Глава 3

0.00
 
Глава 3

Сознание пробивалось сквозь ноющую боль в запястьях. Голова кружилась, а дыхание было тяжелым и сбивчивым.

— Очухалась? — едкий вкрадчивый голос заставил прийти в себя полностью.

Я с трудом открыла глаза и обнаружила, что привязана к кровати. Осознание того, что произошло накануне, нахлынуло новой волной отчаяния.

— Зачем? — надтреснутый шепот, заставил горло гореть адским огнем.

— Что зачем? — экономка, имени которой я так и не узнала, зло шикнула и встала со стула. — Наверное, ты хотела, что бы вместе с тобой, этот, чертов садист, повесил и меня?! — ее слова привнесли ясность в действительность. — Ты, маленькая шлюшка, решила помереть не в том месте!!! Нужно было вешаться в борделе!!! — от ее крика мне стало только хуже. Я кое-как привстала и потянула за веревки. Свежие раны снова открылись и начали кровоточить, стремительно окрашивая бинты в красный.

— Просто дайте мне спокойно умереть… — я прикрыла глаза и вздохнула, но женщина не унималась. Она резко содрала веревки и принялась менять повязки.

— Ты что думаешь одна такая? Да тут, таких как ты, половина молодых девок. И ничего!!! Живут как-то! Ишь, ты какая праведная? Как душу отдать, так смелая, а как под мужика лечь поневоле, что бы выжить, так силенок нет! — все это она выдала на одном дыхании и туго перетянула новые бинты.

Я совершенно не хотела выслушивать эти бредовые отповеди, поэтому просто обернулась к стене и прикрылась старым пледом с головой. Даже смерть не хочет принимать такое ничтожество как я.

— Даже не вздумай еще раз такое выкинуть! Если господин узнает, он нас всех здесь истязает из-за тебя. — женщина вышла и хлопнула напоследок дверью.

Перед глазами встал образ этого человека, имени которого, я так же не знала. Он пришел внезапно и с осуждением смотрел на меня. Я покачала головой и прогнала морозное наваждение. Невольно прикоснувшись к щеке, я тихо заплакала. Почему? Почему я до сих пор жива?

Я не знала, сколько времени провела вот так — лежа и смотря на метель за окном. Только когда стало совсем темно, я решилась подняться. Пол был ледяным, и мои босые ступни окоченели сразу же. Покачиваясь и придерживаясь стен, я добрела до кухни и застала там Нэда. Парень склонился над столом и жевал черствый кусень хлеба. Завидев меня, он на мгновение остановился, но потом продолжил свою скудную трапезу.

— Чего поднялась? Еле на ногах стоишь. — он протянул мне чашку с кипятком и махнул на стул напротив.

— Пить захотелось. — я благодарно улыбнулась и осторожно села за стол. Свет от свечи отбрасывал причудливые тени на стены, и я невольно залюбовалась. Кипяток ошпарил мне горло, но я продолжала пить, несмотря на боль, и медленно согревалась.

— Ты это… Как себя чувствуешь?

— Лучше, чем хотелось бы. — я поставила кружку на стол и присмотрелась к сидящему напротив. Парень был совсем юн, примерно лет на пять моложе, чем я. Что-то в его чертах было нереальным, будто кто-то нарисовал его, а потом решил вдруг все поменять.

— Это неправильно, не делай больше такого. — его голос перешел на шепот и он поднял на меня свой взгляд. — Моя сестра… Она тоже так поступила, но мы не смогли ее спасти.

— Твоя сестра тоже была здесь? — Нэд кивнул и долил кипятка в кружку.

— Господин купил нас вместе. Меня пристроил лакеем, а сестру забрал себе. Но Анна не выдержала издевательств и повесилась прямо в его спальне. — все это он произнес сквозь зубы. Руки парня потряхивало, а глаза были крепко зажмурены.

— Мне жаль… — я протянула к нему руку, но остановилась на полпути.

— Если тебе жаль, то не делай такого!!! — Нэд резко поднял голову и зашипел. — Не будь тряпкой как она! Борись! Или прирежь этого гада прямо в койке!

— Нэд… — я ошарашенно смотрела в эти карие глаза полные слез и не могла понять, какое дело этому человеку до моей жизни.

— Допивай, и вали в постель! Жрать нечего, хозяин уехал в Верхний город на рассвете, так что до его приезда еды не жди. Можешь пожевать вот это. — и протянул мне какой-то корешок. — Помогает не умереть с голоду.

Солодковый корень, который определила по запаху, действительно помог справиться с желудком, который так и норовил съесть сам себя. Ветер за окном только усиливался и создавал гул. Буря, разразившаяся на улице, будто разбудила меня и я подняла свои руки, посмотрев на результат того, что чуть не наделала. «Не будь тряпкой… Борись!»

— Если бы ты знал Нэд, что мне совершенно не за что бороться… — я горько усмехнулась своему серому отражению в окне и прикоснулась к холодному стеклу. Где то там, на высокой башне или стене, опутанной туманом и метелью, стоял он — человек, воспоминание о котором заставляет меня улыбаться даже сквозь слезы.

JJJ

Просторный приемный зал, уместил в этот вечер множество гостей. Были здесь и лорды, и просто местные чинуши, со своими женами и отпрысками. Все эти люди с нетерпением ожидали приезда кронпринцессы, для которой собственно и затевался этот прием в доме Закария Лэвроя, наместника Анкорда и по совместительству богатейшего человека в том же Анкорде. Сам по себе, хозяин дома был спокойным и улыбчивым толстячком, но это только на первый взгляд. Мало кто знал, что сей чиновник, был грязноват на руку и прослыл среди лордов еще тем развратником, регулярно посещающим Красную улицу в Нижнем городе. Естественно инкогнито. Все диву давались, как он мог выходить всегда чистым из воды, хотя не раз был уличен в подделывании документов. Тем не менее, король Вэон упрямо закрывал на все глаза, и Закария продолжал обнимать сию почетную должность. Только его сын, Максимилиан — стройный кареглазый брюнет, не в пример отца, знал о всех грехах своего почтенного родителя. Сегодня же был очень важный вечер в жизни Закария. Градоначальник принимал в своем доме наследную принцессу Великой земли и был готов сожрать собственный галстук, лишь бы Араниэль была в восторге от него, а главное от его сына. Несомненно, целью этого вечера, в первую очередь, было знакомство его драгоценного отпрыска с Ее Высочеством. Закария уже грелся в лучах собственной мечты о том, что его мальчик станет следующим регентом при королеве Араниэль Ксарах. Естественно, в качестве ее законного супруга. Гости мерно прохаживались по кругу, приветствуя друг друга и лишь, когда на улице послышалось ржание коней и стук копыт, все притаили дыхание.

Асмодэус спокойно вышел из кареты и подал руку Ее Высочеству, которая сразу же обратила взор на шикарное поместье, припорошенное инеем, словно драгоценными камнями. У входа стояли четверо лакеев, одетых с иголочки и вышколенных до четких и отточенных движений. Алэя фыркнула и, поправив полы платья, вошла в дом следом за принцессой. В центре широкой бальной залы, убранной в дорогие южные шелка, Араниэль увидела двух мужчин. Девушка безошибочно определила в них отца и сына дома Лэврой.

— Мы рады приветствовать Ее Светлость Араниэль в стенах нашего скромного жилища. — толстячок, слегка лысоватый и круглолицый, показался Аре забавным, а уж его расшаркивания перед ней и вовсе развеселили девушку. Молодой человек же, просто спокойно прошел мимо отца, и, встав на одно колено, поцеловал запястье принцессы. Максимилиан светло улыбнулся девушке, ни проронив, ни единого лишнего слова, что было признаком хорошего тона и воспитания.

— Раз вы так рады, господин градоначальник, то почему не встретили Ее Высочество у стен Первого рубежа? — Асмодэус открыто поиздевался над Закарией, понаблюдав, как несчастный сначала побледнел, потом посерел, а под конец покраснел.

— Возможно потому, что мой отец не страж, а наместник этого города? — Максимилиан прошил Пламенеющего холодным взглядом и подозвал слуг. — Прошу, давайте оставим наши разногласия и отпразднуем приезд нашей будущей государыни.

Слуги шустро распространили бокалы среди гостей, и Закария произнес первый тост. Естественно, мужчина, умудренный опытом, понимал мотивы стража. Асмодэус специально поднял данный вопрос, что бы скомпрометировать его перед Ее Высочеством, но слава богам, его сын был намного коварнее и хитрее самого Закария, в чем последний не раз имел возможность убедиться.

— Асмодэус, все в порядке. — принцесса тепло улыбнулась Максимилиану и подняла бокал.

— Долгой жизни нашей будущей государыне!!! — все в унисон поклонились и отсалютовали Аре.

Девушка была преисполнена эмоциями и пребывала под впечатлением от здешних господ. Все эти люди улыбались и приветствовали молодую наследницу, а она искренне отвечала им взаимностью.

— Алэя, у меня для тебя будет поручение. — Асмодэус вот уже час наблюдал за тем, как наместник и его сынок обрабатывали кронпринцессу, и должен был признать, что они весьма преуспели в этом нехитром деле.

— Дай угадаю, тебя беспокоит младший Лэврой? — от глаз элементаля тоже не укрылись истинные побуждения юного обольстителя.

— Ты как всегда проницательна. Мне не нравиться этот напыщенный пижон. Как бы он нам все планы не поломал.

— Асмодэус… — женщина фыркнула и звонко хохотнула. — Вэон не допустит такой оплошности как брак его дочери с безродным пареньком, хоть и сыном наместника одного и самых крупных городов Великой земли.

— Но это не помешает Максимилиану соблазнить наивную дурочку. Он же весь вечер от нее не отходит. — Асмодэус прищурил глаза и провел холодным взглядом по широкой спине, обтянутой фраком. Он не раз видел подобное на балах в Халсиде. Примерно после таких ухаживаний, одна или две фрейлины вылетали из замка из-за того, что понесли не понятно от кого. Естественно всем было известно кто папаша, но сей факт очень быстро скрывался при помощи денег или связей при дворе.

— Ну, ты уже в такую крайность впал! Она же под круглосуточным присмотром.

— Алэя!

— Ладно-ладно. — женщина подняла руки в примирительном жесте и поспешила отлепить Максимилиана от Араниэль.

Принцесса была несколько удивлена ухаживаниями молодого человека, но призналась сама себе, что они ей весьма льстили. Девушка грустила и жалела только об одном, что ее снежный принц никогда не скажет ей подобных слов и комплементов. Максимилиан же напротив старался обольстить кронпринцессу и сразить наповал это нежное создание. Ара понравилась ему сразу же, как только он увидел ее. Сейчас Максимилиан был совершенно очарован ее невинностью и чистотой, поэтому план его отца, как нельзя, кстати, соответствовал желаниям мужчины. Он желал эту девушку и не просто в жены. Сначала он попробует ее на вкус, раскроет цветок и снимет с него капельки росы. Ну а потом, она будет вся в его власти и мужчина сможет делать с ней все, что пожелает. Единственным секретом, который даже Закария не ведал о своем сыне, были его пристрастия, а таковых у молодого лорда было много.

— Вам понравилась ярмарка?

— Да что вы, я осталась в полном восторге от нее. Столько красок, улыбчивых людей. Это очаровало меня, как и сам Анкорд. — принцесса выдохнула и мечтательно прикрыла глаза. Вино, поданное слугами, уже успело порядком затуманить разум девушки, поэтому она без стеснения вела увлекательную беседу с Максимилианом, совершенно не замечая, как последний уже буквально раздевал ее взглядом.

— Возможно, вы не против прогулки на ярмарку со мной? — хитрый и опытный мужчина сверкнул глазами и заговорщицки зашептал на ухо раскрасневшейся девушке. — Только вы и я, Араниэль.

— Но… — девушка обернулась и увидела хмурого Асмодэуса, который так и буравил их взглядом.

— Неужели вы не хотите сбежать от вашей вездесущей охраны? — Максимилиан уже представлял, как после прогулки они уединяться в карете, и он сможет снять все эти тряпки с наивной дурочки. — Ну же, соглашайтесь.

Араниэль посмотрела в глаза Максимилиану и будто отрезвела. На какой-то короткий миг ей показалось, что глаза мужчины не карие, а пронзительно голубые. Это заставило девушку горько улыбнуться и прошептать, будучи совершенно охмелевшей.

— Вы не он…

— Ваша Светлость…? — мужчина нахмурился, и в тот же момент принцесса опять улыбнулась.

— Простите, но мне пора. — с этими словами она легко развернулась и направилась прямиком к Алэе, которая спешила навстречу принцессе.

— Госпожа, что-то не так?

— Нет, все в порядке. — Араниэль не смотря ни на кого, стремительно пошла к выходу, где ее уже ждал Асмодэус. — Давайте уйдем. Я думаю, мы достаточно почтили честью этот дом.

— Ара! — Асмодэус перехватил девушку под локоть, что было совершенно не приемлемо в данной ситуации, но принцесса решила не заострять на этом внимания. — Что этот шут тебе наговорил?

— Он не шут! Причина не в господине Лэврое, просто я очень устала.

Девушка накинула протянутое ей манто, и вышла в морозную ночь, даже не попрощавшись. Ей отчего-то стало совершенно наплевать на этих людей, хотя они не сделали ничего зазорного. Араниэль остановилась у кареты и горячая слеза, скатилась по щеке девушки. Это все он! Всему виной чертов Тристан!!! Почему он так поступает с ней? Ведь они были близки! Ведь она никогда не желала зла ни ему, ни Надире! Так почему он не может простить ее? Почему он никак не поймет, что ей тоже больно и тоже горько от того, что она стала причиной гибели дорогого человека.

— Ваше Высочество, в чем дело? — Алэя села напротив девушки и просканировав ее материнским взглядом, нахмурила брови.

— Просто, у меня были надежды, которые оказались не избыточными.

— Вы опять об этом ледяном страже вздыхаете? — Алэя закатила глаза и выглянула в окно. Асмодэус сел в седло и дал команду кучеру трогаться.

— Алэя, я только сейчас поняла, насколько безнадежна эта ситуация. — девушка смахнула слезы и глубоко вдохнула, что бы успокоиться.

— Первая любовь никогда не бывает легкой в понимании, Ваша Светлость. — элементаль улыбнулась и вспомнила собственную юность.

— Первая что? — Ара покраснела, казалось бы, до самых ушей.

— Все очень просто, государыня, вы влюблены в этого человека, а он не желает вас видеть. От этого вам больно и поэтому вы не принимаете ухаживаний от других мужчин. — Алэя проследила за реакцией девушки и ее догадки подтвердились, когда принцессе не нашлось что ответить. — Но у вас есть власть заставить его встретиться с вами. Вопрос в том, воспользуетесь вы ею или нет?

— Ты!!!!

Тристан ворвался в Чертог и со всего размаху схватил за шиворот Дамиана. В его глазах не было ничего живого, в них плескалась чистая ярость. Огненный пытался вырваться из хватки ледяного, но Тристана охватила чистая сила, и он впечатал брюнета в стену.

— Тристан успокойся немедленно!!! — Талий вместе с Риной вбежали следом за мужчиной, но Айнон остановил их и покачал головой.

— Ты тварь!!! Ты закрыл их там, зная, что химеры могут прорваться в любой момент?!!! — блондин отпустил огненного и со всего размаху врезал по лицу. — Давай!!! Отвечай!!! Ты осознанно пошел на убийство ни в чем не повинных людей только из-за сохранности венценосной особы? Ты этому приносил клятву Дамиан? Ты клялся защищать отпрыска королевской семьи или людей?

— Тристан… — Дамиан поднялся и стер кровь с разбитой губы. — Ты и сам все прекрасно понимаешь? Зачем тогда задаешь глупые вопросы?

— Глупые вопросы? Это ты жизни сотен людей называешь глупыми? Ты их им подарил? Ты что себя одним из богов возомнил???

— Пожалуйста, успокойся, это решение принял не Дамиан. Он всего лишь исполнял приказ! — Рина обогнула стол и встала между мужчинами.

— Рина не вмешивайся, пусть он сам ответит. — Тристан сжал кулаки до хруста и ждал. Мужчина не мог взять в толк, как можно было так поступить? Обречь на смерть людей только из-за избалованной дочери короля, которому до его народа и подданных нет дела?

— Что ты хочешь услышать? А?? Слова раскаяния или признание ошибки ситуации не поменяют, Тристан. Если бы мы этого не сделали, Пламенеющие казнили бы нас на центральной площади Анкорда. — Дамиан тоже перешел на крик. Мужчина был готов к подобной реакции со стороны друга, но и он сам не меньше корил себя за этот поступок.

— А ты вырос, друг. Браво!!! Я то думал, что ты был со мной всегда солидарен, но теперь я четко осознал, что мы с разных миров. Ты не знаешь, что такое умирать с голоду, а я знаю!!!

— Тристан, никто никогда не относился к тебе предвзято. — магистр Талий попытался успокоить мужчину и попытаться поговорить.

— И то правда, как и серьезно тоже! Что же вы не запрете меня вместе с ними? Я ведь, как и они с Нижнего города!!! — Тристан опять перешел на крик.

— Угомонитесь немедленно!!! — в снежном вихре появилась Катарина и хмуро обвела взглядом присутствующих. За ней поочередно явились Рикон и Андрэа. — Тристан, мы не должны вмешиваться, и ты знаешь почему.

— При всем уважении, магистр. — он прикрыл глаза и пошатнулся. Мужчина все еще не оправился, но взяв себя в руки, опять заговорил. — Вы сами наделили меня подобными качествами и силой, поэтому я волен решать сам.

— Тристан это прямое неподчинение приказу короля!!! Ты с ума сошел?! — Катарина взмолилась к здравому рассудку молодого человека, но это не возымело эффекта. Страж первого круга действительно имел право принимать подобные решения, и Катарина была уверена, что Тристан не уступит.

— Рикон, Андрэа. — он знал, что они его не оставят и был уверен в них, как ни в ком другом. — Возьмите взвод лучших стражей и готовьтесь к переправке в Нижний город.

— Тристан вы не можете забрать всех и покинуть Первый рубеж пока Ее Светлость в Анкорде!!! — Талий преградил путь мужчине и схватил его плече.

— Там останутся адэпты. А в случае опасности мы, наконец-то, узрим огненных стражей за стеной, как это было когда-то. До того как вы превратились в цепных псов Его Величества и клана Пламенеющих. — Тристан отбросил руку магистра огня и скрылся в снежном вихре, а за ним и Андрэа с Риконом.

— Это конец, Катарина. — Талий устало сел в кресло и вздохнул, качая головой. — Они его казнят, если станет известно, что именно Тристан поднял этот бунт.

— Нужно предпринять что-то пока не стало совсем поздно. — Айнон посмотрел на Дамиана, но тот лишь обогнул стол и вышел, не проронив ни единого слова.

— Оставьте все как есть. Тристан не изменит своего решения. — Катарина знала, что этот день когда-то наступит, поэтому женщина уже была готова к последствиям. Она знала, как поступит в подобном случае. И вот, это время наступило.

JJJ

Сквозь мимолетную дрему я почувствовала жуткий холод, который сковал все мое тело. Это напугало меня и заставило подняться в постели. Пурга за окном не унималась со вчерашнего дня, окутывая мир белой стеной. Даже рассвет, проблески которого уже были видны на небе, не смог успокоить разбушевавшуюся снежную стихию. Вокруг стоял замогильный холод и тишина. На мгновение мне показалось, что я осталась одна в этом сером и старом доме. Через оконную раму, которая была теперь заколочена деревянными планками, пробивался и завывал сквозняк. Этот звук еще больше испугал, поэтому я закуталась в шаль и, надев сапоги, вышла в коридор. Свечи на стенах догорали, и царивший полумрак заставлял передвигаться по дому с опаской. Тишина не просто давила. Она словно возрождала в моей душе новые ужасы.

— Нэд. — тихий шепот пролетел, словно гром по коридорам и отбился от стен.

Я позвала еще раз, потом еще, но ответа так и не последовало. Что-то было не так? Неужели они ушли и оставили меня одну? Но куда и зачем? В гостиной было совсем темно, поэтому я остановилась, чтобы не напороться на стол или стулья. Шорох прорезал тишину, и я всмотрелась в темноту.

— Нэд, это ты? — но вместо ответа, что-то будто провело по входным дверям. Звук был похож на скрежет. Как будто кто-то намерено царапал дверь, желая попасть вовнутрь.

Я не спеша приближалась к источнику шума, а сердце в груди набирало обороты. Уже у самого входа, мне казалось, что его стук слышен в каждом уголке дома. Скрежет повторился, и я невольно попятилась назад. Оно знало, что я рядом, поэтому уже не просто скребло дверь, а пыталось ее открыть, барабаня по дереву без устали. У окна я заметила свечу и поспешила ее зажечь. Сумрак развеялся, и я увидела то, посреди чего стояла.

— Маама… — прикрыв рот рукой, влетела в стену и прильнула к ней. Кровь отхлынула, и сердце ухнуло куда-то в пятки. — Боги, что же это?

Тем временем возня под дверью резко прекратилась и опять наступила гробовая тишина. Но меня мало это заботило, потому что прямо под моими ногами лежала голова Нэда, а его туловище свисало со стола. Повсюду была разбрызгана кровь и останки, по которым еще минуту назад я так беспечно прошлась. Ужас был вполне осязаем. Свеча пошатнулась, но я ее удержала, начав медленно двигаться вдоль стены. Наверное, в этот момент у меня появился инстинкт самосохранения, потому что мозг начал лихорадочно искать пути к спасению. Я видела, что химеры делали со своими жертвами, поэтому сомнений в том, что здесь случилось у меня не осталось. Бегом, поднявшись по лестнице, влетела в комнату и накинула дорожный плащ. Время шло на секунды, а эта тварь явно была еще в доме, зазывая своего сородича под дверью. Что-то упало и перевернулось, после чего это начало свой подъем по лестнице, шаркая и тяжело дыша. Ужас заставил кровь застыть в жилах. Еще каких-то пару метров и эта тварь будет под моей дверью. Обернувшись, я с размаху заехала по деревянным планкам и открыла окно. Метель и морозный ветер сорвали капюшон с моей головы и заставили прикрыть глаза. Ничего не оставалось, как прыгать вниз. Тем временем двери трещали по швам, а эта гадина с громким шипением и гортанным рыком долбилась в них раз за разом. Соскользнув с парапета, угодила прямо в сугроб и несколько раз перевернувшись, затормозила у одного из кустов. Правая рука отдала резкой болью, но я вспомнила про еще одну химеру под дверью и кое-как поднялась на ноги. Стоял густой туман, а снег не давал спокойно вздохнуть, но обернувшись и повертев головой, я нашла выход, который вел на задний двор соседского дома. Узкий проход между решетками забора был открыт и я, не теряя времени, помчалась туда. За моей спиной послышался гортанный вой, и что-то помчалось следом. Вбежав на ту сторону, я закрыла калитку, которая завыла, но захлопнулась, и послышался лязг металлических замков. В последний момент это влетело прямо между прутьев. Голова просунулась через решетки и оскалилась в мою сторону. Из пасти свисали куски, того чем эта тварь только что позавтракала, а глаза горели холодным серым огнем. Эта картина заставила замереть меня от ужаса, но в следующую секунду химера зашипела и бросилась на ограду с новой силой. Это отрезвило и заставило сорваться с места.

Горло горело огнем, а легкие болели с каждым новым вдохом, но я упорно бежала вдоль улицы. С рассветом метель успокоилась, но липкий и холодный туман стелился ковром под моими ногами. Я боялась даже посмотреть по сторонам, потому что знала, что увижу. Отец рассказывал мне, что случалось, когда химеры нападали. Он в красках описывал мне то, что видел сам у заднего отвеса стены. Болото очень опасное место, не в пример Деревянного переулка, который находился, почти что, у внутренних стен. Я бежала пока передо мной не выросла стена. Это был тупик, в который я угодила из-за этого чертового тумана. Посмотрев по сторонам, осознала, что нужно было свернуть, но куда? Повсюду были только трупы и ни одной живой души. Неужели я осталась здесь одна и погибну, так же как и эти несчастные?

— ГРрррррр…. Ашшшшштарашшшш… — огромного размера паук спускался по левой стене, взирая на меня своими светящимися глазами. Тварь высунула язык и облизалась, но вдруг зашипела, и огромные ноги покатились вниз. Тогда я проследила за его движениями и узнала своего недавнего преследователя, который вместе с еще несколькими тварями скалился в сторону паука. Я перестала дышать, когда осознала, что они решают, чьим обедом я стану.

— Боги… — именно в этот момент химера бросилась на меня. Время замедлилось, а картинка заиграла яркими красками, которые медленно опутывали меня. Через секунду вспышка голубого света разрезала рассветный сумрак.

Он вышел из снежных вихрей и занес огромный меч, на который, прямо в полете, напоролась эта тварь. Еще момент и стена сотканая голубым светом, опутала меня, с гулким вихрем развеяв паука, который решил воспользоваться ситуацией и напасть со стороны. Я, словно, завороженная, наблюдала за тем, как этот человек голыми руками и отточенными движениями раскидывает этих тварей и превращает в пыль. Но их было слишком много и с каждой минутой становилось все больше. Страж обернулся. Белые волосы развеялись ветром, открыв его лицо. Это был он. Я знала это даже, когда мужчина, так и не обернувшись, пригвоздил меня к стене переулка и заслонил собой.

— Живая? Ранена? — этот голос так часто всплывал в моей памяти, но я даже не надеялась услышать его снова. Голубые глаза горели огнем и с непонятной тревогой взирали на меня. Руки ощупали плащ и плечи. Они не были холодными, как тогда в таверне. Они дарили тепло и согрели, давая возможность, наконец-то, вздохнуть.

— Да. — тихий надтреснутый шепот и резкий рывок.

Он обхватил меня рукой, и нас затянуло в воронку, которая кружила снег вокруг и все больше набирала обороты. Я зажмурила глаза и схватилась за плащ мужчины, в попытке удержаться в этом морозном вихре. Но все прекратилась так же мгновенно, как и началось. Шумно выдохнув, страж отпустил меня.

— Тристан! — звуки ворвались в сознание и заставили резко распахнуть глаза. К нам мчался другой страж. Это можно было судить по его внешнему виду и сияющим клинкам в руках. Он был смутно похож на этого человека. Такой же светловолосый, и с горящими голубыми глазами. Но этот мужчина был выше Тристана и немного крупнее.

— Тристан… — мой шепот в этом гуле и криках не расслышал никто. — Тристан…

Я прикрыла глаза и только сейчас осознала, что чудом избежала гибели в том переулке. Этот человек как в сказке снова спас меня. Я посмотрела на его спину, на длинные взъерошенные волосы, заплетенные у висков в причудливые косицы. Сейчас в этот миг, я была готова благодарить всех богов, за полученную возможность хотя бы раз, вот так смотреть на него.

Мы стояли на широкой площади, которая сплошь была забита людьми, от мала до велика. Все они столпились друг возле друга, пытаясь унять страх, запах которого витал в воздухе. Сотни жителей Нижнего города заняли почти всю площадь и Деревянную улицу, которую я узнала сразу же.

— Рикон, ты нашел место разрыва? — мужчина накинул на пояс плети, которые искрились серебром, и закрепил свой меч, походивший больше на огромный тесак, за спиной.

— Нет, но Андрэа сейчас прочесывает южную часть болот. Что на севере?

— Трупы. — он обернулся и зацепился за мой взгляд. Я поспешила опустить глаза и поклонилась. Тристан прищурил глаза и накинул на меня капюшон.

— Снег начинается. Ты в порядке? Сильно испугалась? — я медленно подняла на него взгляд и покачала головой.

— Это кто? — Рикон смерил меня с ног до головы и остановился на моих окровавленных руках. — У нее все руки в кровь избиты.

— Ты же сказала, что не ранена? — Тристан схватил мои запястья и одернул рукава. Порезы снова открылись и обильно кровоточили. Он медленно поднял на меня взгляд и застыл, осознав, природу моих ран. Запястья обдало жгучим холодом, а руки посинели в одно мгновение, но кровотечение остановилось. — Не уходи за пределы периметра и держись вместе с остальными.

С этими словами Тристан обернулся и пошел вместе с Риконом к началу улицы, туда, где переливалось в свете солнечных лучей белое сияние. Я обняла себя руками и зажмурила глаза, в попытке остановить слезы, норовившие покатиться по моим щекам. Он понял кто я. Он осознал это в тот момент, когда увидел, что я пыталась отобрать собственную жизнь. Тристан теперь знал, что спас от смерти, грязную, продажную девку.

JJJ

— Это неслыханно!!! — наместник наматывал вот уже десятый круг по оси своего рабочего кабинета.

— Отец, успокойтесь! — Максимилиан легко осушил стакан с вином и принялся следить за движениями своего дражайшего родителя.

— Успокоиться!? — Закария резко затормозил и вытер вспотевший лоб. — Как тут успокоиться, когда они покинули Первый рубеж? Ты хоть понимаешь, что случиться, если хладные нападут на стену?

— Хм. — парень прищурил свои глаза и фыркнул. — Не знал я, что этот страж решиться на такое. Это ж сколько нужно было выпить, что бы пойти против приказа самого Вэона?

— Не знаю, но выясню, что побудило этого праведного идиота, совершить подобную глупость. — Закария вздохнул и сел в кресло.

— Батюшка, а в этом есть плюсы. — мужчина мерно покачивал вино в стакане, наблюдая за тем, как бордовый нектар играл красками по стеклу.

— Ты рехнулся?

— Вовсе нет. Я немедленно выезжаю к Высокому замку вместе с городской стражей. — Максимилиан хохотнул и встал. — Это будет забавно.

— Но вся стража у внутренних стен. — Закария, наконец-то начал понимать, к чему клонит его отпрыск, поэтому поспешил настрочить соответствующий указ.

— В виду того, что ситуация в Нижнем городе накалилась, а стражи из клана льда покинули свой пост. Я, как лорд и сын наместника Анкорда, прибуду в Высокий замок для обеспечения защиты кронпринцессы Араниэль Ксарах. В свете данного указа, я приведу с собой три сотни городских гвардейцев, которые оцепят Высокий замок и будут охранять покой и жизнь государыни. — Максимилиан отсалютовал отцу и злорадно ухмыльнулся.

— Это сработает? — Закария замешкался, но узрев хищный оскал сына, осознал, что Максимилиан добьется своего любой ценой.

— Всенепременно. — парень схватил состряпанный отцом указ, и поспешил воплощать задуманное в жизнь. Уже в дверях, он остановился и кинул через плечо. — Ждите вестей.

Мужчина свято верил, что теперь-то сможет припереть Араниэль к одной из стеночек Высокого замка и получить свое. Еще не одна женщина не отказывалась от его ласки, поэтому Максимилиан был преисполнен решимостью заполучить принцессу, а с ней и трон Великой земли.

В Чертоге стояла гробовая тишина, нарушаемая только треском дерева в очаге. Все ныне собравшееся в стенах сего зала, молчали и ждали, когда кто-то проронит хоть слово. Естественно с появлением ослепительной вспышки пламени подобрались все. Даже всегда спокойная и сдержанная Даяна вздрогнула, услышав, как Асмодэус ступил на каменный пол.

— Все в сборе. Ну что ж хоть это меня радует! — пламенеющий спокойно прошел к столу и сел, обведя каждого присутствующего злым прищуром алых глаз. — Кто разрешил Тристану это самоуправство? — голос мужчины был обманчиво спокоен. На самом деле, внутри Асмодэуса бушевала ярость. Пламенеющий не терпел не подчинения и самодурства, поэтому сейчас он был готов оставить от Первого рубежа одно пепелище.

— Тристан как страж первой ступени, имел полное право отдать подобный приказ своим подчиненным. — Катарина спокойно встретила взгляд огненного, не смотря на то, что каждая клеточка ее тела находилась в ужасе от взора этого человека.

— Милая Катарина, знал ли Тристан, что его действия идут в разрез с указом Его Величества?

Все молчали. Асмодэус догадывался, что ни один из них не пойдет против своего побратима, но мужчине защитников и свидетелей не требовалось.

— Мочите. Хорошо, тогда я сам скажу то, что вы так боитесь услышать. — Асмодэус провел рукой по столу, на котором тот час выжглась печать. — Тристан привстанет перед судом стражей и будет казнен. Это я вам гарантирую как ведущий правящего клана. Я не потерплю подобного в наших рядах. Поэтому молитесь, что бы он погиб в бою с хладными.

— Мы поклялись защищать этих людей, Асмодэус. — Катарина сорвалась с места. Было видно, что женщина в отчаянии. Рина, стоявшая рядом с ней, сжала ее руку и зло фыркнула.

— Я уже говорила много раз и повторюсь. Вы — нелюдь лорд Эрондейл!!!

— Рина! — Дамиан пытался призвать элементаля к порядку, но та лишь хуже воспламенилась.

— Прелестно, что вы еще не забыли кто я, дорогая. Я уже боялся, что вы было запамятовали.

— Как же, такого как вы тяжело забыть!!!

— Рина, прекрати немедленно!!! — громкий бас магистра Талия, заставил девушку остановиться на полуслове. — Асмодэус, все мы очень взволнованы и взвинчены. Ситуация в Нижнем городе вышла из-под контроля и я, склонен, лояльнее отнестись к поступку Тристана.

— Талий, при всем уважении, но Его Величество ясно выразился, когда изъявил волю стереть с лица земли этот оплот хворей и смерти. Но вы продолжаете упорно препятствовать зачистке. Вы что хотите, что бы чума и хладные вошли в стены Верхнего города?

— Александр, там сотни людей, которые тоже хотят жить. Они имеют право жить, как и мы!!! — Кристофер зарычал не хуже волка, и громыхнул тяжелой рукой по столу. — И теперь единственные, кто сдерживает сотни химер и хладных, не давая им подобраться к внутренним стенам, Тристан и два десятка ледяных стражей!!!

— Кристофер, ты переходишь все границы. — Асмодэус смотрел на брата с неприкрытой ненавистью. Такие одинаковые внешне и такие разные внутри, они были словно две противоположности, опущенные в один сосуд. — Тристан подверг опасности Араниэль, оставив Первый рубеж без охраны!!! Ты понимаешь, что в этих стенах наследная принцесса Великой земли???

— Да плевал я!!! — Кристофер вскочил, но его успели перехватить Гектор и Айнон, которые были готовы к подобному. С виду сдержанный и спокойный мужчина был как взрывоопасная смесь, и об этом знали все. — Там ее народ умирает, пока она отсиживается в тепле и посещает светские рауты наместников и господ. Люди умирают с голоду не только под дальними отвесами, но и в Верхнем городе, Александр!!! Вы опоздали, потому что смерть уже у этих стен!!! И мне стыдно, что у меня не хватило смелости поступить так же как Тристан!!! — с этими словами Кристофер скрылся в свете пламени.

— А я предупреждал тебя Катарина. — пламенеющий посмотрел в глаза женщине и его перекосило от ярости. В глубине этих голубых омутов плескалась боль и отчаяние. — Я просил не забирать этих оборванцев из Нижнего города!!! И теперь посмотри, что случилось? Вы все пойдете под суд из-за отродья базарной шлюхи из Красной улицы! Весь ваш клан будет вырезан по девятое колено за измену короне!

— Асмодэус, клан Льда сотни лет ценой собственных жизней защищает город. Я прошу, не перегибай палку. — Талий подошел к еле дышащей Катарине и положил руку на плече женщины.

— Даже если бы я хотел… — мужчина сделал резкую паузу, прикрыв глаза и тяжело выдохнув. — Решать не мне, Талий. Просите короля о милости и молитесь, чтобы Тристан не вернулся обратно живым.

Принцесса вот уже несколько часов ходила по своей комнате от стены к окну и обратно. Алэя, уставшая от этой картины, пряталась в страницах последних сводок из Халсиды. Женщина терпела из последних сил, но в какой-то момент терпение лопнуло. Алэя со злостью смяла бумаги, и швырнула их на столик.

— Ваша Светлость, вы скоро дыру в ковре протопчите! Ради всего святого, угомонитесь!

— Алэя, если он там погибнет, я никогда себе этого не прощу! Ведь это из-за меня закрыли ворота в Верхний город. Эти люди… Они все погибнут там. — девушка прикрыла лицо руками и обреченно вздохнула. — Когда же люди перестанут гибнуть по моей вине?

— Вы правитель и такова цена вашей власти, государыня.

— Жизни людей не могут быть платой, Алэя. Это омерзительно и чудовищно расплачиваться таким образом.

— Пф… — элементаль фыркнула и выпрямилась, заглянув в глаза юной девушки, сидевшей напротив. — Эти люди не знают другой жизни, Араниэль. Ими торгуют, их убивают и насилуют. Они умирают каждый день, если не от чумы, то от голода. Они привыкли так жить, и вашему отцу это прекрасно известно.

— Алэя… — девушка ошарашенно посмотрела на женщину и покачала головой.

— Хотите, я вам поведаю, что было бы с вами, родись вы у задней стены любого из городов Великой земли, а особенно в этом городе. — Алэя остановилась, и дождалась момента, когда девушка будет готова услышать подобное. — Вас бы продали в бордель на Красной улице за немалые деньги, которые в конечном итоге вам пришлось бы отработать. Примерно к тридцати годам у вас уже был бы неплохой букет болезней и беззубый рот. Ваше тело было бы исполосано шрамами от плетей. Они бы хранили память о тех зверствах, которые с вами проделывали господа лорды. Еще через пару лет, вы, возможно бы, разродились, и в итоге, погибли вместе со своим байсрюком от чумы… голода. Или того хуже, стали бы кормом для хладных.

— Неужели эти люди так живут? — девушка немигающими и полными слез глазами посмотрела на свои руки и обхватила плечи. Араниэль не могла поверить в это. Принцесса, конечно, слышала о том, как живут бедняки и рабы, но то, что сказала элементаль, просто не укладывалось в голове.

— Живут. Более того ваш драгоценный Тристан и его сестра как раз плод подобной жизни. — Алэя понимала, что раскрывать вот так правду было жестоко, но женщина должна обозначить границы для Араниэль. Девушка обязана понять, что этот мужчина не для нее и что они из разных миров.

— Что..? — Ара вскочила на ноги. Тело сковал озноб и ее начала бить мелкая дрожь. — Это не правда! Зачем эта ложь? Это…

— Сядьте!!! — Алэя указала девушке на кресло, но Араниэль застыла словно статуя. Принцессе показалось, что она разучилась дышать. Это невозможно! Такого не может быть! — Это не ложь, государыня. Если вы не можете сами обуздать собственный максимализм, мне придется вернуть вас с небес на грешную землю.

— Нет, я никогда в это не поверю.

— А придется! Более того вы сами выбросите из головы Тристана!!!

— Алэя…? — Араниэль была шокирована и возмущена поведением элементаля. Еще никто не позволял себе так с ней разговаривать. — Вы переходите дозволенные границы!

— О, тогда давайте я объясню вам кое-что, раз уже перешла таковые! — Алэя подалась вперед, и огонь в камине вспыхнул сильнее, отбивая яркие тени на стенах комнаты. — Вы — будущая королева, государыня. Но это не означает, что вы можете делать все, что вам взбредет в голову. У вас есть обязанности и долг перед собственной страной, который и определяет вашу судьбу. Мне, кажется, что вам, Араниэль, пора уже выйти из розового сияния, и мира в котором порхают бабочки. Мы живем в условиях вымирания. В мире, где каждая живая душа стремиться выжить среди холода и вечной зимы. И этот мир жесток! Поэтому в нем умирают невинные, и поэтому мы закрыли Нижний город. Потому что они слабое звено в этом механизме, государыня. А вы стоите во главе этого механизма, и должны понимать, что иногда нужно принимать тяжелые решения, граничащие с преступлением законов совести!!! И в таких условиях вы должны забыть о собственных чувствах и привязанностях, вы должны быть хладнокровны и решительны, иначе нашу страну затопят реки крови, в борьбе за власть!!! Вы должны навсегда позабыть такие слова как любовь, дружба, сострадание и жалость. У вас нет друзей, принцесса. У вас есть слуги и поданные!!! Вы не имеете права влюбляться и выйдете замуж только за того мужчину, который будет полезен короне!!!

Все время этой горячей отповеди, Араниэль не дышала и не двигалась. Девушка пребывала, будто в страшном сне, который вот-вот закончиться. Но он не заканчивался, и на нее по-прежнему взирала эта пылающая женщина, продолжающая повторять ужасные вещи.

— Алэя! Выйдете вон, немедленно! — Аре еле дался этот надтреснутый шепот. Было ощущение, что горло девушки сковали железные прутья, которые сжимались словно тески.

Элементаль спокойно поднялась и ухмыльнулась, сверкнув золотыми глазами. Женщина понимала, что не напрасно попала под немилость этой наивной дурочки. Слова Алэи попали точно в цель, что и стало причиной подобной реакции со стороны принцессы.

— Как пожелаете, Ваше Высочество! — пламенеющая низко поклонилась, и, продолжая ухмыляться, покинула Ару на едине с собственными мыслями. Женщина была горда собой, ведь она долго ждала удобного случая, что бы вытащить Араниэль из мира фантазий и грез, в котором она пребывала с самого рождения.

Все вокруг горело синим огнем. Казалось, весь город пылал вспышками бело-голубого зарева. Тристан из последних сил сдерживал натиск этих тварей. Их было слишком много, и уже сейчас, страж понимал, что долго без поддержки им не выстоять. Сотни хладных пытались прорваться в основную часть города, а разрыв в стене, так и не удалось обнаружить. На это просто не было времени. Плеть вспыхнула и охватила слизкое туловище очередного порождения тьмы. Резкое движение руки и тварь превратилась в ошметки мяса, обрызгав, своих сородичей черной жижей.

— Если так продолжиться и дальше, мы все здесь поляжем. — Андрэа спрыгнула с ближайшей крыши и в полете отправила еще одну гадину на покой.

— Мы — это все что, есть у этих людей. — Тристан взмахнул плетью опять и подкинул змеевидную химеру в воздух, где ее разрубил один из стражей, выставленных по периметру.

— Тристан это самоубийство. Нам нужно эвакуировать население и сжечь все это дотла!!!

— Ты предлагаешь позвать сюда огненных? — Тристан рассмеялся и внезапно пошатнулся. Перед глазами все поплыло, и мужчина зашелся кашлем. Кровь окрасила белый снег под ногами стража. Тристан поднял голову и расхохотался. — Асмодэус явно примчится по нашему зову.

— Ты сошел с ума? Тристан ты болен и держишься из последних сил! — Андрэа ошарашенно смотрела на то, как мужчина вытер кровь с лица и встряхнул головой. Снежный вихрь опутал его силуэт, и он достал меч из ножен.

— Нет, Андрэа. Со мной все в порядке. Просто я внезапно осознал, что стану на капельку счастливее, если прикончу вон тех двоих, и этого громилу справа. — с этими словами Тристан вбил меч в землю под ногами. Силовая волна посбивала хладных как шахматные фигуры, и пока твари поднимались, мужчина плетью превращал их в пыль. Глаза горели безумным огнем, и девушка поняла, что этот ненормальный не остановиться даже перед лицом смерти.

— Тристан, остановись ради всего святого. Ты же погибнешь здесь!!!

С правой стороны послышался треск, который нарастал с каждой секундой, превращаясь в гул. Земля под ногами заныла и затряслась.

— Боги… — Андрэа схватила Тристана за шиворот и оттянула от переулка, из которого на них неслась стая Огромных волкоподобных химер. Рикон влетел в спину Андрэи и застыл, осознав, что вот он конец. Стражи, стоявшие ровным строем на пути хладных, подобрались и вытянули сети и клинки.

— Бежим!!! — Рикон отбросил одного из паукоподобных и, круто развернувшись, скрылся в снежном вихре, что бы через секунду возникнуть на городской площади. А тем временем твари гнали стражей все ближе, прорезая себе путь и вырываясь вперед. Тристан как мог, сдерживал натиск вместе с основным взводом, тогда как Андрэа натягивала сети у развилки, ведущей на площадь. Люди, завидев, что стражи не справляются, начали разбегаться в рассыпную, создавая толкотню и затаптывая тех, кто оказался под ногами. Массовая истерия затопила все вокруг.

— Держать строй!!! Не пропускайте не одну гадь! — Тристан выбежал на открытую местность и, развернувшись, поймал ледяную сеть, сброшенную Риконом с крыши дома. Она искрилась в переливах заката и опутывала тонкими нитями каждый сантиметр развилки.

— Она задержит их, но ненадолго. — Андрэа натянула тетиву и отправила в воздух алую стрелу, которая вспыхнула над городом, оповещая о бедствии. — Если они не явятся на зов, то это последние, что мы смогли сделать для этих людей.

Тристан посмотрел на девушку и тепло улыбнулся ей. Ее волосы были растрепаны, а форма и плащ превратились в лохмотья. В этот момент Тристан ненавидел себя за то, что привел ее в эту клоаку. Но Андрэа была стражем, и дала клятву, а это значит, что девушка была готова умереть подобным образом.

— Спасибо. — Тристан поймал ее взгляд и снова улыбнулся.

— На балу в царстве мертвых будешь благодарить, страж.

Сеть сработала, но хладные не желали останавливаться. Поэтому их совершенно не заботило, что они превращались в пыль, раз, за разом врезаясь в серебристые нити. Что-то было не так, и Тристан сразу заметил это. В какой-то момент они начали действовать сообща, и наваливались разом на плетение.

— Мы нашли разрыв! — Рикон схватил плече Тристана, но мужчина продолжал неотрывно смотреть на химер, которые стали словно волна, накатывать на сеть. — Тристан, ты меня слышишь? — но мужчина не реагировал, он упорно всматривался в этих тварей и его мозг лихорадочно искал причину подобного поведения.

Секунда, еще… Время остановилось… Снег не спеша падал на плащ и кружил вокруг Тристана. Ветер медленно поднимал снежинки над землей и играл с ними у лица мужчины. Он увидел его в последний момент. Понимание ворвалось в сознание, и время побежало с удвоенной скоростью.

— Все назад!!! — Тристан откинул силовой волной Рикона и Андрэю на противоположную сторону площади, как раз в тот момент, когда всадник разрушил плетение сети и вырвался вперед. Химеры за его спиной по-прежнему пытались прорваться за своим вожаком.

Рикон вскинулся бежать обратно, но застыл, увидев, кто стоял прямо перед Тристаном. Кровь в жилах застыла, и ледяной страж впервые почувствовал, что такое животный ужас. Андрэа рядом с ним начала пятиться назад, подгребая под себя грязь и болотную жижу.

— Это…

— Всадник. — закончил за нее мужчина и поднял девушку с земли.

Стражи разбежались по площади. Во взгляде каждого из них можно было прочесть ужас. Никто не решался даже пошевелиться, пока Тристан, стоявший напротив всадника, не поднял свой клинок. Мужчина приготовился и в следующий миг поднялся гул. Рикон прикрыл уши и почти свалился оземь, как и все вокруг.

Удар был слишком слабым, поэтому всадник, уличив момент, схватил Тристана за шиворот и поднял над землей. В черных провалах глаз, зажегся дикий свет, и на лице этой твари появилась победная улыбка. Страж ждал этого. В следующий момент он запрыгнул на всадника и, резко развернувшись, нанес удар по наклонной. Меч прошил туловище хладного, но особого вреда клинок, не наделенный силой, причинить не мог. В последний раз Тристан набрал полную грудь воздуха, и, схватившись за ошметки тряпья, висевшие на оскалившемся полуразложившемся трупе, притянул его впритык и пронзил клином сквозь себя. Меч, прошедший через тело стража, собрал последние крохи силы и развеял хладного, превратив останки этой твари, в черные ледяные осколки на белом снегу.

Мужчина тяжело опустился на колени и выдернул из себя клинок. Резкая боль заставила его зажмуриться и вскрикнуть. Страж попытался подняться, но не смог даже пошевелиться. Холодная сталь ударилась о каменную кладку и издала звонкий стон, будто прощаясь со своим хозяином. Тристан нашел взглядом своих друзей и, закрыв глаза, упал оземь.

Андрэа схватилась и сорвалась с места, но почти сразу остановилась, завидев девушку, которая вырвалась из толпы перепуганных людей, и вихрем пронеслась через всю площадь. Рикон же признал в ней, спасенную Тристаном незнакомку. Девушка опустилась у тела мужчины и, сдернув плащ с плеч, зажала им рану на груди Тристана. Она что-то лихорадочно шептала и ощупывала лицо и шею стража. Рыжие волосы рассыпались по ее плечам, а в глазах стояли слезы.

— Ну же, дыши! Ты не можешь умереть!!! Дыши… — надтреснутый шепот и гулкие удары сердца, которое еще не успело остановиться.

Тристан словно сквозь шум слышал этот шепот, и он заставлял его стремиться назад. Этот голос звал его и молил вернуться в тот ад, из которого мужчина так желал уйти. Он прожил короткую жизнь, и настолько устал, что не хотел обратно. Но это тепло, которое пробилось сквозь лед, заставило его распахнуть глаза. Тристан отреагировал молниеносно. Очнувшись, он рывком схватил девушку за волосы и оттянул их назад. Боль пронзила грудь в том месте, где ее рука прикрывала рану. Мужчина смотрел в глаза девушки, по щекам которой текли слезы, и ощущал тепло исходившее от ее прикосновения. Оно нарастало, а с ним и белый свет, исходивший от ее ладони.

— Что…? — но в следующий момент, девушка закатила глаза и потеряла сознание, обвиснув на руке, которая все еще удерживала ее затылок. Ничего не понимающий в происходящем, Тристан подхватил ее и уложил на колени. Он как завороженный смотрел на то, как тот самый свет, теперь медленно угасал в груди незнакомки.

Он поднял глаза и увидел, стоявших над ними, Андрэю и Рикона, которые пребывали в таком же шоке от увиденного. Химеры завыли и начали пробиваться сквозь сеть с удвоенной силой, но Тристану было все равно. Все что он видел сейчас перед собой это голубые омуты, затуманенные пеленой слез.

Площадь поочередно озарили яркие вспышки, выпуская из оков огня и льда стражей. Катарина обвела взглядом это пепелище и прикрыла глаза, взмолившись пяти богам о милости. Стоявший рядом Кристофер, зацепился взглядом за Тристана, сидевшего на земле в невменяемом состоянии, с девушкой на руках.

— Положение дел намного серьезнее, чем мы предполагали, магистр. — Рина воспламенилась и вздохнула полной грудью. Но Катарина, ничего не ответив, поспешила к своим ученикам, на ходу подпитывая сети, удерживающие хладных.

— Рина, нам понадобятся все твои умения. На моей памяти такого еще не было. — Кристофер вытащил клинок и подал команду огненным стражникам сменить уставших ледяных побратимов.

— Не сомневайся, я повеселюсь сегодня на славу. — элементаль хищно улыбнулась и облизала огненные губы.

— Только не увлекайся, крошка. Оставь и мне что-то. — Айнон вышел из пламени и вытащил огненную плеть. — Что-то засиделись мы в Высоком замке, друзья.

— Поддерживаю. — следующим нежданным гостем, на этом празднике жизни стал Гектор. Парень присвистнул и размял пальцы до хруста в костяшках. — Ух, и жарко тут.

— Вас Дамиан прислал? — Кристофер фыркнул и обратил внимание на ледяную сеть, которая почти оборвалась. Прибывшие на помощь ледяные стражи сразу же принялись залатывать дыры в плетение.

— Нет, но он знает, где мы. Как и магистр Талий. — Айнон накрутил плеть на руку и поправил полы плаща.

— Вы же понимаете, что нас не погладят по головке за это? — Рина обернулась и смерила злым прищуром Айнона и Гектора.

— Крошка, я не мог упустить момент полюбоваться тобой в истинном виде. — мужчина подмигнул элементалю, за что схлопотал подзатыльник от Кристофера.

— У нас нет времени на эти игры!

Рина же только фыркнула и закинула на обнаженную грудь пылающие длинные локоны.

— Извращенец. — припечатала девушка и поспешила вслед за Катариной. Ей тоже стало интересно, кого это так бережно держит на руках, Тристан.

— Рикон доложи обстановку! — Катарина присела напротив Тристана и осторожно прикоснулась к его руке. Женщина видела, что парень находиться в шоковом состоянии, поэтому пыталась не делать резких движений, наблюдая за тем, как Тристан неотрывно смотрит на лицо девушки в его руках.

— Всадник… — Рикон пытался прийти в себя после пережитого и попытался взять себя в руки. — Мы сдерживали их с самого рассвета. Вся территория у заднего отвеса стены усыпана трупами, только эту девушку удалось спасти. Несколько часов назад количество хладных начало стремительно увеличиваться и Тристан принял решение отойти на центральную площадь, где мы и раскинули ледяную сеть, что бы сдержать их.

— Вы нашли место, где стена обрушена?

— Да, магистр. Это на юге от болот. Я отравил туда Эйдена еще с несколькими стражами. — женщина кивнула и успокоилась. Если они нашли разрыв, то вскоре заделают его и поток этих тварей иссякнет.

— Тристан. Ты слышишь меня? — Катарина сжала руку, и мужчина посмотрел ей прямо в глаза.

— Да, наставница. Я сделал все что мог. — мужчина тяжело поднялся с земли и прихватил девушку поудобнее. — Сеть долго не продержится, поэтому нам нужно поспешить.

Тристан был совершенно прав, потому что, после его слов, сеть за спинами стражей затрещала и осыпалась серебристыми искрами, выпуская из своих оков химер. Катарина обернулась и раскинула барьер вокруг себя и своих учеников.

— Уходите немедленно!!! — магистр достала клинки из-за спины, и Тристан только сейчас осознал, что женщина была в полном боевом обмундировании.

— Магистр...? — Андрэа ошарашенно проследила за тем, как прямо перед ними в бой с прущими на пролом тварями вступили огненные стражи первой ступени.

— Я сказала, уходите! Это приказ ведущего! Или вы и моим приказам собираетесь не подчиняться? — вокруг женщины заискрилось голубое сияние, и она обернулась, пронзив их нахмуренным и собранным взглядом. — Вон!!!

Три фигуры скрылись в снежном вихре, а Катарина обернулась в сторону тварей, которые, наталкиваясь на защиту, осыпались пеплом у ее ног. Как только барьер пал, магистр занесла свое оружие, зная, что этот танец она станцует со смертью в последний раз.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль