ЮЛИЯ ГОЛУБОГЛАЗКА

0.00
 
ЮЛИЯ ГОЛУБОГЛАЗКА
ПОЛЕТ ПТИЦЫ, ИЛИ ШИПЫ И РОЗЫ ШОУ-БИЗНЕСА

— Ну, если только один раз, — засмеявшись, махнула рукой я.

После позднего ужина пришла Лиля.

— Насть не затягивай скоро самолет, — посмотрев на часы сказал Лев.

— Лев Сергеевич можете, быть спокойны мы, уложимся за двадцать минут, — помогая мне надеть платье цвета королевский шелк, — сказала Лилия.

Через двадцать минут я была, готова волосы каскадом, спускаются по плечам в глазах чертики.

— Лиль ты летишь с нами ты в курсе? — вздохнув, спросила я.

— В курсе Дина меня проинструктировала на гастролях без гримера ни как.

— Я рада что ты это понимаешь, — улыбнувшись сказала я.

— Лиля! Анастасия! Вы готовы? — влетев в номер, спросила взъерошенная Дина.

— Готовы.

— Тогда поехали самолет тебя ждать не будет.

— Дин, какая муха тебя укусила? — вздохнув, спросила я, опешив от резкости родственницы.

— Я устала покрывать вас перед родителями что у матери что у отца сердце ни к черту, — выругавшись, пробурчала Дина.

— Дин, а ничего рассказывать родичам и не надо, — перебив Дину сказал Лев.

— Думаешь мне легко?

— Дин, Ворон тоже не агнец но на его делишки ты закрываешь глаза потому что влюблена как кошка что я не прав?

— Прав но это цинично с твоей стороны сейчас ты говорил со мной не как брат а.

— Прости милая по-другому ты не понимаешь так что нечего искать тут праведников все мы не без греха.

Став свидетельницей стычки между администратором и продюсером, честно говоря, не знала поступить ведь помимо деловых отношений они еще и родственники.

— О чем задумалась? — взяв меня за руку тихо спросил Лев.

— Да так я махнула рукой.

— Переживаешь из-за нашей с Диной стычки? — вздохнув спросил Лев.

— Да.

— Ну, зная, характер Дины удивляться, не приходится, вбила, себе в голову что мы, повели себя незаконно, а ведь по сути на закон начхать, если что дать на лапу.

— Цинично но ты прав, — вздохнула я.

— Детка такова жизнь ничего не попишешь.

Весь полет я спала, до сих пор плохо, переношу перелеты.

— Насть самолет идет на посадку, — коснувшись моей руки сказал Лев.

— Уже? — зевнула я.

— Да.

— Что за погода? — зевнув еще раз, спросила я.

— Тринадцать градусов светит солнце.

— Ну, слава богу, хоть не дождь как в Москве, — хмыкнула я.

— И не говори.

— Дин гостиница тут хоть есть? — осматриваясь, спросила я.

— Не «Пять звезд» конечно но на один день остановиться можно, — ответила Дина, набирая без конца номер Ворона.

— Что трубу не берет? — покачав головой спросил Лев.

— Лев и так на душе тошно тут еще ты масло в огонь подливаешь! Дина перешла на крик.

— Дин, а я предупреждал тебя насчет него не стоило тебе говорить ненаглядному своему о наших вещах имеющие антикварную ценность.

— Ты иконы имеешь в виду? — закрыв, лицо руками спросила Дина.

— Да Диночка да.

— Он не мог со мной так поступить!!! Он не мог бросить собственную дочь он.

— Дин он игрок по жизни жизнь близких ему людей его не волнуют, жаль что его сущность ты распознала с опозданием.

— Как бы там ни было Полину я не оставлю, — смахнув слезы сказала Дина.

— А я в свою очередь помогу тебе с разводом, только вот беда вы венчаны, хотя не исключено что ваш брак изначально был фикцией.

За разговором мы не заметили как доехали до гостиницы. Увидев двухэтажное позолоченное здание в тон с вывеской: «Лебедушка» я тяжело вздохнула.

— Детка смирись один день позора и мы дома, — похлопав меня по плечу сказал Лев.

— Может быть ты и прав, — тяжело вздохнув, пробормотала я.

Внутри оказалось, не так уж убого как поначалу я подумала красная дорожка навесные потолки орехового оттенка живая изгородь кафе бар на втором этаже бильярдная.

— Анастасия! Это вы? — запыхавшись спросил меня лысый качек, одетый в серый костюм который явно был ему давно мал и сидел на нем как седло на корове.

— Я а в чем собственно дело? — с трудом скрывая, неприязнь к неопрятному мужику, спросила я.

— Насть это директор Дворца культуры « Дары», Чибисов Борис Сергеевич, — прервав меня сказал Лев.

— Анастасия! Голубушка вы душа Кубани, — вытирая капли пота со лба залепетал мужчина.

— Борис Сергеевич концерт состоится в 19:00 часов, — прервав качка сказал Лев.

— Ах, да старый я дурак вам же с дороги надо отдохнуть Сеточка проводи Тушинских в двести шестой номер, — махнув рукой, скомандовал Чибисов.

Номер не аховый под дерево орехового оттенка тумбочка резное зеркало шкаф того же оттенка кровать прошлого века из нового окна ПВХ вообщем мрак.

— Лев ну, неужели нельзя было приличнее гостиницу найти, — потягивая томатный сок, вздохнула я.

— К сожалению это самая приличная здесь Ирма Туганскя останавливалась цаца еще та вынуждена была смириться.

— Оперная певица? Ее опера: «Отогрей мое сердце отогрей мою душу»? — присвистнув, уточнила я.

— Она самая.

— Ну, ничего себе, — почесав нос, пробормотала я.

— На Динку жалко смотреть осталась на руках с четырьмя детьми, — всплеснув руками, заметила я.

— А я насчет нее Артурчика ее предупреждал только она, и слушать меня не захотела, видите, ли у них любовь теперь, пожимает свои плоды.

— Это жестоко с твоей стороны она все-таки твоя сестра, — покачав головой, пробурчала я.

— Потому ее и не жалею хочу, чтобы она, наконец, усвоила, урок поняла что такие бандюганы как Ворон любить не могут по обыкновению своему.

Во второй половине дня на телефон Тушинского пришло сообщение от кореша, который сказал что Ворон кормит, на дне заброшенного озера рыбок кинул на бабки Акулу за что и поплатился как раз прижучить наши ценные вещи зажучил себе за что и поплатился, Акула кидалова не прощает, — дочитав сообщение сказал Тушинский.

— Получается я так и не научилась разбираться в мужиках? — нервно закурив спросила Дина, с трудом сдерживая слезы.

— Похоже, на то Дин просто ты не там ищешь « вторую половинку», — вздохнув сказал Лев.

— Кого ты имеешь в виду? — вздохнув, спросила она.

— Муз режиссера Чуйского похоже он давно тебя любит.

— Любит? — передразнила Динка Льва.

— Ты детей что ли имеешь в виду?

— И не только он не в моем вкусе и давай закроем эту тему, — нахмурившись, попросила она.

— Пусть будет по-твоему только помни, детям нужна полноценная семья, а то что ты решила оставить все как есть похвально ведь смерть Ворона для Полина большая травма. Каким бы он ни был, она, была, к нему привязана он ведь, заменил, ей отца жаль только что на роль отца его, хватило не надолго, — вздохнув, добавил Лев.

— Знаю но пока я хочу взять паузу. Лев мне надо побыть одной.

— Дин не вздумай.

— Лев успокойся, руки на себя я не наложу, если ты об этом.

— Жалко ее.

— Ничего она сильная восстанет по обыкновению из пепла разочаровываться в мужиках ей не в первой, — махнув рукой сказал Лев.

Порой циничность Тушинского коробит но на сей раз он прав Диночке пора научится разбираться в тех кто ее окружает. Она не должна верить красивым словцам, — вздохнув, подумала про себя я. В 18:15 пришла Лиля сделать грим.

— Насть надень золотистое расписное платье, — подав, мне платье, дала совет Лиля.

— Думаешь? А не слишком ли вычерпнуто?

— Ты же не в повседневной жизни его носишь, для сцены в самый раз так что даже, не сомневайся.

— Сделай мне серебристые тени, — сев возле зеркала попросила я.

— Я и собиралась.

В половине седьмого Лев постучав в дверь сказал: «Анастасия твой выход поторопись».

— Иду.

Возле Дворца культуры нас обступили восторженные поклонники, которые своими криками: « Анастасия мы Вас любим» чуть не оглушили меня.

— Все потом, — подняв руку сказал Лев пропихиваясь сквозь толпу.

— Насть ты собираешь аншлаги! — потрепав меня по щеке сказал Лев.

Не успела, я выйти на сцену публика оглушила меня свистами. Спев: «Где же ты мой сокол» я зажгла зал. Концерт длился, два с половиной часа на бис я, спела: «Девочка пой»; «Парусник любви» и многие другие песни.

Раздав автографы публике я, оказавшись в гримерке, попросила Лилю заварить кофе.

— Детка ты самородок во истину самородок, — зайдя в гримерку промакивая лоб сказал Лев.

— Что с тобой? — покосившись, на мужа, спросила я.

— Сам не знаю штормит что-то, — потирая виски, ответил Лев.

— Лев это мне совсем не нравится, — всплеснув руками сказала я.

— Скорее всего подскочило давление, — с трудом удержав равновесие сказал Лев.

— Дина! — крикнула я.

— Насть что ты так кричишь? В чем дело? — влетев, в гримерку, спросила перепуганная Дина.

— У Льва похоже подскочило, давление таблеток нет что делать ума не приложу.

— Анастасия, таблетки я на всякий случай взяла с собой, а на будущее помни о том что твой продюсер и муж по совместительству гипертоник, — достав аппарат измеряющий давление сказала сестра Тушинского.

— Сто девяносто на сто, — убирая аппарат сказала Дина.

— Нужно вызвать скорую помощь.

— Пару таблеток под язык и сон поднимут его на ноги, — возразила Дина.

— Но он ели на ногах стоит, и как мы выйдем, пресса не дремлет?!

— Положись на меня, кстати, завтра возвращаемся домой.

— Слава богу я так соскучилась по детям.

— Через неделю у Алексея семинар в «Биосфере» у Никиты 10 июня концерт в «Дриме».

— Дин спасибо тебе за то что ты держишь, меня в курсе событий так вышло что я разрываюсь, между детьми и сценой, скажи, мне это кто ранее я бы просто рассмеялась в лицо.

— Ничего не поделаешь милая ты сама себе не принадлежишь после того как отдалась без остатка сцене.

— О чем признаться не жалею.

В машине Тушинский вырубился, если бы не Лось не знаю как бы я дотащила его до номера. В номере я связалась, с Москвой его мать должна знать что ее сын был при смерти.

— Алло. Анастасия что случилось? Ну, же не молчи! — женщина перешла на крик.

— Сегодня у Льва подскочило давление.

— Матерь божья! Я же говорила ему не пропускать таблетки держать себя в руках не нервничать.

— Слава богу все позади только вот я об этом узнала недавно.

— Скачки давления у него начались после того как Лиля бросила Виктора с ним едва удар не случился он верил ей вообщем тяжело переживал ее предательство.

— Понятно как там дети? — сменив тему, спросила я.

— Все в творчестве Танечка готовиться к показу весенней коллекции Никита с Виктором к концерту Алексей к семинару.

— Как там Дима?

— Растет, понемногу Раиса Сергеевна говорит что в будущем будет архитектором ну, а когда вас ждать домой?

— Завтра вылетаем.

— Слава богу. Как прошли гастроли.

— Собрала аншлаг.

— Кто бы сомневался.

Сделав отбой я, взяв махровое полотенце, скрылась в душе. И так моя мечта стала, явью мои песни звучат, из радиоприемников меня, крутят по телевизору; приглашают в разные телешоу я замужем за продюсером, который дал мне путевку на сцену так что жизнь удалась.

— Насть ты там не уснула? — прервав мои размышления спросил Лев забарабанив по двери.

— Нет, я уже выхожу, — завязывая пояс, крикнула я.

— Я соскучился по тебе детка.

— Лев тебе лучше? — вздохнув, спросила я, выйдя из ванной.

— Вполне чтобы дарить тебе блаженство всю ночь, — сорвав, с меня халат прохрипел, Лев покрывая мое тело горячими поцелуями.

Заснув, под утро мы, проснулись в первом часу и то с большим трудом.

— Ого, — посмотрев, на часы присвистнула я.

— Это мы дали, — встав с постели, кивнул, Лев, косясь на часы.

— Иногда полезно себя побаловать, не все же, жить под напряжением, — пожав плечами сказала я.

— Ты права тем более что сегодня возвращаемся в Москву.

— Жаль.

— Жаль? Детка я думал ты устала от бесконечных гастролей.

— И напрасно я не раз тебе говорила что гастроли что сцена моя жизнь, — прикрыв от умиления глаза сказала я.

— Порой милая ты меня поражаешь впрочем, я сам такой, — почесав затылок, задумчиво подметил Тушинский.

— Ребята через час у нас самолет! — зайдя, бесцеремонно к нам в номер подметила Дина.

— Уже? — зевнув, спросила я.

— Вы что только что проснулись? — Дина покачала головой.

— Ну, не только что час назад.

— Настя!

— Дин горничная в темпе соберет наш чемодан, — прервав сестру сказал Лев.

— В таком случае пусть поторопится, — вздохнув, пробурчала, себе под нос Дина хлопнув дверью.

Вздохнув Тушинский связавшись с администрацией сказал: «Пришлите, горничную мы, опаздываем на самолет».

— Лев, какая муха ее укусила?

— Понятия не имею, возможно, так переживает предательство Ворона, хотя и ты и я ее предупреждали только она и слушать ничего не хотела, — пожал плечами Лев.

— Как бы ее нервозность не помешала бы нашей общей работе.

— По возвращению в Москву я с ней поговорю, — кивнув сказал Лев.

В самолете Лев связался с матерью.

— Как Диночка? — донеся до меня глухой голос свекрови.

— Держится но готова всех покусать, будто это мы бросили на произвол судьбы Полину.

— А ведь я говорила ей!

— Мам ты же ее знаешь лучше пока ее не трогать должно пройти время.

— Как прошли гастроли?

— Хорошо. Как отец?

— Пропадает, в биологическом центре ты вернул его к жизни.

— Не только я но и Настя.

— На сей раз сын ты сделал верный выбор сын.

Меня оценивали, словно породистую лошадь на ярмарке я с трудом себя сдержала, чтобы не закатить прилюдно скандал.

— Насть ты чего? — сделав отбой, повернувшись ко мне спросил Лев.

— Я не люблю, когда меня, оценивают, словно я вещь!

— У меня в мыслях не было тебя обидеть я просто сказал что не без твоей помощи отец вышел из депрессии в связи с закрытием научно — геологического центра. Насть ты ищешь проблемы на ровном месте, — Лев тяжело вздохнул.

— Прости значит, я все не так растолковала.

— В последнее время ты стала слишком нервозной может ты устала и тебе нужна передышка?

— От сцены я никогда не устану и ты это прекрасно знаешь, а вот на два дня съездить в Сокольники я бы не отказалась.

— И съездим, возьмем с собой Димку и поедем.

— Я думала, что мы все поедем.

— Насть ты, наверное, забыла о том что график наших детей расписан по минутам помимо основной школьной программы у них еще репетиции записи альбомов у Тани подготовка эскизов у Алексея методичка по психологии, которую он разработал для подростков.

— Он взрослый не по годам, — открывая дверь сказала я.

— Скоро оглянуться не успеем как останемся вдвоем, — обняв меня за плечи сказал Лев.

— И не говори — я тяжело вздохнула.

— Детка ничего не поделаешь жизнь на месте не стоит главное то что нашими детьми мы воистину можем гордится.

— Тут с тобой не поспоришь ты прав.

Самолет закачало впереди туман как бы аварии не вышло, — мысленно молясь, подумала про себя я.

— Самолет попал, в тарбулетность все, оставайтесь на своих местах, — выйдя к нам в салон сказала стюардесса.

— Лев ты прости, меня за резкость просто все как-то, навалилось, Дина тяжело, вздохнула.

— Ничего ты главное не раскисай, думай прежде всего о детях.

— Я знаю.

Когда самолет садился на посадку я, увидев, рядом с Викторией Викторовной детей, замахала им рукой.

— Как гастроли? — обступив, меня со всех сторон, спросили дети.

— Хорошо, а как у вас?

— Хорошо Витька написал для меня песню: «Ты моя радость и горе», — с гордостью сказал Никита.

— Мы рады за тебя сынок, — потрепав сына по голове сказал Лев.

Слава бога дома кроме нас ни кого не было Лев заранее попросил, мать не устраивать вечеринку в честь нашего возвращению с гастролей только вот от зоркого ока Альбины уйти, не удалось, пришлось дать короткое интервью.

— О, неужели я дома! — сев в кресло пробормотала я, потягивая зеленый чай с жасмином.

— Насть через десять минут ужин будет готов.

— Позови когда будет готов я пока посижу здесь.

— Утомилась?

— Ты же знаешь как я переношу перелеты, — закатив глаза, пробурчала я.

— Да уж знаю отдыхай.

Включив телевизор я, увидев, прямую трансляцию с Кубы, прослезилась, от умиления моя мечта, осуществилась, я стала звездой.

— Насть пора за стол все ждут только тебя, — спустив меня на землю сказал Лев.

— Иду.

Алиса Степановна для меня запекла свинину с чесноком на гарнир тушеные овощи для Льва спагетти для свекрови картофель гриль и запеченный амур вообщем все пожелания были учтены.

— Лев я слышала, вы завтра, хотите съездить на пикник в наш загородный дом? — отставив, в сторону бокал с мартини уточнила свекровь.

— Да, а что?

— Ничего просто я бы тоже хотела к вам присоединиться завтра у меня выходной решила давать себе передышки.

— Давно пора! — Лев тяжело вздохнул.

— Лев я так же не могу, без Дома моды как и Анастасия без сцены так что даже, не проси на покой не уйду, даже, не надейся.

— Мама никто и не просит, просто береги себя, — вздохнув, попросил Лев.

— Ну, так что?

— Отец тоже едет с нами? — отложив в сторону «Вестник» спросил Лев.

— Нет, у него, научная конференция ты бы видел его глаза.

— Мама я рад за него.

— Ого, мне пора, — посмотрев на часы сказала мать набирая номер охранника.

— Может, останешься у нас?

— Я бы осталась но ты же знаешь отца он не терпи беспорядка буквально во всем, — вздохнув сказала свекровь.

— Тогда завтра подъезжай к нам к часу не раньше.

— Хорошо.

Похоже, отец Льва деспот, хотя по нему не скажешь, — потягивая чай, размышляла про себя я, наблюдая в окно за отъезжающей машиной свекрови.

— Детка я хочу тебя! — увлекая, меня на пол прохрипел, Лев срывая с меня платье.

Утром мы проснувшись, от звонкого смеха детей поняли, что утро началось.

— Я в душ! — крикнув через дверь Льву сказала я.

— Погодь, я составлю, тебе компанию пока Ник с Виктором меня не заговорили, — зевнув, крикнул мне вдогонку Лев.

— Сегодня в 17: 40 снимают клип на песню: «В радости и горе» на слова и музыку Виктора Тушинского, — бреясь сказал Лев.

— А ЕГЭ?

— Они у них в первой половине дня так что они все успеют.

— Лев что же я за мать такая ты знаешь больше о наших детях что я!? — схватившись, за голову, простонала я.

— Какой бы ты ни была, они тебя, любят, и гордятся, так что, не занимайся самоедством, — потрепав меня по щеке сказал Лев.

Когда мы зашли в столовую все были в сборе.

— Дети тут такое дело мы на три дня решили уехать за город, если у вас есть желание после ЕГЭ и записи альбома присоединится к нам.

— Мам мы рады но через три дня у нас ЕГЭ по русскому языку, — вздохнув сказала Татьяна.

— Как жалко.

— Мам мы будем рады, если вы отдохнете за нас.

— Спасибо родные.

— Мам я еду с вами? — доев рисовую кашу спросил трехлетний малыш.

— Да солнце ты едешь с нами, — потрепав, сына по волосам, ответила я.

 

ГЛАВА 20

 

Погода была, на нашей стороне синоптики на три дня, прогнозировали жаркую погоду без осадков. В половине первого приехала Виктория Викторовна с бутылочкой красного вина марки «Шорне».

— Эльвиру Васильевну я уже предупредила. Сын давно мы туда не ездили.

— А когда мама, гастроли съемки фото сессии ведь погрязнув, в шоу-бизнесе мы себе уже, не принадлежим, — махнув рукой сказал Лев.

— Тут с тобой не поспоришь.

Увидев за сосновым бором семи этажный мраморный особняк я присвистнула потому что загород я впервые.

— Впечатляет? — подмигнув мне спросил Лев.

— А то.

— Ты еще внутри не была обстановка девятнадцатого века даже часы с кукушкой есть, — улыбнувшись сказала свекровь.

Подойдя к мраморным воротам, я подумала, о том что попала в сказку.

— Мама тут так красиво, — осматриваясь сказал Дима.

— Здесь есть и зимний сад он во втором крыле, и даже бассейн.

— Мама ты не говорила мне об этом доме не разу.

— После того как наш дом сгорел отец сник ну я и решила купить домик на свои средства чтобы было куда вырваться из пыльной Москвы но в связи с суетой забыла о нем напрочь.

— Анастасия! Это вы? — подойдя к нам обратилась ко мне поджарая женщина в бежевом платье.

— Да.

— Элла не смущай, Настю автограф она даст тебе позже, а пока веди нас в дом мы устали с дороги, — прервав женщину сказала свекровь.

— Ой, да конечно простите право.

Прихожая отделана под дерево в виде лебедей зеркальные потолки из того времени лишь зеркало отделанное резьбой стол, стулья часы с кукушкой на окнах висят бирюзовые шторы. Судя, по сему в гостиной недавно, был, ремонт стены оклеены орехового оттенка обоями висит, бежевая тюль в тон шторы, скажем, так я бы оформила комнату по-другому но не мне решать, — осматриваясь, размышляла про себя я.

— Насть Вадим пожарил шашлыки можно уже идти .

— Куда?

— На нашу веранду.

Ну, слава богу, хоть сегодня поем, — вздохнув, подумала про себя я.

— Как тебе здесь? — наполнив наши с Викторий Викторовной бокалы спросил Лев.

— Ничего.

— Я знал, что тебе здесь понравится тут сосновый воздух красота.

— Мам я спать хочу.

— Эльвира отведи ребенка в комнату, — позвав домработницу сказала свекровь.

Посидев, с нами до двух часов свекровь скрылась в гостиной.

— Знаешь я бы кое— что здесь изменила но.

— И измени, этот дом я, подарю тебе на нашу годовщину свадьбы, — увлекая, меня на гамак, шепнул мне на ушко Лев.

— Ты это серьезно? — тая в объятиях Тушинского засмеявшись, спросила я.

— Да потому что дом зарегистрирован на меня.

— Лев здесь действительно хорошо, — поигрывая волосками Льва прикрыв глаза от умиления сказала я.

— Уже начинает, холодать, не хватало еще, чтобы у тебя было переохлаждение, — подхватив меня на руки сказал Лев.

— Лето же.

— Разве это лето? Это недоразумение какое-то, — махнув рукой, проворчал Лев.

В принципе с ним тут не поспоришь. Заснув, под утро мы, проснулись от кашля сына.

— Эльвира Васильевна в доме есть аптечка? — обратившись к домработнице, спросила я.

— Да, конечно даже аппарат для давления.

Дав, сыну жаропонижающее я тяжело, вздохнула похоже уехать придется сегодня.

— Насть еще приедем у нас с тобой вся жизнь впереди его, наверное, вчера на сквозняке продуло.

— Наверное, ты прав только тут такая красота.

— Что случилось? — зевнув, спросила, свекровь выйдя в сад.

— Дима заболел, придется, вернутся домой.

— Весь в своего отца в свое время я с ним просто замучалась! — свекровь тяжело вздохнула.

— Мама! — Лев покачал головой.

— Что мама я говорю, то что, есть, на правду сынок не обижаются, раз едем, домой тогда поехали по приезду, вызови врача, — повернувшись ко мне сказала свекровь.

Мамаша Льва обратилась ко мне так как будто я у нее двадцать лет в подчинение было желание резко ответить но остыв я поняла что она того и добивается дабы показать какая я неблагодарная мерзавка, — досчитав мысленно до десяти сказала себе я.

— Сын подбросишь меня до дома? — садясь в машину, спросила Виктория Викторовна.

— Конечно, подброшу. Насть температуру Диме сбросить удалось?

— Вроде да.

— Как приедем я сразу вызову нашего семейного доктора.

— Петрицкого Илью Алексеевича?

— Да.

Высадив свекровь возле дома мы поехали домой.

— Ты мрачнее тучи что опять не так? — тяжело вздохнул накинулся на меня Лев.

— Переживаю, из-за болезни сына я, рассчитывала побыть там подольше, — солгала я, решив не грузить Льва нашими с Викторией проблемами.

— Насть детям свойственно болеть и в этом нет ничего особенного. Ты вспомни, как болел, Никита с Алексеем про Витю я вообще, молчу.

— Ты прав, кстати, пора им уже позвонить.

— У них может быть съемка клипа, хотя звони.

Никита трубку взял не сразу по гулу я поняла что они в студии снимают клип.

— Ник как ЕГЭ?

— Думаю, что нормально завтра вывесят результаты послезавтра ЕГЭ по химии.

— Тебе осталось только сдать экзамены и все можешь полностью посвятить себя музыки.

— А армия?

— Скажи спасибо отцу и вобше сынок это не телефонный разговор, — шепотом сказала я.

— Ты права ладно вечером поговорим.

— Как там Алексей?

— Заранее подал документы на психологический факультет «Радуга жизни».

— А Танечка?

— Танечке прежде чем о чем— то мечтать, надо, окончить школу, если б не Людмила Сергеевна завалила бы экзамены.

— Она просто творческий человек возможно не все успевает, — вздохнув, встала я на защиту дочери.

— Я и говорю сначала школа потом творческий прорыв.

Да похоже Никита становиться вылитой копий своего отца, — вздохнув, подумала про себя. К сожалению для меня он вылитая копия своего биологического отца такой же бесприциптный, циничный слышащий только себя чужого мнения для него не существует, — слушая, сына, думала про себя я.

— Ладно, мам мне надо бежать Альберт Петрович зовет.

— Удачи.

— Спасибо.

— Вылитый Верш, — выругавшись, заметил Лев.

— Не сыпь мне соль на рану еще с ним намучаемся.

— Возможно и нет все свои силы он бросил на музыку, а то что слышит только себя и циничен то это для Москвы только достоинства, нежели недостатки, — остыв сказал Лев.

Приехав, домой Лев не успев, переступить порог дома связался с Петрицким Ильей Алексеевичем.

— Насть он весь горит похоже у него воспаление легких.

— Вот Илья Алексеевич приедет тогда, и решим что делать раньше ты меня прости но нашей скорой помощи я не доверяю мало ли, куда они увезут нашего ребенка.

— Знаешь, а ведь ты права возобновился «черный нал» на котором дельцы торгуют жизненно — необходимыми органами будь это сердце печень или селезенка не кичатся и руками с ногами видимо дефицит, — закурив сказал Лев.

— То, что ты говоришь страшно так ведь недолжно быть.

— Согласна но ведь по сути и к врачам ходить страшно рискуешь здоровенькой пойти на тот свет из-за банального неверно поставленного диагноза ведь теперь наши светилы медицины верный диагноз поставить не могут им бы только резать да вскрывать.

— Лев Сергеевич я вас слушаю, — снизойдя, до нас, ответил пожилой мужчина.

— Илья Алексеевич наш сын заболел, подозрение на воспаление легкий вы, не могли бы подъехать?

— Скорую помощь вызывали?

— Да пока она доедет! — Лев махнул рукой.

— Вам повезло что я живу недалеко от вас буду через пятнадцать минут но Лев, если у него воспаление легких я буду вынужден отвезти его в нашу больницу.

— «Аист»?

— Да.

— Мы только будет рады в твоей больнице работают специалисты от бога.

— Спасибо на добром слове Лев я скоро буду, а пока дайте мальчику горячее питье.

Врач приехал через пятнадцать минут как и обещал у нашего сына оказалась обычная простуда.

— Вы, Анастасия Юрьевна паникерша.

— Откуда я могла знать что у моего мальчика.

— Я выпишу ему сироп от кашля и легкие антибиотики сбивающие температуру, — прервав меня сказал врач.

Слава богу все плохое позади, — укладывая Диму в кроватку размышляла про себя я.

— Сон лучшее лекарство скоро наш малыш поправится, — приобняв меня за плечи сказал Лев.

— Я знаю просто он так страдает.

— Ничего все дети в его возрасте через это проходят.

Возразить Льву нечего потому что он прав. В прихожей зазвонил, телефон через пять минут в гостиной, появилась Алиса Степановна с трубкой в руке.

— Кто?

— Виктория Викторовна.

— Можете идти.

— Анастасия врача вызвали?

— Да ущел пятнадцать минут назад у него грипп.

— Бедный малыш.

— Илья Алексеевич выписал лекарства сейчас поедем в аптеку.

— Слава богу что ни чего серьезного.

— Лев поехали! — подойдя к Тушинскому сказала я.

— Поехали.

Вадим молча курил у машины когда мы подошли.

— Куда едем?

— В «Доктор +».

Увидев вдалеке Лерку я тяжело вздохнула, от былой ее красоты не осталось ничего да и выглядит она, мягко говоря, неважно.

— Свою красоту она растратила, в беготне за денежными мешками ведь ваша молодость скоротечна ей, не хватило твоего ума и хоризмы.

— Неужели детей она сдала в детдом?

— С нее станется ты меня прости но, какая из нее мать? В узде ее держали, ее мужики и то им это осточертело, она, пьет как сапожник да и вообще я вообще тебе давно сказал у вас не может быть ничего общего.

— Ты пожалуй прав, — поморщившись, кивнула я.

Детей Леры жалко но я не мать Тереза не могу всех приютить.

Когда мы приехали дети оживлено что-то обсуждали.

— Здорово родичи куда метались? — встав из-за стола спросил Никита.

— Вашему брату за лекарством и что за жаргон Никита! — изменившись в лице, зашипел Лев.

— Отец ты чего у нас все так базарят, — пожав плечами, пробубнил себе под нос Никита.

— Ты не все и должен это понимать, — саданув по столу рявкнул Лев.

— Порой ты бываешь просто невыносим, — встав из-за стола, пробурчал, Лев хлопнув дверью.

— Лев, а ты палку не перегнул? — вздохнув, спросила, я когда буря, улеглась.

— Нет в самый раз я хочу, чтобы он помнил, чью фамилию носит я хочу, чтобы и выражался соответственно, если хочет быть не уличным певцом выступающем в ресторанчиках на отшибе пусть следит за своим языком.

Возразить мне было нечего только вот к чему такая жесткость ума не приложу, — ковыряясь в тарелке, размышляла про себя я.

— Мам что за буря была? — вздохнув, спросил, Виктор с Алексеем.

— Сама не знаю вы же знаете ваш отец непредсказуем не знаешь наверняка что он выкинет.

— Насть звонила Дина, — зайдя в столовую сказал Лев.

— И что?

— Пригласила, к себе на ужин, хочет о чем-то объявить.

— Наверное, о свадьбе с Коршуном, — вздохнув сказала я.

— С кем? — поперхнувшись виски спросил Лев.

— Она собралась замуж за антиквара вора в законе Коршунова Ярослава Михайловича с ним она познакомилась на выставке в художественном музее имени Тонеева.

— Час от часу нелегче ей что одного раза мало? О детях мать твою она подумала? Лев был в не себя от бешенства.

— Ты же знаешь Дину запретить встречаться с мужиками ты не можешь.

— Она без ножа меня зарезала, ну почему мою сестру, тянет на плохих парней. Насть она случайно не беременна?

— Нет, она вся в разработке наших гастрольных графиков, кстати, Полину устроила, в музыкальную школу, говорит у девочки хорошие вокальные данные.

— Ну, не знаю сомнительно все это.

— Лев изменить ты ничего не сможешь, она взрослая женщина, — вздохнула я.

— Насть я хочу тебя, — сипло, сказал Лев увлекая меня на стол.

Заснув, под утро я, проснулась от назойливого телефонного звонка. Господи кому там неймется, с раздражением, подумала я сказав: «Кого там черти принесли».

— Не выспалась что злая с утра? — хмыкнув, спросила сестрица Льва.

— Поздно легла, а чего ты хотела?

— Я звоню, насчет ужина он, состоится в 20:00.

— Дин ты уверена в нем? Сколько ты его знаешь!? — попыталась я образумить родственницу.

— Знаю немного но уверена в нем как в себе. Насть я думаю, о детях ин нужен отец особенно для Павла.

— А ты уверена что он не окажется, тем же Артуром, клюнув, на связи Туша ведь когда-то они, состояли, в одной группировке и мягко, говоря, друг друга не выносили.

— Это в прошлом и вообще не вмешивайтесь в мою личную жизнь, — рявкнула Дина и отключилась.

Вот что за человек, — чертыхаясь, бурчала про себя я, завязывая халат.

— Ты чего ворчишь? — обняв меня сзади за плечи спросил Лев.

— Да твоя сестра с утра пораньше завела, похоже она глуха и слепа, предпочитает наступать нате же грабли.

— Похоже ты права но у меня для нас хорошая новость.

— Какая?

— Наши дети на отлично сдали ЕГЭ занятия с Людмилой Сергеевной пошли им на пользу.

— Я рада. Лев я в душ в 11:00 у нас запись альбома « Не улетай мой мотылек», — сказала я, Льву скрываясь в душе.

— Откуда знаешь название альбома? Подсмотрела? — вздохнув спросил Лев.

— Прости не сдержалась ты же меня знаешь.

— Насть ты неисправима но я все равно тебя люблю.

Через двадцать минут я, выйдя, из душа, застала, полную идиллию дети оживлено что-то, обсуждали, кроме Димочки у него вновь, поднялась температура.

— Раиса Сергеевна, — зайдя в столовую, позвала я женщину.

— Я вас слушаю Анастасия Юрьевна.

— У Димы поднялась, температура дайте ему жаропонижающее и горячего молока с медом.

— Хорошо, Анастасия Юрьевна.

— Мам может с ним что-то серьезное? — вздохнув, спросила Танечка.

— У него обычный грипп. Дети сегодня вечером идем, на ужин к тете Дине она, познакомит нас со своим будущим мужем.

— Ехать обязательно? — вздохнув спросил Никита.

— Обязательно репетицию песни можно перенести, — не требуя возражений сказала я.

— Ты ножом нас режешь мама.

— Семья должна быть на первом месте сын очень скоро ты это поймешь.

— На первом месте мама должна быть карьера, а уж потом семья ты противоречишь, сама себе но раз для вас так важно наше присутствие на этом ужине так уж и быть мы пойдем вам на, уступки.

— Никита! Что за тон? Немедленно извинись перед матерью! — побагровев, прошипел Лев.

— Мам я не хотел тебя обидеть, — прожгя Льва ненавидящем взглядом буркнул Никита.

— Никита про семейные ценности никогда не забывай, помни, о том кому ты обязан всему тому что имеешь.

— Мне надо побыть одному, — встав из-за стола сказал Никита.

— Брат может порепетируем? — попытавшись отвлечь брата спросил Виктор.

— А давай, — махнув рукой, отозвался тот.

— Мама не знаю что на него нашло! Может у него звездная болезнь? — покачав головой, пробормотала дочь.

— Скорее всего банальный переходный возраст, — пожала плечами я.

— Мам я могу пойти к себе в 19: 20 спустимся вниз.

— Можешь.

Уф маленькие детки маленькие бедки большие детки большие бедки, — вздохнув, пробормотала я, крутя в руке фужер.

— Это не самая лучшая идея лучше выпей мятного чая он успокоит тебя, — помотав головой сказал Лев.

— Пожалуй, ты прав прости, просто Никита перешел черту, выбил меня из колеи.

— Он слишком много на себя берет знаешь порой я вижу в нем Верша, нежели себя, — вздохнув, пробурчал Лев.

— Это меня и ранит, радует то, что от тебя он взял талант к музыке.

— Ну, скажем, так Вершинский был продюсером не хуже меня.

— Лев ты прав только в отличие от тебя он в упор не видел своих детей.

— Насть прости, за несдержанность просто когда наша звезда, позволил себе по отношению к тебе повышений тон у меня чуть мозг не взорвался, — взяв меня за руку сказал Лев.

— Лев спасибо за то что заступился, за меня просто мне бы, не хотелось, чтобы вы отдалились друг от друга знаю он не подарок но.

— Я его не оставлю из своего поля зрения, если ты об этом.

— Спасибо тебе.

— Насть о чем ты вообще говоришь, я никогда, не разделял, детей просто, хотелось бы к тебе элементарного уважения.

— Мне тоже но детей мы не выбираем, — разведя руками сказала я.

— К сожалению с тобой тут не поспоришь.

За разговором мы не заметили, как пролетело время.

— Ого, скоро семь пора звонить Лиле, — набирая номер стилиста сказала я.

— Алло, — хрипло ответила Лиля.

— Лиль что с тобой заболела что ли?

— Немного но это ничего не меняет я буду через двадцать минут.

— О, господи! Лев тяжело вздохнул, — не успела я положить трубку.

— Что случилось Лев?

— Забыл, сказать матери с отцом о знакомстве с будущим зятем они до сих пор в шоке только вот поделать ничего, не могут.

— Лев, это ее путь мы не в силах что либо изменить, — вздохнув сказала я.

— Ты права просто знать о том что изначально твоя сестра идет в пекло и ничего не сделать убивает.

— Это ее жизнь позволь ей учится на своих ошибках.

— Может, ты и права ладно я, пойду, оденусь, скажи когда будешь готова.

Достав платье цвета королевский шелк я, надев, платье, попросила Лилю сделать броский макияж.

— Это твой цвет, — заливая волосы муссом сказала Лиля.

— Спасибо.

Когда я спустилась, вниз дети терпеливо ждали, нас в гостиной Никита, был одет в белую рубашку, в черный пиджак в тон брюки волосы гладко зачесаны назад точь в точь как у Льва.

— Мама ты как всегда на высоте, — сказала подошедшая ко мне Татьяна, одетая в кремовое платье от Шанель.

— Спасибо солнышко.

— Мы едем к Дине или? — вздохнув, спросила я.

— Мы едем, в Сосенский там у Коршуна особняк она с детьми, живет у него, — махнув рукой, ответил Лев.

— Виктория Викторовна с Тимуром Сергеевичем подъедут сюда или?

— Они поехали к Коршунову Дина подробно объяснила как доехать.

Увидев издали десяти этажный бронзовый особняк я, присвистнув, подметила, что здесь посажаны, сосны с елями разбит сад есть зимний сад. Ярослав любитель экзотических цветов, — осматриваясь, подумала про себя я.

— Анастасия! Лев проходите в дом, — спустив, меня на землю хрипло, обратился ко мне зеленоглазый блондин, одетый в темно— синий костюм.

Когда я зашла, в дом в глаза бросилось позолоченные подсвечники, коллекция картин эпохи Возрождения. Гостиная оклеена под золото не дом, а дворец полированные столы стулья в виде лилий люстры красота.

— Насть это дворец, — подойдя ко мне сказала свекровь.

— Мам это не показатель! — Лев тяжело вздохнул.

— Мама! Лев как добрались? — подойдя к нам спросила Дина идя под руку с Ярославом.

— Хорошо.

— Виктория Викторовна мы с Диной давно знакомы но так получилось что не было возможности с вами познакомиться.

— Ярослав если сделаешь мою сестру несчастной пришибу, — прервав Коршуна, прошипел сквозь зубы Лев.

— Лев не делай, из меня монстра может быть твою сестру я искал все эти годы.

— Когда свадьба?

— В августе двадцать пятого августа.

— Рима Сергеевна можете подавать чай с тортом, — махнув рукой сказал Ярослав.

— Яр, а твоя матушка Ирина Андреевна где она что с ней?

— Она в психологической больнице после того как она отсекла голову моему отцу я не мог поступить по-другому вопросы все? — с трудом сдерживая себя спросил Ярослав пойдя пятнами.

— Прости если задел за живое но и ты пойми меня о Вороне ты, наверное, слышал.

— Об этом брачном аферисте слышали, все кому не лень просто твоя сестра слишком доверчива и совсем, не разбирается в мужчинах но я совсем другое дело, — расплывшись в кошачьей улыбочке сказал Ярослав.

Самонадеянный сукин сын, — потягивая виноградное вино из коллекции будущего супруга родственницы, — подумала я.

— Поль как вам дядя Ярослав? — подойдя к девочке, спросила я.

— Он классный устроил меня в музыкальную школу Илью на плавание.

Отдаляет детей от матери, чтобы она занималась им и никем больше, — вздохнув, подумала про себя я.

— Лев не нравится мне все это будущий муженек Дины далеко не из благих намерений устроил Полину в музыкальную школу а Сонечку в школу дизайна все это делается для того чтобы Дина жила только им он собственник и тиран по натуре так что ты оказался прав.

— Очень скоро играть в рыцаря Коршуну надоест, и он покажет, свое истинное лицо что же касается, сестры то, можешь, быть спокойна детей на мужика она, не променяет.

— Знаешь я бы не была, так уверена Коршун продул, ей мозги буть, здоров как.

— Не знал что ты еще и психолог.

— Благодаря Вербинской Авроре Сергеевне я окончила, курсы психолога только вот желание петь перевесило желание быть психологом.

— Я ни за что не оставлю детей в пансионе! Ты что такое говоришь? Ты себя слышишь? Дина перешла на крик.

 

 

 

ГЛАВА 21

 

— Не веди себя как истеричка! Ты что думала что я повешу на свою шею твоих выбледков? Ты мне нужна для выхода в свет хорошо я сегодня сыграл роль любящего перца? — хохотнув спросил Ярослав.

— Мерзавец, какой же ты мерзавец.

— Детка с багажом бабы ни кому не нужны даже такие бизнес леди как ты.

— Свадьбы не будет, — ледяным тоном прошипела Дина.

— Что ты сказала? — скинулся Ярослав.

— Полегче убрал грабли от моей сестры, — подлетев к подлецу прошипел Лев.

— Да пошли вы к черту вон из моего дома!

— С большим удовольствием. Дочь теперь ты поняла с кем хотела связать себя узами брака? — вздохнув, спросила, дочь Виктория Викторовна когда мы, оказались на улице.

— Мама ну почему все так? Ну, почему я так и не научилась разбираться в мужиках? Что касается шоу-бизнеса я ас, а вот насчет личной жизни Дина тяжело вздохнула.

— Ты не там ищешь, — вздохнув сказала я.

— Ты о чем?

— Присмотрись, к Виктору он давно тебя любит.

— Чуйский? — поперхнувшись кофе спросила Дина, удивлено приподняв брови.

— Чуйский да он не олигарх и не миллиардер, зато человек, который не предаст и уж тем более не станет играть в любовь в выгоду для себя, — сказал Лев.

— Ну, не знаю для меня он был как друг и.

— Никто давить на тебя не собирается, ты к нему просто, присмотрись.

— Ну, не знаю после всего случившегося мне трудно доверится мужчине, — Дина тяжело вздохнула.

— Ничего время все расставит по своим местам, — сказала Дине я, стоя на порожках.

— Спасибо за поддержку, — вздохнув сказала Дина, садясь в машину.

— Может, переночуете у нас? — вздохнув спросил сестру Лев.

— Нет, я в норме Лев я с собой ничего не сделаю, я не настолько безнадежна как ты, думаешь.

— Слава богу! — Дин от сердца отлегло.

— Завтра у вас репетиция нового альбома «Не улетай мой мотылек» ведь тогда репетиция сорвалась, — сменив тему напомнила нам Дина.

— А во сколько? — зевнув спросил Тушинский.

— В половине первого.

— Спасибо, что напомнила.

Забросив, Дину с детьми домой мы приехав, домой, позвонили родителям Льва мало ли что.

— Алло дом Тушинских слушает, — сухо отчеканила Регина Михайловна домработница Виктории Викторовны.

— Виктория Викторовна с Тимуром Сергеевичем дома? — вздохнув, спросила я.

— Двадцать минут как.

— Соедините меня с хозяйкой дома.

— Минуточку.

Ждать пришлось не долго.

— Алло. Настя как доехали?

— Хорошо вот только на Дину больно смотреть.

— Ничего теперь будет смотреть на мужчин не через розовые очки набитый кошелек еще не залог безоблачного счастья пока она этого не поймет будет страдать, — перебив меня сказала свекровь.

Жестко по отношению к Дине но видимо, так надо, видимо тут поможет лишь жесткая шоковая терапия, — сделав отбой, подумала про себя я.

— Ну, что они доехали нормально?

— Нормально.

— Слава богу. Насть почему грустишь?

— Завтра двадцать шестое августа сорок пять лет уже не девочка, — вздохнула я.

— Девочка моя ты прекрасна как роза и поверь, мне сорок пять тебе никак, не дашь.

— Лев спасибо конечно, но я не люблю, когда мне, льстят, — отойдя к окну сказала я.

— Насть это не лесть я сам не люблю лесть, — покачав головой, возразил Лев.

— Ну, я не знаю просто зеркало говорит, обратное я не отрицаю, что, выгляжу моложе своих лет но далеко не девочка и.

— Даже не думай об этом! — замотав головой глухо отчеканил каждое слово Тушинский.

— Лев но.

— Насть тебя при последней пластике ели спасли ты о чем говоришь? Подумай о детях обо мне, наконец, твоя беготня за вечной красотой может плачевно для тебя закончится, — прервав меня сказал Лев.

— Лев, лицо это моя визитная карточка так что даже не отговаривай, — вздохнув, возразила я.

— Насть ты без ножа меня зарезала! Ты понимаешь что можешь остаться на операционном столе?

— Понимаю, но, позволить себе поблекнуть я не могу, сам, понимаешь одной раскрутки мало, внешность должна быть не только безупречной но и никто не должен знать реальный возраст звезды.

— Это опасно!

— Никто и не спорит я хочу сделать пластику во Франции в «Красе» у Николя Доена.

— До чего же ты упряма, — посмотрев на часы проворчал Лев.

— Какая есть.

— Лев давай спать завтра у нас репетиция и юбилей день насыщенный хочется хорошо выглядеть.

— Ты права детка завтра тебя ждет подарок мечты.

— Ты заинтриговал меня, — засмеявшись, пробормотала я.

— Ничего завтра увидишь, а сейчас я хочу тебя, — подхватывая меня на руки сказал Лев.

Утром я проснулась от телефонного звонка Дины.

— Долго спите, через двадцать минут, придет Лиля у вас интервью для журнала: «Караван историй» с Тришиной Ириной Олеговной в 12:30 репетицию я вам сдвинула на 15:45 торжество будет проходить в « Черном тюльпане» в 20:30, кстати, с юбилеем тебя.

— Спасибо что вспомнила, — хмыкнув, подколола я Дину.

— Слышала, ты планируешь очередную пластику, — вздохнула Дина.

— Это так Дин даже не пытайся меня отговорить моя внешность залог моего успеха я не стану уверять поклонников что свежо выгляжу, благодаря сывороткам потому что это бред да я сделала ни одну пластику и не стыжусь по этому поводу.

— У тебя едва не остановилось сердце ты понимаешь что рискуешь остаться на операционном столе хоть бы о Диме подумала!? — попыталась меня образумить сестра мужа.

— Дин давай оставим этот бесполезный разговор.

— Когда летите во Францию?

— Послезавтра месяц меня не будет в Москве.

— Презентацию альбома сдвинуть?

— Да на середину сентября мне нужна передышка.

— Может ты и права только об одном прошу, вернись домой живой.

О, как же устаешь от этих нравоучений, — закатив глаза, пробурчала, я себе под нос, выйдя из комнаты.

— С юбилеем милая! Чего ворчишь с утра пораньше? — вручив мне ключики с брелком, — спросил Лев.

— Да, Дина замучила нравоучениями с утра пораньше, кстати, через двадцать минут у нас будет Лилия в 12:30 у нас интервью для журнала: «Караван историй».

— Ой, осел, забыл тебе вчера сказать! — стукнув себя по лбу сказал Лев.

Подойдя к окну я, увидев красный «Феррари» не поверила своим глазам.

— Лев у меня нет просто слов ты осуществил еще одну мою мечту, — повиснув на шее Тушинского замурлыкала я.

— Я рад милая что осуществил твою мечту а теперь я вас оставлю, — кивнув на подъехавшую машину Лилии сказал Лев.

Достав бардовое платье с оголенной спиной я, надев его сев возле зеркала подумала о том, что буду блистать, а вот когда сделаю пластику да вставлю зеленые линзы.

— С юбилеем красотка, — подарив мне бардовые розы сказала Лилия.

— Спасибо. Лиль волосы завей и распусти по плечам.

— Хорошо. Анастасия я слышала вас, ждет пластика.

— Ждет.

— Рисковая вы женщина.

— Кто не рискует, тот не пьет шампанское.

Через двадцать минут за нами пришла машина и мы поехали в Останкино. Не успели, мы выйти из машины попали в объектив фотокамер.

— Газета: «Звезда» Репнина Валерия скажите: «Как вам удается выглядеть так молодо в бальзаковском возрасте».

— Сыворотка и маленькие женские хитрости, — уклонилась я от ответа.

Тришиной я рассказала все.

— Не страшно рисковать жизнью ради славы? — вздохнув, спросила журналистка.

— Не страшно сцена для меня жизнь.

— Записано вы можете, быть свободны.

— Лев может заедем в «Соломон» перед репетицией я бы не отказалась от чашечки Капучино? — потирая виски, спросила я.

— Утомилась?

— Есть такое эти бесконечные интервью утомляют, но я не ропщу, на судьбу наоборот я ей благодарна.

В «Соломоне» не было ни души чему признаться, я была рада.

— Что будите заказывать? — подойдя, к нам, спросила миловидная девушка в полупрозрачной блузке и в не менее прозрачной юбке.

— Два Капучино, — поморщившись, ответила я.

— Что с тобой?

— Вроде приличное заведение, а работают девицы легкого поведения.

— Насть я тебя умоляю, это кофе для отвода глаз выглядит днем презентабельно, а вечером те же официантки ублажают посетителей заведения, — прервав меня сказал Лев.

— Откуда знаешь?

— Кафе принадлежит моему корешу.

— Котовскому Илье Васильевичу? — вздохнув, уточнила я.

— Ему самому.

— Понятно.

— Детка такова жизнь.

Когда мы приехали Виктор о чем-то оживлено, говорил с Диной.

— Похоже, Дина решила прислушаться к твоим словам, — тихо шепнула я на ушко Тушу.

— Похоже, на то и я рад что она, подумав о детях, прислушалась к моим словам, — вздохнув, кивнул Лев.

— Мы вам не помешали? — кашлянув спросил Лев.

— Нет, Виктор пригласил меня завтра в Аквапарк вместе с детьми, — улыбнувшись сказала Дина.

— Я рад за тебя. Чуй, может, приступим? — у нас мало времени сам понимаешь у Насти сегодня юбилей.

— Ой, что-то я разболтался давай ща аппаратуру настрою, — засуетившись, забормотал Чуйский.

Репетиция песен: «Не улетай мой мотылек»; «Синие, синие море»; « Я теряю тебя»; « Ты мой враг я твой друг» длилась, три с половиной часа я, выложилась как всегда на сто процентов.

— Завтра летим, в Париж Дина, сдвинула презентацию нашего альбома на телевидение, — сказал Лев по дороге домой.

— Я знаю она мне уже сегодня сказала.

— Насть может не надо?

— Надо Лев даже не отговаривай знаешь что бесполезно.

— Да уж знаю, если ты что-то решила с места тебя не сдвинешь.

— Вот и не спорь.

Когда мы приехали домой дети были в сборе.

— Ого, вся семья в сборе? — удивлено приподняв брови, воскликнула я.

— Ради тебя мама мы отменили репетиции я поход на курсы, а Таня в школу моделей юбилей матери это святое.

— Спасибо родные, — прослезившись от умиления сказала я.

— Мама это тебе, — дав, мне платье цвета королевский шелк с голенными плечами и спиной как я когда то мечтала, — сказала дочь.

— А когда же ты мерки успела снять?

— Помнишь ты ко мне как-то зачем-то зашла я и сняла.

— Припоминаю. Танечка тебе светит блестящее будущее.

— Этот диск мы хотим посвятить, тебе, протянув мне диск: «Мама» сказал Никита.

— Спасибо родные мои.

— Дети нам с отцом надо сказать вам что-то важное.

— То, что завтра летите во Францию на месяц для красоты? — вздохнув, уточнила дочь.

— Да. Тань мы очень вас просим присмотреть за Раисой Сергеевной и Димой по возвращению мы сменим, няню мне кажется она, ворует.

— Ждать приезда необязательно я могу присмотреть за Димой, — прервав, нас сказала гувернантка, Виктора и Никиты.

— Спасибо Людмила Сергеевна мы вам тогда доплатим за дополнительные хлопоты.

— Анастасия Юрьевна вас к телефону Виктория Викторовна, — зайдя в гостиную с трубкой в руке сказала домработница.

— Алиса Степановна накройте на стол, — прервав женщину сказала я.

— Настенька с юбилеем тебя! Слышала, решилась лечь под нож? — свекровь тяжело вздохнула.

— Решилась, потому что мое лицо визитная карточка моего ошеломительного успеха я, не могу рисковать. Виктория Викторовна торжество будет проходить в «Черном тюльпане» в 20:30, — сменив тему сказала я.

— Я знаю Диночка мне уже позвонила.

Сделав, отбой я тяжело вздохнула, только нравоучений свекрови мне еще, не хватало.

— Читала мораль? Ну, ее можно понять она волнуется о тебе.

— Я знаю просто с детства не люблю, когда меня, строят.

— Тебя никто не строит, ты просто все так воспринимаешь, о тебе, беспокоятся, — возразил Лев.

— Может, ты и прав просто я волнуюсь и.

— Отказаться никогда не поздно.

— Была, не была что будет то будет.

— Ты сейчас рассуждаешь как эгоистка! — послушай себя со стороны.

— Левушка я такая, какая есть мен уже не изменить, — прервав Льва сказала я.

— То то и оно, а если мы тебя потеряем что тогда?? Насть мир для меня померкнет! Такого самородка как ты я больше не сыщу ты одна на миллион

— Будем, надеется на лучшее.

В половине восьмого приехала, Лиля помогла, мне застегнуть подарок дочери волосы, уложила в диадему, обрамленную алмазными камнями. Выйдя, замуж за Тушинского я, убила, сразу двоих зайцев обрела, семью и восстала, из пепла зажгя на сцене яркой звездой осветив свой путь, — мысленно прокручивая свою жизнь, размышляла я, смотря на себя в зеркале.

— Любуетесь своим отражением? — улыбнувшись, спросила Лиля.

— Любуюсь и не вижу в этом ничего зазорного.

— Анастасия ты готова? — постучав в дверь спросил Лев.

— Да я уже выхожу, — крикнула я в ответ.

Дети ждали меня в гостиной.

— Жаль, что брат не сможет поехать с нами.

— Он еще слишком мал для шумных мероприятий, — прервав Алексея сказала я.

— Да, Ник Дима еще мал для шумных мероприятий, — присоединившись к нам сказал Лев.

— Лев я ни разу не была в «Черном тюльпане» что за ресторан? — спросила, садясь в машину.

— Солидный ресторан сделан из мрамора на освещение и оформление Сокол вложил, бабла столько что тебе и, не снилось тут и игровая комната для детей с фонтаном и суши бар и бар гольф так что можешь, не волноваться все, пройдет на высшем уровне.

— Ловлю на слове, — улыбнувшись, пробормотала я.

— Твои родители уже там?

— Не знаю надо позвонить мало ли что, — кивнув сказал Лев набирая номер матери.

— Алло. Лев мы в ресторане за вторым столиком, — бодренько ответила свекровь.

— Мы будем через двадцать минут мам прессы много?

— Порядочно Альбина заняла, позицию номер один так что, не удивляйтесь, когда, попадете под объектив фото камер зал полный.

— Насть от прессы отбрыкаться не получится, — нажав на отбой сказал Лев.

— Я уже поняла.

Не успели, мы выйти из машины нас, обступили журналисты. Дав, короткое интервью мы скрылись в ресторане.

— Ну, здравствуй подруга! — пьяно ухмыльнувшись, начала взлохмаченная Валерия.

— Убери ее от камер! пойдя пятнами, рявкнул Лев.

Через минуту охрана ресторана буквально выволокла девицу за вшей.

— Насть ты как? — приобняв меня за плечи глухо спросил Лев.

— Я в норме только бы пресса не раздула из мухи слона.

— Забей, мало ли, в городе сумасшедших мало ли ей что-то привиделось в случае чего будем ссылаться на это.

— Ты прав ну что пойдем к гостям

— Пойдем.

— Какой кошмар Тушинский кто это был? — подойдя к нам томным голоском спросила Ирма Тульская.

— Понятия не имеем, Сокол охрану проворонившую сумасшедшую, уволит в два счета.

Скандал к счастью удалось умять чему мы рады. Дома были под утро.

— Я валюсь с ног от усталости, — потирая виски, пробормотала я.

— Скорее от выпитого спиртного, — покачав головой, возразил Лев.

— И то и другое Лев будет другом дай что — нибуть от головы нотации оставь на потом сейчас не до них, — взмолилась я.

— Хорошо но от разговора тебе не уйти.

Через пять минут он принес, мне какую-то шипучую таблетку ровно через пятнадцать минут мне, стало лучше.

— Тебе надо теперь поспать в 13:00 приедет Лилия, она летит с нами.

— Я знаю проваливаясь в сон, — пробормотала я и отключилась.

— Настя вставай! — услышала я сквозь сон голос Туша.

— Который час? — жмурясь, от ярких лучей солнца осветивших комнату сонно спросила я.

— Скоро час.

— А где дети?

— На репетиции Татьяна готовит эскизы к осенней коллекции вся в творческом процессе.

— А Дима?

— Строит, башни так что, не удивлюсь, если в будущем у него будет строительная компания.

— Не будем забегать вперед, — взяв полотенце из ящика сказала я.

Не успела я зайти, в ванную, пришла Лиля.

— Где Настя? — донеся до меня томный голосок Лили.

— В душе выйдет, через десять минут Лиля даже, не думай, — услышала я — Вот сука, — с трудом сдержавшись, чтобы не вылететь из ванной как черт из табакерки подумала я.

Нет эту дутую Зину рядом со своим мужем, терпеть я не собираюсь, — сказала себе я, завязывая халат.

— Вы во время, — защебетала Лилия.

— Вы уволены вот ваш расчет, — ледяным тоном ошарашила я Лилю.

— Что? Да как?

— Я долго тебя терпела, скажем, так мы не сработались так что претензий быть не должно.

— Настя кто же с нами полетит в Париж да и вообще?

— Ясина Регина Сергеевна ваша дальняя родственница стилист от бога.

— Ну, знаете! Лев я от тебя не ожидала, а ты.

— А я тебе деточка ничего не обещал ты сама себе все напридумала.

— Не будет тебе счастья, — бросила мне на прощание Лилия.

После ее ухода Лев качая головой, связался с Региной.

— Рада тебя слышать Тушинский, — сиплым баритоном отозвалась Регина.

— Регин тут такое дело мы остались, без гримера помоги по старой памяти да и вообще.

— Дорогой племянник добавка к пенсии мне не помешает, так что ждите через двадцать минут буду.

— Она что твоя тетка?

— Двоюродная всю жизнь гримировала актеров мега звезд ну, а сейчас осталась не в удел из-за своего острого язычка.

В половине второго приехала рыжеволосая женщина в красном платье от Гуччи про таких говорят: «женщина без возраста».

— Настенька, вы действительно талант, — искусно орудуя кисточкой сказала Регина.

— Спасибо.

— Может оставить прядь? — а то ведь выглядите через, чур, серьезно.

— Пожалуй.

— Регина давайте подпишем договор, — набирая номер Дины сказал Лев.

В половине третьего Дина была у нас.

— Регина? — округлив глаза, спросила она.

— Дин, Лилию мы уволили, не, спрашивай ничего, — сухо прервал Лев немой вопрос сестры.

— Она что? Дина тяжело вздохнула.

— Ты все правильно поняла теперь Регина будет работать в нашем продюсерском центре.

— Регина пройдемте. Лев самолет в 17:00 часов, — вздохнув напомнила нам Дина.

— Дин, мы помним.

Детей с репетиции мы так и не дождались, улетели без прощания с ними.

— Эй, не грусти по приезду выйдешь в скайп пообщаешься с детками, — нежно коснувшись моей щеки сказал Лев.

— Я парюсь не по этому поводу, — махнув рукой пробурчала я.

— Боишься исхода операции? — вздохнув спросил Лев.

— Боюсь, но назад я уже не поверну, — вздохнув кивнула я.

Время пролетело незаметно провожать в аэропорт нас приехала свекровь.

— А где же дети?

— Мам у них репетиции у Татьяны подготовка к показу осеней коллекции зачем их дергать? — Не стоит.

— Да, детки выросли не заметим как вылетят из родового гнезда, — вздохнув подметила свекровь.

— Ничего не поделаешь так устроен мир, — вздохнув сказала я.

  • Я хочу от тебя детей, Джон. Лиара и Шепард. Решение о детях / Лиара Т'Сони. После войны / Бочарник Дмитрий
  • Бука / фиготинки по профилям / Akrotiri - Марика
  • Баллада о белой карте / Зауэр Ирина
  • 38. / Хайку. Русские вариации. / Лешуков Александр
  • Ты будешь жить, вновь о любви мечтая / Уже не хочется тебя вернуть... (2012-2014 гг.) / Сухова Екатерина
  • Клоп-черепашка / Невтемин Евгений
  • Темнота / Igrik
  • Бррр… аннотация к стихам — это странно / Апатичные мысли / Bandurina Katerina
  • О стихосложении / О поэтах и поэзии / Сатин Георгий
  • Не друг / Рыжая планета / Великолепная Ярослава
  • Как мало нужно / По озёрам, по болотам, по лесам / Губина Наталия

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль