Глава 2(продолжение)

0.00
 
Глава 2(продолжение)

Холод сковывал любое движение и заставлял проваливаться в сон. Холод и метель — это проклятие мира, который умирал. Мужчина еле поднялся с колен и зашелся в приступе безумного смеха. Он понимал, что умирает, но все равно, упорно двигался вперед, теряя последние отголоски сил. Голова раскалывалась, а сломанная, в схватке с этими тварями, рука ужасно болела. Именно эта боль помогала ему не останавливаться. Он знал, что слишком далеко от дома, и знал, что вряд ли доберется до него. Кто-то звал и кто-то ждал. Тристан был уверен в том, что хотя бы Нади будет рада его появлению, но и ее не было. Он так по ней соскучился. Ее веселый смех всегда помогал ему жить дальше, но он больше не услышит его никогда. Кто же тогда зовет его? Мужчина упал на снег без сил. Здесь он и закончит свой путь. Среди бескрайней снежной пустыни, которая унесет его, как и многих других. На окрашенных кровью губах опять появилась шальная улыбка. Тристан был счастлив, что покидает эту преисподнюю. Больше он не увидит смерть невинных людей, больше он не будет смотреть в глаза холодным, мертвым тварям. Единственное, что огорчало мужчину — это то, что он так и не смог унести за собой побольше мразей, которые отравляли жизнь его близким. С этими мыслями, усталый взгляд голубых глаз заволокло серой пеленой.

— Немедленно сообщи магистру!!! Бегом!!! — девушка пихнула в спину молодого адэпта, а сама взобралась в седло и пришпорила коня.

Андрэа неслась с бешенной скоростью. Как только девушка заметила движение волков со стороны равнин, она поняла, что звери охотились. А волки охотятся только в одном случае, когда рядом свежая кровь и плоть. Почему-то она была уверена, что этот дурак не погиб. Тристан был опытным стражем и так просто он не смог бы сдаться. Наверняка, он вступил в схватку с всадниками и был серьезно ранен. Поэтому Андрэа, как и многие другие из стражей не теряли надежды. И теперь подгоняя лошадь все сильнее, девушка смахивала непрошеные слезы. Он столько раз спасал ей жизнь, столько раз вытаскивал из патовых ситуаций, что и не счесть. Жуткий волчий вой прорезал тишину рассвета. Это значит, что они нашли добычу.

— Убирайтесь!!! — Андрэа резко затормозила и, только остановившись, увидела лежавшее в снегу тело. Волки по кругу обступили добычу и, завидев потенциального врага, приготовились напасть, но девушка достала лук. Несколькими отточенными выстрелами она застрелила двух волков, а остальные поспешили отойти. Принимая право сильнейшего, стая уходила.

Девушка перестала дышать и опустила лук. Этого не могло быть. Это не могло случиться. Она подбежала к телу и выдохнула. Это был Тристан. Все тело исполосано ранами, а правая рука неестественно согнута. Синюшные губы и припорошенные снегом веки — все говорило о том, что мужчина мертв. Андрэа попыталась нащупать пульс, но руки настолько окоченели от холода, что это стало невозможным.

— Боги, где же магистр?? — Андрэа попыталась сама поднять мужчину, но ничего не вышло. Только струйка алой крови побежала по подбородку и остановилась на запястье девушки. — Тристан!!! Пожалуйста, слышишь!!! Держись, демон тебя пожри!!!

— Андрэа… — к ним подлетел Рикон и принялся ощупывать шею мужчины. Пульс прослушивался, но был нечетким и очень слабым. Рикон обернулся и схватил девушку за плечо. Андрэа перестала трясти Тристана и посмотрела в глаза мужчины, который ободряюще улыбнулся. — Он жив, но у нас очень мало времени. Нужно немедленно доставить его в Чертог огненных.

Вместе они смогли поднять, истекающего кровью Тристана и призвать переход. Снежный вихрь закружился и забрал с собой мужчин, тогда как Андрэа взобралась в седло и поспешила обратно.

JJJ

Кольцо матери, висящее на тонкой ниточке, согревало, но не могло унять тот животный страх, в котором я пребывала всю дорогу к дому Вэлонда. Это не был Верхний город. Как молодой господин мог привести грязную шлюху, которой я теперь и была, в отцовский дом? Это был двухэтажный особняк у самой стены на болотах. Именно здесь, по словам девок из борделя Амэли, Вэлонд развлекался со своими новыми игрушками, и именно сюда стремились попасть Сирена и еще несколько девушек до нее.

— Приехали, вылезай. — молодой кучер открыл дверцу кареты и опустил ступеньки. Его внешний вид говорил о том, что парень почти ничего не ел и, наверное, валился с ног. Кукольное худое лицо, обрамляли склеенные и немытые черные кудри. Если бы не одежда, я бы решила, что это и вовсе девушка.

В тот момент, когда я уже ступила по щиколотку в болотную жижу и пыталась не потерять в ней сапоги, которые с барского плеча мне отдала Амэли, двери дома отворились. В них показался грузный пузатый мужчина, а за ним и нескладная худощавая женщина. Последняя была укутана в платок и черную шаль, которая скрывала старый потертый камзол, который был ей великоват. Мужчина махнул рукой, а потом, оценивающе смерив меня взглядом, прошел вглубь двора.

— Давай топай! — парень пихнул меня в спину и подозвал женщину, которая тот час, сплюнув и скривившись, поспешила к нам.

— Кого это ты привез, Нэд? — она остановилась в шаге от меня. Узенькие щелочки карих глаз прошили насквозь. По ее выражению было видно, что я не первая гостья подобного рода в этом доме.

— Новую хозяйскую грелку. — Нэд оскалился и отчего-то залился хохотом.

— Да? Так болезная какая-то. Бледнющая, что поганка. — женщина схватила меня под руки и таки потащила к входу.

Ввиду того, что на меня опять напала апатия, я не сопротивлялась и спокойно прошла в дом вслед за экономкой. То, что женщина здесь работает именно на этой должности, она успела мне поведать по дороге к моей комнате. Идя по еле освещенным коридорам, я не смотрела даже под ноги. Женщина продолжала меня волочить за собой и что-то говорить. Нить ее слов я потеряла, после выражения о хозяйской грелке. Мне вспомнились слова отца, который сидя у моей кровати и читая сказки на ночь, мечтал о том, что однажды его златовласка-дочурка захомутает стража из Высокого замка на стене и станет жить подальше от этого смрада и смерти. Знал бы мой несчастный отец, куда я попала теперь и что замужество с благородным защитником стены, такой грязной девке как я, уже не светит даже в преисподние.

— Вот здесь ты и будешь пока жить. — с этими словами женщина буквально впихнула меня в маленькую комнатушку, на манер той, что в таверне. Здесь не было ничего, кроме кровати, шкафа и маленького окошка, выходившего на задний двор. — Как только господин вернется, он сам распорядиться, что с тобой делать дальше.

Все. Что ж так пусто внутри? Боги, почему мне так пусто, словно, кто-то вырвал часть моей души? Или ее и нет уже вовсе? Я казалась себе настолько жалкой, что хотелось удавиться. А чего я могла ожидать от своей жизни? Единственным светлым моментом стал морозный воздух из щелей окон этой тюрьмы. Он напомнил мне о том, как впервые встретила человека посмевшего заступиться за такое ничтожество как я. Перед глазами встал снежный вихрь, который стал последним, что увидела, когда незнакомец оставил след своей ласки на моей щеке.

— Мамочка, мамо… оочка!!! — горькие всхлипы и надрывное дыхание заставило меня упасть на колени и прикрыть голову руками в попытке остановить накатившую истерику. Здесь, в этом доме, останется это отчаяние. Пусть эти серые, обведшие стены станут свидетелями последних минут моей жизни. Я не смогу так жить. Давно принятое решение, наконец, можно осуществить. — Прости мама…

Ухватившись за оконную раму, я со всей силы ударила ее. Осколки стекла полетели вниз и заискрились в свете свечи. Множество цветов смешались воедино, что бы в следующий момент, обратиться в алый.

JJJ

Первый рубеж встретил их ярким утренним солнцем, которое словно огнем окрасило своды защитных стен. Араниэль осторожно ступила на землю у высоких врат и подняла голову вверх. Там, где-то среди них был он.

— Мы рады приветствовать вас в Анкорде, Ваше Высочество. — все, как по команде, опустились на одно колено.

— Благодарю. — девушка светло улыбнулась и обернулась к магистру Пламенеющих. Последние ровным строем встали за спиной принцессы, изучающе разглядывая своих коллег напротив.

— Надеюсь, вы не слишком утомились в дороге? — единственная женщина, среди встречающих, показалась Аре смутно знакомой. Ее длинные серебристые волосы и шикарная защитная маска из драконьей слезы, весьма редкого минерала, способного накапливать силу, сказала принцессе о многом. Несомненно, перед ней стояла ведущая клана Льда — госпожа Катарина.

— Я помню вас. Вы… — принцесса обернулась, и Асмодэус утвердительно кивнул, подтверждая догадки девушки.

— Приглядывала за вами, когда вы были маленькой. — Катарина тоже улыбнулась и слегка поклонилась.

— Где наместник? Почему он не встречает Ее Высочество? — Асмодэус вышел вперед и нахмурил брови. Пока магистры Талий и Катарина решали, что же ответить, заревел огонь и посреди сего сборища венценосных особ, появился Дамиан. Мужчина отдышался и низко поклонился, завидев Ее Высочество.

— Прошу простить меня за опоздание, тому были объективные причины, Ваша Светлость.

Араниэль почувствовала, как ее сердце пропустило удар. Он не пришел. Дамиан пришел, а он нет. Девушка незаметно прикрыла глаза и, выдохнув, улыбнулась. Она отметила, что страж изменился. Стал более собранным и серьезным. Единственное, что до сих пор было неизменным это женственные черты лица и непослушные густые волосы, неизменно собранные в косу, висевшую на спине мужчины. Интересно, каким стал Тристан? Сильно ли изменился ее снежный принц? Вероятно, нет. Только теперь он не был снежным принцем, теперь он был братом потерявшим сестру из-за глупости Ары.

— Все в порядке Дамиан. Я рада тебя видеть.

— Вы выросли прекрасной девушкой, Ваше Высочество. — Дамиан поднялся с колен, открыто и тепло улыбнувшись.

— Если на этом мы закончили, то все-таки давайте переберемся в Высокий замок. Первый рубеж конечно почти непреступен, но лучше перестраховаться. — магистр Талий низко поклонился и пригласил делегацию к мосту через ущелье.

Пока все понемногу двигались к главным вратам города, и мерно беседовали, Дамиан незаметно окликнул Магистра Катарину, благо она замыкала круг охранников.

— Где он? — было видно, что женщина серьезно обеспокоена.

— В Чертоге. Целитель сделал все, что смог. — Дамиан оглянулся и встретился взглядом с одним из тройняшек. Парень пристально смотрел в сторону стража, но завидев, что Дамиан обернулся, тот час поспешил начать разговор со своей сестрой.

— Какого его состояние? Дамиан не ври мне! Тристан должен выжить, он мой приемник. Тебе ли не знать, что других кандидатов просто нет.

— Магистр, это не место для подобной беседы. Все, что я знаю — со слов Рины, которая вливает в него силу.

— Неужели все настолько серьезно?

— Более чем, но Рина говорит, что он выкарабкается. Если захочет жить, конечно.

Сам Дамиан не был в этом настолько уверен. Он видел, что с ледяным сделали эти твари. На теле Тристана не было ни одного живого места, а сам мужчина явно не хотел больше жить. Лекарь, осмотревший и залечивший переломы, сказал, что теперь все будет зависеть только от самого пациента.

Катарина остановилась и прикрыла глаза. Дамиан тут же уловил перемены в состоянии женщины и поспешил придержать ее под руку. С каждым днем эта женщина увядала на глазах. Что-то точило ее, словно червь, забирая жизненные силы и лишая жизни. Огненный знал, что ведущая ледяных больна, но только теперь понял, насколько все серьезно.

— Я умираю Дамиан. — женщина сжала руку мужчины и посмотрела в его глаза.

— Госпожа… — Дамиан пытался пресечь данный разговор, но Катарина кивнула в сторону делегации и опять пошатнулась.

— Послушай мальчик и запомни то, что я тебе скажу. Пламенеющие не просто опасны для нас, они станут нашей погибелью. Ледяные стражи как кость в горле Вэона, и поэтому король всегда держит Асмодэуса при себе, как цепного пса. Если Тристан умрет, а потом не станет и меня, то уже не кому будет защищать Нижний город.

— Госпожа Катарина вы понимаете, что мы не вольны решать сами. Мне, кажется, вы преувеличиваете. — женщина снисходительно улыбнулась и покачала головой.

— Дай то боги, что бы ты был прав Дамиан.

Араниэль смутно помнила и Высокий замок, и некоторые постройки вокруг него. Все выглядело как полузабытый сон, в который девушка так внезапно вернулась. Она помнила красивые городские улочки, которые напоминали ей о матери. Анабель родилась в Анкорде и прожила здесь всю свою юность, пока ее не выкрал молодой принц Вэон и не увез в Халсиду. Эту историю девушка много раз слышала от своей няни, которая ее растила после скоропостижной кончины королевы.

— Ваша Светлость, что бы вы хотели посетить в первую очередь? — господин Талий тепло улыбнулся, и принцесса вспомнила о доме на Лазурной улице.

— Могу ли я посетить старый особняк семьи Ачестеров?

— Вы хотите увидеть дом вашей матушки?

— Да, если это возможно. — Араниэль с надеждой ждала ответа. Девушка так хотела снова оказаться в том доме и вспомнить, как мама смеялась в его стенах.

— Ну что ж, наверное, наместник Лэврой встретит нас уже там. — Асмодэус и остальные Пламенеющие чинно прошествовали к сводам Высокого замка, увлекая за собой Араниэль.

Магистр Талий смотрел вслед этим людям и понимал, что король Ксарах сделал огромную ошибку, настолько возвысив Асмодэуса и его выводок. Они словно воронье кружат над головой девушки, не давая ей спокойно вздохнуть. Неужели король не замечает, какое влияние этот мужчина оказывает на действия и решения юной наследницы? Ведь это очевидно. Талий поднял взгляд и дал команду опускать ворота и поднимать мост. Основная часть их задачи была выполнена — кронпринцесса вошла в стены Анкорда целой и невредимой.

В темной комнате, освещаемой только камином, сидела девушка и горько вздыхала. Элементаль никак не могла поверить в то, что Тристан так просто сдастся и бросит все. Когда Рина увидела, что стало с мужчиной, то, признаться, была удивлена. Тристан был опытным и талантливым воином. Мало что могло его заставить вот так плашмя лежать. Неужели всадники настолько сильны? Тогда как ледяные сами справляются на первом круге? Тристан тяжело задышал, а потом и вовсе опять стал кашлять кровью.

— Тристан, что же ты не борешься? — Рина присела на кровать и аккуратно стерла кровь. Белое сияние, теплым светом прошло по телу мужчины, и он снова начал спокойно дышать.

— А он и не будет… — появление магистра Катарины не стало удивлением для элементаля, поэтому она даже не обернулась.

— Почему? Катарина, что с ним случилось?

— Он всегда был слишком восприимчив к несправедливости, и это приносило ему только боль. — женщина встала у камина и подкинула в него поленья. — Сколько я помню, этот мальчик всегда был слишком добрым и ранимым, как и его сестра.

— Дамиан говорил, что вы забрали их из Нижнего города. Это правда? Они действительно выросли в том ужасе? — Рина ненавидела бывать у заднего отвеса стены. Там царила смерть. Запах этой дряхлой старухи, черным туманом опутывал улицы Нижнего города. Туда никогда не пробивался солнечный свет, там всегда было сыро и грязно. Элементаль хорошо помнила, как пару лет назад им пришлось выжечь почти половину населения из-за чумы, которая стремительно распространялась. Но разве только эта хворь косила несчастных людей? Разврат, преступность и насилие были неотъемлемой частью жизни под стеной.

— Да. Когда я только заступила на свою должность, в Нижнем городе случился прорыв. Химеры сметали дом за домом… — женщина как будто окунулась в воспоминания.

Она шала по пустынной улице выжженной огненными стражами. Все вокруг воняло копотью и дымом, а тела, обугленные и почерневшие, валялись просто под ногами. Казалось, этому ужасу не будет конца. Несколько стражей шли впереди и добивали умирающих, что бы те не мучились. Тогда, она прокляла этот мир. В груди молодой девушки что-то оборвалось. Катарина не впервые видела такое, но, почему-то именно этот раз запал ей глубоко в душу.

— Магистр, мы проверили все дома и проулки в окрестностях. Химеры не обнаружены.

— Хорошо, тогда нам пора. — но, что-то остановило ее. Катарина обернулась и всмотрелась в дорогу, по которой начал клубиться густой туман. Что-то в нем было не так. Чисто интуитивно, девушка вытащила оружие. И была права. Но какого было ее удивление, когда туман начал развеиваться, а посреди дороги стоял мальчик. Он спокойно смотрел на химеру, нависающую над еще одним ребенком. Что-то в его взгляде испугало Катарину, но уже через мгновение девушка осознала, что мальчик наделен силой. Глаза засветились голубым пламенем, а химера завизжала и забилась в конвульсиях. Так она познакомилась с Тристаном, который уже через несколько лет стал лучшим среди ее учеников.

— … И тогда, я поняла, что он неспроста настолько одарен. Тристану суждено было стать одним из нас.

— А та маленькая девочка, это Надира? Она тоже была наделена силой? — Рина словно вынырнула из ярких воспоминаний этой удивительной женщины.

— Нет. Малышка Нади была обычным ребенком.

— Но тогда как она попала в Первый рубеж?

— Тристан отказался идти без сестры. — женщина нагнулась и поправила выбившуюся прядь из белоснежной косы. Это было сделано с такой нежностью, что элементаль на секунду залюбовалась. Она знала, что у стражей не может быть семьи, у них не может быть детей, и, конечно же, искренняя любовь для них запретна. Но Катарина явно относилась к этому мужчине как к собственному сыну. Это было видно во всем — в ее взгляде, в словах и поступках. — Поэтому, мне пришлось приступить закон и забрать обоих. Естественно Надиру все равно бы увели назад, но мне помог Талий. Он договорился, что бы девочку оставили для обучения, а потом отправили фрейлиной к принцессе Араниэль.

— Вы столько для них сделали. — Рина теперь по-другому взглянула на ведущего клана Льда. Сейчас Катарина казалась ей не холодной и суровой воительницей, а доброй и светлой женщиной, с теплым сердцем.

— Нет, это они вернули меня к жизни и заставили продолжить сражение. Жаль, я не смогла уберечь их от гибели. Я не смогла уберечь Нади, а теперь и Тристан решил меня покинуть. — Катарина подняла лицо и пыталась унять слезы, которые так предательски проступили в ее глазах. Стражи не плачут, стражи не должны чувствовать, стражи должны быть решительны и хладнокровны, что бы в нужный момент пожертвовать всем.

— На… — Тристан зашевелился и закашлялся. — Нади…

— Тристан!!! — Катарина бросилась к мужчине и приложила руку ко лбу. — Да он же горит весь!

— Это невозможно остановить. — Рина прикрыла глаза и печально вздохнула. — Лекарь сказал, что если он до утра не очнется, то не выживет.

Катарина пронзила Рину злым взглядом, в котором читалась безысходность и отчаяние. Ничего не сказав, женщина скрылась в снежном вихре, оставив по себе только морозный воздух.

— Дамиан, нам нужно укрепить позиции и закрыть въезд в Нижний город завтра же.

— Даяна, верно ли я понял? — Дамиан обернулся и зло воззрился на женщину, которая так спокойно говорила о таких ужасных вещах. — Ты предлагаешь запереть их?

— А что нам еще остается? Или ты хочешь, что бы это сделали Пламенеющие, после того, как казнят нас всех за то, что мы допустили прорыв химер в Верхний город?

— Я предлагаю поступить иначе. — Айнон чувствовал, что ситуация накаляется, поэтому поспешил разрядить обстановку.

— И как же? — в зал вошел Талий и бросил на стол лист бумаги с гербовой печатью Халсиды. — В любом случае за нас уже все решили.

— Мой братец постарался? — Кристофер фыркнул и взял депешу. — Неплохо.

— То, что ты прочел только начало. — Талий устало опустился на один из стульев и провел взглядом по каждому из своих учеников. Мужчина был зол из-за того, что придется поступить подобным образом, но другого выбора им не оставили.

— Даяна, видимо ты созвучно мыслишь с нашими пламенными гостями. — Кристофер смял бумагу и бросил ее обратно.

— Мы закрываем внутренние городские стены до отбытия кронпринцессы. Ситуацию в Нижнем городе приказано урегулировать их внутренними силами. — Талий посмотрел на Дамиана и тот покачал головой, в знак того, что не согласен с подобным решением. — Это не нам решать, ты же знаешь.

— Доброй ночи, господа! — Асмодэус шагнул из зарева пламени и ухмыльнулся. — Вижу вы уже в курсе. — он указал на смятый приказ и его взгляд встретился со своей точной копией. Кристофер принял удар и ухмыльнулся в ответ.

— Я рад, что ты в добром здравии, Александр. — мужчина специально назвал брата его настоящим именем. Кристофер ненавидел то, кем стал его близнец. Он все не мог взять в толк, почему Александр начал эту игру? Но теперь он, как и магистр Талий, четко понимал мотивы родича.

— Кристофер, ты все не унимаешься. — холодный короткий смешок и прищур красных глаз, сверкнул на бледном лице Асмодэуса.

— Твоими стараниями братец. — мужчина склонил голову и махнул рукой на стол. — Твоя робота?

— Признаюсь, не без этого. — Асмодэус передвинул стул и сел ближе к Чертогу, в котором мерно потрескивал огонь. — Вы должны понимать, что Нижний город давно нужно было уничтожить.

— А людей, которым некуда оттуда податься, куда прикажешь подевать? — Айнон вскочил, но его остановил Гектор, схватив парня в последний момент за руку.

— А разве там оные есть? Или вы хотите рабов и базарных шлюх, с их букетом вшей и болячек переселить в здоровое общество Верхнего города? — мужчина скрестил на груди руки и приподнял аккуратную черную бровь.

— Асмодэус, при всем уважении, но ты не прав. — Талий, наконец, решил вмешаться в это безумие. — Они кормят лордов и знать, регулярно поставляют продовольствие и слуг.

— Талий, ты постарел, друг мой. Все что регулярно оттуда поставляется это дорогие шалавы для ваших лордов, а то, что они зовутся здесь гувернантками и прислугой не отменяет их прямых обязанностей.

— У нас люди голодают Александр. Это не Халсида, которой продовольствие поставляют беспрерывно со всех городов Великой земли. — Кристофер все-таки попытался вразумить и надавить на брата, на что тот только фыркнул.

— Это не мое решение. Его Величество полностью со мной согласен. Естественно никто не собирается убивать ваших блаженных прямо сейчас. Просто закройте ворота на время празднеств. — с этими словами Асмодэус поднялся и начал оборачиваться по сторонам. — А где эта ваша надоедливая проныра? Что последовали моему совету и выбросили за стену?

— Твое счастье братец, что Рина не удостоила нас своим присутствием сегодня. — Кристофер злорадно оскалился, тогда, как пламенеющего перекривило, и он поспешил ретироваться.

— Дамиан, что будем делать? — Айнон пребывал в тихом бешенстве. Парень вырвал руку с хватки Гектора и поправил полы плаща. — Мы что закроем глаза на это зверство? Ладно, еще химеры пробрались в город, с этим мы можем справиться. Но закрывать их там как в тюрьме? Это слишком.

Дамиан, молчавший до этого, посмотрел в глаза своему наставнику, и прочел там приговор. Мужчина вспомнил недавний разговор с Магистром и осознал, что если они не подчиняться приказу, Пламенеющие не пощадят никого. И первым под удар попадет, наиболее уязвимый сейчас, клан Льда.

— Даяна, закрывай ворота и выставляй городскую стражу на внутренних стенах. Вся знать, которая находиться сейчас в Нижнем городе, должна его покинуть до рассвета. Мы закрываем городские стены и запечатываем проходы. — Дамиан прошептал это словно приговор и скрылся в реве пламени.

Араниэль с восторгом прогуливалась улицами Верхнего города. Мощенные мостовые и причудливые извилистые улочки очень нравились девушке. Естественно, она свято верила в то, что люди здесь так же счастливы, как и в Энлине. Повсюду ей кланялись и улыбались горожане. Мимо проезжали пышные кареты и прохаживались пары. Девушка наслаждалась каждой минутой проведенной в родном городе матери.

— Ваша Светлость, Вы не замерзли? — Алэя не успевала за девушкой и постоянно должна была быть настороже. Асмодэус дал четкие указания не упускать кронпринцессу из виду.

— Что ты, здесь намного теплее, чем в Энлине. — Ара схватила под руку пламенеющую и потащила к центральному рынку, на котором как раз открылась ярмарка. — Смотри, какая здесь красота продается.

— Госпожа, это не безопасно. Здесь слишком многолюдно. — женщина обернулась и подала знак тройняшкам, что бы те проверили окрестности площади. Криста закатила глаза и фыркнула, потащив за собой братьев вглубь рынка.

— Боги, эта девица доведет меня до бешенства. — девушка причитала всю дорогу от Халсиды и в общем братья были с ней единодушны.

— В том, что принцессе не занимать наивности это бесспорно, но все-таки она будущая королева, а наша задача защищать ее. Поэтому, сестрица, смирись. — Карэн взъерошил волосы сестре, и направился к ближайшему открытому пространству, из которого хорошо просматривалась площадь.

— Кирст, ну хотя бы ты поворчи тоже. — Криста надула губы и остановилась.

— Угомонись и займись делом. — с этими словами и он покинул девушку наедине с ее недовольством.

Криста топнула ногой и накинула капюшон на голову, скрывая огненный цвет волос. Вокруг сновали дамы и господа, разодетые в пестрые наряды. Дети бегали и создавали шумовой эффект от чего девушка совершенно не могла сосредоточиться. Опять помянув демоново породье, она резко обернулась и угодила прямиком в широкую грудь, обтянутую дорогой кожей плаща стража.

— И почему я не удивлен, напоровшись на тебя вновь? — Айнон злорадно ухмыльнулся и приподнял полы капюшона девушки.

— Огненный. — прошипев это сквозь зубы, она отшвырнула руку парня и попыталась уйти. — Дай пройти!

— Фу как не красиво. — парень скривил мину и схватил Кристу за шиворот вернув на исходную позицию. Он нагнулся к ее лицу и тихо прошептал. — В Халсиде ты была более сговорчива, малышка.

— А ты решил повторить нашу жаркую встречу? — этим голосом можно было костёр разжигать, вместо спичек.

— Не играй со мной, крошка. Не ровен час, и я соглашусь. — мужчина грубо притянул девушку к себе и прошептал уже на ухо. — Я скучал.

— Смотри, чтобы не извелся весь! — Криста зло пнула его по ноге, и пока Айнон поминал всех мертвых богов, поспешила скрыться в толпе.

— Вот же гадина. — мужчина хохотнул и провел девушку взглядом, пока Криста не скрылась за ближайшими лотками.

— Только не говори, что ты и ее успел затащить в постель? — Гектор появился, словно из-неоткуда, и прыснул со смеху.

— Такую не затащишь, друг. Она сама кого хочешь, затащит. — Айнон выпрямился и поправил полы плаща, осматривая проходивших мимо вельмож. — Что там с вратами?

— Утром запечатали все проходы, а наших выставили на стене. — Гектор взял с ближайшего прилавка кинжал и повертел в руке.

— Хотите купить, господин? — худенький паренек лучезарно улыбнулся и протянул парню кожаную кобуру, но Гектор только вернул нож на место и продолжил идти меж рядов.

— Там хоть кто-то остался из гвардейцев? — Айнон тоже по ходу присматривался к ярмарочному краму, и не спеша сканировал обстановку вокруг.

— Лорд Вэлонд вместе с сыном прибыли одними из последних на рассвете, а значит из высокопоставленных там не осталось никого, только командиры взводов.

— А если ситуация выйдет из-под контроля?

— Велено не вмешиваться. Знаю только одно, Айнон. Если химеры прорвутся, это будет бойня. — Гектор вздохнул и присмотрелся к толпе, зацепившись взглядом за Араниэль. Девушка весело щебетала о чем-то с торговцем мехами. Темно-синие бархатное платье, и манто такого же цвета подчёркивали утонченность принцессы, и парень невольно залюбовался, вспомнив нескладную девочку, бегающую по Высокому замку всего пару лет назад. — Она изменилась.

— Ты о ком? — Айнон проследил за взглядом друга и ухмыльнулся. — Ах, ну да. Наша дорогая государыня стала весьма недурна собой.

— Боги, тебе бы только под юбку смотреть! — Гектор отвесил подзатыльник брюнету и поспешил в сторону пекарни, с окон которой открывался отличный вид на площадь.

— А что я сказал то? Эй, Гектор! Да подожди ты! — Айнон поспешил вслед за другом, как вдруг напоролся на женщину. Она была плотно закутана в черный балахон, который скрывал ее лицо. Айнон уже было извинился, но тут резко остановился и схватил ее за плече, сдернув капюшон.

— Чума!!! — девушка, проходившая мимо, запищала, а за ней обернулись еще несколько прохожих. — Это чума!

Тройняшки, как по команде, вынырнули из ревущего пламени и схватили несчастную. Кирст и Карэн профессионально утянули ее за собой, а Криста зажала рот барышне, так пронзительно кричащей только секунду назад.

— Как узнал? — она, наконец, отпустила девушку и приложила палец ко рту, указав, что бы та помалкивала. Девушка быстро закивала, видимо признав в молодых людях стражей, и юркнула в толпу.

— Запах. — Айнон резким движением снял свои перчатки и сжег их за считаные секунды. — Нужно сообщить Магистру и немедленно допросить женщину.

— Этим займемся мы, а вы пока проследите за государыней. — Криста уже было обернулась, что бы уйти, как вдруг остановилась и протянула мужчине бутылочку с настоем. — Выпей, и одежду лучше сжечь всю. Ты натолкнулся на нее, поэтому не медли. — на этом девушка скрылась в реве пламени.

— Иди, тебя сменит Рина. — Гектор нахмурился и покачал головой. — Откуда она взялась только здесь?

— Не знаю, но мне это не нравиться. — Айнон выругался и тоже скрылся в огненных всполохах.

Ничего не ведающие люди, продолжали сновать меж торговых рядов и даже не подозревали, что смерть совсем близко.

  • О любви - NeAmina / Необычная профессия - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • «Катерина» / Дубов Сергей
  • Салфетка №43 / Скалдин Юрий
  • Глава первая: / Из ни откуда в никуда / Дуреев Антон
  • Разные слезы / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА  Сад камней / Птицелов Фрагорийский
  • Рождение Звезды / Судьба Ветра
  • Случайному собеседнику / Лисовская Виктория
  • Ничего личного / Белая Катя
  • Кампания 1812 года / Фомальгаут Мария
  • Где целовать девушку / Что хочешь ты / Хрипков Николай Иванович
  • *трясина / Коновалов Юрий Анатольвич

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль