ЮЛИЯ ГОЛУБОГЛАЗКА

0.00
 
ЮЛИЯ ГОЛУБОГЛАЗКА
ПОЛЕТ ПТИЦЫ, ИЛИ ШИПЫ И РОЗЫ ШОУ- БИЗНЕСА

— Сама как думаешь третий час, — зевнув сказал Лев.

Рухнув, на кровать мы моментально, заснули, проснулись от смеха детей раздававшегося из столовой.

— Похоже, утро уже началось, — вздохнув, пробурчала я.

— Дети есть дети что с них взять, — зевая сказал Лев.

Накинув халат я, выйдя из комнаты прошла в столовую.

— Мы вас разбудили? — повернувшись, ко мне хором спросили дети.

— Есть такое но мы на вас не сердимся. Алиса Сергеевна творожная запеканка готова?

— Да Анастасия Юрьевна.

— Где Дима?

— В детской Раиса Сергеевна собирает его в сад.

— Мам нам пора, — встав из-за стола сказал Никита.

— Вы, наверное, нас сегодня не застанете концерт в 18:00 часов.

— Мы будем держать за вас кулачки до вечера, — поцеловав, меня в щеку хором сказали дети.

— Насть в одиннадцать репетиция.

— В студии?

— Да.

— Тогда я в душ.

— Я составлю тебе компанию.

Выйдя, из ванной я связалась с Ариной.

— Арин поторопись у нас перед концертом репетиция.

— Я уже подъезжаю Туш мне уже позвонил.

— Оперативно, однако.

За окном метель что ж надену, бежевый брючный костюм волосы, свяжу в хвост, — вслух размышляла про себя я

— Начала говорить сама с собой? — хмыкнув, спросила бесшумно зашедшая в комнату Арина.

— Почему не поговорить с хорошим человеком, — рассмеявшись сказала я.

— Это хорошо когда вас никто не слышит, а то сочли, бы что у вас не все в порядке с головой вы уж простите, за прямоту это Москва тут людей, делят на стандарты и не стандарты.

— Для меня это давно не новость просто позволила себе быть сама собой о чем очень быстро пожалела.

— Без маски в Москве нельзя что будем делать с волосами?

— Сделай мне укладку и не слишком броский макияж.

Через двадцать минут я была готова. Да, Арина права мне повезло что кроме нее никто не стал свидетелем того что я говорю сама собой да и будет ли она молчать впрочем если заплатить хорошо за молчание будет, — наблюдая за снегопадом за окном размышляла про себя я.

— Насть мы приехали, — спустив меня с небес на землю сказал Лев.

Тимур молча курил у окна когда мы зашли.

— Ну, что приступим?

— Пожалуй, уже второй час должно остаться время для отдыха, — кивнув сказал Лев.

Репетиция длилась, два часа я выложилась как никогда устала конечно но это стоит того.

— Эльвира принеси мне кофе, а Анастасии зеленый чай с жасмином, — набрав номер секретарши, попросил Лев.

— Ты не щадишь себя, — вздохнув сказал Лев потягивая кофе.

— Я знаю но ничего не могу с собой поделать горю сценой к ней я слишком долго шла.

— Может, поедем домой? — зевнув, спросила я.

— Пожалуй, не мешало бы вздремнуть.

Дома были в половине пятого.

— Вздремнуть удастся немного до пяти, — вздохнув сказал Лев.

— Иногда и сорок минут бывает вполне достаточно.

Заснув, я, проснулась от тормошения Львом.

— Насть Арина подъезжает мухой в душ.

Зевая я, пройдя, в душ подумала о том что порой цена славы бывает слишком велика. Надев золотистое платье я, распустив, волосы по плечам сев возле зеркала, подумала о том, что как бы мне ни было тяжело отказаться от славы я уже не смогу.

— Арина это тебе, — протянув гримерше конверт сухо сказала я.

— Я рада что мы поняли друг друга, — хмыкнула девица.

Эту девку надо гнать поганой метлой только вот если я ее уволю на меня вылиться ушат грязи впрочем, хрен-то с ним главное мое душевное спокойствие.

— Лев!

— Что на тебе лица нет?

— Гутова к тебе клеилась?

— Ты что видишь людей насквозь? — вздохнув спросил Лев.

— Я задала тебе вопрос.

— Да и я подумывал о ее увольнении молодая да ранняя.

— Мы опять остались без гримера.

— У нас есть, Лилия неделю назад вернулась, из Омска Дина тебе не рассказывала, она ездила, домой ухаживать за родителями после их смерти жить там стало невыносимо.

— Ну, что поехали машина уже пришла? — вернув меня на землю спросил Лев.

— Пошли.

Зал встретил меня овациями концерт я начала с песни: «Небеса любви» зал взорвался, в аплодисментах к сцене, понесли охапки цветов. Я пела три с половиной часа с перерывом на переодевание после концерта ни как не могла отбиться от поклонников пока Окунь не сказал что звезда устала.

— Спасибо ты меня выручил, — потирая виски, пробормотала я в машине устало, смотря в окно.

— Ты была как всегда на высоте у тебя воистину шикарный голос, — взяв меня за руку хрипло сказал Лев.

— Завтра свадьба у Дины после свадьбы полетят в Испанию у Ворона испанские корни, — вздохнув, пробурчал Лев.

— Кто бы мог подумать.

— Это точно более того он повязан с испанской мафией но и это сестрицу не смущает.

— Ее девиз как и мой деньги не пахнут, да и не загружается, она особо по этому поводу главное то что он купил для нее салон красоты «Магнолия» как он это сделал дело десятое.

— Ты стала, циничной я не узнаю ту девушку, которую встретил после развода с Вершем, — вздохнув сказал Лев.

— Неужто ты думал что я так и останусь забитой затравленной женщиной боявшейся собственной тени? Я уже не та что раньше я беру от жизни по максиму и если надо иду по головам я сейчас такая, какая и была только хотела казаться мягче.

— Тебе постоянно надо с кем-то воевать но я тебе не враг наоборот я люблю тебя.

— Лев я знаю просто я поняла одну простую вещь никогда и ни при каких обстоятельствах не теряй бдительность иначе, потеряешь все чего, добился с большим трудом.

— Ты мне не доверяешь?

— Как говорится: «доверяй но проверяй» доверяю, но ты милый мой, заставил вчера в себе усомниться.

— Ты опять за свое?! — закатив глаза, простонал Тушинский.

— А что я не права?

— Насть у меня к ней ничего нет эта девица липнет буквально ко всем Гуся видимо, ей мало, — поморщившись сказал Лев.

Дом встретил, нас тишиной не раздеваясь, мы рухнув, на кровать заснули, проснулись в первом часу с чугунной головой.

— Я в душ, — потирая виски, крикнула я Льву.

— Может, я составлю тебе компанию?

— Составь, а где дети-то?

— Отпросить их не удалось у них зачет на зачете так что на свадьбу к Дине пойдем втроем.

— Знаешь я даже не удивилась школьная программа сейчас не чета нашей тем более у Ника десятый класс на носу.

— Да детки стали совсем взрослые оглянуться не успеем, как они улетят из родимого гнезда, — вздохнув, заметил Лев.

— Лев что мне сегодня надеть?

— Надень платье цвета морской волны к нему изумрудное колье, кстати, завтра у нас самолет во Францию, если конечно ты не передумала.

— Я не передумала я хочу полностью изменить имидж больше ни каких откровенных концертных костюмов.

— Разумно да и над репертуаром надо будет поработать песня: «Пой девочка пой» уже не актуальна, ты переросла ее.

— Я знаю.

В половине одиннадцатого приехала Лилия.

— Что будем делать с волосами?

— Сделай мне прическу только не прилизанную броский макияж хочу выглядеть на все сто.

— Ты и так выглядишь как девчонка, зачем тебе пластика понять не могу.

— Я хочу измениться не только внешне но и внутренне.

— Это все так запущено? Может, еще на Тибет, поедешь?

— Если понадобится, поеду.

— Настя! Нам пора, — зайдя в комнату сказал Лев.

— Иду.

В церкви народу было около тысячи, если не больше сегодня я впервые познакомилась с матерью Артура она бизнес леди у нее ресторанный бизнес плюс строительная компания «Олимп» такая проглотит и не заметит.

— Настенька у вас уникальный голос, — расплывшись в улыбке сказала мать Артура.

— Спасибо за комплимент Регина Сергеевна.

— Я счастлива что мой мальчик, наконец, остепенился, Поле нужна полноценная семья, а Дина станет, ей замечательной матерью в этом я, не сомневаюсь.

— Регина Сергеевна отец Амалий пришел, — прервав женщину сказала я.

Свидетельницей на свадьбе у Дины стала ее подруга Лилия, которая пришла на свадьбу вместе со своим мужем Ершовым Вадимом Юрьевичем он частный детектив имеет частное детективное агентство «Сыск».

После венчания мы поехали в загс после у молодых была не большая фото сессия после чего все мы поехали в ресторан отмечать с размахом знаменательное событие Тушинских Вороновых.

— Лиль как ты? Что ты? — выйдя, на балкон спросила я Лилию.

— В Омске я познакомилась, с Вадимом он помог, расследовать убийство моих родителей. Из полиции ему пришлось, уйти когда он стал копать.

 

— И что дальше?

— Раскрутится, в Москве ему, помог его друг детства Будин Валерий Сергеевич тоже был, ментом теперь работает, вместе с ним в агентстве у нас два сына но он не ограждает, меня потому что я сразу ему сказала что я стилист от бога и жить без этого, не могу.

— Анастасия! Лилия! Идите к нам! — позвали нас подвыпившие гости.

— Идем.

— Димка быстро нашел общий язык с моими оболтусами, — улыбнувшись, заметила Лиля.

— Чему я очень рада я ни хочу чтобы он рос тепличным растением.

Выпив, за молодых я попросила принести мне зеленый чай.

— Держишь себя в тонусе? — слегка подколов, меня, спросила золовка.

— Стараюсь тем более что завтра мы летим во Францию и неизвестно, сколько там пробудем.

— Все-таки решила кардинально изменить внешность?

— Да.

— Когда самолет?

— В восемь утра.

Со свадьбы мы уехали, в одиннадцатом часу Димочка уснул, не успели мы сесть в машину.

— Все-таки выход в свет еще для него утомителен, — почесав в затылке, заметил Лев.

— Возможно но пусть привыкает.

— Перед операцией волнуешься?

— Есть такое но как говорится, красота, требует жертв.

— Не слишком ли дорогой цену ты платишь за красоту?

— Залог моего успеха моя красота одного голоса мало, — прервав Тушинского сказала я.

— Тут с тобой не поспоришь, все так как ты, говоришь.

— Вот видишь, а я жить без сцены не могу для меня она жизнь.

— Ну, об этом мне могла и не говорить я знаю.

За разговором я не заметила как мы приехали.

— Игорь отгонишь машину в гараж и на сегодня все завтра в 7:40 будь на месте как штык.

— Я понял Лев Сергеевич.

— Насть Диму я в детскую отнесу сам, — взяв у меня с рук ребенка сказал Лев.

— Хорошо я пока переоденусь.

Надев серебристый атласный халатик я, распустив, волосы по плечам, спустилась, вниз Лев молча сидел, у камина, смотря наш свадебный фота альбом.

— Смотришь, какими мы были беззаботными и молодыми? — сев рядом со Львом спросила я.

— Почему были мы, и есть, — отбросив, альбом в сторону, прошептал, Лев, увлекая меня на шкуру леопарда.

— Дети и.

— У нас деликатные детки без надобности по дому не разгуливают, тем более что на носу у них концерт у Алексея очередной семинар по психологии там, оказывается столько замарочек.

— А я его предупреждала но ты же знаешь, какой он упертый, раз решил быть психологом с места не сдвинешь и так во всем, — вздохнула я.

— В этом он весь в тебя даже не отпирайся, — перебирая мои волосы сказал Тушинский.

— Я и не собиралась.

— Боишься перед операцией?

— Самую малость но повторюсь мое лицо это визитная карточка моего успеха ради сцены я готова на все.

— Я знаю но, если с тобой что-нибудь случится, я не переживу.

— Будем, надеется на лучшее, — прервав Льва сказала я.

— Может, перейдем в комнату мало ли что? — приподнявшись на локте спросил Лев.

— Пожалуй, ты прав.

Ночью спала плохо хоть я виду и не показываю, что, волнуюсь ужасно перед предстоящей операцией. Только вот от себя не убежишь ведь при предыдущей операции я чуть не осталась на операционном столе тем не менее поворачивать назад я не намерена ради сцены я готова пойти на любые жертвы готова заплатить любую цену, даже если она будет горькой. Провалявшись до шести часов утра я, накинув, халат выйдя, из комнаты пройдя, в ванную услышала распевку Никиты вот кому, не спится так это ему.

— Сын ты когда — нибуть спишь? — зевнув, спросила я.

— Иногда мам я слышал, от тети Дины что ты летишь во Францию делать пластику оно тебе надо?

— Ради славы да и не только когда подрастешь, поймешь что в шоу-бизнесе свои правила либо ты им следуешь, либо ты в не игры где Виктор Алексей Татьяна?

— Они еще спят, это я жаворонок к тому же Анна Сергеевна, просила приехать пораньше скоро ЕГЭ будет пробное тестирование.

— У Алексея тоже?

— Восьмые классы тоже проходят, ЕГЭ мам ты немного, отстала от жизни.

— Тут с тобой не поспоришь, ладно я пошла.

Приняв душ я, заплетя косу надев бежевый брючный костюм, спустилась, вниз все были уже в сборе.

— Ну, слава богу, хоть раз в жизни позавтракаем вместе, — садясь за стол сказала Татьяна.

— Ну и язва же ты! — не выдержав хамства дочери, крикнула я.

— Вся в тебя мамочка но я тебя люблю хочу быть такой же как ты сделанной из стали.

— Раз хочешь значит будешь, кстати, как твоя коллекция?

— Галина Федоровна говорит, что меня, ждет блестящее будущее.

— В этом ты можешь не сомневаться так оно и будет.

— Желаю вам попутного ветра только вот загвоздка смогу ли я привыкнуть к тебе к новой?

— Думаю, что сможешь.

— Ты уезжаешь? — надувшись спросил Димочка.

— Да малыш но это не надолго.

Надев, дубленку я вышла, из дома через пять минут, вышел Тушинский.

— Какая она все-таки язва и знаешь в ней я вижу тебя, — сев в машину заметил Лев.

— Сама знаю порой хочется ее убить.

— Волнуешься?

— Немного.

— Не поздно повернуть назад.

— Об этом не может быть и речи.

Все время что мы летели, я спала на перроне нас встретила Натали. Бьет двоюродная бабушка моего мужа замужем за антикваром Николя Бьетом.

— Мне как твоя мать сказала что вы прилетите, к нам за красотой я сразу же сказала остановятся у меня Настенька деточка у тебя превосходное владение нашим языком, — похлопав, меня по плечу заметила пожилая женщина.

Увидев вдалеке мраморный десяти этажный особняк, я, мысленно присвистнув, подметила наличие тонкого вкуса у бабули мужа. Дверь нам открыла женщина со взглядом собаки Баскервили. Обстановка в стиле девятнадцатого века навесные потолки кругом ковровые дорожки живая изгородь по бокам из современного зимний и летние сады ну еще лоджия и бассейн.

— Ирэн отнеси чемоданы моих гостей на второй этаж комнату для Левы и Настасьи ты подготовила?

— Да, Натали Генриховна.

— Накрывай на стол.

— Стол уже накрыт.

— Принеси из погреба бутылку Ардоне.

— У нас гости? — услышала я за своей спиной голос седоволосого мужчины с прозрачно голубыми глазами.

— Да, Николя познакомься это Лев мой двоюродный внук, а это его жена они приехали в клинику Дарена.

— За красотой? — покачав головой, проворчал мужчина.

— Их не разберешь но как бы там ни было я не могла указать им на дверь.

После этих слов у меня появилось дикое желание уйти, из этого дома не оглядываясь.

— Лев нам здесь не рады ты что не видишь? — отойдя к окну, пробурчала я.

— Знаешь я это предвидел потому и снял нам гостиницу недалеко от клиники Франк.

— Она приличная?

— «Аше» мне посоветовала, сестра она не раз здесь, останавливалась, пока подбирала спутника жизни.

— Раз так я буду рада.

— Вы что уезжаете? — смерив, нас снисходительным взглядом спросила бабушка мужа.

— Да. Мы не бедные родственнички чтобы с нами так разговаривали.

— Скажите, пожалуйста, а кто же тогда раз не имеете в Париже своей жил, площади? А.

— Лев не реагируй такси уже пришло, — остудив мужа сказала я.

До гостиницы было примерно три квартала от вилы родственницы Льва. Увидев мраморное здание с фасадом с красочной вывеской: «Аше» я, улыбнувшись, подумала, о том что французы в своем репертуаре, любят все броское.

— Надеюсь внутри все в стиле Людовика 14? — вздохнув, уточнила я.

— Гостиница обставлена в стиле 14 века считается реалитетом у французов и самой дорогой.

— Ого, даже так?

— А ты как думала.

Дверь нам открыл мужчина, галантно приняв, у меня шубу за столиком откровенно зевала девушка в прозрачной белой блузочке в до неприличия короткой юбчонке.

— Мадмуазель нам здесь забронировали номер, — спустив, девицу на грешную землю обратился к блондинке Лев.

— Ваша фамилия? — залистав журнал входящих посещений спросила девица.

— Тушинские.

— Ваш номер триста десятый простите за ожидание приятного отдыха.

Взяв ключи мы поднялись на третий этаж.

— Наш номер справа видишь дубовую дверь? — заметив мою растерянность спросил Лев.

— Вижу, просто я не разу, не была, я замялась.

— В столь шикарной гостинице? Детка забудь то что было до живи здесь и сейчас и никогда не оглядывайся назад пусть прошлое останется в прошлом.

Дизайнер, занимаясь, оформлением этого номера постарался на славу, тюль березового цвета в тон шторы шкаф отделан в стиле девятнадцатого века так же туалетный столик, стулья зеркало резной работы, — осматриваясь, размышляла про себя я.

— Здесь есть еще лоджия и джакузи.

— Это что такой огромный номер?

— Гулять, так гулять, — махнув рукой сказал Лев.

— Окна выходят, на Эльфаву башню еще одна мечта, осуществилась, — зажмурив от умиления глаза сказала я.

Проворочавшись всю ночь я, заснув, под утро, проснулась от покашливания Льва.

— Что? — зевая спросила я, недовольно нахмурив лоб.

— Через час придет, машина пора детка на операцию так что поторопись Лиля будет в номере через пятнадцать минут.

Зевая я, взяв полотенце, скрылась в ванне. Да, пожалуй, в такой ванной впору хороводы водить, — осмотревшись, подумала про себя я, включив душ.

— Солнце ты там часом не уснула? — постучав в дверь спросил Лев.

— Нет, я уже выхожу, — надевая на ходу красное платье от Версачи, — крикнула я.

— Ну, слава богу, а то мало ли что Лилия уже пришла.

— Закажи ей кофе.

— На это у нас нет времени через час ты должна быть в клинике, если конечно не передумала.

— Я не передумала и ты прекрасно об этом знаешь, — выйдя, из ванной хмуро оборвав Тушинского, пробурчала я.

— А чего дерганая такая, если боишься так и скажи не надо включать сильную женщину, — саданув, кулаком по двери прокричал, Тушинский, хлопнув дверью.

Спокойно Настя он отходчив, проветриться и все будет как прежде, — взяв себя в руки сказала себе я, крутясь возле зеркала.

— Ты так спокойна? — приподняв брови, спросила Лиля, нанося мне макияж.

— Спокойна, потому что приворожила, его намертво приворот был произведен по капле его и моей крови так что я улыбнулась.

— Да, Динка что-то мне говорила да я не хотела заострять на всем этом внимание так как хочу быть земной женщиной без всяких тараканов в голове.

— Собери мне волосы в краб, — поправляя челку, попросила я.

 

ГЛАВА 15

 

Здание поликлиники оказалось серым и неприветливым наводящим на меня тоску, и ужас радует то, что Лерка не раз ложилась здесь под нож скульптора красоты.

— Архитектор мог расстараться, в строительство клиники, были вбуханы не малые деньги, — зайдя, вовнутрь, проворчала я, отметив про себя что внутри намного лучше чем снаружи.

— Ну, девочка моя у французов свое представление о красоте, — тихо прервал меня Тушинский.

— Может ты и прав.

— Вы Тушинские? — подойдя, к нам на ломаном русском языке, спросила блондинка в розовом халате.

— Да нам назначена операция.

— Возьмите бахилы и поднимитесь, на третий этаж вас уже, ждут.

— Удачи.

— Спасибо.

Из кабинета меня повели, в реанимацию операция длилась пять часов я чудом осталась жива но главное для меня было не то, что я выжила, а то, что операция прошла успешно. После операции меня отвели, в просторную палату через сорок минут в палату, влетел взволнованный Лев.

— Настя как ты?

— Слава богу все уже позади, — махнув, рукой прервала, я Туша.

— Ты с ума меня сведешь, а если бы ты умерла, на операционном столе чтобы я, говорил детям? Молчишь? Насть я понимаю твое стремление быть вечно молодой и красивой но не впадай, пожалуйста, из крайности в крайность, — покачав головой, пробурчал Лев.

— Ты прав Фрэнк сказал что следующая операция может меня убить, шансов выжить ни каких но.

— Стоп ни каких но Настя остановись пока не поздно, — покачав головой, попросил Лев.

— С Лионом де Боа ты связался?

— Да.

— Ты попросил его изменить стиль моей как повседневной так и концертной одежды?

— Попросил хорошо, что ты все в той же поре, а то как бы он это сделал.

— Это да.

— Лев, ты завтра приедешь?

— Да детка бинты снимут в первых числах марта так что.

— Я знаю.

Когда за ним закрылась дверь я, подойдя к окну зажмурив глаза, подумала о том, что все мои мечты стали явью я замужем за известным в столице продюсером мои песни крутят, как по радиостанциям так и по экрану телевизора я узнаваема от участвую, в различных ток шоу так что жизнь удалась.

— Тушинская не нарушайте режим, — зайдя в палату, обратилась ко мне Надин Луба.

— Больше не буду просто не спится.

— Если вам не спится, я могу вам дать снотворное.

— Будьте так любезны.

Через пять минут медсестра принесла мне снотворное. Выпив, снотворное я легла в постель заснула, мгновенно похоже это снотворное, свалит и слона, — проваливаясь в сон, подумала про себя я. Утром я с трудом проснулась от стука в дверь.

— Кто? — набросив, халат недовольно, спросила я.

— Завтрак и в десять вас ждут в процедурной, — сухо отозвалась медсестра за дверью.

— Заходите, — пропуская внутрь Надин сказала я.

Позавтракав овсянкой я, приняв, душ надев брючный костюм от Кардане, поднялась на второй этаж, Фрэнк Дурен уже, ждал меня.

— К восьмому марта с вас снимут повязку и вам придется привыкать к себе новой, — задумчиво смотря, на меня, заметил мужчина.

— Ничего привыкну мне не привыкать.

Когда я вернулась, в палату меня ждал Лев с букетом бардовых роз.

— Как ты?

— Врач сказал что ближе к восьмому марта снимет, с меня бинты я ужасно соскучилась по России.

— Красота детка требует жертв, — вздохнув сказал Тушинский.

— Да знаю я, — махнув рукой, пробурчала я.

Погода за окном просто дрянь идет ледяной дождь дует порывистый ветер, хотя климат во Франции теплее чем в Москве, — с грустью наблюдая, за непогодой за окном в окно, размышляла про себя я.

— Как дети? — отойдя, от окна, спросила я.

— У Танечки недавно прошел показ «мисс зима 2017» Никита записал альбом вместе с Акуловым Альбертом Петровичем под чутким руководством Виктора.

— А как успехи Алеши? Как Дима?

— Растет, понемногу скучает по тебе.

— Ох, Лев не трави душу.

— Детка очень скоро ты сможешь, обнять наших деток наберись только терпения.

Господи, неужели это сегодня свершится!? — подойдя к зеркалу, прокричала я в пустоту. Господи, неужели сегодня с меня, наконец, снимут бинты.

— Тушинская в процедурную, — прервав мои размышления сказала Надин заглянув в палату.

— Иду.

Через двадцать минут из зеркала на меня смотрела незнакомка с раскосыми глазами и пухлыми губами нос Фрэнк сделал, мне с горбинкой от прежней меня не осталось и следа.

— Настя это ты? — зайдя в палату спросил Лев.

— Вроде да и вроде нет ну как?

— Знаешь в тебе появилась некая загадочность.

— Ты знаешь во Франции хоть один нормальный салон красоты? — вздохнув, спросила я Льва.

— Да «Коко».

— Отлично.

— Детка, от твоего взгляда на дорогах будут, аварии все мужики, утонут в твоих глазах, — покачав головой, проворчал Лев.

— Ну, дорогой это их проблема но не моя.

Увидев кремовое здание с золотой вывеской: «Коко» мы зашли внутрь. Внутри как и снаружи все под золото.

— Вам к кому? — оторвавшись, от журнала спросила женщина с прической ал-ля восьмидесятые.

— Мы в салон красоты на покраску.

— Катрин к вам клиентка.

— Проходите, — выйдя, в фойе сказала, блондинка в лиловом платье от Шанель.

— Настасья, у вас шикарный голос, нанося краску мне на волосы, — заметила француженка.

— Спасибо.

Через сорок минут на меня смотрела жгучая брюнетка.

— Тридцать евро с вас.

Лев молча курил у окна когда я к нему подошла.

— Детка тебя не узнать но я надеюсь, на то что ты будешь, благоразумна, и подумаешь о детях прежде чем Лев тяжело вздохнул.

— Я всегда о них думаю, Лев мое лицо это моя визитная карточка без сцены я умру ты это прекрасно знаешь.

— С тобой просто невозможно разговаривать! — вспылив, проворчал Тушинский.

— Лев ну не заводись, я же, не говорю, что обязательно снова, прибегну к услугам хирурга.

— Хоть на этом спасибо главное чтобы ты не переборщила с этими пластическими операциями как некоторые.

— Об этом можешь, не беспокоится меру я знаю.

— Нам в аэропорт не пора? — посмотрев, на часы спросила я.

— Пора.

Через час мы уже летели, весь полет домой я проспала.

— Настя мы идем на посадку, — коснувшись моей руки сказал Лев.

— Уже? А который час?

— Шесть часов вечера тебя два лихорадило.

— Мой организм так воспринимает климатизацию.

Увидев на перроне свекровь с Диной с детьми я, улыбнувшись, помахала им рукой.

— У Дины уже живот большой, наверное, на выходных родит, — тихо шепнула я Льву.

— Без нее будет нам тяжко.

— Ничего справимся.

— Может временно взять человека на ее место?

— Не стоит.

— Настя! Это ты? — приподняв очки, спросила свекровь.

— С утра была ею, — засмеявшись, ответила я.

— Что мы тут стоим как придурки поехали домой! — прервав нас сказал Лев.

— И то верно.

Дома нас ждал, шикарный стол шампанское лилось, рекой через час дети ушли, в детскую, оставив нас наедине.

— Дина, а где же Артур?

— У него деловая встреча с партнером по бизнесу.

— Он весь в делах у тебя.

— Деньги мама легко не даются тебе ли это не знать, — прервав ворчание матери сказала Дина.

Взяв стакан, томатного сока Дина, выйдя на балкон, схватившись за живот, вскрикнув, прошептала: «Насть вызывай, скорую помощь кажется началось».

— Без паники, — набирая номер Ольги Леонидовны сказала я.

Через двадцать минут была, бригада скорой помощи пришлось, отвалить три тысячи но это стоило того. Из центра «Малютка» я связалась с Вороном.

— Что? Рожает но только восьмой месяц.

— Артур так бывает твоей матери я уже позвонила она подъезжает.

— Я сейчас буду, — прокричал мужчина и отключился.

— От радости дыхание перехватило? — хмуро пробурчал Лев.

— Где моя жена? — влетев в больницу спросил взъерошенный Артур.

— Родственники Вороновой вы? — выйдя из реанимации спросил врач.

— Да.

— У вас мальчик четыре пятьсот.

— Ура!!! У меня сын! — заорал во все горло Артур.

— За это надо выпить, — наполнив бокалы сказал Лев.

— За Павла.

— Молодые люди попойку тут устраивать не надо приходите завтра к десяти часам, — прервав нас сказал врач.

— Хорошо мы уже уходим.

Дома были около пяти утра.

— Ну и ночка я просто валюсь с ног, — скинув, платье, пробормотала я.

— Я тоже в десять едем, в больницу с девочками, согласилась посидеть Людмила Николаевна.

— Гувернантка мальчиков?

— Ну, да.

Коснувшись, подушки мы мгновенно заснули, проснулись от звонкого смеха детей.

— Вот паразиты! — покачав головой, проворчал, Лев направляясь в душ.

— Видимо пришло время проснуться, — зевнув сказала я.

— Может ты и права, — почесав в затылке сказал Лев.

— Что же мы лежим, через два часа нам, ехать в центр «Малютка», — встав с кровати сказала я.

— Я хочу тебя моя маленькая сучка, — увлекая, меня на постель, прошептал, Лев покрывая мое тело страстными поцелуями.

О, это было что-то в сексе Тушинскому воистину нет равных, — перебирая, его волосы мысленно, размышляла про себя я.

— Тебе было хорошо? — игриво поигрывая моими сосками спросил Лев.

— Спрашиваешь? Лев с тобой я зажила полной жизнью.

— Знаешь наша встреча с тобой была, наречена судьбой раньше в судьбу я не, верил, но встретив, тебя во второй раз, понял что нам суждено пройти этот путь месте от начала до конца.

— Левка нам правда пора в душ пока Лиля не пришла, — вырвавшись из объятий мужа сказала я.

— Пожалуй, ты права просто от тебя исходят такие флюиды что просто не устоять.

В ванной мы задержались еще минут на сорок когда вышли детей в доме уже не было.

— А где Димочка? выйдя из ванной — спросила я проходившую мимо домработницу.

— Раиса Сергеевна отвезла его в сад.

— Спасибо. Алиса Степановна сделайте мне зеленый чай с жасмином.

— Хорошо Анастасия Юрьевна.

Надев, голубое платье я сев возле зеркала, подумала о том, что все мои мечты осуществились, я знаменита у меня, есть любимый мужчина жизнь, удалась.

— О чем так задумалась милка моя? — подойдя, ко мне, спросила Лиля, напугав своей неожиданностью.

— О том что жизнь удалась, — крутясь, на стуле, ответила я.

— Что будем делать с волосами?

— Собери мне их в прическу сделай броский макияж.

— Ты решила полностью поменять себя и свое мировоззрение?

— Совершено, верно.

Через двадцать минут я спустилась, вниз Тушинский как всегда выглядел как король, одетый в белую рубашку черный пиджак брюки от Арчано с мужем мне повезло не только мега богат но и еще красив как бог. Я не ломаю голову над тем, откуда у моего благоверного капиталы, зачем главное, чтобы моя жизнь была в шоколаде и моя кредитка была не заблокирована.

— Ты великолепна бэби, — тихо шепнул мне Лев.

— Ты тоже.

Когда мы пришли у Дины был Артур.

— Как наша мама? Как мой племянник?

— Только что покормила, уже спит, — кивнув на кроватку у окна сказала Дина.

— А он там не простудиться? Дин я бы посоветовала тебе сдвинуть кроватку.

— Думаешь?

— Насть я не думаю, я в этом просто уверена уж, поверь моему опыту.

— Ну, тогда.

— Мальчики чего стоите как истуканы сдвиньте кроватку, — повернувшись к нашим мужикам сказала я.

Переглянувшись мужички, сдвинули кровать.

— Лихо ты с ними ведь не по статусу ведь им это, — хмыкнула Дина.

— Ничего не переломились.

— Когда выписывают? — спросила я когда нас, наконец, оставили наедине.

— В субботу знаешь Артур уже нанял няню из агентства «Нянюшка» так что возможно через месяц я буду в вашем строю.

— Только Тушу об этом пока не говори, он и так, скрипя сердцем, смирился, с тем что я, растворилась в сцене, а дети выросли практически без меня.

— Ты права.

— Часы посещений подходят к концу, — прервав, нас сказал, Виталий Борисович.

Динка счастлива, дай-то бог, чтобы в Вороне она не ошиблась, — садясь, в машину с некой грустью подумала я.

— Похоже она действительно с ним счастлива, — взяв меня за руку сказал Лев.

— Вот поэтому и дай ей спокойно жить, полной грудью, жить на полную катушку.

— Завтра преступаем к репетиции нового альбома: « Ты была моей» так что детка покой нам только сниться плюс в 14:00 часа у тебя интервью в Останкино для канала МУЗ ТВ «Час звезды».

— Я помню но все равно спасибо, что напомнил.

Зайдя, в дом мы, услышали мощный голос наших сыновей.

— Он будет звездой, — смахивая слезы умиления сказала я, пройдя в столовую.

— В этом я даже не сомневаюсь как и в том что Виктор будет блестящим продюсером.

— А Лешка будет психологом с мировым именем как и Танечка.

— А кем же будет Димка?

— Врачом, — не раздумывая, выпалила я.

— Хм врачей в нашей семье еще не было.

— Значит будет.

Через двадцать минут к нам присоединились дети.

— Ник, это было что-то молодец сынок, — похлопав Никиту по плечу сказал Лев.

— Правда?

— Такими вещами сын я не шучу, я, говорю тебе на полном серьезе.

— Спасибо.

— Алиса Степановна вы что там уснули? — грохнув, по столу, крикнула я.

— Простите Анастасия Юрьевна я сейчас накрою стол.

— Давно было пора это сделать. Где Дима?

— Они только что приехали он моет руки.

— Налейте Диме борща мне запеченного судака с овощами Льву отбивные со спагетти.

— Хорошо Анастасия Юрьевна.

Через двадцать минут, наконец, накрыли на стол.

— Как тетя Дина? — потягивая яблочный сок, спросила Танечка.

— Хорошо в субботу выписывают.

После обеда я, взяв полотенце, решила поплавать в бассейне.

Плавая в бассейне, я заметила бинокль с соседнего дома.

— Здравствуй Настенька, — по кошачьи расплывшись, в улыбке хрипло бросил мне, мужчина в черных очках одетый в черную рубашку без рукавов.

— Что за наглость? Мы знакомы?

— Более чем детка я двоюродный брат Вершинского Лещинский Альберт Сергеевич.

— Ну и какого лешего вам от меня надо? Шантажировать меня вздумали? Думаете, я поведусь? Я пошла в наступление.

— А ты не так проста красавица, а не боишься, что твой перец узнает, о том что тебя поимела вся столица? — злобно крикнул мне мужчина.

— Я ничего уже не боюсь и таким уродам как ты меня не напугать.

— Детка что случилось почему ты кричишь? — выбежав из дома спросил Лев.

— Ты в курсе того что у моего покойного муженька есть двоюродный брат? — нахмурившись спросила я.

— Ты что Леща имеешь в виду? Не парься, милая эту проблему мы решим, набирая какой-то номер сказал Лев.

Через час к дому Леща подъехали санитары из психиатрической больницы номер шесть. Я свою роль сыграла, великолепно сказала что в смерти брата винит меня да и вообще несет, какой-то бред что мысли его путаются.

— Ты будешь гореть в аду у тебя нет сердца только голый расчет, — кричал мужчина, пытаясь вырваться из цепких рук санитаров.

— Завтра в прессе мы будем на первой строке, — вздохнула я.

— Ну и пусть главное чтобы о нас говорили, а что говорят дело уже десятое, — махнув рукой, заверил меня Тушинский.

— Поплавала.

— Ничего поплаваешь в другой раз.

С этим скандалом я чуть не забыла о съемках к интервью для журнала: «Час звезды» с Сатинской Анфисой Анатольевной.

— Лев через три часа у меня съемки звони Лили, — скрывшись в душе, попросила я.

— Я уже позвонил так что сбавь обороты детка не загони себя ведь так можно и перегореть.

— Это мне не грозит.

— Порой ты бываешь просто невыносима.

— Милый, какая есть.

Открыв, гардероб я, достала красное платье от Диор.

— Надень, алмазные серьги они гармонируют с ним, — зайдя в комнату, дала совет Лилия.

— Думаешь?

— Я не думаю, я в этом, уверена.

— Волосы распусти мне по плечам.

— Как скажешь.

Через тридцать минут пришла машина.

— Анастасия пора, — постучав в дверь, позвал меня Тушинский.

— Иду.

В Останкино я была уже не раз да и интервью для различных изданий давала неоднократно только вот к этому пафосу я так и не привыкла, хотя чтобы крутиться в шоу-бизнесе вынуждена играть себе отведенную роль. Снаружи здание реставрировали, выглядит как игрушка, а внутри оставили все как есть, — зайдя, вовнутрь мысленно, подметила про себя я.

— Настенька солнышко вы как майская роза, — подбежав, ко мне начал петь дифирамбы низкорослый мужчина в сером костюме с намечающейся лысиной.

— Вы льстите мне Семен Аркадьевич но все равно приятно, — улыбнувшись сказала я.

— Чего же мы стоим? — проходите, Анфиса ждет вас, — спохватившись, сказал директор издания и скрылся.

— Детка под твоим взглядом он почувствовал себя ничтожеством, — тихо шепнул мне на ухо Тушинский.

— Ничего не могла с собой поделать он напоминает мне одного благодетеля, — поморщившись, пробурчала я.

— Анастасия вам сюда, — выйдя, в фойе сказала блондинка в очках.

Рыжеволосая девушка в неприлично коротком платье цвета леопарда молча курила у окна когда мы зашли.

— Ну, что приступим? — спустив, девицу на землю, спросила я.

— Ой, а я вас не заметила? Вот не знаешь когда в живую увидишь звезду, — спохватившись, выпалила девица.

— Макс начинаем, — махнув, рукой в сторону блондина в бежевом костюме скомандовала Анфиса.

Съемки с интервью для программы: «Час звезды» длились три с половиной часа с перерывом.

— Мы можем быть свободны? — вздохнув, спросила я когда, наконец, объявили стоп снято.

— Да, конечно.

— Тушинский поехали у нас еще репетиция в студии, — позвала я Льва.

— Иду.

Бог мой как же все это утомительно но без всей этой шушеры в шоу-бизнесе никак, — остыв сказала себе я.

— Завтра крестины Павла, — тихо сказал Лев.

— Во сколько?

— В 12:00 часов.

— Хорошо.

В студии нас ждала Лиля, которая временно согласилась совмещать работу администратора Льва и моего гримера.

— Насть ты только не нервничай но у нас новый муз режиссер.

— Опять? Лева что на сей раз.

— У нас с ним разные представления о музыке.

— И кто же теперь у нас муз режиссер?

— Чуйский Виктор Алексеевич.

— Чуй?

— Ты что его знаешь?

— Вместе были в детдоме, потом его усыновила состоятельная семья и наша связь оборвалась.

— Как тесен мир, а мне он ничего не говорил.

— Затаил, на меня свою детскую обиду ведь все девчонки детдома, были у его ног кроме меня, — разведя руками сказала я.

— Теперь мне стало понятно выражение его лица когда я сказал ему кто моя жена, — вздохнув сказал Тушинский.

— Ничего не поделаешь мир тесен.

Через двадцать минут в студию зашел блондин, одетый в серый свитер голубые джинсы Витька изменился, возмужал.

— Настя ты? — сняв очки спросил Лев.

— Как видишь? Лев может преступим нечего время терять, — посмотрев на часы сказала я.

— Ты права Вить времени на разговоры совершено нет после праздников концерт в Лужниках в мае гастрольный тур по странам и селам сам понимаешь.

— Я понял, — надев наушники сказал. Чуй.

— Чуй пошла музыка.

Запись альбома длилась, три часа с репетицией каждой композиции я выложилась, на все сто процентов к концу записи альбома я с трудом говорила.

— Насть разве можно так себя изводить?! — отчитал меня как маленькую девочку Лев когда. Чуй, уехал из студии.

— По-другому не могу я не могу петь в полголоса и ты это прекрасно знаешь, — потягивая травяной чай сказала я.

Сев в машину я, прикрыв глаза, заснула, проснулась от тормошения Львом.

— Что уже? — потирая виски, спросила я.

— Да детка.

— Уф как же я устала, — бросив, сумку в кресло, вздохнула я.

— Это цена успеха мила моя, — увлекая меня на пол сказал Лев.

Утром я проснулась от телефонного звонка от Вороновой.

 

ГЛАВА 16

 

— Спишь что ли? — хмыкнув, спросила сестрица Льва.

— Спала пока ты не позвонила что хотела то? — откровенно зевая спросила я.

— Сегодня суббота крестины Павлика.

— Сегодня? — окончательно проснувшись, спросила я.

— Сегодня и не в двенадцать, а в половине двенадцатого так что мила моя поторопись, кстати, где Лева пропадает, ни как не могу до него дозвониться?

— В бассейне когда плавает телефон в не доступа.

— Насть поторопись, осталось два часа.

— Угу.

Зевая я, пройдя в ванную, связалась с Тушем.

— Алло. Проснулась?

— Пока еще не поняла но ты в курсе того что сегодня крестины Павлика? — вздохнув спросила я.

— Знаешь я с этой записью альбома совсем забыл.

— Свяжись, с Лилей иначе мы, опоздаем на крестины.

— Один момент.

Заколов волосы наверху я, надев, лиловый халат, вышла из ванной.

— Анастасия Юрьевна дети просили, передать что сегодня, задержатся после школы у них репетиция нового альбома, — смахивая пыль с бронзового фигурки Пушкина сказала домработница.

— А где Людмила Сергеевна?

— Она помогает Танечке с английским языком.

— А Танечка почему не в школе?

— Она со второй смены.

— Анастасия нам пора, — прервав нас сказала буквально влетевшая в дом Лиля.

— Алиса Степановна принесите нам по кофе.

— С сахаром?

— С сахаром и корицей.

— Хорошо.

Открыв, гардероб, я надела бархатное красное платье с черным пояском.

— Ты изменила стиль в одежде?

— Да.

— Что будем делать с волосами?

— Завей их и залей муссом затем лаком.

Через двадцать минут я была готова.

— Ринат тоже навел марафет нашему маэстро.

— Ты стилиста Тушинского что ли имеешь в виду?

— Его самого.

— Лиль ты можешь, быть, свободна, — посмотрев на часы сказала я.

Леонид молча курил, у машины когда мы вышли, не, обошлось без журналистов. Дав, короткое интервью я, скрылась в машине.

— Достали сил нет ни каких, — вздохнув, пробурчала я.

— Детка ты мега популярна издержки профессии сама понимаешь.

Подъезжая, к церкви я, увидев, забитую до отказа парковку тяжело, вздохнула.

— Это родственники и кореша моего зятя, — вздохнув, пояснил Тушинский.

— Не хило.

Мать Артура как всегда выглядела, с иголочки одетая в строгий бежевый костюм от Кордона Дина была в кремовом брючном костюме от Арчи.

— Вы вовремя, — подойдя ко мне сказала она.

— Как малыш?

— Кричит без умолку хорошо что взяли Арину Семеновну.

Через двадцать минут пришел отец Гавриил. Малыш кричал, бил ножками после крестин Дина вынуждена, была дать малышу молочную смесь.

— А сама не кормишь? — тихо спросила я когда мы вышли из церкви.

— У меня пропало молоко.

— Бывает у меня с Димочкой было так же.

— Девочки поговорите дома, — прервав, нас, сказали наши мужчины.

Отмечали крестины первенца Вороновых Тушинских с размахом в Сокольниках в семи этажном мраморном особняке. Дом обставлен, под золото все со вкусом но вычерпнуто как-то на мой взгляд в этом доме нет гармонии.

— О чем задумалась? — потягивая зеленый чай, спросила Дина, выйдя в мраморную лоджию.

— О том что не дом, а дворец непривычно как-то.

— Мне по первости самой было даже как-то неуютно здесь но потом привыкла, представляю себя заморской принцессой.

— Смотрю, он любит искусство?

— Так его мать искусствовед московского музея имени Ржевского.

— Настя! Дина куда вы пропали? — хором позвали нас наши мужчины.

— Уже идем.

— Рекомендую салат «Золотая рыбка» наш шеф повар Николя Диен радует, нас такими шедеврами что скоро боюсь, ни в одно платье, не влезу, — засмеявшись сказала Дина.

— Насть что тебе налить?

— Шампанского.

— За новорожденного подняв бокал, подняла тост свекровь Дины.

От Вороновых мы уехали, в первом часу перебрав, со спиртным я мысленно приготовилась к завтрашней взбучке от Тушинского. Проснувшись среди ночи от дикой головной боли я, застонав, попросила Льва принести мне что-нибудь от головной боли.

— Насть ты неисправима, — покачав головой, проворчал Лев, включая свет.

— Лев мне и так плохо давай без нотаций, — потирая виски, попросила я Туша.

— Хорошо но от разговора тебе все же не уйти, — вздохнув, проворчал, Лев, удалившись на кухню.

Через пятнадцать минут он принес мне какой-то травяной настой.

— Что это? — поморщившись, спросила я.

— Настой на травах от похмелья пей, легче станет, в травах Алиса толк, знает туго.

Выпив, настой я действительно буквально через десять минут, почувствовала себя лучше. Положив, голову на плечо Льва я мгновенно, заснула, проснулась от звонкого смеха Димочки.

— О, господи дети, — потирая виски, простонала я.

— Не надо было столько пить детка.

— Лева не начинай, — взяв, полотенце из ящика попросила я.

— Надеюсь, выводы ты сделала, Настя я не шучу.

Приняв, душ я прошла в столовую все были в сборе.

— Раиса Сергеевна Диму в сад отвезу я.

— Ты уверена? — поперхнувшись кофе спросил Лев.

— Вполне массаж у меня назначен на 10:45 репетиция в 15:00 часов.

— Тогда я составлю тебе компанию.

— Составь, если конечно успеешь собраться.

— А что мне собираться надеть рубашку да брюки и я готов, а вот тебе.

— А что мне я уже практически готова.

— Решила выйти в люди как есть? — хмыкнув спросил Лев.

— Иногда это бывает полезно.

— Тут с тобой не поспоришь.

— Мама ты без макияжа? — округлив, от удивления глаза, спросила заспанная Танечка.

— Сегодня да решила дать коже отдохнуть.

Отвезя, сына в детсад я поехала в салон красоты «Кармина « к Лиане, которая, увидев, меня только, покачала головой.

— Это следствие вчерашней вечеринки? — вздохнув, спросила она.

— Да.

— Со спиртным будь крайне осторожна, а то не заметишь, как, затянет.

Из салона красоты я вышла свежая как майская роза надо было самой нанести макияж в следующий раз так и сделаю, — садясь в машину, подумала про себя я.

— Куда теперь? — кашлянув спросил меня Окунь.

— В «Марго».

София курила у окна когда я зашла.

— Цветешь и пахнешь по тебе не скажешь что тебе было плохо после вчерашнего.

— Что уже журналюги преподнесли СМИ в приглядном для них виде? — скривившись, спросила я.

— Детка это же шоу-бизнес тут каждая собака все про тебя знает, ничего не утаишь, как, не старайся, — делая мне массаж сказала Софа.

— Ты волшебница, — потягивая зеленый чай сказала я.

— Слышала скоро выйдет твой новый альбом.

— Через месяц сделаем клип на песню: «Ты моя любовь» в мае гастроли.

На телефон пришло сообщение: « Ты будешь гореть в аду там встретимся».

— Придурок! — швырнув телефон в сумку пробурчала я.

— Что случилось то?

— Да так мелочи жизни, — ушла я от ответа.

В машине я связалась с Тушем.

— Лев у нас проблема этот придурок мне угрожает придется его убрать.

— Я уже работаю, в этом направлении так что скоро он тебя, не побеспокоит, — вздохнув, заверил меня Туш.

— Рада слышать только ты это поторопись.

— С Тузом я уже связался, так что, считай этого шизика больше нет, — прервав, меня, заверил меня Лев.

— Куда путь держишь? — сменив тему спросил Тушинский.

— Хочу забрать Диму из сада. Репетиция у нас в половине шестого так что временем я располагаю.

— Наверстываешь упущенное? — хмыкнув спросил Лев.

— Во всяком случае, пытаюсь, хотя с нашим графиком это вряд ли возможно хорошо что наши дети принимают, нас такими как мы, есть и на нас не в обиде.

— Потому что сами втянуты в шоу-бизнес стали взрослыми не по годам.

— Лев мне звонят по второй линии, — прервав монолог мужа сказала я.

— Тогда до вечера.

На дисплее высветилась Лерка.

— Алло. Что стряслось?

— Марио убили, взорвали, ты понимаешь??

— Кто? За что?

— Понятия не имею главное то что все свое движимое и не движимое имущество он отписал секте «Око».

— Прими мои соболезнования. Лер я тебе сочувствую, но что от меня ты хочешь я бы рада к тебе сорваться, но мой график расписан по минутам, — вздохнув сказала я.

— Да я знаю не парься ладно до встречи в Москве, — пробурчала Лерка и отключилась.

Жаль конечно подругу но своя шкура дороже к своей цели я шла не для того чтобы бросив все пойти утешать подругу у которой таких Марио будет миллион если не больше в том что Лера не пропадет я даже не сомневаюсь. Жесткой и где-то циничной меня сделала, Москва не будешь толстокожей по тебе, проедутся катком и не заметят. Лозунг у меня теперь таков: «человек человеку враг» друзья остались в прошлом веке сейчас те же друзья за спиной нож в спину тебе всадят, по самую рукоятку в то же время мило, улыбаясь. За размышлениями я не заметила как мы доехали.

— Игорь подожди нас в машине.

— Я проследую с вами мало ли что, — покачав головой, возразил охранник.

— Как знаешь, — пожала плечами я.

Дима сидел, на скамейке когда я к нему подошла.

— А почему не Раиса Сергеевна?

— Потому что я так захотела ты что не рад?

— Рад просто это так необычно, — улыбнувшись сказал малыш.

— Сынок я буду стараться почаще тебя забирать из сада.

— Мам, а почему бабушка редко у нас бывает? — спросил малыш когда мы сели в машину.

— У бабушки много дел показ зимней коллекции она модельер это трудоемкий труд но сегодня у нее выходной и мы можем ее навестить, — посмотрев на часы сказала я.

— Ура.

Взяв телефон я набрала свекровь.

— Алло дом Тушинских слушает, — ответила Агафья Васильевна.

— Агафья это Анастасия Виктория Викторовна дома?

— Да она в бассейне.

— Дайте ей трубочку.

— Минуточку.

Через пять минут я услышала: « Настасья сколько лет, сколько зим чего вдруг я тебе понадобилась»?

— Дмитрий по Вас соскучился как там Тимур Сергеевич?

— Благодаря связям Льва открыл биологический центр «Биосфера» воспрял духом что ж мы будем рады вас видеть.

Свекровь курила кальян в саду когда мы подошли.

— Здравствуй зайка беги в столовую там Ага даст тебе вкусненькое, — чмокнув малыша в щеку сказала свекровь.

— Как Лев?

— Потихоньку готовимся к концерту.

— Вы от нас ничего не скрываете? — вздохнув, вдруг, спросила свекровь.

— Нет вы о чем? — приподняв брови, спросила я.

— Час назад в психиатрической больнице Лещ повесился или повесили, светила психиатрии сошлись, на соуциде но тем не менее зная, братца Вершинского никогда не поверю, что он сам, наложил на себя руки.

— Виктория Викторовна думайте что хотите но ни я, ни тем более, Лева к его смерти не имеем ни, какого отношения и мне обидно что вы я тяжело вздохнула.

— Настенька господь с тобой о тебе тут и речи не шло.

— Нам пора, — посмотрев на часы сказала я.

— Что снова репетиции?

— Да. Дима нам пора.

— Но мама.

— Дима у мамы дела.

Выйдя, из дома я, связалась с мужем.

— Алло спасибо за ликвидацию Леща сработано чисто комар носа не подточит, правда твоя мать считает тебя причастным к его смерти.

— Вы что были у матери?

— Сын по ней соскучился.

— Не бери, в голову время от времени мама играет роль мисс Марпелл вы выехали?

— Да через сорок минут будем дома.

— Отлично. Чуй уже на месте.

— Займи его чем нибуть.

— Мы и так уже занялись набросками мелодии к новой песни: «Я без тебя умру».

— Милый да ты просто гений.

— А ты богиня муза моя.

Отключившись, я связалась, с Леркой та трубку сняла сразу.

— Салют подруга! — выпалила Лерка.

— Что-то на скорбящую жену ты, мягко говоря, не похожа.

— Потому что гад был, мой покойный муженек столько долгов мне оставил вообщем не суть главное то, что я буду жить в Сан — Тропе на лазурном берегу.

— С чего это?

— Я решила стать сурагатной матерью для одной состоятельной пары.

— Лер подожди, а выйти замуж ты не пробовала?

— Как ты себе это представляешь, тут без детей охмурить олигарха не всегда, получается таких красивых как мы полно и одной красивой мордашки мало нужна хоризма.

— Ее у тебя в избытке.

— Но у меня трое детей так, а тут я получу приличные бабки смогу открыть салон красоты «Климентина» как хотела при жизни муженька.

— Я думала у вас было все хорошо.

— Я тоже так думала, пока он вдруг не решил, что мне незачем иметь свой бизнес я должна, предано смотреть ему в рот и ждать когда его высочество низойдет до меня.

— Очуметь, слава богу, у меня тьфу-тьфу пока такого нет.

— Сплюнь, а то накаркаешь все они ангелы до поры до времени, потом в них будто сами бесы вселяются, прости мою душу грешную, — вздохнула Лерка.

— Ты права ладно подруга до связи.

Оставив, сына дома на няню я, поехала в студию Лев с Чуем, увлечено наигрывали, какую-то мелодию когда я подошла.

— Это выше слов Лев ты гений, — прослезившись от умиления сказала я.

— Правда?

— Ты еще спрашиваешь, знаешь Туш с Вершем были, гениями но даже они тебе в подметки, не годятся.

— Ты пропустила Сокола.

— Не напоминай мне о нем, — тихо попросила я.

— Хорошо прости. Ребята преступим. Чуй не спи, на ходу пошла музыка.

Репетиция длилась, три часа после репетиции я обессилено сев в кресло попросила воды с ментолом.

— Устала?

— Немного но это приятная усталость.

— Завтра концерт ты готова? — закурив трубку спросил Лев.

— Ну, что за вопрос Туш ты знаешь я всегда готова сцена для меня дом родной.

— Я ни на минуту не сомневался в том что именно это ты скажешь.

Выйдя, из студии я поежилась середина марта, а не поймешь, весна или еще зима с утра слякоть к вечеру снова мороз, — поежившись, подумала про себя я, садясь в машину.

— Замерзла? — взяв меня за руку спросил Лев.

— Немного.

— Потому что легко одеваешься, а ведь может случится переохлаждение и тогда Лев тяжело вздохнул.

— Лев не начинай ту же песню по десятому кругу, — взмолившись, попросила я.

— Порой ты бываешь просто невыносима! Я забочусь о тебе, а ты.

— Лев ну не заводись ну прости ты же знаешь мой характер, — замурлыкав, подольстилась я к Тушинскому.

— Вот что ты со мной делаешь, ты веревки из меня, вьешь, пользуешься, тем что кроме тебя мне никто не нужен и дело не в любви, а в деловых отношениях такой как ты я больше не найду твой голос один на миллион.

— Рада это слышать ты, не представляешь как важны, для меня, твои слова, — вздохнув сказала я.

— Насть я искренен с тобой мы могли, быть вместе гораздо раньше не погонись ты за деньгами.

— Лев в то время ты только— только встал на ноги стартового капитала у тебя не было, а тут Смола предложил мне раскрутку взамен на брак естественно я согласилась. Мне в голову не пришло что брак со мной для него своеобразная игра творческие люди как говорится, сходят, с ума по своему кто ходит в свинг клуб; кто снимает, ночных бабочек из эскорт услуг кто отписывает все свое состояние церкви либо секте.

— Все твои фиктивные муженьки были, мягко говоря, больны на голову.

— Это я поняла после спектакля с разводом с Вершем тут до меня дошло, что роспись была липовая кроме детей конечно.

— Детям я заменил отца.

— Никто и не спорит, я благодарна тебе за это.

— Слышал, Лерка летит в Сан — Тропе деток оставила на няню так и не остепенилась, мечтает о денежном мешке.

— Знаешь не всем же подфартило как мне.

— Ладно, оставим эту тему как никак она твоя подруга, — сменив гнев на милость сказал Лев.

Дом встретил нас тишиной что неудивительно второй час ночи.

— Это мы столько репетировали?

— Это мы столько катались по ночной Москве.

Коснувшись, подушки я мгновенно заснула, проснулась в первом часу от головной боли.

— Вот это я дала, — пробурчала, я себе под нос потирая виски.

— Проснулась? — подав мне настой спросил Лев только что вышедший из ванной.

— Пока еше не поняла но голова трещит так что. Лев ну не смотри на меня так, — покраснев, взмолилась я.

— Хорошо тебя все равно уже не исправишь, — покачав головой, пробурчал он.

Через двадцать минут после того как мне стало лучше я прошла в ванную контрастный душ привел меня в чувство. Надев, лиловый халат я заколов волосы прошла в гостиную Лев молча пил кофе когда я к нему подошла.

— На тебя так подействовала смерть братца Верша? — отложив в сторону прессу спросил Лев.

— Да и.

— Насть держи, себя в руках, не хотелось бы, чтобы из-за твоего увлечения спиртным наши отношения сошли на нет, — вздохнув сказал Лев.

Он был жесток но он прав я, в самом деле, качусь куда-то не туда надо что-то делать, — вздохнув, подумала про себя я.

— Через двадцать минут приедет, Лиля через три часа у тебя фото сессия детка ты, должна держать лицо.

— Я знаю. Лев это больше не повториться просто Лещ всколыхнул мое прошлое и.

— Твоя проблема в том что ты так и копаешься, в этом прошлом, живи настоящим.

— Ты прав. Лев я хочу тебя, — скинув, с себя халат прошептала я.

— Настя что ты со мной делаешь?

— Люблю, — увлекая, Льва на пол прошептала я.

— Я в душ, а ты займи чем нибуть Лилю, — игриво подмигнув Льву сказала я.

Выйдя из душа я, надев, черное платье от Версачи распустив, волосы прошла в комнату, Лиля молча, листала журнал мод когда я ее, окликнула.

— У вас второй медовый месяц? — оторвавшись, от журнала спросила девушка.

— Похоже на то. Лиль меньше текста через час у меня фото сессия времени ни черта нет.

— Макияж делаем броский или естественный?

— Лучше естественный да и сделай, мне прическу задрало, ходить с распущенными волосами.

Через двадцать минут я была готова.

— Не слишком ли откровенны твои костюмы? — вздохнув, спросила Лилия, смерив меня с ног до головы укоризненным взглядом.

— Думаю что нет в самый раз я и так долго носила, балахоны одевалась, как монашка лишь однажды позволила себе короткий топ с облегающими фигуру оранжевыми брюками от Бирона, ладно я пошла, а ты можешь, быть свободна.

— Смело, — смерив, мой наряд оценивающим взглядом заметил Лев.

— Тебе нравится мой новый стиль?

— Лион плохого не посоветует, так что ты, идешь по верному пути.

Погода за окном мерзкая на весну мало похожая, — ежась, подумала про себя я, садясь в машину.

Фото сессия длилась, два часа не знаю как я ее выдержала, видит, бог порой хочется все бросить и уйти по-английски.

— Детка ты так фотогенична, — донеся до меня бархатистый баритон Самойлова Ярослава Сергеевича дальнего родственничка Тушинского.

— Спасибо Ярослав я польщена, — улыбнувшись прервала его я.

— Брось мы оба знаем что с Тушем ты не от большой любви, а из-за больших возможностей на сцене но я могу дать тебе больше, если мы изредка будем проводить время вместе.

— Отошел от моей жены! — подлетев к наглецу, прорычал Тушинский.

В пол прыжка он заехал ему в челюсть.

— Ты мне за это заплатишь! А ты еше в ногах моих будешь валятся, я тебе это обещаю, я тебя, уничтожу, — промычал не членораздельно мужчина.

— Похоже, нас сняли, — кивнув на удалявшегося парня в сером пальто сказала я.

— Хрен с ним но ты видела, каков наглец решил что все девки в помет его.

— У него кишка тонка насколько я знаю как продюсер он не преуспел, ни одно из его произведений выше пятой строчки не поднималась.

— Ты права но такое он вряд ли проглотит так что детка придется с ним что-то решать.

— На сей раз милый придется съездить в Ведьмен Рог к Алевтине, — вздохнув сказала я.

— К старой ведьме? — поежившись, спросил Лев.

— У нас нет другого выхода от тебя требуется лишь фотография своего троюродного братца и считай дело в шляпе.

— Ты коварна детка но ты права нельзя, допустить, чтобы вокруг нас маячили смерти тех или иных людей.

— Лев только ни Дина, ни твоя мать не должны знать о моем отъезде в Ведьмен Рог, — перебив Тушинского сказала я.

— Это само собой.

Не успели, мы приехать домой зазвонил телефон.

— Ольга Тимофеевна, — закатив глаза, пробурчал Лев.

— Тетушка негодует, ты же свернул челюсть ее сыну.

— Но это только цветочки ягодки ждут, мать когда на ее сына, наведут порчу, — покачав головой, добавил Лев.

— Если мы не примем меры он попросту может испортить нам жизнь.

— Ты права просто все же на душе как-то не по себе.

— Лев не ты ли мне говорил что в шоу-бизнесе нет места сантиментам? — вздохнув, спросила я.

— Все верно только будь, осторожна во все это я не верил до поры до времени это может быть опасно.

 

ГЛАВА 17

 

— Лев все будет хорошо.

— Когда едешь?

— Завтра рано утром мне велено до полудня прибыть к ней.

— Как все запущено, — закатив глаза, насмешливо пробурчал Лев.

— Зря смеешься, когда твоя сестра исцеляла людей, предсказывала будущее она так же как и Алевтина собирала травы и много чего, — встав по непонятной мне причине на сторону ведьмы  

— Детка такое ощущение, что к ней ты обращаешься не в первый раз, — вздохнув сказал Лев.

— О чем ты? Я вообще в мистику не верила, до тех пор пока не узнала, что твоя сестра обладала, даром ясновидения до тех пор пока его, не потеряла, зажив обычной земной жизнью, — врала на пропалую я.

— Лев Сергеевич Ольга Тимофеевна сказала, если вы сию же минуту не поговорите, с ней она, явится к вам домой, — зайдя, в гостиную сказала, Алиса Степановна.

— Соединяйте, — махнув рукой, проворчал Лев.

— Приветствую Вас Ольга Тимофеевна, — ласково пропел Лев.

— Ах, ты сукин сын мы к тебе со всей душей, а ты из-за обычной певички брату челюсть свернул!? Как ты мог променять брата на эту девку?

— Что Ярик уже пожаловался мамочке? — язвительно прошипел Лев.

— Ах, ты.

— У нас с ним свои счеты, а то что он до сих пор ходит, к мамочке подтирать сопли говорит о том что мальчик так и не вырос, — прокричал Лев в трубку и отключился.

— Лихо ты с ней.

— Моя мать никогда ее не жаловала, за властность убежденность что она идеальна, а другие дураки.

— Все с вами ясно.

Поднявшись в детскую я, пожелав сыну спокойной ночи, зашла, к Дине она работала над весенней коллекцией костюмов когда я к ней, подошла.

— А не поздновато Людмила Сергеевна сказала у тебя завтра контрольная по физике и химии? — вздохнув, спросила я.

— Мне к третьей паре так что подготовиться к работам я успею, — не поворачивая головы, ответила дочь.

— Девочка моя ты стала совсем взрослой, — обняв дочь за плечи сказала я.

— Мам жизнь не стоит на месте так же как и мы, — обняв меня сказала дочь.

— Ну, ты тут не засиживайся, — взявшись, за ручку двери, попросила я.

— Хорошо не буду через час лягу я тебе обещаю, — опять не поворачивая головы, пообещала дочь.

— Татьяна я серьезно.

— И я тоже не шучу, мама я себе не враг и ни хочу проблем с учителями, — заверила меня четырнадцатилетняя дочь.

Слава богу она не втянута в скверную компанию, — вздохнув, подумала про себя я, выйдя из комнаты дочери.

— Как Таня спит? — отложив газету в сторону спросил Лев.

— Нет, еще, трудится над коллекцией как мальчики?

— Записывают, альбом все в творческом процессе Алексей готовится к семинару по психологии там все серьезно.

— Наши дети стали совсем взрослыми оглянуться не успеем, как они, разлетятся кто куда, — вздохнув сказала я.

— Ничего не поделаешь так все устроено, — разведя руками сказал Лев.

— Никто и не спорит, просто я не заметила, как они выросли.

— Ничего удивительно ты была, занята карьерой тем не менее дети тебя, любят; ценят; и гордятся, никогда об этом, не забывай, — обняв меня за плечи сказал Лев.

— Я и не забываю.

— Давай детка лучше спать ведь в деревне «Ведьмен Рог» тебе надо быть не позже семи утра так что в четыре ты должна уже быть на ногах, — вздохнув сказал Лев.

— Ты прав, — зевнув, кивнула я.

Коснувшись, подушки я моментально заснула, проснулась от будильника заведенного на 4:30 признаться встала с трудом. Зевая я, сшибая все на своем пути прошла в ванную. Душ и чашка кофе сваренного Алисой Степановной сделали свое дело.

— Ох, берете грех на душу, — покачав головой, пробурчала себе под нос домработница моя посуду.

— Пусть так по-крайней мере мы сможем, жить спокойно и вообще Алиса Степановна вы забываетесь, — ледяным тоном прочеканила я. Схватив, сумку я вышла из дома Игорь меня уже ждал.

Возможно я была, с ней слишком резка только вот не выношу, когда лезут в душу тем более обслуга. Пока мы ехали, я зевая посматривала, в окно издали, виднелись домики похоже в деревне у людей своя жизнь, — размышляла про себя я.

— Игорь может пора спросить где вообще находится деревня Ведьмен Рог? — вздохнув, спросила я.

— Пожалуй, только у кого?

— Хотя бы у бабушки в сером пальто.

— Ща спрошу, — махнув рукой сказал Лев.

Через двадцать минут он был в машине.

— Ну, что? — Не томи.

— Деревня находится за мельницей до туда триста километров.

— Мы укладываемся? — посмотрев, на часы спросила я.

— Вполне мы поехали короткой дорогой не забывай моя мать ведьма, — хохотнув сказал Игорь.

— Это была шутка? — изменившись в лице, спросила я.

— Нет, Анастасия моя мать Ведьмакова Алевтина Георгиевна.

— Как тесен мир.

— Это в народе ее считают, ведьмой на самом деле она исцеляет, людей только вот люди добро не ценят, сколько раз дом поджигали, хорошо зарплата боле менее нормальная несколько раз выстраивали заново, — сплюнув сказал Игорь.

За разговором мы не заметили, как, свернули к мельнице. Дорога была, покатая машину чуть, не занесло.

— Точно проклятое место, — поежившись, пробормотала я.

— Страшно? — хмыкнув спросил охранник.

— Жутковато хотя после всего того что со мной уже было я думала что меня ни чем не испугаешь, — вздохнув сказала я.

Увидев вдалеке дом из красного кирпича с крышей из разноцветной чечевицы отделанный резьбой с резной верандой в виде драконов я, поежившись, подумала что дом подстать своей хозяйке.

— Я с вами.

— Не стоит, мы должны быть одни.

— Хорошо.

  • Ворожба / Табакерка
  • Как спички / Жемчужные нити / Курмакаева Анна
  • На обочине вечности / Кроатоан
  • Начало / Tyler Роза
  • Джанн / Сборник сказок / Манс Марина
  • Афоризм 032. О мученике. / Фурсин Олег
  • Долг / Миниатюры / Королик Евгения
  • Марго / Птицелов
  • Афоризм 142. О жизни. / Фурсин Олег
  • Лебеди белые / Меняйлов Роман Анатольевич
  • Другая жизнь / Проняев Валерий Сергеевич

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль