ЮЛИЯ ГОЛУБОГЛАЗКА

0.00
 
ЮЛИЯ ГОЛУБОГЛАЗКА
ПОЛЕТ ПТИЦЫ, ИЛИ ШИПЫ И РОЗЫ ШОУ- БИЗНЕСА

— Смотри не ленись, ты, должна получить блестящее образование, а модельером ты станешь, я тебе это обещаю.

Поставив пустой бокал на стол я прошла в детскую.

— Людмила Сергеевна оставьте нас.

— Хорошо.

Взяв сына на руки я стала кормить его из бутылочки.

— Ты так трогательна когда кормишь нашего малыша, — услышала я хрипловатый баритон Льва за спиной.

— Ты так неожиданно, — вздрогнув сказала я.

— Он уснул, ему, не хватает тебя.

— Знаю но без музыки я чахну ты же знаешь пусть я не самая лучшая мать, но я в лепешку разобьюсь но у наших детей будет все самое лучшее.

— В этом я даже не сомневаюсь, — укладывая малыша в кроватку сказал Лев.

Подхватив, меня на руки Лев отнес, меня на верх где ночью мы устроили, такое утром я проснулась от запаха кофе.

— Кофе в постель? — потянувшись, спросила я.

— Почему бы и нет, — одарив меня страстным поцелуем сказал Лев.

Чтобы Динка там не говорила, но приворот Галки, действует, — намыливая себя в ванной, мысленно рассуждала про себя я. Через сорок минут я, выйдя, из ванной, связалась с Алиной.

— Я уже подъезжаю, — услышала я.

— Отлично, а то в 11:00 съемки уже половина до трех мы должны снять клип на мою новую песню: «В дали без тебя».

— Насть Окунь детей развез, по местам назначения Диму Людмила Сергеевна уже покормила и собирается пойти погулять.

— Я безмерно ей благодарна к счастью это, продлиться, недолго у малыша должна быть своя няня.

— Ты права.

Увидев машину Алины я, поднялась в свою комнату. Через пять минут в комнату зашла Алина.

— Надень, серебряное платье волосы распусти по плечам я их тебе, завью, сделаем броский макияж губы, сделаем чувственнее.

— Ты схватываешь мои мысли на лету, — подкрашивая губы красной помадой, — сказала я.

— Я чувствую тебя вообщем у меня тоже экстрасенские способности только грузиться этим я не собираюсь.

— Вот это да никогда бы не подумала.

— Мой дар и благо и наказание порой знать наперед что произойдет с посторонним человеком просто невыносимо.

— Настя ты готова Марк приехал? — постучав в дверь глухо спросил Тушинский.

— Да я сейчас выйду.

Надев наушники я, растворившись в музыке, запела, сняли с первого же дубля.

— Девочка моя ты была неподражаема, — закружив меня в объятиях сказал Лев.

— Может, сделаем не большой перерыв? — тихо спросила я.

— Ой, прости, я не подумал, Карина принеси нам по чашечке кофе, — махнув рукой сказал Лев обратившись к своей помощнице сказал Лев.

— Я бы хотела еще порепетировать завтра у нас концерт после моего долгого перерыва в Лужниках хотелось бы, чтобы все было на высшем уровне и, — я тяжело вздохнула.

— Настенька расслабься, в тебе я ни йоту, не сомневаюсь, но раз ты, считаешь, что нужна еще одна контрольная репетиция то ради бога.

— Ваше кофе, — поставив, кофе на стол, пробурчала Карина.

С давних пор у нас друг к другу антипатия но она как никто другой знает всю кухню шоу — бизнеса более того Тушинский работает с ней уже пятнадцать лет а это не малый срок так что настаивать на ее увольнении было бы глупо, — мысленно остудив свой пыл сказала себе я.

— Как тебе наш новый звука режиссер? — потягивая кофе спросил Лев.

— Нормально по крайней мере мы с ним сработались.

— Вот это главное.

— Ну, что продолжим? — прервав нас спросил Марк.

— Пожалуй.

Отрепетировав, целый альбом мы уехали домой. Не успели, мы выйти из машины нас окликнула брюнетка лет сорока семи черном пальто.

— Вы кто?

— Я претендентка на вакансию няни с агентства: «Няня+» Демьянова Раиса Сергеевна у меня сорок лет стажа работы с детьми я работала, в детсаде сейчас занимаюсь частной деятельностью.

— Давайте пройдем дом не на улице же говорить о таких вещах, — прервав женщину сказала я.

Проговорив с Демьяновой три часа я, отметив, ее для себя с положительной стороны сказав что в случае чего мы с ней, свяжемся, просмотрела две претендентки ни одна из них мне не подошла, слишком, смазливы и капризны, окончили пединститут и сразу в няни.

— Ты не слишком категорична к Виктории все-таки диплом психолога.

— Ребенку нужна обычная няня гувернантка у нас уже есть в случае чего будем платить втройне, — перебив Льва сказала я.

— Может ты и права.

Взяв телефон я связалась с Демьяновой.

— Алло, — сонно протянула женщина.

— Простите за поздний звонок вы нам подходите подъехать завтра к десяти часам утра вы сможете?

— Вполне.

— Тогда до завтра.

— Ну, что? — зевнув спросил Лев.

— С Демьяновой договорились на завтра.

— Насть завтра в 18:45 у нас концерт, а через три дня у нас начнется, гастрольный тур начнем с Сочи.

Вспомнив слова Дины я тяжело вздохнула, в экстрасенсорику Лев, не верит так что что— либо ему говорить, бесполезно так что будем, надеяться на то, что пророчество Дины не сбудется.

— О чем грустишь? — будто прочитав мои мысли спросил Лев.

— Да так, — махнув рукой, отмахнулась я.

— Переживаешь по поводу гастролей? Детка ты в форме ты произведешь, фурор даже, не ломай голову по этому поводу, — нежно коснувшись губами моей шеи сказал Лев.

Поставив чашку на стол я заглянула к Танюше в последнее время с ней чаше всех общается гувернантка, а это неправильно.

— Я не помешала котенок? — зайдя в комнату, спросила я сев на край кровати.

— Нет, — оторвавшись от создания эскизов свадебных платьев сказала семилетняя дочь.

— Девочка моя у тебя же совсем нет детства тебе бы в куклы играть, — вздохнув сказала я.

— Мам я ни о чем не жалею, а кукла у меня есть та фарфоровая кукла, в бежевом костюмчике которую мне подарил папа, — улыбнувшись сказала Танечка.

— Мам я рада за тебя жаль только что опять расстанемся, — вздохнув сказала дочь.

Услышав, пение Никиты в дуете, с Виктором я подумала о том что их, ждет блестящее будущее.

— Тулов говорит что ему достались настоящие самородки более того он в отличие от предшественника действительно хочет возродить группу: «Дары», — прижав меня к груди сказал Лев.

— У нас с тобой вообще талантливые дети. Лев ты столько для меня сделал, что я… тяжело вздохнула.

— Насть мы с тобой вообще должны были еще раньше объединиться, а мы Лев махнул рукой.

— Ну, знаешь лучше поздно чем никогда, — прервав Тушинского сказала я.

— Что ты, что я потеряли время в поиске мнимой «второй половинки», — почесав в затылке, подметил Лев.

— Зато Смола дал, мне путевку на сцену я, родила замечательных детей и получила колоссальный опыт общения с мужчинами, — вздохнув, добавила я.

— Насть, эти дети могли быть моими впрочем, это ничего не меняет вы моя семья, — подхватив меня на руки сказал Лев.

Заснув, под утро я проснулась от шума идущего из прихожей. Посмотрев на часы я мысленно выругалась одиннадцать часов о запланированной встрече с няней Димочки я совсем забыла.

— Что за шум? — зевнув спросил Лев протирая глаза.

— Демьянова приехала, — завязывая хвост, пробурчала, я на ходу надевая атласный лиловый халат.

— Детка надо быть немного ответственнее, — вздохнув сказал Лев.

— И ты туда же! — закатив глаза, пробурчала я.

— Неужто тебе это уже говорили, — покачав головой спросил взъерошенный Лев.

— И не раз.

Людмила Сергеевна как коршун стояла над Раисой Сергеевной, а Алиса Степановна пыталась вразумить женщину.

— Людмила Сергеевна дети встали?

— Да они уже в столовой мальчикам сегодня ко второй паре Танечка учиться во вторую смену вечером у нее зачет в школе дизайнеров одежды.

— Спасибо но, а сейчас оставьте нас наедине эта женщина будет работать у нас няней для Димочки.

— Ой, простите, просто после женщина, осеклась.

— Идите уже, — нахмурившись, цыкнула на нее я.

— Пройдемте в мой кабинет вещи с вами?

— Да. Знаете, если бы не несчастье с моей внучкой я ни за что не пошла, работать в няни да и вообще, куда бы то ни было.

— Ваша личная жизнь меня не волнует, подпишите вот здесь, — ткнув пальцем в последний пункт договора сказала я.

— Я буду получать зарплату тридцать тысяч в месяц?

— Да как только сын подрастет, жалование удвоится, вы будите выполнять функции гувернантки и то в том случае если себя зарекомендуете с положительной стороны. Раиса сегодня у меня в Лужниках концерт, а через три дня начнется, гастрольный тур по городам и селам у вас будет время адаптироваться в нашем доме и проявить себя, надеюсь что с лучшей стороны.

— Можете не волноваться так оно и будет.

— В таком случае Алиса Степановна покажет вам вашу комнату.

Было, дикое желание закурить ведь отменой сукой мне, пришлось, стать лишь потому что в противном случае я, вылечу, из шоу-бизнеса как пробка даже Туш помочь, не сможет.

Чтобы стать боле менее своей в тусовочной среде элитных артистов мне пришлось, наплевать на многие принципы сломать себя стать актрисой без музыки я, не могу прожить и дня. За славу заплатить любую цену только закурить позволить себе я не могу ведь голос как и внешность моя визитная карточка, — вздохнув, подумала, про себя с грустью посмотрев в окно.

Увидев в окно подъехавшую машину Алины я, встряхнув себя, надев, платье цвета морской волны скинув, с себя не нужную хандру, я такая какой меня сделала жизнь и нет ничего хуже копания в себе, — сказала себе я, подпиливая ногти.

— Настя Алина приехала, — зайдя в комнату сказал Лев.

— Я видела.

— К концерту готова?

— Я всегда готова тем более что меня давно не было на сцене, — улыбнувшись сказала я.

— Я знаю, — коснувшись губами моей щеки сказал Лев.

Для образа Алина сделала мне укладку и сделала броский макияж.

— Ты вся светишься.

— Еще бы мне не светиться через три дня начнется гастрольный тур, о котором я так мечтала.

— Анастасия! Поторопись, — просунув, голову в дверь поторопил меня Лев.

— Иду.

Зал встретил, меня овациями в зале яблоку негде было упасть, зажгла я дуэтом: «Звезда любви» зал взорвался, в аплодисментах к сцене несли, цветы я, не успевала их принимать. Я пела, три с половиной часа, спев на бис: «Я соткана из стали». Раздав я, автографы, скрывшись, в гримерной я, вскрикнула и есть от чего, на зеркале красной помадой было написано: «Твоя смерть совсем близко» то что это Ветрицкая с Критом нет ни каких сомнений Окунь по своим каналам нарыл, что сладкая парочка, промышляет терроризмом ходят под Судаем Музаевым по кличке Музей.

— Настя! Что случилось? — влетев в гримерку спросил Лев.

— Они не успокоятся, пока не уничтожат нас, — вздохнув, пробормотала я.

— Твою же мать и ведь не подберешься теперь у них другие документы, и хрен докажешь что она Ветрицкая, а он Критский да и Мазей больной на голову подорвать самолет ему ничего не стоит но и отменять гастроли мы тоже не можем вечно трястись не будешь выход один связаться с братцем.

— А чем нам поможет Дмитрий он ведь продюсер?

— У него в друзьях бывший разведчик ФСБ ныне частный детектив Савельев Владислав Игоревич.

 

— Даже так? — отойдя к окну, спросила я.

— Да.

Скрыть от прессы произошедшее не удалось, Аля вцепилась, в полученную информацию от директора Дворца культуры Иванченко Ильи Степановича о том что мне угрожает некогда известный продюсер с бывшей известной певицей, у которой ко мне личные счеты.

— Насть такова жизнь шило в мешке не утаишь главное не терять в этой ситуации лицо, — пропуская меня в машину сказал Лев.

Достав телефон он связался с Тушинским.

— Алло, — донесся до меня хрипловатый баритон мужчины.

— Димыч надо встретиться это не телефонный разговор.

— Неужто я тебе понадобился? Хорошо в «Гинее» через час.

— Окунь остановишь около: «Гинее» а Анастасию отвезешь дом и смотри в оба, если с ней что — нибуть случится, голову оторву.

— Я понял.

Дома меня встретила Дина.

— Ты?

— Вы можете погибнуть, если полетите в Сочи, причем в реанимацию попадут, еше несколько человек остальные, погибнут, от полученных травм только вот отказать себе в гастрольном туре вы не сможете.

— Лев встречается с Дмитрием.

— Дмитрий наймет, Влада в конечном итоге Садукова с Рыбаковой поймают но лишь после теракта.

— Дин, спасибо за предупреждение но без сцены, без оваций я не проживу и дня.

— Я знаю, — вздохнув, пробурчала золовка.

Через двадцать минут пришел Лев.

— Ну, что? — сев в кресло спросила я.

— Дмитрий связался, с Савельевым он как раз, работает с «СОБРом» организацией, которая борется, с терроризмом полковник Даваев Мурат Борисович вышел на след подельников Музея которые готовят теракт в Сочи.

— Может, отменим гастроли в Сочи?

— Я думал, уже об этом но это не выход они могут настигнуть нас и в Риге Насть с нами будет человек из СОБРа.

— Страшновато конечно но терять в деньгах тоже не хочется.

— Лев! Анастасия! Ваша жизнь может быть на волоске у вас дети! — пыталась вразумить нас Дина.

— Мы знаем но чему быть того не миновать постоянно трястись как пескари мы тоже не можем, — разведя руками сказал Лев.

За окном идет дождь со снегом на дворе март месяц скоро у нашего малыша день рождение ему исполнится год как же быстро, летит время, — просматривая свадебный альбом, думала я, ловя, себя на мысли что сама уже, не девочка самой уже тридцатник.

— Не спится? — зажгя в гостиной свет спросил Лев облокотившись о косяк двери.

— Как-то не по себе, — вздохнув сказала я.

— Тебя напугали угрозы от Крита?

— Немного но ничего менять я ни хочу к сцене я слишком долго шла, чтобы вот взять и залечь на дно и потом на поиски Садукова с Рыбаковой могут уйти годы лучшие годы моей жизни, — вздохнув сказала я.

— Ты права что ж что будет то будет вечно прятаться и трястись как осиновый лист мы тоже не можем.

Заснув, под утро я проснулась от распевки сыновей.

— Литовский Игорь Борисович выкупил у Аркаши группу: «Дарования» сказал что наших мальчиков ждет блестящее будущее как Ника так и Виктора сказал что у Вити большой потенциал из него выйдет мега известный продюсер.

— Даже так?

— Да.

— В таком случае я рада за наших детей.

— Дина сказала что Дмитрий будет адвокатом пойдет не по нашим стопам.

— Ничего не поделаешь, — разведя руками сказала я, скрывшись в ванной.

— Насть вылет в 16:35 к утру будем в Сочи в 20:45 завтра у нас концерт, — постучав в дверь сказал Лев.

— Алина с нами едет?

— Да.

Когда я вышла из душа дети молча собирались в школу.

— Дети я буду вам звонить да и по скайпу мы можем общаться я хочу, чтобы вы помнили, о том что я вас очень, люблю.

— Мама мы об этом помним и желаем тебе хороших гастролей, — подойдя ко мне сказала семилетняя дочь.

— Спасибо родная.

Помахав, детям рукой я поднялась, в детскую няня, одевала малыша.

— Он что только что проснулся?

— Что-то разоспался сегодня.

— Я хочу чтобы вы кормили его в столовой вместе со всеми членами семьи.

— Хорошо, Анастасия Юрьевна, — затеребив платок, буркнула няня.

Через десять минут няня привела, малыша в столовую усадив, на маленький стульчик стала кормить рисовой кашей.

— Алиса Степановна подайте нам яблочное пюре.

— Может морковное? — оно куда полезнее и концентратов меньше.

— Давайте яблочное он его больше любит.

Услышав, сигнал сообщения пришедшее на телефон я тяжело, вздохнула признаться, эти угрозы бывшего продюсера с бывшей певичкой выбивают из колеи, а я должна быть в тонусе в противном случае я могу сорвать концерт и тогда прощай не только любимый муж прощай карьера, к которой я прошла через круги ада. Сообщение пришло, через десять минут взяв, телефон я, прочитала: «Храбришься, зря очень скоро вам придет хана». Судаков с Рыбаковой рассчитывают на то что я впав в панику отменю все концерты у меня начнется невроз я загремлю в клинику по неврозам а там и они подоспеют только они не знают того что без сцены мне жизни нет.

— Опять угрозы? Настя.

— Лев как бы там ни было в Сочи концерт мы дадим.

— Дунаев отследил, откуда был сигнал с Марата Насть наши гастроли это безумие.

— Но и вечно боятся того что тебя убьют тоже нельзя убить меня они могут в любом месте.

— То есть ты что хочешь помочь СОБРу в поимке этой парочки став для них мишенью?

— Да.

— Смелая ты моя ты понимаешь что мы можем пострадать и тогда?

— На этом можно привлечь к нашим персонам внимание.

— Это рискованно но ты права чтобы не случилось впадать в панику мы не будем, в конце концов, с детьми няня да и мать будет к ним приезжать правда наездами у нее показ весенней коллекции: «Мисс весна 2017».

— Лев, Алина приехала.

— Вслед за ней и Эльвира.

— Это еше кто? — нахмурившись, спросила я.

— Мой стилист и не хмурься, а то будут морщины.

Достав из гардероба бардовое расклешенное платье я, надев, его, стала упаковывать концертные платья в целлофан.

— Марко де Боа хорошо чувствует тебя.

— Он муж моей подруги у него во Франции Дом моды: «Жезефина» двое детей Николя и Эленн помимо Дома моды у него сеть ресторанов туристическая компания «Аэр».

— О как.

— Да у Валерии все в шоколаде чему я рада, — сказала я, расслабившись под чувственными руками Алины накладывающую на мое лицо питательную маску.

— Теперь займемся, волосами я завью, их и соберу, наверху заколов заколкой с сапфирами она хорошо, гармонирует с платьем.

— Думаешь?

— Уверена. Насть вы оба рискованные, а что, если они взорвут самолет что тогда?

— С нами будет все хорошо я это чувствую да нам придется несладко но из-за больной парочки на голову мы не можем отменить гастроли к тому же сцена для меня все я готова заплатить за нее любую цену пусть и горькую.

— Даже жизнь? — вздохнув, спросила Алина.

— Даже жизнь, — не раздумывая, выпалила я.

— Безумцы что я могу еще сказать, — махнув рукой, пробурчала Алина.

— С нами едешь?

— Я бы не поехала, если бы не мой сын, которому нужна дорогостоящая операция на сердце, — вздохнув, пробурчала она.

— Нас тя нам пора через час у нас самолет, — прервав нас забарабанив по двери сказал Лев.

— Иду.

Взяв сумку я, выйдя, из комнаты мысленно, пожелала всем нам удачи.

— Анастасия! Мы любим тебя! — обступив, меня закричали поклонники.

Раздав поклонникам, автографы я скрылась в белом лимузине.

— Окунь не своди, с нее глаз головой за нее, отвечаешь, — повернувшись к Кириллу сказал Лев.

— Я вас понял, Савельев летит с нами? — кивнув на черную иномарку, следовавшую за нами спросил мужчина.

— Да.

На рейс к счастью мы успели.

— Влад подозрительных лиц не наблюдал?

— Наблюдал красную «Тайоту» следовавшую за нами.

— Твою же мать.

— Может, отмените все-таки концерт?

— Это невозможно.

Не успели, мы взлететь в салоне появились, вооруженные люди в масках среди них я узнала, Крита его же Судакова среди него был кавказец Мазей.

— Страшно умирать гадина? — влепив, мне посчечину, спросила девица в маске, в которой я без труда узнала Валерию.

— Кончать их надо пилота я уже убрал очередь за ними, — бросив, взрывчатку в салон сказал мужчина в маске с прорезами для глаз.

— Валим! Хорошо я прихватила спасательный круг, — расхохотавшись, прокричала Валерия.

 

ГЛАВА 8

 

Взрывной волной меня выбросило из самолета что было, потом я не помню в себя я пришла от дикой боли пронзившей все мое тело.

— Где я? — глухо спросила я подошедшего ко мне врача.

— Вы в ожоговом центре «Надежда» вам предстоит не одна пластическая операция ваш муж: Тушинский Лев Сергеевич лежит в соседней палате он так же обгорел, считайте, что вам крупно повезло вы родились, в рубашке говорят, когда все случилось вам бросили мат, будто спецслужбы знали исход событий, — почесав в затылке, подметил врач.

— Вы что бывший военный? — вздохнув, спросила я.

— Меня выдали мои размышления вслух? — вздохнув, спросил Марк Сергеевич.

— Да. Что с остальными?

— Остальные погибли, к вам все рвется следователь Мухин Максим Юрьевич плюс журналисты.

— Гоните их взашей, а следаку скажите что для бесед я не готова, — скорчившись от боли простонала я.

— Хорошо.

— Док оставьте нас, — услышала я бархатистый баритон Дмитрия за спиной врача.

— Дмитрий Сергеевич? Чем обязан?

— Обеспечьте покой моей невестке и моему брату, — протянув врачу увесистый конверт сказал Тушинский.

— Хочу, обрадовать тебя Дунаев, поймал на горячем всех боевиков Мазея взяли остальные сами, подорвали себя как смертники так что, боятся тебе больше не кого завтра, летим в Германию к Филу Корту, который поставит вас на ноги, кстати, наша мать в больнице, узнав о покушение на вас она, слегла с инфарктом. Так что мой долг поставить, вас на ноги Льву я обязан многим можно сказать он заменил мне отца ведь наш отец постоянно в экспедициях.

— А как же конкуренция?

— Это да на войне как на войне тем не менее родственниками быть мы не перестанем, — хмыкнув сказал мужчина.

Благодаря связям Дмитрия он обеспечил, нам со Львом лечение мне сделали, ряд операций Майк Сивер говорит, потребуется, еще две умом я понимаю что Дмитрий сделал, это не за спасибо живешь, пока мы выпали из игры, следовательно, он рулит, от Дины я узнала что массовка перешла к Дмитрию Сергеевичу.

— Анастасия Юрьевна, — на ломаном языке обратилась ко мне зашедшая в палату медсестра.

— Что Стела?

— К вам Лев Сергеевич.

— Спасибо.

— Насть пока мы тут с тобой приходим, в себя братец время зря не теряет, — выругавшись сказал Лев.

— Изворотливый, скользкий тип он сразу мне не понравился, поморщившись, — сказала я, прервав мужа.

— Это еще не все муз режиссер Бризов Ринат Борисович выкрал, часть твоих песен так что благородство его было видимым так что будь на чеку, — вздохнув сказал Лев.

— Да я уж поняла мы ему не нужны даже родители ему не указ жажда власти застлала ему мозги.

— Он попытается нас ликвидировать, возомнив о себе короля шоу бизнеса он готов пойти по трупам, — тяжело вздохнув сказал Лев.

— Жаль альбом: «Девочка пой» с ним связано столько воспоминаний теперь мой репертуар будет петь Авдотья, которая не имеет к нему ни какого отношения.

— Насть я даю тебе слово как только мы полностью восстановимся, мы, подадим на продюсерский центр «Муара» в суд не думал, конечно, что придется подавать на суд, на собственного брата но видимо ничего не поделаешь.

— Я слышала, тебе завтра, снимают бинты не страшно?

— Немного но я верю, Майку я давно его знаю когда-то, были в одной группировке пока я не, свернул с неправедного пути.

— Ты никогда мне не говорил об этом.

— А ты не интересовалась.

— Лев Дина сказала что Виктория Павловна попала в больницу узнав о произошедшем как она сейчас?

— Слава богу уже хорошо у нее был микро инфаркт.

— Лев пора в перевязочную, — прервав нас сказала медсестра.

Через двадцать минут в палату зашел Лев с совершено другим лицом глаза ему сделали, более раскосыми зелеными сделали родинку над губой.

— Ну, как?

— Ты это ты и в тоже время не ты но я думаю, что, привыкну к тебе новому.

— Насть я вообще благодарен Майку за то что он собрал меня по частичкам ведь от меня остались головешки впрочем, как и от тебя.

— Анастасия в процедурную.

— Анастасия было приятно работать над вашим лицом вы были для меня как скульптура, повернув ко мне монитор с незнакомым изображением моего нового лица на мониторе врач сделал мне тонкие брови с изгибом нос с горбинкой губы более полные чем были глаза зелеными.

— Анастасия это еще не все вас собирали по частичкам вы сильно обгорели можно сказать вас вытащили с того света.

— Говорите не тяните кота за хвост, — вздохнув, оборвала я врача.

— Вам не следует, надевать открытые платья и купальники я натянул вам кожу но она может лопнуть под лучами жаркого солнца остались кое-какие шрамы так что во время близости с мужем, рекомендую не включать свет.

— Спасибо, что предупредили, а когда снимут бинты? — вздохнув, спросила я.

— Сейчас. Амия, — позвал Майк медсестру.

Через сорок минут из зеркала на меня смотрела незнакомка с раскосыми зелеными глазами с волосами правда беда но это сейчас не так важно главное то, что мы живы.

— Анастасия! Ты ли это? — влетев в процедурную спросил Лев.

— Как видишь, — улыбнувшись, ответила я.

— Лев я хочу домой, — выйдя из процедурной сказала я.

— Детка сначала посетим, салон красоты ведь мы, хотим предстать перед публикой во всей красе? — подмигнув мне спросил Лев.

— Хочу но как быть с массовкой да и без звука режиссера?

— Детка не забивай свою красивую головку всякой чепухой твое дело дарить красивые композиции народу, а мое разруливать проблемы, — прервав меня сказал Лев пропуская в машину.

— Не знала, что ты свободно владеешь немецким, — улыбнувшись сказала я.

— Настенька, ты многого обо мне не знаешь, — взяв меня за руку тихо сказал Тушинский.

— Для меня это далеко не новость.

За разговором мы не заметили как доехали до «Ротора» Львом занялся мастер из мужского салона, а мной миловидная девушка.

— Анастасия вы ли это? — открыв рот на ломаном русском, спросила Жарун.

— Я. Я хочу чтобы меня окрасили в черный цвет.

— Вы уверены?

— Абсолютно.

Через двадцать минут на меня смотрела незнакомка с чертовщиной в глазах. Через двадцать минут ко мне вышел зеленоглазый блондин, в котором я с трудом узнала своего продюсера и мужа по совместительству.

— А тебе идет, — подойдя к Тушинскому сказала я.

— Тебе тоже твое преображение к лицу ну что в аэропорт Дина уже там?

— Пожалуй, ты не представляешь, как я, соскучилась по Димочке, кстати, как там Раиса Сергеевна справляется?

— Не волнуйся, Дина, держала руку на пульсе все хорошо правда за нас они очень, все перепугались.

— Что неудивительно как там Виктория Павловна?

— Уже преступила, к работе ведь у нее на носу показ зимней коллекции она разработала коллекцию зимней одежды.

— Узнаю твою маму, а отец?

— Места себе не находил, все рвался, в Германию мать ели отговорила.

В машине Лев связался, с Грудиной Региной Витальевной с известной журналисткой хороший пиар нам не повредит, наше возвращение на сцену должно быть эффектным СМИ подогреет обращение в суд на продюсерский центр Тушинского «Муара».

— Алло. Лев твою же мать все вас уже похоронили.

— Даже так? Ну, Димка ну сукин сын.

— То есть вы живы?

— Живы скоро будем в Москве и Регин не могла ли ты опубликовать в своем журнале: «Вся правда вся ложь о звездах эстрады» статью о воскрешении четы Тушинских?

— Могла да и вообще с тобой Лева приятно работать.

Отключившись, он набрал, какого то Кита.

— Алло. Лева ты ли это?

— Я значит так я хочу подать в суд на Дмитрия и его продюсерский центр.

— Подашь вот будешь в Москве и подашь, — прервав разбушевавшегося Тушинского сказал мужчина.

В Москве мы были после обеда. Не успели, мы выйти из самолета нас обступили журналисты. Дав, короткое интервью мы скрылись в машине.

— Такая вот горькая цена успеха.

— Если ты имеешь в виду покушение на жизнь то слава бремя не из легких и для меня это уже не новость, — прервав Льва сказала я.

Увидев серебряную иномарку родителей Льва я тяжело вздохнула больше всего на свете я хотела набрать ванну и лечь спать что ж ничего не поделаешь ведь себе я давно не принадлежу, — вздохнув мысленно сказала себе я, нацепив на лицо улыбку.

— Мама это ты? — подойдя, ко мне хором спросили дети.

— Да просто немного изменилась, — потрепав сыновей по волосам сказала я.

Увидев нас родители Льва на некоторое время застыли как вкопанные.

— Мама! Отец! Это мы просто мы слегка изменили, внешность сами понимаете, нас, собирали по частичкам, — разведя руками сказал Лев.

— Лев! Анастасия! Как же хорошо что все плохое позади, — смахивая слезы радости сказала свекровь.

— Мам я хочу чтобы ты знала я завтра же Лев тяжело вздохнул.

— Сын все это не по человечески грязно на всю страну тем не менее шоу — бизнес есть шоу — бизнес к тому же Дмитрий хотел вас убрать через Нейлу.

— Откуда такая информация?

— Самойлов следил, за каждым вашим шагом по моей просьбе я его наняла.

— Мама может сядем за стол мы все-таки с самолета, — прервав мать спросил Лев.

— Да, конечно прости ради бога.

Посидев, за столом двадцать минут я поднялась в детскую.

— Он уже спит, — тихо сказала Раиса Сергеевна.

— Как он вырос уже будет два года, — вздохнув сказала я.

— Дети растут, а года летят.

— Это да, — вздохнув, подумала я, порадовавшись, тому что благодаря пластике мне тридцать два года ни как не дашь максимум двадцать.

Когда за гостями закрылась дверь, я обрадовалась к этим тусовкам я так и не привыкла, хотя это часть шоу — бизнеса и с этим ничего не попишешь.

— Насть, завтра я поеду в отделение полиции ты со мной?

— Естественно я хочу чтобы сбить спесь с твоего братца.

— Раз хочешь значит собьешь. Насть наше возвращение на сцену будет триумфальным я тебе это обещаю.

— Охотно верю, — вздохнув сказала я.

— Даже не сомневайся.

Заснув, у него на плече я, проснулась от напевания Никиты красивой композиции кажется: «Твои глаза».

— Наших мальчиков ждет блестящее будущее, — потянувшись, заметила я.

— Алексея кстати тоже из него выйдет хороший психолог, — напомнив мне об Алексее сказал Лев.

— Точно о нем я как раз и забыла.

— Насть ты меня конечно прости, но так нельзя ты вообще о нем не думаешь как, будто его нет.

— Ты прав просто он вылитая копия Глеба и.

— Пусть так но он не должен страдать для детей большая травма, если они в семье не любимы, — взяв меня за руку сказал Лев.

— Ты прав.

Набросив халат я, подойдя к детской Алексея постучав, спросила: «Можно»?

— Заходи.

— Как дела в школе?

— Хорошо вот готовлю викторину по психологии.

— Леш может всей семьей в выходные сходим в кино как в добрые времена?

— Было, бы не плохо пока, не начались твои многочисленные гастроли, — зевнув сказал сын.

— Значит заметано, — обняв сына сказала я.

— Алексей иди завтракать, а то в школу опоздаешь, — прервав, нас, сказала Людмила Сергеевна.

— Иду.

Когда дети уехали мы стали собираться в полицию ввязываться в судебную тяжбу не хочется но проглатывать наглое присвоение прав на то что им не принадлежит, мы тоже не намерены.

— Насть надень шерстяное платье на улице пронизывающий ветер, — прервав мои размышления сказал Лев надевая черный свитер.

— Может что — нибуть броское?

— Не стоит между прочем это платье я купил тебе в Испании.

— Даже так? — хмыкнув, спросила я.

— Зря смеешься, в Испании год назад был, по мелким делам решил, сделать тебе сюрприз с цветом угадал?

— Да.

— Нам пора, — посмотрев на часы сказал Лев.

Попав в пробку мы выругавшись, посмотрев на часы поехали в окружную.

— Следак мой давний кореш Ужов Виктор Павлович так что думаю, что права мы отсудим заодно, и нос утрем этому выскочке, — поморщившись, добавил Лев.

— Быстрей бы уж, — вздохнув, пробурчала я себе под нос.

— Детка все в наших руках положись на меня, — взяв меня нежно за руку сказал Лев.

Увидев меня коренастый брюнет, с цепким взглядом пожав Льву руку присвистнув, попросил автограф для своей жены.

— Тигров займись четой Тушинских, — подойдя, к веснушчатому парню, сказал Ужов Виктор Павлович.

Написав, заявление на темден Тушинский и Ягунская незаконно исполнявших наши хиты мы, уехали домой.

— Будет грандиозный скандал, — вздохнув сказала я, садясь в машину.

— Ну и пусть «черный» пиар нам не помешает, прервав меня сказал Лев.

— Может ты и прав Грудина пропеарит нас и наш рейтинг пойдет верх, — улыбнувшись сказала я.

За разговором мы не заметили как доехали. Вечером когда дети разошлись Лев сказал о том что в среду будет суд.

— Уже?

— За деньги такого рода дела решаются, быстрее чем ты думаешь? — листая наш свадебный альбом сказал Лев.

— Да уж я знаю Сокольский в свое время меня просветил, — вздохнув, кивнула я.

— За твоей спиной не малоизвестные личности знаешь меня ты взяла не только харизмой голосом но и упорством ты неординарная личность ты не такая как все, — увлекая, меня на постель, прошептал Лев, нежно перебирая мои волосы.

Утром я проснулась от звонкого смеха Димочки и баса братьев.

— Насть, сегодня у Дениса родительское собрание Дина вызвалась пойти ты не против? — надевая рубашку спросил Лев.

— Нет, я буду только рада, хотя должна делать это сама.

— В следующий раз сходишь. Насть наши дети на нас не в обиде потому как шоу бизнес не обошел их стороной у Дениса с Виктором все расписано на год вперед и хоть детства они не видели но они так же как и ты не мыслят себя без музыки.

— Так же как Лешка без курсов по психологии, — вздохнув, добавила я.

— Знаешь я даже ни на йоту не сомневаюсь, в том что из него получится хороший психолог так же как что из Танечка будет известным в столице модельером.

— Только не говори мне что Дима будет актером, — вздохнув, попросила я.

— А почему нет? Актеров в нашей семье пока еще не было.

— Он будет на коне, если его кто-то будет, продвигать, в столице одного таланта мало, — прервав Льва сказала я.

— Ты стала циничной, — вздохнув, заметил Лев.

— Такой меня сделала жизнь, — отойдя к окну сказала я.

— Тут с тобой не поспоришь по тебе можно книгу написать, — кивнул Лев.

— Может когда-нибудь и напишу.

— Насть сегодня у нас с тобой не простой день будем репетировать новую песню: «Ангел в сердце»

— Я знаю. Лев думаю пора присоединиться к детям.

— Ты права они и так видят нас от случая к случаю и то по вечерам, — вздохнув сказал Лев.

Дети оживлено что-то обсуждали когда мы пришли. Дима сидел за столиком ел рисовую кашу и пил морковный сок.

— Дети Анатолий ждет вас.

— Идем, — вздохнув, пробурчал себе под нос Никита.

Таню на подготовительные курсы отвез Удав в 15:35 он отвезет ее в школу моделей. Взяв полотенце я скрылась в ванной, откуда связалась с Диной.

— Я тебя слушаю. Насть я уже подъехала, могу быть в вашем распоряжение до 17:30 потому что родительское собрание в 18:00 часов.

— Дин спасибо как Сонечка?

— Хорошо но Насть постоянно ходить на собрания я не смогу сама понимаешь, ладно поговорим когда приду, — вздохнув сказала Дина.

Надев голубое платье я, распустив волосы, сев возле зеркала подумала, о том что моя мечта сбылась я звучу, из радиоприемников страны мелькаю, с экраном телевидения пусть мне пришлось пройти путь к славе через мужиков неважно главное результат.

— Шикарно выглядишь, — прервав мои размышления сказала бесшумно зашедшая в студию Дина.

— Спасибо.

— Слышала, вы сменили композитора с Яншинова на Дутлова Сергея Витальевича.

— Да это так более того у нас изменился муз режиссер теперь у нас Арник Яков Богданович.

— Скоро суд не волнуешься?

— Волноваться, будут другие Земский Мурат Яковлевич ни одну собаку, съел по таким делам.

— Ну, что по дива готова к репетиции, — развернув меня к зеркалу сказала Дина.

— Ого, это я?

— Ты кто же еще.

Муз режиссер приехал чуть раньше ожидаемого за два часа прорепетировали и записали три песни.

— Ну, что перерыв пятнадцать минут? — обняв меня за плечи спросил Лев.

— Пожалуй, — улыбнувшись, ответила я.

— Алиса Сергеевна принесите нам кофе, — выйдя из студии сказал Лев.

— Хорошо.

— Насть завтра поедем в наш продюсерский центр «Сирена».

— Ты мне не говорил о нем.

— Потому что шел, ремонт вообщем я решил сделать тебе сюрприз администратор центра Гурина Арина Владимировна подруга моей сестры так что насчет нее можешь не сомневаться она уже, набросала план ближайших мероприятий.

— То есть завтра мы можем туда поехать?

— Да там нам точно никто не помешает репетировать к тому же через неделю у нас в Лужниках концерт.

— И суд с Дмитрием, — поморщившись, пробурчала я.

— Ничего не поделаешь когда дело доходит до бизнеса родственные связи летят в тартарары, — вздохнув сказал Лев поставив пустую чашку от кофе на стол.

— Ну, что продолжим? — заглянув в лоджию спросил Яков Богданович.

— Пожалуй, — кивнул Лев.

Уйдя, с головой в запись и проигрывание песен мы не заметили, как пролетело время.

— Два часа ночи думаю что пора закругляться, — посмотрев на часы подойдя ко мне сказал Лев.

— Господи бедные дети они нас даже не слышали, — зевнув, пробормотала я.

— Как раз слышали, и поверь, они нами, гордятся, — взяв меня за руку тихо сказал Лев.

— Яков завтра встречаемся в продюсерском центре в 13:30.

— Хорошо.

Коснувшись, подушки я моментально заснула, проснулась от заливистого смеха Димочки. Набросив халат я, связав, волосы в хвост, спустилась вниз. Закрывшись в ванной я, включив воду, напела припев новой песни.

— Ты уже встала? — зевнув спросил сонный Лев под дверью.

— Еще не поняла, — впустив, Льва в ванную ответила я.

— Ничего детка пламенный секс пробудит тебя, — увлекая меня на кафель сказал Лев.

Мы так увлеклись, что с трудом, расслышали зазвонивший телефон.

— Алло, — взяв трубку, ответила я.

— Анастасия куда вы пропали? — вздохнув спросил Яков.

— А который час?

— Без пятнадцати два.

— Через час мы будем.

— Лев наш муза режиссер уже там наш администратор тоже.

— Ты Арину имеешь в виду?

— Ее ведь администратор она, если я не ошибаюсь?

— Она и Жана она твой костюмер Дина гример как я тебе уже говорил свой дар, она решила закопать далеко— далеко видеть проблемы и чувствовать боль посторонних людей не просто.

Достав кремовое платье от Армани я, надев его заколов волосы, алмазной заколкой, сделав не броский макияж, спустилась вниз.

— Для повседневной жизни сойдет, а для выхода в свет с тобой будет работать Дина, — тихо сказал мне Лев когда мы подошли к машине.

— Неужели так плохо что? — я тяжело вздохнула.

— Детка тобой должны заниматься профессионалы Дина ни одну собаку в этом деле съела, к тому же ты всегда должна выглядеть как бриллиант ты не обычная женщина ты звезда тебя любят, поклонники так соответствуй их представлению о кумире.

— Ты прав, — остыв, буркнула я.

— Я рад что мы поняли друг друга, — нежно потрепав меня по щеке сказал Лев.

Подъезжая к продюсерскому центру я, увидев в окно десяти этажное бронзовое отделанное резью здание с позолоченной вывеской «Продюсерский центр Туша Сирена» я присвистнула.

— Впечатляет? Детка ты сама владелица продюсерского центра после меня так что сейчас Арина даст тебе договор ты его подпишешь.

— А что у нас с агентом?

— Игорь держит, ситуацию под контролем тем более что утром мне звонил Ларионов Олег Степанович сказал что это дело, выиграем, с легкостью все просто Димка, поскупился на судью, а выигрывает, тот кто, платит больше.

Когда я только стала знакомиться с азами шоу-бизнеса я была в ужасе у меня волосы на голове шевелились от осознания того что деньги решают все без денег да и без богатого покровителя или папика с которым у тебя интим ты ничто но надо отдать покойной биологической матери Льва: Вербинской Авроры Владимировне, которая быстро вправила мне мозги, сказав что, если я хочу чего-то добиться, в шоу-бизнесе мне надо, принять правила игры шоу-бизнеса наступив своим принципам на горло.

— Насть мы уже приехали, — прервав мои размышления сказал Лев.

Не успела, я выйти из машины меня обступили поклонники, раздав, автографы я вернулась ко Льву.

— У нас с тобой оглушительный успех еще что будет покорим Евровидение.

— Все это мечты побеждают те за кого выложили приличную сумму плюс дело политики.

— Детка это не должно тебя парить на Евровидение мы поедем, и возьмем, первое место, можешь даже не сомневаться, — прервав меня сказал Лев.

Иногда его самоуверенность коробит впрочем, я буду рада, если будет так как он говорит, — вздохнув, подумала я, слушая Льва.

— Ау нас давно заждался Лев с Ариной, — спустив меня на землю сказал Лев.

— Прости задумалась.

Репетиция длилась, три часа после репетиции брюнетка с колючим взглядом, вручила мне, документ по, которому я являюсь совладелицей продюсерского центра.

— За что он тебя только любит! — поджав губы, процедила Арина.

— Даже если мой муж с тобой переспал это ничего ровным счетом не значит, мужики полигамны, а ты лучше не порть со мной отношения, а то ведь и работы можно лишиться.

— Ну, ты и… она замолчала, когда в студии появился Лев.

 

 

ГЛАВА 9

 

— Лев может ты объяснишь, мне что это значит? На каких основаниях эта мадам мне грубит? — кивнув в сторону Арины, рявкнула я.

— Без понятия, наверное, дамочка лелеет, надежду стать моей любовницей ей невдомек почему ее чары на меня не действуют, придется ее уволить Регина уже, занимается приказом об ее увольнение я ни хочу, чтобы моя звездочка напрягала связки это вредно для голоса.

— Лев твоим администратором может стать Дина моим стилистом может быть и Жана, — сказала я когда за разъяренной женщиной закрылась дверь.

— Семейный подряд? — скривившись спросил Лев.

— Лев это сейчас сплошь да рядом к тому же Дина свой проверенный человек, — прервав Льва сказала я.

— Ты права.

Взяв телефон он связался с Диной.

— Алло. Дин ты не могла бы подъехать на Красноармейскую.

— В продюсерский центр?

— Да.

— Могу.

— Мы будем тебя ждать, надо переговорить.

— Я поняла и я согласна, — услышала я.

— Ну, что проиграем альбом еще раз? — а то ведь через день у нас концерт, в Лужниках подмигнув мне спросил Лев.

— Я только за.

— Ребята, а я думал на сегодня все, — зевнув, пробубнил себе под нос Яков.

— Покой нам только сниться через день у нас концерт сам понимаешь все должно быть без задоринки на каждом концерте мы, выкладываемся по полной программе и этот концерт должен стать не исключением.

За репетицией песни: «Ты в моем сердце» мы, не заметили как, подъехала Дина.

— Хороший голос у тебя Анастасия, — подойдя, ко мне, заметила Дина.

— Дин тут такое дело.

— Вам нужен администратор глаза и уши в шоу — бизнесе? — вздохнув, спросила Дина.

— Да и я хочу чтобы ты стала. Арт. директором Анастасии следила, за графиком наших выступлений вообщем Регина ведет тебя в курс дела.

— Я буду рада вам помочь, кстати, суд вы выиграете без труда.

— Могла бы и не говорить мы и так знаем Ларионов Олег Степанович заверил нас в полной защите авторских прав в нашу сторону братец маловато дал Снегирю для того чтобы суд был на его стороне.

— Брат ты ходишь по лезвию ножа, — вздохнув, проворчала Дина, подписывая договор с нашим продюсерским центром.

— Знаю но отступать не собираюсь в шоу — бизнесу либо ты, либо тебя Димка по жизни мне завидовал он может только пакостить да, торговать краденым антиквариатом на большее он не способен ноль без палочки, — поморщившись, добавил Лев.

— Лев нам пора, — прервав Льва сказала я, посмотрев на часы.

— Ты права как не говори, а судебная тяжба не из приятных, — кивнув сказал Лев.

Окунь молча курил у машины когда мы подошли.

— В школу за Танечкой заедем, — посмотрев на часы сказала я.

— Хочешь уделить внимание дочери? — вздохнув спросил Лев.

— И не ей одной по пути заедем за мальчиками как раз репетиция у них закончиться через час.

— А ты ни про кого не забыла? — покачав головой спросил Тушинский.

— Ты прав, — опустив глаза, пробормотала я.

— Быть не самым любимым ребенком горько и больно думаю, что Алексей не, заслужил к себе такого пренебрежительного отношения лишь потому что копия своего биологического отца, — тяжело вздохнув сказал Лев.

— Ты прав к тому же через неделю у него на курсах психолога психологический семинар он готовится только я вряд ли смогу пойти у нас гастроли.

— Гастроли у нас через месяц. Насть не ищи отговорки потом может быть поздно.

— Ты прав я никчемная мать и я махнула рукой.

— Прекрати ты хорошая мать просто на всех у тебя не хватает, любви и времени поверь, сцена от тебя не убежит у тебя, есть я так что о детях, не забывай.

— Ты прав, — кивнула я, набирая номер Алексея.

— Мам я еду домой вместе с Ником и Виктором за нами приехала Людмила Николаевна, а что ты хотела?

— Забрать вас мы думали вы еще в студии.

— Нет, мы уже освободились.

— Ну, что за Танюшей? — подмигнув мне спросил Лев.

— Пожалуй.

Татьяна о чем-то оживлено болтала с синеглазой белокурой девочкой когда мы подъехали.

— Мама? — приподняв бровки, спросила дочь.

— Ты удивлена?

— Да я думала за мной приедет гувернантка.

— Решила сделать тебе сюрприз.

— Он удался, мам ты, представляешь Голубева Альбина будет учиться со мной в одном лицее.

— Я рада за тебя милая, — потрепав дочь по волосам сказала я.

Увидев меня Дима, подбежав ко мне, повис на моих руках.

— Вы ужинали? — посмотрев, на часы спросила я няню.

— Да час назад.

Как же быстро летит время в сентябре наша малышка пойдет в первый класс, — наблюдая, за мглой за окном мысленно, размышляла про себя я.

— О чем так задумалась? — обняв меня за талию хрипло спросил Лев.

— О том что мы оглянуться не успеем, как наши детки, станут совсем взрослыми.

— Рано или поздно это случится и ты должна будешь быть к этому готова, — увлекая меня на постель хрипло сказал Лев.

Заснув, под утро мы с трудом проснулись в первом часу к счастью заседание часа назначено на 14:00 часа.

— Насть, Жана уже подъезжает.

— Она метеор?

— Нет, просто недалеко живет так что все под контролем.

Через час Жана была, у нас завив, мне волосы она закалов изумрудной заколкой мне волосы, помогла мне надеть платье цвета морской волны. Макияж я решила сделать не броский как никак иду в казенное заведение.

— Настя ты выглядишь шикарно, — одарив меня горячим поцелуем сказал Лев.

— Ты тоже, — кивнув на черный смокинг и завитые волосы сказала я.

— Лев Сергеевич машина пришла, — прервав нас сказала домработница.

— Спасибо вы можете идти, — прервав женщину сказал Лев.

Не успели, мы выйти из машины как нас, атаковали журналисты. С трудом пробравшись, в зал суда мы выдохнули.

— Думаешь, ты, выиграл? — подлетев, к Тушинскому, зашипел Дмитрий.

— Я не думаю я знаю, — сухо оборвал братца Лев.

— Прошу пройти в зал суда, — прервав стычку мужчин сказала секретарь.

Несмотря на вылитый ушат грязи Смирнова в наш адрес суд мы выиграли, Ларионову, удалось доказать что ни Тушинский Дмитрий Сергеевич, ни Авдотья не имеют отношения к альбому «Пой девочка пой» с нашей стороны было трое свидетелей со стороны Дмитрия только Ирма администратор Дмитрия.

— Ты об этом еще пожалеешь, — прошипел Дмитрий на прощание Льву когда мы выходили из зала суда.

— Грозить мне не советую, — сжав, кулаки глухо, прошипел Лев.

Уф как же все это муторно но главное то что альбом, с которым связан этап моего творческого пути со мной, — вздохнув, подумала я, садясь в машину.

— Насть о чем задумалась, — спросил Лев набирая номер матери.

— Я рада что нам удалось отстоять авторские права на незаконно присвоенный себе альбом, — разведя руками сказала я.

— Насть я же обещал тебе что все будет тип топ, — взяв меня нежно за руку сказал Лев.

— Лев ау! Почему молчишь? — раздался в трубке недовольный голос Виктории Павловны.

— Так ты не сразу взяла трубку.

— Суд выиграли? — вздохнув, спросила женщина.

— Да.

— Я и не сомневалась, кстати, он был, у нас, устроил грандиозный скандал назвал нас нелюдями обвинил меня в том что я никогда его не любила! Каков наглец, а кто постоянно вытаскивал, его из передряг то он связался, с наркотиками то влез в антикварный магазин.

— Ну, я тоже был не агнец.

— Но у тебя хватало ума не палиться ладно как там Настя.

— Рада что нам удалось отстоять авторские права ты же знаешь музыка для нее все.

— Да я уж знаю здесь мы с ней схожи я так же как, и она, не мыслю себя без Дома моды ладно, передавай ей привет, а то у меня на проводе вторая линия твоя тетя из Парижа.

— Натали де Боа?

— Да.

— Передавай ей привет.

— А ты не говорил мне о том что твоя тетя француженка, — зевнув, заметила я.

— А ты никогда и не спрашивала. Насть завтра семинар у Алексея ты не забыла? — отложив в сторону газету спросил Лев.

— Не забыла теперь я стараюсь быть внимательнее к детям, а то скоро мамой начнут называть Людмилу Николаевну, — вздохнув, пробурчала я.

Зайдя в дом я, услышав, распевку сыновей, всплакнула от умиления.

— У нас с тобой талантливые дети, — обняв, меня подметил Лев.

— Лев спасибо тебе за то что ты возродил и зажег, меня ведь без музыки я бы умерла.

— По-другому и быть не могло, я давно тебя разглядел, только вот ты постоянно делала ставки не на тех жеребцов, — покачав головой, пробурчал Лев.

— Чего уж говорить молодая была надо было все и сразу тогда я не думала о том что будет потом я хотела быть известной певицей сразу.

— И ты ею стала, только в планы твоих продюсеров не входило заниматься твоей карьерой.

— Чего уж говорить мне крупно повезло когда судьба свела нас вновь, — взяв Льва за руку сказала я.

Зайдя в детскую к пятилетнему Диме я, заметив, на столе рисунок с пейзажем, позвала Льва.

— Лев ты только посмотри.

— Раиса Сергеевна это чудо?

— Мы уже и пишем и считаем, планируем изучать латынь.

— Раиса Сергеевна пройдемте в библиотеку нам надо переговорить.

— Дмитрий с завтрашнего дня будет ходить дошкольное учреждение «Домовой» но это не значит, что вы перестанете, готовить его в школу просто ему нужно общение со сверстниками так что по понедельникам забирать из школы будете вы, а по средам четвергам бабушка.

— Он будет у вас либо скульптором, либо художником.

— Мама красиво? — подбежав ко мне с нутемортом спросил малыш влетев в библиотеку.

— Красиво но больше никогда не перебивай взрослых, — строго сказала я.

— Раиса Сергеевна отведите ребенка в столовую скажите Алисе Сергеевне, чтобы налила ему супа.

— Хорошо, Анастасия Юрьевна.

— А мы что ужинать не будем?

— Будем просто я хочу, чтобы наш сын соблюдал режим.

— Не слишком ли ты к нему строга?

— Моя строгость вреда еще ни кому не принесла, вон, посмотри на старших Танечка вся в дизайне одежды мальчики в музыке Алеша в психологии, а из Виктора получиться хороший композитор.

— Я знаю. Насть ты заменила ему мать спасибо тебе.

— Лев твой сын это мой сын, — прервав мужа сказала я.

— Мама! Папа! Вы где? — на перебой позвали нас дети.

— Уже идем! — крикнули мы.

— Похоже, нас с тобой давно заждались, — разведя руками сказала я.

— Похоже на то.

Дети оживлено что-то обсуждали когда мы зашли в столовую.

— Никита завтра в 14:50 у вашего брата семинар по психологии он всех пригласил в центр «Источник жизни».

— Мы обязательно придем.

— Я рада, что вы нашли время и.

— Мам о чем ты говоришь он наш брат, даже если бы у нас была, репетиция мы бы, ее перенесли, — прервав меня сказал сын.

У нас дружная семья сейчас это редкость, — мысленно подумала про себя я, снимая макияж.

— О чем так глубоко задумалась моя певьчья птичка? — одарив меня горячим поцелуем спросил Лев.

— О том что у нас дружная семья, — улыбнувшись, ответила я.

Лежа у Льва на плече я, прокручивая свою жизнь назад, словно пленку порой жалею, о том что, не разглядела в нем продюсера с большой буквы. Тогда он казался мне каким-то «робким» на фоне Верша, Смолы не говоря уж о Смоле. Видимо свыше были даны испытания мне не просто, раз за славу я заплатила горькую цену вздумав играть роль любящей жены что со Смолой что с Сокольским что с Вершем, если б не деловое предложение не знаю что со мной было, — поигрывая волосками мужа, мысленно размышляла про себя я.

— О чем так глубоко задумалась? — приподнявшись на локте спросил Лев, словно прочитав мои мысли.

— О том как бы сложилась, моя карьера разгляди я в тебе мега продюсера сразу.

— Мы бы взяли первое место на Евровидение впрочем, еще не вечер еще все впереди.

— Что ж не будем копаться, в прошлом будем жить настоящим, — улыбнувшись сказала я.

Заснув, под утро мы проснулись в первом часу.

— Ого, вот это мы дали, — взяв полотенце сказала я.

— Насть надо поторопиться, — набирая номер Дины сказал Лев.

— Ты прав, — зевая пробурчала себе под нос я.

В пятнадцать минут второго Дина была у нас.

— Надень голубое платье волосы я тебе, заколю наверху, надень алмазные серьги.

— Думаешь?

— Уверена.

В половине второго дети были в сборе.

— Мама ты классно выглядишь! — подойдя ко мне сказал Никита.

— Спасибо родной.

— Таня ты едешь с нами?

— Конечно, семинар у нашего брата как я могу не поехать.

— Анастасия Юрьевна машина уже пришла, — прервав нас зайдя в гостиную сказала домработница.

— Спасибо, Алиса Степановна вы можете идти к нашему приходу для меня запеките рыбу, сделайте овощной салат для детей сделайте отбивные, запеките картофель Диме сварите гречневую кашу и борщ.

— Хорошо Анастасия Юрьевна, — сделав заметки в своем блокноте сказала женщина.

Не успели, мы выйти из дома как попали в объектив фото камер раньше меня это порядком, раздражало, потом привыкла, что поделаешь себе я, не принадлежу.

— Мама ты мега популярна, — воскликнули, дети когда мы скрылись в машине.

— Да я знаю просто порой от такой славы начинаешь уставать, — вздохнув сказала я.

— Ты любима поклонниками не это ли счастье? — прервав меня спросил Лев.

— Счастье только порой этих журналюг хочется убить.

— Полностью с тобой согласен но они выполняют свою работу, — прервав, меня тихо, шепнул мне на ушко Тушинский.

Пожалуй, муж прав только вот слишком уж Регина пронырлива и дотошна, — мысленно возразив Льву, подумала я, зайдя в психологический центр с позолоченной табличкой: «Источники жизни» имени Сикорского Ярослава Витальевича.

— Лев я благодарна тебе за то что ты позаботился, об обучении Дмитрия в этом заведении я подумать не могла что здесь, проводят курсы для будущих психологов с последующим обучением, — повернувшись к Тушинскому тихо сказала я.

— Ради наших детей я сделаю все, кстати, через год едем в Сочи на Евровидение с дебютной песней: «Твои глаза».

— Ты написал новую песню?

— Выкупил у Донского который работал с Димкой пока того не посадили на пятнадцать лет за торговлю краденым антиквариатом.

— Не думала что ты такой кровожадный, — хмыкнув, покачала я головой.

— Дмитрий был прав вдвоем на сцене нам было бы тесновато тут либо он король шоу-бизнеса, либо я третьего как говориться, не дано.

— Мама! Папа заходите в зал! — прервав нас сказал вышедший из актового зала сын.

— Идем.

Мальчики оживлено что-то обсуждали, а Таня копалась в телефоне.

— Тань отключи мобильник, — повернувшись к дочери сказала я.

— Я собиралась, надувшись, пробурчала Татьяна.

Слушая, сына я пришла, к выводу что из него выйдет хороший специалист. После семинара я познакомилась, с руководителем психологических курсов Сикорским Ярославом Витальевичем он оказался мужчиной чуть за шестьдесят в очках.

— Я буду рад вести вашего сына и после окончания школы насколько я понял, он настроен решительно.

— Вы правильно понял.

— Настенька, а не оставите свой автограф для моей жены? — сняв очки спросил мужчина.

— Оставлю, — чиркнув автограф ему на книжке сказала я.

Когда мы приехали стол был накрыт оперативно, однако свекровь курила в лоджии когда я к ней подошла.

— Как все прошло? — тихо спросила она.

— Хорошо Алексея все хвалят, говорят далеко пойдет.

— Значит так оно и будет. Дмитрия убили в СИЗО, — смахивая слезы, прорыдала женщина.

Честно говоря, я не знала что и сказать ей ведь Дмитрия я знала совсем немного и то из слов своего мужа.

— Лев! Иди, сюда твоего брата, убили в СИЗО.

— Мама! Мне жаль но он ходил по лезвию ножа кинул на деньги Туза, а Туз человек авторитетный кидалова не прощает.

— Я знаю просто легче от этого не становиться, ты мне так нужен я понимаю что концерт и… женщина завыла в голос.

— Мам концерт мы отменим, только, не плачь, — прижав мать к груди сказал Лев.

— Дина! Где ты твоей матери, плохо может есть какой, — нибуть отвар?

— Ей поможет пустырник, — выйдя из гостиной с лекарством в руке сказала женщина.

— Я знала, что он плохо кончит, — махнув, рукой сказала Дина когда женщина заснула.

— Возможно он чувствовал себя обделенным любовью и.

— Глупости мать баловала, его с малых лет вот и результат из него, вырос эгоист, считавший себя королем остальных, считая своей свитой так тоже нельзя! Прости меня господи за такие высказывания о покойном но так оно и есть! — перекрестившись сказала Дина.

— Кто мог его убрать знаешь?

— Валет правая рука Туза.

— Я так и думала, — облегчено вздохнув, пробормотала я.

— Зря подумала, на Льва он хоть и не ненавидел Дмитрий на это не пошел бы.

— Знаю просто я.

— Просто ты боишься довериться мужчине на все сто процентов, — договорила за меня Дина.

— Да.

— Я тебя хорошо понимаю, но Лев не тот человек, который использует женщин как вещи.

— Я это уже поняла просто страх быть кинутой так и остался ведь начинать все с нуля в моем возрасте я тяжело вздохнула.

— Ничего не поздно вон одна экс солистка группы: «Старт» Евгения Жемчужная уйдя, со скандалом из группы в сольное плавание ни о чем не пожалела, хотя ей уже за сорок.

— Это да тут с тобой не поспоришь.

— Девушки вы куда пропали? — прервав нас спросил Лев.

— Мы здесь.

— Насть я звонил нашему. Арт. директору отменил, концерт короче нам платить неустойку Игорь уперся как олень мать его.

— Ничего не поделаешь это шоу — бизнес никто ни кому сочувствовать не будет дашь, слабину тебя заклюют, — разведя руками сказала я.

— Ты стала прожженной и жесткой чем была, когда мы, объединились, — вздохнув, заметил Лев.

— Такой меня сделала, жизнь Лев пойдем к гостям они нас заждались, — тяжело вздохнув сказала я.

В первом часу гости разъехались, по домам не удивлюсь, если уже в утренних газетах будет пестреть статья об убийстве брата Тушинского в СИЗО, — нанося крем, на лицо мысленно рассуждала про себя я.

— Насть нам надо поговорить, — постучав в дверь сказал Лев.

— Я выйду через десять минут.

— Хорошо я буду в библиотеке.

Надев голубой халат я, распустив волосы, выйдя, из ванной, поднялась на второй этаж. Дверь была, приоткрыта Лев молча курил у окна, наблюдая за дождем стучащему по стеклу.

— Насть в морг я поеду, с матерью один ей нужна моя поддержка, а ты отрепетируй репертуар через неделю у нас концерт.

— Неужто Игорька уломал? — покачав головой, спросила я.

— Уломал у нас с ним свои терки.

— Лев! Ты.

— Насть это не твоя печаль, — прервав меня сказал Лев.

Только этого мне не хватало Лев, справляет дурь за границу ходит по лезвию ножа, а если его посадят что будет со всеми нами? — схватившись, за голову, думала про себя я, листая фотоальбом.

— Детка котик хочет тебя, — подхватив меня на руки хрипло сказал Лев срывая с меня халат.

— Киска тоже тебя хочет, — поигрывая, его волосками, промурлыкала в ответ я.

Заснув, под утро я, проснулась в гробовой тишине. Надев халат я, связав волосы в хвост прошла в столовую.

— А где дети?

— Мальчики в школе Алексей у себя в комнате в школу ему со второй смены на курсы к 15:00 часам как раз тогда когда закончит, учиться Татьяна тоже в школе Дима в саду Раиса Сергеевна отвезла с утра.

— Что у нас на завтрак?

— Овсяная каша с черникой и свеже выжатый морковный сок.

— На ужин отварите, мне омара с овощами для остальных сделайте, гуляш со спагетти Лев их очень, любит.

— Хорошо Анастасия Юрьевна.

— Алиса Степановна, а где Лев? — посмотрев, на часы зевая спросила я.

— Так он вместе с Викторией Павловной и Диной Сергеевной уехали в морг за телом завтра ведь похороны Льву Сергеевичу еще договариваться с ритуальной организацией о похоронах.

— Точно совсем вылетело из головы, — вздохнув, пробурчала я себе под нос.

— Уже вчера договорился за деньги Алиса Сергеевна обо всем можно договориться за день до похорон, — прервав домработницу сказала я.

Приняв, душ я набрала Якова.

— Хочешь отрепетировать репертуар несмотря на траур? — хмыкнув спросил мужчина.

— Траур не у меня и стоять на месте я не собираюсь к тому же Тушинский сам сказал мне репетировать живое живым мертвое мертвым.

— Я подъеду через сорок минут.

— Хорошо.

Надев, бардовое платье, я заколов волосы, шпильками нанеся броский макияж, набрала Льва.

— Алло как там Виктория Павловна?

— Держится, а ты Якову позвонила?

— Да нехорошо что рядом с тобой меня нет представляю, что напишут в прессе.

— А по барабану тем более что черное словцо в наш адрес нам не помешает.

Подойдя к окну я, заметив иномарку Якова, облегчено вздохнула обычно его приходиться ждать два часа, если не три.

— Алиса Сергеевна, — позвала я домработницу.

— Что Анастасия?

— Принесите Якову Сергеевичу кофе с коньяком мне зеленый чай с жасмином.

— Хорошо.

Яков был, одет в серый костюм в белую рубашку от Армани волосы, были зачесаны назад, будто он ехал не на репетицию, а на свидание.

— Ты как всегда прекрасна.

— Яков давайте перейдем к делу, — сухо прервав мужчину сказала я.

— Прости просто ты.

— Между нами сугубо деловые отношения, — ледяным тоном оборвав мужчину сказала я.

— Но я хочу тебя не ломайся тебе же тогда было хорошо, — попытавшись, повалить меня на стол прохрипел мужчина.

— Окунь! — завизжав, закричала я.

Через пять, минут Игорь был, в комнате оттащив, от меня Якова он врезав, ему пару раз в челюсть, выставил вон.

Придеться Льву звонить Донскому Стасу, который покинул нас по семейным обстоятельствам, — вздохнув, подумала я, набирая номер Льва.

— Насть что случилось?

— Это не телефонный разговор но репетиция сорвалась.

— Твою же мать я же, видел что он неровно к тебе, дышит! Ладно, поговорим вечером.

Лев приехал, мрачнее тучи его мать на таблетках, подскочило давление до двести ели, сбили.

— Насть я знал, что он гнида но чтоб до такой степени Стасу я уже позвонил, отрепетируете во вторник за день до концерта похороны завтра в девять утра, — потягивая виски в которое я добавила снотворное сказал Лев.

Это хорошо что он не знает о моей измене, — покрывшись, ледяным потом подумала про себя я. Господи что же будет, если Яков не станет молчать, надо его убрать, набирая номер Учая, — подумала про себя я.

— Алло. Леди ты что ли?

— Я надо бы встретиться, — глухо сказала я.

— Судя по сему надо кого-то пришить?

— Ты задаешь слишком много вопросов.

— Хорошо давай в «Дельта» через час.

— Идет.

Хорошо что в нашем доме есть черный ход, надевая рыжий парик, подумала я.

Виктора я узнала, с трудом из худосочного парнишки он превратился в добротного мужчину.

— Здесь лимон триста за убийство вот этого чела гадать, будет ли он молчать или нет я не могу.

— Что переспала, с челом вспомнив о Туше, дала заднюю? — покачав головой спросил Виктор.

— Тебя это не касается вообщем все должно выглядеть как сердечная недостаточность.

— Понял.

Лев сладко спал когда я, переодевшись, юркнула в постель. Проснувшись, от звонкого смеха детей я схватилась за голову, чтобы договориться со своей совестью я вчера перебрала.

— Настя! — покачав головой, пробурчал Лев.

— Лев не начинай и так плохо, — взяв полотенце, пробурчала я.

— Прости кстати вчера ласты склеил твой обидчик сердечко того.

— Надо же, а по нему нельзя было сказать что он сердечник.

В душе я дала, себе слово больше никогда и ни с кем не изменять Льву я не могу, рисковать тем что у меня, есть Лев стал детям замечательным отцом.

— Не дрожи как осиновый лист можешь выдать себя, — глухо сказала Дина, дав мне какой-то отвар.

— Я.

— Лев ни о чем не узнает, Виктор любит тебя и никогда не навредит, а ты я думаю, усвоила урок.

— Усвоила.

— Уйми свою нервозность, — залив волосы муссом сказала Дина.

— Ты права.

— Макияж сделаем ели заметным все-таки похороны.

— Это даже не обсуждается я все понимаю.

— Несмотря на кризис в отношениях вы будите вместе, — вдруг заглянув сквозь меня сказала Дина.

— Дай бог чтоб так оно и было.

— Ты не даешь Льву поводов для ревности он верит, тебе как себе у него даже мысли, не возникнет что его певьчья птичка сходила налево.

— Тише ты, — залившись краской, попросила я.

— Он у вас в комнате так что не услышит, не бойся.

— Дин спасибо тебе за то что ты.

— Зато что не сдала брату? Детям нужна полноценная семья да и привязала, ты его к себе намертво без тебя он, сгорит за месяц.

— Девочки! Пора дети заждались, нас в машине Окунь уже несколько раз звонил, — прервав, нас сказал Лев одетый в черный смокинг волосы связал в хвост.

Как же ты хорош, — подумала про себя я, садясь в машину.

Народу на кладбище было много больше со стороны Дмитрия.

— У всех фей-с бандитский, — шепнула я, Дине кидая ком земли на могилу.

— Ничего удивительного он в лихие 90-е состоял в преступной группировке.

— Ну, ни фига себе.

— А ты как думала братец у меня далеко не агнец.

— Для меня это не новость, — прервав Дину сказала я.

На свекровь было, больно смотреть, хоть ее сын, был гадом он, был ее сыном.

— Насть нам пора, — подойдя ко мне сказал Лев.

— Поминать будем в ресторане?

— Да в «Куполах посидим, хотя бы часок.

— Хорошо.

Увидев в окно розовое здание с бронзовой табличкой «Купола» я мысленно присвистнула. Увидев на первом этаже фонта я, не поверила своим глазам больше всего мне, понравились полированные столы и стулья в стиле эпохи девятнадцатого века.

— Насть у нас третий столик, — прервав мои размышления сказал Лев.

— Иду.

— Ну, как тебе ресторанчик? — тихо спросила меня Дина за столом.

— Нормально, честно говоря, я здесь впервые.

— Это говорит о том что вам с Левой пора освежить отношения так и до беды не далеко.

— У нас гастроли на носу, какая уж личная жизнь, — махнув рукой, пробормотала я.

— Вот и плохо музыка, конечно, вас связала но, и отвлекаться от рабочего процесса тоже иногда надо.

— Настя спасибо за поддержку, — смахивая слезы сказала свекровь.

— Вик ну что ты, в самом деле, жаль парня конечно но он сам пошел не по той дорожке, — взяв свекровь за руку сказал свекор.

— Тимур ну ты можешь успокоить! — всплеснув руками, пробурчала свекровь.

— Мать жизнь продолжается, есть ради кого жить.

— Ты прав но так больно как будто умерла частичка меня, — смахивая слезы всхлипывая сказала свекровь.

— Вика время лечит, — обняв свекровь сказал отец Льва.

— Отец нам пора, — подойдя к отцу сказал Лев.

— Езжайте мы и так засиделись, — взглянув на часы сказал свекор.

— Хорошо, что не взяли с собой детей, — посмотрев на часы сказал Лев открывая дверь машины.

— Ты прав, — зевнув, кивнула я.

Дом встретил нас тишиной что неудивительно приехали мы во втором часу ночи.

— Завтра поедем, в студию где нам никто, не помешает, — закурив сказал Лев.

— Прогонять новый альбом?

— Два предыдущих и новый «Небеса».

— Лев в прессе из убийства твоего братца раздули такое на твою мать больно смотреть.

— Нам с Диной тоже но ничего не поделаешь как бы там ни было жизнь продолжается, а время лечит.

— Тут ты прав, — вздохнув, кивнула я.

— У нас завтра репетиция ты не забыла? — закурив спросил Тушинский.

— Не забыла главное чтобы Стас об этом не забыл.

— Не забудет, можешь не переживать.

Заснув, под утро мы впервые проснулись в первом часу. Мой телефон брякнул, взяв, его в руки я прочла: «Я знаю о твоих шашнях с Яковом плати три лимона и мы в расчете» Изольда. Бог мой да это же его племянница господи что же делать! — потирая виски, лихорадочно соображала я. Я, конечно, могу заказать ее Чую но я не могу перебить полгорода выход один обратиться за помошью к подруге Дины Зарине она, наведет на девицу порчу в противном случая я, потеряю все.

— Насть ты там не умерла? — забарабанив по двери спросил Лев.

— Нет, я уже выхожу, а где дети? — зевая спросила я.

— Дима в саду мальчики в школе Алексей на курсах с них поедет в школу, кстати, завтра в детсаду Веселые старты начало в 16:35.

— Думаю что устроить выходной мы вполне себе можем, а то дети скоро забудут, как мы выглядим, — выйдя, из ванной, подметила я.

— Думаю что да.

Я мерила комнату шагами когда пришла Дина.

— Что тебя шантажирует его любовница?

— А разве она не его племянница? — закрыв, лицо руками глухо, спросила я.

— Нет что ты у Якова никогда не было племянницы хочешь, навести, на нее порчу что ж я тебе в этом помогу, только будь, готова к расплате ее фото я, раздобыла в личных вещах покойного через свои каналы, — протянув мне фото рыжеволосой полуголой девицы, — сказала сестра Льва.

— Какая потасканная девица, — поморщившись, пробурчала я себе под нос.

— Так она наркоманка.

— Теперь понятно, откуда ветер дует, детка, решила на мне подзаработать себе на дозу, — отойдя к окну, пробурчала я.

— С Зариной я переговорю, и тебе скину, завтра у тебя концерт ни о чем плохом не, думай все разрешиться само собой.

— Дай то бог чтобы так оно и было.

— Так оно и будет заливая мне волосы лаком, — сказала Дина.

— Дина! Анастасия! Время.

— Мы идем, — крикнули мы.

Стас молча курил у окна когда мы зашли.

— Ты как всегда прекрасна, — улыбнувшись своей голливудской улыбкой, заметил Стас. Да что же это такое от одного избавилась, другой, нарисовался, — мысленно чертыхнувшись, подумала я, дав себе зарок держать себя в узде. Может у нас кризис, хотя мы со Львом как два сиамских близнецов чувствуем, друг друга на расстояние понимаем, друг друга с полуслова только вот, не хватает в наших отношениях перчинки новизны что ли, — копаясь, в себе мысленно, рассуждала я.

— Насть ты готова? — зайдя в гримерную спросил Лев.

— Да.

— Тогда преступим.

Репетиция длилась, три часа но я не устала не грамма в музыке я чувствую себя как рыба в воде.

— Она поистине самородок, — услышала я разговор между Львом и Стасом.

— Да мне с ней повезло более того судьба свела нас вновь.

— Послезавтра у вас концерт волнуешься?

— Немного но я уверен что, волноваться, не о чем.

Завтра у Димы в саду «Веселые старты» несмотря на то, что мой график перегружен я хочу, уделить, время сыну.

— Насть может посидим где — нибуть? — прервав мои размышления спросил Лев.

— С радостью давай в «Исидору».

— Вот уж не думал, что тебе нравятся японские рестораны.

— Увлекаюсь восточной культурой и ты многого обо мне еще не знаешь, — улыбнувшись сказала я.

— Я это уже понял, — подарив мне букет красных роз сказал Лев.

В машине я, включив радио услышала: «Утром было обнаружено тело Мирской Изольды Сергеевны смерть наступила вследствие передозировки» напомним, что незадолго до смерти девушка обвиняла в смерти своего гражданского мужа известную певицу.

— Ну, это уже слишком! — пойдя пятнами, рявкнул Лев.

— Лев успокойся, поверь это не стоит того, — взяв Тушинского за руку сказала я.

  • Лень  / Армант, Илинар / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Интересный вопрос 014. Ошибки молодости. / Фурсин Олег
  • Кладбище отвергнутых страстей / Никитенко Белла
  • День 8 / Серая Кукла / Grey Elizabeth & Dorian
  • Художник - NeAmina / Необычная профессия - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Рубины и лазеры / kraft-cola
  • Книга Игорь - До самых пят / 2 тур флешмоба - «Как вы яхту назовёте – так она и поплывёт…» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ФЛЕШМОБ. / Анакина Анна
  • Мысли вслух / Мысли в слух / Орлов Виталий
  • С Новым годом! / "Теремок" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Дама / Стишки, стишочки / Вредная Рысь !!!
  • Посылка или жизнь после жизни здесь / Polilova Tamara

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль