салфетки-4: новогодний выпуск. 2-ой тур - голосование.

18 декабря 2011, 16:00 /
+2

Итак, на суд местного населения нашего сайта предоставляются 15 изумительных работ, написанных по картинке!

Уважаемые авторы, читатели, а также просто пробегающие мимо! Огромнейшая просьба — проявите гражданскую позицию и проголосуйте, не стесняясь, за понравившиеся произведения.

Напоминаю, участники конкурса голосуют в обязательном порядке! И, естественно, не за себя, любимого!

Голосуйте, пожалуйста, по форме: 1 место — … 2 место -… 3 место — …

 

 

1

***

 

Каждый Новый год Женя просила у деда Мороза котёнка. Но мама принесла двух птичек, и сказала, что это японские амадинки. Пока они в доме, ни о какой кошке не может быть и речи! Женя согласилась, но в тайне продолжала мечтать о котёнке. Шустрые амадинки вывели птенцов, и скоро Жениной задачей стало доставать из гнезда яйца, чтобы по квартире не летала целая стая редких пернатых.

Детство прошло без котёнка. Женя грустно улыбнулась, помогая маме нести сумки из магазина. Потом надо будет помочь накрыть на стол, а о том, чтобы встретить Новый год с друзьями, снова не могло быть и речи.

— Новый год – семейный праздник, — решил папа.

Ладно, но настроение, как всегда не праздничное. Очень весело сидеть за столом с гостями и наблюдать, как пьянеют взрослые! Женя чувствовала себя Золушкой, которою не пригласили на бал.

А ещё училка по истории обещала лично для Жени, после новогодних каникул, устроить допрос с пристрастием: где, в каком году и кто родился. Сидеть Жене все каникулы за учебником.

А ещё… аещё красавчик Димка Данилов допёк её своими тупыми шутками. Вот опять. Уже свернув к подъезду, Женя увидела Данилова. Он что-то рисовал из пульверизатора на снегу. Конечно, как всегда «Женька малявка». Ничего нового с третьего класса. Разумеется, уже и первые две буквы видно. Сумерки, но Данилов решил осуществить идею с размахом – чтобы Женя увидела из окна.

Ладно, он дурак, хоть и в восьмом классе.

Котёнка нет, есть амадинки, вечеринки с друзьями нет, есть скучное застолье, Данилов дурак, а историю Женька просто ненавидит! Вот и Новый год…

Всё как обычно. Проводили Старый, встретили Новый. Жене хотелось реветь от скуки. И от обиды. Котёнка опять нет!

— Салют! – закричал папа, и взрослые, как дети, побежали на лоджию смотреть.

«Ну и хорошо, — подумала Женя».

Она подошла к окну и уставилась на мерцающие искры. Новый яркий залп озарил буквы на снегу:

«ЖЕНЬКА, Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!»

 

2

***

 

Снег был похож на пушистый, усыпанный алмазами ковер. Ночь уже спустилась на землю, окутала все сказочным сиянием новогодней луны. Маленькая девочка большими синими глазами взирала на красоту зимнего мира. Даже сквозь закрытое окно проникали смех, звуки салютов; праздничное настроение витало повсюду. В эту ночь все радовались, ждали чудес; в эту ночь сбывались мечты.

Искусственные звезды рассыпались маленькими осколками и гасли. Но настоящие светились ярче, складываясь в таинственные узоры. Чем больше девочка вглядывалась, тем отчетливее видела дорогу, пронизывающую бескрайнее небо, ведущую к яркой желтой луне. Дорога была волшебной, в ней, как в зеркале, отражались белоснежность звезд и чернота неба. Она была тонкая как грань, разделяющая прекрасный сон от реальности. Может, поэтому ее так трудно разглядеть? Но самое замечательное было в том, что она вела прямо во дворец, сотканный из звезд и снега. Где-то там бил шоколадный фонтан, торты, словно горы, высились до потолка, и бокалы всегда были полны самой вкусной газировки.

Вдруг дорога приобрела четкость, искрясь в сказочно-разноцветных лучах луны. Откуда не возьмись, лебедь клюнул в окно, прося впустить его. Девочка распахнула форточку, птица влетела в комнату, и на ладони упал маленький конвертик. «Приглашение на бал». Лебедь сел девочке на плечо и хлопнул крыльями – скучное домашнее платьице превратилось в пышный наряд принцессы; хлопнул во второй раз – и за окном появилась сказочная карета. Она отвезет туда, где водят хоровод феи, где поют песни русалки, где спорят между собой волк и лисица, где медведь читает стихи, где добрые тролли охраняют ворота. Туда, где бал, друзья, веселье и счастье. Туда, где сбываются самые сокровенные мечты.

 

3

***

 

— Итак, господа понятые, прошу быть свидетелями в раскрытии преступления. Сегодня в нуль-нуль часов ночи, некто неизвестный нацарапал на новогодней ёлке нашего города-дворца слово, имеющее самый нецензурнейший смысл, АДМИН. Думаю, надо для начала вывесить об этом объявление в газеты… Конь, сделаешь? — с умнейшим видом вещал главный сыщик Дворца что в небе.

— Точнейгин! Подкину задачу одной эльфе, в прошлый раз нагло саботировала работу! Так и вижу, срыв праздника, на месте хороводов кто-то совершил преступление тысячелетия!

Конь ускакал.

— И вечно он куда-то скачет. Делать ему что ли нечего? — проворчал один старый медведь.

— Так, давайте жить дружно, я как раз котлет нажарил, может, ну её, это статистику раскрытия?.. АЙ!

— Успокойся Масик Ваевасик, а если не хочешь успокаиваться, я найду ещё один орех и кину в тебя, а потом подам в суд великому Тигру Грин Тиа! — распушив длинный хвост, угрожала Белка с дворца Лен.

— Ну и пожаста, а я позову мирового судью Ласты Клала! Он тебе покажет, без последнего ореха останешься!

— Тихо! — злобно вперевшись глазами в Белку, прошамкал Король-сыскарь. — Надо раскрыть, или меня лишат премии, и я не куплю новый журнал анимешка-ниндзя! Вызываю великого акына-оракула… — ритуально отжимаясь бормотал сыщик.

— Я здесь. Я вижу. Я знаю. Я чую. Я…

— … замолчу! Достал уже, по делу, по делу! Мне ещё надо для Коня репортаж с места событий писать! — тихо подобравшись, проворковала эльфа Тамариунлалаллиа Иториотская.

— Дерево заговорило со мной, оно ожило! — невозмутимо пророчил оракул. — Оно обрело разум, обрело имя, и вырезало его на себе.

— Это дерево дебил? — серьёзно поставил диагноз медведь. На него все зашикали, вниматель вслушиваясь в шёпот оракула.

— Оно умно, и оно хочет… эээ хочет, — на мгновение выказав удивление, пророк продолжил. — Оно хочет открыть Мастерскую в центре сказочного дворца, по продаже эээ…

— ЧЕГО?! — взвыли все здесь собравшиеся, а Масик Ваевасик даже успел сварганить пристойный борщ, и отпаивал им Тамариунлалаллиу.

— Потише, трудно переводить древне-админский! По скупке-продаже берестяных листов.

— ШО?!!! Я главный поставщик листов в дворце! — возмутился Эр можно просто Э.

— Оно сказало, что берёт тебя в долю…

— А сено, сено не будет продавать? — одновременно выпалили домовые Ул и Ан Аникиуны.

— Да помолчите, а амнистия будет, а то Ласты Клал засадил Чёрную Меломанку ни за что! — опять начал Э.

— Как ни за что? Она на главной площади открыла магазин «Будуар», где толкала тухлые фрукты по дешёвке! Я травился из-за неё раз десять! — бубнил медведь. — Всех медведей на вас! — на голову ему какнула белая птичка, выпорхнувшая из стайки таких же стрелков.

— Спроси, а зачем ему это надо? — выдавил из себя Эстибан, завсегдай харчевни «У Масика на куличиках», в это время нервно гладивший домашнего бычка.

— Только одно говорит, пишем легко и удобно…

— Звёзды падали на небе,

И парящий там дворец,

Осенила сила,

Снизошёл на нас творец.

— Ты ещё скажи, что это была девочка в сказочной карете. Нет, акын точно свихнулся.

 

4

***

 

Фея с грустью смотрела на прохожих – канун Нового Года, а они больше не ждут чуда, не верят в существование фей, эльфов, Санта Клауса и красноносого Рудольфа.

Она собрала совет. Все феи мира прилетели. Слышался трепет крылышек замученных барышень. Главная махнула своей палочкой и все замолкли.

— Тишина! Дамы, назрела проблема. Люди перестают верить в нас, я чувствую гнетущую пустоту. Еще немного и наша магия перестанет действовать. Есть предложения?

С места поднялась молодая, но очень перспективная фея. Даже среди маленьких волшебниц она славилась своей чрезвычайной добротой и находчивостью. Она моргнула своими серыми глазами, посмотрела на старших и робко сказала:

— Надо сотворить чудо. Раскроемся, покажем людям, что еще существуем?

Поднялась плотная и уже не молодая фея.

— Это против правил – мы не имеем права вмешиваться в жизнь смертных.

Все снова начали спорить, а главная думала.

— Мы сотрем им память. Они ничего не будут помнить, но снова начнут верить, неосознанно ждать Нового Года.

Феи закивали – им явно понравилась идея. Главная щелкнула пальцами – подъехала большая карета, запряженная пегасами. Фея села в нее и задала курс. Люди были готовы встретить чудо.

Этот Новый Год человечество провело в радости. Пускай они забыли все, пускай…но в их сердцах живет вера в чудо, которое непременно случиться.

А вы никогда не задумывались, почему перед Новым Годом вы ждете чего-то грандиозного? То-то… это все феи.

 

5

***

 

— Ну, проснись же скорее, пропустишь сейчас такое… такое! — четырехлетняя Лёля теребила старшую сестру со всей силой детского нетерпения.

— Чего тебе еще? – пробурчала недовольная Света, но все же поднялась и прошлепала вслед за мелкой к окошку.

— Там, там… карета… золотая, красивая, а в ней… в ней принцесса, или Снегурочка, или Золушка! Они спешили на Новогодний Бал. Честно- пречестно!

Лёлины глазки лихорадочно блестели, словно две полированные бусинки из бабушкиной шкатулки. Даже сквозь лунный свет можно было увидеть раскрасневшиеся щечки.

«Вот, выдумщица! Неужели я такой же была?» — подумала Света и по-взрослому притянула к себе мелкую.

— Эх, ты, дуреха! Самая главная принцесса у нас ты! – солидно повторила папины слова и от себя уже добавила недавнюю истину. — А все остальное – просто сказки для маленьких детишек.

— А если сказка, значит, неправда? – удивленные глазенки готовились пролиться горючими слезами.

Света погладила растрепанные косички сестренки, тяжело вздохнула и выдала следующую истину.

— В сказку верить нельзя! А теперь – брысь под одеяло!

Минут пять Лёля лежала, не шелохнувшись. Вопросы в голове наплывали один на другой и не давали спокойно уснуть. А один, жизненно важный, взял да и спрыгнул с языка сам.

— А ты, что ли, уже не веришь и в Деда Мороза?

— Как я могу в него верить, я уже в первом классе!

— А в Снегурочку?

— Спи давай, принцесса!

— А Снегурочка похожа на Золушку? Они, наверное, сёстры?

— Ничего и не сё-ёстры! – зевнула Света и обняла подушку крепче. — Все взрослые девчонки хотят быть Золушками, а это плохо. Мама Золушку обзывает по-английски: синдефакинрела!

— А кто тогда же сидел в сказочной карете? И куда она…

Лёля плавно погрузилась в сон, но её голову вдруг резко качнуло…

Принцесса едва не стукнулась о золоченую дверцу кареты. Оказывается, они уже подъехали к сверкающему Замку. В этот раз дорога на Новогодний Бал была длинная и скучная, она умудрилась даже задремать.

Лель де Оле сладко потянулась и лукаво улыбнулась: «Нужно обязательно уколоть Золушку новым прозвищем, что прислышалось мне во сне!

 

Прим: Cinderella – Золушка, Cinde-fackin'-rella. — в данном случае, гребаная Золушка.

 

6

***

 

Всё-таки Ривьера красиво смотрится из космоса, гораздо лучше, чем с планеты. Она похожа на гирлянду светящихся изнутри ёлочных шаров в ореоле разноцветных энергетических полей. Вид не портят даже парковки и заправочные станции.

Забавно, как быстро она увеличивается. В прошлом году, когда Марковский основал здесь первый отель «Медовый месяц», все эксперты планеты злорадно вопили, что олигарха ожидает скорое банкротство. Ошиблись. Отдыхать на космической Ривьере стало модно. Сюда рвутся влюблённые всех возрастов и достатка, в здешний Дисней-ленд образовалась очередь, старички оспаривают друг у друга право на апартаменты в «Ностальжи». Чуть ли не каждый месяц строится новый отель. После очередного прорыва в энергетике это теперь просто. Скоро вокруг планеты вырастет новое кольцо.

Сегодня Марковский проводит новогодний бал в «Королевском замке». Говорят, у него сынишка на выданье, редкостный шалопай, которого в срочном порядке требуется остепенить. Впрочем, информация не афишируется, хотя среди приглашённых преобладают молодые женщины. Уж нам-то отсюда с секьюрити-уровня видно всё.

Фантазия участниц бала невест, правда, оставляет желать лучшего. Недавно мимо нас проехала пятнадцатая Золушка. А вот эта, Герда что ли… идёт пешком. Надо же! Босая… Парни вопросительно смотрят на меня. Делаю отмашку. Пусть идёт. Может, это главное чудо сегодняшнего вечера…

 

7

***

 

– Ты, маленькая дрянь, я тебя одной рукой пришибу! – заорал небритый пьяный сожитель матери и, сделав шаг вперед, громко топнул ногой. В грязной неубранной комнате задрожали рюмки в серванте и, угрожающе закачалась ваза с засохшими гвоздиками на столе. Селена отступила назад, держа в руке подаренную утром соседкой Дионой игрушку, сказочную карету, запряженную белыми лошадьми. Из глаз ребенка потекли слезы.

Пьяница глотнул из бутылки и замахнулся почерневшей ладонью. Девочка инстинктивно попыталась защититься, вскинув руку с игрушкой перед собой. Карета вылетела из ладони и, кувыркнувшись в воздухе, попала грубияну в голову, вызвав искры и густой молочный туман, заполнивший комнату.

– Королева с нами! – закричал главный шут, высоко подпрыгнув в воздухе.

– Королева с нами, – повторили белоснежные лебеди, взмахнув крыльями.

– Мы приветствуем тебя, Королева! – склонили головы лошади, цокнув копытами.

Селена сидела на мягких подушках кареты, часто моргая глазами. Радужные кольца источали мягкий успокаивающий свет северного неба.

– Ждем твоих приказов, Королева! – прозвенели скрещенные алебарды могучих стражников в сверкающих доспехах.

Карета помчалась по Зеркальной дороге к Хрустальному замку.

– Я хочу домой, – тихо произнесла девочка.

Она вновь стояла в дверях комнаты, прижимая подарок к груди. Пьяница исчез, а посреди блестевшей чистотой гостиной возвышалась красавица ель, наряженная разноцветными игрушками и гирляндами.

– Селена, доченька, подай пожалуйста шарики, которые подарила нам сегодня Диона, – улыбнулась мама, моргнув длинными ресницами.

Девочка достала фиолетовый шар и от удивления едва не обронила его. Нарисованный лебедь ожил, взмахнул крыльями, и нежно коснулся ее руки.

– Мы ждем тебя, Королева, – прошептал он.

Селена подала маме игрушку, не отрывая взгляда от коробки.

Шарики закружились в новогоднем вальсе, рассыпая миниатюрные снежинки. Стражники отдавали честь, шуты показывали фокусы, а белоснежные кони кивали головами.

– Я хочу быть здесь, дома, – прошептала девочка.

– Ты Королева, тебе решать, – сказал Дворецкий в ярко-красном сюртуке, галантно отвесив поклон. – Мы будем ждать твоих приказов.

Игрушки вновь лежали в коробке. Пронзительно зазвенел дверной звонок, и Селена вздрогнула. Мать побежала открывать, а девочка прижала к себе карету, приготовившись к худшему.

– С Новым Годом! – громко сказал высокий красавец Дед Мороз, входя в комнату, и низко поклонился Селене. – Приказывайте, Королева!

 

8

***

 

Алина прижалась горячим лбом к холодному заиндевевшему стеклу чуть дрожащей оконной рамы старого, давно отжившего свой век вагона.

Пустые лавки желтыми бликами отзывались на свет проплывающих мимо фонарей.

Редкие пассажиры то вваливались шумной компанией, чтобы покинуть этот странный вагон на следующей станции, то проплывали по проходу влюбленными парочками, погруженные друг в друга. Иногда проносился Одиночка – увешанный блестящими пакетами пытаясь, видимо, обогнать поезд, пробегая вперед – туда, в голову поезда, прорезавшего черную тишину веселой колесной дробью и взметавшего вихрем сверкающие серебром пушистые снежинки.

Такой встречи Нового года у нее еще никогда не было, да и что могло случиться в ее жизни, так продуманно организованной.

Снова хлопнула дверь вагона, из темноты тамбура зашла маленькая сгорбленная старушка. Одета она была смешно, если не сказать странно. Детское зеленое пальто с ярко рыжим мехом на воротнике и рукавах, поверх белой норковой шапочки, надвинутой на лоб – серая деревенская шаль, перчатки-«дутыши» делали ее руки неестественно большими, а серые валенки в блестящих синих галошах завершали картину.

Старушка? Может, это ребенок?

Но шаркающая походка склонила Алину к заключению, что это все-таки старушка.

Поравнявшись с Алиной, новая пассажирка свернула к лавкам окна напротив, села, свесив ноги, с которых тут же слетели валенки, шлепнувшись на пол.

Приглядевшись, Алина ахнула, упав на лавку от удивления: на нее смотрела она же сама, да-да, она – но маленькая старушка. Детские глаза обрамляла паутинка морщин, рот впало пожевывал деснами, расплываясь в улыбке младенца.

– Фто, не признала? – прошепелявила старушка.

– Что не признала? – переспросила сраженная вконец Алина.

– Фто-фто? Себя конефно… – проворчала обиженно соседка.

– Как это себя?

– Как-как…А фот так! –и отвернулась к окну.

– Шмотъи, шнова шнег пофол, – донеслось примиряющее до протирающей глаза Алины.

– Ты кто? Ты настоящая? Или ты мне… кажешься?

– Хи-хи-ха, а я думала – это ты мне кажись-ся…

– Ничего не понимаю, – Алина смотрела на улыбающуюся, хлопающую глазами, бабульку.

И вдруг до нее дошло: это же ее любимое детское пальто; шапочка, о которой она мечтала; шаль, в которую кутала мама. Ну, конечно же, эти противные валенки с калошами, над которыми все смеялись, а «дутыши» – те самые, Алешкины.

– Что это? – на Алину начал накатывать страх.

– Хочишь, ище онну пошмотъеть?

– Еще одну…?

– Ни бойща, шмотъи, во-он она, – старушка хлопнула по окну, в котором вдруг появилась удивительной красоты картинка.

 

В звездном сиянии — сверкающая хрусталем льда дорога, по которой гарцует испанским аллюром великолепный белый конь, запряженный в изящную карету. Он спешит доставить…Да это же…

– О, Боже! Это я!?

– Я, я, – радостно захлопала в ладоши старушка.

В карете, на ложе из прекрасных цветов, в золотом свете маленьких фонариков, сидела девушка, печально склонив головку. Прекрасные лебеди, окружившие карету, взмахами белоснежных крыльев очищали путь от звездной пыли.

– Пофли, – старушка соскочила со скамьи и потянула Алину за рукав, – да шкорее же!

Алина и сама не поняла, как шагнула в окно, тут же увидела себя в карете.

– Привидится же такое… Орланд, – окликнула она коня, – поспеши, мой друг! Огни на замке Новолетия уже зажигаются! Не опоздать бы!

 

9

***

 

Сказочно шуршали шёлковые многослойные юбки, вселяя в девичье сердце надежду, что уж этот новогодний бал она точно не пропустит. А если мачеха узнает, то точно будет вне себя от ярости. Это ж надо, столько лет упорно лишать падчерицу бала! Да как она посмела, вздорная старуха! И ведь каким тоном упреждала, чтобы девушка ни в коем случае не совалась на праздник: и работой заваливала, и запереть в комнате грозилась, и всех лошадей из конюшни вывела, пугала, что всё это плохо кончится. Да всё равно прогадала, ведь есть такая прекрасная крёстная, фея! Добрая-добрая, и красивая такая. Помогла ведь. Эх, замечательно! Как жаль, что творить волшебство крёстная может только в новогоднюю ночь. Ах, сколько балов пропущено, сколько принцев ускользнуло…

— Бегом-бегом на бал! – приговаривала про себя Золушка, радостно выглядывая из окна золоченой кареты, с замиранием сердца впиваясь взглядом в волшебные огни дворца. Она даже не подозревала, что королевский замок так восхитителен. А король наверняка – душка. И принц непременно влюбится в неё и сразу женится, заберёт от мачехи, и заживет Золушка припеваючи. Главное, не забыть туфельку «потерять». Но она продвинутая Золушка, она точно знает, как привлечь внимание сказочного принца. Наверняка он ангельски красив, как и сияющий дворец, как эта ночь и эта карета, и это потрясающее платье. И туфельки! Ах, ну почему они хрустальные? Да, конечно, красиво, но неудобно же…

Часы пробили полночь, когда карета въехала в ворота…

 

— Где моя дочь?! – взбешенная мачеха ворвалась в дом феи, с разбега пролетела по всем комнатам и вернулась в гостиную. – Я тебя спрашиваю, где моя дочь?!

— А мне откуда знать? Ты же её как зеницу ока стережёшь, – равнодушно ответила крёстная, туша окурок в хрустальной пепельнице-туфельке.

— Ваш завтрак, госпожа. И откуда в такое время вы берете тыквы, зима же? Ах, как хорошо работать у настоящей феи, — защебетала горничная, приглашая хозяйку к трапезе.

Фея окинула мачеху презрительным взглядом, подобрала юбки и отправилась в столовую, не проронив ни слова. Она очень любила тыквенную кашу. И, кажется, забыла сказать очередной крестнице, что после полуночи каждая, надевшая хрустальные туфельки, становится тыквой.

 

10

***

 

Это случилось давным-давно. А может, совсем недавно или только должно произойти…

 

Наталка проснулась от скрипа и монотонного покачивания, но глаза открывать не спешила.

«Ну, я тебе сейчас…» — сердито произнесла она в уме, считая, что это брат раскачивает кровать.

С громким – «А-а-а…» – девочка резко подскочила, размахивая руками, но тут же, упала назад, ударившись головой.

— Ну, я тебя… – крикнула она и, потирая макушку, открыла глаза.

Наталка сидела в конструкции очень похожей на шар, вернее ехала, потому, как раскачивалась и скрипела именно повозка. Прямо перед девочкой чуть выше её глаз в прорези-окне виднелась спина. Кучер наклонился и заглянул внутрь. Глаза Наталки плавно начали увеличиваться. На неё смотрело странное лицо: маленькие красные глазки, близко посаженные к длинному, острому носу, из-под которого во все стороны торчали усы. Тонкие губы, расплываясь в улыбку, открыли жёлтые огромные передние верхние зубы.

Лицо немного поулыбавшись, исчезло.

«Где я?» – мысленно спросила девочка, и осторожно приблизившись к боковому отверстию-окну, выглянула наружу. Ощущение подтвердилось. Наталка сидела в карете-тыкве.

Затем её взгляд упал на платье, в которое она была одета и на туфельки.

— Хрустальные?! – удивившись, вскрикнула девочка. Тут — же вновь появилось лицо кучера и, улыбнувшись, своими большими резцами исчезло.

«Я сплю» — она сильно ущипнула себя за ногу.

— Ой! – вскрик вновь на мгновенье вернул в прорезь улыбающееся зубастое лицо. «Нет, это не сон» — поглаживая больное место, подумала Наталка, — «теперь точно синяк будет. Я Золушка и еду на бал» — так ужасно захотелось закричать, но взглянув на спину кучеру, решила этого не делать.

«Хочу домой» — жалобно произнесла она в уме, — «Это Вовка виноват» — вспомнив, как вечером спорила с братом, что можно попасть в сказку, если захочешь. Крикнула ему тогда:

— Вот возьму и стану Золушкой … – и стала.

Глаза начали намокать, а нос шмыгать. Зажмурившись, Наталка стала мысленно твердить: — «Пусть всё вернётся назад, пусть всё вернётся назад…»

Новый хрустящий звук заставил девочку открыть глаза. Карета – тыква, скукоживаясь, становилась всё меньше и меньше, заполняясь мякотью и семенами. Через мгновение девочка оказалась в толпе семян, обнимая одно из них.

— А-а-а… — последнее, что услышала Наталка, не узнав свой голос.

 

Вовка стоял на огороде и рассматривал тыкву. Вдруг ему показалось, что та пищит. Он сорвал её и, поднеся к уху, прислушался.

— Ты чего? – поинтересовался Толик.

Вовка пожал плечами и, посмотрев на друга, спросил:

— Как думаешь, из этой получится хорошее пугало? Вот Наталку-то напугаем…

 

11

***

 

Солнце светит, ветер с юга

И только бродит где-то чудо.

 

Раз. Два. Цок. Цок. Три. Четыре. Снова цокот.

Восемнадцать. Цок.

Восемнадцать башен вонзаются в темное небо.

Мчатся кони к замку, везя легкую карету.

Сидит в карете девушка и считает башни. Раз. Два.

Цокают копыта по мощеной дорожке.

 

Невидимые музыканты играют на скрипках.

Надсадно хрипит что-то советник.

Мчится карета к замку…

 

Она грустит. Он счастлив.

Он король. Она принцесса.

Он любит лето. Она — зиму.

Она ненавидит душные летние ночи. Он не понимает ее грусти и раздражения.

 

Он король. Она королева.

Он зовет ее солнцем. Она, ненавидя палящие лучи небесного светила, плачет.

Он любит ее. Она любит зиму.

 

Душит в липких объятиях ночь.

Кружат в воздухе крупные белые хлопья, исчезающие, лишь коснувшись земли.

Она смеется. Она любит снег.

 

Он любит лето. И ее.

А она любит зиму. Так просто.

Лето и зима. Пополам.

 

12

***

 

По звёздной дороге в карете, больше напоминающей тыкву, сопровождаемая лебединым эскортом, едет девочка, её медовые локоны развеваются в безвоздушном пространстве, словно солнечное знамя, жидкое золото, нежный шёлк. Это невозможно, скажете вы и будете правы, но мы же с вами в сказке…

Вернёмся к девочке. Её зовут… А так ли это важно?.. Ограничимся тем, что это маленькая девочка, ещё не разучившаяся верить волшебству. Окон в карете не предусмотрено. Точнее стёкол. Мир просматривается на все триста шестьдесят градусов, хотя, на что можно смотреть, когда вокруг ничего, кроме безнадёжной, как само время, черноты? Но это взгляд испившего цикуту вечности рассказчика. Девочка же зачарованно наблюдает за медленным танцем звёзд, наслаждается уверенной, спокойной грацией огромных птиц, сопровождающих её в пути.

Вот её рука коснулась лебединого крыла. Оно на ощупь оказалось чуть мягче облака и чуть теплее снега. Лебедь повернул голову, в его огромных глазах отразилась девочка, они улыбнулись друг другу. В руке девочки оказалось перо, странно серебрящееся в окружающей тьме… Она, недолго думая, начала рисовать на стенке кареты и, между делом, стало получаться. Скоро на стене вырос целый город, хрустальный город, с хрустальными людьми, спешащими по своим хрустальным делам…

Повинуясь воле пера, в хрустальном мире взошло Солнце, его ласковый свет отразился в острых гранях, и в мир снизошла Улыбка….

Кони остановились. Девочка оторвалась от своего творения и с любопытством выглянула из кареты. Кругом простиралось бесконечное пространство, рассечённое пополам острой бритвой звёздной дороги, а прямо перед ней возвышалась ратуша хрустального города, который был нарисован ею на внутренней стенке кареты…

И стены Ратуши отразили Улыбку Солнца…

…На землю выпал первый снег, а маленькое Солнце спряталось в лебедином пухе облака…

 

13

***

 

Вася шёл по улице, откинув капюшон. Наконец-то мама послала его за продуктами на Новый год. Вася уже начал было думать, что ему вновь придётся провести новый год в скучной маленькой комнатке, без сладостей и вкусностей. Провести просто так – грустно глядя на единственный предмет украшения интерьера – настенные часы. Однако мальчик отринул грустные мысли и поспешил в магазин. Там он решил купить себе колбасы.

«Я даже забыл её вкус… помню только, что она мне нравилась» — подумал Вася.

Мама всегда ругалась, если он резал на столе, поэтому Вася поставил. По крайней мере, раньше ругалось… после того как она начала пить, ей вообще было на всё наплевать. Не успел он отрезать второй кусочек, как в комнату ворвался мужчина с совершенно пьяной рожей. Это был мамин ухажёр, который и склонил её к выпивке…

А сделать это было легко, ибо семья Васи утратила мужа, еще, когда малышу было два года. Вася ненавидел нового ухажёра, впрочем, чувство это было взаимным.

-О! Пацанёнок хавчик принёс!

С этими словами пьяный ухажёр потянулся к колбасе. Но Васька уже знал как вести себя в этой ситуации. Он схватил колбасу и прошмыгнув между мамой и пьяницей выбежал из квартиры.

Мимо него прошёл какой-то старичок. Увидел Васю, он обернулся:

-Что брат, беда?

-Беда – кивнул Вася – у меня колбаса есть? Отведаем вместе?

-о! Это хорошо – улыбнулся дедок – а у меня и лимонадик заныкан.

Через некоторое время они уже сидели вместе, и поглощали колбасу запивая вкусным лимонадом.

-Что братишка, мать совсем спилась?

Васька тяжело вздохнул.

-Я вот тут тебе подарочек припас… это почти что компьютер, только немного маленький, но… может с ним ваша жизнь наладиться.

Вася поражённо смотрел на новое чудо попавшее в его руки.

-Но… оно же жутко дорогое. Я не могу это принять… – Чудесный, самый современный компьютер был в его руках, он не в силах был от него отказаться.

-Не волнуйся, считай, что это мой подарок вашей семье на новый год.

-Вы что Санта?

-А разве только Дед Мороз может дарить подарки? – старик весело улыбнулся и ушёл.

 

14

***

 

Включаю комп, меняю заставку. Золушка в сказочной карете едет на бал. То, что надо в канун старого нового года. Вдруг и мне свезет, как этой Золушке?

Ну, нет! Только не это!

Вчера закачала себе с трекера первый сезон Дневников Вампира, а брат снова все удалил! Места ему, видите ли, не хватает на жестком диске из-за моих сериалов. Накачал своих игрух дурацких!

Ну, погоди, братишка, я сейчас твои файлы поудаляю! Не повезло мне со старшим братом, эх, не повезло. Ну, кому, скажите, нужны эти братья? Один неприятности от них.

Прошлый раз Леха удалил мой фотошоп. Фотошопчик, на котором я аватарки в «Контакт» себе делала. Я за это удалила все словари, что он накидал в свою папку. А он, видать, отомстил мне так, удалил сериал.

Ну, ничего, я сейчас тоже почищу диск, нечего занимать его всякой ерундой.

И ведь как обидно, сегодня старый новый год, хотела вечером посидеть с подружкой, поесть шоколада и посмотреть сериал. Теперь снова придется качать его, а интернет у нас медленный, и до вечера могу не успеть.

А это что в моей папке за вордовский файл? Ну, от братца, небось. Он всегда, как поудаляет мои вещи, так оставляет мне записку в ворде. И начинается она всегда одинаково – Анька, ты дура…

Сейчас, удалю его игру, минуточку. После почитаю и отвечу.

Ну, что он там мне написал?

«Ань, твой сериал я перекачал в ноутбук. Да, представь, я купил тебе ноутбук на старый новый год. Задолбала ты, лазить в моем компе. Ну, родители, понятно, добавили большую часть. Но и я тоже вложил честно заработанные мной деньги. Ноут лежит в коробке под твоим диваном. И чтобы больше я тебя за моим компом не видел.

П. С. Если ты что-то удалила из моего, я башку тебе отверну. Твой любящий брат».

Боже! У меня свой ноутбук! У меня свой ноутбук!

Боже! Я удалила Лехину игру! Что делать-то?

А, ладно, потом разберемся. Где там мой подарочек?

Это брат напел родителям, что невозможно двум детям за одном компьютером работать. Вот молодчина. Хорошо иметь старшего брата!

 

15

***

 

Лиза наслаждалась волшебной музыкой вальса, льющейся ото всюду. Изящная золотая карета мерно покачивалась в такт мелодии, скользя по небесной глади. Звёзды, переливаясь игривым сиянием, дарили свою благосклонность юной дебютантке. Лёгкий ветерок, играя прядками волос, холодил горячие от предвкушения щеки. " Я буду танцевать с принцем! Я буду танцевать с принцем! " — пело девичье сердце.

Девушка уже представляла как кружится в танце, с высоким черноволосым красавцем. Как шелк воздушного платья, переливаясь в лучах хрустальных люстр, нежно струится по её стройной изящней фигуре, а принц уже не может оторвать от лица влюблённых глаз. И вот он уже готов произнести заветные слова, как…

«Мытищи. Следующая станция — «Подлипки дачные». — скрепит металлический голос злой ведьмы. Лиза вздрагивает, подхватывает свой рюкзак и, торопливо покидая электричку, в который раз думает, что завтра она обязательно купит билет куда-нибудь подальше, чем Мытищи…

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль