ЧАСТЬ 6

0.00
 
ЧАСТЬ 6

ГЛАВА 37

 

Под гладью небес над Невой парили чайки. Пронзая воздух, птицы разглядывали окрестности. Идеальная поверхность воды обильно рассеивала солнечный свет. Совсем игрушечный город под крылом не издавал ни звука. Там вдали легко просматривались контуры Финского залива. Пернатые пролетали над Дворцовым мостом, при этом Васильевский остров раскинулся справа. Птицы взяли вбок и пошли на снижение в сторону острова. Пристанища людей вырастали на глазах. Чайки пересекли линию набережной и рассредоточились в поисках пропитания. Одна желтоклювая опустилась ниже крыш и летела вдоль галерей улиц. Чтоб отыскать место для отдыха, она замедлила ход. Дома глазели нескончаемыми окнами. Чайка издала крик и приземлилась на карниз прям перед окном…/

/Иван отскочил от неожиданности, из-за чего облился кофе. Он вяло потряс пустую кофейную банку и взялся за телефон. Домофон пикнул. Иван шмыгнул к входной двери и провернул замок. Из подъезда доносился резкий топот. Усталость затмилась радостью…/

/Лиза встретила стоящего на входе отчима неудержимой поступью. Тот любовно обнял, но было не до нежностей.

— Иван, ты мне должен помочь! — в лихорадке требовала она.

— Что он с тобой сделал, Лизун? — оглядывал отчим вдоль и поперёк.

— Ничего. Он в опасности, ему нужна помощь!

— Я не хочу больше о нём слышать, забудь про него, — вновь прижался тот.

— Нет! — высвободилась Лиза. — Я была в милиции. Мне сказали, что вы должны туда обратиться!

В коридоре возникла серая физиономия матери:

— Что, допрыгалась, дрянь неблагодарная?! Закрыли твоего дружка?! Всю милицию на уши поставили! Все её ищут!

— Его увезли, похитили бандиты! — сквозь дрожь скулила Лиза.

— Так ему и надо. А теперь живо в комнату собирать вещи! Чтоб через час была готова‼

— Но мама! Его ведь убьют! — с Иваном в дверях надеялась найти она поддержку.

— Хватит чушь пороть‼ — отрезала та. — Через два часа мы выезжаем в аэропорт. И только попробуй что-нибудь выкинуть — заставлю билет отрабатывать!

— Слушайся маму, дочка, она знает, что для тебя лучше, — обхватил за плечи Иван.

— Я тебе не дочка!!! — сорвала с себя руку. — Я ухожу! — попыталась юркнуть к выходу Лиза, но отчим преградил путь.

— Никуда ты не пойдёшь! — вцепилась уже мать.

— Всё будет хорошо, Лизун! — обещал отчим, когда её тащила в комнату мать. — Ты ещё припомнишь мои слова.

Она угодила в ловушку: влекомая категоричной и непреодолимой силой, Лиза вырывалась и верещала на весь дом:

— Отпусти меня!!! — беспорядочно билась она всеми частями тела. — Отпусти!!! Я хочу к Максиму‼!

Мать с хладнокровием сокрушала отборные оплеухи по голове. От частых вдохов и выдохов в голове сотрясалось, а от крика в мозгу застыла боль, заставив застонать и притихнуть.

Мать как тряпку швырнула в средину комнаты:

— Немедленно собирай вещи или я сейчас вернусь и добавлю! — затворила за собой дверь женщина.

Лиза распласталась по полу с сумкой на плече; в ушах звенело, слёзы сочились на паркет. За что с ней так обходится судьба? Она не хочет жить без любимого. Она умрёт. Лиза ползком прибилась к батарее. Нужно бежать. Точно читая мысли, в комнату сунулась мать:

— Отдай сейчас же ключи‼

Лиза вынула связку и кинула к ногам матери. Та, подобрав ключи, рявкнула:

— Если через полчаса, когда вернусь, не соберёшься — пеняй на себя!

Уставившись в точку, Лиза замерла…

 

* * *

Женя выглядывала из-за надстройки:

— Вот блин. Они здесь, — отвлекалась та на Лизу, чтобы вернуться к слежке.

— Кто они? — подвинулась Лиза.

— Они…

— Они? — повторила Лиза для себя.

— Да, они.

Женя взяла за руки:

— Я не хочу, чтобы по моей вине у тебя были неприятности. Я их отвлеку на себя. А ты вернёшься в палату как ни в чём небывало.

— А как же ты?

— Я с ними справлюсь.

— Давай сдадимся!

— Лиза, никому нельзя давать себя в обиду! — грозила пальцем Женя. — Запомни раз и навсегда.

— Но они нам ничего не сделают!

— Кроме того, что подрежут тебе крылья. Если тебя схватят, неудача последует за тобой на всю жизнь. Ты побоишься впредь настоящих поступков. А я хочу, чтобы ты верила в себя и боролась. Иначе не видать тебе счастья. Помни: когда меня не станет, тебе придётся жить за двоих, чувствовать за двоих, любить за двоих… Ты будешь не просто Лиза, а Супер Лиза!

Женя ободряюще потёрла по лысине:

— Подруги навсегда, — протянула та мизинец.

Подруги навсегда! — ухватилась мизинцем Лиза.

Они потряслись сцепленными руками.

— Помни: Новая Зеландия.

Лиза покивала.

— Когда крикну «беги», действуй! — Женя подмигнула и выскочила из тени, мчась вдоль парапета.

Непонятная речь прорезала относительную тишину. Лиза во всех красках представляла неугомонное бегство. Дыханье щемила неопределённость. С лёгким ветерком издали донеслось «беги!».

 

* * *

С ведёрком мороженого в комнату вошёл Иван. Усевшись на пол к спинке дивана, тот принялся успокаивать:

— Забудь ты о нём. Он тебя не стоит.

— Ты его совсем не знаешь, — Лиза протянула руку и достала с подоконника дневник.

— Да знавал я таких.

Она раскрыла блокнот и сняла с него ручку.

— Думаешь, ты ему нужна?.. Вот поедешь к дяде Сене, с автомата постреляешь…

Пока Иван делился опытом, наяривая мороженое ложкой, Лиза безотрадно водила ручкой по бумаге.

«Дорогой Дневник, возможно, я пишу эти строки в последний раз. Извини и не будь ко мне суров. Ты разделял со мной минуты радости и скорби, никогда не отказывал и не роптал. Ты единственный, кому я доверяла все тайны. Когда умерла Женя, я осталась без самого близкого и любимого человека в моей жизни, тогда же мне захотелось последовать за ней. Мне не хотелось жить, пока не появился Максим. Я знаю, Женя всё-таки стала моим ангелом-хранителем и послала мне любимого. Я поняла это с самого начала. И сейчас мне снова пригодится её помощь. Я для себя всё решила. Я сделаю так, как поступила бы на моём месте Женя. И я её не подведу. Ведь я Супер Лиза…»

Лиза закрыла дневник и написала на обложке: «Меня зовут Лиза. Мне четырнадцать с половиной лет. Если этот блокнот попадётся вам в руки, не выбрасывайте его, проявите сострадание — в нём есть душа».

— Чё’ т’ там чирикаешь? — облизывался Иван. — `Опять ерунду какую-то?

Отчим зачерпнул белый сгусток и поднёс ей ложечку к губам:

— Мм, просто вкуснятина!

Лиза пронзила его взглядом. Более нелепого человека сейчас не существовало. Она лягнула по ведёрку со сладким, опрокинув начинку на отчима:

— Пошёл прочь, — без тени сожаленья прошипела Лиза на измазанного Ивана. — Убирайся вон из моей комнаты‼

Мужчина оторопел, не находя ответа.

— Я не хочу тебя здесь видеть!!! — поднялась над домочадцем Лиза.

На вопль слетелась мать:

— Ты что себе позволяешь?! — не успев зайти, бросилась та в бой.

— Всё нормально, Ириш, — снял майку Иван. — Мы ей мешаем складывать вещи.

Женщина всем видом источала готовность взорваться бешенством:

— Я скоро проверю, как ты собралась!

Оставшись одна, Лиза просочилась под диван, откуда вместе с пылью извлекла пластиковый короб для инструментов. Не мудрствуя, она высыпала содержимое горкой. Отвёртка, саморезы и пять стальных уголков — всё, что оказалось нужно для замысла. С подсобным набором Лиза прижалась к двери. Шурупы как родные вошли в дверь, но проникать в паркет отказывались. Для того пригодилась дрель. Для глушения накрывшись одеялом, она с фонариком загоняла метизы в пол. Слышно было ещё как, но домашние, должно быть, подумали на соседей по дому.

Лиза любовалась проделкой: металлические уголки намертво пригвоздили дверь к полу. А теперь собираться! Она примяла рюкзак. Надо спешить к Максиму. Паспорт, дневник, плюшевый мишка… пачки денег из сумочки. Пожалуй, довольно. Лиза достала кроссовки, толстовку, футболку и самые удобные джинсы. Приодевшись, она юлой осмотрела комнатушку. «Чуть не забыла!» — укрыла она голову малиновой кепкой.

Этап второй. Лиза, пристав к переплёту окна, повернула створку на себя. Подул прохладный ветерок. Тук-тук-тук. Она одёрнулась:

— Я переодеваюсь.

— Она переодевается, — послышался голос Ивана.

«Как же Максим сюда взобрался? — недоумевала Лиза высоте под окном. — Хотя это вряд ли меня остановит».

Она сняла пододеяльник, достала простынь, стянула наволочку. Жаль, всё бельё хранилось в другой комнате. Она привязала простыню к ножке дивана, к простыне — пододеяльник, дальше — наволочку.

Верёвка с трудом дотягивалась до второго этажа. Тогда были сняты и завязаны в узлы шторы. Тряпичная лесенка уже доставала до цоколя. Пять с плюсом. Лиза втащила рукоделие. Теперь проверка на прочность.

Она затянула верёвку на ручке дивана и, упёршись ногами в его бок, потянула на себя. Узел влёт распустился — и она грохнулась на пол. Был завязан новый узел, произведена проверка — Лиза рухнула вниз. «Надо было подстелить», — взялась она за спину, после чего набралась упорства попытку повторить. Но свалившись раз в десятый, она изнеможённо вытянула руки. План «Б».

Лиза выкатила с угла вместительную керамическую вазу. Распутала штору от лесенки и, подпалив её зажигалкой, всунула в вазу. Из устья выбивались языки пламени. Она поднесла руки: гори, гори ясно! Затем принесла увесистый, широченный русский толковый словарь:

— Я всегда знала, что это незаменимая вещь! — накрыла она книгой огненное жерло.

Огонь стихал, и из вазы повалил чёрный, едкий дым. Копоть заполоняла потолок, пока не повалила из открытого окна. Для пущей сочности Лиза подкинула резиновые побрякушки.

Затряслась дверь:

— Откуда гарь?! — допытывалась из коридора мать. А ну открой сейчас же дверь, стервозина‼

— Возьми и открой‼ — съязвила Лиза.

К уговорам подключился Иван, а потом и вовсе начал ломать дверь. Дверь гнулась, содрогалась, гремела, но не сдавалась.

— Проваливайте из моей жизни‼! — выкрикнула Лиза напоследок. — Я вас ненавижу‼

Она высунулась из окна на фоне чёрных клубов:

— Спасите‼ я горю‼ — завывала жалобно. — Помогите‼

К подъезду стеклась целая отара очевидцев. В руках большинства замелькали телефоны.

— Люди‼ кто-нибудь‼ на помощь‼

 

* * *

На пульт дежурного пожарной части поступили двадцать три звонка.

— …По улице Портовой, сорок один, со стороны двора горит квартира на третьем этаже!

— Ой, здесь пожар… в доме напротив.

— …Сорок первый дом по улице Портовой — пожар в квартире.

— Алло! По улице Портной загорелся дом! приезжайте сюда. Я не знаю, что это за дом… это как ехать к отелю, что у моря.

— …А… комната в огне… внутри девочка… а… адреса я не знаю… сейчас спрошу.

— …Это наркоманы, я всегда знала, что там живут одни наркоманы!

— У меня горят соседи, что мне делать?

— …Я предлагаю потушить пламя направленным взрывом, у меня есть опытный образец!..

В единый городской центр МЧС поступил сигнал: «Пожар на Портовой, сорок один. На тушение отправлено два пожарных расчёта в составе четырёх машин».

 

* * *

5 часов до Ультимум Пунктум

У Максима открылись глаза. Его запястье оказалось пристёгнуто к трубе, что тянулась от радиатора. Он облегчённо вспомнил, что Лизы в последний момент не было рядом. Перед глазами маячили директор и его зам, чуть дальше среди нагроможденья ящиков шатались прислужники.

— Ни ключа, ни диска мы не нашли, — с руками за спиной отчитывался Ковриков. — Зато обнаружили вот это.

В руки к директору попали бумаги, что когда-то добыл отец:

— Всегда знал, лишь стоит перестать искать, как вещь находится сама. Поздравляю, Андрей, вот только мне это уже не нужно, — рвал в клочья документы круглолицый.

— Кажется, он очнулся, — заметил Ковриков.

Директор присел рядом:

— Здравствуй, Максим. Никак мы с тобой не расстанемся! Вероятно, наши судьбы переплетены. Я задам тебе риторический вопрос. Ты хочешь, чтобы жила семья твоего брата или мне их навестить?

Максим болезненно слушал.

— Мне думается, ты знаешь, где находится то, что принадлежит мне.

— Всё, что вам нужно, находится у вас.

— В том-то и дело, что нет, — убаюкивающе излагал директор. — Мне нужен ключ. Не поделишься, куда вы с Филиппом его дели?

— Я отправил его вам.

— Это как?

— По почте. Посылкой. Вместе с диском.

Директор разразился хохотом. Его поддержал Ковриков. Трое других уже близились. Круглолицый поднялся и шагнул в сторону. Подоспевший Боров заехал ногой по лицу. Прорезала боль. Из носа потекла кровь. Зажав ноздрю плечом, Максим заметил убитого друга… «Прости меня, Лиза…».

 

* * *

С воем сирены и фиолетовыми маячками пожарный транспорт внедрялся во двор. Зеваки, чтобы не мешаться, разбрелись с проезжей части на лужайку. Красные тягачи разместились вдоль дома.

Как заточённая принцесса в башне за действом нетерпеливо следила Лиза. Из машин пчёлками выскакивали в защите бравые человечки. Они слажено развёртывали спецсредства: разматывали и тянули рукава, возились с наконечниками, а подъёмную лестницу устремили с пожарником прямо к ней.

Готовясь к освобождению, Лиза накинула рюкзак. За спиной вырывалась в комнату дверь. Лиза забралась на подоконник. Дверные петли не выдержали, и дверь накренилась к полу. В промежность под остервенелые матюги и хруст щемился отчим. Лиза сняла заслонку, и комната заполнилась копотью и гарью.

Заскочив на тележку, Лиза уловила очертания отчима в клубах дыма:

— Скорей, мне страшно‼ — кинулась она на шею спасателю, чтоб ускорить спуск.

— Ты в порядке? — побеспокоился тот, когда тележка почти опустилась.

— Несомненно.

Под ликованье зевак Лиза сошла на землю. Две струи воды прямым попаданием в момент справились с пожаром, а Лиза, оставив спасателей выслушивать Ивана, устремилась в ведущую со двора арку. Максим, держись!

«Надо спешить!» — подгонялась Лиза, когда выбежала на оживлённую улицу ловить машины. Кидаясь на дорогу, она отчаянно махала рукой, но дождалась лишь резких сигналов автомобилистов. Брать никто не торопился. Вызвать такси? ехать пересадками?

Вдруг вдалеке Лиза заметила милицейский уазик, что устремлялся прямо к ней. Тот двигался кропотливо, и Лиза перегородила ему дорогу собой. Остановившись в метре, бобик заглох. Не мешкая ни секунды, она запрыгнула в машину, как к себе.

В тачке, помимо спокойного молодого водителя в милицейской форме, на заднем сиденье в тельняшке и голубом берете сидел пьяный мускулистый мужик и распевал песню.

— Вы должны мне помочь! — объявила Лиза, вытаскивая из-под себя фуражку.

Милиционер ехидно отклеил с лобового стекла фотографию Лизы.

— Дурацкая фотка, — прокомментировала она.

— Ты не представляешь, какую мне благодарность выразят! — завёлся в итоге водитель и дёрнулся на месте. — Вот кляча!

— У меня есть кое-что посущественней!

Лиза на глазах у милиционера из рюкзака достала пачку денег и положила в бардачок:

— Мне нужно к знакомому китайцу на Юнону!

На лице милиционера проступила заинтересованность:

— Серьёзное заявление.

Приоткрыв ношу, Лиза показала ещё деньги, после чего человек в погонах высадился, чтобы открыл дверь мужчине с парашютом на предплечье.

— Что? уже? — вываливался из уазика задержанный.

Служитель оставил весельчака на обочине и вернулся в кабину. На этот раз машина завелась с пол оборота. Милиционер кому-то сообщил, что сломался, поэтому нарушителя пришлось отпустить.

— Как дела? — крутя баранку, обратился тот.

Лиза переводила дух:

— Сегодня не мой день.

— Ну да, — взглянул тот в боковое зеркало, видимо, на мужика в тельняшке. — Сегодня день десантника!

 

* * *

— Мальчишка опять отрубился, — отчитывался перед директором в его кабинете Ковриков, беспокойно поглядывая на разгуливающего крокодила.

— Что-нибудь новое успел сказать?

— Говорит, что отправил ключ и диск вам, чтобы вы не преследовали видеоинженера. А документы он собирался оставить себе как гарантию безопасности.

— Я этим выдумкам не верю, — отмахнулся директор. — Продолжайте его колоть.

— Пётр Рудольфович, ещё он назвал код посылки.

— И что?

— Я проверил по почтовому сервису: посылка отправлена вам и предположительно прибудет к четырём. Есть вероятность, что он говорит всё же правду.

Директор проверил время. Потирая глаза, он снял трубку:

— Леночка, если придёт какая-либо корреспонденция, неси её тут же мне. — И обратился к заму: — Лады, умник. Скоро тебе встречать попечителей. Пусть ребята пока оставят мальчишку в покое и помогут тебе.

Директор сцепил на затылке руки:

— Думаю, Майор заслужил «зелёный свет». Скоро всё решится.

 

ГЛАВА 38

120 минут до Ультимум Пунктум

 

Сквозь тёплый солнечный свет подувал бодрящий ветерок. Часы управляющего казино Андрея Коврикова показывали половину шестого. Заодно с Черепом он у входа в ресторан «Гренландия» парадно встречал очередного гостя.

— Андрей, где твоё начальство? — принимая приветствие, побеспокоился загорелый мужчина в сопровождении высокого молчаливого телохранителя в чёрных очках.

— Александр Николаевич и Рудольф Петрович сильно извиняются и просят передать, что будут немного позже. Позвольте, вас проведёт мой помощник.

Бритоголовый в рубашке, с царапинами на каменном лице и свастикой на шее, пытался держаться благородно. Телохранитель недоверчиво окинул взглядом Черепа, и в таком сопровождении оба гостя проследовали к распахнутым дверям. Пока очередной попечитель через потайной лифт направлялся в ложу, Ковриков ответил на звонок шефа.

— Андрей, ключ у меня. Жду тебя, когда закончишь размещать наших дорогих гостей…/

/У себя в кабинете директор, стоя с аллигатором в ногах, перебирал в руке две металлические полоски:

— Видишь, Гена, всё складывается в нашу пользу. `Я ставил на ноги это казино. И глазом моргнуть не успеешь, как мы торжественно отпразднуем победу!

Директор достал из посылки кусок тетрадного листа. «Здесь то, что тебе очень нужно. Оригиналы же документов и копию записи я оставлю себе. Если захочешь меня искать, милости просим. Марков Максим». Директор отвёл глаза от листа к жилому кварталу за окном:

— Ах, как же молодость беспечна!

 

* * *

На проходной служебного корпуса, в будке, мужчина с жетоном «стража» следил через монитор за прилегающей территорией, когда пожаловали мальчик в шортах и девочка с рюкзаком и в малиновой бейсболке. Стражник тотчас вылез к незнакомцам:

— Малыши, вы дверью не ошиблись? — задавался тот вопросом по свою сторону ограждения с турникетом.

— А вы новенький? — удивилась девочка.

Мужчина в ответ лишь грубо скривил лицо.

— Тогда понятно, — поджала губы девочка. — А вы нас не пропустите?

Мужчина покачал головой:

— Проваливайте, пока я вас за шкирку отсюда не выпер, — вкрадчиво предупредил тот.

— Лучше пойдём, а? — тревожно дёргал за рукав девичьей толстовки сверстник.

Но девочка как будто бы этого не замечала:

— Что ж, приятно было пообщаться, протянула она руку стражнику.

Мужчина сжал перекладину ограждения и выдвинулся вперёд:

— Валите нафиг!

— Я так не думаю‼ — огрызнулась девочка, в чьей левой руке сверкнула искра, что сразу впилась в волосатую руку.

Лицо стражника исказилось причудливым образом; тот резко вздыбился, затрясся, затем откинулся вперёд, после чего свис с турникета, расслабленный и неподвижный.

— Поделом тебе, грубиян! — оскалилась девочка./

/— Лиза, а если он очнётся?

Она для уверенности пустила разряд электрошока ещё и в шею. Стражника передёрнуло.

— Не ссы, Миха! Будет спать как младенец!

Лиза бойко перескочила через ограждение — Миша осторожно перелез.

— Давай оттащим его, — приподняла она мужчину за руку.

Миша взялся помогать. Они уложили охранника на рабочем месте, в будке. Мальчишка заметно нервничал, поглядывая на выход.

— Даже не думай об этом! — сделала хищное лицо Лиза. — Если ты сейчас сбежишь, никогда не видать тебе расположения девушек.

— Сдаётся, ты юлишь мной.

— Безусловно. Вот только говорю чистую правду. Кому нужен нерешительный и трусливый парень, к тому же неспособный довести дело до конца. И не тешь себя мыслью, что это придёт с возрастом. Не придёт.

— Надоело быть олухом, — угрюмо роптал Миша. — Никто меня всерьёз не воспринимает.

— Мишарик, хватит нюни распускать. Ты обещал помочь.

Мальчишка изучил верх будки:

— Подсади меня.

Лиза подставила руки, по ним Миша взобрался на будку.

— Ты уверен, что справишься?

— Я же говорил, что помогал папе устанавливать здесь новые камеры. Он меня частенько на работу берёт. Хочет, чтоб я потом работал в его бригаде.

— Хватит трепаться!

Миша снял панель с подвесного потолка и включил фонарик:

— Вообще-то, я хочу стать лётчиком…

— Может, ты делом займёшься?

— Ну здесь и накрутили! — поразился он.

— Что там?

— Куча проводов.

Лиза скрестила пальцы.

— Впрочем, сойдёт любой кабель системы… Лиза, а ты уверена, что девушки увидят во мне того, с кем было бы приятно проводить время? — рылся в проводке Миша. — Я слышал, как меня назвали занудным ботаником. Лиза, ты меня слышишь?

Раздалось стрекочущее дребезжание. Рядом с Лизой лежал мужчина в чёрном костюме и с наушником в ухе.

— Служба безопасности, — пояснила Лиза и для показухи пустила холостой разряд шокером. — Занятная вещица. Надо было в школу брать!

— Мама меня прикончит, — вернулся Миша к делу.

Лиза прощупывала карманы лежачего.

— Передай кусачки и нож, — отвлёк Миша. — Я перекушу и зачищу кабель. Затем дам разряд из кондёра. Из-за такого короткого скачка тока предохранители не успеют сработать, и перегорит управляющая схема.

— Миша, — настойчивым тоном твердила Лиза, — желательно девушкам о таких вещах ни слова! — надрываясь, прятала она мужчину к стражнику.

— Это я повторяю слова отца, чтоб ничего не перепутать.

— Этому он тебя учил? — передала она конденсатор.

— Ты попросила меня, а я спросил у него. Он сказал, что мне тринадцать, и меня всё равно не посадят. Но если мама узнает — нам хана!

Миша зажмурился и замкнул контакты. Щелчок — фейерверком посыпались искры.

— Пос’отри на монитор.

Вместо шестнадцати картинок на экране светилась чёрно-белая рябь. Миша спрыгнул с верха будки.

— Ты уверен, что выключил все камеры?

— Конечно, нет!

— Никогда не говори девушкам, что ты в чём-то не уверен.

— Ещё напутствие?

— Расправь футболку из шорт. Развяжи шнурки и запихай их в обувь.

Миша прилежно выполнял указания.

Лиза взъерошила ему волосы:

— Зашибись! И ещё немаловажная джентльменская деталь, — она сунула ему в карман свёрток из денег. — Теперь дерзай, — потрясла его за плечи.

— Знаешь, — упоённо лепетал мальчишка, — я давно хотел тебе сказать нечто важное, о своих чувствах к тебе.

— Я не хочу этого слышать! — перебила она Мишу. — Проваливай.

— Но я не могу тебя оставить здесь одну.

— Придётся. Ты сделал, что мог. Я тобой горжусь, Миха. А теперь убирайся, пока тебя шокером не вырубила!

Лиза обняла Мишу и завернула в коридор.

Держась за лямки рюкзака, она уверенно взяла курс на склад. Была вероятность, что Максима держат там. Оказавшись в кармане в конце коридора, Лиза потянула за ручку: створки словно вросли в бетон. Тогда она достала позаимствованную у СБ`шника карточку, чтобы приложиться к магнитному замку. Но дверь, раздражительно заурчав, по-прежнему не впускала. Лиза стиснула зубы и опустила козырёк кепки: «Не хотят по-хорошему, будет по-плохому», — вспомнила она слова матери и направилась в уборную.

Кинув рюкзак на кафель, Лиза присела рядом на корточки. В сумке она рылась в пачках денег, оставшихся после разорительных затрат на Юноне. Из беспорядка искренними глазками блеснул серый мишка. Лиза достала Ральфа:

— Пожелай мне удачи, мохнатый. Я не уверена, но знаю, что должна.

Медвежонок излучал недовольство.

— Знаю, что кроме меня, у тебя никого нет.

В дамскую зашла особа и воспользовалась умывальником.

— Но ты должен понять, что я умру без него от тоски.

Женщина, подкрашивая губы, наблюдала за их разговором через зеркало.

— Если со мной что случится, я уверена, ты попадёшь в добрые и ласковые руки. А если всё будет хорошо, мы возьмём тебя с собой, как ты и просил, — примостила она медвежонка с боку рюкзака.

Дамочка поправляла волосы.

Лиза продолжила рыться в рюкзаке. В светлой материи непонятного происхождения она приподняла увесистый предмет. Руки тряслись от соприкосновения с запретным. Когда тряпка была размотана, Лиза переполнилась нервным возбуждением. В руках покорно ждал своего часа пятнадцати зарядный пистолет. Весомый аргумент!

— Беретта, калибр 9 мм. Китаец таки удивил!

Дамочка повернулась и встретилась глазами с довольной Лизой, игравшейся оружием.

— Вы не подскажете, куда они дели Максима?

Женщина безразлично растянула губы и приподняла бровь.

— Тогда можно узнать, где найти директора?

— На третьем этаже его кабинет, — отвернулась к зеркалу дама с тушью.

В полую рукоять пистолета Лиза вставила заряженную обойму. С лязгом передёрнула затвор. Сняла с предохранителя. И ничегошеньки сложного. Как в тире.

— Надо бы проверить, — придумала Лиза вслух.

Она переместила в угол урну, а сама отошла к дальней стенке.

Дама, закончив приготовления, зацокала каблуками к выходу:

— Мужики не стоят того, чтоб за ними бегать, — кинула та на прощанье и покинула убоную.

— Мой жених не такой! — ответила Лиза в дверь и гулким выстрелом сбила урну.

 

* * *

Два стражника в бронежилетах отворили перед директором и его замом стеклянную и решётчатую двери. Ковриков катил пузатый чемодан.

— Идите прогуляйтесь, — приказал подчинённым директор.

Оставленные одни, единомышленники зашли в застенок с двумя металлическими дверьми. Они разом пристали к стальной преграде, что врезалась в стену справа. Директор забвенно поместил ключи в скважины и принялся набирать на клавиатуре пароль. Ковриков ответил на вибровызов:

— Слушаю!

— Андрей Николаевич, это вас беспокоит начотдела видеонаблюдения. Мне тут сообщили о сбое аппаратуры: вышли из строя камеры во всём АБК.

— А я тут причём?

— Просто по инструкции о таких неполадках мы должны обязательно сообщать либо начальнику СБ, либо вышестоящему лицу.

Коврикову не надо было напоминать, что начальника службы безопасности нет в живых:

— Молодцы, ребята. Чините.

Директор ввёл последнюю цифру кода, и толстенная, массивная дверь медленно стала поворачиваться наружу.

— Момент истины, — пояснил главный.

Очутившись в хранилище, сообщники заперлись в прямоугольном пространстве, обставленном ячейками со светящимися цифрами.

— Начнём по порядку, — распорядился директор.

Оба набирали числа, а устройства выдавали банкноты. Андрей занялся крайним рядом ячеек, передавая директору бумажные стопки. Следующие десяток минут сообщники упоительно опустошали хранилище в пользу чемодана.

 

* * *

Не обращая внимания на мужчину в кресле, секретарша активно орудовала пилочкой для ногтей и совершенно не собиралась отвечать на непрерывные звонки. К её вящему негодованию в приёмной нарочно откашлялась Лиза.

— Ты кто?

— Супер Лиза!

— Что тебе?

— Нужен директор, — твёрдо заявила она.

Секретарша едко растянула губы:

— Поверь, и не только тебе, — кивнула та на визитёра в кресле. — Даже не рассчитывай увидеть его сегодня.

Сидевший в кресле с папкой мужчина точно был рад прерванному маникюрному однообразию.

— Так он у себя?! — настойчиво допытывалась Лиза.

— Ты совсем глупа или как? — выкатила шары визави.

Лиза направила немой укор молодой женщине и, пропустив стол приёма мимо, вторглась в покои директора. Кабинет пустовал. В окне погожий день совершенно не сочетался с настроением. Справа у стены качался маятник часов. На полу валялось нечто. Лиза отпрыгнула: крокодил!

— Ты куда пошла!!! — от вопля в проёме на части разрывалась секретарша. — Сейчас же вышла вон!!!

Лиза никогда не видела крокодила вживую. Она взялась за пистолет в исподнем кармане толстовки, любуясь тварью. Зелёный зверь неказисто вытирал брюхом истоптанную гладь. Секретарша было накинулась в истеричном порыве, но отступила при виде направленного в неё дула и, видимо, самоуверенности Лизы. С оружием в руке стало возможным испытать расслабленность и правоту. Оказалось, это и есть заветная волшебная палочка.

— Что ты мне тут суёшь! — взяла себя в руки женщина. — Я сейчас охрану вызову!

Однако Лиза не для того пришла, чтобы завязнуть в словесной перепалке: она развернула пистолет в сторону террариума и спустила курок. Убойный хлопок заложил уши. Пуля разрезала стекло как масло и впилась в стену. Хрупкий материал брызгами осколков схлынул к основанию питомника. Без раздумий Лиза вернула прицел в сторону тётки:

— Где директор, сучка крашеная! — преисполнилась она нетерпением.

С визгом ужаса секретарша отшагнула и рухнула сидя:

— Не стреляй! — слёзно завыла та.

Лиза приставила дуло к её лбу и переспросила. К перепалке присоединился любопытный нос ожидающего в приёмной:

— Что случилось?

— Пройди сюда и закрой дверь!!! — навела Лиза на того ствол. — Становись на колени рядом.

Видно, потёки туши на лице секретарши, заставили мужчину отнёстись к обстановке серьёзно — тот без промедления подчинился. Лиза впервые в жизни вкусила власти над людьми. Двое взрослых всем видом растеряно молили о пощаде. И почему нужно доводить дело до стрельбы, чтобы быть услышанной? Этим людям не помешала бы встряска!

— Где директор держит заложников?

— Я… я не знаю, — с искренним придыханием уверял незнакомец. Я всего лишь подрядчик. Отпустите меня!

— Тогда проси курицу, чтоб сказала‼

Лиза взвела затвор.

— Елена, у меня есть дети! — взмолился мужчина. — Прошу вас!

— Сегодня он принимает гостей в ложе. Это прямо по коридору, — выложила секретарша.

— Проведи меня туда, а подрядчик пусть считает до ста и вызовет милицию, — Лиза огнестрелом помахала Елене встать.

Но заложников заметно обеспокоило другое: к ним подползал крокодильчик, на что Лиза вложила пистолет в левую руку и направила вниз:

— Это тебе за хомячков! — тремя выстрелами Лиза размозжила рептилии темя. — И не надо меня злить! — вновь пригрозила оружием узникам, обрызганным плотью зверя.

 

* * *

Как и любым субботним вечером в казино ожидался наплыв клиентов. Со всех сторон постепенно заполнялась парковка. Прибывавшим с порога услужливо предлагали ознакомиться с услугами и возможностями обученные для того девушки. Ближе к шести, пустых игровых столов не осталось. Именно в это время в холл азартного заведения пожаловала компания резвых кавказских ребят.

Беспокойным поведением пятеро молодчиков немедля привлекли внимание дежурившего у входа сотрудника безопасности, который предложил тем пройти проверку металлоискателем.

— Отвали, братищка! — выкинул кто-то из компании, на что охранник преградил гостям путь.

Работника в недовольстве окружили разгорячённые парни:

— Я гендирэктору скажу — тебя завтра же с работы выгонят‼ — вспылил один.

К перебранке не замедлили присоединиться трое, а потом и семеро сотрудников безопасности и вежливо попросили кавказцев уйти.

— Мы имеем право на своё усмотрение не впускать людей в казино, — надменно просветил чужаков мужчина с залысиной и орлиным носом.

— Я ныкуда нэ пойду‼

— Тем хуже для вас! — смаковал численный перевес редковолосый служащий «Вегаса».

— Алик, звони дирэктору! Где его гостеприимство?! — забурлил наибойкий гость.

— Убирайтесь отсюда нахрен! — грозил орлиным носом сотрудник казино при молчаливой поддержке коллег.

О перебранке срочно поставили в известность начальник смены, кто тут же примчался на ссору и, держась надстать, развёл спорщиков. Уже через него враждующие стороны сыпали оскорблениями:

— Пойдём выйдэм и поговорим как мужчина с мужчиной‼ — требовал кавказский говор.

— Не провоняться бы‼

Начальник смены немного растерялся:

— Ребята! — говорил тот гостям. — Мне очень жаль, что всё так вышло. Мы неправы и будем очень рады видеть вас в нашем казино! — выдал старший по должности к непониманию подчинённых.

— Директор велел их не трогать, — пояснил тот сослуживцам, когда беспокойные земляки с ликованием отдалились вглубь зала.

 

* * *

В ложе непринуждённо ожидали доверенных лиц шестеро основателей заведения. Они беседовали о закулисных интригах властных кругов, совершенно не стесняясь Черепа, кто превратился для них в официанта. Играя в любезности, Череп ожидал дальнейших указаний директора. Под любыми предлогами нельзя было выпустить попечителей из ложи.

— Так вот по поводу законопроекта об игорных зонах, — вёл мысль один из участников встречи. — Вряд ли удастся спустить его на тормоза. Там наверху не очень довольны проникновением местной власти в игорный бизнес. По всей видимости, нефти-газа им мало, вот и решили взять под контроль ещё и казино.

— Николай, что говорят по этому поводу у тебя?

— У нас будет от силы года два, чтобы решить, куда перенаправить основные фонды.

— Поэтому не думаю, — вмешался третий, — что сейчас подходящее время выгонять Миллера. Проверенные люди сейчас важны как никогда. Щеглов чересчур ревностно подошёл к своим обязанностям.

— Согласен. Придётся их разделить.

— Можно устроить здесь торгово-развлекательный комплекс.

— Едва ли арендная плата сравнится с тем, что мы имеем сейчас.

— Приятель, — дружелюбно обратился сидевший с края к Черепу, — вызови уже своих начальников! Мне к вечеру надо быть в Москве.

Раздался мелодичный перезвон.

— А вот и они!

На мониторе у двери Череп признал секретаршу и разблокировал замок. Следом за женщиной с подтёками туши в ложе возникла в малиновой бейсболке девочка с пистолетом на вытянутых руках.

— Опять ты! — прохрипел Череп./

/— Кто там ещё?! — раздался вопрос из-за стола.

— Супер Лиза!!! — с ходу выдала Лиза. — Лысый, отойди, пока живой, — приправила она едким тоном.

Тот безразлично попятился, не спуская глаз.

Лиза выстроила секретаршу и бритоголового с поднятыми руками у игрального стола, сидящим же велела оставаться на местах и положить ладони.

— Что здесь происходит? — невозмутимо вопрошал загорелый мужчина. — Это какой-то розыгрыш?

— Вы все мои заложники, — водила обеими руками пистолет то вправо, то влево Лиза. — У меня ещё 11 патронов.

— Это возмутительно! — вскочил со стула мужчина. — Здесь серьёзные люди‼ — выкрикнул тот лысому. — Прекрати балаган!

Без крохи сомнения Лиза дала залп в направление смутьяна, только чуть выше: пуля угодила в настенный светильник, что раскололся и тотчас погас. Мужчина с рожей покойника шмякнулся на место.

Лысый с полосками на щеках в окружении секретарши держался стойко:

— Ну что, жидовка? давай, стреляй! Потому что пощады не жди!

— Закрой пасть! фашист. Я русская.

Тот умолк.

— Господа-джентльмены, я рассчитываю на ваше благоразумие и инстинкт самосохранения. Не заставляйте войти в кураж и устроить здесь кровавое месиво!

Никто и никогда так внимательно не следил за её словами.

— Я задам вам всего один вопрос, — Лиза вернула ствол на лысого. — Где Максим?

Секретарша сглотнула. Лиза взвела затвор.

— Он на складе, — играючи отозвался тот.

— Как туда попасть?

— Ключ у меня.

— Ты, — окликнула Лиза секретаршу. — Вытащи у него ключ.

Та взялась исполнять.

— Что ж, была рада знакомству, — держала Лиза карточку. — Надеюсь, больше не увидимся!/

/Лишь дверь заслонилась, всполошённые попечители начали звать телохранителей. Без суеты Череп зашёл за барную стойку и нащупал рукояти двух пистолетов-пулемётов…

 

* * *

На ячейках хранилища горели сплошь нули. Ковриков без устали пичкал чемодан деньгами:

— Мне казалось, это будет проще всего, — выказывал тот через спину шефу. — Мы должны быть на борту лайнера уже через два часа.

Директор проглотил таблетку и вытащил из брюк пистолет:

— А разве ты не хочешь посмотреть на красочное зрелище?

— Какое зрелище? — не переставал трудиться Ковриков.

— Когда я взорву казино.

— Что? — повернувшись, вопросительно замер Ковриков.

— Мне не следует лететь с пособником террористов, — выдохнул ртом директор. — Спасибо, Андрей. Дальше я сам, — взял тот на мушку самого приближённого сподвижника.

Ковриков остолбенел.

— Всего-то плана ты не знаешь, — растолковывал директор. — Лайнер дожидается только меня, мой друг!

Напрасно Ковриков пытался уразуметь происходящее.

— Андрей, ты самый сообразительный — ты `должен был предугадать! Мне будет тебя не хватать. Прости.

Ковриков, явно до последнего надеясь, что это какая-то шутка, искренним, детским выражением без слов заклинал о пощаде. Но каменный лик директора не являл милосердия. Сопровождая каждый выстрел подёргиванием век, директор уложил соратника ничком: Коврикова сначала отшвырнуло к кейсам, а затем его тело сложилось как марионетка с отпущенными поводьями. К ногам директора текла свежая кровь.

 

* * *

Лиза прислонила ухо к двери, не выпуская оружие. С обратной стороны доносилась глухая тишь.

— Ладненько: на раз, два, три, — переговаривалась она с собой.

Лиза накачала лёгкие воздухом и приложила карточку к замку. Раздалось слабое «пик-пик». Гуськом для скрытности она просочилась на склад. Перед взором раскинулись ровные ряды деревянных ящиков, уложенных к тому же один на другой в несколько слоёв, вместе выше любого человека. Грубый голос откуда-то с другого конца заставил спрятаться за ближайшим деревянным нагромождением.

— Шеф велел отогнать тачку к чёрному входу и присоединиться к Черепу. Там назревает заварушка.

Свернув кепку назад, Лиза выглянула из-за угла: проход между ящиками был пуст. Тогда она переметнулась к соседней возвышенности и снова незаметно высунулась. Стальное орудие в руке придало уверенности. Если с Максимом что-то сделали, она обещала себе не дрогнуть.

Пространство озарилось солнечным светом. Механизм поднимал полотно ворот. Завёлся движок. Лиза по диагонали приблизилась к источнику звука. Теперь она смогла увидеть, как сидящие спереди внедорожника двое, задом выезжают на улицу. Отсюда же виднелся и багажник машины Максима. Тот, что остался, сутуло приковылял к проёму, и задвижка опустились.

— Алло, Рудик, перед взлётом позвонишь на номер, что я дал. Чтоб отвести подозрения хватит пятидесяти минут… Обо мне не беспокойся, с этим я сейчас разберусь.

Значит, остался один? Лиза бесперебойно дышала ртом. «Если опоздала, за себя не ручаюсь!» Ей не терпелось броситься искать любимого. А вдруг здесь кто ещё? Надо осмотреться.

— Суетные сосунки, — бурчал в кромешной тишине тот, что остался. — Ненавижу эту жизнь, — тяжело кашлял. — Я никогда не сдавался, просто пришло моё время.

Лиза краем глаза увидела иссохшего старика, что держал у виска предмет, напоминавший револьвер. Убрав предмет, мужчина с криком выругался и куда-то поволочился из поля зрения.

Когда тот исчез, Лиза устремилась к противоположной от входа стене. Там, между кирпичной стенкой и ящиками проход выдался широкий, что вмещалась хорошо знакомая машина синего цвета. Лиза осмотрела левый край стены и едва не вскрикнула: Максим!

Позабыв о предосторожности, она бросилась к любимому. «Живой!», — приземлилась она на колени. Без сознания, с кровоподтёками и ссадинами на лице Максим тяжело кряхтел. Она положила рюкзак и пистолет, чтоб взяться за его голову, которой будто поиграли в футбол. Разбитая губа припухла, синяки сливались в единую линию. Из глаз Лизы покатились слёзы.

— Что они с тобой сделали? — оставила она на лбу поцелуй.

Максим пробуждался.

— Я пришла за тобой, — шептала на ухо она, когда он губами беззвучно изрёк её имя. — Я вытащу тебя отсюда.

— Солнышко, здесь очень опасно, — еле слышно выговаривал Максим. — Прошу тебя, уходи.

— Разве ты не рад меня видеть? — заглянула в глаза Лиза.

— Я счастлив, думал, мы уже никогда не увидимся.

— Пойдём отсюда, — Лиза потянула его за руку, но столкнулась с застёгнутыми на трубе наручниками, после чего с омерзением отвернулась.

Лишь сейчас она заметила в двух шагах тела незнакомых людей.

— Они изверги, — пояснил Максим. — Они хотят убить `ещё сотни.

— У меня есть это, — с гордостью представила Лиза оружие. — Нас они не тронут. Ты бы видел, как они всполошились, когда я с этим пришла за тобой!

Максим качал головой:

— В этих ящиках взрывчатка. Скоро они её взорвут.

Лиза оглянулась на собрание деревянных стопок, что заполняли собою основную часть пространства.

— Ты должна предупредить людей.

— Мне плевать на людей. Я хочу быть с `тобой. Я хочу, чтобы `мы были вместе, — вытирала слёзы Лиза. — Понимаешь? Приедет милиция, и разберётся. А сейчас я отстрелю цепь, и мы отсюда уйдём. И больше никогда не расстанемся. А ты сообщишь куда надо.

— Я не смогу идти. Уходи сама, — провёл по щеке Максим. — Пока тебя не засекли.

— Без тебя я никуда! Я помогу тебе выбраться.

Лиза долгим поцелуем приникла к его губам. С боковым зрением она приставила пистолет к наручникам. И плавно вмяла спусковой крючок...

По складу пронеслось убойное эхо. Рука Максима пала под собственным весом. Максим растеряно смотрел сквозь её сосредоточенность.

— Я скоро, — отрешённо заявила она и зашагала к автомобилю.

На звук выстрела выскочил со стороны ворот встревоженный старик и остановился перед их авто.

— Кто стрелял? — сжимал он всё тот же предмет в опущенной руке.

— Я стрелял! — поджав губы, шла не для беседы Лиза.

Семь метров. Шесть.

— Ты кто такая? — залился тот небрежностью.

Лиза хотела сказать кто, но язык так и не повернулся.

— Какого хрена ты здесь делаешь?!

Лиза остановилась. Ноги отказывались близиться. За спиной она имела то, что наделяло любое хрупкое создание могучей силой. Вот только привести в действие эту силу противились уже руки.

— Зря ты здесь, — просипев, старик взметнул руку, но отчего-то скорчился, согнулся, застонал…

Весь перекошенный, тот всё же направил в неподвижную Лизу уже хорошо различимый револьвер и открыл огонь. Несколько беспорядочных выстрелов вынудили заклинившие ноги с испуга отскочить к стене, упасть и безрассудно палить до последнего патрона в обратную.

Дуэль стихла. Запах стреляных гильз витал в воздухе. Оцепенение. На капоте их машины, у треснутого лобового стекла в отверстиях безвредно распластался обидчик. Она убила человека… Но вспомнив о еле живом Максиме и горе трупов, Лиза собралась: она не виновата — тот первый начал.

Надо притащить Макса к машине и свалить отсюда. В надежде, что ласточка на ходу.

Тут движение руки старика заставило лихорадочно вынуть-зарядить вторую обойму. Когда Лиза, не спуская с того мушку, подошла ближе, рука старика расслабленно выронила мобильник.

Лиза заставилась изъять револьвер, а свой огнестрел спрятала под футболку в джинсы. В глухом пространстве прорезалась чуть слышная мелодия. Лиза подняла светящийся телефон. «Кому ты звонишь?» — обернулась она на вскрытый короб и сбросила дозвон.

Она заглянула в короб. Там, среди красных проводков, что окутывали соединённые скотчем желтоватые цилиндры, было собрано устройство в виде каких-то деталей, соединённых воедино с мобильным телефоном и настольными электронными часами. Лиза прикусила кулачок: часы производили обратный отсчёт. Чтобы разглядеть наверняка, она чуть ли не носом уткнулась в циферблат. До обнуления оставалось сорок девять минут. Лиза сморщилась:

— Вот хрень! Хрень‼ — беспомощно потрясла она руками. — Мак-сим!!!

Лиза побежала к избитому жениху. Подкатом на бок приземлилась она прямо к нему:

— Макс, там что-то происходит! Там штуковина с цифрами, — сбивчиво попыталась объяснить она. — Это ведь не страшно, да?

— Это детонатор с таймером, — обессилено разъяснил Максим. — Сколько осталось?

— Сорок девять минут. Ты можешь её обезвредить?

— Нет. Ты должна предупредить людей.

— Как же так? Ты ведь можешь! Ты же умный‼ Давай оборвём все проводки!

— Так мы взорвёмся.

— Давай вынесем эту хрень отсюда‼

— У тебя есть телефон?

— На, — дала Лиза мобильник.

Максим куда-то звонил:

— Аллё, милиция?

— …

— В казино «Вегас» заложена бомба.

— …

— Я не шучу. Я своими глазами видел взрывчатку, — доказывал он. — Я должностное лицо. Меня зовут Марков Максим.

Лиза постаралась вслушаться в кваканье из трубки.

— Если так, то вы должны знать, что объект находится в ведении вневедомственной охраны. Только по их линии осуществляются любые экстренные мероприятия. Пусть ваши ребята взглянут и поднимают тревогу.

Максим сбросил вызов:

— Сообщи службе безопасности. Они в этом не замешаны. Пусть придут сюда.

— А если мне не поверят? Я уже была в милиции.

Максим обнял ладонями лицо:

— Ты должна постараться. Ради спасения людей. Я в тебя верю.

Максим снял с себя электронные часы и, поставив секундомер, отдал их.

— Но если я не успею?!

— Солнышко, ступай. Ты у меня умница!

Лиза стиснула губы:

— Я тебя не подведу! — вынула она медвежонка. — Чтоб тебе не было одиноко, пока меня не будет рядом.

Лиза накинула рюкзак, вытащила из джинсов карточку-ключ и что есть сил понеслась к выходу — в служебный корпус.

48 минут до Ультимум Пунктум.

 

* * *

За складской дверью томились взбаламученные сотрудники безопасности, поднятые по тревоге обезвреженными на проходной коллегами. К складу с недавних пор ни у кого не было доступа, как и ключей. Двое прижались у дверной коробки, ещё трое болтались рядом. Задержанием руководил начальник смены. Он вызвал милицию скорей передать возмутительницу спокойствия. Специально обученные люди держались на изготовке. Замок запикал…

Стоило двери приоткрыться, ближайший сотрудник просунул ручище внутрь и с ускорением выдернул нарушительницу вон./

/Лизу протащило метра три на брюхе к ногам поджидающих. Ей резко скрутили руки за спину — револьвер и ключ мгновенно выпали.

— Это начальник смены «Вегаса», девчонка у нас. Наряд выслали?.. Отлично.

— Что с этим?

— Пистолетом займётся милиция, не троньте его, — рявкнул главный, когда её повели к выходу. — Рюкзак тоже не открывать — обыскивать не имеем права.

— Вы должны меня выслушать!!! — завопила Лиза. — Там бомба, она с’час взорвётся!!

— Расскажешь это милиции, — потешался в левое ухо конвоир с орлиным носом.

— Зайдите и сами всё увидите!!! Что вам это стоит?! Там куча мертвецов!!!

Сотрудники вопросительно посмотрели на начальника. Тот секунду посомневался и скорей всего решил, что карьера важней:

— У нас уйма работы бредни выслушивать! Давайте её на выход!

Лиза отчаянно дёргалась, вырывалась, брыкалась, извивалась. Она мотала ногами, в то время как её несли под руки. Кепка осталась позади.

— Максим!!! — навзрыд голосила она в обратном направлении. — Я вернусь за тобой!!!

Лиза надрывала связки, моля о том, чтобы ей поверили. На горле словно стянули колючую удавку. Её доставили к месту, что ведёт из коридора в вестибюль.

— Максим‼! Я вернусь‼! Обещаю‼!

— Почему дверь не открывается? — явно страдал от криков главный.

— Мы её заблокировали, чтоб она не сбежала.

— Звякни Пашке, пусть откроет.

— А я здесь!

Начальник неодобрительно посмотрел на подчинённого.

— Я сбегаю на пульт! — подорвался тот бежать.

— Пожалуйста!!! Вы все погибните!!! Максим‼!

— Заткни ей рот‼ — не сдержался главный. — Поведём её через игорную зону — менты всё равно туда подъедут.

Лизу развернули и поволокли к проходу, куда ей когда-то так хотелось заглянуть. Теперь она лишь мычала, думая об оставленном Максиме. Впереди торопился начальник. Они оказались в разветвлённой галерее. Переход в игральную зону заполнял тусклый свет. Лиза притихла и потопала сама.

 

* * *

Всё выдалось не так. Череп переступил через убитого мужчину. Он не дождался приказа директора. В ложе в разных позах замерло четырнадцать мёртвых тел. Ковёр пропитан, стол залит, стены забрызганы были кровью. Забившись в какое-то укромное место, взахлёб рыдала секретарша.

После визита девочки утверждать, что всё в порядке, стало бессмысленно. Попечители вызвали телохранителей и засобирались расходиться. Выждав, когда соберутся все, Череп стрелял из двух рук, начиная с самых молодых и шустрых телохранителей. Бойня продолжалась меньше полуминуты, контрольные выстрелы не в счёт. Черепа переполняла гордость, он даже сожалел, что всё прошло так скоротечно.

Череп опрокинул ногой со стула покойника. На появление из потайного входа Антона и Жорика он машинально выпер оружие.

— Смотрю, ты справился без нас! — выдал Жорик.

— Где вас носит, вашу мать! — убрал стволы Череп. — Мы чуть не облажались!

— Кто там ноет? — сморщился Антон.

— Лена.

— Она летит с нами? — нашёл женщину за барной стойкой Жорик.

— Не думаю.

Жорик достал пистолет и двумя залпами прекратил рыдания.

— Ты что натворил!!! — ошалел Антон.

— Больше не буду.

— А вдруг босс решил бы её прихватить с собой?!

— Теперь не прихватит, — развёл руками Жорик.

— Что мы ему скажем?

— Ничего, — вмешался Череп. — Скажем, что не видели её, — хрустел тот шеей. — Вы девчонку обезвредили?

Жорик и Антон напрягли лбы:

— Какую девчонку?

 

* * *

За ширмой в виде занавеса повязанную Лизу встретил насыщенный люминесцентный свет и вокзальный гам посетителей казино. Пятеро сотрудников вывели в игорную зону. С заслоненным ртом её подгоняли к выходу по ковровой дорожке между полукруглыми и овальными столами, куда с головой были погружены разноликие игроманы.

«Пора!» — мелькнуло в голове Лизы. Она разинула рот и разъярённо вгрызлась в мешающий ей чужой указательный палец.

— А-а-а!!! — взвыл сотрудник справа.

Лиза необузданно запищала. Истошный визг, как и полагалось, заставил отвлечься несчётных игроков.

— Отпустите меня!!! — как могла уклоняла голову Лиза, чтобы не лишиться возможности кричать. — Вы все умрёте!!!

Она увидела балюстраду второго яруса, что облепил любопытный люд. Правда, вступаться никто не спешил. Всеобщая игра приостановилась её шумным представлением. Неужели никто не поверит? Неужели всё напрасно? Максим!

Лизу вновь поволокли силком, не выпуская, как опасного зверя. Нужно было лишь вырваться, об остальном она подумала. Лиза искала отклика в изумлённых лицах, но те, по-видимому, воспринимали истерику как игровой перерыв.

— Максим‼! Я иду за тобой‼!

До выхода оставались жалкие два стола.

— Здесь всё взорвётся!!! Там бомба!!! Пустите!!!

Лиза взывала людей о помощи, как вдруг нечто заставило её замолчать: она взаимно вцепилась взглядом с пареньком из кавказской компании. Тот, будто увидел мертвеца, тыкал товарищам в её сторону. Физиономии земляков вытянулись; казалось, те свернут себе головы. В двух кавказцах Лиза опознала тех, у кого упёрла из-под носа сумку с деньгами.

— Э!!! Стойте!!! — подскочив, кавказцы смело задержали конвой за рукава.

— Что случилось, ребята? Мы, вроде, всё уладили? — вступился главный конвоир.

— Это воровка! Алик, я тебэ мамой клянусь, это она! — в слюнях надрывался знакомый молодчик.

— Ваши деньги в этом рюкзаке!!! — охриплым голосом сообщила Лиза. — Забирайте‼

Без любезностей рюкзак был незамедлительно вскрыт.

— Что вы делаете?! — ухватил за руку неуёмного гостя главный конвоир, когда тот успел урвать часть содержимого. — Обыском займётся милиция — туда и обращайтесь.

Но пачка денег в руке действовала на кавказца пуще всех увещеваний.

— Это `мои дэньги!!! — рассвирепел главный кавказец.

— Мне очень жаль, — не отпускал руку главный конвоир.

Обычные участники разбирательства молчаливо ожидали, что решат их главы.

— Давайте, в конце концов, вышвырнем этих вонючих мерзавцев вон! — подоспел с советом конвоир с залысиной и спесиво задрал нос.

Зеницы главного кавказца заполнились кровью, неистовые мимические подёргивания грозили припадком бешенства. Тому оставалось разве что засвистеть чайником. Тип с залысиной высокомерно усмехнулся:

— Здесь, голубчик, цивилизованное общество! И варварам тут не место.

Терпение дало брешь: Алик отпустил деньги, выкрутил руку из хватки сотрудника и со всего маху вмазал подстрекателя по гадкой морде, чем опрокинул того в осадок. Двое коллег полезли вступиться за пострадавшего, встретившись с кулаками чужаков. Завязался мордобой. На пятерых кавказцев накинулось с десяток блюстителей порядка. Теперь весь зал мог созерцать схватку.

Оказавшись в центре столкновения, Лиза опустилась на четвереньки, поджала к груди рюкзак и поползла между драчунами. Отборный мат над головой смешивался с хлёсткими шлепками. Она вырвалась из побоища, где на ногах оставалось только двое кавказцев. Не теряя времени, Лиза к возмущению картёжников запрыгнула на ближайший стол с фишками и картами.

— Ты что, во’бще ненормальная‼ — стукнул по щиколотке какой-то грубиян. — Спускайся немедля‼

— Заткнись! — пригрозила Лиза пистолетом, а затем направила его вверх и грохочущим залпом перевела все взгляды на себя.

Потом добавила второй и третий выстрелы. С потолочной отделки сыпались мелкие осколки. Все до единого замерли и притихли, охранники и кавказцы остановили драку. Лиза явила беспощадный лик:

— Я — воин Аллаха!!! — нацепила она рюкзак спереди. — Убоитесь, неверные, ибо разящий гнев Всевышнего достиг вашего бесчинства!!!

Народ пошатнулся.

— Истинно говорю вам! я, шахидка, явилась в это вместилище скверны и дьявола с джихадом, дабы исполнить Его волю!!!

Люди зримо занервничали, ища поддержки в лицах друг друга. Лиза вытянула из рюкзака контакты конденсатора:

— Да смилуется Аллах над вашими душами!!!

Стоило лишь одному сорваться с места, как по мановению щелчка отовсюду ураганом понёсся панический женский визг. Стол под Лизой зашатался. Люди лавиной понеслись к выходу, бросая фишки, круша убранство и сбивая друг друга с ног. Сотрудники безопасности возглавляли бегство в кучке с кавказскими парнями. Лиза возвышалась как скала над бурным людским потоком. Со второго яруса вниз по ступенькам, падая и скатываясь, стекались обезумевшие любители игровых автоматов. Посетители и работники пчелиным роем вылетали на улицу. Те, кто могли пропустить причину бегства, бездумно перенимали дикий страх остальных. В зале от недавнего присутствия людей оставались лишь битая посуда, сумки, борсетки, телефоны и туфли на каблуках.

Лиза спохватилась за часы: до взрыва 38 минут.

 

* * *

На пульт дежурного обрушился шквал звонков.

— В казино «Вегас» по проспекту Любимова, 21, пробралась смертница!

— Я сам видел у неё пояс шахида…

— Это арабские наёмники! таких по новостям показывали!

— Казино «Вегас» захватили террористы…

— Срочно сюда! здесь что-то случилось!..

— …Обязательно сообщите президенту, он знает, что делать. Любимова: то ли 13, то ли 21.

— …Эти захватчики вооружены до зубов! Они ни перед чем не остановятся!

От перегрузки телефонная линия отказала.

 

* * *

С угрозами расправы Лиза выгнала с рабочих мест кассиров, барменов, гардеробщиц и попавшийся под руку замешкавшийся персонал. Далее решила зачистить второй ярус. На верхнем уровне, где располагались игральные автоматы, Лиза обнаружила ещё несколько игроманов, кого выгнала, не стесняясь в выражениях. Она странствовала по дебрям из пёстрых и оригинальных машин для игры, каких не видела прежде. Музыкальным сопровождением слоты рекламировали сами себя.

На этаже никого не оставалось. Лиза подошла к ограде:

— Эй, здесь всё заминировано!!! Уходите со всеми!!! — кричала она вниз двум господам, что беспокойно бороздили пустой игральный холл.

Но вместо благодарности первый выхватил неразличимый предмет из пиджака, а второй, оказалось, держал что-то наготове. Два мощных хлопка обрушились на Лизу. Из деревянного ограждения фонтаном взмыли щепки. Она укрылась за круглой колонной и дважды стрельнула в ответ. «Я ничего не боюсь, я ничего не боюсь», — повторила она несколько раз.

Что делать? Можно было залечь и не давать им подойти к лестницам. Хоть она и супергерой, времени обороняться не было. Придётся спрятаться здесь, среди игровых автоматов, и прорваться к Максу.

Лиза подсматривала из-за укрытия. Внизу амбал скомандовал второму:

— Иди по той лестнице, я — по этой.

Оба держали на прицеле балюстраду и осторожно продвигались по ступенькам к ней.

 

* * *

Полпреду президента РФ в Северо-Западном Федеральном Округе с грифом «молния»:

«В связи с захватом заложников исламистами здания казино «Вегас» созван кризисный штаб по противодействию террористической атаке. К месту происшествия стягиваются силы спецназа ФСБ и внутренних войск для проведения мероприятий по недопущению гибели мирных граждан и вызволению заложников. Близлежащие подъездные пути оцепляются силами МВД. Со стороны террористов никаких требований пока не выдвигалось».

 

* * *

В кабинете директора пузатый чемодан распирало от денег. Хозяин склонился над дохлым питомцем, что растянулся на рабочем столе:

— И как только могла подняться рука на такое прекрасное и неповторимое создание! Клянусь тебе, мой друг, ты будешь отмщён! И фейерверк, который мы с тобой готовили, прогремит в твою честь!

— Майор не отвечает, — недоумённо мялся за спиной своего властителя Череп. — Не пора ли нам мотать отсюда, босс?

— Будет пора, когда я скажу!!! — вскипел директор.

Чудовищным ликом тот привёл Черепа в трепет:

— Ступай и убей девчонку‼

— Парни ею уже занимаются.

— Я хочу, чтобы она была мертва!!! Как убьёшь бестию — грохни двоих балбесов.

Череп помешкал и неохотно выдавил:

— Будет сделано.

 

* * *

Антон и Жорик в поисках благополучно достигли второго яруса. На носочках, с вытянутыми стволами они с разных сторон потихоньку вовлекались в лес из мигающих и бренчащих слотов.

Жорик впрыгивал наобум в каждый ряд, точно одержимый пристрелить любого. Вдруг он остановился и примостился у игрального автомата, рассыпав из свёртка на клавишную панель белый порошок…/

/В это время Антон держался стены, что очерчивала полукруг, и чутко всматривался в ряды:

— Ну давай, покажись, чертовка…/

/Крутясь с пистолетом, Жорик чуть не упал, споткнувшись пяткой об огнетушитель:

— Да чтоб тебя!

За ближайшим слотом валялся ещё один красный баллон. Слева ещё. А дальше в этом же ряду сплошной завесой высотой с автоматы пенилось плотное белое облако. Жорик, с ноздрями в порошке, скорчил нелепую вопросительную рожу. В пене улавливалось движение, отчего он стал беспорядочно долбить пулями белый сгусток, подсвечивая вспышками своё лицо. Пули уходили в проход и с бряканьем врезались в косой ряд автоматов.

Его патронник опустел. Жорик лихо перезарядил оружие, а в следующий момент из облака, сотрясая воздух, начали вспыхивать мимолётные огоньки разящих залпов. Изрешечённый Жорик шкафом рухнул к подножью автоматов./

/Обогнув сгусток пены, Лиза хватко подобрала оружие.

Скоро в семи аппаратах справа в промежутке мелькнул-выстрелил второй бандит. Лиза успела укрыться за автоматом. «У него ТТ, — определила она по звуку, — 8 патронов, убойная сила, прицельная дальность 25 м, — вспоминала про себя. — Жесть!» Обойдя четверть круга, мужчина появился с другого ряда. Лиза снова обогнула угол аппарата и дала выстрел вслепую.

Завязалась перестрелка. Лиза бежала поперёк рядам, паля по бегущему параллельно бандиту. Из-за того что там ряды расходились лучами, бандит отдалился достаточно, чтобы мазать мимо. Пули свистели над головой и рикошетили куда придётся. Лиза хотела проскочить к одной из лестниц, но бандит каждый раз отрезал путь.

Лиза высунулась из укрытия — пуля проскочила в волоске от уха. Она бахнула обратно, чтобы перебежкой притаиться за соседним аппаратом. Задерживаться было опасно: враг постоянно норовил близиться, потому приходилось отступать. Она бежала наискось, чтоб как можно меньше находиться в поле его видимости. Вот бандит пронёсся между аппаратами. Лиза пальнула — но поздно. Всё, что она придумала — это наматывать круги и не подпускать преступника к себе. Но тот, должно быть, уже разгадал, как действовать, и стал кружить, посылая ей пули, смыкаясь всё ближе.

Лиза огибала сдвоенный слот спиной. Последние две пули в наличии не позволяли ими раскидываться. Бандит появился в трёх аппаратах справа. Лиза заставила себя не двинуться с места. Выстрел противника — и преступник сразу скрылся. Пуля пролетела у плеча и угодила в автомат, отчего тот замолчал и погас.

Лиза обнадёжилась. А вот теперь у него кончились патроны! Она бросилась догонять злодея. Успеть, пока не перезарядился!

Лиза по тени определила его положение. Сейчас! Она нырнула в проход, чтобы встретиться лицом к лицу с неизвестностью. Доли секунды в четырёх метрах от себя смогла она наблюдать мерзавца, готового открыть огонь. Затем беспощадный выстрел откинул её на спину. Но пистолета Лиза не выпустила и разрядила последние патроны в отместку. Первый мимо, второй в лоб.

Бандит был повержен. Лиза осталась лежать противоположно ему. Она потрогала правый бок. Кисть окрасилась кровью. «Не больно, — успокаивалась Лиза. — И совсем не страшно».

 

* * *

По улицам города к месту ЧП под вой сирен и мерцание мигалок съезжались кареты скорой помощи, пожарные расчёты и транспорт силовиков. Для перекрытия дорог привлекались милицейские патрули. Всю окрестность вокруг казино оцепили. Из ближайших остановок и парка, гипермаркета и заправки эвакуировали людей, оставленные автомобили откатывались со стоянки казино. На крышах домов засели снайперы. Раньше них там обосновались спецкоры телевидения, ведущие прямые включения с места событий. Доставленный спецназ готовился к штурму…

 

* * *

До Ультимум Пунктум 15 минут

Лиза, держась за правый бок, не выпуская при этом очередной пистолет, спустилась к игровым столам. Сочившаяся кровь вырисовывала линию, что непрерывно тянулась по пятам. Она подобрала и пристроила за спиной рюкзак. Времени оставалось, чтобы проникнуть в служебный корпус прогнать людей ещё и оттуда. Беспокоил лишь Максим. Она сдержит обещание, но вдруг они добрались до него? Она себе этого не простит.

В покинутой игровой зоне было жутковато находиться, поэтому Лиза одёрнулась, когда в замершем пространстве зала различила стоячую фигуру человека. Хоть их и разделяло расстояние половины зала, в страннике Лиза узнала мерзавца с тремя запёкшимися порезами на лице. До этого неподвижный, лысый бандит молниеносно вскинул обе вооружённые руки.

«Да сколько можно!» — пронеслось в мыслях Лизы, когда она, уходя от обрушенной очереди выстрелов, завалилась под стол. Несколько пуль продырявили полотно для сдачи карт. Напрочь позабыв о ранении, она под прикрытием собственных выстрелов в полусогнутом положении побежала к месту, откуда её привели. Она залегала под столы, как только лысый заводил стрельбу.

После чужих выстрелов Лиза высовывалась ответить и, пока бандит уклоняется, продвигалась к выходу ещё на один стол, после чего перемещалась ползком. Она слышала, как пули издают звяканье об игральные принадлежности. Из положения под столом удалось различить, как злодей неумолимо приближался. Надо было что-то предпринять.

До зашторенной занавесом подсобной галереи с переходом в корпус Максима оставалось рукой подать. Скрестив пальцы, Лиза вскочила на ноги и рванула к портьере театрального размера. Ей вслед прогремел автоматный стрёкот. Лиза ворвалась в галерею перехода. Оторвалась. Но тут одна из пуль угодила в плечо, отшвырнув на пол. Боль сковала левую руку…/

/Упустив её, Череп свирепо бросился вдогон. Он вслепую обстрелял из пистолетов-пулемётов занавес и только потом проник внутрь. Искать не пришлось: по галерее тянулся кровавый след. Череп отправился по нему. Вбежав в коридор АБК, он почуял звуки лифта. Череп незамедлительно занял позицию видимости лифта и тут же открыл прицельный огонь по закрывающейся двери, за которой находилась она. И сразу бросился к подъёмному средству.

Над пробитыми пулями створками горел этаж назначения — пятый. Череп злобно прищурился и как ошпаренный кинулся к лестнице сбоку. Неистово, с рычанием и грохотом прогонял он под собой ступени. Второй этаж, третий. До верхнего этажа он добрался раньше лифта. Когда платформа поравнялась с полом, Череп упоительно, со звериной маской принялся беспощадно расстреливать металлическую изгородь по всем мыслимым направлениям, превращая её в решето.

Патроны иссякли. Стреляные гильзы звонко подпрыгивали по перекрытию. Лифт раскрылся: в изуродованной кабинке не было ни души. Череп изумлённо обнаружил девочку у лестницы:

— Что за..?!/

/— Обломись: я вышла этажом ниже! — навела пистолет Лиза.

Бандит успел лишь оскалиться — как она стала разряжать припасённые патроны, что громом содрогали бритоголового:

— Получи, фашист!!

Фаршированная пулями туша завалилась на месте — над ней склонилась Лиза:

— Никто не смеет мешать моему счастью‼

Она обратилась к часам: 10 минут.

 

* * *

Из ресторана «Гренландия» проходила спешная эвакуация людей. Периметр развлекательного комплекса со всеми выходами контролировался бойцами спецподразделений, ожидавшими команды на штурм. Руководство силовых ведомств колебалось.

 

* * *

Со всего пятого этажа к Лизе сбежались очумелые китайцы. Преодолевая телесные страдания, она прошлась по всем закоулкам и отправила обслугу к выходу. Хоть большинство и не понимало русский, работяги, числом человек тридцать, повиновались. Они бросали хозяйственные дела и дружно трусили к лестнице. Так верхний этаж опустел.

Обессиленная, с трудом держа пистолет, Лиза накинула оставленную кем-то куртку и на лифте опустилась на четвёртый. В глазах троилось. Отдел кадров, бухгалтерия, аналитический отдел, финотдел, кабинеты начальства — по субботам, оказалось, не работали.

Боль усиливалась, силы оставляли, и Лиза поняла, что дальнейшее шатанье не превозможет. Примкнув к ярко-красной коробочке на стене, она раскрыла прозрачный колпак и вжала кнопку. Загудела пожарная тревога. Пробирающий женский голос потребовал немедленно покинуть здание. Оставалось пять минут. Лиза по стене под запись клича о спасенье доплелась до лифта. «К Максиму», — вдавила первый этаж.

Платформа плавно причалила к нижнему уровню. Разъехались створки. Лиза освободила кабину, как вдруг натолкнулась на нескладного круглолицего мужчину — тяжестью тот сходу ударил по голове. Сознание отключилось./

/— Спасибо, что избавилась от тупых костоломов! — прошипел директор. — Но смерть Гены я не прощу!

Директор левой рукой взял ручку чемодана, а правой подобрал девичью ногу. От волочившейся рюкзаком вниз живой ноши тянулся алый шлейф. Время неустанно истекало.

— Пора бы с этим всем кончать! — приговаривал мужчина, когда под неугомонный сигнал тревоги заходил на склад.

Директор сверил время:

— Из-за какой-то мелкой стервозины весь мой план пошёл вразнос! Ну и кипишу же ты навела! — оглядывался тот на невозмутимое спящее лицо Лизы. — Сначала, было, решил разнести здесь всё к чертям вместе с собой, но рассудил, что с раненой девчушкой меня без вопросов пропустят через оцепление.

Директор бросил её к месту, где на трубе висел стальной браслет:

— Осталось одно. Перед нашим путешествием я хочу расквитаться с отпрыском давнего врага.

Мужчина пошарил глазами:

— Никому ещё не удавалось меня обдурить!

Директор перешагнул труп к нагромождению под полотном и сорвал материю: в компанию трёх мертвецов втесался истерзанный Максим.

— Мне нравится твоё стремление искать выход из любой ситуации! — воскликнул директор. — Прям как твой папаша! — ухватил тот Максима и оттащил к Лизе.

Теперь влюблённые лежали в паре. Максим испугано перевернул и растормошил Лизу. Она зашевелила ресницами:

— Я всех вывела. Как ты и просил.

— Ты умничка! Теперь мы будем вместе! — обнял-поцеловал её Максим.

Ими с отвращением дивился директор:

— Ненавижу людишек! Пожалуй, пристрелю вас обоих! Как некогда чету Марковых. Слабым здесь не место! — под вопль пожарной тревоги навёл тот на целующихся дуло.

Бах! Бах! Бах! — рассекли пространство выстрелы. Лиза и Максим лежали неподвижно. Всё так же в обнимку, как и желали в последний момент… Их обоюдно сцепленные пальцы, их соприкасаемые кончики носов соединяли два родных сердца, встретиться которым было велено судьбой…

Время неумолимо ускользало. Всё о том же настаивал пожарный голос. За грузно упавшим в бетон директором тряс в руках пистолет Миша:

— Я `всё правильно сделал?! — продолжал тот держать на прицеле убитого злодея.

Лиза расцвела улыбкой:

— Лучше некуда! Я уверена, ты встретишь потрясающую девушку. Она ведь этого достойна!

Миша кинулся помочь им подняться. Он поставил Лизу на ноги, затем уже оба взяли под руки Максима.

Стараясь не обращать внимания на ноющую боль, Лиза осведомилась об остатке времени. Секундомер на часах оставлял две минуты. Они повели Максима к выходу. Когда проходили мимо чемодана, Лиза на секунду остановилась: из боковых карманов клади выпирали знакомые купюры. Ей не требовалось много намёков для отгадки содержимого багажа. Протянувшись к ручке, Лиза покатила чемодан за собой. В тёплых краях придётся весьма кстати!

— Я не мог тебя бросить, — объяснялся Миша слева от Максима. — Я спрятался в туалете, когда тебя схватили. Собирался уже умереть там с голоду. А потом зазвенела пожарная тревога. Вышел сдаваться — и увидал того хмыря с тобой. Я здорово разозлился и подобрал твой пистолет, — демонстрировал тот оружие.

— Выбрось это.

— Угу.

Железяка шваркнулась о пол. Они обогнули синий автомобиль, на капоте которого покоился бандит; Миша опёр Максима на авто и на считанные секунды отлучился открыть ворота. Полотно мерно задиралось. Полоска дневного света ширилась, пока не ослепила, держащихся друг за друга.

— Командир, здесь люди‼

На улице в хаки встречал с автоматами на изготовке спецназ.

— Здесь бомба‼ Скоро рванёт!!! — предостерегла Лиза.

Штурмовики на предупреждение никак не отреагировали, лишь просочились в помещение.

— Садитесь в ту машину, — велел один боец и помахал милицейскому уазику, что притарахтел к въезду на склад.

Из кресла водителя вывалился знакомый милиционер.

— Сержант, отвези их в больницу, — приказал командир.

— А я уже собрался уехать без тебя, — под живым щитом спецназа сержант посадил Максима на заднее сиденье.

Миша помог Лизе и погрузил чемодан.

— Поторапливайтесь! — постучал по машине командир.

Лиза сзади, а Миша спереди даже не успели захлопнуть дверцы, как уазик стал набирать скорость.

— Значит, привёз я вас сюда и заглох…

Лиза прижалась к Максиму и водителя не слушала. Главное, они вместе. Влюблённые молча не могли наглядеться один другому в глаза.

— …Стал разбираться, в чём дело. Тут слышу, все патрули сюда направляют!

Лиза посмотрела на скопление техники, на снующих с важным видом представителей каких-то служб или ведомств.

— Да, ты была права — сегодня не твой день!

Машине освобождали путь люди в форме.

— Если надо, мы его на «скорую» пересадим, — поглядывал шофёр в погонах через плечо. — Но там будет много вопросов.

Они выезжали на свободный от машин проспект под вой сирены и проблески маячков.

— Я вас отвезу в госпиталь, где у меня свои люди. Если договоримся о вознаграждении.

— Считай, договорились, — отрезала Лиза.

— Ладненько, — надавил на «газ» и замолчал милиционер.

Лиза крепко сжала руку Максима и уложила голову на его плечо.

59 секунд до Ультимум Пунктум.

 

* * *

Группа захвата стремительно занимала позиции на этажах административного корпуса; бойцы под свето-шумовые гранаты и слезоточивый газ вторглись в игорный зал; под топот ботинок спецподразделение овладело складом.

— Есть жертвы, — передавали командиры подразделений в эфир. — Террористы пока не обнаружены. Гражданских тоже нет. Ведём поиск.

На таймере детонатора оставалось меньше минуты. Устройство привлекло внимание сапёра, которого окружили сослуживцы.

— Похоже на взрыватель.

Сапёр расстегнул пуговицу на шее:

— На месте не разминировать. Нужен робот, — тот мотал головой. — Не успеть.

Сапёр объял вниманием весь склад и затрясся:

— Да здесь кругом взрывчатка! Командир!!! Надо выводить людей!!! — выкрикивал тот в эфир. — Взрыв через пятьдесят секунд!!!

— Приказываю всем бойцам! — поступил в эфир хриплый рык командующего операцией. — На выход!!! Повторяю: на выход!!! Здание вот-вот взорвётся!!!

Штурмовики единым вихрем принялись отступать из комплекса. Первым обезлюдел склад. 40 секунд. Затем бойцы вырвались из развлекательного корпуса. 15 секунд. Последним покидал здание отряд, бравший вспомогательный корпус. 5 секунд.

 

* * *

Теперь никто не помешает их счастью! Иначе здорово рискует! Не будь она Супер Лиза! Она сладостно потёрлась щекой о плечо любимого и приоткрыла чемодан, что упирался в коленки. Этого на всю жизнь хватит. Ещё и детям достанется. Если, конечно, она не превратится в семейного расточителя! Они смогут воплотить самые заветные мечты!

На куртке проступал мокрый след. Лиза, ощутив ласки руки Максима на шее, взглянула на любимого: никто не смеет обижать её жениха. Он поцеловал в ушко. Лиза заслонила рюкзаком пятно крови, что проступало на сиденье. Она перестала ощущать боль, на смену пришли тёплая лёгкость и сонное блаженство. Неужели всё позади? Совсем не верилось. Казалось, до больницы она бы и сама добежала, — столько чувствовала в себе сил.

Тут Лиза отвлеклась на тротуар. По пешеходной полосе, весь из себя радостный и весёлый, вышагивал бродяга, за кого она как-то вступилась. Всё в том же пальто и с такой же смешной причёской. Живой! Стало хорошо на душе. Она устало улыбнулась и откинула голову вперёд…

Счётчик обнулился. Лиза больше не дышала. Ультимум Пунктум. Время остановилось. Деревья замерли. Звук исчез. Бойцы спецназа зависали где-то в пятидесяти метрах от здания. Лопасти барахтавшегося над комплексом вертолёта запечатлелись как в кадре. Свет еле-еле исходил из предметов и тел. Электрический импульс медленно распространялся по проводнику детонатора. Сердце Лизы ударилось в последний раз…

Между контактами пробилась искра. Вещество воспламенилось. Цепная реакция высвободила стихию, расширяя её многократно. Сокрушительная сила вырывалась из оболочки взрывчатки. Всё в том же положении висели бойцы.

Рукотворная геенна набирала свирепства. Огненный шар поглощал цех, растворяя в себе ящики, подпитываясь новым взрывным составом. Сжатая смесь выбила ворота, что пролетали над бойцами, сдвинувшимися лишь на считанные миллиметры. Не считаясь с преградами, адское полымя разносила в клочья стены, колонны, балки и перекрытия, испепеляя интерьер с декором. Прожорливая огненная масса как смерч вбирала всё на своём пути. Конструкции из металла превращались в пластилин. Кирпич крушился в прах как печенье. Стекло испарялось каплей в печи. Неистовый фронт горячего воздуха окатил спецназ. Подхваченные бурей, бойцы взмыли над землёй. За их спинами здание разносило на куски, словно детский конструктор, посылая объёмные буквы «VEGAS» в парк по соседству.

Ещё до того, как взрывной волной выбило в жилых домах окна, а жители окрестных кварталов услышали ужасающее извержение, комплекс превратился в месиво строительного мусора. Огненный гриб могуче вырастал на месте бывшего казино. Обломки капитального строения ураганом взметало в небеса выше котельных труб. Обугленные куски бетона как артиллерийские снаряды выстреливались из жерла преисподней.

От высвобожденной энергии прокатилось землетрясение. Подземная взрывная волна оборвала несколько водопроводных труб, с которых теперь ввысь взмывали гейзеры. Вертолёт наблюдения от полученных повреждений искал безопасный пятачок для аварийной посадки.

Облако чёрного едкого дыма с языками пламени показывало боковое зеркало уазика. Максим тряс в руках расслабленную, бездыханную Лизу.

Из оцепления все как один падали укрыться от убийственной мощи. Осколки прежней роскоши градом сыпались на людей и технику. Во всей округе на автомобилях взбесилась сигнализация. Пыльная, дымная буря прокатилась по перекрытым дорогам, посыпая пеплом просторы улиц.

С сиреной и мигалками уазик торопливо отдалялся от очага. Максим в слезах и терзаниях прижимал ещё тёплое девичье тело, уговаривая Лизу очнуться.

Когда мгла рассеялась, на месте развлекательного комплекса зияла пугающих размеров воронка. Словно сооружение вместе с фундаментом вывелось на орбиту. Пожарники без промедления приступали тушению отдельных очагов.

В муках и рыдании Лизу не отпускал Максим. Он не принимал того, что уже никогда не получит её нежные поцелуи, больше никогда не обворожится её улыбкой. Они были рядом, но уже не вместе; и разделяли их не время и расстояние — а разлучили жизнь и смерть. Быть может, Лиза находилась где-то неподалёку и просто не могла успокоить. А может, унеслась совсем далеко. Бездной горя убивался Максим…

 

* * *

Уже к вечеру очевидцы происшествия возвращались домой к родным и близким. Через день завалы расчистили, а яму засыпали. Скоро на злополучном месте разбили сквер и площадку для отдыха. СМИ перебирали версии и догадки случившегося, пока тема не перестала казаться злободневной.

Силовикам по крупицам удалось восстановить картину происшедшего, но высшие кремлёвские чины замяли дело. Мнения обывателей сошлись на том, что город стал свидетелем неудачной атаки террористов, погибших вместе с казино.

 

ГЛАВА 39

 

На побережье Тихого Океана дул лёгкий бриз. Молодой человек в майке и с закатанными по колено штанами привлекал внимание отдыхающих. Он стоял по щиколотку в воде, а в руках держал целый ворох разноцветных летучих шариков. Шарики были привязаны к корзиночке, в которой сидел серый плюшевый мишка.

Максим мысленно попрощался с медвежонком и отпустил корзинку по ветру.

Ральф с благодарностью глазел на уменьшающегося Максима. Теперь мишка был свободен. Он весело парил над островами, куда так и не попала его хозяйка.

 

«Немало времени прошло с тех пор. Казино навсегда остались в прошлом. А спасённые от жуткого взрыва люди никогда не узнают имени своей спасительницы. Новые громкие случаи легко стирают из памяти давно минувшие. Но те события ежечасно всплывают в моей голове, будто были вчера. Тогда пошёл отсчёт моей новой жизни. Жизни, в которой нет Лизы. Всё, что у меня от неё осталось, это фотографии, среди которых так несправедливо нет ни одной нашей общей. Но взглянуть на них я не осмеливаюсь. Я берегу живую память о ней, как самое драгоценное, что есть у меня. Более всего я страшусь забыть её голос. Без неё мне нет покоя. И единственное моё утешенье — это работа. Я разорвал свой черновик с разработками, когда узнал о том, что Лиза покупала парики детям, оставленным после химиотерапии без волос. У меня не возникло сомнений, что делать с деньгами, доставшимися мне, и учредил сперва фонд поддержки, а затем и благотворительную организацию. Мы помогаем больным детям вылечиться. В нашей стране оказалось полно небезразличных людей. Среди них — мой друг Миша. Думаю, Лиза одобрила бы наше предприятие. И эта мысль не даёт мне сбиться с пути. Лишь теперь я знаю, зачем остался жить. Чтобы понять то, что так легко давалось моей любимой непоседливой девчонке, — разжечь в сердцах окружающих доброту и любовь.

Порой мне снится она. В такой день я хожу как зачарованный, вновь и вновь переживая свой сон. Я закрываю глаза, представляю её рядом — и меня переполняют мгновения счастья. Сегодня случилась та самая драгоценная ночь, когда Лиза после мучительного перерыва явилась мне в грёзах. Мы были вместе, словно и не расставались. Она держала мою руку и вела вдоль песчаного берега океана на фоне роскошных ветвей пальм, рассказывая смешные наблюдения из жизни людей. Она смеялась и не умокала, а я внимал каждому её слову и смешку, как будто знал, что всё это ненадолго. Наши следы смывал морской прибой. Наши тени слились в одну лучами утреннего солнца. Наконец она остановилась и притихла. Моя девочка смотрела на меня каким-то проникновенным и понимающим взглядом. Она знала, как мне больно. По её щеке скатилась слеза. Я обнял Лизу, но она растворилась, обратившись лёгким, тёплым туманом, лишь успев на прощанье нежно шепнуть: «Я люблю тебя!»

Из дневника Максима

  • На живца / Механник Ганн
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • «Тьма — это Зло, а Свет — Добро!..» / Щепки / Воронова Влада
  • Истребитель тараканов / Необычные профессии / Армант, Илинар
  • Дорога на дачу / Салфетка №43 / Скалдин Юрий
  • Ночь.Крыша.Женщина. / Души серебряные струны... / Паллантовна Ника
  • Фонарный столб / Лешуков Александр
  • "Ревизор" / И ещё пьесы-сказки... / Армант, Илинар
  • Коробейник / Фэнтези Лара
  • Глава 4 / Beyond Reason / DayLight
  • город / Анютина Мария

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль