэтому тихие беседы в сгущающемся мраке наступающей ночи, ему сильно помогали и успокаивали. За эти три вечера Антон много чего узнал от мага. Он, как губка, впитывал все новое, с чем ему, возможно, придется встретиться самому. Рассказы старика были такими невероятными, что потом не сразу удавалось уснуть. Новый мир блистал всеми красками, будоражил мысли, и попасть в него хотелось все сильнее и сильнее. Хотя частенько парня все же точила тоска по дому, она постепенно притуплялась. Антон узнал, что силы света и тьмы состоят в гильдиях своего ордена (светлого и темного), подобно ордену света Джавелуса. Это небольшие объединения наделенных силой, каждое со своим главой и наставником и объединены каждая в одну свою большую сеть. Их членам периодически поручаются задания, для служения на благо своей стихии. Для вступления в одну из них, необходимо пройти обучение в школе и пройти обряд посвящения, после которого должны проявиться таланты наделенного и тогда возможно начинать обучаться их применению. В настоящий момент, в составе союза светлых насчитывалось семнадцать гильдий орденов во внутренних мирах. К одному из них и лежал их путь.

Совсем недавно времена были тихими, и большую часть работы послушников составляли исключительно хозяйские хлопоты да изучение и развитие магических премудростей и навыков: собрать ворчун-траву да семян одуванчиков на зиму, скупить и переработать, необходимый для магических опытов, жир синих жаб, изучение новых способов использования своего дара или оттачивание уже познанных, подготовка и участие в соревнованиях молодых учеников и много еще чего в том же духе. Порой, конечно, приходилось и прибегать к оружию для защиты себя или обычных жителей: хватало и лихих людей, ставящих себя выше закона и мелкой нечисти, коей взбрело зайти в обжитые места и наводить на людей страх, а то и причинять ущерб или даже лишать жизни, но то были обычные дела, которые случаются везде. Лишь последние несколько лет в мире стало происходить что-то необычное. Никто толком не мог сказать, что именно, но многие сходились во мнении, будто чувствуют неладное нутром. Незримое предчувствие беды нависло над волшебным миром. Вроде как стало твориться больше бед вокруг, худые приметы являлись, предвещая скорую гибель и великую войну союзов, люди и звери, волшебные существа обозлились и с ними трудно иметь дело. Пошли разговоры и поползли слухи, наводящие еще больше страха на живущих. Хоть в большинстве из них не было и капли правды и смысла, смуты они наводили много. А уж если хоть словечко из них реально подтверждалось, словно снежный ком нарастала паника и страх.

— Не спокойные времена настают, — закончил рассказ старик и глубоко вздохнул.

Маг тоже интересовался у Антона, как живут в его мире, тем более, что еще ни разу судьба не забрасывала его туда.

— Множество чудес изобрели вы, в своем верхнем мире, — часто говаривал маг, восхищаясь услышанным. — Это уже можно назвать истинной магией. Считается, будто по мере взросления мира, магия изначального сотворения постепенно покидает его. Все сложнее пользоваться ею в таких местах. Но если есть такие чудеса, которые работают для всех и без заклинаний, так они и не нужны вовсе вам.

За все время пути им так и не встретилось ничего кроме холмов, невысоких утесов и редких невысоких деревьев. Единственное, что изменялось, так это горы на горизонте приближались, постепенно надвигались на них. Вечером третьего дня их стало совсем отчетливо видно. Завтра они должны были добраться. Горы оказались небольшой группой высоченных исполинов. Их вершин не было видно, они скрывались за низкими густыми облаками. Совсем рядом с облаками на их боках начинался покров белого снега, и даже снег здесь казался серым. Облачное покрывало на подступах к вершинам ощутимо светилось, будто по волшебству. Антон сообразил, что на самом деле, причина в солнечном свете, отраженном невидимыми белоснежными вершинами гор. Было приятно осознавать, что в этом мире все-таки есть солнце, все же оно светит, там наверху. Просто здесь этого не видно.

Горы будто сбежались сюда со всей округи в одно место, чтобы оставить вокруг сплошное однообразие. На глаз там было около дюжины вершин. Рассмотреть на них что-нибудь интересное не выходило. Такие же камни и трава как везде вокруг. Сложно сказать, что они там могут найти, но чутье мага их еще ни разу не подводило и парень верил ему. Раз сказал что чует, значит что-то там действительно должно быть. И если это что-то поможет им выбраться отсюда на несколько дней раньше и избавиться наконец от погони и неизбежной пока настороженности, то надо обязательно это найти, пока не нашли их самих.

Антон спрашивал мага и о том зле, которое он ощущал. Но ничего конкретного в ответ не получил. Да, что-то есть. Да, в горах или рядом с ними. А что это или кто это понять нельзя. Придется быть предельно осторожными и выяснять это самим. Парень пытался обратиться к своим внутренним чувствам. Пытался что-то почуять, как старик. Ведь он тоже наделенный и у него должны быть подобные способности. Вечерами, лежа под теплым, натянутом до ушей одеялом из шерсти неведомого животного, он закрывал глаза и пытался сосредоточиться на своих ощущениях, что-нибудь увидеть или почувствовать там, впереди, но видел лишь отсутствие света. Внутренний голос тоже молчал. Неужели до обряда посвящения он совсем ничего не может?

В этот вечер они решили остановиться пораньше, чтобы не ночевать слишком близко к горам. Все-таки мало ли что может их ждать там. Решили отдохнуть и приступить к осмотру на свежую отдохнувшую голову. Да и подойди они на пару — тройку километров ближе, вряд ли что-то изменится, а вот ищейки вполне могли рыскать поблизости к этим кручам, сообразив, что их добыча учует здешний источник силы.

На ужин оказалась соленая рыба и неожиданно вкусные сухари. Они были с неизвестными приправами, которые очень подходили для рыбы. Вместе с ними она даже не казалась соленой, и потом совсем не хотелось пить.

На очередном сеансе вечерних разговоров обсудили завтрашний день. Старик поведал, что с такого расстояния смог заметить нужный им источник. Он находится где-то справа от них. Поэтому завтра утром они идут прямиком к вершинам, а потом обходят их в правую сторону, пока не найдут что искали. На вопрос, что из себя представляет магический источник, старик ответил — все что угодно. Он может выглядеть как любой предмет, главное — это процесс изготовления. Сказал, как только окажутся рядом, поймут, что это такое.

Антон вновь пытался подробнее узнать и на счет ощущаемого зла поблизости, но маг лишь сказал, будто оно слишком спокойно себя ведет. Как будто спит где-то в горах. Их задача пройти как мышкам и не разбудить. Это поуспокоило Антона, который снова начал заметно нервничать, когда они оказались у своей цели.

Костер сегодня снова был непозволительной роскошью для путников, поэтому, подкрепившись и расстелив свои постели, они улеглись отдыхать. Вокруг топкое болото тишины. Только что их тихие голоса нарушали его величавую незыблемость, и вот оно вновь сомкнулось, отрезав их друг от друга. День заканчивался, серый свет темнел и плотнеющая темнота обступала их. В этот раз они легли спать раньше, да и днем прошли меньше, наверно поэтому Антон не мог сразу уснуть. Думать, что причина в волнении о завтрашнем дне, ему не хотелось. Он успокаивал себя тем, что Джавелус все-таки маг и сможет их защитить в случае чего. Спрашивать самого Джавелуса об этом парень не стал. Боялся услышать плохой ответ. В его голове уже три дня вертелась мысль, почему старик вместо того чтобы разогнать демонов, искавших их, решил спрятаться. Потому что они были ему не по зубам, или потому что их было много, а смог бы он одолеть одного? И еще множество подобных вопросов не давали ему покоя. Портили настроение и невеселые мысли о том, что творится сейчас с родителями. Как они переживают его пропажу? Несомненно им уже известно об аварии, но его самого не нашли и уже не найдут. Все же лучше, если они будут надеяться, что он жив. При мысли о родителях, сразу же возвращалась загадка о его двойняшке, брате или сестре. Как же так могло получиться, что он никогда не слышал о нем? В его прошлом нежданно образовалась большая темная дыра. Ее разгадкой он хотел заняться в первую очередь, если у них получится выбраться отсюда живыми. Маг обещал помочь, и причин не доверять ему у Антона не было.

Все эти мысли беспокойно крутились в его голове, постепенно замедляя бег. Они почти остановились в тот момент, когда он все-таки уснул, лежа уже совсем в темноте, но, все же, даже тогда они продолжали медленно, словно туман, окутывать его сознание.

 

… туман. Он повсюду. Загадочный, скрывающий в себе и вводящий в заблуждение. У земли он особенно плотный, поэтому кажется, что под ногами ничего нет, одна дымка. Вверху видно лучше. Видно небо, серое, как всегда здесь.

Он уже давно идет в этом воздушном киселе. Он не помнит откуда идет и не знает куда. Просто путешествует в тумане и это даже интересно. Когда тумана нет, все хорошо видно — где ты и что вокруг, а здесь лишь на расстоянии вытянутой руки и оказаться можно где угодно, в любой момент наткнуться на что-нибудь. Каждую секунду он смотрит по сторонам, ожидая, когда навстречу выплывет нечто затерянное здесь, но не встречается ничего.

Внезапно, его ожидания оправдываются, и прямо перед ним из ватной мути проявляется каменная стена, будто по волшебству. Он чует, что с ней что-то не так. Присмотревшись, понимает, что это обычная оштукатуренная стена, какие бывают в новостройках. Обоев или краски на ней нет. Такая же серая, как окружающий туман. Значит он в каком-то здании?! Тогда откуда здесь туман?

Он поворачивает налево, желая пройти еще вдоль стены, но в этот момент на плечо ложится рука:

— Я же говорил, нам направо.

Он вовсе не пугается. То, что он не один ходил все это время нисколько не удивляет его. Он послушно поворачивает направо. Они проходят совсем немного и из дымки проступают очертания приближающейся двери. Она распахнута настеж. Он и его спутник заходят внутрь и оказываются в большой комнате. В центре аккуратный фонтанчик с маленьким ключом, бьющим в центре. вода в нем мутная и ржавая. Джавелиус, только теперь он разглядел своего попутчика, направился к нему. Снял с шеи маленький стеклянный флакон и принялся наполнять его.

— Не стой столбом. Займись пока дверью — велел он.

Обернувшись к правой стене, Антон увидел запертую дверь. Он направился к ней, но старик остановил его:

— Да не этой дверью, а вот той, — он указал на первую дверь, ту через которую они только что вошли. — Закрой ее. Быстро.

Антон вернулся назад. Но закрыть дверь у него не вышло — у нее не было не то что замка, не было даже ручки. Снаружи все так же клубился туман. Он ухватился за полотно двери сбоку и толкнул на себя. Та бомкнула об косяк и отскочила назад, открыв большую щель. Клубы тумана возмущенно завихрились — движение двери нарушало их спокойствие.

— А как ее закрыть-то? Здесь нет ни ручки, ни замка.

Старик все еще наполнял флакон.

— Как дневной солнечный… пххх… ночью падает на землю.

Какой-то звук вмешался из-за двери, снаружи и заглушил часть сказанного. Антон мельком подумал, что маг нес полную ахинею, при чем тут дверь? Но сначала надо выяснить, что за звуки там снаружи.

Он приоткрыл дверь пошире и осмотрелся. Ничего. Блеклая бежевая завеса. Звук больше не повторялся. Тогда он повернулся к старику:

— Ты ничего не слышал?

Ответа нет.

— Так как ее закрыть?

Джавелиус уже закручивал пробку флакона, повесив его на шею.

— Как дневной солнечный… пххх… ночью падает на землю.

Глаза мага широко раскрылись, он попытался повторить, медленно выговаривая слова:

— Как дневной солнечный… пххх… ночью падает на землю, — вновь получилось у него, помимо его воли.

Было такое ощущение, что у него просто не получается произнести нужное слово, но Антон то слышал, что его каждый раз заглушал хрип из-за двери. Звук этот эму совсем не нравился. Похож на шипение разозленной змеи. Большой змеи. Его спокойствие, к которому так располагал этот ленивый туман, начало испаряться. Маленькие искры беспокойства понемногу обжигали, грозя начать пожар.

Ведь здесь, в этом предательском тумане, так легко может прятаться что угодно! Очень опасное! Как он раньше не подумал об этом!

Их глаза встретились. В обоих страх и понимание того, как они облажались.

— Как дневной солнечный… пххх… ночью падает на землю, — снова попробовал маг. Тут его глаза расширились еще сильнее, а взгляд переполз с Антона на что-то другое рядом с ним.

Медленно, как во сне, Антон оборачивается к открытой двери. Прямо из-за нее выглядывала какай-то черная туча. Даже не туча, а ком смолы, черной и постоянно перетекающей, меняющей свою форму неуловимыми движениями. Хотя для того чтобы выглядывать нужны глаза, а у «этого» их не было, создавалось именно такое впечатление.

Испугаться Антон не успел. Он скорее сильно удивился такой встрече и замер не в силах даже отойти. Мозг отказывался думать и посылать сигналы телу. Он просто стоял и смотрел.

В одном месте на туче внезапно образовался холм. Он раздулся до приличных размеров, превратился в пузырь и лопнул.

Пхххххххх.

Вновь раздался этот звук. Теперь ясно, откуда он берется. Ему показалось, или оно правда придвинулось чуть ближе?

— Как дневной солнечный… пххххх… ночью падает на землю, — вновь безуспешно попытался договорить Джавелиус. На этот раз пузыря видно не было, но звук был отчетливый.

Прямо перед ним в туче возникла вмятина, немного расширилась и ее края, удлиняясь в тонкие немощные руки, потянулись к ним. Они были уже совсем близко. Антон отшатнулся, инстинктивно попытался сделать шаг назад. Оказалось, что ноги чем-то приклеены и оторвать их от пола не получается. Он начал падать на спину, но руки тучи внезапно быстро протянулись к нему и не дали завалиться на пол, а бережно подхватили. Они намертво прилипли к нему и подтягивали к образовавшемуся темному провалу. Антон был настолько ошарашен, что даже не мог закричать. Все произошло слишком быстро. Он ничего не успел понять и испугаться как следует, а когда понял и осознал, через секунду — другую, было уже поздно что-либо делать.

Черный рот накрывает его. Слизь оказалась холодной как забвение и липкой как страх. Она обволакивала его лицо, склеила волосы, будто гелем, уши больно прижались к голове. Пришлось закрыть глаза и рот, забыв про все попытки закричать. От мысли о том, что эта субстанция может попасть ему в глаза, нос, затечь в рот накатывала волна отвращения и тошноты. Дышать стало нечем и он задерживает дыхание. Где же Джавелиус?! Почему не поможет ему спастись?! Неужели он ничего не может сделать?! Антон чувствует, как его ноги отрываются от пола. Каким-то образом он слышит:

— Лунный свет, свет был лунный!

Жуткая тварь еще и разговаривала с набитым ртом.

 

Антон в ужасе проснулся и подскочил на своей постели. Волосы липкие от пота, рубашка прилипла к спине. Глаза распахнулись и уставились в темноту.

Он все еще ощущал на коже и во рту мерзкую прохладную слизь. Во сне, его рот сам открылся под конец, когда он уже задыхался и потерял контроль над мозгом. Инстинкт велел ему срочно вдохнуть и он был обязан хотя бы попробовать сделать это.

Рядом уже сидел Джавелиус, положив руку ему на плечо, прямо как во сне. Эта зацепка заставила Антона еще раз осмотреться вокруг, чтобы удостовериться, что это был только сон, хоть и увидеть что-нибудь в темноте было невозможно.

— Все нормально, успокойся, — шептал маг. — Здесь ничего нет. Это только сон.

Вокруг царила ночь, лишь немного звездного света просачивалось сквозь облака.

Света.

Сколько же сейчас времени? Сколько они проспали? Понемногу Антон успокоился и смог рассказать старику свой сон. Тот молча выслушал его и долго сидел, обдумывая услышанное. Потом достал трубку, не спеша забил и раскурил все тем же камнем. Трубка вспыхивала в его руке, завивая едва видимые в ночи кольца дыма. Антон сидел рядом, глядя на огонек, не мешал старику думать.

Таких жутких и ярких снов ему никогда не снилось. Даже когда был совсем маленький. Он никогда не боялся ни темноты, ни чудовищ под кроватью, хватающих тебя ночью за ногу. Его больше волновало другое — а что если этот сон не спроста? Это было очень похоже на то, что они собирались сделать. Стена это склоны гор впереди. Фонтан во сне символизирует источник, источник силы или магии, которым маг хочет заправить свой амулет. А туча — то самое зло, которое тот чувствовал все это время. Что если там, куда они идут, в горах, сидит такая вот куча смолы и ждет их? Что они смогут сделать с ней? Хоть старик и говорит, что оно спит. Может его сон чуток, и оно проснется. Не лучше ли засесть в самый высокий куст травы и сидеть там хоть всю неделю под дождем и без еды, пока амулет зарядится сам, зато остаться живыми? Он все больше и больше уверялся в этой мысли и уже хотел сказать об этом Джавелиусу, как тот заговорил сам.

— Думаю это не просто сон. Наверное, ты и сам так же считаешь.

— Считаю, а еще начинаю считать, не лучше ли нам отойти от этих гор подальше и подождать пока зарядится амулет в лесочке? Ведь осталось то, всего несколько дней.

— Да, такое вполне правильно подумать, но боюсь придется поступить по иному.

Антон уже набрал воздуха в грудь, но старик, предвидя его реакцию, уже поднял ладонь, останавливая его. В темноте ночи его жест был еле виден.

— Мне тоже приснился сон. Сейчас, одновременно с тобой, — огорошил он, и слова застряли у Антона в горле. — Тоже про нас. Только я видел то, что с нами может быть, если мы останемся здесь, не пойдем в горы.

— И что же ты видел?

— Ничего хорошего. Думаю это даже хуже, чем то, что видел ты. Я только…

— Что именно, — перебил его парень, сгорая от нетерпения.

Старик уныло вздохнул. Видать осадок от увиденного остался и у него:

— Ищейки нас найдут и совсем скоро.

Антон умолк, сраженный этой новостью. Вот так дела.

— Мы застряли между двух огней.

— Между двух огней? — переспросил старик.

— Да, так говорят в моем мире. Когда и стоять нельзя и пойти тоже плохо. Как раз про наше положение.

Джавелиус кивнул.

— Похоже на то. Все же думаю, мы должны идти. Ты помнишь краски своего сна? Он был светлый, красочный или темный и блеклый?

Задумываться парню не пришлось, весь его сон был покрыт дымкой, белесый туман, серые стены. Самое цветное, что в нем было — это проклятый черный ком.

— В моем же, — говорил маг, — красок было много, хоть и видел я плохие вещи. Если подумать, то вряд ли мы могли с тобой случайно увидеть предупреждения одновременно. Если бы сон был только у одного, тогда еще можно свести это на случай, но не так. Мне кажется, второй сон нам послали специально, чтобы запутать.

— И кто же мог их нам послать?

— В мире много различных сил, но это не главное. Важно понять, какой сон нам нужен. Раз мой сон был более ярким и светлым, думаю его нам и надо прислушаться. Темное сознание и мыслит по темному, поэтому и сны рисует по своей сути.

— А если оно притворялось, это темное сознание? Оно же только темное, но не глупое.

Маг лишь молчал и задумчиво жевал трубку.

— Возможно ты и прав, — медленно произнес он.

Они сидели молча и некоторое время пытались найти какую-нибудь зацепку, что могла бы направить их по верному пути. Может быть, что-то осталось незамеченным, или вдруг они что-то не правильно поняли. Вещие сны материя тонкая. Попробуй тут разберись что к чему. После долгих раздумий, ничего путного Антону в голову не пришло.

— А что насчет того, что ты мне говорил про что-то солнечное? Во сне. На одном и том же месте эта черная тварь постоянно заглушала тебя. Если уж весь сон не был случайностью, то наверняка и это не совпадение. Мне специально не давали услышать одно слово, или заменили его другим. Может быть это поможет нам? И когда она …

Антон снова припомнил, как она его пожирала и ужаснулся.

— Под конец она проревела, что свет лунный. Может и солнечный тоже был свет?

— То, что видел я, очень похоже на твое видение, только происходило все здесь, в поле, а вместо этого черного были ищейки. Поверь мне, они в совершенстве умеют причинять страдания и боль. Вот что я думаю. Остаемся здесь — и выбор наш невелик. Встречаемся с ищейками и надеемся только на себя, точнее меня. В этом случае надежды спастись я не вижу. С ними мне одному не управиться, даже думать нечего, — старик устало помотал головой, и все теплившиеся надежды Антона улетучились. — Если идем в горы, у нас все же будет одно единственное преимущество — шанс добраться до источника первыми и возможность сбежать отсюда. Путь отсюда до нашей цели очень далек, но набрать сил на один небольшой прыжок не потребует много времени.

Антон молча слушал и обдумывал сказанное магом. Конечно, в его словах был здравый смысл, тем более он маг и ему должно быть виднее. Получалось, что в любом случае они рискуют. Парень, в который уже раз, вспомнил конец своего кошмара и вновь содрогнулся. Неужели им придется иметь дело с этим ужасом?! Неужели это правильный выбор?! Встреча с ищейками тоже не сулила ничего хорошего, вдобавок их было несколько. Должен же быть другой выход!

Приходилось определять свои действия, основываясь на снах и своих догадках. Это просто невыносимо и ужасно глупо. Хорошо бы и все их страхи оказались простой глупостью, плодом разгулявшегося воображения.

Один край небосвода начал понемногу светлеть. Словно напоминание о неумолимом беге времени. Напоминание путникам, что решение придется принимать, так или иначе, и уже совсем скоро, пока у них есть выбор и они могут сами что-то решать. Потом от них будет мало что зависеть, думал Антон.

Хоть они и не совсем выспались, разговора о том, чтобы лечь и немного поспать, даже не могло быть. Все равно ни один не уснул бы. Негласно решение было принято, хотя неуверенность, конечно же, осталась, особенно у Антона. Джавелус, как-то, более сдержанно относился к опасности. Если они что-то заподозрят, то всегда можно повернуть назад, по крайней мере какое-то время. Пока ищейки не припрут их к стенам гор и они действительно не окажутся между двух огней.

Оставшееся время они провели за разговором о том, что им предстоит. Антон пытался вызнать у Джавелиуса, сможет ли тот защитить их в случае чего. Ответ его был донельзя расплывчатым и не особо порадовал, но дал и некоторую надежду. Старик втолковывал в Антона мысль, что никто не всемогущ на земле, даже маги.

Конец разговора проходил уже за завтраком, после которого они выступили в путь.

 

9

К огромным горным кручам по бескрайнему морю холмов двигались две маленькие точки. Серо-зеленое море высокой травы, растущей вокруг плоских камней, в беспорядке разбросанных по бокам и вершинам, сегодня волновалось будто бы сильнее обычного. Обволакивавшие вершины гор плотные облака светились ядовитым желтым ореолом, отсюда это было хорошо заметно. Каменные гиганты пронзали облака, точно огромные корявые шипы и дальше, исчезая, уходили ввысь. Вокруг ни единого движения, кроме убаюкивающего танца полевых трав. Вся эта картина поддерживала в душах путников смятение и беспокойство.

Издалека панорама казалась волшебной и совершенно не земной. Антон подумал, что раз уж они и не на Земле вовсе, то в этом нет ничего удивительного. Такие чужеродные пейзажи ему не встречались никогда, даже в кино. Вполне возможно, что никто из людей такого еще не видел. Окружавшее их было под стать его настрою. Он как никогда терзался вновь проснувшимися страхами и сомнениями. Они уже было улеглись, за время их пребывания здесь, но проснулись с новой силой. Быть или не быть, идти или не надо — извечный вопрос. Чем ближе горные кручи надвигались на них с магом, тем сильнее внутренний голос утверждал, что людям здесь вообще не место. Он предлагал развернуться к этим горам спиной, но ноги упрямо, шаг за шагом, сокращали дистанцию, а разум не мог принять решение и пребывал в бесполезных раздумьях. Парень понимал, что он и не сможет принять никакого решения, что зря вообще о чем-то думает, он слишком мало знает и еще меньше может сделать, но это происходило помимо его воли. Все равно придется положиться на мудрость Джавелуса, и это еще сильнее злило его.

Удивительно, но даже возле гор им не встретилось ничего нового. Ни леска, ни озера или русла реки, каменистые холмы не начинали возле них постепенно возвышаться, образуя пригорье. Исполинов как будто просто взяли и поставили здесь огромной рукой. Выглядело это очень неестественно.

Около полудня Антон и Джавелиус добрались до каменных подножий. Они не стали подходить совсем вплотную, оставшись на небольшом расстоянии, чтобы иметь больший обзор. Все же горы радовали глаз, после удручающего однообразия всех этих дней. Эти исполины бросали вызов окружающему покою. Хотя по сути это были все те же камни, трава и мох — лишь форма была совсем другой.

Они постоянно всматривались в горизонт, но вокруг все по-прежнему оставалось тихо. Создавалось ощущение, что их уже не искали. Иначе трудно объяснить такое. Оставался неясным лишь повод для отмены поисков. Как высказался Джавелиус, таких поводов он видел два: либо их перестали искать за безнадежностью, либо потому, что уже нашли. Антон искренне надеялся на первый вариант. Пусть решат, что они уже убрались из этого мира или повернули в противоположное от гор направление. Пусть ищут их там, если уж ищут. Но неизвестность, как известно, одно из худших зол. Поэтому терзания и сомнения ни на миг не оставляли путников в покое. Создавался яркий контраст от этого тихого, угрюмого мира, где взгляду не за что уцепиться, и постоянного внутреннего беспокойства. Казалось, будто переживая, ты поступаешь не правильно, ведь все вокруг так располагает к спокойствию. Хотелось и самому уверить самого себя в этом и умиротвориться под волнами колышущейся травы. Антон осознал это лишь этим утром. То ли это совпадение, то ли наваждение какого-то колдовства? Он не мог сказать, но уж точно требовались силы, чтобы постоянно держать себя настороже и не поддаться окружающему настроению.

Он так же постоянно крутил в голове непонятную загадку про свет, солнечный и лунный. Антон был на сто процентов уверен, что это как-то должно им пригодиться, а если судить по сну, может быть, от этого будут зависеть их жизни. Вот только что это за игра слов? Это явно намек на загадку, вот только саму загадку им еще не загадали. Поэтому он просто на всякий случай обдумывал различные варианты связи этих понятий. Чтобы в случае чего догадки не пришлось бы придумывать сначала, достаточно будет лишь вспомнить.

Солнечный свет, то есть тот, что исходит от солнца. Как он может ночью падать на землю? Ночью падает лунный, да и то, только если луна есть. Но как лунный свет связан с солнечным? Лунный, по сути, и является солнечным, только он отражен от луны. То есть, для того, чтобы солнечный свет попал на землю ночью, он должен отразиться от луны. Вроде бы все понятно, осталось только понять для чего это нужно.

Приблизившись в горам, путники обходили их, соблюдая дистанцию. Примерно через час пути, они увидели то, что искали — вход в пещеру, в теле второй попавшейся им горы. Будто пупок на животе великана. Старик тут же указал, что им туда. Удвоив внимание, они подошли ближе. Метра три в высоту и такой же в ширину, квадратный широкий тоннель уходил в черные недра. У Антона перехватило дыхание от увиденного, но вокруг оставалась неизменная тишина, они были одни и это настораживало еще сильнее.

С учетом их отклонения в первый день, чтобы увернуться от ищеек, получалось, что двигаясь по изначальному пути, они вышли бы прямиком к этой пещере. Удивительно! Их выбросило прямо напротив. Совпадение или нет? Снова загадка. Может это добрый знак и кто-то подсказывает им все же идти к источнику?

Перед тем, как заходить внутрь, они решили немного передохнуть. Расположившись чуть в стороне от входа, путники уселись на полянке красно-бурого мха и доедали остатки сухарей, запивая собранной за ночь водой.

— Когда зайдем внутрь, будем идти молча, — предупредил маг. — Ничего не трогай и иди точно за мной.

Антон кивнул, хмуро глядя в проем. Это и так само собой разумелось.

— Ты что-нибудь чувствуешь здесь, что-нибудь изменилось?

— Я чувствую, что мы прибыли на место. Источник совсем рядом, — он кивнул в сторону прохода. — Но та опасность, что чуялась раньше… Раньше она была в определенном направлении, а теперь как будто рассеялась.

— Рассеялась, в смысле исчезла?

— Нет, она не пропала. Она как бы расползлась вокруг. Это как идти на широкий луч света. Издалека он кажется иголкой, но когда входишь в него, то совсем теряешь, потому что он вокруг тебя.

— Хочешь сказать, что мы уже вошли в наш луч?

— Похоже на то. Поэтому нужно быть еще осторожнее, чем раньше, и делать все быстро. Надеюсь, нам удастся не разбудить то, что здесь покоится и проскочить незаметно. И еще, то что сидит там, — старик мотнул головой в сторону каменного склона, — это не зло. Это смерть.

Наверно нет особой разницы зло там или смерть, подумал Антон. Зло ведь тоже может убить. Если там сидит тварь из его сна, то она одинаково опасна, чьим бы отродьем она ни была.

— Я тоже надеюсь, что мы проскользнем. А что мне делать, в случае чего? Если не получится незаметно.

— В случае чего, я скажу. Главное стой рядом со мной, чтобы я мог до тебя рукой дотянуться, — как когда-то в лесу сказал маг. — И еще, не стой спереди меня, мне могут понадобиться руки.

Антон вновь кивнул и вздохнул, с грустью понимая, что от него опять ничего не зависит.

 

После недолгого отдыха они собрались и вошли в туннель. Он оказался совсем неглубоким, метров пятьдесят в длину. Антона это только порадовало — в случае чего, можно быстро выбежать наружу. Стены гладкие каменные, кое-где покрыты серым мхом. Воздух тут оказался более влажным и затхлым, чем снаружи, хотя казалось бы куда уж больше. К ужасу Антона, между стен плавал слабый туман, снова напомнив ему жуткий сон. Через пару десятков шагов вокруг стало почти темно, и маг зажег заранее приготовленный факел, как водится нашедшийся в его мешке. Языки пламени наполнили пространство вокруг теплым светом и запустили по стенам дрожащие сполохи. Туман, доходивший до колен, под светом стал заметнее и бесшумно струился под ногами.

Маг, шедший первым, остановился и обернулся. Указательный палец приложен к губам. Он выразительно посмотрел на парня и ткнул пальцем в тоннель перед собой. Там Антон сумел различить конец каменного коридора и пугающую темноту за ним, будто на дне пересохшего колодца кто-то прорубил еще один. Парень кивнул, что все понял, но старик уже вновь осторожно двинулся вперед, разгоняя перед собой мрак. Миновав тесные стены, они подошли к небольшой пещере, хотя Антону она больше напомнила комнату, и остановились на входе. В пещерах стены, полы и потолки обычно из неровного камня, а здесь совсем не так. Каменная поверхность была тщательно обработана и почти не имела выступов и неровностей, лишь кое-где виднелись небольшие выступы. Скорее всего, она была искусственного происхождения. Овальная ровная форма. Стены покрыты все тем же мхом и темной плесенью. Трава здесь уже не росла, ей был нужен свет, хотя бы и вечно-пасмурного неба. Напротив входа, метрах в двадцати, стены вновь сходились, и заканчивались дверью, еле просматривавшейся на таком расстоянии. Дверь, похоже, тоже была из камня, только более темного оттенка. Чуть ближе к ней на каменном полу находилось нечто непонятное, что-то вроде большой плоской чаши.

Все как во сне!

Издалека и в туманном сумраке было трудно рассмотреть хорошо, зато отчетливо виднелось голубое свечение из нее. Вот он, источник.

Внимательно все осмотрев, старик шагнул вперед, за ним вошел и Антон. И тут, стоило сделать шаг, что-то произошло. Он что-то услышал. Остановился как вкопанный. В его голову (совсем не в уши, как он понял) ворвалась смесь звуков. Один тонкий и нежный, как свист свирели, но вместе с тем и сильный. Приятная песнь заблудившегося в свирели ветерка. Второй был хуже различим, какое-то низкое, гудящее бормотанье. Как трансформатор за стенкой, постоянно меняющий мощность. Самое удивительное, что это были и не звуки вовсе, потому что он слышал их не ушами, но направление угадывалось без сомнений — чаша, что виднелась впереди. Словно у него открылся третий глаз во лбу. Значит вот как Джавелус ощущает мир, сообразил пораженный Антон, только его навыки гораздо более развиты и натренированы, поэтому и действуют на большом расстоянии.

Джавелиус повернулся, заметив его остановку и посмотрел внимательно. Антон поднял палец и потыкал им в голову, пытаясь объяснить в чем дело. Старик видимо сообразил, мельком улыбнулся и кивнул. Потом повернулся назад и зашагал дальше.

Словно во сне, привыкая к новому чувству, Антон ощущал как звук с каждым шагом усиливался. Свирель слушать было приятно, а вот бормотание наводило на тревогу. Осторожно они подошли к фонтану и замерли.

Когда чего-то боишься, то хуже всего ожидание. По крайней мере, так думал Антон до этого случая. Когда приходило время действовать, страх ослабевал или вообще исчезал. Частенько после сам недоумеваешь — как можно было так переживать по такому пустяку. Это касалось и сдачи сложных экзаменов, и первой самостоятельной поездки на машине, и даже ужасных походов к стоматологу, но в этот раз все вышло по-другому. Едва они ступили в пещеру, как страх по привычке отступил. Уступил место действию. Однако теперь он вернулся в мгновение ока, вырвался из своего подполья, вырвав и сам пол к чертовой матери, он парализовал Антона, стоило лишь рассмотреть эту чашу поближе. Сейчас он не смог бы даже шевельнуть пальцем. Его округлившиеся глаза смотрели на черную жижу, неспешно пульсирующую внутри чаши. Ею было заполнено все дно. Посредине торчало возвышение, слово длинный каменный зуб. Из него вверх торчал тонкий шпиль, сантиметров пяти в длину. Он то и светился мягким голубым светом, чуть заметно подсвечивая черную массу, оставляя на ее поверхности тонкую синюю пленку. В центре, возле голубого сияния, чернота немного вздымалась вверх, поближе к свету. Казалось, что он ей нравится, она, будто грелась в его слабых лучах. А вот свет факела от нее вообще не отражался, будто бы пропадал в ней безвозвратно. Вот он — ночной кошмар во плоти. Антон знал, что может сделать этот клубок смолы, если проснется — сожрать их живьем!

Неизвестно сколько он стоял бы так и смотрел, наверно целую вечность. Сонные переливы черного под баюкающими потоками силы действовали подобно гипнозу. Из ступора его вывел Джавелиус. Он тронул парня за плечо, легко, даже мягко, чтобы не напугать и показал идти за ним к выходу. Может быть, покажи он другой знак, Антон бы так и не среагировал, но на предложение уйти подальше от этого ужаса, притворяющегося спокойным и безвредным, остатки его разума откликнулись сразу же. Медленно, на негнущихся ногах, будто во сне, он ступал за магом, к светлому прямоугольнику выхода из тоннеля.

 

Выбравшись наружу, они упали в траву почти у самого входа. Оказалось, за то небольшое время, что они находились внутри, их покинуло много сил. Оба чувствовали себя усталыми и разбитыми, будто целый день пробирались по непролазной лесной чаще. Антон завалился на спину и лежал, глядя в небо. Ветер приятно обдувал капли пота с лица и непричесанных волос. Только теперь он заметил, как бешено колотится его сердце, словно ударник у заводного диджея. Старик сел рядом и затушил в мокрой траве факел. Потом глянул на парня и завалился на спину рядом с ним. Они передохнули пару минут в тишине успокаиваясь. Точнее маг ждал, пока успокоится Антон, ему самому все было почти понятно.

— Ну и что, все-таки сон в руку, — наконец произнес Антон, не поднимаясь. Он не особо удивлялся совпадению. Этого давно следовало ожидать.

— Мы же вроде сразу сообразили это, — попытался поднять настроение Джавелиус. — Ты как, в порядке?

— Да, — машинально ответил Антон. — Так что это за хрень такая? Это ее я и видел.

— Я понял. Это демон. Демон смерти. Очень старый. Давно уснул здесь.

— Откуда он тут взялся?

Маг пожал плечами:

— Может один из жителей этого мира, может потом появился тут и устроил себе берлогу. Видимо его привлек источник. Магические создания нуждаются в них для пополнения сил.

— Ну а этот в самом соку, раз устроился прямо возле него?

Джавелус кивнул:

— Боюсь, что этот полон сил, если ты об этом.

— Замечательно. И что же нам делать? Что нужно чтобы зарядить амулет?

— Поднести его к источнику, в центре чаши. Но, как только мы это сделаем, он проснется. Почувствует кражу.

— Думаешь не получится сделать это незаметно?

Маг покачал головой:

— Уверен, что нет.

— А куда ведет дверь? Ее можно открыть?

— Хотел бы я знать. Ручек на ней нет, это точно, но ты видел знак?

— Нет, о чем ты? Какой знак?

— Может это и не знак, а просто рисунок, если подумать. Для знака он наверно великоват.

— Да неважно, — нетерпеливо бросил Антон. — Что там было?

— На двери были рисунки солнца и луны. Дверь была разделена пополам чертой. Сверху была луна, а внизу солнце.

— Вот и загадка для наших снов, черт побери.

На самом деле, Антон даже немного успокоился, узнав это. Получалось, все-таки есть связь, неоспоримая. Кто-то или что-то хочет им помочь, просто нужно правильно применить подсказки, но это легко лишь сказать.

— Не сомневаюсь, что это и есть ключ. С его помощью можно открыть дверь и уберечься от того, что там спит. Это еще раз подтверждает, что мы правильно решили идти внутрь.

— Так ты предлагаешь открыть дверь, зарядить амулет, потом забежать внутрь и закрыться? В таком порядке?

— Может быть, надо все обдумать.

— Не лучше ли быстро зарядить и убежать назад по коридору. Может оно и не вылезет из своей норы за нами?

Маг глянул на него, но не ответил ничего. Да и что отвечать, если точно не знаешь. Антон понял его без слов.

— Посидим пока тут, все обдумаем. Время не ждет, но и спешить нельзя. Мы не можем ошибиться. Только не с этим.

Парень согласно кивнул. Он совсем не горел желанием возвращаться, если только один, последний раз и только для того чтобы выбраться.

— Ты слышал эти звуки? Будто и не звуки вовсе, а шум в голове.

— Да, я сообразил, что ты их заметил. Это подтверждает твою исключительность и навыки к магии.

— А, простой человек ее бы не почуял и ничего не услышал?

— Нет конечно. В школе тебя научат использовать эти способности, а после посвящения ты сможешь развивать и тренировать их. Тогда ты научишься не только лучше слышать, но и видеть много чего полезного, что недоступно простым людям.

 

Антон сидел на земле, расставив колени, между двух камней с небольшой веткой в руке. Они перебрались чуть в сторону от входа в тоннель, к трем невысоким березам. Так было спокойнее на душе. Перед собой он расчистил от травы небольшой участок земли. На нем изобразил в точности знак с двери, по описанию Джавелиуса. Сам маг сидел рядом. Оба держали в руке по сухарю, больше в мешке у мага ничего уже не осталось, и внимательно смотрели на рисунок. Прошло уже много времени, день начинал клониться к вечеру, а они так и не могли придумать план действий. Для начала, надо разгадать загадку со светом, без нее не стоит и пытаться лезть в пещеру, а ответ найти пока не получалось.

— Как дневной свет солнца, ночью падает на землю, — в сотый раз тихонько вслух повторял Антон. — Никак не падает. Ночью солнце землю не освещает. Ночью светит луна. От нее отражается солнечный свет и падает на землю.

— Но ведь это уже не дневной свет, это ночной, раз идет от луны.

— А мне бы еще хотелось знать, как должен выглядеть ответ? Нужно что-то сказать, показать или сделать, чтобы открыть эту дверь?

Они не знали.

— Получается такой порядок: солнце, луна, земля. Это если ответ нужно говорить. Может пойти к двери и попробовать?

— Давай сначала переберем все варианты?

— Ну хорошо. Если это показывать, то… — он задумался. Представил перед собой землю, уходящее за горизонт солнце. Это легко. Но где тогда должна находиться луна? Ведь свет должен отразиться от луны и попасть на землю. Выходит, что должны быть видны и солнце, и луна. Может получится какая-то фигура? Он нарисовал рядом со своим первым рисунком круг, изображающий землю. Ткнул палкой в его верхний край.

— Здесь находимся мы.

Старик согласно кивнул.

— Солнце у нас внизу, — сказал он, глянув на первый рисунок.

Снизу от земли добавился еще один кружок — солнце.

— Ммм, так не пойдет.

— Почему? — маг был явно заинтересован рассуждениями Антона.

— Если мы находимся вверху, то не сможем увидеть солнце снизу и луну сверху одновременно, — он провел между ними черту. — Видишь, земля тогда загораживает их друг от друга. Это называется затмением. Значит, мы должны находиться вот здесь, — он стер первую верхнюю точку и поставил ее с правой стороны земли. — А если так, то получается, что луна будет вот здесь.

Он аккуратно нарисовал третий кружок сверху земли и чуть в стороне, так чтобы земля не полностью загораживала луну от солнца.

— Так свет от солнца падает на луну, а от нее на землю. Видишь?

Он повернулся к Джавелиусу. Тот с интересом всматривался в его схему.

— Это если рисовать.

Он решил провести толстую линию, чтобы выделить полученный результат. Линия пошла от солнца, отразилась от луны и повернула к земле. Получилась закорючка, в виде большой закрученной запятой. Внезапно, проведенная линия полыхнула желтым сполохом света, а потом сразу помутнела, но слабое свечение по всей длине осталось. Антон и Джавелиус подпрыгнули на месте.

— Ух ты! — вырвалось у парня.

Маг подскочил к нему.

— Это оно! То, что нужно! Наша защита!

— Нужно было все нарисовать! Это же так просто! — бормотал Антон, глядя на мерцающий пояс над своим рисунком.

— Иногда самое простое бывает очень сложным.

— А что это такое? Как это нам поможет, откроет дверь?

— Это охранный знак этого мира. Создатели часто делали их, чтобы дать власть своим творениям или защитить их. Эти знаки всегда остаются в тайне, потому, что очень ценные. Готов поклясться, что через этот барьер не сможет пройти никто. Думаю, что дверь он тоже откроет. Скорее всего, она вообще только им и открывается, раз он изображен на ней.

— Хорошо, хорошо. И что мы теперь будем делать? Зайдем в пещеру, зарядим амулет от источника и отгородимся от черного таким барьером?

— Я думаю именно так мы и сделаем, но сначала давай проведем эксперимент.

Старик поднялся на ноги. Достал из мешка приличных размеров нож и начал чертить линию знака, только на этот раз гораздо больше первого. Пару раз скрипнули попавшиеся на пути камни. Остававшаяся за лезвием невидимая линия, была лишь примерно похожа на проведенную Антоном, но этого оказалось достаточно. Сырая земля хранила и запоминала след от ножа. Полученный знак вновь полыхнул светло-желтым и успокоился, оставив над собой пояс света, цвета закатного солнца и очень красивый, как подумал Антон. На этот раз барьер был пару метров в длину и около метра в высоту. Джавелус встал напротив него и кинул в экран ветку. Та свободно пролетела на другую сторону. Тогда он осторожно провел сквозь свет рукой. Снова ничего не произошло, рука свободно прошла насквозь, не встретив никакого сопротивления. Старик нахмурился.

— Что-то здесь не так. Знак есть, но он не работает.

Антон, тем временем, прошел сквозь солнечную завесу сам и тоже ничего не заметил.

— Может, мы что-нибудь не дорисовали? Может надо включить его как-то?

— Не думаю. Сам знак нарисован верно, иначе он бы вообще не сработал. Наверное, все дело во времени. Как там было сказано «дневной солнечный свет, ночью падает на землю». Солнце сейчас у нас есть, а вот луны еще нет. Думаю здесь речь идет о закате, вот когда дневной свет переходит в ночной.

— Точно, надо дождаться луны, только как мы увидим ее через эти тучи? — воскликнул обрадованный Антон.

— Что ж, закат уже скоро, — маг глянул на пасмурное небо, пытаясь определить, где там солнце. — Скоро и проверим. Лишь бы нам никто не помешал.

Он беспокойно огляделся по сторонам. Слишком легко у них все получалось.

 

Базил сидел и ждал. Ему это ужасно надоело. Хотелось пойти туда и сделать уже свое дело — старика разорвать, мальчишку схватить и доставить хозяину. Дело было важным и тот делался раздражительным и нервным, а это совсем не на руку Базилу. Это никому не нужно. Еще больше ожидание надоело его небольшой армии. Около пятидесяти порождений зла беспокойно следили за ним, ожидая команды. Разума у них почти нет, они лишь немногим умнее зверей, зато клыков и когтей хоть отбавляй. Поэтому, объяснить им, почему нельзя идти сейчас, просто невозможно. Хорошо хоть, что они слушались его, точнее не могли не слушаться. Вот они и сидели, постоянно огрызаясь и рыча друг на друга. Один мощный импал, чуть не устроил драку, когда цербер, сидящий по соседству, наступил ему на хвост. Он яростно зарычал, огненные прожилки на его шкуре вспыхнули ярким алым, что означало быть беде. Через секунду цербера ждала бы верная смерть. Жуткий импал либо превратил бы его в дымящийся пригоревший кусок мяса, либо просто оторвал бы ему головы, одну за другой, своими ручищами, но Базил был настороже. Он во время заметил ссору и решил проучить нарушителей дисциплины. Он пожелал, чтобы непоседливому импалу стало очень больно, как от глубокого пореза ножом по его бестолковой башке. Толстое кольцо из темного рифленого металла на его пальце издало еле слышный писк и тускло мигнуло багровым. Тварь взвыла, алый рисунок мгновенно померк и сменился тусклым красным. Упав на землю, она прижимала все четыре ручищи к голове, обхватила ее ими. Сидевшие вокруг порождения зла боязливо попятились в разные стороны. Тут Базил подумал, что магию кольца мог услышать старый маг, там, у горы. И все из-за этой тупой твари! Под угрозой все задание! Эта мысль привела его просто в ярость. На мгновение он пожелал, чтобы нож пошел еще глубже, в кость, но сразу же взял себя в руки. Брезгливо выдохнул и злобно посмотрел на свой отряд.

— Я сказал всем тихо сидеть!

Вновь воцарилось шаткое спокойствие. Он надеялся, что старик ничего не почует на таком расстоянии. Услышать точно не смог бы, они устроились достаточно далеко, чтобы не спугнуть их, но вот магическое чутье мага могло подвести Базила.

Его отряд устроился за каменной стеной одного из холмов. С такого расстояния старик и мальчишка казались почти что точками, ползающими возле гор. Базил видел, как эти точки входили в пещеру, и чуть было не кинулся вслед за ними. Его остановили слова хозяина, что в пещеру можно входить только на закате. Конечно, он помнил и о том, что хозяин приказал беречь мальчишку, обязательно сохранить живым, и этот пункт мог быть нарушен, если в пещере с теми двумя что-то случится, ведь закат еще не наступил. Однако, что он мог бы сделать, окажись он там вместе с ними? Только умереть за компанию, а это в его планы не входило. Поэтому разум расставил приоритеты, опираясь на собственную безопасность, тем более что в этом месте наказы хозяина явно противоречили друг другу. Как бы то ни было, он облегченно вздохнул, увидев как вскоре, обе точки вышли назад из пещеры. Они никуда не уходили, лишь немного удалились от входа, устроившись между деревцами. Наверное, хотели так обезопасить себя. С тех пор точки там и оставались, уже пару-тройку часов и вряд ли куда-то собираются. Тем лучше для него, Базила. Скоро наступит закат и тогда они выйдут к горам. Времени будет мало, так что они выступят незадолго до его наступления. Веером окружат этих двоих, схватят и быстро отступят. Мага он отдаст на растерзание своим тварям как благодарность за их помощь. Мальчишку же переправит хозяину, пусть делает с ним что пожелает. Все идет хорошо, главное чтобы не вмешались темные, не нашли этих двоих до заката. Они рыщут где-то поблизости. Их присутствие ощущалось, но сказать где они он не мог. Может за соседним холмом, а может с той стороны этих проклятых гор. Но даже если они и влезут, то пожалеют. Базил взял с собой много сильных тварей, их хватит даже на небольшую войну. Он выполнит поручение. Все предусмотрено и ничто не может ему помешать.

 

Чуть поодаль от лагеря Базила и его небольшой армии, за несколькими холмами, можно было видеть еще одну группу существ. Она была гораздо меньше. Среди них были те, кого Джавелиус и Антон видели несколько дней назад, ищейки тьмы, пущенные по их следу. Они рыскали в поисках беглецов неподалеку. Приказ был подойти ближе к горам, что они и сделали. Привлекло их кольцо, точнее его действие. Оно действует волшебством, темным волшебством. А темные, как известно, лучше чувствуют именно темные чары. Они подошли к отряду зла справа, их не заметили. Все внимание первых было обращено вперед. Вскоре темные тоже заметили двоих путников, тех, что они искали здесь. Они приняли во внимание, что первая группа, укрывшись, ждет и решили сделать так же. Ведь не спроста же они засели в засаде. Значит им известно что-то. И прислали их сюда, наверное, им на помощь. Поэтому темные тоже укрылись и ждали.

  • Никто не вечен, ничто не вечно / Записки от руки / Великолепная Ярослава
  • Звёзды для всех - Kartusha / Лонгмоб - Необычные профессии-3 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Юррик - Осенний полёт на Луну / Истории о Серёге - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Найко
  • Повелители игрушек / Брошенные Ангелы / Аркадьев Олег
  • Не забывайте о Секхет / Кусачкин Ёж Горыныч
  • Море / Norey Anna
  • Глава 2 / За пределами этого мира / Sylar / Владислав Владимирович
  • Ржавая  Сопка / Garm
  • Спасённый Ангел… / САЛФЕТОЧНАЯ МЕЛКОТНЯ / Анакина Анна
  • Мгновеньем каждым дорожить..... / Анюта Рай
  • Привет. Меня зовут Вэнди. / Привет! Меня зовут Вэнди! / Лисичка Олен

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль