Блиц Министров №49 "Министерия"

2 сентября 2018, 13:23 /
+18

Уважаемые мастеровчане!

 

Приглашаю вас прочитать 5 замечательных работ на тему «Гостинцы с Марса». Спасибо авторам, которые поделились замечательными подарками! Приглашаю всех желающих развернуть наши подарки и проголосовать топом из трех работ. Голосование продлится до 02 сентября до 22 ч. по Москве.

 

Комментарии к работам приветствуются.

 

______________________________________________________________  

 

№1. Дерево жизни

Оффтопик

Красная планета зашипела и накалилась так, словно готова была взорваться. Маленький человечек, одетый в серебряную чешую, ворвался в круглый, похожий на мяч прозрачный дом. Споткнувшись о ведра полные звездной пыли, он закричал с отчаянием:

«- Прекрати, сейчас же прекрати! Мы вот-вот все вылетим в открытый космос!»

Не получив никакого ответа, он побежал вверх по ступеням, смешно размахивая руками.

Под самой крышей дома располагалась звездная лаборатория. Возглавляющий ее мастер Аргус, увлеченно что-то рассматривал в огромный телескоп. Рядом на сверкающем металлическом столе в перламутровых контейнерах, напоминающих по форме морские раковины, искрилось красно-синим светом некое вещество.

— А это ты, Пийон, — тоненькие золотые антенны на лбу мастера считали информацию о посетителе. — Заходи, только ничего не трогай.

— Если ты, Аргус, не прекратишь свои опыты, то наша планета погибнет, — затараторил маленький человечек.

— Мы и так на краю гибели, — Аргус всем своим тощим корпусом развернулся к Пийону. — Марс уже не спасти. Он скоро сгорит. Моя задача — найти возможность переселить марсиан в безопасное для жизни место. И единственная планета, которая по всем показателям для этого подходит – Земля. Но мы не можем просто так взять и переселиться. Нам необходимо раствориться среди землян. Стать их частью. Они не должны замечать, что мы чем-то отличаемся от них. Иначе нашим просто не выжить. Для этого мы в течение последних десяти лет и ставили опыты. Да, наша планета реагирует на каждое вмешательство. Но у нас нет другого выхода.

— А тебе не кажется, что ты переборщил? – с сомнением протянул Пийон. – Тебе же удалось развязать гражданские войны, запустить смерчи и ураганы, внедрить неизлечимые вирусы. Разве этого мало? По-моему ты вообразил себя этаким владыкой Космоса и упиваешься своей властью, — голос Пийона задрожал от возмущения.

— Знаешь, похоже, ты прав, — Аргус грустно вытянул длинную морщинистую шею и стал похож на старую черепаху.

— Вот! – торжествующе поднял вверх коротенький и толстый как сосиска палец Пийон.

— Я переборщил в том, что полностью погасил сознание людей. Нам ведь надо было, чтобы они притупили бдительность. То есть они должны были быть постоянно занятыми. Например, искать вакцины против вирусов, бороться со стихией, выступать против своего правительства. Все это мы получили. Но также получили и много чего другого. На фоне погашенного сознание у людей выработались рефлексы. А самый страшный из них – уничтожать.

— Что-то я ничего не понял. Можно как-нибудь попроще? – вытаращил глаза Пийон.

— Смотри, — Аргус придвинул телескоп ближе к собеседнику. Пийон заглянул в него. – Видишь, группу подростков, которые избивают подобного им? Они не понимают, не чувствуют что ему больно. Они как роботы, которым кто-то дал команду. Или, смотри еще, — Аргус повернул немного трубу. — Видишь, мужика с бойцовской собакой? Сейчас он скажет ей: «Фас», и она разорвет маленькую болонку. А потом будет рвать на части того, на кого ей укажет хозяин. А он будет стоять и равнодушно смотреть. Люди стали уничтожать все живое вокруг себя: растения, водоемы, животных. Боюсь, что в итоге мы переселимся на голую планету с полу обезумевшими от агрессии землянами.

— Да, дела, — прошептал Пийон.- Что же теперь делать-то?

— Людей уже не спасти. Процесс, к сожалению, не обратим, — Аргус сел на стул и прикрыл уставшие от бессонных ночей глаза. — Мы должны попытаться сохранить хотя бы природу. Смотри, сейчас на Земле поздняя осень. Люди во дворах вырубили все деревья, потому что они мешали стоянке для машин. А опавшие листья собрали и выбросили. У птиц не осталось корма. Они даже до зимы не доживут. Погибнут. И весной вместо их пения, мы услышим только рев экскаватора, который будет работать на очередной стройке.

— Но что мы можем сделать? – повторил Пийон.

— Я знаю, что! — Аргус открыл глаза и резко поднялся. – Скоро ты все увидишь.

Пийон с сомнением покачал круглой головой.

 

xxxx

Через два дня Пийон опять стоял в той же лаборатории. Но в этот раз мастер Аргус был необычайно оживлен. Пийону даже показалось, что мастер помолодел.

— Смотри, — Аргус повернул трубу телескопа к Пийону.

Пийон осторожно заглянул в увеличивающую в десятки миллиардов раз трубу. Он с трудом узнал вчерашний двор. Всего за пару дней там появились кусты рябины. Красные ягоды слегка ударило первым морозцем. И со всех сторон к ним потянулись птицы. Желтогрудые синички и серые нахохлившиеся воробьи плотно облепили кустарники. Они с удовольствием лакомились вкусным гостинцем.

 

№2. Счастливый праздник

Оффтопик

Танечка уже третий день лежала в своей постельке грустная и даже не хотела смотреть любимые мультфильмы. Ее огромные голубые глаза были полуприкрыты, а на лбу, под золотистыми кудряшками, выступали росинки пота. Малышка простудилась и теперь болела.

– Мама, а ко мне теперь не придет Дед Мороз? Он же не приходит к больным? – всхлипнула малышка, повернув голову к сидевшей рядом со своей вышивкой маме.

– У тебя обязательно будет праздник, ты встретить свой четвертый Новый год, моя хорошая, только выпей еще ложечку лекарства. – потрогав лоб ребенка, мама поняла, что дела не идут на поправку, но продолжала улыбаться. Ни в коем случае, нельзя проявлять тревогу, ведь здоровье крошки такое хрупкое! С самого рождения, Танечка постоянно простужалась и долго температурила. А если ребенка еще и огорчить, все может стать только хуже. Мама знала это, потому даже лекарства старалась предлагать как игру.

– Не хочу микстуру, мама, она горькая. Праздники не бывают горькими, – огорченно нахмурилась малышка и снова задремала, потеряв остаток сил.

“Нужно что-то делать,” – печально подумала мама, выходя из комнаты и тихонько притворяя дверь. В комнате продолжал гореть ночник, его мягкий желтый свет падал на осунувшееся личико спящего ребенка.

Тщетно попытавшись дозвониться мужу, который как раз был в командировке, за сотни километров от дома, женщина оставила ему сообщение на автоответчик: “Любим, ждем. Танечка снова простыла, теперь болеет и совсем не ест лекарства. Они и не помогают, а врачи разводят руками. Спаси нашу крошку, ты ведь все можешь, защитник наш. Целую”. Грустно улыбнувшись от мыслей о муже, находящемся сейчас так далеко и о дочурке, спавшем неспокойным сном в соседней комнате, женщина отправилась на кухню готовить скромный ужин и заваривать липовый отвар, чтобы дочурке хоть немного легче дышалось, когда проснется. Хоть чая с медом попьет. С этими мыслями уставшая мать не заметила, как задремала. Она всего на минутку склонила голову на руки, так и уснула, сидя у кухонного стола, на котором стояли вытянутые из шкафчика травы и баночка липового меда, золотистого, как ее и Танюшины кудри.

Эту картину и увидел муж, негромко открывший дверь и зашедший в квартиру с охапкой подарков. Полюбовавшись задремавшей женой, он нежно коснулся ее плеча, погладил по волосам.

– Как вы тут, без меня? – тихо спросил он, улыбаясь ее пробуждению.

– Ты получил мое сообщение? Танюша совсем плоха. В этот раз, все серьезнее, – глаза женщины излучали одновременно любовь и тревогу.

– Не переживай, будет у нас праздник. И доченька наша выздоровеет. Ведь прилетел ваш защитник, – мягко и тепло улыбнувшись, мужчина направился в детскую, на ходу вытягивая из кармана какую-то блестящую всеми цветами радуги коробочку.

– Малыш, я прилетел! Твой папа дома и завтра с самого утра мы будем наряжать елку и встречать Деда Мороза. – радостно поприветствовал он проснувшуюся Таню. – А угадай, что у меня в этой коробке?

– Я уже большая и не верю в гостинцы от белочки. Мы видели в парке белочку, у нее нет гостинцев, – пыталась нахмуриться малышка, хотя ее губки расплывались в слабой улыбке. Она была счастлива, что любимый папа дома.

– Ты что? Конечно я не буду тебе рассказывать никакие сказки. Ты же знаешь, что у твоего папы очень серьезная работа? – грозно и шутливо нахмурив брови, отец подмигнул ребенку. – И ты знаешь, что я только что, вернулся из серьезной командировки. А теперь хочешь узнать секрет?

– Хочу! Конечно хочу! – девочка так обрадовалась и заинтересовалась, что даже приподнялась в постельке.

– Тогда слушай. Твой папа летал далеко-далеко, чтобы встретиться с космонавтами, только что вернувшимися с Марса. Помнишь, я рассказывал тебе про красную звездочку. И знаешь что? На Марсе тоже празднуют Новый год! И в этой коробочке марсианские конфетки. Они не простые. Берешь одну в рот, загадываешь желание и глотаешь. Но не больше трех в день. И раз у нас скоро вечер и праздник, то сегодня можно загадать три желания, но хорошенько над ними подумать. – Еще раз подмигнув дочурке, отец вышел из комнаты, оставив коробочку возле ее подушки.

Коробка притягивала взгляд. Тане так хотелось, чтобы наступил праздник и всем было хорошо и весело. Она видела, что мама устала и грустит. Но папа уже был дома, еще и привез такой гостинец. “Загадаю я, чтобы к нам пришел Дед Мороз,” – тихонько прошептала Танюша, положив в рот первую конфетку. “А еще, пусть мама не грустит и папа чаще бывает с нами,” – это было второе желание ребенка. “И я хочу выздороветь и никогда больше не болеть,” – после третьей конфетки она закрыла коробочку и уснула спокойным тихим сном.

На следующее утро малышка проснулась здоровой и веселой и увлеченно помогала маме готовить торт, а папе, наряжать елку. В доме запахло сладкой ванилью, свежей хвоей и праздничными экзотическими мандаринами. Это был запах праздника, уюта и счастья. А вечером счастливая семья сидела у наряженной елки и распаковывала подарки, принесенные Дедом Морозом. Танечка была самой счастливой, ведь дедушке очень понравилось, как она читала стихотворение, а папа и мама тоже были довольны и счастливы, встречая этот Новый год.

 

№3. Марсианские яблочки

Оффтопик

— И на Марсе будут яблони цвести! – весело распевал Иван Сергеевич, распаковывая большую коробку.

 

И не только цвести, но и плодоносить!

 

Что было в коробке, не являлось для него загадкой – яблоки! Самые замечательные яблоки на свете – антоновка.

 

И едва коробка приоткрылась, как кабинет сразу наполнился их божественным ароматом. Нет, на Земле антоновка тоже пахнет божественно, но эти пахли куда божественней — ещё бы! — ведь это пахла сама воплотившаяся в жизнь мечта

 

Как там поётся-то? Космонавты и мечтатели? Именно вторые и стали виновниками этого чуда.

 

А сколько было усмешек, сомнений. Даже тогда, когда первооткрыватели обнаружили на Марсе воду. Конечно же, не на поверхности. Водные источники оказались глубоко под ней, как и предполагалось. Зато там… там их взорам открылась настоящая сказка подземного мира.

 

Каналы, ручьи и речушки, озёра… и растения.

 

Да, не такие, как на Земле, но не менее прекрасные. Раскидистые бледно-голубые резные листья неведомых доселе деревьев, будто шептались о чём-то, хотя не было ни малейшего ветерка, бледно-жёлтые и розовые цветы почти в человеческий рост, украшали берега, белоствольные, с красной конусной верхушкой, растения, чем-то напоминающие грибы, придавали пейзажам ещё большую сказочность.

 

Этой дивной природой можно было любоваться бесконечно. Правда, кроме растений никого обнаружить так и не удалось. Ни самих марсиан, ни каких-либо зверей, ни даже насекомых.

 

Пробы почвы не оставили сомнений в том, что тут могут цвести яблони! И не только яблони.

 

Правда, саженцы, доставленные с Земли, не принялись, зато косточки, на удивление, очень быстро дали всходы. А дальше… дальше сказка продолжилась.

 

«Он растёт на радость нам не по дням, а по часам» — именно так всё и происходило. Яблоньки росли не то что по часам, а едва ли не по минутам! Можно сказать, на глазах! Правда, цвести не спешили, чем приводили всех в величайшее уныние.

 

— Эх, — сказал тогда Иван Сергеевич, — мне улетать скоро, но видно, так и не увижу яблоневого цвета. Интересно, какого бы цвета был бы тут яблоневый цвет? А уж яблочки увидеть… если только потом пришлют те, кто здесь останется…

 

И яблоньки будто услышали – на следующее же утро на ветвях появились бутоны, и вскоре сад утонул в белоснежном яблоневом цвету.

 

Иван Сергеевич чуть не плакал тогда. Ну, как тут улетать? От такой-то красоты! Утешало лишь одно, что он сможет вернуться и откушать марсианской антоновки.

 

Но даже лететь не пришлось – вот она, на столе!

 

Прилетела буквально следом за ним. Совсем забыл, как там всё быстро растёт и созревает.

 

Иван Сергеевич поднял коробку и открыл дверь в отдел. Все сотрудники в той или иной мере были причастны к этому удивительному открытию, значит, и праздновать будут сообща – а уж яблочек всем хватит.

 

Едва он вошёл – все сразу закрутили носами. Ах, какой аромат!

 

— Угощайтесь! – улыбнулся Иван Сергеевич. – Первые марсианские яблоки!

 

Все быстренько взяли по яблочку – их не только хватило, но на дне даже остались лишние — и замерли с ними в руках.

 

— Ну… пробуем!

 

Сотрудники дружно раскрыли рты, поднесли к ним яблоки и…

 

В туже секунду весь отдел потонул в страшном писке!

 

Сначала даже никто не понял – что это пищит, а потом все так же дружно уставились на яблоки. Пищали яблоки! И как! И в этом писке слышались и отчаяние, и страх, и возмущение…

 

Увы и ах. Отведать яблочек так и не удалось, зато удалось сделать ещё одно открытие – всё, что произрастает на Марсе не только живое, но и разумное…

 

И всё бы ничего, да Иван Сергеевич после этого открытия стал сильно худеть. Впрочем, причину удалось найти быстро – будучи до этого вегетарианцем, он наотрез отказался употреблять и растительную пищу.

 

№4. Подарки с Марса

Оффтопик

После ухода гостей в квартире царил беспорядок: на столе теснились тарелки с остатками пищи, салатницы с несъеденными салатами, бутылки с недопитым шампанским; на диване, стульях громоздились горы нераскрытых коробок, корзиночек, пакетов. Две картонные коробки, пестрые от множества наклеек, примостились на полу рядом с плюшевым динозавром, распахнувшим короткие крылья в нелепой попытке взмыть ввысь, к потолку, где с тихим шелестом качалась яркая гроздь воздушных шаров.

Именинница, неприметная в этом квартирном хаосе, орудовала ножницами, извлекая содержимое из упаковок. На пол сыпалась лавина пузырьков, бутылочек, туб и баночек с косметикой, кремами, духами и конфетами, пирожными и капкейками в стиле Тиффани и “Розовая роскошь”. Разбирая эти баночки- скляночки, Алиса открывала, трогала, нюхала, мазала и пробовала на вкус, что доставляло ей ни с чем не сравнимое удовольствие. Вечеринка, гости и подарки, включая гроздь шаров под потолком, были неотъемлемыми частями ритуала в честь Дня рождения.

Алиса попробовала угадать, кто именно был автором подарков. Костик? Руслан? Наташка? Вот эта красочная коробка с пахлавой явно приехала из Стамбула вместе с Егором, в красках рассказывавшего о своем отдыхе за столом.

В гостиную вбежал кудлатый пес Мусташ и, фыркая, обследовал коробки. Как и хозяйка, он был большим любителем сластей и булочек и рассчитывал на сладкий презент.

— Хочешь капкейк, Мусташик? — Алиса только что раскрыла упаковку с пирожными, украшенными россыпью жемчужин Kamis, и выбирала, с которого начать. Мусташ коротко тявкнул, выражая нетерпение. Алиса не стала мучить пса, зная его любовь к пирожным, и протянула ладошку, в которой примостилась крошечная голубая корзиночка с кремом. Пес деликатно взял капкейк зубами, проглотил и облизнулся. “И это все?” – спросил его недоуменный взгляд.

-Чуть позже, пес. Давай-ка взглянем, что в этой коробке, – Алиса предвкушала очередной сюрприз и передвинулась к подарку на полу. Она подцепила крышку острым ноготком – и коробка открылась, обнажив множество ячеек, заполненных пирожными необычного цвета и формы.

— Ого! И тут пирожные! Все знают нашу с тобой слабость, да, Мусташ?

Алиса выудила из ячейки эклер, покрытый яркой зеленой глазурью, и предложила псу:

-Попробуй вот этот шедевр!

Однако Мусташ с опаской относился к экспериментам. Пес заворчал, показывая острые клыки.

— Что, несъедобно? Давай посмотрим, кто это прислал!

Алиса изучила наклейки, густо покрывшие стенки и крышку коробки. Судя по ним, прежде чем добраться до Земли, коробка прошла немалый путь. Артон, Валеб, Тури, Махрт, Марс. Самые крупные космопорты Галактики. Круглая печать с головой барашка в центре сказала ей, что отправитель – частное лицо с планеты Марс. Три иероглифа вокруг печати принадлежали семье Хак, а веточка омелы, их связующая, являлась личным знаком Ассу Хак – марсианской бабушки Алисы.

-Ты был прав, Мусташик, это несъедобно. По крайней мере, для земной собаки, – Алиса тут же отправила пирожное в рот и причмокнула от удовольствия. Эклер растаял у нее на языке, заполнив рот полузабытым острым вкусом. Пес горестно завыл, предчувствуя беду.

-Мусташик, брось! Не хорони меня заранее – во мне есть капля марсианской крови.

Алиса бросила взгляд в зеркало. По виду – чистая землянка, в мать, разве что глаза чуть велики и блестят нездешним опасным блеском. Однако этот зеленоватый отлив придает ей шарм в глазах местных мужчин. Ее взгляд поднялся выше — густые волосы Алисы таят в себе сюрприз. Когда-то эти волосы, необычные как для землян, так и для жителей Марса, спасли ей жизнь. Алиса взяла из коробки еще одно пирожное и задумчиво разжевала.

Детство Алисы прошло на Марсе, родине отца, малопригодной для жизни гуманоидов. Люди селились внутри планеты, появляясь на поверхности лишь в силу необходимости. Отец Алисы, Галс, пилот межпланетного лайнера, встретил маму в одном из рейсов и не захотел с ней расстаться. Несмотря на то, что Марс вовсю поддерживал связь с другими мирами, инопланетяне в сельской глубинке все еще были редкостью. К дому бабушки являлась целая толпа поглазеть на молодую жену, которая была не такой, как они. Маме было все равно, на чем передвигается жизнь на планете, – на ногах или колесообразных подпорках. Однако ее односельчанам это не было безразлично. Поняв, что стала изгоем, “шибо”( аналог земного злого духа), она уходила из дома в леса, где природа была красива и не таила зла. Она купалась в глубоких озерах, наполненных теплой мягкой водой, и думала о Галсе. Позже, когда Алиса подросла, она сопровождала маму в путешествиях. Независимость мамы обернулась бедой – однажды жители деревни подкараулили двух “шибо” возле озера, схватили и поволокли по пустынной дороге. Здесь и пригодились Алисе ее необычные волосы – волосы метиса, полукровки. Они были длинны, как волосы землянки, однако по всей их длине крепились неприметные глазу, но ощутимые для тех, кто собирался с ней расправиться, шипы. Длинные пряди хлестнули обидчика по обнаженной груди – и парень взвыл от боли. Воспользовавшись всеобщим замешательством, Алиса бросилась бежать – словно земная лань, за которой гналась стая волков. Мама погибла, но Алисе удалось уцелеть.

Вернувшись домой из полета, папа забрал Алису и привез на Землю.

Много воды с той поры утекло. Жива ли бабушка, никто из них не знал. И вот теперь гостинцы с Марса, прибывшие на ее совершеннолетие, сказали ей, что где-то далеко, в глубинах Космоса, есть у нее родня, что помнит о ней. Алиса достала третье пирожное. Его основой была корзиночка, слепленная из марсианской крупнозернистой муки. В корзиночке, как в колыбели, лежал желеобразный шарик, приготовленный из красных светящихся водорослей озера Сахэ. Пирожное источало резкий острый запах. Мусташ снова жалобно заскулил. Алиса потрепала пса по спине, уговаривая не бояться, но пес чуял опасность и дрожал. Одно за другим Алиса ела пирожные, чувствуя, как по ее телу разливается тепло и ходит кругом голова. Чуть позже, готовясь к приходу Галса, она уложила волосы в прихотливую неземную прическу, чтобы быть похожей на марсианку.

Когда в прихожей прозвенел звонок, в коробке осталось только одно пирожное. Алиса знала, кому оно предназначено, — папе, стоявшему за дверью. Тому, кто променял спокойную жизнь на родной планете возможности быть рядом с ней. Папе достанется последнее пирожное, источавшее запах кроли, – огромного паука, живущего внутри марсианских кратеров, чьи челюсти способны перемалывать гранит. Чуть позже они поедут за город, туда, где небо серебрится от звезд, и будут вглядываться в глубь него. Возможно, там, в вышине, в какой-то точке Вселенной, в это время на поверхность оранжевой, кажущейся необитаемой планеты, выйдет женщина, чтобы послать им привет.

Алиса поспешила в прихожую, крикнула:” Открываю!” – вставила ключ в замочную скважину и повернула. — —

 

№5.

Оффтопик

Мвумба родился в Нгоронгоро весной, когда кругом все было зеленое, цветущее и новое. Мир, что встретил новорожденного слоненка был прекрасен. Мвумбе все нравилось и теплые лучи солнышка, и мягкая трава, и многочисленные тетки, братья и сестры, и не менее многочисленные соседи — антилопы и зебры. Слоненок чувствовал, что его все любят. И правда, любили и баловали, а еще следили, как бы кто не обидел. Слонят в стаде было несколько, но Мвумба был самым младшеньким и многого просто не знал. Например, о том, что не надо вестись на сладкие разговоры гиен, зазывающих поиграть в прятки, или о том, что ночью от мамы даже на шаг нельзя отходить, даже для разглядывания светящихся в темноте звезд. Потому что звезды бывают разные, а некоторые очень-очень опасные. Воспитанием Мвумбы, да и других слонят, в основном занималась бабушка. Она была самой старой и умной слонихой в стаде. Мамы заботились о том, чтобы дети были накормлены, здоровы, веселы. А бабушка… бабушка рассказывала истории, хотя мамы называли их сказками. Но Мвумбе было все равно история ли, сказка ли, он был готов слушать бабушку и днем и ночью. Именно она и рассказала ту самую историю, которая потом не давала спать слоненку.

Слоны живут на этой земле давно, очень давно. Они самые сильные и умные животные в саванне. Но иногда и среди них бывают хвастуны. И вот однажды такой слон начал бахвалиться, мол, я самый сильный, сильнее и льва, и буйвола, и носорога, и крокодила! А ему вторил павиан, подначивал: «Ну и нашел с кем сравниться, они все меньше тебя! А вот земля самая большая и всех сильней!» И так долго про это говорил, что глупый слон попался: «Я ведь топчу ногами эту землю. Значит я самый сильный!» И ногами затопал, и поднял огромный столб пыли. «Смотрите все, что я могу с землей сделать!» И так раскричался, так расхвастался, что земля его услышала. И рассердилась. Завздыхала, и пошла волнами степь. Загудела, пытаясь остановить неразумного сына своего, но тот уже вошел в раж – ничего не слышал и не видел, совсем ум потерял. И тогда земля надула щеки, да как выдохнула! И огромный кусок земли с деревьями, травами, камнями и тем самым глупеньким слоном улетели далеко-далеко в небо. И появилась новая звезда, вон там, видите, над горизонтом самая яркая, самая красная. А у нас тут появился Нгоронгоро – наша родина.

Мвумбе было так интересно, что он мог слушать эту историю много-много раз. И сам понял, почему звездочка красная, потому что именно такого цвета земля в Нгоронгоро. Мвумба часто смотрел ночью на красную звездочку и думал о старом, одиноком слоне, что не может спуститься на землю. Слоненку было жалко большого хвастунишку, и он очень бы хотел, чтобы тот вернулся. Когда Мвумба высказал все свои мысли бабушке, та только покачала головой. Хотел быть самым-самым – вот теперь там самый-самый. Но Мвумба не согласился и стал разговаривать перед сном с красной звездой, надеясь, что тот небесный слон его услышит. И ему будет не так одиноко, чуть веселее и интереснее. Слоненок рассказывал, как провел день, что видел, что узнал, чему научился. Мвумбе точно знал, что его слышат и ему отвечают. Потому что красная звездочка над горизонтом мигала. Остальные-то звезды светили ровно — молчали. В стаде все, конечно, слышали эти ночные разговоры, и хоть тихонько посмеивались над малышом, но не мешали. Пусть, мол, развлекается, ну подумаешь, разговаривает с героем сказки, вырастет – перестанет. А Мвумбе хотелось, чтобы все поверили, что разговоры-то настоящие. Но как это доказать он не знал. И стал просить другого знака, чтобы все увидели и поняли. И звезда мигала, и соглашалась. И слоненок стал ждать подарка. И подарок прибыл.

В одно прекрасное утро, на самом-то деле утро было очень жарким и совсем не прекрасным, начался сухой сезон, и солнце палило нещадно, стадо слонов вышло в путь. Нужно было добраться до озера, что лежало в самом центре кратера. Слоны надеялись, что вода там еще осталась. И взрослым-то слонам было трудно идти по выжженной, сухой земле, а уж маленьким слонятам вообще тяжко. Стадо шло медленно, спускаясь по склону ниже и ниже. Мвумба всем рассказал, что ждет подарок. Но ему опять не поверили, и даже отругали. Ерундой, мол, занимается, шел бы лучше быстрее, чем о каких-то небесный сказочных слонах разговаривать и отвлекать взрослых. Мвумба загрустил. Ему было обидно. И он еле-еле плелся за мамой, даже за хвостик ее пришлось уцепиться, сил совсем от расстройства не осталось. И вдруг старая бабушка остановилась, а за ней другая слониха, а потом еще одна, и еще, и все стадо встало. Они все глядели в одну сторону. А потом расступились и вытолкнули вперед маленького слоненка Мвумбу. И тот увидел. По краю кратера там, где земля переходит в небо, неторопливо и величественно шел слон. Огромный, белый слон из облаков. Вот он повернул голову, посмотрел на своих земных родичей и пошел вниз. И стадо двинулось тоже вниз, уже точно зная, что найдет воду. А небесный слон добрался до лужицы, что когда-то была озером, и растаял, наполняя собой озерную чашу. И воды хватило всем, не только слонам. А на будущий год старая слониха рассказывала новорожденным слонятам уже другую сказку. Про Мвумбу и его друга, и подарок с далекой красной звезды.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль