Продолжение

0.00
 
Продолжение

38.

 

 

— Мне здесь не нравится, — заявил Константин, с опаской глядя на дорогу. — Здесь слишком открыто. Давай вернёмся обратно.

— Нет, в лес мы не вернёмся, — с лёгким вздохом возразила Жанна. — Понимаю, здесь мы — как на ладони, но если идти домой пешком и через лес, то в людные места мы попадём аккурат к следующему году.

Бодров сидел на обочине шоссе и всем своим видом изображал нежелание пользоваться асфальтовой магистралью. Девушка старалась не зацикливаться на странной позе, в которой сидел её спутник, точно так же, как игнорировала его настойчивые попытки перемещаться на четвереньках. Тем более, что, как ей казалось, это смущало и самого парня.

«Бог ты мой, — подумала журналистка, — что они с тобой такое сотворили? Вот же ублюдки! Кем ты был до всей этой мерзости? Симпатичный парень, физиономия интеллигентная, хоть и успевшая слегка обрасти. Житель города, определённо».

— Перестань упрямиться, — мягко сказала Зорина и похлопала спутника по плечу, — пойдём. Обещаю, если нам будет угрожать какая-то опасность — немедленно вернёмся обратно, в лес. Подумай. Если мы продолжим спорить и сидеть на одном месте — вообще никуда не доберёмся. Пойдём.

Издав недовольное ворчание, парень поднялся, сделав это, как-то мягко, по-кошачьи. Потом встряхнулся и сумрачно взглянул на девушку. Спорить больше не пытался, очевидно смирился с тем, что в их тандеме верховодит именно Жанна. К тому же Костя был совсем не уверен в собственной правоте, уж слишком много пробелов в его памяти вынуждали во всём сомневаться. Тем не менее его чувства продолжали протестовать против выхода на открытое пространство. А ведь рядом находился уютный безопасный лес, в котором так просто укрыться от любой опасности. Хотя…

— Вообще-то, ты возможно права, — сказал Бодров, после некоторого раздумья. — Эти летающие штуковины могут найти тебя даже между деревьев.

— Вертолёты, — Жанна сообразила, о чём он говорит.

— Ага, вертолёты, — он поморщился. — Сначала болит в спине, а потом прилетает эта жужжащая штуковина и ты не можешь двинуться. А потом…Нет, больше ничего не помню.

Жанна размышляла, глядя на собеседника. Говорил он вполне уверенно и указывал на место ранения так же, практически не раздумывая. Вот только, какая штука, Зорина видела парня обнажённым и могла совершенно однозначно заявить: никаких огнестрельных ран на его теле не имелось. Даже тех, что зажили давным-давно. Врёт, выдумывает? Не похоже, да и зачем это ему? Так что всё это значит?

Зорина попыталась бы выяснить, в чём дело, однако все прежние расспросы, даже осторожные, о прошлом спутника приводили к тому, что тот начинала кричать от невероятной боли в голове. Жанне совсем не хотелось, чтобы из-за её любопытства страдал хороший человек, поэтому она тотчас прекратила любопытствовать и ещё раз помянула недобрым словом уродов, сотворившим это с молодым человеком.

Вздохнув, Жанна махнула рукой и направилась вперёд.

— Кость, — сказала она, когда они прошли около километра. — Внимательно следи за дорогой. В принципе, нас устраивает любая машина, кроме той, на которой мы приехали в лес. Если заметишь что-то похожее, немедленно удираем в лес. Понял?

Парень ничего не ответил, и девушка обернулась, чтобы убедиться, идёт ли тот следом. Шагал Бодров так тихо, что Зорина временами вовсе не слышала его шагов. В этот раз журналистка обнаружила спутника замершим неподвижно. Парень тёр лоб и тихо шипел. Встретив взгляд девушки, Костя пояснил:

— Что-то такое вертится в голове… Кажется, я ехал куда-то из города и чёрный микроавтобус столкнул мою машину с дороги.

— Ага! — Зорина обрадовалась. — Кое-что прояснилось. Итак, ты умеешь водить машину.

— Да, то есть — нет. То есть, когда-то я умел водить, но сейчас вообще ничего не помню. Забыл, — внезапно в голосе Константина прорвалась тоска. — А ещё Света от меня ушла…А я никак не могу вспомнить её лицо!

Бодров сел посреди дороги и уставился перед собой остановившимся взглядом. Потом обхватил голову руками и начал раскачиваться из стороны в сторону. Жанна услышала тихий протяжный вой, почти скулёж. Сначала девушке показалось, будто парень плачет, но когда он поднял голову, то щёки оказалась абсолютно сухими.

— Они украли мою жизнь, — сказал внезапно Бодров. — Украли жизнь, и я даже не знаю, какую именно.

Зорина подошла ближе и не говоря ни слова погладила парня по голове. Сейчас девушка ощутила, что молодой человек перестал быть для неё обычном попутчиком, безликим спутником на безлюдной дороге. Нет, она по-прежнему ничего не знала о Косте, не представляла. Какой была его жизнь раньше и совсем не понимала, что творится в его голове, но…Точно между парнем и девушкой мало-помалу установилась некая, пока ещё почти пунктирная связь. Присев Зорина обняла Бодрова за плечи и негромко сказала:

— Прости, тут я ничем не могу тебе помочь. Пока, по крайней мере. Самое хреновое, что я не знаю, можно ли вообще всё это исправить. Может у тебя ещё получится вспомнить прошлое, может — нет. Чёрт, понимаю, что это нифига не похоже на слова утешения! Одно могу сказать точно: я сделаю всё, чтобы тебе помочь и постараюсь оставаться рядом, сколько смогу.

Парень поднял голову и их лица оказались совсем рядом. Жанна смотрела е го необычные нечеловеческие глаза и почему-то совершенно не боялась. Потом осторожно провела рукой по колючей щеке и ощутила жар, исходящий от тела Константина. Если бы перед журналисткой находился обычный человек, она бы точно определила, что тот болен. А в этом случае…

Ощущая эту теплоту Зорина внезапно осознала, насколько сама она замерзла. Температура и не думала повышаться, а её одежда не совсем подходила для длительных прогулок в прохладное время. Значит имеется ещё один важный стимул, чтобы добраться до обитаемых мест. Только не в Лисичанск! Этим городишком она сыта по горло.

Похлопав Костю по плечу, Жанна сказала:

— Всё, соберись и пошли. И если ты вдруг захочешь вернуться в лес, что ж, я не стану тебя удерживать. Возможно тебе так действительно будет лучше.

— А тебе? — тут же спросил молодой человек, уставившись на собеседницу. — Ты сама как хочешь?

— Возможно мне потребуется помощь, — уклончиво заявила девушка. — Нет, я бы точно не отказалась от общества сильного храброго парня, способного меня защитить.

Бодров немедленно поднялся и заявил с решительностью в голосе:

— Я пойду с тобой.

Жанна даже не знала, смеяться ей или просто разводить руками. На такие вещи обычно ловятся маленькие мальчики, которых обвиняют в трусости и нерешительности. А тут, вроде бы взрослый человек! Впрочем, одно уточнение — взрослый мужчина, а большинство мужчин до старости остаются мальчишками. Этот же — вообще отдельный разговор. Неизвестно, будет ли от него реальная помощь, а вот проблем, точно, целая куча.

— Значит. Пойдём, — резюмировала журналистка и взяла парня за руку. При этом она ещё раз удивилась необычно высокой температуре тела. — Только давай в этот раз быстро и без остановок, мы и так уже достаточно задержались.

Очень скоро она сообразила, что совершенно напрасно подгоняла Константина. Передвигался парень с такой скоростью, что Зорина едва поспевала за ним. Очень часто получилось так, что Бодров буквально тащил девушку за собой и той приходилось едва не бежать, чтобы не потерять равновесие. При таком темпе ходьбы сил на то, чтобы смотреть по сторонам практически не оставалось, да Жанна на время и вовсе забыла про преследователей. Она — да, а вот Бодров продолжал вертеть головой, рассматривая всё вокруг.

Впрочем, что можно было искать в этом однообразии? Дорога да лес по обе её стороны. Временами Костя поднимал голову и задыхающейся Зориной казалось, будто её спутник принюхивается. Но так это, или ей кажется, никто бы не сказал. Чёрт, да девушке и самой хотелось задрать голову, чтобы отдышаться.

В конце концов Жанна не выдержала и выдернув ладонь из руки Бодрова остановилась, тяжело дыша. Перед глазами девушки плыли разноцветные круги, а в ноги точно налили свинца. Зорина оёрлась о колени и повернула голову к парню, думая отыскать и у него следы усталости. Как бы не так! Тот словно всё это время отдыхал или ехал следом на авто. Бодров изумлённо уставился на Зорину и сказал:

— Слушай, ты же сама говорила, что мы должны поторопиться и не делать остановок. Пойдём.

Зорина только рукой на него махнула, не в силах возмутиться. Нахал, загнал её до полусмерти, а сам — хоть бы вспотел! Не человек, а машина какая-то. Возможно у парня и имеются проблемы с головой, но физическая сила это искупает. Интересно, пришла в голову Зориной озорная мысль, а в остальном Константин так же силён? О чём она, блин, думает!

— Ты устала? — наконец сообразил парень, рассматривая багровую девушку и на его физиономии появилось участливое выражение.

Она кивнула и тут же две сильные руки подхватили её. В следующее мгновение тело Зориной перебросили через плечо, а Бодров устремился вперёд. Всё произошло так быстро, а Жанна оказалась настолько ошарашена, что голос к ней вернулся лишь тогда, когда её «транспорт» успел пройти около полукилометра. Лишь тогда Зорина принялась колотить Бодрова по спине и кричать во весь голос:

— Отпусти меня, идиот! Немедленно поставь на ноги, придурок!

Константин остановился, снял девушку с плеча и аккуратно, точно держал нечто хрустальное, поставил на дорогу. От злости у Жаны прошла и усталость, и озноб. Уерев кулаки в бёдра, Зорина закричала на молодого человека:

— Ты что себе позволяешь? Совсем охренел?

Бодров не казался растерянным или обиженным. Напротив, он очень спокойно и рассудительно заявил:

Ты сказала, что нам необходимо двигаться очень быстро, но сама быстро двигаться не можешь, потому что устала. Значит, тебе необходимо помочь. Ты не думай, я совсем не устал и мне было не трудно тебя нести. И это оказалось даже приятно, поверь.

— Ну, в этом-то я совсем не сомневаюсь! — фыркнула журналистка. Впрочем, она ощутила, что раздражение быстро покидает её. Просто, глядя на спокойное лицо парня она не могла сердиться. — Костя, послушай, мы с тобой не так хорошо друг друга знаем, чтобы позволить подобные вольности. Да и в конце концов я не люблю, когда меня носят, точно волк барана. Женщин положено носить на руках — и никак иначе.

Следующий вопрос добил её:

— Тебя взять на руки?

Зорина рассмеялась, понимая, что смех этот — отчасти истерический.

— Нет, костя, не надо. Я просто немного посижу, и мы пойдём дальше. Ты не обижайся, но девушек носят на руках их парни. А теперь, дай мне отдохнуть.

Зорина села на обочине и не в силах удержаться, прыснула. Ну надо же, угодить в такую ситуацию! Жанна повернула голов и искоса посмотрела на Константина. Тот вновь сидел в своей страной позе и, как показалось девушке, о чём-то думал. Наконец встрепенулся и попросил:

— Жанна, расскажи про свою жизнь, пожалуйста. Может тогда и я что-нибудь вспомню о своей, — он немного помолчал и добавил. — Честно говоря, неприятно ощущать себя потным дебилом, не знающим элементарных вещей.

Ну, это ещё куда ни шло. Однако, что бы ему такое рассказать?

— Тебе, как, от сотворения мира? — она хихикнула, но глянув на серьёзную физиономию спутника сообразила: с шутками у того плоховато.

— Нет, от сотворения не нужно. Про себя расскажи, пожалуйста.

— Ну, я даже не знаю…Когда-то, в прошлой жизни я была маленькой девочкой, играла в куклы, ела песок и отбирала чипсы у мальчиков. Потом пошла в школу…Это ничего, что я так перескакиваю? Хорошо, продолжим. Кстати, я уже немного отдохнула и могу идти дальше. Только, я тебя умоляю, не надо нестись, как обдолбаный паровоз. Значит, поехали дальше. В школе была отличнице, потом хорошисткой, потом познакомилась с одним клёвым пацаном и забила на учёбу. Мозги мне вставляли долго и тяжело, а клёвый пацан оказался редким гадом и чуть не подсадил меня на иглу, — журналистка поморщилась. — тут проехали. В общем, школу я закончила более-менее прилично, так что смогла поступить на журналистский факультет. Тебе ещё интересно?

— Угу. — парень кивнул так горячо, что чуть голова не отвалилась. — Конечно интересно! Кажется, я тоже учился в…не помню. Продолжай.

— Там было весело, — Жанна рассмеялась. — И там я встретила ещё целую кучу клёвых парней. И некоторые из этих засранцев оказались по-настоящему клёвыми, нет, реально. Они даже не пытались уложить меня в койку. Представляешь? В общем, это оказались лучшие годы моей жизни.

— А сколько тебе лет? — очень осторожно спросил Костя.

— Шестнадцать и ещё несколько месяцев, — рассмеялась Зорина. — Кто же такое спрашивает, балда. Короче, учиться было сложно, но у меня получилось. Вот только с работой потом не очень задалось, кризис, понимаешь ли! Сказали: таких, как ты — жопой жуй. В общем, попыталась фрилансить и даже что-то начало получаться. Нет, тебе реально интересно?

— Очень, — сказал Бодров. — Вот только я так ничего и не сумел вспомнить. А некоторые слова вообще не понял. Кстати, а этим клёвым парням ты позволяла носить себя на руках?

— Ага, и не только носить, — она вновь рассмеялась и щёлкнула спутника по носу. Тот фыркнул и мотнул головой. Ну, чисто тебе большая кошка. — Но про это я тебе ничего рассказывать не стану. Должны же у меня быть личные воспоминания, как считаешь?

— Наверное, должны, — он пожал плечами, но на невозмутимой физиономии появилось обиженное выражение. — А я могу…

Парень внезапно остановился и посмотрел в сторону леса. Потом нахмурился.

— Что такое? — встревожилась Зорина и попыталась рассмотреть хоть что-то сквозь мешанину ветвей и листьев. Вроде бы тихо.

— Кажется, будто кто-то смотрит…Как тогда, ночью.

Внезапно послышался шум автомобильных моторов, и Константин припал к земле, повернувшись в сторону усиливающегося звука. В этот момент он, как никогда, напоминал большого хищного кота, ожидающего добычу. Впрочем, Жанне сейчас было совсем не до сравнений, она пыталась разглядеть, что за машины к ним приближаются. Стоит ли со всех ног нестись в лес или наоборот — выйти на дорогу в попытке остановить проезжающих.

Даже если девушка увидела бы просто чёрный цвет, она бы тотчас спряталась, однако автомобили оказались серыми внедорожниками, причём, разных моделей. Это успокаивало. Теперь стоило задуматься, остановятся ли водители, увидев на обочине столь странно одетую парочку. Причём один..

— Костя, — строго сказала Жанна, — немедленно встань на ноги. Люди продумают черти что.

Парень неохотно поднялся, однако по-прежнему выглядел настороженным.

— Это — точно не те? — спросил он.

— Нет, — ухмыльнулась Зорина и махнула рукой, — Что, пуганая ворона куста боится? Ты же сам видишь…

Улыбка исчезла с её лица, когда девушка сообразила, как жестоко ошибалась. Один из джипов проехал мимо них и остановился, перегородив дорогу. Второй автомобиль повторил манёвр, не доехав до парочки путников. Не успела Зорина даже выругаться, а наружу из джипов принялись выпрыгивать рослые парни в камуфляже, с автоматами наизготовку. На голове каждого — маска, с прорезями для глаз, из-за чего нападавшие выглядели особенно страшно.

— Чёрт! — выдохнула Жана, не зная, что делать. — Надо же так вляпаться!

Парочку быстро взяли в кольцо, отрезая возможные пути к отступлению, а после принялись действовать в жёсткой манере спецназа. Никто особо не церемонился: Бодрову врезали прикладом в животы, а Зорину схватили за руки, вывернув их так, что журналистка сама опустила голову к земле. Бойцы издавали отрывистые угрожающие возгласы, отчего возникало впечатление, будто на молодых людей напали дикие хищники.

Подошёл широкоплечий гигант, который держал в руках мобильный телефон.

— Бошку этой подымите, — скомандовал он и Жанне грубо вздёрнули подбородок. — Точно — она. Да, подтверждаю, цель захвачена. Так точно, действую по обстановке.

Вот теперь им точно конец. Жанна лихорадочно пыталась придумать хоть что-то, но в голову ничего не лезло и жутко болели вывернутые конечности. Девушка повернула голову и внезапно встретилась взглядом с Костей, которого двоек бойцов прижимали к земле. Неожиданно парень усмехнулся и его губы шевельнулись. Что он сказал? «Не бойся?» Над головой Жанны грозно зарычали и девушку ткнули лицом в землю.

И вдруг произошло нечто непонятное. Давление на руки ослабло и не удержавшись, журналистка растянулась, упав на живот. Некоторое время она барахталась, пытаясь подняться и всё время слышала над собой странные гортанные выкрики, шумные выдохи и глухие удары. Потом загрохотали выстрелы и Зорина замерла, опасаясь двинуться. Кто-то истошно завопил, заматерился и вновь послышалась стрельба. Что, чёрт возьми, происходит? Взревел двигатель автомобиля, пару раз бахнули выстрелы, послышался дикий визг и наступила тишина

Жанна ещё некоторое время лежала неподвижно и лишь потом решилась поднять голову и посмотреть по сторонам. Чёрт, такого она просто не ожидала! Все нападавшие лежали без движения, причём позы некоторых смотрелись откровенно жутковато; журналистка сообразила, что живой человек вряд ли сумел бы так. Один из автомобилей перевернулся на бок и из-под внедорожника торчала рука с пистолетом.

Метрах в пяти от Жанны стоял Константин и от него веяло некой первобытной жутью, так что у Зориной по спине побежали мурашки. Парень повернул голову и девушку поразило странное отрешённое выражение лица Бодрова, контрастирующее с глазами, пылающими жаждой смерти. Если бы Зорина прежде не знала этого человека, то бросилась бы наутёк.

Тем не менее, она осторожно встала и постаравшись говорить, как можно спокойнее, спросила:

— Костя, ты меня слышишь? — по лицу парня прошла лёгкая рябь, словно он пытался понять смысл обращённых к нему слов. — Костя, это всё сделал ты?

Горящие глаза Бодрова внезапно сбавили накал ярости, а на лице появилось растерянное выражение. Потом парень изумлённо посмотрел по сторонам. Казалось, Бодров не понимает, где находится и что происходит.

— Я, — он запнулся. — Это были плохие люди, и они делали тебе больно. Прости, если…

— Глупый, — журналистка подошла ближе и обняла его за плечи. — Огромное спасибо. Ты нас спас.

Она постаралась не акцентировать внимание на том, что Бодров возможно прикончил несколько нападавших. За последние дни Зорина сообразила, что преследующие её люди — далеко не ангелы и способны на любую форму насилия, вплоть до самой крайней. Так что, поделом, как бы сурово это не звучало.

Однако же следовало использовать то преимущество, что у них появилось — автомобиль. Теперь они смогут удрать из этой распроклятой местности. Жанна ещё раз похлопала парня по плечу, а тот вдруг встрепенулся и уставился куда-то за спину девушки.

— Шум, — пробормотал Костя. — Шум с неба.

— Что? — Зорина обернулась и увидела, как из-за деревьев вымахнул тёмный силуэт вертолёта. — Чёрт! Быстрее в машину!

У Бодрова внезапно появилось странное ощущение. Словно его пытался проткнуть некий, невидимый глазу, предмет. С каждой секундой ощущение становилось всё сильнее, пока зуды в груди не сделался невыносимым. Зарычав, парень отпрыгнул, и в тот же миг, что-то тихо свистнуло. Послышался шлепок, как будто какой-то предмет вонзился в землю. Вертолёт замедлил ход и повис в паре десятков метров. Стало видно, что дверь машины открыты и там сидит пара человек с винтовками в руках.

Жанна побежала было к джипу и вдруг ощутила удар в правое предплечье. Боли не было, но когда девушка попыталась сделать ещё один шаг, ноги подвели её и подломились. По телу распространялось странное онемение, точно Зорину опустили в ванну с ледяной водой. Журналистка ещё смогла повернуть голову и увидела чёрный цилиндр, торчащий из её руки. Потом тело окончательно одеревенело, и Жанна рухнула лицом вниз.

Вертолёт снизился и на землю спрыгнули вооружённые автоматами люди. Бодров попытался приблизиться к лежащей девушке, однако всё время приходилось уворачиваться от летящих в него зарядов. Оба стрелка целились в парня и выстрелы следовали почти непрерывно. Пока он прыгал из стороны в сторону, Зорину подняли и потащили в сторону вертолёта. Оттуда уже спустили гамак, для транспортировки добычи. Не в силах помешать врагам. Константин зарычал и оскалился.

— Чертовщина какая-то, — сказал один из снайперов. — Никогда раньше такого не было.

— Угу, — его коллега вновь нажал на спуск. И вновь промахнулся. — Вот сука!

Жанну начали поднимать на борт машины. Потом туда же погрузились все ловчие и вертолёт начал подъём. Снайпера прекратили стрельбу, и Бодров остановился, рассматривая недосягаемых врагов. В дверь высунулся широкоплечий мужчина и приложив руки ко рту, прокричал:

— Мы взяли твою подружку, мудила! Если ты такой же, как твой полосатый дружок, ты сумеешь найти дорогу к нам. А если не найдёшь, то завтра мы порежем её на лоскуты. Понял? Удачи, урод!

Вертолёт развернулся и на огромной скорости унёсся за деревья. Несколько мгновение Бодров стоял неподвижно, точно раздумывал. Потом тряхнул головой и большими прыжками направился в том направлении, куда унеслась винтокрылая машина. Пантера не совсем понял смысл звуков, которые издавало летающее существо, но ощутил волну ненависти, исходящую орт него и сообразил, что оно угрожает его подруге. Ну что же, пантера доберётся до врага и прикончит его.

Следом за пантерой неторопливо трусил тигр. Кажется, предстояло ещё одно развлечение.

 

 

 

39.

 

 

 

— К окну не подходи, — приказал Чип, стараясь удержаться на подгибающихся ногах. Помимо прочего перед глазами всё плыло, поэтому приходилось концентрировать внимание, чтобы понимать, где находится Маша. — Стань туда, к стене.

«Чёрт возьми, — подумал он, — мне бы совсем небольшую передышку. Отлежаться сутки-другие и я бы вам показал. Вам — это кому? — спросил он себя. — Может это совсем не те, о ком я подумал? Не те, а кто? Почтальон Печкин, который принёс письмо для нашего мальчика? Смешно. Сам знаешь, что здесь никогда никого не бывает».

Послышался звонок. Алексей ещё никогда не слышал, как эта штука работает, поэтому даже вздрогнул. А когда посмотрел на девушку, то увидел в её руках свой пистолет. Маша держала его обеими руками и так неуклюже, что сразу становилось понятно: оружием она пользоваться не умеет. Чип попытался взять пистолет, но зрение подвело его, и он промахнулся.

— Чёрт, — он помотал головой. — Дай сюда эту штуку. Сходи лучше ко входу, там есть система видеонаблюдения. Посмотри, кто к нам пожаловал.

В окне мелькнул чей-то силуэт и тут же пропал. Следом — ещё один. Алексей сообразил, что насколько запоздал со своей просьбой.

— В чём дело-то? — Мария никак не могла взять в толк, что происходит. — Ты чего переполошился?

— На пол! — крикнул Чип, услышав за окном знакомый металлический лязг.

Маша продолжала удивлённо хлопать ресницами и тогда, парень прыгнул. Девушка испуганно вскрикнула, но её крик тут же заглушили звуки автоматных очередей. Стена напротив окна взорвалась фонтанчиками штукатурки и лежащих на полу осыпало пылью. Стреляли почти без остановки, но особо никто не целился, словно нападавшие надеялись на то, что какая-то из пуль да попадёт в цель. Или просто тянули время, не давая поднять голову. Чип склонялся к последнему. Поэтому он крикнул в ухо ошеломлённой Маши:

— Ползи к двери! Живо!

Они едва успели выползти в соседнюю комнату, как из прихожей донёсся громкий взрыв и треск ломающейся двери. Нападавшие проникли внутрь. Послышались возбуждённые голоса и несколько очередей, уже из коридора.

— Сюда! — прошипел Чип и едва не силой потащил девушку по полу.

Эта комната не имела окон и Чип иногда использовал её для медитаций. Сегодня же её ценность была совсем в ином. Когда Маша оказалась за углом, вне досягаемости «гостей», Чиграков запустил руку под кресло, стоящее рядом и выдернул Бук, который давным-давно закрепил под сиденьем, опасаясь именно того, что происходило сейчас. Предосторожность оказалась не напрасной, но это совсем не радовало. Уж лучше таким вещам оставаться всего-навсего паранойей.

В дверях мелькнул силуэт и Алексей, не раздумывая, выпустил короткую очередь из пистолета-пулемёта. Видимо попал, потому что кто-то завопил, а другой голос помянул «проклятого мудака». И уже никого не стесняясь, приказал использовать гранаты.

— Уходим, — прошипел Чиграков и пополз по полу в сторону ещё одной двери. — Давай же!

Не успели они ускользнуть в кухню, как об пол ударились несколько металлических «мячиков». Чип вскочил на ноги, помог подняться Маше и указал пальцем на лестницу, ведущую на второй этаж. Как обычно, в минуты опасности, адреналин действовал лучше любого обезболивающего и Чип напрочь забыл обо всех своих ранах.

В тот миг, когда они достигли середины винтовой лестницы, загрохотали взрывы и дверь кухни врезалась в плиту, превратив шикарное приспособление в металлолом. Алексей покачал головой, потом подтолкнул девушку, чтобы та продолжила подъём, а сам остановился, вскинув оружие.

Долго ждать не пришлось; в разгромленную кухню валились сразу с двух сторон. Очевидно нападавшие не ожидали, что здесь имеется подъём на второй этаж и намеревались приложить хозяина, загнав его в угол. Выстрелы трещали непрерывно и куски битой посуды летели во все стороны, засыпая пол белой крошкой. Когда враги обнаружили, что внутри, кроме них, никого нет, Чип аккуратно расстрелял обоих и бросился следом за Машей.

Ещё одна граната довершила разгром несчастного помещения, и кто-то очень злобный пообещал разрезать владельца дома на тысячу кусков. Правда в произнесённом приличных слов оказалось значительно меньше, чем непристойных.

— Куда смотрит полиция, — прошептал Алексей в ухо бледной Марии. — когда она так нужна? Этих засранцев можно легко оштрафовать за сквернословие.

Девушка сначала изумлённо посмотрела на него, а потом не выдержала и хихикнула. Этого парень и добивался. Ещё не хватало, чтобы от испуга спутница впала в столбняк. Убедившись, что никто не собирается падать в обморок или устраивать истерику, Чип указал Марии куда двигаться дальше. Правда идти приходилось согнувшись, потому как пришельцы принялись обстреливать весь второй этаж и на голову сыпались куски потолка, теперь больше напоминающего лунную поверхность.

Встав за стеной около окна, парень аккуратно выглянул наружу и присвистнул. Такого наплыва «посетителей» он не ожидал.

— Бруно, Бруно, — пробормотал Чиграков. — Оказывается ты меня очень сильно уважаешь, гад ты эдакий. Уж лучше бы недооценивал.

Чип успел насчитать не меньше двух десятков только тех, кто поливал огнём его дом снаружи. А ведь и внутри кто-то был. Плюс те, кого он уже успел уложить. Настоящая армия. А у него — только моральная поддержка. Правда — какая! Маша, сидящая у его ног, улыбнулась и подняла вверх большой палец. Значит, пока всё в порядке.

Алексей ещё раз посмотрел из окна, запоминая, где находятся стрелки и едва успел убрать голову, когда длинная очередь прошлась по раме, расколотив пластик на куски. Сжав зубы, парень выставил ствол Бука и дал несколько коротких очередей. Стрельба утихла и послышались крики боли. Отлично! Пока нападавшие пытались укрыться за автомобилями, Чип успел уложить ещё парочку. Теперь перед его домом лежали пять неподвижных тел.

Магазин опустел, и Чиграков услышал, как скрипят ступени под чьим-то тяжёлым телом. Ага, гости решили подняться. Бук отлетел в сторону, и парень перевернул стул рядом с которым сидела Маша. Здесь обнаружился ещё один пистолет-пулемёт.

— Да, у меня паранойя, — пояснил Чип изумлённой Маше, — но иногда это даже полезно. Вот, как сейчас.

С этими словами, он выпустил очередь в сторону лестницы и тяжёлые шаги сменились грохотом катящегося вниз тела. Снизу донеслись ругательства и ответные выстрелы раскололи поручень и пару ступенек. Каждый раз, когда начиналась стрельба Маша закрывала глаза и морщилась, однако молчала, хоть девушке и хотелось кричать во всё горло. Не каждый же день попадаешь под обстрел армии головорезов

Чип похлопал её по плечу и указал пальцем на дверь в конце комнаты. При этом он указал жестами, чтобы Маша не поднимала головы. Впрочем, тут всё было ясно и без дополнительных пояснений: с улицы вновь начали стрелять и свист рикошетирующих зарядов, как нельзя лучше мотивировал передвигаться едва не ползком.

Алексей ещё пару раз разрядил оружие в окно и лишь после этого отправился следом за спутницей. Как нельзя вовремя. У приезжих нашлось оружие помощнее огнестрела и кто-то всадил в опустевшую комнату заряд из гранатомёта. Взрывной волной Чиграков опрокинула на пол, а девушку обсыпало обломками разбитой двери. Теперь Мария не выдержала и тихо вскрикнула. С улицы донеслись возбуждённые возгласы.

— Вообще-то в эту игру можно играть всем! — прошипел Чип и достал из-под очередного кресла пару гранат. — Ложись.

Одно металлическое яйцо улетело в окно, а второе парень отправил в ту комнату, откуда они только что убрались. Осмелевшие враги успели подняться по лестнице и делали попытки преследовать беглецов. Опасаясь выстрелов преследователи двигались вдоль стен, не ожидая. Что в ход пойдёт оружие мощнее пистолетов.

Прилетевшая граната стала дли них огромной неожиданностью. Взрывы громыхнули почти одновременно. Пару, успевшую зайти в помещение, уложило на месте, а того, кто только поднимался, взрывной волной сбросило вниз. Выстрелы с улицы тоже прекратились, а вот криков боли и проклятий прибавилось.

— Ха! — сказал Чип и выглянул наружу. — А вы как хотели? Кровавые деньги — они такие!

Он выпустил длинную очередь, а после этого схватил Машу за руку и прошептал в ухо:

— Сейчас очень осторожно спускаемся вниз, садимся в машину и сваливаем, — он стряхнул мусор с её волос. — Ты как, в норме?

— Какое там, в норме! — она покачала головой. — Никогда не любила боевики, мне мелодрамы больше нравятся.

— Заказывать нужно было, — Чип потащил её за собой, стараясь следить за всем окнами и дверями. — Вот теперь я знаю, что ты любишь мелодрамы, значит будем над этим работать.

На лестнице, ведущей на первый этаж стоял верзила в чёрном спортивном костюме, с калашниковым в руках. Он казался растерянным и определённо не ожидал появления хозяина дома. Чип дал короткую очередь и враг покатился вниз. Маша сцепила зубы и пробормотала что-то неразборчивое.

— Ты уж извини, — заметил Чип, — я, вообще-то, не всегда этим занимаюсь. Понимаю, как выглядит, но ничего не поделаешь.

— Никогда раньше не думала, что это — так мерзко! — Мария старалась не смотреть в сторону неподвижного тела. — Как манекен, блин…

— В сторону! — Алексей оттолкнул девушку к стене, а сам пригнулся. В тот же мин длинная очередь расколотила монитор компьютера за его спиной и прошила закрытую дверь в коридор. Парень выстрелил, в ответ, но не попал, и враг успел спрятаться за угол. Оттуда тотчас показалось дуло автомата и раздался треск выстрелов.

Чиграков выругался и прыгнул ногами вперёд. Скользнул по полу и оказался у ног ошарашенного стрелка. Тот не успел ничего предпринять, когда пули поразили его в грудь и голову. Теперь дорога наружу была открыта. Вопрос в том, чего ожидать снаружи.

Однако первым делом следовало подготовиться. Чип подобрал оружие убитых врагов: всё же автоматы будут помощнее его машинки. Ага, граната, тоже пригодится. Из-за двери, ведущей наружу, послышался вопрос и Чип тотчас буркнул нечто одобрительно-неразборчивое. Внутрь тотчас сунулась голова очередного супостата и парень втянул его, приложив о стену. Тот хрюкнул и Чип ударил ребром ладони, раздробив гортань. Всё происходило совершенно автоматически и в кои-то веки Чиграков не ощущал обычных угрызений совести.

— Ты — настоящая машина для убийств, — пробормотала Маша.

Алексей с внезапной тоской понял, что теряет девушку, даже не успев, как следует её узнать. Плевать! Главное, чтобы она осталась живой. А он уже привык оставаться в одиночестве, так что, ничего нового.

— Соберись, — собственный голос показался ему сухим и старым, точно песок времени. — Нужно добраться до машины. Побудь здесь.

Он уже шагнул было за порог, когда его руки коснулись пальцы спутницы.

— Лёша, — он обернулся и получил внезапный поцелуй в щёку. — Спасибо тебе, за всё. Ты — классный! Если выберемся, — она махнула рукой. — Когда выберемся, пойдём, погуляем?

— Я тебе ещё машину не починил, — он казался серьёзным, хоть в груди у него пели птицы.

— Всё ты обещаешь, — Маша улыбнулась. — Иди, мой рыцарь.

Наступление он начал с того, что запустил трофейную гранату под ноги окопавшимся за автомобилями пришельцам. Громыхнуло и машина подпрыгнула, как живое существо. Люди полетели в стороны, точно кегли, если бы те могли размахивать конечностями в полёте. «Страйк!» — угрюмо подумал Чип, размышляя, когда же у нападавших проснётся инстинкт самосохранения и они начнут бежать.

Он кувыркнулся из-за двери, стал на одно колено и дал длинную очередь. Опять вопли и кто-то принялся палить в ответ. Все пули шли мимо, поэтому парень сумел неторопливо прицелиться и свалить сразу троих, ошалевших от его натиска. Взревел мотор машины и микроавтобус попытался скрыться с места боя. Поздно, чёрт возьми! Нужно было раньше, а лучше — вообще не приезжать. Чиграков поднял автомат и пули пробили тонированное стекло, поразив водителя в голову. Автомобиль вильнул и продолжая завывать движком, врубился в дерево.

Чиграков повёл стволом автомата, выискивая возможную угрозу и вдруг ощутил внезапную опасность за спиной. Ноги тотчас швырнули его на землю и лишь прокатившись пару метров, Чип позволил себе обернуться и п поднять оружие. В глазах всё плясало, мир рассыпался на кусочки, в которых плясали неподвижные тела вокруг, стена дома, изрешечённая пулями и оскаленный здоровяк, прижимающий дуло пистолета к виску Марии.

Чип сначала даже не понял, почему ему знакомо это злобное лицо и лишь спустя мгновение вспомнил: предпоследнее задание, несчастный журналист и тип, который душил того шнуром от телефона. На физиономии ублюдка читалось то же злобное удовлетворение, что и в тот момент. Похоже, гаду просто нравилось издеваться над людьми.

— Отойди, — приказал ублюдок, впечатывая ствол пистолета в голову Маши. — В сторону, урод! И опусти ствол, пока я не кончил твою сучку.

— Лёша! — Маша едва не плакала. — Я его не заметила…

Чип и не подумал опускать автомат, однако его врагу это и не требовалось. Он продолжал двигаться вперёд, но так, чтобы девушка постоянно была между ним и Чиграковым. Чувствовалось, что подобную штуку он проделывает уже не первый раз и имеет хороший опыт. Сцепив зубы, Чип следил за противником, пытаясь поймать тот ничтожный момент, когда единственный выстрел сумеет решить проблему. Однако, его враг был не менее опытен и не дал парню даже тень шанса. Он медленно приблизился к автомобилю и сел в кресло водителя, ни на мгновение не отпуская свою жертву.

— Отпусти её! — крикнул Чип. — И я дам тебе спокойно уехать.

— Конечно, дашь, — хохотнул враг. Мотор автомобиля взревел и в тот же миг хлопнул выстрел.

— Нет! — крикнул Чиграков, бросаясь вперёд. — Да нет же!

Машина уезжала, но парень не видел ничего, кроме неподвижного тела на земле. Кровь толчками выплёскивалась из раны и медленно растекалась на сером бетоне. Казалось огромная красная амёба пьёт жизнь из Маши и ничто не способно остановить жуткое питание. Чип отшвырнул оружие в сторону и схватил девушку за руку. Есть, чёрт побери, пульс есть!

Быстрее, ещё быстрее! Он схватил Марию и побежал к своей машине. Ещё быстрее! Почему ноги так медленно двигаются? Заводись же, чёртовая коробка! Он рванул с места так, словно чёрти гнались за ним по пятам. Или он гнался за чертями. Всё время поездки, чёрный микроавтобус призраком мелькал впереди, но Алексей сейчас было не до бежавшего убийцы. Он с ним разберётся, потом. Сейчас самое главное, чтобы Маша осталась жива. Успеть добраться до больницы, пока ниточка жизни, соединяющая их, не разорвалась.

Он успел. Пульс, пусть слабый, почти неощутимый, ещё прощупывался, когда Чип, с Марией на руках, вбежал в приёмную больницы. Из-за регистрационной т сойки на него уставились так, словно увидели привидение, и парень почти зарычал от отчаяния.

— Спасите! — крикнул он. — Пожалуйста!

Как ни странно, но дальше всё произошло очень быстро и чётко. Откуда-то появились санитары с тележкой. Машу бережно уложили и увезли. Кто-то принялся выспрашивать у парня, кто он и что произошло. Чип рассеянно отвечал, краем уха слушая, как кто-то из санитарок торопливо, с придыханием, сообщает в полицию об инциденте.

— Секундочку, — сказал Чиграков. — Схожу за документами.

Если его задержат, он не сможет помочь Маше или отплатить уродам. Скрипя зубами Чип вёл автомобиль прочь от больницы. Завёл машину в переулок и оставил. У него имелась квартира в Лисичанске, о которой не знал никто и мотоцикл с чистыми номерами. Всё, что нужно, для того, чтобы исчезнуть без следа. Или…

Он сходил с ума. Метался по комнате, бил кулаками о стену. Пытался успокоиться, раскладывая на столе всё, что могло ему потребоваться в ближайшее время. Вновь вскакивал, подходил к окну, прижимаясь лбом к нагретому солнцем стеклу и тихо выл. Набирал номер больницы, выслушивая очередное сообщение о том, что операция ещё не закончена и опять метался по квартире. Приближался вечер.

— Девушка, с огнестрельным ранением. — привычно сказал он в трубку. — Что с ней?

— Секундочку, — сказал приятный женский голос на другой стороне и что-то неразборчиво забормотал, обращаясь к кому-то другому. Однако Чип расслышал только одно слово: «умерла» и его пальцы отпустили телефон. Парень сжал кулаки и закричал, ощущая, как тьма подступает всё ближе.

— Умерла — так умерла, — повторила девушка из справочной, закончив анекдот, который рассказывала подруге и тихо прыснула. Потом проверила список на экране монитора. — Всё хорошо, с вашей по…

Она оторвала трубку от уха и удивлённо посмотрела на неё. Связь прервалась.

— Странный какой-то, — резюмировала она.

Чип закрыл глаза, потом медленно открыл и посмотрел на стол, где лежало оружие и взрывчатка. Он убьёт их. Он убьёт их всех.

 

  • Глава 7. Отправная точка. / Капкан / Эдди МакГейбл
  • На серебряной звезде / Золотые стрелы Божьи / П. Фрагорийский
  • Я так устала от ненужных споров / Мостовая Юлия
  • Пролог / Веселятся виселицы, на них висят пропащие / Graubstein Marelyn
  • Усталый фонарь / Из души / Лешуков Александр
  • Приглашение на прогулку / Стихи / Enni
  • А всего-то и нужно... / Я не был никогда влюблён / Лешуков Александр
  • Королевна / Сказанья из придуманных миров / Анастасия Сокол
  • Доча / Одиночество / Коробкин Максим
  • 13/ Литера 07. Поэма. «Петербуржские неологизмы», или «Путеводитель сумасшедшего по Питеру», или «Хочу в Москву!» / Фурсин Олег
  • Программное... / Фурсин Олег

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль