Глава 2

0.00
 
Глава 2

1

 

 

Туман вывел их к лесу. Земля здесь все еще чавкала под ногами, но уже можно было не бояться провалиться в нее по колено или нырнуть с головой во внезапно открывшийся омут. Густой подлесок затруднял движение, и хранители достали кинжалы, чтобы обрубать высокие травы и колючие кусты.

— Спрячьте свое железо, — зло бросила ведьма, — и идите за мной.

Заросли шиповника мягко расступились, словно и не стояли минуту назад сплошной стеной, мрачные ели отвели в сторону колючие лапы, давая возможность свободно пройти.

Туман метнулся вперед и жалобно завыл. Между двумя кривыми соснами лежали останки его прежнего хозяина.

— У медведя был сытный ужин, — спокойно заметила Злата, подходя к псу и успокаивающе почесывая его за ушком. — Да и грифам кое-что досталось.

— О нет, Тибальт… — Ивет отвернулась, пытаясь побороть дурноту.

— И чем вам поможет этот обглоданный труп?

— Нужно поговорить с ним, — Драган проигнорировал язвительный тон.

— Один из вас владеет некромантией?

— Я — хранитель крови. Власть над мертвыми — один из моих даров.

— То есть мы не успеем к норам до начала дождя, — Злата сбросила короб на землю.

— Дождя? — Ивет подняла взгляд к ясному небу.

Не отвечая, Злата подошла к елям и стала шептаться с ними, ласково поглаживая иглы на ветках.

Драган начал готовиться к ритуалу. Призрак — не более чем слепок с души, но он помнит все то, что происходило при жизни человека, и может рассказать. Главное — правильно задавать вопросы.

Очертив керисом границу вокруг умершего хранителя, Драган достал из сумки мел и свечи. Четыре толстых огарка он кучно поставил возле расплющенной головы, а мелом щедро посыпал останки. Набрав в грудь воздуха, Драган полоснул себя по руке, и несколько красных капель упали на обглоданные кости.

Молодому служителю Стражей до этого не доводилось самостоятельно вызывать духов. Те пару раз, когда такая необходимость возникала, обряд проводил настоятель. Однако, как и любой хранитель крови, Драган отлично знал теорию. Вот только раньше ему и в голову не могло прийти, что свой первый обряд некромантии он проведет в безлюдном лесу над оскверненными останками старого учителя.

Драган начал заунывный речитатив. Должно получиться, должно. Пусть призвать хранителя труднее, чем обычного смертного, но Тибальт, точнее, его память и сила, не могут не откликнуться на просьбу бывшего ученика.

Закончив призыв, Драган выбросил вперед руки с растопыренными пальцами. В тот же момент заколебалось пламя свечей, ярко вспыхнуло и погасло, а над огарками засиял слабым светом призрак.

— Тибальт, кто убил тебя?

— Я не видел, — прошелестел бестелесный голос.

— Что ты узнал в Вечном храме?

— Стражей больше нет. Поклонись новой богине.

— Что?

— Стражей больше нет. Поклонись новой богине, — повторил призрак.

Драган замер в замешательстве, но тут же взял себя в руки. В ходе беседы нужно было дать призраку возможность проявить самостоятельность, и поскольку другие вопросы в голову не приходили, задал обязательный:

— Что ты хотел бы сказать?

— Забери ключи.

— Что они открывают?

— Четыре пути.

— Где находятся ключи?

— У меня в кармане.

— Хорошо, — Драган покосился на окровавленные лоскуты, клочьями висевшие на обглоданных костях. Этого оказалось достаточно, чтобы контакт разорвался, и призрак растаял. Драган досадливо поморщился. Ведь знал же, что нельзя отводить глаза, и все равно не справился с собой.

Поборов брезгливость, он принялся обыскивать то, что осталось от тела Тибальта.

— Не может быть… — Драган не поверил своим глазам, найдя четыре серебряные пластины, каждая из которых была величиной с половину ладони.

Болотный хранило четыре божества: Страж крови, Страж звезд, Страж дорог и Страж Времени. Они изготовили четыре артефакта, в которые поместили частицы своей души.

Ключи открывали в смертных силу. Тот, кто хотел стать хранителем и посвятить свою жизнь служению Стражам, проходил инициацию на ключах. В каждом капище хранились копии артефактов, связанные с оригиналами энергетическими нитями, они позволяли проводить инициацию на местах, без длительного и утомительного путешествия на край острова. Адепта просили подержать ладони над ключами. Пластина, создатель которой готов был покровительствовать адепту, начинала светиться, наделяя избранника силой.

— Это оригиналы? — Ивет отвлеклась от костра, который только что разожгла, используя сухой мох и мелкие щепки.

— Похоже на то.

— Что могло произойти, что их позволили вынести из храма?

— Призрак не сказал. Узнаем, когда придем.

Драган достал из сумки мешочек с чаем и, выбросив заварку, положил туда ключи.

Хранители едва успели выкопать могилу и похоронить под раскидистой елью то, что осталось от Тибальта, как упали первые крупные капли дождя.

— Если вы закончили убирать медвежьи объедки, то сестры-ели готовы нас приютить, — Злата кивнула в сторону деревьев, с которыми разговаривала до этого. Послушавшись ведьминой просьбы, ели густо сдвинули ветви, образовав непроницаемые для дождя крышу и стены.

— Ты не смеешь так говорить о нем! — Драган отошел от могилы. — Тибальт прожил достойную жизнь и умер, исполняя свой долг хранителя!

Никак не отреагировав на его слова, Злата скрылась в приюте под деревьями.

— Остынь, — Ивет тронула его за плечо. — Чего ждать от ведьмы? Пойдем в шалаш. Если мы промокнем, это делу не поможет.

Драган раздраженно передернул плечами и постарался взять себя в руки.

— Не вздумайте разводить огонь, — Злата встретила их предупреждением.

— Мы понимаем, — примирительно ответила Ивет, в то время как Драган сел как можно дальше от ведьмы. — Тибальт был его наставником в храме…

— Я разве спрашивала?

Ивет раздраженно поджала губы.

Несмотря на отсутствие костра, под еловым шатром было уютно. Снаружи шумел ливень, но внутрь не проникало ни капли. Хранительница достала плед и укуталась в него по самые уши.

Сквозь сладкую дрему прорвалось едва слышное жалобное мяуканье. Ивет открыла глаза и увидела, как ведьма раздвигает ветви, чтобы выйти наружу.

— Куда ты?

Ответить Злата не удосужилась.

Холодные капли дождя неприятно хлестали в лицо, сползали за шиворот, мокрая юбка путалась между ногами, затрудняя движение. Влажная земля местами превратилась в сплошное месиво, которое жадно чавкало, не желая расставаться с месившими его сабо.

Похожее на кошачье мяуканья прозвучало вновь. На этот раз в нем слышалось не жалоба, смешанная с раздражением, а отчаянье.

Злата ускорила шаг и скоро увидела в кустах странное животное. Такие не водились на ее болоте. Человекоподобное, оно не принадлежало ни к одному из разумных видов. Серая кожа плотно обтягивала скелет, казалось, под ней нет ни грамма мышц. На шее кожа свисала складками, образуя естественный воротник. Длинные пальцы на руках заканчивались когтями, которые существо нервно втягивало и вытягивало.

Задняя лапа неведомой зверушки застряла в медвежьем капкане. Существо пыталось вытянуть ее, но все усилия пропадали даром.

— Тише, бедняжечка, тише, — Злата подошла ближе. В алых глазах существа заплясал ужас. Взвизгнув, оно попыталось сбежать, но капкан держал цепко. — Тише, не бойся, я помогу.

Ведьма поймала взгляд странного животного, пытаясь успокоить и донести до сознания, что она не враг. Влиять на это существо оказалось труднее, чем на обычных животных. Особенно тяжелым было подавить панику. Наконец несчастная жертва охотников успокоилась и позволила приблизиться к себе. Замок капкана оказался исправен, и Злата легко разомкнула его.

— Болит? Пойдем со мной, я вылечу твою лапку, — рана от железных зубов ловушки кровоточила. — Пойдем, — Злата подхватила существо на руки. Не смотря на то, что животное было лишь немного ниже ее, весило оно не больше ребенка.

Возня с оружием всегда улучшала настроение Драгана. Вот и сейчас оселок любовно скользил по лезвию, делая заточку идеальной.

Керисы не просто оружие — это часть души. Семь волн на клинке — это семь стадий, которые проходит адепт, развиваясь от послушника до хранителя. Рукоять в форме дракона ложится в ладонь как родная, а выемки для указательного и большого пальца чуть выше ганджи позволяют удобно держать оружие.

Узорчатый булат — крепкий и гибкий, таким должен быть и служитель Стражей. Искусная вязь рисунка — словно переплетение жил, по которым струится кровь.

Рукоять и лезвия кованы вместе — получив сан хранителя, адепт соединялся в единое целое со своим Стражем-покровителем.

Драган полюбовался на зеркальный блеск клинка и спрятал оселок.

С легким шелестом раздвинулись еловые лапы, впуская Злату. Увидев, кого она привела, Драган вскочил на ноги. Ударившись головой о низкие ветки, согнулся, выставив вперед керисы.

— Ты хоть знаешь, кого притащила, ведьма?

— Раненное животное, — Злата опустила найденыша на землю и открыла короб.

— Эта тварь служит королеве.

— Да ну? Может, у нее и воинская форма имеется? Или костюм палача?

— Подобные ей несколько месяцев преследовали нас с Ивет и чуть не убили.

— Но ведь вы живы, — Злата открыла флягу из тыквы и стала промывать рану. Существо жалобно поскуливало, с ужасом смотря то на нее, то на Драгана. Бежать оно не решалось, но и оставаться здесь явно боялось до смерти.

— Отойди. Я должен его уничтожить.

— Прокляну, — предупредила Злата, не прекращая заниматься раной.

— Драган, сядь, — вмешалась Ивет.

— На хранителей проклятия не действуют.

— Правда? — Злата на миг оторвалась от раны и перевела на него ироничный взгляд. — Хочешь проверить?

— Драган, сядь, — снова повторила Ивет. — Злата, ты ручаешься, что это… животное, не тронет нас?

— Без моего разрешения — нет, — ведьма вернулась к ране и стала накладывать повязку.

— Я не собираюсь терпеть потустороннюю тварь!

— Драган, если существо не опасно, то его не обязательно убивать, — постаралась воззвать к разуму товарища Ивет. — Ты же знаешь, ведьмы умеют обращаться с животными.

— Если эта тварь приблизится ко мне, я ей горло перережу, — недовольно хмурясь, Драган вернулся на свое место.

Злата закончила заговаривать рану и ласково почесала существо за ушком.

— Не бойся, я не дам тебя в обиду. Что ты хочешь? Ты голоден? — ведьма настроилась на существо, пытаясь угадать его потребности. Ощущения были странные, а полученные образы путались, не давая точной картины. — Что ты ешь? Мясо? Хлеб? Траву? Нет?

Стараясь понять незнакомое животное, Злата сама не заметила, как частично попала под его контроль. Повинуясь неведомо откуда взявшемуся желанию, она закатала рукав и протянула своему найденышу руку.

Существо с минуту смотрело на нее, словно не веря своему счастью. Поколебавшись, оно припало к подставленному запястью. Острые клыки аккуратно вспороли кожу, и существо жадно стало глотать кровь.

Легкая боль вернула Злату в чувство, но отнимать руку она не стала, спокойно наблюдая, как насыщается найденыш.

— Наелся? Теперь тебе хорошо? Отдохни, — Коснувшись серого лба, ведьма погрузила существо в сон.

Ранка на запястье затянулась буквально на глазах. Поправив рукав, Злата достала одеяло.

— Туман, иди к нам. Вместе теплее.

— Я не собираюсь спать, когда рядом находиться чудовище Адальмины! — Драган нервно вынул и снова спрятал керис.

— Нам нужно отдохнуть, — Ивет кинула взгляд на прикорнувшую между существом и Туманом ведьму и подвинулась к Драгану. — Иди ко мне, вместе теплее.

 

2

 

 

Паломники, трое мужчин и четыре женщины, шли лесным трактом. Им редко пользовались, и дорога почти полностью заросла травой и молодой лесной порослью.

Давным-давно тракт проложили через относительно безопасные участки леса. Здесь можно было не бояться, что воз застрянет в заболоченной земле, но все же широким солнечным полянам в стороне от дороги доверять не стоило — сочные травы часто скрывали под собой опасную топь, из которой редко кому удавалось вырваться.

Путь от Вечного храма домой займет еще много дней.

Минул месяц с тех пор, как пилигримы покинули обитель Стражей, но разговоры то и дело возвращались к величию храма и святости его хранителей. Настроение было приподнятое: через пару дней паломники рассчитывали достичь конца болота. Однако вернуться домой им было не суждено.

Четыре крылатые тени натянули луки, четыре стрелы нашли своих жертв, а второй залп добил остальных пилигримов.

Гарпии слетели с деревьев и деловито проверили, не осталось ли живых. Действовали слажено — не первый раз приходилось убирать тех, кого приговорила госпожа. Симил взмахнул крыльями, перелетая к следующему телу. Мертв. Из артефактов — только слабенький амулет здоровья.

— Есть успехи? — он обвел взглядом подчиненных.

— Нет, командир.

— Ничего серьезного.

— Ни одного мощного артефакта.

— Госпожа будет недовольна, — и, словно в ответ на его слова, пришла боль. Казалось, голову сжал железный обруч. На миг потемнело в глазах, сбилось дыхание. Симил снял вещевой мешок, достал пиалу и кожаную флягу с водой.

Наполнив сосуд, стал ждать. Вода отразила его лицо — острый подбородок, нос с горбинкой, красные от недосыпа глаза. Симил уже не помнил, когда последний раз отдыхал — кажется, это было еще до того, как госпожа приказала захватить Вечный храм.

Но вот отражение дрогнуло и поменялось. Теперь из воды смотрела асур. Симил был уверен, что красивее женщины просто не существует. Золотые локоны обрамляли прелестное личико с нежным румянцем щек. Очарованные ее красотой, люди не замечали ни жесткой линии губ, ни расчетливого выражения зеленых глаз, ни скользившей в каждом жесте надменности.

Боль отступила, как всегда бывало после установления связи.

— Госпожа, — Симил склонил голову, приветствуя королеву Адальмину.

— Рада видеть тебя, Максимилиан. Как успехи?

— Все пилигримы, покинувшие Вечный храм перед его падением, уничтожены.

— Хорошо. Вы нашли ключи?

— К сожалению, нет. Смею предположить, что они остались в храме.

— Здесь их нет.

— У тех, кого мы уничтожили, ключей также не обнаружилось. Четыре группы паломников, один хранитель из провинциального капища и один дворянин со свитой — мы обыскали всех. Пластин при них не было.

— Где вы сейчас?

— На Елочном тракте.

— Проверьте все капища, мимо которых проезжали паломники. Тот, кто увез пластины, мог оставить их на хранение в надежном, с его точки зрения, месте.

— Слушаюсь, госпожа.

Адальмина провела рукой над чашей и оборвала связь. В Вечном храме подозревали о готовящемся нападении и позаботились, чтобы в случае поражения ключи не попали к ней. К сожалению, шпион так и не смог разведать, кому их передали. Можно было бы спросить настоятельницу, да только она оказалась не подвластна чарам некромантии. Следовало приказать брать настоятельницу живой, но теперь сожаления не помогут. Допросы остальных клириков не дали результатов: скорее всего, им просто не доверили столь важную тайну…

В дверь поскреблись.

— Войдите, — Адальмина раздраженно застучала пальцами по подлокотнику.

— Моя обворожительная госпожа, — Эррикарракас склонился, целуя руку. Движение было наполнено грацией и очарованием. Красив, змееныш. Красная, как всполохи заката, кожа, на лбу и шее — маленькие чешуйки. Ладони с тыльной стороны, как и почти все тело, также покрыты чешуей. На пальцах — остро заточенные когти, удивительно, как он сам ими не раниться. Волосы чуть темнее кожи, аккуратно зачесаны назад и связаны в хвост. Они густые и мягкие… Адальмина нахмурилась, прогоняя очарование. Драконида она приблизила к себе вовсе не по причине его привлекательности. Ей был нужен жрец, а Эррик как раз предал своего бога и не знал, куда сбежать с родного острова. Клирик, укравший святыни рода и посмевший воспользоваться ими в тщетной попытке свергнуть местное божество, оказался ценной находкой. Он умел не только петь гимны своим волшебным голосом, но и задавать вопросы, подкрепляя их каленым железом и другими инструментами палача.

Полезный союзник, нужно только позаботиться, чтобы он ее не предал, как предыдущего патрона.

— У тебя есть, что мне сказать?

— Да, моя очаровательная госпожа, — желтые змеиные глаза засветились самодовольством, а тонкие губы растянулись в усмешке, обнажая острые клыки. — Я кое-что узнал. Уверен, это вас порадует.

— Так не тяни.

— Истинные ключи могут видеть только хранители.

— То есть?

— На них стоит защита, вроде отвода глаз, однако в несколько раз сильнее. Тот, кто не прошел посвящение, просто не увидит их. Защита с успехом действует не только на простых смертных, но и на магов, а также жрецов иных культов и потусторонних существ.

— Это значит, что Симил не заметит их, даже если наткнется, — Адальмина досадливо закусила губу.

— А вам без этих ключей не достичь божественности, и все те жертвы, которые погибли на алтаре, не будут стоять и ломаного медяка. Прихоть капризной девицы…

— Ты дерзишь.

— Мне ведь только это и доступно, о прекрасная госпожа, — Эррикарракас с легкой насмешкой поклонился. Он был единственным, кто осознавал действие клятвы повиновения. Для остальных подчиняться было — что дышать. Им и в голову не могло прийти, что все их действия теперь контролирует клятва. Однако жрец оказался слишком опытный в подобных делах и не стеснялся напомнить об этом Адальмине.

— Уговори одного из хранителей сотрудничать со мной.

— К сожалению, это невозможно. Осмелюсь напомнить, что почти все клирики нашли свой конец на алтаре, а тех, кого оставили для разговоров, было не так уж и много.

— И?

— Боюсь, они перестали воспринимать реальность.

— Иногда мне кажется, что ты слишком любишь свою работу палача!

— На самом деле нет, просто материал попался сложный, вот и пришлось пойти на крайние меры, чтобы достичь результата.

— Пойди вон.

— Слушаюсь, моя очаровательная госпожа.

— Ехидный змей, — раздраженно бросила Адальмина, как только за Эррикарракисом закрылась дверь.

Божественность — это не только сверхчеловеческая сила, это еще и полное единение с миром, когда чувствуешь его как продолжение себя, когда можешь одной мыслью влиять на события, вещи и живых существ. Сбросить с себя оковы смертности, перейти на новый уровень бытия — что может быть прекрасней? Цель почти достигнута. Осталась такая малость — выпить мощь артефакта и получить связь с островом. После этого ей будет под силу убить Стражей и переродиться.

Адальмина снова подошла к чаше с водой.

— Максимилиан!

Гарпия откликнулся через несколько минут. Он выглядел измученным. Не владея магией, Симил тяжело переносил необходимость общаться на расстоянии.

— Да, моя госпожа, — во взгляде светились безграничная любовь и обожание. Так и должен верный слуга смотреть на будущую богиню, а не язвить при каждом разговоре.

— Я отменяю свой предыдущий приказ. Для твоего отряда будет новое задание.

— Я слушаю.

— Ключи защищены от посторонних, а, значит, передали их именно с хранителем. Найди любого клирика, только не послушника, а уже получившего сан, и заставь обыскать тело.

— Я понял, госпожа. Разрешите выполнять?

— Да.

 

 

  • Роман всей его жизни (Снежинка) / Смех продлевает жизнь / товарищъ Суховъ
  • Выбор цвета гагата / Судьба Ветра
  • Никто не услышит / Посмотри вокруг... / Мария Вестер
  • Астероид / "Соавторские" миниатюры / Птицелов
  • Земфира / Поворот ключа / Пышкин Евгений
  • Серебро. / За левым плечом - ветер / Йора Ксения
  • Иваэн / Нарисованные лица / Алиэнна
  • Как по синему по морю / Ловись рыбка большая и с икрой - ЗАВЕРШЁНЫЙ ЛОНГМОБ / Михайлова Наталья
  • Афоризм 169. О думах. / Фурсин Олег
  • По старинке / Механник Ганн
  • Все, что кусается / Разов Олег

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль