ЮЛИЯ ГОЛУБОГЛАЗКА

0.00
 
ЮЛИЯ ГОЛУБОГЛАЗКА
ПОЛЕТ ПТИЦЫ, ИЛИ ШИПЫ И РОЗЫ ШОУ- БИЗНЕСА

— Лев только ни Дина, ни твоя мать не должны знать о моем отъезде в Ведьмен Рог, — перебив Тушинского сказала я.

— Это само собой.

Не успели, мы приехать домой зазвонил телефон.

— Ольга Тимофеевна, — закатив глаза, пробурчал Лев.

— Тетушка негодует, ты же свернул челюсть ее сыну.

— Но это только цветочки ягодки ждут, мать когда на ее сына, наведут порчу, — покачав головой, добавил Лев.

— Если мы не примем меры он попросту может испортить нам жизнь.

— Ты права просто все же на душе как-то не по себе.

— Лев не ты ли мне говорил что в шоу-бизнесе нет места сантиментам? — вздохнув, спросила я.

— Все верно только будь, осторожна во все это я не верил до поры до времени это может быть опасно.

 

ГЛАВА 17

 

— Лев все будет хорошо.

— Когда едешь?

— Завтра рано утром мне велено до полудня прибыть к ней.

— Как все запущено, — закатив глаза, насмешливо пробурчал Лев.

— Зря смеешься, когда твоя сестра исцеляла людей, предсказывала будущее она так же как и Алевтина собирала травы и много чего, — встав по непонятной мне причине на сторону ведьмы  

— Детка такое ощущение, что к ней ты обращаешься не в первый раз, — вздохнув сказал Лев.

— О чем ты? Я вообще в мистику не верила, до тех пор пока не узнала, что твоя сестра обладала, даром ясновидения до тех пор пока его, не потеряла, зажив обычной земной жизнью, — врала на пропалую я.

— Лев Сергеевич Ольга Тимофеевна сказала, если вы сию же минуту не поговорите, с ней она, явится к вам домой, — зайдя, в гостиную сказала, Алиса Степановна.

— Соединяйте, — махнув рукой, проворчал Лев.

— Приветствую Вас Ольга Тимофеевна, — ласково пропел Лев.

— Ах, ты сукин сын мы к тебе со всей душей, а ты из-за обычной певички брату челюсть свернул!? Как ты мог променять брата на эту девку?

— Что Ярик уже пожаловался мамочке? — язвительно прошипел Лев.

— Ах, ты.

— У нас с ним свои счеты, а то что он до сих пор ходит, к мамочке подтирать сопли говорит о том что мальчик так и не вырос, — прокричал Лев в трубку и отключился.

— Лихо ты с ней.

— Моя мать никогда ее не жаловала, за властность убежденность что она идеальна, а другие дураки.

— Все с вами ясно.

Поднявшись в детскую я, пожелав сыну спокойной ночи, зашла, к Дине она работала над весенней коллекцией костюмов когда я к ней, подошла.

— А не поздновато Людмила Сергеевна сказала у тебя завтра контрольная по физике и химии? — вздохнув, спросила я.

— Мне к третьей паре так что подготовиться к работам я успею, — не поворачивая головы, ответила дочь.

— Девочка моя ты стала совсем взрослой, — обняв дочь за плечи сказала я.

— Мам жизнь не стоит на месте так же как и мы, — обняв меня сказала дочь.

— Ну, ты тут не засиживайся, — взявшись, за ручку двери, попросила я.

— Хорошо не буду через час лягу я тебе обещаю, — опять не поворачивая головы, пообещала дочь.

— Татьяна я серьезно.

— И я тоже не шучу, мама я себе не враг и ни хочу проблем с учителями, — заверила меня четырнадцатилетняя дочь.

Слава богу она не втянута в скверную компанию, — вздохнув, подумала про себя я, выйдя из комнаты дочери.

— Как Таня спит? — отложив газету в сторону спросил Лев.

— Нет, еще, трудится над коллекцией как мальчики?

— Записывают, альбом все в творческом процессе Алексей готовится к семинару по психологии там все серьезно.

— Наши дети стали совсем взрослыми оглянуться не успеем, как они, разлетятся кто куда, — вздохнув сказала я.

— Ничего не поделаешь так все устроено, — разведя руками сказал Лев.

— Никто и не спорит, просто я не заметила, как они выросли.

— Ничего удивительно ты была, занята карьерой тем не менее дети тебя, любят; ценят; и гордятся, никогда об этом, не забывай, — обняв меня за плечи сказал Лев.

— Я и не забываю.

— Давай детка лучше спать ведь в деревне «Ведьмен Рог» тебе надо быть не позже семи утра так что в четыре ты должна уже быть на ногах, — вздохнув сказал Лев.

— Ты прав, — зевнув, кивнула я.

Коснувшись, подушки я моментально заснула, проснулась от будильника заведенного на 4:30 признаться встала с трудом. Зевая я, сшибая все на своем пути прошла в ванную. Душ и чашка кофе сваренного Алисой Степановной сделали свое дело.

— Ох, берете грех на душу, — покачав головой, пробурчала себе под нос домработница моя посуду.

— Пусть так по-крайней мере мы сможем, жить спокойно и вообще Алиса Степановна вы забываетесь, — ледяным тоном прочеканила я. Схватив, сумку я вышла из дома Игорь меня уже ждал.

Возможно я была, с ней слишком резка только вот не выношу, когда лезут в душу тем более обслуга. Пока мы ехали, я зевая посматривала, в окно издали, виднелись домики похоже в деревне у людей своя жизнь, — размышляла про себя я.

— Игорь может пора спросить где вообще находится деревня Ведьмен Рог? — вздохнув, спросила я.

— Пожалуй, только у кого?

— Хотя бы у бабушки в сером пальто.

— Ща спрошу, — махнув рукой сказал Лев.

Через двадцать минут он был в машине.

— Ну, что? — Не томи.

— Деревня находится за мельницей до туда триста километров.

— Мы укладываемся? — посмотрев, на часы спросила я.

— Вполне мы поехали короткой дорогой не забывай моя мать ведьма, — хохотнув сказал Игорь.

— Это была шутка? — изменившись в лице, спросила я.

— Нет, Анастасия моя мать Ведьмакова Алевтина Георгиевна.

— Как тесен мир.

— Это в народе ее считают, ведьмой на самом деле она исцеляет, людей только вот люди добро не ценят, сколько раз дом поджигали, хорошо зарплата боле менее нормальная несколько раз выстраивали заново, — сплюнув сказал Игорь.

За разговором мы не заметили, как, свернули к мельнице. Дорога была, покатая машину чуть, не занесло.

— Точно проклятое место, — поежившись, пробормотала я.

— Страшно? — хмыкнув спросил охранник.

— Жутковато хотя после всего того что со мной уже было я думала что меня ни чем не испугаешь, — вздохнув сказала я.

Увидев вдалеке дом из красного кирпича с крышей из разноцветной чечевицы отделанный резьбой с резной верандой в виде драконов я, поежившись, подумала что дом подстать своей хозяйке.

— Я с вами.

— Не стоит, мы должны быть одни.

— Хорошо.

Толкнув, резную калитку я крикнула: «Алевтина Георгиевна вы дома»?

— Чего кричишь, всех неупокоеных, растревожила мне, — выйдя, на крыльцо проворчала, седоволосая женщина в цветастой шале.

— Я.

— Я знаю кто ты и зачем пройдем в дом не на крыльце же будем решать твою проблему, — не дав, сказать мне и слово, сказала бабка Алевтина.

Зайдя, в дом я заметила на стене мешок сушеных трав, от аромата которых слегка качнуло.

— Это с непривычки, — улыбнувшись сказала женщина.

— Я хочу чтобы вы убрали вот этого человека, — ткнув пальцем в фотографию Самойлова сказала я.

— Фото с собой? — вздохнув, спросила женщина.

— Да.

— Кары небесной не боишься? — зажгя свечи спросила ведьма.

— Я уже ничего не боюсь после того через что прошла.

— Твой путь был тернист сейчас тебе никто и ничто не сможет помешать ты под мощной защитой, — заглянув сквозь меня сказала женщина.

— Тебе надо будет приобрести куклу Будды, я проведу специальный магический обряд. Ты хочешь, чтобы порча пронзила Самойлова наверняка?

— Я хочу чтобы он испарился из нашей жизни раз и навсегда я готова заплатить за это любые деньги.

— Денег не надо у нас с тобой общий враг. Эта нечисть убил, отца Игоря Якова он был, адвокатом в то время я, работала медсестрой в больнице еще как-то, пыталась уйти от нареченного бежала от своего дара, думаешь мне было просто смириться с тем что я что ни на, есть настоящая ведьма?

Я не знала что сказать на это да и что тут скажешь главное избавиться от этого урода раз и навсегда.

— Скоро полдень я должна отдохнуть у тебя ровно сутки сегодня лунный день поторопись завтра будет уже поздно.

— Когда мне приехать?

— Послезавтра послезавтра луна в деве это твой знак так что тебе будет сопутствовать удача за сына спасибо платите ему неплохо.

Выйдя, от Алевтины я тяжело, вздохнула на душе как-то тревожно, хотя к ведьме я действительно обращаюсь уже не в первый раз.

— Анастасия Юрьевна ваш телефон разорялся целых полтора часа, — вздохнув, сказал мне Игорь когда я села в машину.

Ого, тридцать пропущенных, — просмотрев, телефон подумала я, набирая мужа.

— Насть почему так долго?

— Потому что не все так просто ты лучше скажи где мне можно купить куклу Будды.

— Ого, все так серьезно?

— Алевтина на шутницу скажем, так не похожа.

— Ты права чем скорее его уберем тем лучше, а то ведь его мамаша уже звонила, моей угрожала, засадить меня за решетку за ее сыночка якобы ему кто-то, угрожает. Тетка решила что это моих рук дело ну не бред ладно тебя когда ждать в 17:00 часов у нас репетиция завтра концерт, если ты не забыла, — сменив тему напомнил мне Тушинский.

— Через три часа повторяю мне надо купить куклу Будды только где не знаю.

— В «Культе».

— Спасибо за подсказку буду через два часа.

— Не задерживайся.

— Постараюсь.

— Куда теперь? — откровенно зевнув спросил Игорь.

— В «Культ» по пути будет платка «Кофея» купишь, себе и мне по кофе мне предстоит еще репетиция завтра ведь в Лужниках концерт.

— Да я знаю завтра с Сонькой идем.

— Завтра тебя сменяет Владислав? — нахмурившись, спросила я.

— Да, а что?

— Слишком дерзкий ты ему, скажи пусть, сбавит обороты, а то ведь можно и на улице оказаться.

Насупившись, охранник замолк, наверное, мои слова задели его за живое. Припарковав, машину недалеко от кафе он выйдя, из машины скрылся в кафе. Увидев Ярослава переходящего дорогу я, нахмурившись, подумала, о том как бы он не подошел, ко мне вдруг из угла вылетел, черный Лексис с тонированными стеклами прозвучала автоматная очередь.

— Убили! Человека убили! Вызовите скорую? — заверещала толстая тетка в красном пальто.

— Похоже, вашего врага положили, хотя кто его знает, судя по разговору в толпе жить будет.

— Потому добить надо, — потягивая кофе сказала я.

— А ты стала жесткой.

— В столице быть сентиментальной ни как нельзя не поймут, так еще у виска, покрутят, — сухо выпалила я.

Через двадцать минут на телефон пришло сообщение с неизвестного номера: « Ты будешь гореть в аду гадина». Что-то подобное от матушки Яра, я ожидала, потому особо, не предала угрозе ни какого значения. Увидев трехэтажное, здание из черного гранита с черепами по бокам поежившись, подумала, что здесь похоже тасуются сектанты сатанисты и им подобные.

— Мрачновато здесь.

— А вы как думали это вам не магазинчик восковых фигурок.

— Это уж точно.

Зайдя в магазин, я чуть не вскрикнула на меня смотрела голова черта с горящими глазами.

— Вы что-то хотели? — окликнув, меня, спросила девица с красными волосами с боевым раскрасом на лице.

— Да куклу Будды и иголки.

— Анастасия! Это вы? — округлив глаза, спросила девица.

— Я о господи только не говорите что безумно рады видеть меня живьем! — закатив глаза, попросила я.

— Но так оно и есть. Анастасия! Дайте мне автограф в нашей тусне все умрут от зависти! — попросила девица.

— Ну, хорошо.

Купив куклу Будды я, выйдя, из магазина, подумала о том, что от поклонников не скрыться, настигнут, везде где бы я, не находилась.

— Ну, что купили?

— Купили, тут еще девица престала, с автографом все поехали Туш заждался, — махнув рукой сказала я.

Лев молча курил у окна когда я к нему подошла.

— Что репетиция отменяется?

— С чего ты взяла? Ну подстрелили Яра и что с того зная его это неудивительно изображать горе я не собираюсь в нашем кругу знают наши отношения друг к другу что же касается прессы то там придумали версию что в него стрелял его директор которому он не отдал долг по зарплате.

— Даже так? Ну и….

— Я же говорю, тебе за копейку удавится, он считает что платить людям деньги необязательно. Как съездила?

— Послезавтра все решится.

— Неужели ты.

— Он сгорит, за две недели порча бабы Алевтины действует моментально Танька к ней уже ходила.

— Зачем? — поперхнувшись виски спросил Лев.

— Ликвидировала ту, которой ее француз оставил все свое состояние.

— Лихо ну вы и.

— Милый тебе это не грозит я совсем другая.

— Знаешь это да Насть, если бы не эта репетиция я бы он тяжело задышал.

— Левушка у нас еще вся ночь впереди, — подойдя к окну сказала я.

— Это да ну что поехали?

— Поехали Влад уже ждет, — поморщившись сказала я.

— Насть малый как малый ты к нему придираешься.

— Может быть но он жутко меня бесит.

— Но как бы то ни было спец он что надо уж поверь моему опыту, — прервав меня сказал Лев.

— Может ты и прав, — поморщившись, отозвалась я.

Чуйский был, уже в студии наигрывал какую-то мелодию.

— Не знала что он еще и композитор, — хмыкнув, шепнула я Льву.

— Причем не плохой более того совместно готовим альбом « Бури любви».

— Ничего себе никогда бы не подумала.

— Вот так бывает два таланта встретились, — театрально разведя руками сказал Лев.

— Лев давай преступим, к репетиции завтра концерт я знаю что все как всегда, пройдет суперр тем не менее у меня мандраж.

— Ты права. Чуй, преступим? — прокашлявшись, обратился Лев к Виктору.

Надев, наушники я запев: «Ты не мой я не твоя» полностью растворившись в музыке забыла о времени и о том где нахожусь.

— Туш, она воистину бриллиант, — услышала я как Чуйский соловьем заливается возле Туша.

— Знаю братан только не по твою душу, — хлопнув, Чуя по плечу со смешком оборвал его Туш.

— Ты что у меня Ирка есть уже пятнадцать лет вместе.

— Дочь биохимика Куницкого? — хмыкнув, уточнив спросил Лев.

— Она самая более того сын подросток аболтас.

— Все перекур закончился, наша серена нас заждалась, — затушив окурок сказал Лев.

Растворившись в песне: « В мире сна» я, потеряв счет времени не заметила, когда, замолкла музыка.

— Насть в мае у нас гастрольный тур, возможно, успеем прокатать наш новый альбом который должен стать бомбой.

— Ты «Бури любви» имеешь в виду? — пробежав, глазами песню, спросила я.

— Да что скажешь?

— Как всегда ты прав это будет бомбой Чуйский действительно талантлив только, чьи слова и чья музыка?

— Музыка Виктора слова мои.

— Вот как сильно.

— Лев, раз на сегодня все я погнал, обещал Ирине забрать ее из «Биосферы».

Вы такие разные живете уже пятнадцать лет в чем секрет? — почесав в затылке спросил Лев.

— Знаешь ни я, ни Ирина сами не знаем, даже наш сын Павлик тоже не знает, со стороны кажется что мы, живем каждый своей жизнью.

— Сколько сынку то?

— Скоро шестнадцать ума не приложу, куда пойдет учиться из под палки.

— Ну а к чему тянется он?

— Не к музыке это точно журналистом быть хочет.

— Вот и пляшите в этом направление.

Зазвонил мобильник Виктора.

— Алло.

— Вить сколько тебя ждать? — донеся до меня надменный женский голос.

— Ириша я стою, в пробке подожди маленько. Туш я поехал.

— Господи как же он с ней столько лет прожил? — поморщившись, спросила я Льва когда за Чуйским, закрылась дверь.

— Есть мужики, которые любят вот таких стерв как она впрочем, ты от нее далеко не ушла, — хмыкнув, подметил Тушинский.

— Лев! Ты! — я покачала головой.

— Милая на правду не обижаются, но я все равно тебя, люблю стервочка моя неугомонная. Поехали домой, — посмотрев на часы сказал Лев.

— Ты прав завтра у нас насыщенный день, — зевнув, кивнула я.

— И который час?

— Скоро два часа.

— Это мы что столько проговорили? — присвистнув, спросила я.

— Да.

— Обалдеть, Тушинский я подумать, не могла что вот так буду говорить ни о чем с мужиком, — разведя руками, выпалила я.

— Знаешь я тоже до тебя я менял женщин, пачками пытаясь отыскать в одной из них голос харизму страсть.

— Ты начал свой поиск когда я выскочила замуж за Сокольского? — сев, в машину хмыкнув, спросила я.

— Да о чем очень скоро пожалел, правда когда встретил, Лилю подумал, что, попал, пальцем в небо но, как видишь, прогадал.

— Как бы там ни было она родила тебе замечательного парня нашу гордость, — взяв Льва за руку сказала я.

— Это да но факт остается фактом что ты что я не сразу поняли что вот она половинка.

— Значит проведению так было угодно в небесной канцелярии решили так и не иначе, — сказала я.

Дом встретил нас тишиной что неудивительно полвторого ночи. Коснувшись, подушки я моментально уснула. Проснувшись, во втором часу дня от репетиции сыновей, я, тяжело вздохнув, накинув халат прошла в душ.

— Детка я буду в столовой, — забарабанив по двери через пять минут после того как я зашла сказал Лев.

— Хорошо.

Надев лиловое платье я, сделав пучок, выйдя, из ванной прошла в столовую Лев, читал « Мир звезд» на первой строке было: «Скоропостижно скончался от сердечного приступа Самойлов Ярослав Сергеевич».

— Настя! — Лев отложив газету, покачал головой.

— Зато теперь наперед будут думать стоит нам угрожать или нет, — пожав плечами сказала я, преступив к трапезе.

— В 14:20 приедет Лиля у тебя в 15:00 пресс конференция перед концертом ты не забыла? — закурив сменив тему спросил Лев.

— Честно? Забыла спасибо что напомнил.

— Ты в своем репертуаре, — закатив глаза, проворчал Тушинский.

— Тушинский только давай без нотаций а, — вздохнув, взмолилась я.

— Хорошо только будь, посерьезнее я тебя очень, прошу.

— Я постараюсь но не обещаю, — хмыкнув, пробурчала я.

— Настя.

— Лев, не требуй от меня невозможного, — повиснув, на Тушинском, пискнула я.

— Настя что ты со мной делаешь? — покачав головой, проворчал Лев. Через пять минут мы были на полу.

— Детка через пять минут сюда зайдет Лиля Алиса ее, конечно, задержит но, — перебирая мои волосы сказал Лев.

— Если бы ты только знал как же я устала от этих распорядков дня одни ограничения, — схватившись, за голову, простонала я.

— Детка это шоу-бизнес сама понимаешь, приняв правила игры шоу-бизнеса ты себе уже не принадлежишь, как, говорится надо держать лицо.

— Ладно, я в душ займи Лилю чем — нибуть взяв кремовое платье от Юдашкина, — сказала я.

— Я постараюсь только ты это там не долго.

— Это как получится, — хмыкнув, сказала я через плечо.

Правда ждать долго Лилю я не заставила, вышла из ванной буквально через двадцать минут.

— Нервничаешь? — нанося, мне макияж, спросила Лиля.

— Ты же знаешь как я мондражирую перед концертом? — вздохнув, спросила я.

— Знаю но это ты зря все будет хорошо волосы локонами распустим по плечам?

— Да.

— Темно— синие платье тебе идет.

— Это Лион специально сшил его для гастрольного тура.

— Начнете с Екатеринбурга?

— Да и закончим Читой.

— Гастроли в мае?

— Да. Знаешь за окном апрель, а как-то не чувствуется, от серости за окном, хочется выть.

— Ничего возможно солнечные деньки еще нас порадуют.

— Дай-то бог, чтобы так оно и было.

— Анастасия! Нам пора, — просунув, голову в дверь, крикнул мне Тушинский.

— Иду.

Возле дома нас ждал серебряный лимузин с тонированными стеклами.

— Не шибко ли мы шикуем так и без штанов остаться легко? — нахмурившись, тихо спросила, я Тушинского когда мы сели в машину.

— Пусть тебя это не беспокоит милка моя, — прервав меня сказал Лев дав понять что разговор окончен.

В Лужниках негде было протолкнуться с трудом припарковались, нас уже ждала толпа поклонников с Региной из журнала: « Жизнь звезд».

— Анастасия! Вы лучшая! — кричали мне из толпы.

— Тебя любят, твоя мечта, осуществилась? — игриво подмигнув мне спросил Лев.

— Вполне и все благодаря тебе это ведь ты вдохнул в меня жизнь, — скрывшись в гримерке сказала я.

— Мила моя через пять минут твой дебют в зале яблоку негде упасть полный аншлаг.

Крутанувшись, в кресле я вдруг, вспомнила, свое ощущение когда мой отчим, выставил меня за порог. Слава богу, не с пустыми руками благодарна за то что деньжат подкинул, видимо пекся за свою репутацию что ж что было то, прошло главное то что есть, — спустившись, с небес на землю, подумала про себя я.

— Анастасия! На сцену.

Зажгя зал песней «Океан любви» я затянув: «Ты мое горе и радость» я чуть не оглохла, от аплодисментов к сцене, понесли цветы. Концерт длился, три с половиной часа я пела, с перерывом на переодевание на бис я спела: «Я соткана из стали». У гримерной меня, ждала засада в виде поклонников и поклонниц кто с дисками кто с плакатами, раздав автографы я, скрывшись в гримерной связавшись с Лилей, попросила принести горячий кофе.

— Ты понимаешь что петь по три часа практически без перерыва нельзя? — вздохнув, принялся отчитывать меня как школьницу Тушинский.

— Понимаю но и не выкладываться, на все сто процентов я тоже не могу в музыке я растворяюсь она моя стихия, — взяв Льва за руку сказала я.

Через пять минут Лилия принесли нам по кофе.

— Это был фурор Настька ты звезда с большой буквы, кстати, звонила Дина, она летит, с вами в гастрольный тур сказала что сил нет сидеть дома Артур весь в деловых переговорах, видятся в редкую стежку фитнес и шопинг не ее стихия.

— Почему-то для меня это не новость, — покачав головой, проворчал Туш.

— Может, поедем домой чего тут торчать? — зевнув, спросила я.

— Прости вот я балван ты ведь, наверное, устала.

— Валюсь с ног завтра ведь в студии у нас запись нового альбома: «Бури любви», — вздохнув, напомнила, я Льву.

— Поехали.

 

ГЛАВА 18

 

Заснув, под утро я, проснулась во втором часу от дикой головной боли. Похоже, вчера я перебрала, — потирая виски, ворчала про себя я, пытаясь отыскать халат.

— Как ты? — подав мне какую-то жидкость спросил Лев присев на край кровати.

— Голова просто раскалывается, да еще не помню где мой халат, — хмыкнув, пробормотала я.

— Он висит, в гардеробе вчера нам было весело это последствия вчерашнего веселья ничего отвар Алисы поставит, тебя на ноги ванну она тебе уже сделала.

— Отдельное ей спасибо где дети?

— Виктор с Никитой делают уроки завтра во Дворце культуры «Орион» будет концерт у Алексея тридцатого апреля семинар « Анализ окружающей среды изнутри».

— Не повезло его девушке, — завязывая халат сказала я.

— Курганова Арина Сергеевна тоже будущий психолог так что два одиночества встретились.

— Впереди его ждет армия, и я тяжело вздохнула.

— От армии наших мальчиков я отмазал, так что можешь спать спокойно.

— Я в душ.

— Я буду в столовой.

— Хорошо.

В ванной меня застал телефонный звонок Лерки, которая огорошила меня новостью она выходит замуж за Лиона ди Боа.

— Когда ты успела его окрутить? — вздохнув, спросила я.

— Когда он пришел в наш салон красоты «Магнолия» Насть красиво жить хочется не только тебе но и окружающим людям тоже ты что не рада?

— Рада только бы он пожил, а то знаешь какое тут дело мы заключили с ним договор.

— Ты что пользуешься услугами его Дома моды?

— Ну, да.

— Очуметь подруга ты не боись у нас любовь до гроба свадебные фотки я тебе пришлю по скайпу чмоки — чмоки. В трубке пошли короткие гудки.

Вот егоза впрочем, осуждать ее нельзя я сама для достижения своей цели была готова лечь, под любого денежного мешка со связями о морали речи, не шло так что осуждать ее глупо у самой перья в пуху, — остудив свой пыл, подумала про себя я.

— Алло ты куда пропала? — недовольным тоном спросила Лерка.

— Да так вспомнила, как все начиналось, самой не верится, что вытащила счастливый путь.

— Это да тебе подфартило Тушинский мировой мужик вот поэтому и не строй из себя добродетель дай людям тоже построить свое женское счастье и потом я не о себе беспокоюсь а, о детях об Николя с Натали они привыкли к роскоши.

— Тут с тобой не поспоришь.

— Настя ты там не утонула? — забарабанив по двери спросил Лев.

— Нет, я скоро выхожу.

— Поторопись через час приедет Лиля в 15:35 у нас репетиция нашего нового альбома «Ты ни один я, ни одна» начнут, крутить по радиостанциям телевизору пустят ролик в социальную сеть.

— Так быстро?

— Деньги решают все детка.

Нас прервал телефонный звонок сотового Льва. Через пять минут он вернулся мрачнее тучи.

— Что случилось?

— Мать Ярослава повесилась, на люстре похоронами занимается, младшая сестрица Ярослава ушат грязи нам обеспечен.

— Может оно нам и на руку ну не может в нашей паре быть все идеально, — потягивая зеленый чай сказала я.

— А ты права.

Через пять минут в столовую зашла домработница с трубкой в руке.

— Вас Евгения Сергеевна.

— Меня нет. Алиса Степановна у меня нет ни малейшего желания говорить, с этой женщиной делать вид что я в печали я тоже не собираюсь.

— Лев надо соблюсти приличия не ты ли мне говорил, что в шоу-бизнесе откровенно друг с другом не ругаются и уж тем более не строят козни только из подтишка? — помотав головой сказала я.

— Тут ты права. Алиса свяжи нас.

— Я тебя слушаю Женечка, — начал Лев.

— Это ты меня послушай! Что вы сделали с моими родителями а? Я вас засажу я.

— Я же говорил говорить с ней бесполезно, — швырнув, телефон пробурчал Лев.

— По-крайней мере ты попытался что говорит Виктория Викторовна?

— Чтобы я не метал бисер перед теми кто того не заслужил мягко говоря Эльвиру она не жаловала я тебе уже говорил.

— Вот и Лиля.

— Я буду в студии, — взглянув на часы сказал Лев.

— Хорошо.

Надев красное платье от Юдашкина я, подкрасив губы, подумала о том, что Туш как всегда из-за своей несдержанности сделал неверный шаг, выйдя на тропу войны с Самойловой. Надо было действовать с умом ликвидируя девицу так же как и братца с помошью магии, — потягивая зеленый чай, размышляла про себя я.

— Что у вас тут происходит, Дина сказала что скоропостижно от инфаркта скончался, конкурент Тушинского тут еще Евгения как с цепи сорвалась, винит вас в колдовстве.

— У нее горе и не то наговоришь, — прикинувшись бедной овечкой пожав плечами сказала я.

— Ой, ли Настя вы играете, с огнем вы это, понимаете? — покачав головой, пробурчала девушка.

— Понимаем, но в противном случае житья нам не будет так что бабка Алевтина нам еще поможет и не раз.

— Значит на похоронах вас не будет?

— Нет. Лиль у нас через час репетиция поторопись, — прервав гримера сказала я.

— Прости просто Дина волнуется и ей ох как не нравится твой поход к бабке Алевтине.

— Ну, Дина уже не ведунья она, лишилась своего дара так что влиять на меня уже не может я девочка большая у меня своя голова, есть на плечах, — прервав Лилю сказала я.

Сделав, мне укладку Лиля залив мне волосы, лаком нанеся серебряные тени на веки сказала: «Сюда подойдет матовая помада».

— Я тоже так думаю.

Выйдя, из дома мы попали в объектив камер. Газета «Вестник» и Илья Демьянце скажите, правда ли что вы не собираетесь почтить память своего покойного брата? Может это была порча и сестра покойного права?

— У Евгении помутнение рассудка девушка стоит на учете в психа диспансер об этом есть, справка ее мать от горя покончила, собой на похороны нас не, пригласили напрашиваться не стали мы можем идти? — сухо спросил Тушинский.

— Вполне но она создавала впечатление вполне адекватного человека.

— Психи бывают разными светилам психиатрии виднее кто больной, а кто здоровый.

— Лихо ты.

— А не будет повышать на меня голос. Если бы не моя мать в Москве их не было б вобше, — с трудом сдерживая себя в руках сказал Лев.

— Лев успокойся, настройся на репетицию она того и добивается чтобы вывести нас из колеи но ничего до завтра она вряд ли доживет.

— Ты?

— Знаешь ликвидируя, Артура я заранее заказала и Евгению, будто почувствовав, что так просто она не успокоиться можно было бы конечно ее упечь, в дурку но надо действовать наверняка, чтобы из ее окружения друзья и близкие убедились в том, что у Евгении Самойловой не все было в порядке с головой.

— Не боишься гореть, а аду? — тяжело вздохнув спросил Лев.

— Я уже ничего не боюсь, — выйдя из машины сказала я.

Чуйский наигрывал какую-то мелодию когда мы подошли.

— Ну, что преступим? — надевая наушники, спросила я.

— Преступим детка работа будет кропотливой.

— Я разве против? — Я только за.

Репетиция длилась в общей сложности пять часов. Вымотавшись в конец, я попросила передышку.

— Детка я все ждал, когда ты о ней, попросишь, — взглянув на часы сказал Лев.

— И сколько там?

— Половина седьмого детка ты репетировала как заводная моторчика у тебя нет?

— Нет. Лев сценой я живу.

— Я знаю но не до фанатизма же.

— Это как получается, я тут бессильна, — потягивая горячий кофе с коньком сказала я.

— Я купил, билеты на концерт Никиты мы должны там быть.

— Завтра же похороны и.

— Меня это волнует, меньше всего не забивай, свою прелестную головку всякой белибердой потрепав, меня пор щеке сказал Лев.

— Тогда продолжим?

— Милая, а ты уверена? Поехали лучше домой, — подойдя ко мне спросил Лев.

— Думаешь, что мы поработали хорошо?

— Блестяще так что волнений быть не должно программа обговорена, обкатана так что остается только выступить с альбомом в гастрольном туре с 1 мая по 10.

— Опять дети в праздники будут без нас.

— У них тоже будут, репетиции у Тани подготовка к ЕГЭ она постоянно в эскизах и не особо, парится, что редко тебя, видит, дети, выросли за исключением Димочки, — зевнув, добавил Лев.

— Наверное, ты прав, — вздохнула я.

К счастью для меня пресса нас не караулила, мы, смогли спокойно юркнуть в машину.

— Скоро гастрольный тур ты готова?

— Тушинский, а когда я была не готова? — хмыкнула я.

— Вадим отгонишь машину в гараж и можешь, быть свободен, — повернувшись к охраннику сказал Тушинский.

— Завтра как обычно?

— Да ровно в семь чтобы был как штык.

Засыпая, на плече Тушинского я, подумала о том что моя жизнь удалась я любима публикой мои песни льются из радиоприемников обо мне говорят все так о чем я мечтала. В половине восьмого утра я проснулась от телефонного звонка.

— Алло, — сонно отозвалась я.

— Анастасия! Ты играешь, с огнем ты это понимаешь? — набросилась на меня Дина вместо приветствия.

— Да в чем, собственно говоря, дело?

— Только не говори, мне что к смерти Самойловых не имеешь причастности.

— У Евгении был, поставлен диагноз шизофрения в психушке она не была, только потому что при жизни ее мать ее отмазала так что нечего меня тут винить мало ли, чей загробный голос она услышала, — лгала я на пропалую.

— Прости просто слишком много совпадений мама на нервах хоть она и недолюбливала эту семейку но они были нашими родственниками, — смягчившись, пробормотала Дина.

— Когда похороны?

— Завтра в двенадцать я посещу, их как член нашей семьи сошлюсь на вашу занятость.

— Мы будем тебе признательны.

Отключившись, я, решив, что поспать уже не удастся, скрылась в ванной.

— Мам ты долго? — забарабанив, по двери спросила Татьяна.

— Нет, а что?

— В девять у меня пробный ЕГЭ по русскому языку.

— Прости родная уже выхожу.

Бог мой я оглянуться не успела, как дети, выросли, — ковыряясь в салате, размышляла про себя я, с грустью листая журнал мод.

— О чем грустишь душа моя? — обняв сзади меня за плечи игриво спросил Лев.

— О том что дети стали совсем взрослыми, а мы не молодеем.

— Тю…. Тебе только тридцать восемь выглядишь, на тридцать ты фору любой смазливой девице из периферии фору, дашь.

— Льстец! Вот ведь льстишь мне и даже не краснеешь.

— Вот это ты напрасно детка себя ты просто недооцениваешь.

— Детки в школе? — отойдя к окну, спросила я.

— Да в 16:45 Олег заберет их из школы и отвезет во Дворец культуры до концерта они успеют порепетировать с Костинским им повезло мало того что благодаря нему они заявили о себе так еще и группу возобновил.

— То есть группа «Дары» популярна?

— А я тебе о чем сейчас толкую, если б не Марк не знаю, куда бы вывело их их сольное плавание.

— О, мама моя дорогая у наших детей совсем не было детства, — заломив, руки на груди, простонала я.

— Они особо не переживают они так же как и ты уже без сцены не могут так же как и Алексей без психологии завтра, кстати, у него семинар по психологии.

— Лев спасибо за то что смог расположить детей к себе так что они делятся с тобой сокровенным, а я, погрузившись, в творчество напрочь, забыла о своих прямых обязанностях я махнула рукой.

— Ты можешь, прямо сейчас зайти к сыну в комнату тебе ничто, не мешает изредка говорить с детьми по душам, — закурив сказал Лев.

— Знаешь, а я так и сделаю.

Алексей штудировал билеты по физике когда я к нему подошла.

— Мама ты что-то хотела? — сняв очки спросил подросток.

— Поговорить о том, о сем.

— Чего вдруг? — отложив очки в сторону глухо спросил сын.

— Леш, не вставай, пожалуйста, в позу обиженной обезьяны я понимаю что кругом виновата сама вы выросли, практически без моего участия я как эгоистка думала только о себе, о своей карьере но не о вас и.

— Сейчас ты говоришь глупости, если бы ты о нас не думала, я давно, сидел в колонии для несовершеннолетних благодаря тебе я буду психологом, а то что мы не говорим по душам это сплошь да рядом.

Господи ему только четырнадцать лет, а рассуждает как взрослый, — потрепав, сына по голове подумала я.

— Алексей семинар в «Биосфере» во сколько?

— В 15:45 декан психологического центра говорит что будет меня ждать.

— То есть ты однозначно решил стать психологом?

— Да.

— Сын я поддержу все твои начинания, — похлопав сына по плечу сказала я.

— Спасибо мама, кстати, сегодня у Виктора с Ником концерт.

— Я в курсе но, а как же школа?

— У нас сегодня только один урок остальные отменили карантин же.

— Точно забыла прости.

— Ничего.

После разговора с сыном на душе стало легче, слава богу, ребенок на меня не в обиде для меня это самое главное. Дмитрий собирал фигурки когда я к нему подошла.

— Как красиво, — сев на корточки рядом с сыном сказала я.

— Я хочу быть архитектором, — слегка коверкая слова сказал малыш.

— Раз хочешь значит будешь, а сейчас марш умываться и есть рисовую кашу

, — засмеявшись, сказала ему Раиса Сергеевна.

— Ну, мама, — закапризничал ребенок.

— Без капризов мне, — кивнув сказала я.

— Не слишком ли вы строги с детьми? — зайдя в детскую, спросила гувернантка детей Людмила Сергеевна.

— Моя строгость только пойдет им на пользу и они не нарубят дров, и вобше это мне решать в какой, последовательности воспитывать детей.

— Это конечно только не перегните палку.

— Не перегну, будьте спокойны.

Малыш молча ковырялся в каше когда я села рядом с ним.

— Не будешь, есть кашу будешь слабым, ешь, а то не выздоровеешь ты ведь хочешь в сад?

— Да там весело.

— Вот тогда и не капризничай.

Увидев в окно подъехавшую машину свекра я тяжело вздохнула, все, начнется промывка мозгов, — задернув тюль, вздохнув, подумала про себя я.

— Анастасия! Как все это понимать? — вздохнув, начал с порога Тимур Сергеевич.

— Вы о чем? Ни я ни уж тем более ваш сын не причастен к смерти четы Самойловых, делать, нам что ли нечего только как расхаживать по бабкам.

— А я тебе говорила, что твои подозрения беспочвенны у этой семейки были свои тараканы в голове, — напустилась свекровь на мужа.

— Насть ты прости, просто Дина уверена что ты.

— Что я свела в могилу Самойловых? Это бред да и как бы я могла по бабкам я не хожу, да и зачем мне это муж меня и так, любит.

Во мне погибла великая актриса, — закрыв, за ними дверь подумала про себя я.

— Детка что за крики? — выйдя из ванной спросил взлохмаченный Лев.

— Были, твои родители твой отец решил, что Самойловых в могилу вела я, наведя на них порчу все это с подачи Дины ума не приложу ей-то что до этого.

— Потому что наводящий порчу сам рискует навести порчу на свой род, — вздохнув сказал Лев.

— Подожди, я не знала, всех этих тонкостей это что же получается? — я осеклась.

— Расслабься, может, пронесет, — махнув рукой, успокоил меня Тушинский.

— Ты думаешь?

— Вполне.

— Больше меня так не пугай.

— А ты не ходи по злачным местам не испытывай судьбу.

— Не буду.

Включив, телевизор я услышала: « Что это раковое стечение обстоятельств или порча кто проклял чету Самойловых», — рубрику ведет Нели Кудинова.

— Нашли о чем говорить, — поморщившись, пробурчала я, выключив телевизор.

— Его мать была, модельером не аховым но тем не менее сестра была журналисткой, сто пудов корочка была, куплена ведь мозгов у нее не было прости господи про покойных либо хорошо, либо ни как но так оно и было, — выдал Лев.

— Тридцатого апреля моя подруга выходит замуж за Лиона.

— За кого? — поперхнувшись кофе спросил Лев.

— За Лиона ди Боа.

— Ты меня конечно прости, но я ему, не завидую.

— Я тоже но она моя подруга.

За разговором о том, о сем мы не заметили, как, пролетело время в 14:00 часа позвонила Лиля сказала что подъезжает вместе с Диной.

— Будем ждать, — вздохнула я.

— Что случилось?

— Теперь твоя сестра будет учить меня уму разуму, — разведя руками, проворчала я.

— Ничего с тобой не станется, потерпишь Динка она далека от шоу бизнеса ей невдомек что здесь все кому не лень друг на друга наводят порчу и того паче заказывают не гласно конечно но факт остается фактом либо делают так что тот или иной артист становится неугодным.

— Как все запущено знаешь в шоу бизнесе уже тринадцать лет, а привыкнуть ни как не могу.

— Ничего детка привыкнешь.

Увидев в окно блондинку, одетую в бежевое пальто от Кучи я тяжело вздохнула, сама не знаю почему но она стала жутко меня бесить, только вот портить с ней отношения себе дороже моя карьера в, руках не только Льва но и в ее тоже.

— Привет, — поцеловав меня сказала Дина.

— Привет.

— Насть ты далеко зашла.

— Знаю но я не могла иначе каюсь, это больше, не повторится, страдальчески сложив, руки на груди, пообещала я Дине.

— Ты с моим братцем ходите по лезвию ножа, — покачав головой, проворчала родственница.

— Дин Анастасии пора наводить марафет, — прервав, нас сказала, Лиля за что ей отдельное спасибо.

Надев бардовое платье от Версачи я, достав рубины сказала: «Все-таки выбила, из колеи терпеть не могу, когда меня учат».

— Кто его знает может она и права наводить порчу пусть даже на врагов небезопасно это может к тому кто навел вернуться.

— И ты туда же что ж это такое! — Все возмездием меня пугают, — нецензурно выругавшись, пробурчала я.

— Потому что так оно и есть.

— Спасибо утешила, ладно, заколи мне волосы под рубиновую заколку, — махнув рукой сказала я.

Лев превзошел сам себя, волосы зачесаны, назад одет в белоснежную рубашку черный пиджак черные брюки глаз не, отвести. Не зря Лерка завидует мне черной завистью да и не только она, — вздохнув, подумала про себя я.

— Детка великолепно выглядишь, — окинув мой прикид оценивающим взглядом сказал Тушинский.

— Ты тоже дорогой.

Притормозив возле двухэтажного Дворца творчества «Орион» я заметил, вереницу машин, спросила: «Группа Виктора так популярна»?

— А ты что в этом сомневалась? — хмыкнув спросил Лев.

— Нет, но я, не думала что до такой степени.

— Зато теперь знаешь что наши сыновья мега популярны.

На входе рыжеволосая женщина в лиловом костюме взяла у нас билет. Стоя метровую очередь в гардеробную, я подумала, о том что горжусь своими мальчиками.

— Сим! Это же Анастасия! — заголосила тетка в бежевом платье.

— Анастасия! Вот так встреча всегда мечтала увидеть вас живьем! Роман это моя любимая певица, — обратившись к рыжеволосому парнишке лет тридцати сказала женщина.

Раздав, автографы мы зашли в зал.

— Поклонники, настигнут, тебя где бы ты не находилась, — хмыкнув, подметил Лев.

Концерт Никита начал с песни: «Где же ты моя любовь моя» спел в дуэте с Виктором: « В шелесте осенних листьев» публика взорвалась в аплодисментах.

— Какая мощь! Моя школа, — с гордостью добавил, Лев слушая Никиту.

— Его ждет блестящая карьера, — кивнув сказала я.

— Завтра семинар у Алексея.

— Я помню, жаль что Дина будет вынуждена, посетить похороны четы Самойловых, но так требуют приличия, скривившись сказал Тушинский.

— Ничего не поделаешь.

— Это да.

Концерт длился два с половиной часа. После концерта Никиту с Виктором завалила, цветами Никита на право и налево, раздавал автографы, а Виктор собирал цветы.

— Это был фурор! Виктор ты был на высоте.

— Отец не надо мне льстить да я хороший постановщик пишу музыку но как певец я не так селен как Никита, — прервав отца сказал Виктор.

— Ну и пусть зато знаешь какой композитор из тебя получится более того ты можешь отучиться на продюсера.

— Я уже подумывал над этим

— Вот и славно вот и порешили.

За разговором мы не заметили как доехали до дома. Увидев тень мужчины в темных очках около нашего дома я, съежившись, подумала о том, что он пришел по мою душу. Дочь Евгении Марта решила свести с нами счеты.

— Прими привет с того света! — наставив на меня дуло автомата прошипел мужчина.

— Оружие на землю! — выскочив, ни откуда скомандовал мужчина в штацком.

— Тебе все равно крышка! Кровью будешь харкать! — не унимался незнакомец.

— Мам кто это был? — вздохнув, спросили дети.

— Не знаю но вам боятся нечего.

— Во что ты девонька моя вляпалась? — саданув, по столу спросил Тушинский когда дети, скрылись из нашего поля зрения.

— Всего навсего заказала порчу на семейство Самойловых, — смотря, куда то вдаль ответила я.

— Настя! Лев тяжело вздохнул.

— Ну, прости, я не знала, что все так обернется.

— Без Кузи не обойтись.

— Это еще кто?

— Мой кореш на мокруху пойдет без проблем только берет зараза много.

— Оно стоит того Марту надо кончать только так чтобы со стороны выглядело будто у спортсменки отказало сердце.

— Порой твой холодный расчет меня коробит но только не в этом случае, — задумавшись сказал Лев.

— Хочешь быть всегда наплаву включай холодный разум живи без эмоций просчитывай каждый шаг.

— Ты ли это душа моя? — вздохнув спросил Лев.

— Как видишь милый.

Достав мобильник Тушинский набрав Кузьмина Виталия Борисовича бывшего бригадира шумевшей в девяностые годы группировки.

— Алло, — хрипло отозвался тот.

— Кузь дело есть.

— Сколько лет, сколько зим ты ведь отошел, от дел насколько я знаю известный в Москве продюсер женат на не менее известной певице как бишь ее.

— Анастасии.

— Ну и зачем я тебе сдался?

— Давай обговорим все в « Горгоне» через час. Идет?

— Идет.

— Зараза стоит два лимона.

— Сколько? — опешив, спросила я.

— Хочешь, чтобы родственница покойных копала под нас?

— Ни хочу.

— Тогда не мешай мне доделать твою работу.

Его тон мне не понравился, но я промолчала, вот только разругаться с продюсером на перед гастролями мне еще только не хватало.

— Фотография ярой мстительницы у тебя есть?

— Есть одна так что очень скоро ее так же похоронят.

Закрыв за мужем дверь, я, тяжело вздохнув, поднялась к детям.

— Мама что это было?

— Сама не знаю мало ли шизик из дурки сбежал так бывает, — врала я напропалую.

Когда в доме стихло, я налив себе бокал вина набрала Льва на что услышала: «Телефон временно недоступен, позвоните позднее».

Через двадцать минут зазвонил, телефон но это был не Лев, а Дина.

— Алло.

— Во что мать твою ты вляпалась? Что Черныш от тебя хотел.

— Оп-па откуда такие познания в криминальном мире, хотя могла бы не спрашивать ты же жена Ворона, — хмыкнула я.

— Насть я говорю серьезно и даже не шучу.

— Это я поняла только не надо на меня так орать у меня сейчас уши заложит от твоего крика, — взмолилась я.

— Хорошо тогда доходчиво объясни что Чернышу от тебя надо? — успокоившись, спросила Дина.

— Меня ему заказала Самойлова Марта Сергеевна.

— Что? — опешив, спросила Дина.

— То, что слышала.

— А ты ментам звонила?

— Спятила? Светится, нам не к чему журналисты тут же, раздуют из мухи слона.

— Что ты собираешься делать?

— Этим вопросом уже занимается Туш.

— В смысле вы…. Дина тяжело вздохнула.

— Бог нас простит но у нас просто нет другого выхода.

— А нельзя как-то по-другому?

— К сожалению нет но я надеюсь, язык за зубами держать ты умеешь?

— Обижаешь я за вас горой только ходите вы ребята по лезвию ножа.

— Дин такова жизнь ничего не поделаешь всего навсего стечения обстоятельств.

— Но это криминал знаешь я надеялась на то, что Туш вышел из игры, а он.

— Он бы рад да вот незадача люди не понимают, по-хорошему. Ладно, так мы с тобой ни о чем, не договоримся, ты главное ничего, не ляпни Виктории Викторовне у нее давление, — вздохнув, попросила я.

— Это само собой я не враг своей матери Насть в Екатеринбург летите через три дня? — сменив тему, спросила я.

— Да ничего не поменялось.

— Ворону я, уже сказала что в Москве меня не будет месяц или больше, отнеся с пониманием сказал что самого не будет в России в Испании у него переговоры с Тони Басоне.

— Как отношения у тебя с Полиной?

— Хорошие называет меня матерью, а я в свою очередь люблю ее как родную дочь.

Услышав, шум подъехавшей машины к дому я кашлянув сказала: «Дин похоже Лев вернулся, я тебе, перезвоню».

— Хорошо.

Налив, себе бокал виски, осушив его одним махом Лев сказал: «Все будет выглядеть лаконично Евгения попадет в аварию.

— Черныш инсценирует ДТП?

— Да наша барышня работает в психологическом центре «Радуга» машина хоть и не простенькая но давно требует, вмешательство специалиста так что сомнений у ментов, не возникнет по поводу ее кончины, — закурив сказал Лев.

— Быстрей бы уже, — пробурчала я сквозь зубы.

— Завтра после обеда дамочки не будет в живых он профи по такому роду дел так что никто ничего не увидит и уж тем более не услышит да и потом всем пофиг кто и куда полез себе дороже возникать по тому или иному вопросу.

— Лев никогда бы не подумала, что, докачусь до криминала.

— Детка никогда не говори никогда, — увлекая меня на пол хрипло сказал Лев.

Проснувшись в половине первого от репетиции сыновей в студии я, набросив, халат пройдя, в душ связалась с Диной.

— Мы уже подъезжаем самолет у вас в 16:45 так что ждите. Как все прошло?

— Дин это не телефонный разговор, — сухо оборвав сестру мужа сказала я.

— Где Алексей? — выйдя, из душа спросила я проходившую мимо домработницу.

— У себя в комнате он расстроен. Семинар перенесли, на неопределенное время руководитель кружка, заболел.

— А кто у нас руководитель?

— Ларионов Борис Николаевич.

— Спасибо что напомнили, а то я запамятовала.

— Завтракать будите? — покачав головой, спросила домработница.

— Творожную запеканку и стакан гранатового сока.

— Хорошо.

— А, Танечка с Димой где?

— Татьяна Сергеевна давно в школе в 15:45 у нее показ эскизов в школе дизайна Людмила Сергеевна в курсе, а Дмитрия Сергеевича Раиса Сергеевна давно в сад отвезла.

— Спасибо.

— Ты уже встала? — бесшумно подойдя ко мне сзади спросил Лев.

— Пока еще не поняла, — потягивая сок, ответила я.

Поставив бокал на мойку я поднялась наверх. Погода ветреная не хватало еще простыть, поэтому надену бежевый брючный костюм, а концертные костюмы упакую с собой, — решила про себя я.

— Анастасия Юрьевна, Дина Сергеевна с Лилей приехали, — просунув голову в дверь сказала домработница.

— Скажите им что я у себя.

— Хорошо.

Через пять минут Дина, одетая в бардовое платье от Юдашкина, была у меня по ее взгляду я поняла что она нас, осуждает.

— Вы затеяли, опасную игру Ворон, считает что.

— Дин нам фиолетово что считает Ворон и давай закроем эту тему, — устало вздохнув, попросила я.

— С тобой просто невозможно говорить да и брат не лучше что ты с ним сделала?

— Ничего. Дин я не пойму ты что хочешь со мной поссориться?

— Нет, я просто за вас переживаю, как бы вы не влипли во что — нибуть по самые уши.

— А ты не каркай и все будет хорошо лучше пожелай нам удачи перед гастрольным туром.

— Желаю удачи.

— Вот так значительно лучше.

— Порой ты бываешь просто невыносима, — закатив глаза, пробурчала себе под нос Дина.

— Какая есть. Дин у меня мало времени в 18:00 часов у нас самолет, — вздохнула я.

— Прости просто вы играете с огнем и.

— Дин, знаем, но не мы Самойловым, объявили войну.

Когда за ней закрылась, дверь я тяжело, вздохнула ее беспокойство понятно Лев ее брат и если с ним что — нибуть случится, не переживет, но от ее нотаций, хочется повеситься.

— Динка мозги вправляла? — хмыкнув, спросила Лиля, помогая надеть золотистое платье от Шардене.

— Вправляла, хотя сама же замужем за вором в законе ей ли меня отчитывать как школьницу.

— Просто боится, за Туша тут все понятно с детства они, не разлей вода, — пожав плечами сказала Лиля, взбивая мне волосы.

— Анастасия пора, — постучав в дверь сказал Лев.

— Иду, — подкрашивая губы, крикнула я.

Дина уже была в машине.

— Насть, какая кошка между вами пробежала? — вздохнув спросил Лев.

— Дина считает, что мы играем с огнем и все это плохо кончится.

— Дин, позволь нам самим во всем разобраться! — тяжело вздохнув, попросил Лев.

— Вам повезло что отец с матерью не в курсе вашей деятельности.

— Ты ведь им не скажешь? Мать с отцом это может убить, — ласково добавил Лев.

— Я могила но твои методы.

— Диночка, солнышко у Ворона методы не лучше, — прервав сестру сказал Туш.

Остаток пути ехали молча Дина, надувшись смотрела в окно, а я думала о предстоящем концерте, который состоится в Екатеринбурге во Дворце культуры «Черные паруса». Екатеринбург встретил, нас мокрым снегом и порывистым снегом Дина, забронировала нам номер в гостинице «Рода».

— Вот не думала, что тут, построили новую гостиницу, — зайдя в розовое здание с красочной вывеской «Рода», — тихо сказала я.

— Детка все течет все меняется, — взяв меня за руку сказал Лев.

— Это да.

— Вот ваши ключи, — улыбнувшись, сказала, блондинка в обтягивающем белом платье.

Номер не аховый но жить можно резное зеркало резной шкаф купе дубовая кровать орехового оттенка шторы цвета кокоса тюль, — осмотревшись, подумала про себя я.

— Как тебе здесь? — осмотревшись спросил Лев.

— Нормально, — заглянув в ванную, ответила я.

Через двадцать минут в номер постучали.

— Входите.

В номер зашла горничная, вкатив столик.

— Я заказал нам обед.

— Что заказал? — зевнув, спросила я.

— Овощное рагу с тушеным судаком в сметанном соусе зеленый чай с жасмином себе стэйк с кровью детка сегодня ночью летим в Уфу.

— Знаю все расписано по минутам.

— Детка это цена успеха ничего не поделаешь ладно давай есть, через двадцать минут придет Лиля в 16;30 у тебя пресс конференция перед концертом презентация нового альбома: «В шуме прибоя».

— Я помню.

Зазвонил телефон Тушинского краем уха я услышала: « Клиентка мертва не справилась с управлением».

— Кузь в Москве меня нет но бабки я перевел тебе на счет, — сухо сказал Туш.

— Насть подслушивала? — вздохнув спросил Лев.

— Не удержалась, прости. Ну, что Евгения не справилась с управлением? — прижавшись, ко Льву, спросила я.

— Нас можно поздравить род Самойловых искоренили так что можно дышать полной грудью.

— Даже не верится.

В сумке зазвонил, телефон увидев, на дисплее номер свекрови я тяжело, вздохнула.

— Отрицай все, чтобы она не говорила, — закатив глаза, попросил Лев.

— Само собой, — буркнула я.

— Алло Виктория Викторовна.

— Настя вы к этому не причастны? Что ты молчишь? — женщина перешла на крик.

— Виктория Викторовна вы о чем? Каким образом? Девушка не справилась с управлением, если я ничего не путаю, экспертиза показала, что машина давно нуждалась, в ремонте только вот покойная игнорировала рекомендации специалистов, — врала я на пропалую.

— Просто столько смертей после вашего тесного общения с Самойловыми что я… женщина тяжело вздохнула.

— Это просто совпадения ничего больше, — вздохнув сказала я.

— В тебе погибла великая актриса, — хмыкнув, заметил Лев.

— Для меня это не новость.

В половине третьего пришла Лиля. Надев, черное бархатное платье я сев возле зеркала тяжело вздохнула, немного волнуюсь перед концертом.

— Волнуешься?

— Волнуюсь, хотя на сцену выхожу уже восемнадцать лет.

— Что будем делать с волосами? — спросила Лиля, нанося мне грим.

— Заколи наверху.

— Хорошо.

— Насть поторопись скоро пресс конференция, — подойдя ко мне сказал Лев.

— Я почти закончила, — не поворачивая головы сказала Лиля.

Не успели мы подъехать нас в кольцо взяли поклонники с репортерами газеты:

« Вестник» Лучинская Кира Юрьевна.

— Без комментариев детка поторопись, а то Муратов Илья Петрович сожрет меня с потрохами, если концерт задержится, хотя бы на час.

— Это еще кто? — тихо спросила, я когда мы оказались в гримерке.

— Директор Дворца культуры впрочем, наш агент Дубов Ринат Владимирович держит руку на пульсе.

— Вот и не дергайся.

— Зал полный? — достав пудру, спросила я.

— Как всегда. Детка тебя любят, твоя мечта, стала явью.

— Порой мне кажется что я проснусь, и все окажется миражом, — вздохнув сказала я.

— Не окажется. Детка я пойду в зал твой выход через пять минут, — коснувшись, моей щеки губами шепнул Тушинский.

Зал зажгла песней: «Я не твоя ты больше не мой» зал ревел, от восторга к сцене несли миллионы красных, белых роз и не только роз я пела два с половиной часа на бис, спела: «Я соткана из стали».

— Анастасия! Мы любим тебя! — штурмуя, гримерную, кричали поклонники.

— Я тоже вас люблю, — раздавая автографы сказала я.

В машине я, откинув, голову на сиденье уснула, проснулась от покашливания Льва.

— Мы приехали.

— Да рейс через двадцать минут.

— В Уфу? — зевнув, спросила я.

— Да.

 

В самолете я по обыкновению проспала, проснулась, когда самолет шел на посадку. Уфа встретила нас дождливой погодой из аэропорта мы поехали в « Восход» Дина забронировала нам там номер. Здание гостиницы снаружи старое внутри картинка зеркальные потолки, мраморные полы весь вид портит внешний вид.

— Дин что гостиницы лучше не нашлось? — сморщившись, набросился на Дину Тушинский.

— Вы не смотрите, на внешний вид гостиницы я забронировала вам вип номер, — закатив глаза, пробурчала Дина.

— Ребята не ссорьтесь нормальная гостиница, — улыбнувшись сказала я.

— Насть но я хотел, чтобы было комфортно, а тут! Туш махнул рукой.

Порой, судя, по его капризам мне, кажется что звезда он, а не я, — тяжело вздохнув, подумала про себя я.

— Концерт в 19:45 во Дворце культуры «Дельф» Чубанов Лион Борисович уже мне позвонил сказал что билеты ушли влет.

— А это кто? — расписываясь в журнале регистрации, спросила я.

— Наш агент.

Оказавшись, в просторном номере с резным зеркалом подстать нему мебелью я, присвистнула.

— Нравится?

— Я с детства обожаю резные вещи.

— Твоими предками случайно не были антиквары?

— К сожалению нет и у меня нет ни малейшего желания вспоминать о родителях, — поморщившись, пробурчала я, дав понять, что разговор мне неприятен.

— Прости если задел за живое.

— А забей, все в прошлом просто, накатили воспоминания былых лет, — махнула рукой я.

Пройдя в ванную, отделанную позолоченной плиткой я, включив воду, подумала о том, что попала в Рай.

— Я составлю тебе компанию? — постучав в дверь, сипло спросил Лев.

— А составь, тем более что до шести мы свободны, — хмыкнув, крикнула я.

Задержавшись в ванной на три часа мы выйдя из ванной, заметили тридцать пропущенных от Дины. Чертыхаясь, я набрала ее номер.

— Алло.

— Ну, наконец— то прорвалась.

— Что ты хотела? — зевнув, спросила я.

— Сегодня в 17:10 у вас пресс— конференция, на которой, вы представите свой новый альбом: «В горести и радости».

— Точно Дин спасибо что напомнила совсем вылетело из головы.

— Ничего. Ладно, до связи.

— Что она хотела? — лаская мою шею хрипло спросил Тушинский.

— Напомнила о пресс-конференции, на, которой мы сегодня представим свой новый альбом.

— Во сколько? — вздохнув спросил Тушинский.

— В 17:10 так что Лиля должна быть у меня в 16:20 не позже даже раньше.

— Господи как же мы могли забыть?

— Ничего удивительно в связи с событиями. Ладно, ты что — нибуть заказал?

— Себе запеченный язык с картофелью гриль тебе тушеную форель с овощами и стакан гранатового сока.

— Спасибо.

После позднего завтрака я связалась с Францией.

— Алло дом Леона де Боа слушает, — на ломаном русском ответила женщина.

— Мари Татьяна дома? — перейдя, на французский спросила я.

— Валерия де Боа и Лион де Боа улетели, на Мальдивы на две недели после они собирались в Москву.

— Спасибо.

Открыв ноутбук я, зайдя, в Контакт нашла свадебные фотографии Лерки и, подумала о том, что подруге удалось, схватить за хвост самого богатого в мире человека свое богатство он не афиширует, да и зачем Лерке вдаваться в подробности деньги ведь, не пахнут.

— Окольцевала мужика? — вздохнув спросил Лев.

— Окольцевала, чему я очень рада она заслужила пожить красивой жизнью.

— Ты стала циничной, — скривившись, пробурчал Тушинский.

— Такой меня сделала жизнь, — пожала плечами я.

— Не знай, тебя я бы счел, что ты, пошла за меня из-за сцены и сытой жизни, — закурив сказал Лев.

В чем-то ты прав милый не прав в одном я действительно тебя люблю, — вздохнув, подумала про себя я, слушая излияния Льва. В сумке зазвонил, телефон, увидев, межгород я тяжело, вздохнула.

— Легка на помине? — вздохнув спросил Лев.

— Лев! — закатив глаза, пробурчала я.

— Прости детка но делать вид, что я рад твоей Лерке я не собираюсь она мне никогда не нравилась, прости но она с тобой пока ей это выгодно.

— Лев, я ничего ни хочу слушать, да она неидеальна но она моя единственная подруга когда мне было плохо она не оставила меня в беде, — вспомнив, покушение Верша на меня, сказала я.

— Может ты и права не мне судить с кем тебе дружить а с кем нет только дружбы в Москве не бывает тут мило улыбаясь держат за спиной кинжал который при удобном случае всадят в спину или того паче в сердце, — вздохнув сказал Лев.

Лев прав спору нет только вот как же не хочется, чтобы его слова оказались правдой и Лерка со мной до тех пор пока я популярна, — потирая виски, размышляла про себя я.

— Что с тобой?

— Голова болит, — морщась сказала я.

— Не мудрено атмосферное давление зашкаливает, ничего сейчас тебе станет легче, — достав какой-то отвар сказал Лев.

— Что это?

— Алиса Степановна всегда дает на гастроли отварчики.

Выпив, отвар через двадцать минут я, почувствовала себя намного лучше.

— Лев! Анастасия! Я во время? — влетев в номер, спросила Лиля.

— Во время только так больше не кричи, — поморщившись, попросила я.

— Что с ней?

— Давление зашкаливает, а у нас концерт.

— Отвар пила? — вздохнув, спросила Лиля.

— Да легче стало, но давление, не снизило.

— Травы не всегда помогают, — достав упаковку каких-то таблеток сказала Лиля.

Приняв, две таблетки под язык через десять минут почувствовала себя лучше.

— Лиль пора, — посмотрев на часы сказала я.

Надев, платье цвета изумрудов я сев возле зеркала, попросила Лилю распустить волосы по плечам. Достав серебряные тени Лиля, нанеся их достав красную помаду подкрасив мне губы сказала: «Вот теперь хоть на бал».

— Анастасия! Пора, — постучав в дверь, крикнул Тушинский.

— Иду.

— Ну, не пуха.

— К черту.

Конференция перед концертом длилась полчаса в «Дельф». Ответив, на все вопросы журналистов я скрылась в гримерке.

— Детка мы еще на Евровидение поедем, — массируя мои плечи сказал Лев.

— Не говори, гоп пока не перепрыгнешь, — вздохнула я.

— К сожалению ты права на Евровидение выигрывает, тот кто нужен сама знаешь кому выше головы, не прыгнешь, но, думаю, что попробовать, стоит. Ладно, твой выход детка.

Зал встретил меня бурными аплодисментами после песни: «В горести и радости» зал взревел, от восторга с мест, свистели. Я пела, три с половиной часа к сцене несли, цветы на бис я спела: «Где ты сокол мой ясный».

— Анастасия! Мы любим тебя! — ревел зал.

У гримерной меня ждала толпа поклонников. Раздав, автографы мы ушли через черный ход.

— Завтра летим на Кубу через три дня концерт в «Дарах».

— Ни разу там не была, — зевнула я.

— Там сейчас палит солнце нещадно тридцать три градуса и это в мае.

— Хорошо, что летние вещи вожу с собой постоянно, — вздохнув, подметила я.

— Детка не ворчи тебе это не идет, — закатив глаза, попросил Тушинский.

— Тушинский может смоемся по-тихому через черный ход а? — сил нет ни каких общаться с публикой, — тяжело вздохнув, спросила я.

— Знаешь я сам об этом уже подумал, — кивнул Туш.

— Так действуй, а то я рухну прямо здесь.

— Детка это плохая идея следуй за мной, — махнув рукой, скомандовал Тушинский.

Барсук молча курил у машины когда мы подошли.

Зайдя в номер, я не раздеваясь, рухнув, на постель, заснула, проснулась от напевания Тушем в ванной приблатненный мотивчик. Накинув серебреный халатик я, постучав в дверь сказала: «Хорошо поешь сокол мой».

— Заходь ко мне, — открыв дверь, крикнул мне Лев красивый как Бог.

Не успели, мы выйти из душа зазвонили сразу два телефона.

— Алло, — вздохнув, ответила я, увидев на дисплее Дину.

— Спите что ли? Насть в 15:00 часа у тебя сегодня фото сессия для журнала: «Караван историй».

— Спасибо, что напомнила, — вздохнув, пробормотала я.

— Так ты не ответила, спали что ли?

— Недавно встали.

Сделав, отбой я тяжело, вздохнула о фото сессии я совершено забыла.

— Что она хотела? — потягивая кофе спросил Лев.

— Напомнили о фото сессии, которая напрочь вылетела у меня из головы, — вздохнула я.

— Знаешь у меня тоже думал, без фото сессии на гастролях, обойдемся.

— Ничего не поделаешь детка слава легко не достается за нее приходиться платить, — сказал Лев отойдя к окну.

— Америку для меня ты не открыл я знаю, — разведя руками сказала я.

— И по-прежнему готова заплатить за нее любую цену?

— Готова.

 

ГЛАВА 19

 

Около трех пришла, Лиля помогла, мне надеть концертное платье под серебро волосы, заколола наверху.

— Так ты выглядишь, слишком серьезно может, наденешь бордо?

— Нет, оставим как есть, я решила придерживаться своего имиджа отныне ни каких кричащих костюмов.

— Анастасия ты готова? — постучав в дверь спросил Тушинский.

— Готова.

— Тогда поехали в 19:00 часов у нас вылет.

Фото сессия длилась час или полтора несмотря на усталость я довольна тем что мои мечты стали явью.

— Твои глаза горят так же как и пятнадцать лет назад, — взяв в машине меня за руку сказал Тушинский.

— Это благодаря тебя ты вновь вдохнул в меня жизнь, вернув, на сцену ведь как тебе уже известно сцена для меня жизнь.

— Детка я тебя давно нашел, только ты предпочла быстрый путь на сцену ладно не будем копаться в прошлом, — махнув рукой сказал Лев.

— Ты прав не стоит надо жить здесь и сейчас.

Зайдя в номер я, попросив Тушинского заказать обед, в номер, скрывшись в душе набрав номер Лили сказала: «Лиль через двадцать минут будь у меня».

— Хорошо, Анастасия.

— Насть ты там случайно не уснула? — забарабанив по двери спросил Лев.

— Нет, я уже выхожу.

— Выходи, а то все остынет.

— А что ты заказал?

— Картофельные биточки с сыром один раз можно.

  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • В ожидании я мучаюсь сейчас / Друг другу посланы судьбою / Сухова Екатерина
  • Михаил. / Нарисованные лица / Алиэнна
  • Глава 1. Кафе на Лесной улице / Кафе на Лесной улице / Васильев Ярослав
  • Радуйся / Салфетка №43 / Скалдин Юрий
  • Выжить! / Грэй Варн
  • Бештау / Сарсенби Оразбек
  • Дышится легче / По мотивам жизни - 2 / Губина Наталия
  • Теремок, теремок!.. А у нас целый замок! - Svetulja2010 / Теремок-2 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Глава 7 / Она написала первой! / Парсифаль
  • Сердце вместо наживки. / Сборник стихов. / Ivin Marcuss

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль