История пятая "Нехорошая квартира"

0.00
 
История пятая "Нехорошая квартира"

 

 

Нехорошая квартира

 

 

 

— Представляешь, как нам повезло?

Андрей с удовольствием обвёл взглядом стены:

— Завтра перевезём все вещи!

Кирилл кивнул.

Им, действительно, повезло. Снять двухкомнатную квартиру по цене однокомнатной, с мебелью, телефоном, даже двумя телевизорами. Пусть и старенькими. За три года общага страшно надоела и, если родители сами решили помочь, то отказываться от этого было бы глупо.

Оба они были из одного подмосковного города, достаточного большого по сравнению с другими, однако ездить в институт, затрачивая каждый день на дорогу, туда и обратно, по пять с лишним часов, не представлялось возможным.

Дружили они давно, так давно, что оба забыли, с какого момента началась их дружба. Кирилл был уверен, что это случилось на качелях, когда оба орали и дрались лопатками за место на них, а Андрей был уверен, что это произошло в детском саду, когда они не поделили железную дорогу.

 

На следующий день, к вечеру, они ввалились в квартиру с двумя чемоданами и тюками, свалив всё своё добро в свободный угол большой комнаты.

Шлёпнувшись на диван, Кирилл несколько минут сидел, закинув руки за голову, потом, вздохнув, встал и направился к вещам. Он уже схватился за ручку чемодана, чтобы оттащить его в маленькую комнату, где стоял двухстворчатый шкаф, который он решил приспособить под свои вещи, как услышал:

— Ты что собрался делать?

— Хочу сегодня всё разобрать, чтобы в выходные не возиться с вещами.

— Оставь! — Андрей удивлённо посмотрел на друга. — Нам же сейчас уходить. Время скоро восемь. И так провозились.

Кирилл прекрасно помнил о том, что они были приглашены в гости, но сейчас ему расхотелось ехать. Хотелось всё разложить, потом поваляться на диване, насладиться покоем и тишиной и, наконец-то, нормально выспаться.

— Поезжай один, я останусь. Хочу отдохнуть.

— А раньше ты об этом не мог сказать? — Андрей нервно взъерошил волосы. Непредсказуемость Кирилла часто выводила его из себя. — Или ты только сейчас это решил?

— Угу, — усмехнулся Кирилл, — сел на диван и решил. Да, ладно, — примирительно добавил он, — если так хочется, съезди без меня. Там народа будет хватать. А я займусь вещами. Могу разобрать и твои.

Андрей в сердцах сплюнул и начал собираться. Перед уходом, всё-таки, повернулся к другу:

— Так ты не едешь?

Кирилл улыбнулся про себя: "Запомни золотое правило. Если не хочешь получить отрицательный ответ — никогда не употребляй частицу «не» в вопросе".

— Нет, — усмехнулся он, — давай, чеши.

Когда дверь за Андреем захлопнулась, он на миг заколебался. Может, и правда, плюнуть на всё и поехать? Но вспомнил все их посиделки и согласился с принятым решением. Пиво, болтовня, которая потом переходит в «задушевную» беседу. В том-то и дело, что в «за душевную» — во что-то такое, что находится вне пределов души, а не душевную. Искренность, которая разбавлена немалой долей цинизма. После таких разговоров стыдно смотреть друг другу в глаза. Да и бежать, и кричать: «подожди, я передумал» — на это он никогда не пойдёт. «Упрямый чёрт», как называл его частенько Андрей.

Кирилл засмеялся. Схватив свой чемодан, внёс его в другую комнату. Распахнул дверцы шкафа. Они взяли с собой и вешалки, но к его удивлению, в шкафу хватало вешалок. Глянув вниз, он увидел красивые женские босоножки. Босоножки были совсем новые.

«Наверное, хозяйка забыла», — подумал он.

Кирилл вспомнил Елену Викторовну. Молодая, эффектная женщина. Правда, она была несколько растеряна при подписании договора. «Надеюсь, что эти задержаться надолго?» Услышав слова агента, они оба, едва ли не в один голос заверили обеих женщин в том, что будут вести себя хорошо, что не станут никого приводить и, вообще, будут паиньками. Сейчас Кирилл, вспомнив этот разговор, задумался. Была какая-то странность: и в бегающем взгляде хозяйки, и в вопросе агента, и… в низкой, слишком низкой цене. Может быть, за стеной живут какие-нибудь буйные соседи? Или ещё что-то не так?

Он вышел из комнаты, зашёл в ванную, покрутил краны, потом пошёл на кухню. Вроде бы всё прекрасно работало. На кухне, проведя небольшую ревизию, обнаружил даже всю необходимую утварь. И, раз уж он был на кухне, то решил поставить чайник, который спокойно стоял на плите. Как оказалось, не всё необходимое присутствовало. Минут десять он потратил на поиск спичек, но так и не нашёл. К счастью, Андрей курил, а значит, где-нибудь в карманах у него должна быть зажигалка.

Он не ошибся. Поставив чайник, снова отправился в комнату, и, наконец-то, приступил к разбору вещей. Провозился часов до одиннадцати: пока поужинал тем, что они захватили с собой, пока разобрал вещи, пока полежал в ванне, после чего завалился на диван и обвёл глазами комнатку.

«Интересно, — подумал он, — кто в ней раньше жил?»

Комнатка была довольно уютная. На полу лежал старенький, но чистый палас, двухстворчатый шкаф, в углу тумбочка с небольшим телевизором, и лежавшим на ней, пультом, на окне плотные, выцветшие шторы. Диван с мягкими, дутыми подлокотниками, вполне могли сойти за подушки, в другом углу маленький журнальный столик. Ничего лишнего. Кирилл почему-то подумал, что в этой комнате жил пожилой человек, может быть, мать их хозяйки.

Взяв с телевизора пульт, пощёлкал программы и выключил телевизор. После еды, душа, возни — захотелось спать. Он уже закрыл глаза, когда зазвонил телефон.

Кирилл схватил мобильник, который заранее положил на спинку дивана, (как чувствовал, что друг всё-таки позвонит), но это звонил телефон в коридоре.

— Да?..

— Проверка связи, — услышал он голос Андрея вместе с тихо доносившейся музыкой, — ты ещё не передумал? А то бери машину и дуй к нам.

«Ещё «не», — Кирилл улыбнулся. Андрей допустил две ошибки. Первая — опять эта «не», вторая… Если бы он сказал — «дуй к нам», то, может быть, Кирилл и задумался бы, но вот это «ещё не передумал...».

— Конечно, нет. Когда это я менял свои решения? Чем занимаетесь?

— Как всегда...

— А я ложусь спать. Если ты не взял ключи, то оставайся там до утра.

— Да я и звоню тебе, чтобы ты закрыл дверь. Приеду утром.

Кирилл положил трубку. Со стороны их разговор мог бы показаться размолвкой, но они слишком хорошо знали друг друга. Завтра Андрей притащится ни свет, ни заря. Будет жаловаться, что болит голова, что устал, что ютился всю ночь в каком-то кресле, и закончит тем, что скажет: «Лучше бы остался».

Кирилл вновь вернулся в комнату, погасил свет, лёг на диван и с наслаждением потянулся. Из-за плотных занавесок в комнате была густая темнота, лишь светился красный огонёк телевизора. Он закрыл глаза и стал погружаться в приятную дремоту.

И тут неожиданно раздался скрип. Кирилл открыл глаза, вглядываясь в темноту. Всё было тихо. Глаза постепенно привыкли к темноте, и уже можно было различить смутные очертания предметов. Он вновь было смежил веки, как скрип повторился. Теперь Кирилл смог увидеть, что производило этот скрип. Это скрипела дверь в комнату, которая, качнувшись, стала закрываться.

Он рывком сел, не сводя взгляда с двери. Она закрылась, и в тот же миг, в наступившей тишине возник другой звук. Звук мягких шаркающих шагов. Казалось, кто-то движется от окна к двери, прямо мимо него.

Нервы Кирилла не выдержали. Вскочив, метнулся к двери. Распахнул её настежь и почувствовал под ногой что-то скользкое, липкое… Только тут он догадался щёлкнуть выключателем. Комнату залил яркий свет, на миг Кирилл зажмурился, потом открыл глаза, глянул под ноги и ахнул.

У самой двери, на паласе, алело довольно большое пятно. Сомнений у него не было — кровь! И правой ногой он стоял в этой луже. Схватившись за ногу, попытался рассмотреть, что же могло случиться? Может быть, наступил на что-то острое? Мало ли что могло выпасть из вещей. Но боль не ощущалась, и кожа, вроде бы, была не повреждена. Прыгая на одной ноге, Кирилл добрался до ванной и, включив воду, смыл кровь. Ни единой царапины! И только в этот момент по спине пополз липкий холодок страха. Стоя босиком на холодном полу, он выглядывал в коридор, прислушивался, не решаясь снова войти в комнату, хотя там по-прежнему горел свет, освещающий часть коридора. Наконец, решился.

С опаской заглянул в комнату. Всё было чисто! Но он мог поклясться кому угодно, в чём угодно, что это пятно крови, в которое он наступил — не галлюцинация, это было!

Кирилл стоял в коридоре, переминаясь с ноги на ногу, не зная, что делать дальше. Было страшно. Снова спокойно улечься и попытаться уснуть, он не мог. Потоптавшись ещё немного, всё-таки вошёл в комнату, но только затем, чтобы одеться. Одевшись, почувствовал себя немного спокойнее. Но иметь дело с этой «уютной» комнаткой, он больше не хотел. Что-то давило, внушало страх, было стойкое ощущение чьего-то присутствия.

Выйдя в коридор, открыл дверь в большую комнату, включил свет. Что делать дальше? Желание уснуть испарилось. Напротив, взвинченные нервы давали странную бодрость. «Займусь его вещами». Он двинулся в угол, и тут его просто оглушил сильный хлопок. Это со стуком захлопнулась дверь в большую комнату.

Больше Кирилл не мог сдерживаться. Вскрикнув, он метнулся к двери, и крутанув ручку, дёрнул её на себя с такой силой, что едва не сбил сам себя с ног. В коридоре с ужасом увидел, что дверь в маленькую комнату закрыта, хотя он точно помнил, что её не закрывал. Оставаться в квартире, он больше не мог. Погасив свет в большой комнате, почти одновременно щёлкнул выключателем в коридоре. Открыл входную дверь и, выйдя из квартиры, уже собрался её захлопнуть, как вспомнил про ключи. Не заходя в квартиру, пошарил взглядом и увидел их лежащими на тумбочке в прихожей. Кирилл облегчённо вздохнул — лишь протянуть руку. Взяв ключи, захлопнул дверь. Свет в коридоре остался гореть, но возвращаться в квартиру, ему не хотелось.

Он уже начал спускаться по лестнице, как вспомнил, что телефон остался в квартире. Сейчас, наверняка, уже часов двенадцать. Кода от двери Димкиного подъезда он не знает. Стоять и ждать, пока кто-то войдёт в подъезд или выйдет? Некоторое время, Кирилл в замешательстве и страхе стоял на лестнице, потом, обречённо вздохнув, подошёл к квартире. Прежде, чем открыть замок, стал вспоминать — где может лежать телефон? Наконец-то вспомнил — он его положил на спинку дивана в… маленькой комнате. Хотелось плюнуть и поехать так. И, всё-таки, собравшись с духом, решился. Ведь это полминуты! Влететь в квартиру, схватить телефон и назад.

Открыв входную дверь, Кирилл откинул её полностью к стене. Сделал шаг в квартиру, по-прежнему придерживая дверь рукой. Дверь в маленькую комнату была открыта! Гостеприимно открыта. Кирилл замер. Сердце заколотилось. «Всего несколько шагов — туда и обратно...», — успокаивал он себя. Набрав воздуха, как перед прыжком в воду, он метнулся в комнату, схватил телефон и, развернувшись, бросился к выходу. И в этот же миг входная дверь захлопнулась. Кирилл закричал. Больше он не мог себя контролировать. Руки плохо слушались, ему никак не удавалось повернуть замок и открыть дверь. Он то крутил его, то дёргал ручку, но дверь не открывалась. А спиной чувствовал приближение чего-то страшного, но никакие силы не заставили бы его обернуться и выяснить, что там. Он уже хотел кричать, стучать кулаками в дверь и звать на помощь, когда замок, наконец-то щёлкнул, и дверь открылась.

Не веря такому счастью, Кирилл пулей вылетел в коридор, захлопнул дверь, и бросился вниз по лестнице. Лишь выбежав из дома, понемногу стал приходить в себя. Думать о том, что это было, не хотелось. Понимал, что ответа всё равно не найдёт. Ноги дрожали, в теле тоже была дрожь. Почти шатаясь, Кирилл побрёл к дороге, чтобы поймать машину и поехать к ребятам. Впрочем, ребята не были ему нужны — ему нужен был Андрей. Рассказывать он ему ничего не будет. Пока не будет. В такой рассказ трудно поверить. Но он скажет ему… Что он скажет, он пока ещё сам толком не знал.

Доехал он быстро. Дмитрий, в гостях у которого сейчас находился Андрей, жил остановках в пяти от дома, в котором они сняли эту проклятую квартиру.

Дверь открыл сам хозяин, удивлённо взглянул на Кирилла, коротко хохотнул и крикнул куда-то в комнату:

— Приехал!..

Но Кирилл не пошёл в комнату, отстранив Дмитрия, прошёл на кухню, лишь мельком взглянув в приоткрытую дверь. Кто-то из ребят уже дремал на диване. Войдя на кухню, тяжело опустился на табурет, пошарив глазами, увидел на столе открытую бутылку пива. Протянул руку...

— Да, подожди ты! — Дмитрий полез в холодильник, достал банку и сунул ему в руку. И в этот момент на кухне появился Андрей.

— О! Приехал! Ты чего?

Кирилл не ответил, он молча потягивал пиво, даже не взглянув на друга — не потому что не хотел говорить, а потому что просто не слышал вопроса, даже не видел вошедшего Андрея. Он целиком был погружён в свои мысли. Дмитрий, стоя в дверях, посмотрел на одного, на другого, и вышел, закрыв за собой дверь:

— Ладно, разбирайтесь, не буду мешать...

Кирилл вздрогнул от скрипа двери и только сейчас пришёл в себя и увидел Андрея, сидящего напротив.

От Андрея не укрылось странное выражение лица друга, его испуганный взгляд.

— Что случилось? — повторил он свой вопрос.

— Я хочу съехать… В эту квартиру я больше ни ногой… — всё-таки выдавил из себя Кирилл.

— Что?! — задохнулся Андрей. — Ты с ума сошёл! Мы внесли предоплату за два месяца. Заплатили агенту. Даже если хозяйка вернёт деньги, то снять квартиру в этом месяце, мы уже не сможем. А если не вернёт?.. Может, объяснишь, что случилось? — уже в третий раз повторил он свой вопрос.

Кирилл молчал. Именно такую реакцию он и ожидал. А какой ещё ей быть? Рассказать? Он представил себя на месте Андрея. Поверил бы он? Вряд ли. Несмотря на то, что знает Андрея, как самого себя.

— Ладно, — вздохнул он, — ты можешь оставаться, а я завтра же перееду назад.

Андрей сидел и смотрел на него, стараясь понять — что же такое могло произойти, пока его не было? Звонила хозяйка, и что-то сказала не то? Какая-то неприятность с соседями? Или… разыгрывает? У друга был талант к розыгрышам, Андрей частенько попадался. Он внимательно посмотрел на Кирилла. Нет, не похоже. Плечи опущены, взгляд по-прежнему испуганно-затравленный, за то время, что они не виделись, Кирилл изменился. Как надломилось в нём что-то. Но, почему тогда молчит? Или он всё-таки обиделся, что Андрей уехал без него?

Андрей поднялся:

— Поедем домой, — просто сказал он.

Кирилл быстро посмотрел на него, И Андрей вновь увидел в его глазах этот страх.

— Я останусь здесь. Утром приеду за вещами.

— Не дури! — Андрей поднял его, встряхнул. — Поехали. А утром поговорим. И ты мне расскажешь, что же всё-таки случилось. Может быть, к утру созреешь.

«А если поехать? — подумал Кирилл. — Нас будет двое. Если что-то произойдёт, то мне не придётся убеждать Андрея, не придётся доказывать, что это не плод моего расстроенного воображения. Он всё увидит сам».

— Поехали, — сказал он вслух.

Они подошли к двери:

— Мы уезжаем!

Дмитрий вышел, удивлённо на них посмотрел:

— Давайте. Подвезти не могу, сами понимаете...

— Ничего, поймаем.

Где-то, минут через двадцать, они уже были у своего подъезда.

Поднялись на этаж. Кирилл молча протянул ключи Андрею.

«Сейчас увидит, что в коридоре горит свет...»

Андрей открыл дверь. Свет был погашен. Кирилл замер на пороге. Щёлкнул выключатель, Андрей повернулся к нему:

— Что стоишь? Заходи.

«Напрасно поехал, — подумал Кирилл, — и его притащил… Мало ли что может произойти?.. Надо было придумать какую-нибудь причину, прежде чем ехать...»

Вздохнув, переступил через порог. Он не мог понять, что с ним происходит. Или это нервы, или он, действительно, сразу почувствовал что-то тревожное, тяжёлое, как только вновь вошёл в квартиру. Присутствие? Да, наверное, присутствие. Кого? Чего?..

Андрей вошёл в большую комнату, и Кирилл поспешно метнулся за ним.

— Давай ложиться. Я страшно устал.

— Я тоже. Ты где будешь спать?

— С тобой! — вырвалось у Кирилла.

Андрей бросил на него взгляд, хотел уже засмеяться, но внезапно в голову пришла догадка. «Его что-то напугало в квартире… Что-то здорово напугало, — подумал он, — ладно, не буду сейчас спрашивать». Зная характер Кирилла, он решил всё принять, как должное, даже подыграть. Слова друга о том, что он не собирается здесь жить, напрягли его. Столько времени искать, найти такой вариант, и всё это только для того, чтобы отказаться?

— Тогда стели. Вон там у нас подушки. А завтра уже разберёмся. Сейчас нет сил.

Диван в большой комнате выдвигался вперёд, не книжкой, как… в той. На нём спокойно могли разместиться и три человека. Кирилл бросил взгляд на настенные часы. Всего лишь половина второго ночи, а ему-то казалось, что уже, вот-вот, и настанет утро...

Андрей уснул моментально, а он всё лежал и, помимо воли, прислушивался. Было тихо. Иногда лишь раздавался какой-то щелчок или лёгких треск, один раз проехал лифт… Он немного успокоился, закрыл глаза и, в этот момент почувствовал, что ему надо выйти...

«Чёртово пиво!» — подумал он. Покидать диван не хотелось. К тому же, при одной мысли о том, что ему придётся ходить мимо этой комнаты, в нём вновь зашевелился, уснувший на время, страх. Он поворочался, попытался всё-таки уснуть, но...

Кирилл сел.

«Ладно, спокойно. Я сейчас не один. Может быть, ничего не случится…»

Сейчас всё произошедшее ему казалось каким-то наваждением. И разуверять себя в нереальности произошедшего именно сейчас, ему не хотелось.

Встав, подошёл к двери, открыл её полностью, прислонив к стене, рукой нащупал выключатель в коридоре — зажёг свет. Покосился на дверь в маленькую комнату — она была закрыта. Быстро прошмыгнув по коридору, влетел в туалет и защёлкнул замок.

Но вот выйти...

Он стоял за дверью, чувствуя, как сердце начинает колотиться. Это был не его страх! Почему-то эта мысль сейчас пришла ему в голову. Будто кто-то, помимо его воли, внушает ему неясные ужасы. Чья-то воля. Чуждая, невидимая энергия. Всего-то открыть дверь и вернуться в комнату. К Андрею. Но Кирилл топтался у двери, не решаясь её открыть. Казалось, что если сейчас он её откроет, то за ней увидит нечто страшное, или что-то страшное набросится на него. И эта неизвестность пугала ещё больше. Ему даже слышалось какое-то царапанье по двери...

«Спокойно..., — внушал он себе, — спокойно… Если что, я закричу, разбужу Андрея… Я не один в этой квартире… Всего-то сделать несколько шагов...»

Наконец, он уговорил себя. Рывком открыл дверь туалета и выскочил. Свет в коридоре продолжал гореть, но будто бы тускло, как в невидимом тумане. Лампочка чуть трещала, готовая в любой момент перегореть, даже воздух был какой-то тугой. Кирилл бросился по коридору к комнате и, только тут увидел, что дверь закрыта! Когда она успела закрыться? Когда?! Он крутил ручку, но дверь не открывалась. А вот дверь в маленькую комнату скрипнула и стала тихонько приоткрываться, постепенно являя чёрный, пугающий провал. И Кирилл не мог больше сдерживаться. Он закричал, одной рукой продолжая крутить ручку, а второй колотить в дверь, помогая себе и ногами.

Он не слышал, как с другой стороны кто-то подошёл к двери, лишь почувствовал, как дверь поддалась, с силой толкнул её, на что-то натолкнулся, заорал ещё громче и отшвырнул это «что-то» от себя. С диким ором пронёсся по комнате, врезался в противоположную стену, отрикошетил и шлёпнулся на пол. Сидя перевернулся, глянул на дверь… и крик оборвался.

У двери стоял Андрей. Он догадался включить свет. Рукой он держался за лоб, рот был приоткрыт, и он с не меньшим ужасом смотрел на Кирилла.

Кирилл опустил глаза. Взгляд упёрся в ноги. На одной ноге болтался вывернутый шлёпанец, вторая нога была босая. Проведя взглядом по полу, он увидел второй шлёпанец, валяющийся рядом с Андреем, который по-прежнему стоял статуей и молча хлопал глазами.

И, тут, Кирилл засмеялся. Сначала он смеялся тихо, потом всё громче — у него явно началась истерика.

Когда в квартире живут двое здоровых парней, то у них нет под рукой никаких лекарств. Поэтому, лекарством послужила банка с холодной водой и сама рука, которой Андрей залепил ему пощёчину. Эти методы немного привели Кирилла в чувства. Андрей рывком поднял его с пола и посадил на диван. Он и сам был напуган. Таким своего друга он не видел никогда.

— Куда тебя понесло-то? — рявкнул он и встряхнул Кирилла. Тот посмотрел на него, всхлипнул и коротко хохотнул. Андрей и сам уже понял, что сморозил глупость. Вид у Кирилла был, более чем, жалкий. Щека была красная, с волос капала вода, к тому же по телу то и дело пробегала дрожь. Андрей был уверен в двух вещах: Кирилл ничего не наглотался — он даже не курил, и он не сошёл с ума. Но, вот то, что он чем-то смертельно напуган — это факт.

— Так… А теперь ты мне расскажешь всё. Обещаю, что поверю.

Кирилл покачал головой и пошарил глазами, облизнув языком губы. Андрей понял и дал ему банку, в которой ещё оставалась вода. У Кирилла не было выхода, и он начал говорить. Его рассказ то и дело прерывался: он то прислушивался, то оглядывался… Андрей, глядя на него, не мог ему не верить, но… и верить тоже не мог. А ведь… «Надеюсь, что эти задержаться надолго?..» — неожиданно вспомнились ему слова агентши. Неужели, всё это правда?..

— Давай, ложись, — сказал он, когда измученный Кирилл закончил свой рассказ, — обещаю, что не буду спать. А утром всё обсудим.

Андрей сдержал слово и не ложился, пока друг не уснул. Но видел, что и спит тот неспокойно. Лёг сам, прислушался. В квартире было тихо. Уснул, когда стало светать...

 

Проспал он всего несколько часов. Проснулся, когда на часах было девять, и больше не мог уснуть. Какая-то мысль бродила в мозгу и, оформившись, потащила его в соседнюю комнату. Он вышел на цыпочках, бросив взгляд на Кирилла, который сейчас уже спал спокойно. Войдя в маленькую комнату, сел на диван и набрал номер хозяйки. Лишь услышав первый гудок, подумал о том — а, вдруг, она ещё спит? Но уже второй гудок был прерван женским голосом.

— Елена Викторовна? — Андрей только сейчас подумал о том, что не знает, о чём ему говорить. И тут же услышал встречный вопрос:

— Что-то случилось?..

«Что-то случилось? — мозг Андрея лихорадочно заработал. — Как она быстро спросила… И что могло случиться?..»

— Нет, — сказал он вслух, подбирая слова, — я просто хотел узнать — кто до нас жил в этой квартире?

— До вас? — ему показалось, что теперь она взяла себя в руки, потому что голос изменился, в нём уже не было той странной интонации, с которой она спросила: «что-то случилось?» — До вас жила молодая семья.

— Долго? — неожиданно вырвалось у Андрея.

— Конечно, — ответила хозяйка, но он не мог не отметить, что ответила она с заминкой, — достаточно долго. А к чему эти вопросы?..

— Да, нет… Просто хотел узнать, кто здесь жил до нас… — это было ужасно глупо, но что-то придумать ещё Андрей просто не мог. Поэтому быстро попрощался.

— Ты кому звонил?

Кирилл стоял в дверях, не заходя в комнату. Вид у него был, как после тяжёлой болезни.

— Хозяйке, — ответил Андрей, — заходи, поговорим...

Кирилл нерешительно зашёл в комнату и сел на краешек дивана.

— Я её спросил — кто жил до нас. Она ответила, что молодая пара… Но в нашем разговоре было что-то странное… Слушай! Давай останемся ещё на один день. Хотя бы на один день. Обещаю, что не отойду от тебя ни на шаг. Если же ты не можешь, то переночуй в общаге, а я останусь здесь один. Не хотелось бы терять квартиру...

Кирилл посмотрел на друга. «Понятно. Не поверил...» Впрочем, он не мог обижаться, потому что не мог ответить твёрдо — поверил бы он сам? Ему очень хотелось уехать, но он не мог оставить Андрея одного в этой квартире. И переубедить его он тоже не сможет, потому что Андрей не верит до конца, что с этой квартирой что-то не так. И ещё как не так!

— Хорошо, — вздохнул он, — ещё на день… — и пошёл на кухню.

Андрей потащился за ним.

Проведя ревизию, они составили список продуктов. Андрей внёс в этот список ещё кое-какие необходимые вещи. Кирилл ничего не сказал, лишь грустно усмехнулся про себя. То, что внёс Андрей, предполагало остаться в этой квартире не на один день. Ему страшно хотелось уйти из дома. Хотя бы немного проветриться. И Андрей это понял:

— Ты тогда иди, а я хоть немного разберу вещи. А потом сходим куда-нибудь.

 

Магазин оказался рядом. Но, всё равно, сменив, хоть совсем ненадолго, обстановку, Кирилл почувствовал себя легче. Быстро закупил всё по списку и заторопился назад. Стало тревожно за Андрея. Как он там? «Сейчас же утро», — успокоил себя Кирилл. Он уже собирался войти в подъезд, как какая-то мысль заставила его остановиться и оглянуться. Пока он ходил в магазин, во дворе что-то изменилось. На лавочке появились бабушки, которые с интересом смотрели на него. Чуть-чуть поколебавшись, Кирилл направился к ним...

 

Едва дверь захлопнулась за другом, Андрей пошёл в большую комнату. Нехотя открыл чемодан; мысли блуждали далеко от того, что нужно было делать, поэтому он бесцельно перекладывал вещи с одного места на другое. Из раздумий его вывел внезапно раздавшийся сильный хлопок. От неожиданности Андрей даже подскочил на месте. Растерянно огляделся, не поняв, чем мог быть вызван этот звук. Но удар был такой силы, что после него он явственно услышал звук осыпающейся штукатурки.

Андрей выскочил из комнаты. Возникла, было, мысль, что это вернулся Кирилл, что-то забыв, и что это он так сильно хлопнул дверью, но это был не Кирилл. Стоя в коридоре, Андрей пытался вспомнить — закрывал ли он дверь в маленькую комнату, когда выходил? Кирилл вышел первый и пошёл на кухню, он пошёл за ним… Нет! Дверь была открыта, а теперь? Он смотрел на эту дверь, чувствуя странный холодок внутри. «И что такого? — думал он. — Ну, захлопнулась. Может быть, от сквозняка...» Но никакого сквозняка быть просто не могло. К тому же на полу он увидел что-то белое. Это, действительно, осыпалась штукатурка.

«Чёрт знает что! — сердито подумал он. — Я просто наслушался его бредней. Сейчас день. Ничего быть, даже если что-то и было, не может!» Но, опровергая его слова, за дверью послышался странный звук. Будто что-то скользило по ней с той стороны, что-то тяжёлое навалилось на дверь и медленно сползало на пол. А затем ещё более странный звук. Стон? Хрип?

Андрей, теперь уже в ужасе, не отрываясь, смотрел на дверь. Кажется ему, или это на самом деле из-под неё начинает что-то подтекать? Что-то тёмное, густое...

Он не выдержал. Развернулся и стал открывать замок. Но замок открылся не сразу. За эту минуту он пережил ужас, который никогда не испытывал в своей жизни. А за спиной слышал скрип, понимал, что это открывается эта проклятая дверь. Наконец-то, сообразил — как открыть замок, рванул дверь и выскочил в коридор.

Лишь услышав хлопок за спиной, перевёл дыхание, но тут же пришла мысль — а взял ли Кирилл с собой ключи? А, если нет? Тогда плохо. Очень плохо! Потому что он стоял в коридоре лишь в трусах и в тапках. А, если кто-то сейчас выйдет на лестницу?..

Ожидание показалось вечностью. То ли от пережитого страха, то ли от прохлады подъезда, его немного начало познабливать. «Да, куда же он делся-то?'» — в отчаянии думал Андрей. Наконец, услышал, как кто-то поднимается по лестнице. Если это не Кирилл… Но это был он, нагруженный сумками. Увидев Андрея на лестнице, он, кажется, нисколько не удивился. Андрей хотел уже спросить — есть ли у друга ключи, как увидел, что тот, обогнув его и, по-прежнему, ни слова не говоря, достал ключи, открыл дверь и вошёл в квартиру. И, лишь войдя, обернулся:

— Ты идёшь?

Кажется, сейчас они поменялись местами. Андрей растерянно потоптался в коридоре, не без удивления глядя на Кирилла, и послушно вошёл за ним. Но удивление стало ещё больше, когда Кирилл, бросив на пол сумки, прошёл в маленькую комнату и позвал его:

— Иди сюда...

Только сейчас Андрей вспомнил, что случилось. Но, когда они вошли, пол был сухой, и даже штукатурки на полу не было...

— Извини, — примирительно сказал Андрей, не решаясь войти в комнату, — я тоже столкнулся с ЭТИМ. Давай собирать вещи...

— Мы остаёмся, — тихо сказал Кирилл, — если хочешь, то можешь пока уехать, а я останусь...

— Да, что с тобой! — крикнул Андрей и вошёл в комнату. «Издевается, повторяет всё, что говорил ему я...»

— Я же тебе сказал — извини! Могу сказать, что верю. Брось валять дурака. Я не останусь сам и не оставлю здесь тебя. И кончено!

— Да, подожди ты… — сказал Кирилл, — я всё узнал об этой квартире...

— Что?! Когда? Где?

— Если хочешь всё узнать, то подойди к бабушкам, сидящим на лавке… Я и подошёл. Так вот. В этой квартире жили отец с сыном. Бабки хорошо знали старика. Он часто выходил к ним во двор, говорят, был общительный, весёлый… А потом пропал. Они спрашивали у сына — тот отвечал, что отец заболел. Что-то у него с головой. Кстати, одна из бабушек, соседка с нашего этажа. Она, всё равно, пыталась что-то выяснить. Пару раз звонила в квартиру, но дверь открывал сын и говорил, что отец плох, и что он вряд ли кого узнает. Однажды они даже остановили врачей со «Скорой», выходящих из подъезда. Узнали, что те были именно в этой квартире, что дед упал, когда шёл по коридору, что ему было плохо. А потом дед умер. Последнее время, сын сам останавливался у подъезда, чтобы пожаловаться на то, как ему трудно с отцом. Что того нельзя оставлять без присмотра. Когда же дед умер, эта бабушка была понятой. Она рассказала, что ночью деду, видно, стало плохо, или он хотел куда-то выйти, но упал у самой двери. Ударился головой о ручку. Я однажды в детстве, рассёк себе голову, крови было очень много. Помнишь, я тебе говорил, что наступил ногой в лужу? Крови тоже было много… Но умер он не от этого. В заключении написали «асфиксия», видно, он неудобно лежал, когда был без сознания… После смерти отца, сын недолго жил в этой квартире, и быстро её продал. Угадай кому? Нашей хозяйке. Но, как видишь, и она не смогла здесь жить. Думаю, что и другие, кто снимал эту квартиру, тоже...

— Да… но… разве мало квартир, в которых умирали люди?

— Умирали. Да, — Кирилл странно на него посмотрел.

— Так ты думаешь… — Андрей охнул, — и после этого ты хочешь остаться здесь? — он удивлённо смотрел на Кирилла, который был, не только спокоен, а просто убийственно спокоен.

— Да, именно так я и думаю. И не только я. Бабушки тоже не верят в то, что он умер своей смертью. И я хочу здесь остаться.

Он и сам не мог объяснить своих чувств. Но страх куда-то ушёл. Вместе с выясненной причиной. В любом случае, остаться стоит. Какие-то неясные мысли бродили у него в голове.

Он встал, вышел из комнаты и понёс на кухню сумки. Андрей бросился за ним.

— Хорошо, — вздохнул он, — если ты так хочешь — то останемся...

— Обещаю, что не отойду от тебя ни на шаг! — Кирилл обернулся и подмигнул.

«Вот, зараза!» — подумал Андрей.

 

Они до вечера шатались по городу, перекусили в кафе, возвращаться домой не хотелось. Даже Кириллу, у которого к вечеру уверенности поубавилось.

И, всё-таки, вернуться им пришлось. Не сговариваясь, до сна, ходили друг за другом хвостом. Это получалось непроизвольно. Войдя в большую комнату и поправляя, так и не собранный, диван, Андрей спросил:

— Может нам забаррикадироваться?

— Боюсь, что это не поможет, — усмехнулся Кирилл.

Свет гасить не хотелось. Какое-то время они лежали при свете, разговор не клеился — оба будто прислушивались к чему-то, но в квартире было тихо. Потом Кирилл встал и выключил свет. Лежал и ждал, пока уснёт Андрей. Чувствовал, что тот не спит. Было ли ему страшно? Он прислушался к себе. Нет. Скорее волнение. Отступать он не собирался. Чтобы «убаюкать» друга, старательно посопел носом. Через какое-то время понял, что Андрей уснул. Осторожно, чтобы его не разбудить, встал, и на цыпочках отправился в соседнюю комнату. Правда, духу, чтобы пройти и сесть на диван, у него не хватило. Лишь вошёл и остался стоять у стены, рядом с дверью.

— Послушай… — тихо, одними губами прошептал он, — я всё знаю… Но… пойми. Нам никто не поверит. Ты хочешь, чтобы об этом узнали?

Что-то холодное, как порыв ветра, как выдох, коснулся его лица. Даже волосы слегка взметнулись. Кирилл вжался в стену. Глаза видели лишь очертания предметов, но он ясно ощущал перед собой что-то невидимое. Но… неопасное. Как он это понял? Он и сам не знал.

— Нам не поверят… — повторил он чуть громче, — его здесь нет. Он уехал, а ты… уходи. Не мучь себя… — почему он сказал это? И почему вдруг стало так грустно, едва ли не до слёз? — Уходи. Если отпустишь — уйдёшь...

И вновь порыв ветра, как дыхание. Только не такое сильное. Даже чуть тёплое. Или прикосновение?.. Кирилл стоял и ждал. Чего? Ничего не происходило. И ничего не ощущалось. Он почувствовал навалившуюся реальность. Без потустороннего. Ушла, закрылась эта грань, которую он ощутил лишь сейчас, когда говорил с НЕЙ. Не когда метался в страхе. Тогда было что-то тяжёлое, чуждое, а сейчас… Грусть.

Сзади раздался щелчок, в комнату упал свет. Кирилл обернулся. В коридоре, щуря глаза, стоял Андрей.

— Ты что?! — со страхом спросил он. — Что ты тут делаешь? Что случилось?

— Ничего, — покачал головой Кирилл, — теперь уже ничего. Ничего больше не будет, — у него была в этом уверенность, — иди, ложись, а я хочу остаться здесь. Я потом тебе всё расскажу.

Андрей нерешительно постоял в коридоре. Понял, что настаивать сейчас на чём-то бесполезно. Вздохнул и пошёл назад в комнату.

— Ладно, — бросил он, — если что — позови...

Кирилл прошёл к дивану, лёг. Он смотрел в потолок и думал… В душе, по-прежнему, худым, жалким котёнком, ютилась грусть.

Он думал о своём деде...

В прошлом году деда парализовало. Отец положил его в больницу. Жил дед от них отдельно. У него была хорошая квартира. Состояние было тяжёлое, и Кирилл сейчас вспомнил, как отец сказал, что если что-то случится, то он продаст дедову квартиру, добавит денег, и купит Кириллу жильё в Москве. Тогда ему было жаль деда, и он не обратил внимания на эти слова. К счастью, дед оправился. Нет, отец сделал для него всё возможное. Нанял потом сиделку, деда удалось выходить. Правда, он теперь ходит с палочкой, но… Но. Живёт по-прежнему один. И, если что случится...

«Обязательно поеду в следующие выходные домой, — подумал Кирилл, — поговорю с отцом. Пусть возьмёт деда к себе. Ведь моя комната пустует, пусть в ней живёт дед...»

Эта мысль его немного успокоила. Он закрыл глаза. Но теперь перед глазами стояла одна из бабушек. Она то и дело влезала в рассказ соседок и, со вздохом, повторяла одну и ту же фразу: «Нынче старики никому не нужны… никому не нужны старики-то...»

В квартире было тихо.

  • Дориан Грей. Кальян / Темная вода / Птицелов Фрагорийский
  • Пепел / Бунингит
  • Бушует сентябрь / Мысли вслух-2013 / Сатин Георгий
  • Осколки / Стихи разных лет / Аривенн
  • А дни летят неумолимо / Морозов Алексей
  • Ода дуракам / В поисках пассата / Прохожий Влад
  • Вечер пятидесятый. "Вечера у круглого окна на Малой Итальянской..." / Фурсин Олег
  • Самая короткая ночь / svetulja2010
  • На полянке лесной волейбол / Автобиография / Сатин Георгий
  • Лететь, но без крыльев. / Омский Егор
  • Это случилось в Ландории / Конкурс «Легенды Ландории» / Кочетов Сергей

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль