главы 10-14

0.00
 
главы 10-14

10

Точки появились из-за холма внезапно и бесшумно направились к ним. Почти одновременно с ними, чуть в стороне, показалась вторая группа. Она была поменьше первой и тоже направлялась сюда. Антон и Джавелиус почти сразу их заметили. Во второй группе Антон разглядел знакомых ищеек, со своими мерзкими отростками. В первой, ближе к ним, были совсем невероятные создания, будто вышедшие прямиком из глубин ада. Паники не было даже у Антона. Наоборот, в этот раз все переживания отступили в сторону, как и положено, как только пришла пора действовать. Ясно было, что это за ними. Даже удивительно, как их не могли найти так долго, позволили столько времени просидеть здесь и поразмыслить, но теперь везению пришел конец. Маг схватил мешок и указал на проход:

— Быстро в пещеру.

Они бросились к проходу в горе. У входа в тоннель старик нарисовал на земле знак, от стены до стены, на всю ширину прохода. След на земле полыхнул солнцем и растекся тусклым парусом света метровой высоты. Без изменений. Антон выглянул наружу. Точки превратились в, пугающей формы фигуры, которые быстро приближались. Джавелиус, тем временем, достал факел и поджег его.

— Идем, — он тронул Антона за плечо. — Отходим назад.

Антон не стал напоминать, что таится у них за спиной. Молча, повернулся и пошел за стариком вглубь. Они остановились у конца тоннеля, не заходя в комнату.

— Сейчас делаем так. Сначала пробуем открыть дверь с помощью знака, — маг говорил шепотом. — Если не выйдет, придется красть силу источника и эта тварь, скорее всего, проснется.

Антон закивал.

— Если оно и проснется, к тому времени к нам пожалуют гости. Может получиться суматоха, это нам только на руку. Ты говорил, что мы между двух огней? Так оно и есть, но это можно попытаться использовать.

Беглецы осторожно и тихо вступили в пещеру. Здесь все оставалось по прежнему. Проходя мимо чаши, они удостоверились, что нечто оставалось в ней, все так же бормотало своим непонятным голосом, убаюканное свистом свирели. Дошли до двери. Теперь Антон смог разглядеть ее. Все было, как говорил Джавелиус. Солнце и луна, и черта между ними. Изображения выведены толстыми и гладкими линиями, не понятно как, оставленными в этом камне.

Не теряя времени, Джавелиус пальцем провел от солнца к луне и сделал закорючку в сторону земли. Знак проявился на камне, но вновь ничего не произошло. Дверь не шелохнулась. Старик обернулся и глянул на парня — не вышло. Антон зачарованно смотрел на него. Что же будет дальше? Бежать больше не куда. Они загнаны в угол, как две крысы. Остается лишь огрызаться, дать бой, как смогут. Не сдаваться просто так.

Джавелиус отдал Антону факел и сделал несколько шагов по направлению к чаше. Остановился, засунул руку за пазуху и вытащил небольшой затейливый кулон, висевший у него на шее. Антон сообразил, что это амулет и понял, что маг собирался сейчас делать.

Лунный свет, лунный!!!

Последний шанс для них, самый крайний вариант. Забрать энергию у жути в чаше и попытаться сбежать из под носа у погони и самого стража, который, скорее всего, проснется, почуяв кражу. Времени на переговоры уже не осталось. Теперь оставалось только действовать или бездействовать и покорно ждать своей участи. В коридоре послышались первые шаги. Знак на входе не остановил преследователей. Может быть, они что-то сделали не так, теперь уже не важно. О камень терлись не подошвы, а когти и копыта, поэтому звук был такой, будто небольшое стадо топчется в россыпи гравия. Только в этом стаде кто-то тихонько хрипел и рычал.

Маг торопливо сделал последние шаги и нагнулся над чашей, схватившись за ее край одной рукой. Медальон свисал на цепочке из другой руки. На миг он остановился и взглянул на Антона. Черная смоляная лужа находилась от его лица на расстоянии вытянутой руки. Парню казалось, что она вот-вот обретет форму огромного рта и набросится на старика, проглотит того, но тварь пока не реагировала. Звук оставался прежним, оба звука. Тонкий шпиль источника, будто электрод, слабо светился. Слабые блики неспешно мерцали на лице мага и темной жиже в полуметре от него. Вот та самая розетка, которая может зарядить им батарейки и спасти. Антон поднял глаза от завораживающего зрелища на Джавелиуса и твердо кивнул.

Маг поднес амулет к источнику коротким движением руки. В тот же миг звук свирели в голове Антона изменился. Перешел на пару октав вверх. Из низкого свиста превратился в затихающий в тишине звук слабо задетой струны. Одновременно с этим в медальон, будто по проводам, перетекло бледное свечение от шпиля источника. Пару мгновений светился весь медальон, потом голубой свет стекся в сердцевине амулета — крупном прозрачном кристалле опутанном паутиной металлической оправы. Джавелиус оторвался от чаши и надел цепочку себе на шею. Камень в амулете так и светился. Он направился назад к двери, у которой, замерев, стоял Антон, на ходу бормоча что-то себе под нос. Видимо сразу же начал открывать для них портал, прочь из этой опасной пещеры, из этого тусклого мира.

Старик успел сделать лишь три-четыре шага, как второй звук в чаше тоже изменился, вслед за первым. Точнее он пропал. Вместе с ними затихли и звуки из коридора. В тесной пещере наступила давящая на разум тишина. Антон глянул за спину приближающегося мага и мир замер для него. Ночной кошмар, впервые в жизни, оживал на его собственных глазах!

В дальний конец пещеры из тоннеля набилась толпа жутких существ. Там были и здоровенные псы с несколькими жуткими головами, и похожие на муравьев ростом с человека и огромными клыками чудовища, и мощные существа, которые показались ему похожими на чертей из сказок. Они ступили несколько шагов в пещеру и остановились, видимо, ожидая команды, или опасались входить. За ними толпились другие. Чуть ближе к Антону, из каменной чаши беззвучно вздыбилась черная туча. Она тоже замерла, видимо отходила от долгого сна или оценивала обстановку. Пыталась понять, кто посмел нарушить ее покой. Живые были сразу с двух сторон.

Джавелиус уже стоял рядом с Антоном, губы, не останавливаясь, двигались. Антону показалось или откуда-то действительно дунул ветерок? Может быть, это снова начинает работать амулет? Наверное так и было, потому что сияние на груди мага немного усилилось и начало пульсировать. Антон немного пришел в себя и даже успел подумать, что может быть не все потеряно. Но действие амулета заметило и существо из чаши. Казалось, оно вышло из ступора, и наконец решило как ему быть.

Черное пятно двинулось к ним, по пути увеличиваясь в размерах. Из его недр раздался тихий, но жуткий знакомый звук псссххххх.

— Повинуйся мне!

Голос раздался с противоположного края пещеры. Антон уже решил было, что это кто-то из монстров, но их ряды расступились, и вперед вышел невысокий человек в сером длинном плаще. Маленькая лысая голова пригнута к земле, будто в невидимой борьбе, тонкие губы сильно сжаты и беспокойные глаза метаются от парочки в другом конце пещеры к черному комку слизи и обратно. Его кожа была темной, в мире Антона его приняли бы за мулата или цыгана, если только кто-нибудь видел лысых цыган. В одной руке он поднял что-то ярко светящееся в сумраке пещеры. Сквозь пальцы виднелся оранжевый блеск.

Базил вышел вперед сразу же, как только понял, что дело плохо и без него не обойтись. Маг украл немного силы источника, но и этого хватило, чтобы страж проснулся. Одновременно с ним просыпался и кристалл, выданный Базилу хозяином. Это немного успокоило злого и он выступил вперед, сильно зажав в кулаке спасительный свет. Базил видел древнего впервые. Это было исчадие смерти, и оно сильно отличалось от него самого. Базил чувствовал всю его убийственную силу и мощь, жажду убивать и пожирать и полное отсутствие жалости или сочувствия. Это существо создавалось лишь одной сутью, одним богом и просто не умело жалеть или прощать. Его хозяин не то, что не научил его этому — он даже не сказал демону, что такие вещи вообще существуют. Ему показали, что можно убивать, этим он и занимался всю жизнь и без каких-либо эмоций. Когда убивать было не кого, становилось скучно и он ложился спать. Глядя на его непроглядные черные бока, он видел бездонный темный колодец из глубин которого, бурля, поднималась вода, собиралась выплеснуться наружу и смести на своем пути все и всех. Антон решил, что голова лысого пригнута из-за борьбы с неведомым. Отчасти это так, но на самом деле это был поклон. Базил непроизвольно преклонил голову, не в состоянии не восхищаться этим могучим ужасом. Как только он ощутил ненависть и голод существа, в его разуме вспыхнула мысль, что одного старика ему будет явно мало, чтобы насытиться, хоть он и маг. Сложно будет уйти отсюда по добру по здорову. И тут он вспомнил, что возле тоннеля к ним присоединились темные. Он не стал им ничего объяснять. Сказал лишь, что они тоже ищут этих двоих и времени в обрез. Кажется, у него есть, что предложить демону.

— Забери себе светлого и этих темных, — Базил махнул второй рукой и к стенке пещеры, из коридора, его бойцы стали выталкивать упирающихся и шипящих темных, тех самых ищеек, что видели Антон и Джавелиус. — Это насытит тебя, могучий, но оставь нам мальчишку. Он нужен нам для дела. Потом мы уйдем, и твой покой будет восстановлен.

Черный комок замер и выслушал говорившего. У него не было головы и, тем более глаз, нельзя было сказать, куда он смотрит и слышит ли их. Но видимо как-то он дал понять темнокожему, что согласен. Вновь раздался псссххххх, его печальный неторопливый вздох, и он вновь двинулся к Антону и Джавелиусу.

— Идите, приведите мальчишку, — замахал своим рукой Базил, — не бойтесь.

Несколько его подчиненных опасливо двинулись к Антону вдоль стены. Они явно понимали, с чем имеют дело в обличье черного облака, но и приказа ослушаться не могли.

Антон глянул на мага — без изменений. Глаза прикрыты, губы шевелятся. Казалось, он вообще ни на что не реагирует, поглощенный заклинанием. Стало ясно, что ему ни за что не успеть вытащить их отсюда. Сейчас старика сожрет эта жуткая тварь, а его заберут с собой эти злые. Пока старик в отключке, он оставался один со всеми их преследователями. Что он один может сделать! Антон в немом ужасе таращился на врагов и лихорадочно соображал. В этот момент за его спиной что-то вспыхнуло, озарив стены пещеры. Послышался звук скребущих друг по другу камней. Парень обернулся. Каменная плита двери опускалась под землю, освобождая вход в следующую пещеру. Начертанный на ее поверхности знак, из тусклого превратился в яркий сияющий росчерк. Линии в камне, из них состояли солнце и луна, тоже налились светом и силой. На мгновение, движущиеся к ним жуткие фигуры остановились.

Луна, появилась-таки луна!!!

Антон хотел обрадоваться, но не успел.

Рисуй знак на полу!!!

Подсказал кто-то в голове Антона.

Быстро!

Времени не было. Антону пришлось грубо толкнуть стоявшего за ним Джавелуса рукой в грудь, отчего тот споткнулся, о не до конца опустившуюся плиту двери, и повалился спиной внутрь. Затем бросился на колени. Огонь факела полыхнул возле самого уха, грозя подпалить волосы, и он бросил его в черное облако, надеясь выиграть хоть секунду времени. На всю ширину открывшейся двери черканул перед собой по камню вытянутым указательным пальцем знак. Только в этот раз, экран получился не блеклым, как раньше, а сразу налился яростным светом и стал почему-то из желтого опасно багровым.

— Быстрее же! — послышался крик лысого с той стороны пещеры.

Спохватившиеся по другую сторону чудовища, кинулись на него. Первым подоспел черный сгусток из чаши, с прилипшим к боку и продолжавшим гореть факелом и его непроницаемая масса навалилась на световой парус над знаком. Раздался сильный треск и глухой вой, Антон так и не смог понять, услышал он его ушами или снова лишь в голове, но от него мороз пробежал по коже. Сгусток отпрянул. Прикоснувшийся к экрану его бок стал малиновым, будто раскаленным, по нему бежали рваные алые разряды. Экран стоял нетронутым монолитом. Увидев это, несшиеся к ним злые остановились, видать сообразили, что и у них пробраться не получится. Они неуверенно поглядывали на черного. С ним что-то было не так. С поверхности его ровных боков вырывались щупальца и бились в воздухе. Само его тело постоянно меняло форму. Красный след остывал, терял в яркости, но расползался вширь. Один из отростков угодил в стену пещеры, с силой шлепнув по ней, но не оставил никаких следов. Было похоже, что оно утратило над собой контроль или было в бешенстве. Еще один отросток угодил в стоявшего неподалеку огромного, похожего на черта монстра и удивительно легко оторвал его от пола. С коротким рыком, никак не ожидавший такого поворота событий, черт пропал в черной жиже в мгновение ока. Остальные, увидев это, боязливо попятились, но было слишком поздно. Сразу три щупальца бросились к стоявшим рядом и закинули их в бездонную глубину черного кома. Проглотив их, тварь двинулась в сторону оставшихся стоять у входа. Все, включая Базила, бросились назад, в тоннель, чтобы выбраться наружу, прочь отсюда, но на выходе их ждал неприятный сюрприз. Начертанный на выходе знак тоже набрал силы, яростно засветился за их спинами уже несколько минут назад и стал непреодолимой преградой для армии зла и, уготованных на убой, темных.

Антон взглянул сквозь экран — пещера была пуста. Из тоннеля до них доносились визг, рычанье и безумный вой взбесившегося черного слизня. Почему-то болел указательный палец. Глянув на него, он обнаружил, что порезал его, наверное, когда чертил знак на каменном полу, сам себя не помня.

Он заметил, что позади него что-то едва ощутимо ритмично билось. Антон обернулся. Только теперь он смог мельком разглядеть пещеру, в которой они оказались. Она была намного меньше первой, почти круглая комнатушка, несколько метров в диаметре. У дальней стены свалена груда каких-то древних глиняных кувшинов и превратившаяся в хлам мебель. На полу сухой мягкий песок. Больше не было абсолютно ничего, как и хода дальше. Ровные каменные стены и пол с потолком освещались багровым светом экрана, отчего пещера становилась похожей на жерло извергающегося вулкана. Возле входа сидел Джавелиус, руками он сзади опирался о пол. Глаза открыты и осмысленно смотрят на парня. Наконец он очнулся. В руке его светился амулет, как и тогда, в лесу, от него исходила тонкая ниточка, именно она и создавала услышанный Антоном звук. Пробоина на конце нити увеличилась и осталась висеть в воздухе чуть выше песчаного пола пещеры.

— Ты молодец, — сказал маг. — Спас нас обоих.

Антон ничего не ответил, смог только улыбнуться. Неужели они смогли? Неужели все позади? С трудом верилось. Облегчение начинало накатывать вместе с пониманием произошедшего. Нет больше нужды переживать из-за погони и ночных кошмаров. Путь открыт, остается лишь шагнуть в портал.

— Мы уходим, — спросил он?

Джавелиус быстро огляделся по сторонам и кивнул.

— Ты первый.

Антон хотел было спросить, куда они направятся теперь, но передумал. Он внезапно осознал, что всецело доверяет старику. Не было никаких сомнений, что Джавелиус не желает ему зла. Антону подумалось, что по другому и быть, наверно, не могло после того, что они пережили вместе и едва спаслись. Не так уж и важно куда они отправятся, главное, что подальше отсюда.

Маг поднялся на ноги и стоял рядом с ним. Напротив них переливался волнами, как при сильной жаре идущей от асфальта, портал. Антон подошел к нему, закрыл глаза и шагнул внутрь.

 

12.

Снова падение закончилось, как только он сообразил, что падает. Удар вышиб воздух из легких с глухим стоном, и вот его щека уже прижимается к приятной, теплой и сухой земле. Рядом послышался слабый стук и похожий тяжелый выдох. Джавелиус. Антон слегка улыбается этому событию. В нос тут же проник запах леса: теплая земля, древесная кора, свежие листья и слабый цветочный аромат. Как же хорошо, что тут все не так, как раньше. У них получилось — они вырвались! Он поднимает голову и начинает осматриваться. Куда их занесло на этот раз и все ли тут спокойно?

Они оказались на опушке прекрасного осеннего леса, под сенью его развесистых ветвей. Стоит ясный вечер, и солнце на прощание ласково греет землю своими теплыми объятиями — лучами. Вокруг них большие раскидистые деревья с желтеющими листьями. В солнечных лучах они светятся теплым золотым светом. Сквозь них сверху пробивается блеск солнца и видно синее небо. На земле ковер невысокой зеленой травы вперемешку с опавшими листьями. Один из них прилепился на щеку Антону, и он с улыбкой, или просто щурясь с непривычки от яркого света, стряхивает его рукой. Чуть в стороне от себя, в траве, он заметил семейство розовых грибов. С другой стороны за лесом в дымке легкого тумана раскинулась залитая заходящим солнцем, долина, а дальше виднелся город. Самый настоящий средневековый замок с защитной каменной стеной по периметру, рвом с водой и шпилями башен. Вокруг него на пастбищах паслись самые обыкновенные коровы и овцы. Рядом с ними виднелись фигурки пастухов. Где-то там же залаяла собака. К городу вели несколько дорог, на них было небольшое движение пешеходов и запряженных повозок. За городом, с другой стороны, виднелась водная гладь то ли моря, то ли озера.

— Как же тут хорошо, — вздохнул Антон и блаженно уставился вдаль.

Рядом сел Джавелиус и тоже с удовольствием разглядывал живописный вид и город вдали.

— Антей — одна из семи столиц внутренних миров.

— Надеюсь нам туда, — Антон кивнул в сторону башен?

— Да. Здесь расположена гильдия ордена света, мои братья и сестры. Сюда я и должен был тебя доставить, и мы уже давно были бы здесь, если бы все пошло как надо. Будь не ладны эти темные.

— Отлично. Надеюсь, у них найдется теплая ванна и мягкая постель?

— Можешь не переживать, сегодня у нас будет горячий сытный ужин и теплый ночлег под крышей, — заверил его старик и улыбнулся в ответ. Напряжение пережитого постепенно спадало, и настроение путников само собой улучшалось с каждой минутой. Нет больше сырого неба над головой, темных пещер и опасных тварей внутри их стен.

Ничего приятнее Антон не мог услышать в тот момент. И никаких погонь и пряток с темными и злыми. Не теряя времени, они вышли из под желтеющей сени деревьев и направились в сторону города. Вскоре путники подошли к дороге, ведущей к ближайшим городским воротам. Силуэты на дороге превратились в людские фигуры. Их было немного, наверно потому, что дело было к ночи. Кто-то шел в город, некоторые из него. Мимо них прокатилась телега с большим грузом ящиков, запряженная двумя лошадьми. На возу сидели двое молодых мужчин. У каждого в руке было по куску хлеба с мясом или салом или что они тут едят. То ли они были голодны, то ли лакомство было выше всяких похвал, но на их лицах расплылись довольные улыбки. А может они просто заключили выгодную сделку и подсчитывали про себя прибыль? Антон еще раз глянул на аккуратно уложенные ящики в телеге. Деревянные, похоже из фанеры. Поверху наброшена ткань, на которой развалился большой черный кот с белыми лапами. Одну из них он сейчас старательно вылизывал, не поднимая головы. Похоже, что неторопливое покачивание телеги на дорожных ямках скоро совсем его убаюкает. Вот бы и мне так, подумал Антон.

Но до ночлега им еще предстояло добираться и, пропустив телегу, они двинулись дальше. Дорога была выложена из грубых кирпичей синеватого оттенка, впрочем, неплохо подогнанных друг к другу. Ее ширина позволила бы разъехаться паре грузовиков. Стены города виднелись уже совсем близко и продолжали надвигаться на них. Они были приличной высоты, метров десять, как прикинул Антон. Через равные промежутки из них выростали небольшие башенки для дозорных, но пролеты были пусты. Стену опоясывал широкий ров с мутной водой, подходя к ней практически вплотную. Во многих местах на поверхности воды плавали белые и желтые лилии, в окружении круглых листьев-островков. Через ров был переброшен узкий деревянный мост и дорога заметно сужалась, подводя к нему. Сразу за мостом высокие ворота. Перед ними висела тяжеленная на вид железная решетка, которую можно было в случае опасности опустить и закрыть проход. Сами ворота были открыты — две большие створки из обитого железными полосками дерева. Антон ощущал себя попавшим в кино и не верил своим глазам. На входе стояла самая настоящая стража. Четыре мужчины в оранжевых плащах, из под которых виднелись металлические доспехи, а на поясах, к восторгу Антона, висели ножны с мечами. На низком столике возле стены лежали их шлемы, поблескивая металлом и с оранжевыми вставками из кожи. Воины стояли вместе и о чем-то не спеша болтали, коротая дежурство. При этом двое постоянно поглядывали суровым взглядом на входящих, а двое на выходящих из ворот. Старик и парень привлекли к себе их внимание ровно на секунду и двинулись дальше.

Сразу за воротами дорога вновь расширялась, образуя небольшую площадь, разделялась на три ответвления и уходила дальше, между стен невысоких, но симпатичных домов. В центре этой площадки устроили маленький фонтан, а вокруг путников сразу встречали две гостиницы, совсем одинаковые на вид, с цветными незамысловатыми вывесками. На одной изображены постель и бутылка, на другой дымящийся окорок и снова постель. Антон сообразил, что без проблем читает надписи на местном языке. Надпись на первой вывеске гласила «Еда и ночлег», на второй «Добрый путник». Отличная идея для уставших с дороги. Не придется ступить ни одного лишнего шага. Переступай через порог и сразу устраивайся на ужин и ночлег. И ты и твой конь. Рядом с заведениями имелись стойла для лошадей, сеновалы и поильни. Несколько коней стояли привязанными, мотали гривами, отгоняя насекомых. Без сомнения здесь они были основным средством передвижения. Одному из коней в конюшне усердно расчесывал гриву молодой парень. В окнах на первых этаже горел тусклый свет, от огня, как понял парень. Второй этаж обоих зданий был скрыт широкой навесной крышей из соломы над входами. Народу было мало. Возле дверей одной из гостиниц гоготали двое бородатых тучных мужиков в фиолетовых балахонах, в дровянике у соседнего дома женщина в фартуке набирала охапку дров. Редкие попутчики, следовавшие в город с ними, не спеша проходили вперед по улице и расходились кто куда, ведомые своими делами.

Сразу за городскими воротами, у внутренней стены под большой яблоней был обустроен колодец с небольшим ведром и корытом, видимо специально для прибывавших путников и их животных. На камнях мостовой валялись несколько упавших яблок. Едва заметив колодец, Антон понял, как ему хочется пить. Последний раз они с магом пили днем остатки воды из фляжки, что натекли за прошлую ночь. Еще до встречи со всей нечистью и в другом мире. Казалось, это было вообще не в этом году, и на вкус она была словно дистиллированная. Крикнув:

— Умираю, как пить хочется, — парень направился с деревянному домику колодца.

В него тоже угодила пара желтоватых яблок, и они покачивались на поверхности. Вода оказалась очень высоко, так что не нужно было нагибаться. Чистая и холодная. Светлое песчаное дно отчетливо просвечивалось сквозь легкую рябь волн, отражавших вечереющее небо. Антон зачерпнул ведерком и стал жадно пить. Аж зубы сводит — просто прекрасно. Казалось, что вода начинала впитываться еще во рту, не успевая просочиться дальше, в горле гулко стучал кадык. Напившись, он передал ведерко подошедшему Джавелиусу и вытер рукой лицо.

— Уух, — вырвалось у него. — Далеко нам еще идти?

Старик допил оставшееся и, после небольшой передышки, чтобы отдышаться ответил:

— Нет, мы совсем рядом. Потерпи еще немного. Видишь высокую башню, вон там, — он указал на торчащую неподалеку круглую каменную колонну из светлого камня. Она была чуть в стороне от уходившей отсюда по прямой внутрь города улицы.

Антон кивнул.

— Вот туда нам и надо.

Маг поставил ведерко на крышку колодца и двинулся дальше по улице. Антон шел рядом, осматриваясь по сторонам. Теперь, когда цель их путешествия была уже видна, идти стало гораздо легче. Будто открылось второе дыхание. Он попытался спросить мага о том, куда они попали, что это за мир, но тот тихонько сказал, что расскажет все потом.

Солнце уже скрылось за горизонтом. За городскими стенами и между зданиями начал собираться сумрак. Вокруг далекие звуки голосов, стуки, собачий лай, блеянье коз и мычание коров. Прохожих здесь почти не было. Антон обратил внимание на редких горожан и сам отметил на себе заинтересованные взгляды. Он вполне сходил за своего, за небольшими отличиями. Одеты они были вполне обычно: штаны, платья, кофты, только какие-то слишком простые и пресные в его понимании. Никаких украшений, вырезов, разрезов, ярких цветов. Наверно его джинсовый костюм немного выделялся на этом фоне, но на улице темнело, да и старик ничего не говорил об этом. Все обошлось лишь парой задержанных взглядов.

Улица вела их по прямой мимо двух и трехэтажных домов. В большинстве первый этаж занимали различные лавки и магазины, которые уже были закрыты. В верхних окнах кое-где горел свет. Видно это был район магазинов и мастерских. Вскоре они свернули в проулок и, немного повиляв по дворам, вышли к башне. Вблизи она оказалась чуть выше, чем казалась издалека. На улице почти стемнело, но камень строения выделялся светлым пятном на фоне темнеющего города. Больше всего она напомнила Антону обычную водонапорную башню. С десяток метров в диаметре. Наверху расширялась, подпоясовшись небольшим карнизом. Высотой, пожалуй, чуть больше пятиэтажного дома. В круглых стенах проглядывают узкие окна. В одном из них, почти на самом верху, виден свет.

Они добрались до крыльца. Маг что-то проделал с замком, и дверь бесшумно открылась, впустив их в темную комнату. Здесь приятно пахло сеном. По стенам развешаны деревянные шкафы, под ними столы и пару диванов в центре.

— Закрой дверь, — бросил старик.

Он подошел к ближайшему столу, взял с него подставку с двумя свечами и зажег их своим фокусом с рукой. Потом крутанул ладошкой вокруг одной из разгоревшихся свечей, и маленький огонек сорвался с пламени. Он направился через комнату к узкой лестнице, стал подниматься вверх и исчез за ее пролетом.

— Я сообщил о нашем появлении, — пояснил Джавелиус. — Идем же. Нашему путешествию пришел конец.

Они поднимались по лестнице с большими ступенями, вслед за отправленным светлячком. Свет от него вскоре пропал наверху. На втором этаже обнаружились три закрытые двери. Куда они вели, было неясно. На третьем этаже их ждала встреча.

— Джавелиус, ты ли это?!

В дверях, ведущих с лестничной площадки, стоял здоровенный мужчина в черном халате. На вид лет пятидесяти, хотя, наверно, возраста добавляли вьющиеся длинноватые черные волосы и густые нахмурившиеся брови. Не менее густыми были и его борода с усами, такими же черными. В голосе вроде как облегчение.

— Брамир! Ясного света.

— Ясного.

Джавелиус и Брамир коротко обнялись.

— Уже начали беспокоиться за тебя, — Брамир перевел взгляд на стоявшего рядом Антона. — За вас, — поправился он.

— Это Антон из добрых, — представил его Джавелиус. — Из верхнего мира.

— Тот самый?

— Да.

— Что ж, идемте. Попотчую вас с дорожки да расскажете что и как.

 

Наверно это был один из самых приятных вечеров-посиделок для Антона или ему это просто показалось из-за всего пережитого. После ночевок под открытым небом без костра, под промозглым небом прошлого мира, сидеть в комнатке, куда их привел Брамир, и есть теплый суп со свежим хлебом, казалось поистине высшим благом. Есть крыша над головой и стены вокруг. Никакого тебе ветра или дождя. Не приходилось волноваться и по поводу темных, по крайней мере, временно, как он думал. Они сидели за небольшим вытянутым столом. Рядом стояли две большие скамьи с мягкой тряпичной обивкой. Слева масса полок и шкафов, справа полыхали поленья в печи, и рядом темнело окно на улицу. По комнате разлился душистый аромат мяса и деревенский запах дров и дыма. Антон решил, что это местная кухня. Джавелиус сидел по соседству и тоже наслаждался мясным супом. Брамир возвышался над столом на добрый метр напротив и молча смотрел то на них, то в огонь и вертел в руках головку чеснока. Не отвлекал их разговорами. Лишь спросил, не надо ли добавки, когда тарелки показали дно, и они не отказались.

Вскоре их желудки приятно потяжелели и отрапортовали, что голод побежден. На столе еще была копченая свинина, сыр и зелень, но Антон лишь попробовал кусочек мяса, преодолев искушение. Иначе мог переесть с непривычки. Он откинулся на мягкую спинку скамьи и дожевывал, наслаждаясь вкусом. Невероятно, сколько наслаждения может доставить простая горячая еда. Джавелиус тоже заканчивал. Брамир, тем временем, отошел к плите у печи и заваривал чай.

— Ну так, что скажешь, Джавелиус? То еще было дельце?

Джавелиус кивнул.

— Хуже не придумаешь. Темные подоспели. Не ожидал, что они так быстро найдут нас. Всего часов за пять.

— Да как же так? — обернулся Брамир с поднятыми от удивления бровями. — Это неслыханно. Надо было сразу прыгать.

— Мы и прыгали, два раза подряд. Через пять часов после первого прыжка нашли. Так что, это не совпадение.

— Мдаа, видно придумали какой новый способ искать, — он вернулся к чашкам на столе. — Уже какой год нет им покоя! Ведь совсем недавно встречали новеньких спокойно, без оглядки, а теперь вот, целая наука… Что-то затевается, не иначе. Не спроста темные всполошились, попомни мое слово.

— Наверное, но это только начало. В общем, пришлось отступать, прятаться. Темные бросили нас в пустой мир, видимо один из изначальных. Как-то изменили направление прыжка, видимо. Не знаю точно. Амулет истощился за два прыжка. Нужно было время на зарядку, а по наши души уже полным ходом шли поиски. К счастью, нашелся там источник, но он охранялся древним смертным, да еще по следам шли ищейки. В общем, еле выбрались, — Джавелиус коротко рассказал их историю.

— Изначальный мир?! Ну и ну, — Брамир поставил перед ними большие глиняные чашки с дымящимся чаем. — Вы это… ешьте. Если что, еще супу погрею. Не стесняйся, Антон.

— Спасибо, я уже наелся, — впервые высказался Антон. — Очень вкусно.

— Что имеем, — ответил Брамир. — Вот тут сахар и варенье, мед — указал он широкой ладонью.

— Знатно ты накормил нас, — согласился Джавелиус, — благодарю.

— Значит, говоришь, забросило вас в изначальный? И что же там? — поинтересовался Брамир, снова присаживаясь на скамью напротив.

— А ничего, — ответил Джавелиус. Совершенно пустой мир, только трава и камни и ни души — все как в писаниях. Только древнее зло спит, подходящее для него место. Слава Свету, все хорошо закончилось и мы сумели выбраться.

— Ну и дела, — Брамир скосил глаза на Антона. — Вот и ходи после этого в междумирье. — Потом глянул на Джавелуса и уже с улыбкой спросил, — ну а как парень, сильно пришлось повозиться?

— Нормально, — отозвался маг. — Без особых сложностей. — Увидев замешательство на лице Антона, тут же пояснил, — он имеет в виду, долго ли пришлось тебя убеждать, чтобы не тащить силком, — и заставил Антона чуть покраснеть.

Прибывшие взяли свои чашки, добавили меда и варенья и принялись не спеша запивать плотный ужин.

— Скажи лучше, что у вас здесь творится? С тех пор, как отправился в желтые сады, только и дел было, что читать фолианты столетней давности.

Брамир тоже зачерпнул пару ложек варенья в чай, слегка помешал и отхлебнул.

— А что у нас тут может быть? Все как обычно. Тихо и спокойно. Лейтес и Волнар отправлены в дозор, были сообщения о темных возле тенистой пещеры. Будто бы кто-то опять поселился в ней и наводит страху на местных. Уже пару дней как ушли. Все сетовали, что тебя не дождались, мы ж вас на несколько дней раньше ожидали. Уже переживать начали не на шутку. Остальные на своих местах. Утром будет Клавдий — вот он обрадуется вам. Уже не знали, что и думать.

Антон встрепенулся, услышав используемое в своем мире имя.

— А кто этот Клавдий, — поинтересовался он. — Тоже из моего мира?

— Это настоятель нашего ордена в Антее, — повернулся к нему Брамир. — Он из верхнего мира даже для тебя, а для нас так вообще, — он вскинул голову вверх, — высота.

— Просто имя у нас тоже такое бывает, — пояснил Антон.

— И наверняка старым считается?

— Думаю да.

Брамир понимающе кивнул.

— В давние времена связи между мирами были крепче, много чего проникало из одного в другой. Вот и имена тоже.

— А что значит верхний мир?

— Верхний, значит более старый, мудрый и развитый, — подключился Джавелиус. — Это старший мир над предидущим, поэтому в нем больше мудрости и знаний.

Антон нахмурился, пытаясь понять.

— Мммм. Наш мир отличается от твоего, верно? — продолжил объяснять маг.

— Он и похож и отличается, — парень подбирал слова. — Я еще совсем мало видел. Думаю, он как мой, только в прошлом. Возможно, мой был таким лет двести назад.

— Про это я и говорю. Твой мир старше этого, поэтому у вас есть много чудесных изобретений, у вас больше знаний, вы мудрее. Это как старший и младший братья. — Джавелиус обратился к Брамиру. — Как тебе повозка, несущаяся не хуже виверны? Только не по воздуху, а по земле.

Брамир нахмурился и цокнул языком:

— Что-то об этом как-то рассказывал Клавдий.

— Я его из такой и вытащил, — маг показал на парня. — Его сбросило с дороги на бешеной скорости.

— Ты про машины. У нас ими все пользуются. Наверно здесь еще нет ничего похожего?

Старик покачал головой.

— Вот про это я и толкую. Теперь сообразил?

— А почему так происходит? Я имею в виду миры. Одни старше, другие моложе. По вашей легенде о Печати все миры были созданы одновременно и, значит, должны быть одинаковы.

Светлые с улыбкой переглянулись.

— Болезнь «тысячи почему», — сказал Брамир. — Тебе все завтра расскажет сам настоятель. Он знает больше любого из нас и лучше нас ответит на твои вопросы.

— Ладно, — Антон и правда чувствовал себя малолетним ребенком, которому все надо знать. Он даже снова слегка покраснел. Большим глотком допил вкусный чай и аккуратно поставил чашку на стол.

— По дороге сюда, он мечтал искупаться, — вдруг заявил Джавелус, доставая трубку и табак.

— О, конечно. Сейчас мигом все устрою, — Брамир тоже осушил чашку, взял подсвечник и встал. — Идем за мной.

Они вернулись назад, к лестнице, прошли в соседнюю дверь и попали в меленькую комнатку, обитую деревом. У стены стояла наполовину наполненная водой металлическая ванна с краном. Вентиль на кране был лишь один, оставалось догадываться для холодной или горячей воды. Часть стены, в месте крепления ванны, была металлической. Судя по приглушенному гудению и потрескиванию, с другой стороны стены была печь. В комнате было тепло. Брамир подошел и попробовал воду рукой.

— В самый раз. Ну, разберешься что к чему?

— Разберусь.

— Здесь мыло и мочалки, — Брамир указал на скамью у ванны, — тут полотенца. Бери все, что нужно. Воду потом сольешь.

— Хорошо.

Брамир вышел и закрыл дверь. Антон быстро разделся и залез в воду. Она оказалась теплой. Тело с благодарностью расслабилось в этом тепле. Антон рукой попробовал осторожно стенку возле печи. Как он и ожидал, она оказалась гораздо теплее, но обжечься об нее не получится. Успокоившись, он лег на нее спиной, зачерпнул в ладони воды и плеснул в лицо. Как же приятно. Уставшие и натруженные мышцы расслаблены. Две свечи, оставленные Брамиром на столе, ровно горели, создавая уютный полумрак. Наверху напротив Антон заметил небольшое окошко. Сквозь стекло уже виднелись звезды и легкие облака, подсвечиваемые неведомой луной этого мира. На улице уже была ночь. Интересно, найдутся ли здесь звезды, знакомые ему или здесь все другое? По крайней мере, тут живут такие же люди, как и он, говорят на обычном языке и тоже пьют чай с вареньем. А ведь вполне возможно, что где-нибудь живут и совсем другие существа, совсем не похожие на людей. Если переместиться из одного мира в другой не уж сложно, как он понял, то вполне можно как-нибудь вернуться и в свой. Как-нибудь потом, когда все уляжется. Может быть, для Джавелиуса такие перемещения, как поездка в соседний город в его мире. Эта мысль грела ему душу. Он решил закрыть глаза и немного так полежать, но вдруг услышал тихий тонкий голос:

— Ясного света, наделенный.

Аннон поискал говорившего и увидел: на полке наверху, рядом с вязаными пучками каких-то сушеных трав сидел маленький человечек

гном.

Он был прозрачным, будто из плотного тумана

Нет, приведение.

Небольшая полка, по размеру, оказывалась для него удобной скамьей. Сквозь него, Антон мог видеть доски, к которым тот прислонился. На голове колпак с шариком, из под него длинные светлые волосы свисали на торчковатые уши. Прищуренные глаза из-под больших седых бровей буравили Антона. Пришелец был наряжен в длинную свободную сорочку до колен, на ногах длинные остроносые башмаки.

Настоящее приведение из сказок и мультиков.

— Не возражаешь, если я немного посижу тут с тобой, познакомлюсь и скоротаю время?

— Нет, сиди, пожалуйста. Ты кто такой?

— Я!? Я Нас, домовой башни ордена.

— Я Антон.

— Знаю. Наделенный добром из верхнего мира. Ммм, сильный, — сдвинув брови добавил Нас..

— Ну не знаю еще. Я ничего почти не знаю и не умею. Только что прибыл сюда с Джавелиусом.

— Хорошо, что добрались. За вас шибко переживали здесь, боялись как бы что не так не пошло.

— Да, спасибо, так оно и было на самом деле. А ты значит, домовой? — Антон пристально и с интересом разглядывал гостя. — Интересно. Ни разу не видел домового.

— Самый обычный домовой, — развел руками Нас.

— Ты здесь живешь, в башне?

Нас кивнул.

— Некоторые думают, будто я тут на службе у настоятеля. Ничего подобного — я здесь сам по себе, — в воздух наставительно поднялся маленький прозрачный палец.

— И чем ты занимаешься?

— Хмм. По-твоему я ни на что не годен? — Нас сверкнул глазами.

— Нет, нет, — спохватился Антон. — Просто я ничего не слышал про домовых и не знаю о вас толком.

— Не знает он! — возвел глаза к потолку Нас. — Смотрю за башней, чтоб все исправно было. Все ж здесь на мне. Домовой отвечает за жилище.

— Это как?

— Как как. Ну вот к примеру, на той неделе лопнула стяжка в стене и появилась трещина. Зимой стужу заносило б внутрь, дров не напаслись бы, а может и трещина пошла бы дальше. Люди то это не сразу б заметили, а мне сподручней. Рассказал я об этом Клавдию, трещину и заделали. Так то.

— Теперь понятно.

— Что тебе понятно? — видно домовой был явно не в духе или характер у него такой скверный, подумал Антон.

— Домовые за домом приглядывают.

— Каждый домовой следит за своим жилищем и намного лучше, чем люди. Беда, что нам без вас не обойтись. Не могу я стену сам починить, — он деланно развел руками. — Нужны люди. Вот и приходится… — он замолчал не договорив. — А так жили бы без вас и горя не знали.

— Понятно. Это симбиоз, — заключил Антон.

— Чего, чего? — еще сильнее нахмурился Нас. Антону начинало даже нравиться раздражать его безобидными вещами и смотреть на реакцию.

— Это когда два существа живут вместе и помогают друг другу, — пояснил он.

— Сууущества, — протянул домовой и совсем уж взбеленился. — Сам ты существо! Говоришь так, что ничего не поймешь! Никто мне тут не нужен! — заявил он.

— Как? Ты же сам только что говорил…

— Ладно, ладно! Оно и мне приятно, когда все ладно, и вам полезно, — внезапно примирился Нас, чуть не стихами.

Антон смотрел на него, раздумывая, продолжать ли разговор, но тот выглядел теперь вполне спокойным и парень решил продолжить, но сменить тему.

— Ты здесь один или живут и другие?

— Один конечно. Насу нужен свой дом, как и любому нормальному домовому. Вот в твоем жилище, вверху, был домовой? Вы с ним были знакомы? — Нас дернул засохший листик на ближнем пучке травы, и тот, к удивлению Антона, хрустнул, хоть шевелил его бесплотный дух.

Антон пожал плечами и пошевелил под водой коленями:

— Может и был, только я его не видел. Домовые живут во всех мирах и в каждом доме?

— Наверно скверный ты человек, раз не захотел он с тобой знакомиться, может и мне не стоило, — подозрительно прищурился он. — Ну да ладно, — Нас махнул рукой, отбрасывая свои сомнения и продолжил. — Домовые больше в нижних мирах живут. Говорят, чем выше поднимается мир, тем сильнее слабеет магия, а нам без нее туго. Поэтому, со временем, кто может, уходит оттуда. Я слышал от своих, что домов вы там понастроили, видимо невидимо. Куда уж тут на каждый дом по нашему брату?

Даже не на дом, а на квартиру, прикинул Антон. Хотя… Тут же всплыл в памяти мультик про домовенка Кузю и его переезд из ветхого домика в лесу в новостройку. Как тяжело бедняга привыкал к новой жизни. Антон представил себе стандартный подъезд многоэтажного дома этажей на шестнадцать и на добрую сотню квартир. Действительно, сколько ж домовых нужно, чтобы заселить каждую! А может, хватит одного, «подъездного» на весь корпус или дом? Он улыбнулся этой шутке, подумав, что на это скажет Нас. Тот, к слову, заметил это, и взгляд его снова стал подозрительным. Антон, конечно, решил не злить беднягу.

— А тебе не скучно тут жить одному?

— Бывает и скучновато, да что ж поделать, если судьба такая. Мы, домовые, веселье особо не жалуем. Серьезный мы народ и хозяйственный. Некогда нам хороводы водить да песни петь. А как выдается минутка отдохнуть, так я вижусь со светлыми, беседую, а настоятель даже иногда играет со мной в шахматы. А так скучать то особо и некогда. Дел по горло. Уже вот зима на носу, надо готовиться, все смотреть: стену, крышу, пол, подвал — восклицал Нас, — а время не ждет. Закапает вот тебе на лоб зимой с потолка, что сразу подумаешь? Что я не досмотрел.

Антон не знал, что ответить вновь рассвирепевшему домовому. Если б на него закапало с потолка, хоть зимой, хоть летом, он бы подумал, что жилищная компания не досмотрела, но говорить об этом своему собеседнику не стал.

— Ну, ты хоть знаешь, что тебя ждет, а я вот даже не знаю, что мне теперь делать и что со мной дальше будет, — вздохнул Антон. — Несколько дней назад я жил себе спокойно в Курчатове, готовился к экзамену и не знал больше бед, а теперь …

— Будешь тоже учиться и сдавать свои экзамены, только в другой школе. Чего тут неизвестного то? — удивился Нас.

— В другой школе?

— Конечно. Должен же ты научиться использовать свой дар, иначе, зачем тебя тогда вообще спасать было? Передадут тебя добрым, на обучение.

— Это бы хорошо, надоело быть беспомощным.

— Может там из тебя сделают толкового чародея.

Антон понял, что разговор начал его утомлять. Какой же он противный, этот Нас. Да и сытный ужин с усталостью делали свое дело. Завтра они встретятся с настоятелем и все узнают. Кожа уже отмокла и распарилась от воды. Он снял мочалку с гвоздя и взялся за мыло.

— Слушай, Нас, не обижайся, но я жутко устал с дороги, — обратился он к домовому. — Так что извини, но я мыться и спать. Увидимся завтра. Буду рад еще поболтать с тобой.

— Ладно, мойся себе. Я тоже пойду, только не спать. У меня как раз самая работа начинается.

С этими словами он поднялся на тонкие ножки и исчез в потолочных досках, оставив Антона одного.

Антон быстро помылся, вытерся полотенцем, спустил в ванной воду, оделся и пошел в кухню, освещая дорогу свечами, отчего ощущал себя средневековым барином, бродящим по своему замку. Повернув от лестницы в нужную дверь, он услышал голоса Джавелиуса и Брамира:

— Я дожжен оставить это здесь. Носить его с собой слишком опасно!

— Никто и не спорит, что опасно. Вот только оставлять это здесь тоже слишком рискованно. Ты же сам видишь, что вокруг творится. Вряд ли Клавдий согласится…

Разговор умолк при его появлении. Светлые сидели на своих местах за столом и все еще пили чай. Наверно уже по третьей чашке. В комнате плавал табачный дым.

— Ну как, полегчало? — спросил Джавелиус, повернувшись в его сторону.

— Да, просто обалденно, — ответил Антон. — Я встретил Наса.

— Ооо. Надеюсь он тебя не обидел? — с улыбкой осведомился Брамир. — Этот домовой порой просто невыносим, но, в общем то, вполне безобиден.

— Все нормально, — глаза слипались на ходу. — Можно я пойду спать?

Брамир тут же проводил его еще одним этажом выше. В комнате была кровать с мягким матрасом, чистым бельем и свежим воздухом, а большего ему и не надо было. О такой комнате он мечтал уже целую неделю. Антон провалился в сон, едва устроившись под мягким толстым одеялом.

 

13.

Утро оказалось пасмурным и дождливым. Это обстоятельство немного расстроило Антона, но важнее было то, что он наконец-то отоспался, да еще и в таком удобстве, показавшемся ему воистину королевским. Он чувствовал себя бодрым и полным сил. Тело наконец-то перестало чесаться от грязи, а одежда была сухой. Просто удивительно, что может сделать с человеком наличие воды, кровати и потолка над головой!

Антон надел свои джинсы, рубашку и куртку и подошел к небольшому окну в своей комнате. Из него открывался поразительный для него вид на средневековый город, занятый своими повседневными делами, хоть стекло и было мутноватым. Башня оказалась самым высоким зданием в этой части города, поэтому его взору предстали, выстланные черепицей и соломой, крыши соседних домов. Из каждой торчали печные трубы, из некоторых шел дым. Прямо под его окном, на соседней крыше, сидели две кошки и вылизывали свои шкуры. Крупных улиц с этой стороны видно не было, лишь лабиринт дворов, заборов и дорожек между домами и, начинавшие желтеть к осени, кроны редких деревьев. То тут, то там сновали невзрачно одетые жители, занятые своими заботами и делами. Узор из крыш расстилался далеко вперед и растворялся в утренней дымке. Чуть левее из него выделялся большой храм с несколькими золочеными куполами. Приглядевшись, Антон обнаружил наверху не крест, а что-то похожее на раздвоенную молнию. Отсюда было сложно рассмотреть. Справа и чуть впереди крыши расступались, освобождая место для небольшого пруда, отливавшего в своей водной глади пунцовым небом. Солнце скрыто за тяжелыми тучами, вот-вот может пойти дождь. Память Антона сразу же напомнила ему о небе в том отвратительном мире, где они с Джавелиусом провели почти целую неделю. Он даже не знал его названия. Не очень то и хотелось, если честно. Хотя, все же, надо будет спросить у мага для сведения. Нужно заполнять все просветы в своих знаниях о новом мироустройстве, что так внезапно открылось ему.

По правой стороне от его окна вдалеке, за широкой прослойкой домов, виднелась городская стена. Она уходила вдаль, огораживая людские постройки от вольготных зеленых лугов по ту сторону стены и темневшего вдали леса, насколько хватало глаз, и исчезала в осенней дымке. Кажется именно из этого леса они с Джавелиусом вчера и выбрались.

Этот мир, его жители, все это время живут здесь своей жизнью, в то время, как большинство обитателей мира Антона, включая его самого до недавних пор, даже не подозревает об этом. Просто удивительно, как такое может быть, думал Антон, глядя на все это своими глазами, иначе и сам бы не поверил.

Вернувшись к кровати, Антон аккуратно застелил ее, надел туфли и открыл дверь на лестницу. Едва оказавшись с этой стороны двери, он почуял невероятный запах свежей выпечки. Аромат, наверно, шел снизу из кухни. Видно кто-то уже давно встал и готовит завтрак. Будто у бабушки в деревне на выходных, припомнил Антон. Парень улыбнулся и сбежал на один пролет вниз к кухне.

В кухне аромат усилился в несколько раз. Теперь к нему добавился смачный дух поджаренного в подсолнечном масле лука и рыбы, наверно начинка. Еще угадывался еле заметный мягкий запах вареных яиц и риса. Все это заставило Антона начать глотать слюнки. В самой комнате плавал то ли дым, то ли легкий туман. У печи стоял Брамир. Он как раз что-то ставил в нее, наверно очередной противень с пирогом. За столом сидели двое не знакомых ему людей. Оба выглядели достаточно молодыми, но чуть старше его, около тридцати лет. На спинке скамьи за ними висели их длинные плащи, а на полу лежала пара мешков с веревками-затяжками. Очень похожи на тот, что носил с собой во время их странствия Джавелиус. Видимо эти двое недавно прибыли сюда, только с порога. На столе перед ними стояли знакомые глиняные чашки, а рядом на доске дымился горячий пирог, видно только что перекочевавший на стол из печи. На полке у самой печи, среди банок с какими-то ягодами и травами привычно уже устроился Нас. Он то первым и заметил вошедшего Антона, едва позволив ему успеть про себя удивиться кулинарным способностям Брамира.

— О, вот и наш прибывший проснулся, — он невежливо указал прозрачным пальцем на парня.

На слова домового Брамир и незнакомцы сначала подняли головы к нему, а потом повернулись к застывшему на пороге Антону.

— Привет, — поздоровался он.

— Доброго утра, — пробасил Брамир, закрывая печь рукой в большой бесформенной рукавице.

Двое за столом просто кивнули ему.

— Привет, — сказал один другому.

— Какой такой привет? — удивился второй. Оба улыбнулись и набросились на едва поостывший пирог, поахивая и слегка шипя, отдергивая пальцы, чтоб не обжечь. Наверно проголодались с дороги, решил Антон. В памяти всплыл вчерашний вечер, как они с Джавелусом сами не могли ни о чем говорить, пока не умяли по две тарелки супа.

— Садись за стол, Антон, от чая не откажешься? — пригласил Брамир и уже взял из шкафа большую чашку для него.

— Чаю бы хорошо.

Антон протиснулся вдоль скамьи и уселся напротив голодной парочки. Те продолжали дуть на парящие куски и есть пирог, с интересом поглядывая на Антона. При этом постоянно переглядываясь между собой, будто общались на немом неведомом языке. Он решил поступить так же дипломатично, как и Брамир вчера, а именно не мешать, а дать спокойно поесть парням. На большом деревянном подносе посреди стола лежал порезанный тонкими прямоугольниками толстенный пирог. Начинки Брамир не пожалел. Пахло невероятно аппетитно, и Антон от души вдохнул полной грудью. Он не мог вспомнить, когда последний раз ел настоящие пироги из печи. Лет десять назад, не меньше, с тех пор как умерла бабушка.

— Это Лейтес и Волнар, — прогудел сбоку Брамир, — тоже из наших, светлых. — Он поставил перед Антоном дымящую чашку и тарелку. — Кушай, не стесняйся. На моем дежурстве пирогов всем хватит.

— Спасибо, — поблагодарил Антон.

Он быстро перекинул себе в тарелку кусок остывать и отпил из кружки.

— Как добрались? — неожиданно спросил его один из сидевших напротив, то ли Волнар, то ли Лейтес.

— Бывало и лучше, — живо ответил Антон. — За нами гнались, но все закончилось хорошо. — А как ваш поход к пещере? — поинтересовался он в ответ. — Это ведь вы ходили? Нам Брамир вчера рассказывал.

— Тоже неплохо, — ответил другой. — Была пара неприятностей, но все закончилось хорошо.

Они вновь переглянулись и улыбнулись, на этот раз вместе с ними и Антон. Он аккуратно откусил.

— Какая вкуснотища! Не мог себе представить, что ты готовишь такие пироги, Брамир!

— Нууу уж, — протянул смущенный Брамир. — Спасибо конечно. Скоро сладкий поспеет

Он продолжал нарезать что-то на столе у печи. Начинку для следующего пирога.

— Они все тут пироги готовят, так чтоб ты на будущее не сильно удивлялся, — заявил Нас со своей полки, — и блины пекут и варенье делают.

— А как же еще? — удивился Брамир. Кто нас кормить то будет? С рынка что ли готовое носить, так это денег на напасешься, да и свое оно всегда вкусней.

— Это уж точно, — подтвердил Антон и с удовольствием откусил еще.

— А ты то по чем знаешь?! — вдруг взъерепенился Нас. — Будто по кабакам полжизни у нас пропил. Ты ведь вчера мне говорил, что ничего не знаешь!

На этот раз поведение домового Антона ничуть не смутило. Он лишь исподлобья глянул на него и сделал глоток чая. Решил молчать и не вступать в перебранки с ним с самого утра. Зачем портить себе хорошее настроение?

— Чего ты накинулся на парня, с утра-то пораньше?! — сердито ответил Брамир и замахнулся на духа рукой.

— Эй Нас, да ты просто завидуешь, что тебе этих пирогов самому не отведать, — заявил Насу один из парней.

Услышав такие обвинения в свой адрес, домовой был просто вне себя. Он вытянул губы и нахмурившись таращился на людей. Потом резко надел на голову свой колпак и прыгнул вверх.

— Ды тьфу на вас всех, — успело тихо донестись до них уже из потолка.

Парни глянули друг на друга и громко расхохотались.

— Это не слыханно, — продолжал возмущаться у печи Брамир. — Характер у него с каждым годом все хуже и хуже. Совсем с ним говорить невозможно стало.

Антон тоже улыбался. Отчего-то ему оказалось совсем легко сразу же почувствовать здесь себя своим. Будто давным-давно знал всех этих людей. Может быть это хороший знак? Он отпил еще ароматного чая. Кажется он был липовым, и что-то добавлено для крепости.

— А чем же тогда питаются домовые, раз пироги они не едят? — вдруг стало интересно ему.

— Их кормим мы сами, своими бдениями и волнениями, — пояснил парень напротив.

— Как сказано в учебниках — душевной энергией, — добавил другой.

— И вроде мысли ему идут хорошие, — продолжил Брамир.

—… Светлые, — с улыбкой ввернули парни.

— … Да, — согласился он. — А он вот. И кот в доме есть, а домовой вот такой охломон получается.

— Домовые кошек любят? — удивился Антон.

— Нууу… Вроде так говорят.

— Нас сам такое говорил, как там — добавил Волнар. — Кошки, это первейшие друзья домовых и необходимейшее из условий их появления в доме.

— В доме, где нет кошки. Никогда не обустроится домовой, — вспомнил слова Наса Лейтес, подняв палец.

— Что опять натворил этот Нас? — вдруг раздалось от двери. — Ясного света.

На пороге стоял высокий крепкий мужчина с серьезным лицом. На голове самая настоящая бандана светло-желтого цвета. Сзади, из под нее выглядывали длинные светлые волосы, собранные в пучок. Щеки свежевыбриты. На плечах длинный серый плащ, как видимо у всех тут, а вот на ногах что-то подозрительно напомнившее Антону обыкновенные кроссовки, какие носили у него на родине. При мыслях о об этом, в нем тут же вспыхнули чувства горести и радости одновременно. Он так радовался каждой вещи, которая могла оказаться оттуда и как же он скучал! Этот мужчина выглядел крайне противоречиво. Будто байкера из двадцать первого века заставили одеваться в магазине среднивековья, но пара своих вещей у него все же завалялась.

— Ясного, — хором ответили все, кроме Антона. Он по привычке сказал:

— Здрасьте.

— Болтает всякую чушь и спасу от него нет, да еще людей обижает, — ответил Брамир. Он ссыпал нарезанные лук и яйца в тарелку.

— Вот и наш спасенный — наделенный, — прибывший с интересом рассматривал Антона, — слава Свету, добрался до нас цел и не вредим. Брамир молодец, уже потчует вас. Повезло вам, что у него дежурство попало на ваше прибытие, а?

Он прошел к столу и сел на скамью возле Антона и парень заметил, что при ходьбе Клавдий немного прихрамывал на правую ногу.:

— Я Клавдий.

— Антон.

К великому удивлению Антона, Клавдий протянул ему руку для пожатия. Мужчина заметил его реакцию и улыбнулся.

— Во многих мирах жмут руки, так что не думай, что мы тут с Луны свалились.

Брамир подошел и поставил перед главой еще одну чашку с чаем, тот в благодарность слегка кивнул.

— А где же Джавелиус? — Клавдий глянул на подошедшего Брамира.

— В городе уже с самого утра. Сказал дела какие-то срочные. Будет до обеда.

— Ясно. Ну, доели? — спросил Клавдий у Лейтеса и Волнара. Те кивнули. — Что ж, тогда рассказывайте.

Парни откинулись на мягкие спинки и поведали историю, в общем то, отчет, о своей командировке к Тенистой пещере. Антон внимательно слушал. В ней действительно поселилась парочка темных тварей, импы — как назвали их парни, но местные жители, уже наученные злым опытом, во время их заметили и сообщили деревенскому старосте, тот передал весть городскому начальнику стражи, а уже от него об этом узнал и орден. Обошлось без жертв. Твари оказались низкоуровневыми, слава солнцу. Правда, одному пастуху покалечили руку, пока отбивали его с боем. Вопреки общему мнению о трусости импов, эти оказались довольно-таки крепкой породы и не разбежались в рассыпную, когда их обнаружили, как часто бывало раньше, а оказали сопротивление. Почти неслыханный случай!

Как позже узнал Антон, импы — мелкие создания тьмы. Точнее это духи низкого ранга. Сами по себе они не особо опасны, но обожают злые шутки над людьми, любят напакостить и слушать проклятия в свой адрес, спрятавшись за углом. Это придает им сил. Делишки их невелики, а убытку и обиды приносят куда как много: то яму на огороде подкопают, что можно ногу сломать, то на воду болезнь наведут, являются по ночам детям, могут скот напугать да разогнать по всей округе, а то и крышу соломенную подпалить или в поле пожар устроить. Много бед может принести парочка таких духов, появившись возле любой деревни. Уберечься от них сложно, в одном месте оградишься, так они в другом подлезут, а прогнать их совсем не под силу обычному люду.

Темные почему-то всегда прилюбливали ту пещеру, поэтому ее так и прозвали. Уже давно время от времени в ней заводилась всякая нечисть. Приходилось держать ухо в остро, но теперь несколько месяцев, а то и лет, можно будет жить спокойно. Правда, всех встревожила необычная упрямость и злоба появившихся импов. Они пытались напасть на светлых своими слабыми чарами и не помышляли о бегстве до самого конца, пока не были вышвырнуты в другой мир.

За время рассказа Антон и Клавдий доели свои куски пирога и допили чай. Глава сказал парням, что они хорошо справились и теперь могут отправляться отдыхать. Глядя на них, Антон решил, что никогда бы не подумал, будто эти ребята могут заниматься истреблением темных тварей. Молодые, веселые, горячие и на тебе, такое. В ответ на благодарность главы, Лейтес и Волнар чуть склонили головы. Потом взяли свои плащи и мешки и вышли. Не забыли сказать спасибо Брамиру за хлопоты и попрощаться с Антоном.

— Ну а теперь займемся нашими делами. — Клавдий обернулся к Антону. — Ты, конечно, весь поди измучился загадками и неизвестностью. Я постараюсь тебе все рассказать и объяснить, но сначала расскажи, что пошло не так во время вашего с Джавелиусом путешествия? Почему вы так задержались?

Антону пришлось, как получилось, рассказать историю их путешествия. Клавдий внимательно слушал и ни разу его не перебил. Дал высказать все, что парень счел нужным. Когда Антон рассказал про пещеру древнего черного демона смерти, как назвал его маг, глава совсем нахмурился и перекинулся взглядом с присевшим рядом Брамиром. После рассказа он какое-то время молча сидел и о чем-то размышлял, но вслух ничего не сказал. Вместе с ним молчали и Антон с Брамиром, изредка поглядывая на главу. После долгой паузы Клавдий спросил у Антона лишь о том, почуял ли он источник или древнего. Почуял, еще как, ответил парень под кивок главы. Наконец Клавдий отодвинулся от стола.

— Что ж, надо будет непременно поговорить еще и с Джавелиусом. Ничего подобного ни с кем из наших еще не случалось, а в последнее время, проблем от темных все больше и больше, — он посмотрел на парня. — Ты наелся или как?

— Наелся, спасибо Брамиру.

— Тогда идем ко мне. Не будем ему мешать.

— На здоровье, — ответил Брамир, — на здоровье. — После того, как Антон и Клавдий вышли из кухни, он так и остался сидеть в задумчивости. Его дежурство подходило к концу. Оставалось дождаться, пока подрумянится последний пирог в печи.

 

Комната Клавдия, как наверно и полагается, оказалась на самом верху, под крышей. К верху стены башни чуть расширялись, опоясанные металлическими ободами, как помнил Антон. Здесь и находились покои главы — круглая большая комната, с одним окном на каждую сторону света. Потолок — деревянный конус из сходящихся в центре досок, откуда свисала люстра с тремя плафонами в виде небольших стеклянных рыб. Часть закругленной стены, от окна до окна, загораживал приличных размеров книжный шкаф, такой же закругленный. По его полкам безупречно ровными рядами расставлены сотни книг в причудливых переплетах. Далее, до следующего окна, шли шкафы с закрытыми дверями. Странно, но некоторые из них, показались Антону вполне себе современными. Если добавить к этому кроссовки, на ногах главы и бондану, то на сердце становилось совсем приятно и тепло. Напротив книжного шкафа у другой стены, стояла непонятная тумба, слишком тонкая и без дверей, чтобы быть тумбой, скорее толстая доска на подставке. Клавдий пригласил его на кресла возле столика в центре. Второй стол с наклоненной крышкой, похожий на школьную парту, стоял с парой стульев у книжного шкафа. Завершали обстановку горшок с огромным кактусом на столе и картина (скорее цветное фото) на стене, увидев которое Антон замер и выдохнул. На фоне черного, как смоль, космоса, из угла картинки, выглядывала Земля. Антон смог разглядеть Евразию и часть Африки. Над планетой зависло дырявое покрывало облаков. Сквозь них отсвечивала белым водная гладь поверхности морей и океанов. С другого края виднелся космический корабль, напоминавший своим видом длинный скипетр с широким набалдашником. Клавдий, конечно же, это заметил:

— Нравится?

Антон честно кивнул:

— Очень похоже на то, что было в моем мире. Снимок со спутника или орбитальной станции?

Клавдий понимающе вздохнул.

— Почти. Скучаешь по дому. Так и должно быть. Большинство из нас столкнулись с этим в свое время. Хочу тебя успокоить, скоро это пройдет. Ты ведь уже понимаешь, что этот мир во многом схож с твоим, как и со всеми остальными.

— Надеюсь так и будет, — согласился Антон. — Мне сказали, что есть верхние и нижние миры и они отличаются по времени.

— Именно. Чем старше мир, тем, говорят, он более высокий. Твой дом старше этого места, значит он верхний, применительно к этому миру. Все ведь относительно, понимаешь?

— Вроде бы да. А твой мир еще старше моего?

Глава кивнул:

— Какой год у вас сейчас?

— Две тысячи пятнадцатый.

Клавдий кивнул.

— Здесь тысяча восемьсот двадцать второй, а в моем мире сейчас две тысячи двести двадцать третий, — изрек он, глядя в окно.

Антон не мог поверить своим ушам. Этот Клавдий был из будущего! Тысячи вопросов внезапно возникли и взбудоражено закружились в его голове:

— Это оттуда? — он кивнул в сторону изображения.

— Да. Я сам сделал это фото, когда был маленьким. Мы с родителями летали отдыхать на Венеру. Если бы ты знал, что там создадут люди! А это снимок в таможенной зоне Земли. Красиво, — в его голосе Антон уловил тоску по дому, сродни той, что порой терзала его самого, только привычную и взятую под контроль.

— Ты бывал после этого дома? После того, как попал сюда?

Клавдий покачал головой.

— Сначала очень хотелось, как и тебе сейчас, только об этом и думал. Попасть назад хоть на часок… — Он печально улыбнулся и откинулся на спинку. — Но со временем пришло понимание и терпение. А к тому времени, как я сумел бы, наконец, сам прыгнуть туда, появилось очень много дел. Меня определили сюда. Но, обязательно наведаюсь домой. Только подберу время для отпуска поспокойнее.

— А время для всех миров одинаково? В смысле идет одинаково?

— Имеешь в виду, не может ли в нижнем мире быть двухтысячный год, а в верхнем, например, пятисотый?

Антон кивнул, продолжая смотреть на снимок.

— Насколько мы знаем одинаково. По крайней мере, никто не встречал того, о чем ты подумал. Тебе уже поведали, как устроена вселенная на самом деле?

Антон покачал головой.

— Почти ничего.

— Вот как, что ж. Этому обучают в школах гильдий, но раз у тебя пока не было возможности там учиться и так много вопросов… Тогда постараюсь быстренько все обрисовать. — Он задумался, прищурив глаза. — Оо, даже смогу показать. Раз ты из двадцать первого века, объяснить тебе, думаю, будет гораздо проще, чем кому другому. Я тут занимался кое-какими записями…

Клавдий двинулся к непонятной тумбе и коснулся ее рукой. Над ровной черной поверхностью воздух задрожал летней дымкой и через несколько секунд прямо в воздухе над тумбой появился логотип «Рубин», составленный из больших красных заглавных букв на светло синем фоне. Под ними, в самом низу мелким шрифтом «Московские голографические технологии».

— У вас ведь уже есть головизоры? — поинтересовался глава.

— Конечно, — кивнул Антон.

— Сейчас найду, — мужчина принялся махать руками и перемещаться по появившемуся меню. — Вот оно.

В воздухе появился белый пульсирующий шар, он ярко светился. Так ярко, что Антону пришлось прищуриться.

— Секунду, сейчас уберу яркость, — прикрыв глаза одной рукой, второй Клавдий вновь вызвал таблицу управления и заставил маленькое солнце поутихнуть. Теперь оно светилось, как диодный фонарь за матовым стеклом.

— Так лучше, — глава убрал от лица руку и отошел чуть в сторону, чтобы не мешать Антону смотреть. — Я составил эту схему, когда разбирался в устройстве вселенной. Я использовал все знания, которые смог собрать за много лет. Она весьма проста, но наглядна. Самое главное, она подтверждается нашим жизненным опытом и ни в чем ему пока не противоречит. Итак. Это — центр всего бытия, — Клавдий указал на шар, — Печать. Никто не знает, как она на самом деле выглядит. На картинках в книгах ее чаще изображают звездой или шаром, поэтому я решил взять такой вариант, — он пожал плечами. — Печать является творцом всего вокруг. Она не только производит пространство, но и устанавливает в нем порядки, зарождает жизнь и позволяет течь времени. Так мы думаем. Считается, что миры формируются циклично.

Вокруг шара замигало и появилось кольцо из глобусов, имитируя рождение новой партии миров. Вместе с этим в правом верхнем углу появилось «Т=0». Кольцо начало понемногу раздаваться вширь, а ноль напротив Т сменился на 1, 2, 3 и так далее — цифры ускоряли свой бег. Когда Т добралось до ста-ста двадцати, вокруг Печати замигало новое кольцо миров — место для него как раз только освободилось, потому как достаточно раздвинулось первое кольцо. Мигнув семь-восемь раз изображения планеток обрели постоянную форму (когда Т достигло почти двухсот) и тоже начали расползаться от центра, вслед за предыдущим поясом. Так продолжалось несколько минут. Антон смотрел во все глаза, глава ему не мешал. Каждые двести Т одна за другой появлялись окружности из миров и расходились в стороны, превращаясь в подобие какой-то гигантской ромашки с Печатью — пестиком в середине. Когда Т стало равно двум тысячам двумстам, его бег остановился, или это сделал Клавдий. Так или иначе, к этому моменту перед ними парили одиннадцать окружностей из маленьких планет-миров, а сама схема развернулась уже на несколько метров. Ближайший мир-шар Антон мог при желании достать рукой, но не стал этого делать. Шары расползлись стройными рядами, будто нанизанные на нить бусины.

— Вот так примерно все выглядит, по нашему мнению. При перемещениях между соседними мирами одной оси, выяснилось, что разница во времени составляет около двухсот лет. Как видишь, я остановил размножение нашей вселенной на две тысячи двухсотом году — моем веке и сейчас мы имеем одиннадцать поясов миров. Сколько их на самом деле никому неизвестно. Путешествовать между ними довольно сложно и к тому же опасно. Гораздо проще перемещаться между соседними мирами одного пояса, чем мы частенько и занимаемся. Изображенные планетки изображают не только нашу Землю, но и все остальное — звезды, космос, галактики, говоря нашими словами — вселенную. В пределах одного пояса, в каждой из них все очень похоже, но всегда есть небольшие отличия. Считается, что среди них есть одна, мы называем ее истинной, которая содержит в себе отражения всех остальных. Все, чем различаются ее сестры в поясе. Она вмещает в себе каждую из них и задает направление происходящего во всем поясе. Кстати, многие считают, будто наделенные рождаются лишь в таких мирах, но пока это только домыслы. — Глава подошел ближе и ребром ладони поехал вдоль линии выстроившихся миров от края к центру. — Двигаясь вдоль этой линии, мы меняем время. Перемещаясь по мирам в одном кольце, мы не перемещаемся вообще. Часто это явление называют параллельной вселенной или параллельным миром. По сути, мы остаемся в том же месте, но в другой его форме. Вот, вкратце, и все. Спрашивай если что интересно.

Клавдий отошел от «телевизора» к окну и облокотился о подоконник. Изображение осталось висеть в воздухе, напоминая капли росы на невидимой глазу паутине.

— А сколько миров в одном кольце? — спросил Антон.

— Всегда восемь, все как нарисовано здесь.

Антон встал и подошел к схеме.

— Допустим, это мой мир, — он указал на предпоследнюю планету. — Тогда, получается, что твой где-то в следующем поясе, например, вот этот? — он передвинул палец к следующей в строю планете. Заодно попробовал ткнуть пальцем само изображение. С виду оно казалось абсолютно материальным, но палец прошел сквозь него беспрепятственно.

— Так и есть, — глава, казалось, не заметил его эксперимента.

— А сколько еще поясов есть дальше, за твоим поясом?

— Точное количество не знает никто. Нам известно лишь о двух, но никто из светлых там не бывал сам. Слишком трудно и далеко.

— Обалдеть, то есть там, получается, две тысячи шестисотый год?!

Клавдий кивнул с легкой улыбкой. Он начинал понимать ход его мыслей.

— Ну а что там? Я имею в виду с людьми? Мы строим роботов, летаем к звездам, встретили инопланетян или просто уничтожили себя ядерным оружием?

— В моем времени с людьми все в порядке, дальше не совсем. Это долгий разговор и сейчас у нас нет на него времени. Ты обязательно узнаешь обо всем и увидишь сам многое. А некоторые вещи нам лучше и не знать вовсе.

— А то место, куда попали мы с Джавелиусом, где оно будет на этой карте? — вдруг спросил Антон.

Клавдий сначала приподнял брови, а потом нахмурил лоб. Он отошел от подоконника и сделал пару шагов к изображению.

— Трудно сказать, — наконец изрек он. — Если следовать моей логике и общепринятому, то наверное это где-то в центре, совсем рядом с Печатью. Там, где изначально сущности творили свои миры, перед тем, как создали ее. Хотя, конечно, это лишь очередная догадка.

— Но если это там, то получается, что очень далеко отсюда. Если путешествие на соседний пояс, вроде того что предстоит нам, считается не близким, то разве можно так быстро попасть туда?

Клавдий серьезно взглянул на него, будто увидел вдруг что-то новое, чего не видел раньше.

— Ты схватываешь на лету, — он прикинул руками расстояние от светлой звезды в центре до третьего пояса снаружи. — По правде говоря, на перемещение от Печати до нашего пояса требуется просто гигантское количество энергии. Ни один доступный нам амулет не в состоянии выполнить такое перемещение даже за три-четыре прыжка. Не могу представить себе, как такое путешествие возможно за один прыжок. Расспрошу позже Джавелуса, может быть от него выясню еще что-нибудь. Как бы то ни было, это тревожные вести, они порождают опасения о новых возможностях темных. Опасных возможностях, которые раньше нам были не ведомы. Для меня это дважды загадка. Первая как вы туда попали первый раз, не без помощи демона, а вторая как вернулись обратно самостоятельно? Теперь ты сам видишь, сколько тут всего неизвестного. Кроме того, думаю, что заслуга вашего спасения во многом принадлежит тебе.

Антон вскинул брови.

— Да да. Поверь мне, знаний Джавелиуса явно недостаточно, для решения той задачки по астрономии, что открыла вам тайну знака и позволила сбежать. Пусть она и не сложна для нас с тобой, имеющих представление о планетах и звездах, проходивших в школе астрономию, для старого мага из шестнадцатого века это уже перебор. И это наводит на мысли, что послание, ваши видения, были адресованы на тебя, а не на Джавелуса, — глава пристально смотрел на Антона. — Твое появление породило целую волну загадок и таинственных событий. В любом случае, в школе будут рады такому ученику.

— В школе? — Антон не особо удивился, благодаря Насу.

— Да, в школе. Сейчас, нужно позаботиться о тебе самом, — Клавдий резко сменил тему. — Как тебе уже известно, ты обладаешь некоторой силой, навыками, которые пока тебе недоступны. Кое-что ты мог почувствовать сам, когда вы столкнулись с источником и демонами, но это лишь самые первые твои ощущения. Для того чтобы ты научился их использовать, тебя нужно направить в школу твоего направления, то есть добра. Так поступают со всеми, иначе ты будешь беспомощен, как сейчас, перед темными. Каждый светлый может и должен приносить пользу своему союзу и окружающим. Мы защитники миров от темных сил, творящих зло и покрывающих тьму. Конечно, тебя никто не заставляет, но боюсь, что у тебя нет иного выбора. Что скажешь?

Парень подивился лихому повороту мыслей главы, но не смог с ним не согласиться — выбора у него действительно нет. Оставаться одному и отказываться от защиты светлых, значило неминуемо встретить беду, а то и смерть от темных, да и что ему делать в этом мире он себе абсолютно не представлял. Переходить же на сторону темных вообще претило его мыслям. Оставалось только обучаться и дальше посвятить себя светлому делу, благо ему самому хотелось именно этого и не пришлось себя обманывать.

— Я согласен, — просто ответил он.

Клавдий сам себе легонько кивнул.

— Вот и хорошо. В таком случае, даю тебе время до трех часов. Отдохни в своей комнате, можешь погулять по башне, но на улицу один все же не выходи. После обеда мы выступаем.

— Мы? Это ты и я? Ты пойдешь со мной?

— Да. По старой традиции новоявленных всегда сопровождают главы гильдий, ибо это большая ответственность и даже опасность. Я и так взвалил огромную ношу на бедного Джавелиуса, поручив доставить тебя сюда, но я был занят исключительно важным делом и надеюсь, он на меня не в обиде. Остальные свои обязанности я намерен исполнить сам.

— А куда мы направимся? Можешь показать на схеме? — Антон кивнул в ее сторону.

Клавдий подошел к изображению.

— Сейчас мы здесь, — он указал пальцем на один из шаров в третьем от края поясе. — Наша цель тут, — палец сместился на один пояс ближе к центру и на три шара в сторону. — Нижний мир. Путь не близкий, вниз и вбок, так что иди, набирайся сил. Мне тоже нужно уладить кое-какие дела и обязательно поговорить с Джавелусом.

 

Антон рассеянный вышел из комнаты главы. Неопределенность на горизонте вроде как немного рассеялась, а мир значительно расширил свои границы и добавил в ясности, но осталось чувство непонятной грусти. Конечно, радовало, что сам глава отведет его до этой новой школы, но что ждет его там? Новые люди, новые друзья или враги, новая жизнь. И это та еще неопределенность сама по себе. Где-то в голове мелькала мысль, что это обычная реакция людей — бояться больших перемен и что лучшее лекарство от этого лишь одно — смело броситься в омут с головой и будь что будет.

Он спустился вниз на два пролета и уперся в дверь предоставленной ему комнаты. Он не знал чем заняться. Времени еще оставалось прилично. Сидеть в комнате одному показалось совсем скучной затеей. Поэтому Антон развернулся и направился вновь на кухню, надеясь посидеть в компании Брамира, попить чаю. Однако, к его сожалению, там уже никого не было. Легкий дым все еще витал в слабых лучах падавшего из окна света. На столе под полотенцами стояли два подноса с пирогами, оставленные для всех желающих подкрепиться. Есть одному совсем не хотелось и сидеть тут тоже. Лучше уж побыть в своей комнате. И он направился обратно, открыл дверь в комнату и обнаружил там Джавелиуса.

— Здравствуй, Антон, — он улыбнулся. — Ну как ты, отдохнул? Что нового?

Антон, обрадованный, что и говорить, кому-то живому, да еще и одному из совсем немногих знакомых в этом месте, шагнул в комнату.

 

В разговоре с магом время летело незаметно. Они говорили обо всем подряд. Сначала Джавелиус спрашивал его о впечатлениях в новом месте. Как ему тут? Кого видел? О чем говорил с Клавдием? Как относится к будущей учебе и давал советы по ней. Антон, в свою очередь, интересовался здоровьем мага и чем тот займется теперь? Увидятся ли они снова, и чему его будут учить? Множество вопросов о том, что связывало их. Оказалось, что не так уж и мало. Особенно, учитывая, что знакомы они всего-то неделю. Так могли разговаривать только старые друзья. Антон не забыл спросить и про название пустынного мира, но старик честно признался, что не знает. Они крайне редки, а уж о том чтобы кому-то доводилось побывать в одном из них, он вообще не слышал, добавил он, подтвердив слова главы. После разговора с Клавдием, Антон этому совсем не удивился. Еще он заинтересовался, почему последний из нарисованных им экранов в пещере, получился красным и так странно подействовал на черного. Оказалось, что сам того не ведая, он вложил в экран силу крови, когда случайно порезал палец о камни.

— Запомни. Любая магия от крови становится намного сильнее. Многие волшебники пользуются этим. Например, вставляют иглы в оружие или посохи. Поэтому знак окрасился красным и так сильно ударил по древнему.

— Кстати, Джавелиус, Клавдий очень хочет поговорить с тобой по этому поводу ну и вообще про наше странствие. Он уже спрашивал меня, но что я могу рассказать, так, в общих чертах.

Маг закачал головой:

— Конечно, это нужно обсудить, но сейчас у меня к тебе одно дело, — он заглянул парню в глаза. — Очень важное дело, — добавил он с нажимом. — Скорее даже просьба.

Антон удивился такому повороту событий, но ему было приятно быть полезным, тем более в чем-то помочь Джавелиусу.

— Да, конечно, говори. Я готов помочь.

Старик улыбнулся ему и заговорил:

— Спасибо тебе, что заранее соглашаешься, Антон. Только, боюсь, моя просьба может показаться тебе несколько… странной. Может быть, ты даже станешь по другому относится ко мне после этого, но это очень важно и касается нас всех.

Парень оторопело уставился на мага:

— Да что ты такое говоришь, Джавелус? Как я могу тебе не доверять, после всего что случилось?!

Старик встал с кровати, где сидел все это время рядом с Антоном, и отошел к двери, будто хотел проверить, не подслушивает ли кто их разговор. Антон вдруг осознал, что сильно разволновался от всего этого. Не дойдя до двери пару шагов, маг развернулся а заговорил:

— Я понимаю, о чем ты. И я тоже сильно к тебе привык. Трудности всегда сближают, — снова поворот к двери. — Выслушай меня внимательно. Когда мы оказались в последней пещере, в логове древнего, там, — он мотнул головой в сторону, будто это было за соседней стеной, а не черт знает где, — я нашел там кое-что, — сказанные шепотом последние слова совсем разогнали пульс Антона. Он уставился на старика и жадно слушал.

— Когда ты успел там что-то найти?

— Ты помнишь, ты первым вошел в портал, а я остался. Я шел следом за тобой, но перед тем как войти услышал что-то. Будто меня окликнули. Тогда я обратил внимание на хлам у стены, — Антон смутно вспомнил сваленные в кучу покрытые вековой пылью столы, кувшины и какую-то посуду. — Там я нашел одну вещь. Она очень непростая, возможно даже опасная, но может оказаться очень полезной. Я должен был взять это с собой.

Теперь припоминался вчерашний прерванный вечерний разговор Джавелуса и Брамира с глазу на глаз. Видно об этой вещи и шла речь. Что-то о том будто это опасно носить с собой и оставлять в башне! Чего же он хочет от меня?

— Я хочу, чтобы ты взял это с собой сегодня, когда отправишься с Клавдием.

Антон не мог поверить своим ушам, хотя он и сумел опомниться. Вдруг речь все-таки, вообще о чем-то другом.

— И что мне с этим делать?

Маг снова присел рядом с ним на кровать и взглянул в лицо.

— Я хочу, чтобы ты отнес эту вещь в одно место, там, куда ты скоро отправишься. Ее нужно передать одному человеку.

— Хорошо, — у него немного отлегло. — Конечно передам. А почему ты решил, что это изменит мое отношение к тебе? — удивился он.

Джавилиус сжал губы и отвел взгляд.

— Я хочу, чтобы никто об этом не знал. Даже Клавдий.

Антон не знал, что сказать и молча смотрел на старика.

— Не подумай ничего худого, Антон. Я очень уважаю Клавдия и, если понадобится, отдам за него жизнь. Он мой брат. Просто у нас с ним есть расхождения в некоторых вопросах. Он… он может просто не понять. А я считаю, что это может очень помочь нам, нужно хотя бы попытаться выяснить что к чему — старик сделал небольшую передышку, чтобы Антон мог немного поразмыслить и не давить на него. — Ну так что скажешь?

— Я сделаю, как ты хочешь. Кому нужно это передать?

Маг облегченно улыбнулся. У Антона не было причин, не доверять ему, как и не было причин не доверять Клавдию. Да, Джавелуса он знал намного лучше, но ведь это не заговор какой-то. Почему бы у них с Клавдием не могло быть друг от друга секретов.

— Спасибо тебе. Теперь запоминай. После того как ты прибудешь в свою школу, первым делом пройдешь начальный вводный курс. Он длится около месяца. После этого тебя ждет посвящение в члены твоей гильдии. Посвящение проходит в храме Светлых. Он называется Жисвео. Строители сделали так, что над храмом не бывает туч. Днем всегда светит солнце, а ночью луна. Его строили все три гильдии светлых: добро, свет и жизнь. Тебя доставят туда для обряда. В храме самая большая библиотека со всего света, поэтому там работают и живут мудрейшие из наших гильдий. Тебе нужно отдать эту вещь магу света Чул. Я сообщу ему обо всем, и он будет ждать тебя.

Антон утвердительно кивал.

— Посвящение, храм, Чул. Вроде все запомнил. Какое интересное имя — Чул.

Маг покивал:

— Это первое имя, как их называют. Его получают при достижении великих высот на службе своей гильдии. Если перевернуть его наоборот, можно всегда понять к какой школе относится его обладатель.

Антон перевернул Чул в голове и получил луч.

— Ух ты. А твое имя тоже переворачивается?

— Нет, я еще не дорос до таких почестей.

— А у темных так же?

— Да. И у темных, и у злых, и у смерти, — Джавелиус кивнул. — Кстати одного из них ты даже видел. Пурт в лесу, помнишь?

Антон вспомнил их первую встречу с темными в сосновом лесу. Женщина — демон у которого нет пола. «Труп», вот дела. Значит этот демон из первого эшелона, а Джавелиус смог их вытащить у него из под носа, подумал Антон, который раз проникаясь к старику уважением.

— Послушай, есть еще нечто очень важное, — маг взял руки парня в свои и сжал. — Чтобы ни случилось, не вздумай доставать эту штуку, трогать ее, даже смотреть не надо. Это может быть очень опасно.

Антон медленно кивал.

— Ни в коем случае, — повторил маг.

Что ж, видимо все-таки вчера разговор без него шел именно об этой штуке.

— Я упаковал ее специальным образом, так что не переживай. Если ее не трогать, не открывать, она до тебя не доберется, — продолжал маг.

«Не доберется»?!

— Хорошо. Я все понял. Не переживай Джавелиус.

Внезапно в дверь постучали и открыли, не дожидаясь ответа. На пороге стоял Клавдий.

— Джавелиус, вот ты где. Ясного света. Прощаешься с новым другом?

Маг кивнул и положил Антону руку на плечо:

— И тебе ясного, Клавдий. Как раз вспоминали нашу переделку, ну и так, планы на будущее.

— Что ж, надеюсь, вы успели поговорить, потому что мне тоже надо внимательно выслушать тебя, а времени в обрез. Много неясного в вашем путешествии. Скоро нам отправляться, а еще нужно успеть подготовиться. Мне сказали, что ты вернулся из города и я сразу решил, что ты здесь.

— Да да, хорошо. Я иду.

Старик повернулся к парню и приобнял его за плечи:

— Удачи тебе и ясного света.

— Спасибо и тебе ясного.

Маг поднялся и вышел. Клавдий закрыл за ними дверь. Антону вдруг стало очень грустно. Он надеялся, что они еще встретятся и вдруг вспомнил, ведь Джавелус не успел передать ему эту непонятную вещь! Значит, найдет его до их отправления, чтобы передать, раз уж это так важно. Антон откинулся на подушки, переваривая услышанное, и его взгляд случайно упал на лоскутное покрывало. В том месте, где сидел маг, остался маленький сверток в черной ткани.

Маг не забыл.

  • Глава 6 / За пределами этого мира / Sylar / Владислав Владимирович
  • Интересный вопрос 007. О форме. / Фурсин Олег
  • Затерянные в зимнем лесу (для Стиходрома 111) / Сборник стихотворений / Федюкина Алла
  • Путник / Бамбуковые сны-2. Путевая книга / Kartusha
  • Мудрый кот / Теремок / Армант, Илинар
  • № 5 Ольга Зима / Сессия #4. Семинар марта "А дальше?" / Клуб романистов
  • Байки Хэллоуина / Сокол Ясный
  • Голубоглазка / Так устроена жизнь / Валевский Анатолий
  • Задание партии / Lustig
  • Искать / Позапрошлое / Тебелева Наталия
  • Тучи над Лазурным берегом / Цена патриота / Миронов Дмитрий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль