Глава 1

0.00
 
Глава 1

Смрад и агония царили вокруг меня, сколько себя помню. А что мне еще помнить? Что я могу помнить кроме холода и постоянного голода. Ничего. Эта пустота живет во мне годами. Я свыклась с тем, что это неизбежно. Сегодня был тяжелый день. Очень тяжелый. Я буквально свалилась на свой топчан в этой маленькой комнатушке над таверной, в которой работала день и ночь. Мать мерно спала вот уже пятый день. Слава богам травы сестры Диры помогли, и она успокоилась. Но они были очень дорогими, поэтому теперь мне придется просидеть в теплицах не меньше недели, что бы заработать хотя бы на хлеб. Про воду я вообще уже забыла. Снег было сподручнее топить, чем пить ту гадость, которая больше походила на болотную жижу. Свозь щель в окно продувал морозный ветер, поэтому я закуталась посильнее в одеяло и приготовилась забыться таким спасительным сном.

— Кара!!! Просыпайся крыса ты подзаборная!!! — дверь почти слетала с петель от того грохота, с которым явился мастер Квинт. Что этому старикашке еще нужно?!!

— Не орите, мать разбудите!!! — я подошла и тихонько открыла засов. С той стороны меня схватили за шиворот рубахи и втащили в коридор.

— И чего спать поперлась? А? — на меня зло посмотрели глубоко посаженые голубые глаза, в обрамлении россыпи морщин. — Там клиентов прорва. Прибыл караван с продовольствием из юга. Поторапливайся!!! — с этими словами полусогнутый и хромающий старик бросил в меня фартуком и стремительно развернулся в направлении лестницы. Его не интересовало, что на дворе первый час ночи, а я не спала почти сутки. Его интересовали только деньги, на которые можно было купить очередную шлюху из Красной улицы. Матер Квинт был состоятелен по меркам Нижнего города и мог себе позволить такую роскошь, как лошадь, например. Меня же с матерью он банально купил. Нет, не на невольничьем рынке, а вместе с нашим домом. Когда от чумы умер отец, мать совсем помутилась рассудком. А кто ж возьмет работать больную женщину и маленького ребенка? Вот мастер Квинт и предложил ей денег взамен за наш одноэтажный домик. Мать, ведомая болезнью, подписала документы не глядя, даже не осознав, что вместе с жильем, продала себя и родную дочь. Так мы и попали в Деревянный переулок, в котором прошло почти все мое детство. Прикрыв всего на секунду глаза, я натянула этот злосчастный кусок тряпки и пошла вниз. Уже на лестнице я ощутила соленый запах моря и табачный дым. В таверне можно было топор вешать, так было накурено. Я привычно почувствовала головокружение, но тут же взяла себя в руки и прошла к раздаточному столу. Надо сказать, что народу было очень много. Женский смех и мужской бас резал уши, но я упорно не обращала внимания. Пусть, все равно здесь уже завтра никого не будет. Торговцы народ богатый и задерживаться в нашем городе не станет, ведь услуги стражей не дешевые, а торговцы слишком скупы.

В дальнем углу сидели трое мужчин закутанных в плащи и меха, а подле них уже восседали две девицы. Я так привыкла к такому, что, не удивляясь, подошла принять заказ. В нос ударил запах вина и меня замутило. Крайний из мужчин, самый старший и полностью седой, обернулся ко мне и окинул уничижительным взглядом.

— Надо будет сказать Квинту, что бы подавальщиц набирал поаппетитнее… — мужчины загоготали все разом, а девки только скалились, смотря на меня не скрывая отвращения. Ну да, кому тут еще отвращение испытывать, как не шлюхам?!

— Господа желают отужинать? — мой голос охрип и походил на скрипучий шепот.

— Ты смотри она и пищит как мышь… — синеглазый брюнет на плече, которого висела одна из девиц, оскалился, и все опять начали смеяться. Я привыкла к такому, поэтому покорно ждала, когда же они сделают заказ и я смогу избавиться от их общества.

— Принеси мяса и вина побольше, а еще хлеба. — каждый раз когда я слышала с какой легкостью они произносят эти слова, у меня скручивался желудок и я переставала дышать. Все, что могла это вдыхать запах из кухни и пускать слюни, пока эти «господа» вкушали пищу, а не жратву, как выражались иногда некоторые. Я спешно покинула зал и передала заказ кухаркам, а сама привалилась к стене, в надежде удержатся на ногах.

— Эй, Кара! С тобой все в порядке? — Берта, одна из кухарок набрала мутной воды из ведра и протянула мне. — На вот, попей, а то с ног свалишься, а нам потом отвечать. — ну как мне сказать этой тощей и высокой женщине, что я больше не могу пить эту болотную тину.

— Берта, я жива еще. Вот сейчас постою немного и мне станет легче. Спасибо за заботу. — женщина поморгала карими глазами и смахнула седеющую косу.

— Эх, детка, помрешь ты скоро. Смотреть страшно, в тень будто превратилась. Вот парнишка с Кривой дороги тоже помер недавно, от этой же хвори. Слег бедняга от голода и усталости. — как же мне было тошно все это слушать, а женщина все продолжала говорить, пока накладывала мясо по тарелкам и наливала в кувшины вино. Недолго думая, я схватила все и прошла в зал, да так и застыла посреди него. Вернее застыли все, потому что такое не каждый день увидишь. В дверях таверны, впуская снежные хлопья и пургу с улицы, стоял страж. Высокий молодой мужчина цепким взглядом ярко синих глаз, осмотрел таверну и ее посетителей, даже не сдвинувшись с места. Мужчина был одет явно не по погоде. Черный приталенный плащ с капюшонном и кожаные сапоги с высоким голенищем, точно не согревали. Как и тонкие черные перчатки. Но ему и не надобно. Стражи из клана Льда не чувствуют холода. А то, что мужчина был именно из них, выдавали белоснежные волосы, собранные в высокий хвост, и длинный тяжелый клинок за спиной. Надо сказать, что ни один мужчина, виденный мной до этого, не приводил меня в такой неописуемый ужас и непонятный восторг.

Тем временем в зал вылетел мастер Квинт, да так и затормозил, остановленный взглядом стража.

— Ты хозяин? — мастер Квинт аж сжался, но сумел хотя бы кивнуть. — Отлично. Пойдем, поговорим. — и указал на лестницу. Мастер Квинт опять кивнул и даже не успел еще развернуться, как страж уверенной походкой прошел к лестнице и начал подниматься.

Как только они исчезли из виду, седой торговец из моего столика, пророкотал на весь зал.

— Чего застыла, мышь. Тащи сюда свои кости!!! — я обернулась и попала опять на грешную землю, вспоминая, где нахожусь. Быстро выгрузила все на стол и поспешила прочь. Кухарки ждали меня, уже со следующим подносом, который я не спеша подняла и чуть не упала. Из головы не лез страж, который прямо сейчас был наверху и разговаривал с Квинтом. Что ему могло понадобиться в Нижнем городе? Стена окружала Верхний город, там и обитали кланы. С этими мыслями я поплелась обратно к столику. Силы покидали меня, но голова никак не могла успокоиться и была полна мыслей. Я только что впервые увидела кого-то из Верхнего города. Да что там! Я увидела стража. Настоящего стража из клана Льда. О них мне часто в детстве рассказывал покойный отец, и все эти истории были для меня, маленькой девочки, словно сказки на ночь. И вот сказка ожила, в буквальном смысле.

Я так погрузилась в свои воспоминания, что не заметила, как прямо таки налетела на стол и расплескала все содержимое подноса. В ужасе пришла в себя мгновенно, но в туже секунду мое лицо опалило огнем. Седой торговец вскочил и ударил наотмашь. Очень больно ударил.Одним богам известно, как я устояла на ногах.

— Вот же тварь!!! Ты куда смотришь, дрянь??? — и замахнулся снова, а я зажмурилась, ожидая, что следующий удар точно повалит меня на пол. Но прошла секунда, потом вторая, а удар так и не последовал. Зато я четко услышала голос над своей головой. От него веяло таким холодом, что ни одна стужа не сравнится.

— Ты долго думал, пока позволил себе ударить женщину?! — я медленно открыла глаза и увидела над своим плечом руку, обтянутую черной перчаткой, которая крепко сжимала запястье седого торговца. Последний от боли скрючился так, что буквально не дышал. — Мне повторить вопрос?

— Нет! Простите, гос… господин. — я с немым ужасом наблюдала как рука торговца покрывается сначала тонкой коркой инея, а потом и вовсе синеет. — Господин, прошу!!! — взмолился седой, а девицы, сидевшие за столом, тихо запищали, когда рука торговца стремительно почернела и рассыпалась на множество осколков у его ног.

— Что бы другим неповадно было!!! — тихо прошипел страж, но мне почему-то показалось, что его расслышали все. Мужчина стремительно провел той же рукой по моей ушибленной щеке и боль исчезла. И он просто исчез, оставив по себе снежный вихрь от открытой двери.

— Кара! — Квинт пробасил на весь зал так, что в этой тишине как будто гром прогремел. — Наверх, живо!!! — и я побежала. Из последних сил, но помчалась так, что очнулась только за дверью своей комнатушки. Буквально сползая по деревянной поверхности, я продолжала держаться за уже не болевшую щеку, которая отдавала холодом, а мои руки пахли свежей метелью.

JJJ

Огромные своды стен окружали Высокий замок, в котором витал непримиримый огонь. Он был повсюду — разжигал чертоги и помогал согреться каждому, кто входил в стены замка. Но сегодня ранним утром и в него попала снежная метель.

— Дамиан! — высокий блондин в черном, поприветствовал своего бывшего друга, с непослушной косой каштановых волос. Страж из клана Огня смотрел неотрывно в глаза стража из клана Льда. Тристан был до невозможности предсказуем, и этот визит не стал неожиданностью для Дамиана. Мужчина знал, что ледяные, рано или поздно, узнают о ситуации в Нижнем городе.

— Тристан, я знаю, зачем ты пришел, и ты знаешь мой ответ. — Дамиан накинул на плечи черный плащ и закрепил оружие на поясе.

— Дамиан, я не просто так сюда пришел. Я был в Нижнем городе, и видел к чему привело то, что мы не удержали задние отвесы стены. Химеры пробираются в город стаями и питаются людьми, заражая их чумой. — было видно, что Тристан на гране того, что бы заморозить Высокий замок и уйти отсюда с чистой душой.

— Клан Огня призван защищать Верхний город и передний край стены! — в глазах Дамиана полыхнул огонь и Тристан видел это, но даже и не подумал остановиться.

— А то, что гибнут люди, вас не интересует? — глаза мужчины медленно наливались пронзительным голубым сиянием.

— Нет! В Нижнем городе свои законы Тристан и тебе ли не знать об этом. — брюнет знал по чему ударить. Так же он знал, что Тристан не просто так заявился в Нижний город. — Что с первым кругом?

— Исчез вместе с несколькими нашими. И это вторая причина, из-за которой я посмел нарушить твой покой, огненный.

— Они готовят нападение и, видимо, поэтому запустили химер через заднюю стену.

— Несомненно, вы решите этот вопрос. Вы же не позволите, что бы Хладные выкрали хоть одну душу из Верхнего города? — блондин скривился и исчез в снежном вихре.

Дамиан стремительно покинул смотровую и отправился на стену, что бы найти магистра Талия. Мужчине предстоял неприятный разговор, поэтому он уже сейчас готовился. Привести нужные доводы будет трудно, но им непременно нужно предотвратить приезд наследной принцессы в Верхний город. Ведь она единственная является носителем истинного огня. Если Хладные почуют ее, беды не избежать. Да и не нужно забывать о том, что за бедной девочкой вот уже второй год ведется охота. Кто-то рьяно хочет заполучить корону, а лучший способ это сделать — убить наследника, ослабив правителя. Магистр как всегда стоял у края и смотрел в бескрайнюю даль, туда, где разгорался рассвет, рождая новый день. Его плащ колыхался на ветру, но мужчина будто не чувствовал холода и порывов метели, которая несла по каменной кладке белый пух. Талий прожил достаточно, что бы увидеть, как погибают его близкие и как умирает этот мир. Но он стоял неизменно на этом месте, встречая каждый восход солнца как последний. Седина только подобралась к нему, но он уже чувствовал себя немощным стариком, неимоверно уставшим от этой борьбы, где все они были как слепые котята.

— Я ждал тебя, Дамиан. — Талий даже не обернулся, услышав шаги молодого стража. Он знал, что Дамиан единственный, кто, так же как и он, ценит каждый миг, проведенный в тишине. — Пришло сообщение о том, что принцесса Араниэль уже в пути.

— Этого я и боялся. — Дамиан тяжко вздохнул и тоже устремил взгляд к поднимающемуся солнцу, встав рядом с магистром.

— Я знаю, мальчик мой, что ты не в восторге от этого, но это приказ короля. Араниэль должна быть официально представлена наместнику Анкорда как будущая королева.

— Первый круг пал, унеся за собой нескольких ледяных, а это значит, что мы просчитались. — пурга понемногу утихала под натиском солнечного света, открыв завораживающий вид на глубокое ущелье внизу. За его границами стояла еще одна стена — Первый рубеж. Она была ниже, чем Высокий замок, но намного шире и мощнее. Каждый ее камень был высотой в несколько метров и настолько же широк. Первый рубеж охранял клан Льда. Даже сейчас, в этой увядающей мгле, можно было разглядеть, как ледяные стражи меняли караул и прохаживались, проверяя орудия и катапульты.

— Тристан приходил? — магистр понимающе улыбнулся и продолжил. — Его встревожили нападения химер в Нижнем городе, ведь так?

— Признаться это и меня встревожило. Чума начинает стремительно распространятся среди людей, но…

— Король запретил нам предпринимать что-либо до приезда принцессы. Да и после. Я знаю, Дамиан, это чудовищно, но у нас нет выбора. Мы призваны охранять Верхний город, в Нижнем же пусть разбираются обычные гвардейцы. — Талий узнал этот взгляд. Когда-то и он вот так же смотрел на мир, сквозь призму обостренного чувства справедливости. Но с годами мужчина осознал простую истину — этой справедливости не существует, каждый поступает в свою выгоду. Никого не будет интересовать чума, пока не заразиться кто-то из Верхнего города, в котором правили не только деньги, но и алчной расчет.

— Если не найти брешь в заднем отвесе стены, Нижнему городу грозит эпидемия.

— И тогда вмешаемся мы… — Талий не пытался разбить юношеский максимализм Дамиана, но все же стремился донести до него, что они не вправе поступать так, как хотят, даже если это единственное правильное решение. Дамиан выдохнул и опять всмотрелся в стены Первого рубежа.

— Иногда я жалею, что не родился с ледяным сердцем, ведь оно порой намного человечнее огненного. — слова слетевшие с губ юнца, не удивили Талия. Он сам желал бы стать ледяной глыбой, чтобы не нести бремя своих грехов, коих у него за полвека набралось с лихвой.

— Принцесса прибудет в Анкорд через два дня. Ты должен быть готов к тому, что вместе с ней приедет правящий клан Пламенеющих. Нельзя допустить ошибок Дамиан, они будут стоить нам жизней. — Дамиан и сам знал, кто такие Пламенеющие. Эти господа не прощают ничего и никого. Они не дают второго шанса. Поэтому он всмотрелся в глаза магистра и кивнул.

— Что делать с первым кругом?

— Оставь это Тристану. Я уверен, он разберется сам. — с этими словами магистр Талий исчез в реве пламени.

JJJ

Я проснулась на полу. В окно уже давно светило солнце. Его лучи слабо согревали мои голые ступни. Слабость во всем теле не дала мне возможности подняться сразу, поэтому я начала растирать отекшие руки и ноги в попытке проснуться окончательно. События вчерашней ночи всплыли в памяти яркой вспышкой, и я с ужасом подскочила, забыв и про усталость и про затекшие конечности. Боги меня же Квинт убьет! Он выгонит меня вместе с матерью на улицу! Со стороны кровати послышались сдавленные хрипы. Я не сразу сообразила, что это мама начала просыпаться. Быстро налив в стакан талой воды подлетела к ее кровати и попыталась напоить, но что-то было не так. Она не приходила в себя и еле дышала. Я раскрыла одеяла и буквально упала на пол. На ее руках были характерные язвы и гниющие волдыри… Чума!!! Это была чума. Я уже видела такое у отца, и через пару дней он умер. От этого не было лекарств. Последнее спасение — маги целители, канули в небытие вместе с наступлением зимы. Руки начали трястись, а из глаз брызнули слезы.

— Мамочка, мамочка проснись, прошу!!! — мой бессильный шепот перешел в сдавленные всхлипы. Но она не слышала, и не сможет уже услышать, потому что жар не позволит ей прийти в себя. Я кинулась к дверям и, не разбирая дороги, буквально влетела в Берту.

— Кара, лучше подымись к себе, от греха подальше!!! — ей было плевать. Я видела в ее глазах лишь осуждение. Женщина не хотела меня слышать.

— Берта… Мама…

— Да мне все равно, что с твоей полоумной матерью!!! — крикнув мне это в лицо, она обогнула меня, отпихнув с дороги.

Я понеслась во двор и побежала по улице, вдоль вереницы торговых лавок и таверн. Только сестра Дира может мне помочь. Я разбивала ноги о камни и бежала по щиколотку в болотной жиже. Только у дома послушниц смогла остановиться и отдышаться. Ужас и паника затопили меня с головой. Ничего не понимая, забарабанила в двери со всей силы.

— Деточка, что случилось? — в дверях стояла сестра Дира в серой рясе и с книгой в руках.

— Умоляю, помогите!!! — я упала на колени и зарыдала. Теплые руки накрыли мои плечи и ласковый голос вопросил.

— Кара, что произошло такого, что ты сама не своя? — она продолжала меня гладить и успокаивать. Вот только как можно успокоиться, когда последний родной тебе человек скоро покинет тебя?

— Мама… у нее чума… — мой шепот стал сродни раскату грома. Теплые руки отшатнулись, а уже через секунду, подняв голову, я с ужасом наблюдала, как перепуганная послушница живо закрывает двери прямо перед моим лицом.

Поднявшись, я еще долго смотрела с неверием на закрытую дверь, понимая, что на этом конец. Никто не захочет спасать больного чумой, никто… Оглушительные крики и плач затопили улицу, и я увидела, как из дома напротив выносят мужчину на простынях и бросают в телегу. В телегу, которая с верхом была набита такими же телами. Нет… Нужно назад!!! И я побежала обратно, пытаясь даже не думать о том, что катилось за моей спиной. Но я не успела… У входа на задний двор стояли гвардейцы. И в руках у них было тело, завернутое в простынь.

— Нет!!! Она еще жива, не смейте!!! — я врезалась в одного из гвардейцев всем телом и тот, не ожидая такого напора, выпустил ношу из рук. Это была мама, моя мамочка. Огненные пряди волос, подернутые сединой, были спутаны. Лицо бледное и безжизненное, глаза так и не открылись. — Мамочка, это я — твоя Кара. Открой глаза, мамочка!!!

— Пошла вон, дура!!! Тоже помереть хочешь??? — гвардеец отшвырнул меня и накинул простынь обратно. А я застывшими от ужаса и боли глазами, смотрела на то, как мою мать закидывают в такую же телегу, поверх еще нескольких тел. Время остановилось… Рука матери выпала из простыни и безвольно повисла, а на дорогу упало кольцо. Ее обручальное кольцо. От бессилия я не могла пошевелиться, но увидев тонкий ободок серебра в болоте, пришла в себя и схватила, то, что осталось от моей жизни. Один из осколков моей разбитой души.

— Вставай!!! — Берта резко схватила меня под руки, но я не желала двигаться. Не желала жить. Я смотрела вслед катившейся в пропасть телеге. И тогда меня окатило ледяной водой. Жуткий холод заставил зубы стучать, а тело дрожать.

— Ну вот, полегчало. — надо мной стоял Самюэль. Помощник и по совместительству приемный отпрыск Квинта. Парень оскалился и одним рывком поднял меня с земли.

— Пусти! — я пыталась вырваться, но это было тщетно. Самюэль был жилистым и на голову выше, чем я. Меня грубо впихнули в хлев и бросили на пол.

— Берта, отмоешь ее и переоденешь. Что бы к вечеру была как новенькая медная монета. Отец сказал, что, возможно, девка чумная, поэтому надобно продать ее по-быстрому. Хоть денег заработаем. — бросив распоряжения кухарке, Самюэль ушел.

— Кара, подымайся. Придется последний кусень мыла на тебя израсходовать. — и только после этих слов до меня медленно дошел весь смысл произошедшего. Мать мертва, ее сожгут в выгребной яме, а меня продадут, и скорее всего в какой-то притон на Красной улице. И я… смирилась. Во мне не осталось ничего живого, поэтому я безвольно позволила сделать со мной все, что требовалось.

На то, что бы отмыть и переодеть грязную подавальщицу ушло не меньше двух часов. Когда Берта закончила, на улице стало совсем темно, а в таверне появились первые посетители. Женщина спокойно повела меня под локоть к небольшой комнатушке, в которой обитал в рабочее время мастер Квинт. Кухарка постучалась и, услышав, утвердительный ответ с той стороны, впихнула меня внутрь. В комнате царил полумрак и лишь две свечи освещали помещение слабым светом. В кресле напротив Квинта, сидела женщина средних лет, закутанная в меховой полушубок. Ее цепкий взгляд просканировал желанную добычу в моем лице, и она утвердительно кивнула.

— Отличный товар, Квинт. — женщина поднялась и только теперь я смогла рассмотреть ее лицо. Подернутые тонкими морщинами почти черные глаза, грубый, прямой нос и тонкие губы, выкрашенные в красный. — Такое необычное сочетание рыжих, почти огненных волос и голубых глаз. Где ты прятал это чудо?

— Она моя подавальщица, а ты сама знаешь, что эта за робота, Амэли. — Квинт злорадно ухмыльнулся и прокашлялся. — Так мы договорились?

— Всенепременно. — пропела Амэли и бросила на стол кошель с деньгами, не отрывая от меня глаз. — Ты озолотишь меня, дорогая, если не будешь ленится. — слизкая потная ладонь прошлась по моей щеке и остановилась у губ, проведя по ним большим пальцем.

JJJ

Рина стояла у подножья стены и пыталась руководить процессом возведения нового отвеса, на котором нужно было немедля разместить дополнительную стражу. Как же некстати принцесса заявилась. Все как по струнке ходят с самого утра, и Рина не стала исключением. Холод не давал мыслить здраво. Как же это ужасно чувствовать холод. Раньше элементали не ощущали его, но с уходом магии, его щупальца добрались и до них. Рина выпустила огонь и попыталась согреться. Солнце клонилось к полудню, и девушка знала, что Дамиан скоро явиться проверить роботу, а проверять было нечего.

— Сколько можно повторять?!!! То, что вы обуглили куски скальной породы, не превратит их в слитный камень!!! — Рина медленно вскипала, смотря на то, что творили эти криворукие особи, именующиеся огненными стражами. — Все, вон!!!

Снег под ногами девушки, заискрился и начал стремительно таять. Грубая ткань боевой формы медленно растрескивалась, выпуская наружу огненную стихию. Волосы и все тело девушки превратилось в огонь. Неистовый и беспощадный свет в глазах излучал немую уверенность в собственных силах. Рина вскинула руку, и воздух загудел, неся за собой плотную стену огня, что бы уже через мгновение превратить куски сложенной породы в монолитный камень, раскалив и оплавив их.

— Вот так нужно работать! — рявкнула девушка и приняла свою обычную форму.

— Развлекаешься? — Дамиан вышел из ближайшего туннеля на поляну перед стеной и, осмотревшись по сторонам, одобрительно кивнул. — Недаром именно тебя я заставил этим заняться.

— Я должна тебя поблагодарить за это? — язвительности в элементале было с лихвой. Мужчина пропустил колкость и нахмурился, подобравшись.

— Ты нужна в Чертоге.

— Что-то случилось? — Рина стряхнула непослушную красную прядь с лица и сложила руки на груди.

— С Араниэль приезжают Пламенеющие!!

— Даже так?! — Рина злорадно ухмыльнулась и облизалась.

— Рина это не шутки. Магистр уверен, что это может повлечь за собой весьма плачевные последствия. — Дамиан строго посмотрел на девушку, но потом, закатив глаза, покачал головой. — Ты не исправима.

— Посмотрим, что Асмодэус на этот раз будет вверять нам в вину. Теперь он точно не отвертится, Дамиан. Я клянусь тебе, собственным огнем.

— Рина, он опасен даже для тебя. — но девушка не хотела ничего слышать и лишь отмахнулась, войдя в туннель.

— Я слышала, наш старый друг заходил на рассвете? — длинная вереница подземных переходов отдавала теплом от стен. Чем ближе было к Чертогу, тем теплее были скалы.

— Тристан решил, в очередной раз, выразить свое недовольство. — Дамиан вздохнул и начал вспоминать недавний разговор с ледяным.

— Дамиан, ты же сам понимаешь, что он не пришел бы к тебе просто так, нервы потрепать, например. — они свернули вправо. Узкий проход вывел их к открытой вытой лестнице, высеченной в скале.

— В Нижнем городе неспокойно.

— Что опять? — Рина догадывалась, что дело в чуме и химерах, но все равно решила спросить.

— Химеры принесли чуму. Тристан сказал, что она стремительно распространяется.

— Это плохо! Может привести к эпидемии, и нам тогда придется… — но за нее закончил Дамиан.

— Сжечь половину населения города. — мертвым голосом произнес мужчина.

— Боги… Опять!!! — Рина стиснула кулаки, но продолжила подъем по лестнице. — Что сказал магистр?

— Вэон приказал не вмешиваться.

— Король Ксарах сошел с ума. Его только столица интересует, а на людей наплевать!

— Примерно тоже мне сказал Тристан. — Дамиан обогнул девушку и, призвав огонь, приложил ладонь к стене, которой заканчивалась лестница.

— Всегда считала его умным мужчиной. — Рина ловко прошла в открывшийся проход и только здесь поняла, что согрелась наконец-то окончательно.

Чертог — зал с огромным очагом пламени, встретил пару теплом и уютом. Высокие колонны и круглый стол посредине, каменный отполированный пол и факелы по периметру — все это, несомненно, было родным для девушки. Только в Чертоге огненный элементаль чувствовала себя как дома. Здесь собрались все стражи первой ступени, значит дело действительно серьезно, подумалось девушке.

— Ты успела сжечь кого-то или сегодня бедные адэпты не пострадали? — молодой парень с длинным хвостом черных волос оскалился в сторону Рины и подмигнул.

— Как только я решу кого-то испепелить, я обязательно тебя уведомлю, Айнон.

— Надеюсь, Высокий замок уцелеет, когда сюда Асмодэус явиться. — еще один из стражей, сидевший до этого в высоком кресле, задумчиво провертел в руках свой лук. Его тонкие пальцы, любовно провели по тетиве. Встряхнув каштановую челку с лица, он тоже ухмыльнулся. Гектор в отличие от своих собратьев стал невольным свидетелем общения предводителя Пламенеющих и Рины, поэтому прекрасно знал, чем это могло закончиться.

— Довольно! — стройная женщина, в длинном сером платье и с мечом на перевязи, обвела всех строгим взглядом. — Мы не для этого здесь собрались. — цепкий взгляд карих глаз остановился на Дамиане. Даяне не нравилось, то, что они собирались сделать, вернее не делать ничего. Именно это четко читалось в глазах их командующего магистра Талия, и именно это она увидела в глазахДамиана. Но это был приказ, и явно королевский.

От стены, о которую все это время опирался, оттолкнулся еще один мужчина. Он медленно прошел к очагу и сложил руки на груди. В его длинных рыжих волосах заискрился свет от пламени, а напряженная спина, говорила о том, что он крайне взволнован.

— Дамиан, гибнут люди. — Кристофер так и не обернулся, но он знал, даже не смотря никому в глаза, что с ним согласны все. — Мы призваны истинным огнем защищать людей. Мы их последняя надежда. И вместо этого раз за разом мы должны подчиняться воле правителя, а не исполнять свой долг.

— Кристофер мы не вольны решать сами. — Дамиан устало опустился в кресло за круглым столом и закрыл глаза. — Сейчас наша задача обеспечить безопасность принцессы Араниэль и не попасть под немилость Асмодэуса. Иначе тогда и Верхний город будет некому охранять.

— Что мы должны сделать, Дамиан? — Даяна тоже села за стол и сложила руки на груди.

— Араниэль прибудет послезавтра на рассвете. Магистр Талий встретит ее у Первого рубежа вместе с кланом Льда. Дальше вы сами знаете.

— Это все хорошо, но кто-то из нас должен остаться в Высоком замке. Нельзя оставлять молодняк без присмотра. — Гектор был прав, и Дамиан понимал его тревогу. Сами адэпты не справятся в случае прямого нападения Хладных. А последние попытаются напасть наверняка, учуяв королевскую кровь.

— Я останусь! Все равно мне противно даже спускаться в Верхний город. — Кристофер обернулся и вздохнул. — Кроме того, если там будет брат, мне там делать нечего.

— Ты так и не поговорил с Асмодэусом? — Даяна покачала головой. — Вы же одной крови.

— Я не могу разговаривать с человеком, в котором этой самой человечности не осталось не крохи, Даяна.

— Ладно, с этим решили. Что будем делать с наместником? Он намеревается бал устроить. — пять пар ошарашенных глаз посмотрели на Дамиана.

— И это в разгар зимы, когда итак жрать нечего? — Рина резко запылала. Элементаль иногда совсем не понимала человеческой природы. Вот и сейчас она была в глубоком шоке от выходки этого пузатого напыщенного старикашки, который решил развлечься в такое тяжелоевремя года.

— Опять же это не нам решать, малышка. — Айнон со скучающим и хмурым видом окинул Рину взглядом и развел руками.

— Еще раз так меня назовешь, и я тебя в пепел превращу, человек!!! — но перебранку этих двоих остановила Даяна.

— Придется просить о помощи ледяных.

— Тристан не покинет Первый рубеж, даже если в Верхнем городе произойдет апокалипсис. Он ненавидит богачей и аристократов. — Гектор покачал головой и посмотрел на Дамиана.

— Я поговорю с ним.

— Одного не могу понять, зачем принцессе такая охрана? — Рина со всего размаху уселась на стул и нахмурилась.

— На нее ведут охоту. Ведь так? — Айнон как всегда зрел в корень.

— В столице ее пытались дважды убить, но каждый раз тройняшки предугадывали ситуацию и просчитывали нападения. — Дамиан невольно вспомнил эту троицу. Два брата и сестра были носителями удивительно сильного дара абсолютного пламени. Именно поэтому они стали частью Пламенеющих.

— А здесь, что им помешает? — Рина скривилась и фыркнула. Она прекрасно знала этих детишек. Настоящие исчадия преисподней.

— Они не на своей территории. — резонно заметил Гектор. — И к тому же, они не настолько всесильны, как все считают. Если их разъединить, то легко уничтожить, поэтому-то они и таскаются везде вместе.

— Нам нужно действовать быстро. Так, что бы не оставить Пламенеющим и шанса на то, что бы прикопатся к нам. В прошлый мой визит в столицу, они дали ясно понять, что наше самоуправство не нравиться Вэону. — Айнон протер несуществующую пыль на столе и щелкнул пальцем.

— Пожалуй, я прямо сейчас наведаюсь в Первый рубеж. — Дамиан поднялся, а за ним, не прощаясь, стражи поочередно исчезли в реве пламени. Мужчина задержал взгляд на гладкой поверхности стола, по которой плясали блики от огня в очаге, а через мгновение и он покинул Чертог.

— Почему я не удивлен, что ты заявился? — Тристан стоял в пол оборота в зимнем саду и сразу почувствовал то, как огненный ступил на снег из огня.

— Тристан, ты же уже наверняка догадался, зачем я здесь? — Дамиан устал от всего этого. Он хотел одного — забыться. Но это роскошь. Мужчина подошел к ледяному и посмотрел в пронзительную синеву. Если бы сейчас была ночь, глаза Тристана сияли бы не хуже самой яркой звезды.

— Катарина сказала мне, что аристократы решили бал закатить. Только причем здесь мы? — Тристан ухмыльнулся и скрестил руки на груди.

— Араниэль в опасности. Неужели тебе все равно??? — Дамиан, впервые за последнее время, не сдержался и перешел на крик.

— Да мне вообще плевать на эту семейку, ясно!!!

— Тристан, Араниэль не виновата в смерти твоей сестры. Я был там, и уверен, что Надира погибла от несчастного случая.

— Да! Потому что принцессе захотелось на лошадях по пустоши зимой погасать!!! И потому что Вэону было плевать на девушку из Нижнего города. Как он тогда сказал?! — Тристан сжал кулаки и оскалился. — Не она первая, не она последняя, да?

— Тристан…

— Не нужно! Ты хоть понимаешь, что я испытываю каждый раз, когда вижу эту девчонку?

— Она была ребенком…

— Ненависть, Дамиан! Жгучую ненависть, которая выжигает все внутри. Надира была единственным родным человеком. Я вырастил ее!!! Я пообещал родителям, что присмотрю за ней, а вместо этого ее загрызла химера, когда она спасала Араниэль.

— Мне придется просить помощи Катарину. Ты совсем с ума сошел! Сколько можно, Тристан? Уже четыре года прошло? Ты думаешь, мне легко? Если ты помнишь, Надира была моей невестой!!! — на этих словах мужчина призвал пламя и исчез, оставив Тристана стоять в немой ярости.

Позади послышались тихие шаги, и мужчина обернулся. По саду неспешно шла Катарина. Магистр льда была собрана и спокойна как всегда. Женщина тепло улыбнулась Тристану и еле слышно вздохнула. Мальчик совсем опустил руки и даже не замечает, как уничтожает сам себя. Она помнила его другим. Тристан в любой ситуации находил положительные стороны и улыбался. Сейчас же Катарина смотрела на взрослого мужчину, который утонул в горе.

— Магистр, рад, что вы уже лучше себя чувствуете. — Тристан кивнул головой в знак приветствия и выдохнул с облегчением. Если Катарина в порядке, значит, ему не придется встречать королевский караван.

— Тристан ты взволнован. — женщина не спрашивала, а констатировала факт.

— Нижний город охватила чума. А нам связали руки из-за приезда наследной принцессы.

— Дамиан был здесь? Я чувствую остаточною энергию его огня. — женщина прикрыла глаза.

— Да.

— И что же он сказал по этому поводу.

— Король Ксарах запретил вмешиваться, пока Араниэль не покинет Анкорд. Дамиан намерен просить вас о помощи в сопровождении принцессы в Верхнем городе. — Тристан прекрасно понимал, что Катарина не откажет, и поэтому не видел смысла молчать. — И я, против.

— Тристан мы не можем отказать. Она носитель истинного огня. Если Араниэль убьют, клан Огня ослабнет, и мы останемся один на один с Хладными.

— Катарина вы приняли решение, я это вижу. Так зачем продолжать этот бессмысленный разговор? — с этими словами снежная стужа скрыла мужчину из глаз, пока он не исчез.

— Как же тебе трудно придется, мальчик.

JJJ

Мерзкий запах духов и алкоголя, смешался в бешеный коктейль этого места. Если бы я могла выбирать, я бы выбрала смерть, нежели пребывание здесь. Красная улица встретила нас огнями и незатихаемым ночным весельем. Молодые и нет, мужчины прохаживались вдоль улицы с яркими вывесками увеселительных заведений, держа под руку, уже изрядно захмелевших, девиц. Осознав, куда меня завела судьба, я невольно поблагодарила смерть, за то, что эта старуха с косой, не позволила увидеть моей матери всего этого. Я хотела бы думать, что здесь хотя бы чище, чем в Деревянном переулке, но это было не так. Грязь и коричневый от болотной жижи снег, мусор и помои — все это, как и везде, было атрибутом Нижнего города. Мне невольно подумалось, что и я скоро превращусь в такую же грязь. Окунусь с головой в эту тину и наверняка, забуду, как меня зовут. Ведь здесь мне дадут другое имя. Что-то слащавое и пошлое, например, Розочка или Жасмина. Амэли остановилась у одного из домов с кричащей вывеской — «Жаркие объятия». Меня сковал холод, а к горлу подобралась тошнота.

— Чего встала, дорогая? — женщина двулично улыбнулась и открыла передо мной двери. — Проходи не стесняйся.

Меня грубо пихнули в спину, и я вошла. Внутри все было еще хуже, чем снаружи. Мужчины сидели в глубоких нишах, оббитых старым дырявым бархатом красного цвета, а перед ними, под медленную музыку, танцевали голые девушки. Эти господа были явно не из Нижнего города. Одежда была чистой и дорогой, а сами мужчины хорошо выбриты и с целыми зубами, чего не скажешь о здешних. Поодаль от ниш, располагались кабинки из которых, даже при наличии музыки исходили весьма конкретные звуки. Подавальщицы лавировали между нишами и кабинками, одетые только в фартуки. Амэли оставила меня у одной из пустых ниш, а сама, видимо, ушла отдавать распоряжения. Я с опаской посмотрела по сторонам и натолкнулась на взгляд охранника, который все это время, оказывается, пристально на меня смотрел. Высокий и мощный Гвид, так его звали, был не молод. Мужчина явно прошел не одну войну и битву. Широкий шрам, через все лицо и кривой, неправильно сросшийся нос, придавали ему весьма ужасающий вид, при наличии длинной бороды, заплетенной в косицу и лысой головы.

— Сядь! — прохрипел он и указал мне на нишу.

Я спокойно села и опять обратила взор на зал, понимая, что вот он — конец моего пути. Грязный бордель стал моим новым домом. Из противоположного конца послышался истошный крик и мощный удар плетей. Я знала этот звук. Так наказывали воров и преступников. Часто на главной площади подвешивали тела тех, кого истязали плетью. Но кого бьют плетью здесь? Ответа долго ждать не пришлось. Из ниши в том углу буквально выпала избитая голая брюнетка. Девушка попыталась встать, но ноги ее не слушали. За ней в зал прошел высокий мужчина в белой расстёгнутой рубашке и с длинными светлыми волосами. Несомненно, аристократ. Он перекривился, бросил в девушку плеть и ухмыльнулся, а она… О, Боги!!! Она улыбнулась ему в ответ.

— Амелия!!! — аристократ перекричал музыку в поисках хозяйки, которая тот час вылетела в зал и не подошла, а подплыла к нему.

— Да, господин Вэлонд!?

— Сирена хорошо сегодня поработала. — тем временем девушке помогли уйти две танцовщицы. — Но скоро бал, и мне нужны будут несколько таких, как она.

— Выносливых? — лукаво улыбнулась хозяйка.

— Именно. — сказав это он, вдруг, остановил взгляд на мне. Я вся сжалась и перестала дышать. Несколько долгих, как мне показалось мгновений, мужчина прожинал во мне дыру, а потом махнул в мою сторону рукой. — И она.

— Кара не готова… — Амелия с ужасом посмотрела на меня, но потом кивнула.

— А если не готова, то я это исправлю. — он медленно шел через зал ко мне, огибая столы и кресла. Словно хищный зверь, он заставил меня дрожать. Страж… Я вспомнила вчерашний вечер, и мне жутко захотелось умереть. Здесь не будет никого, что бы защитить меня. Сюда не приходят стражи из клана Льда!

— Господин Вэлонд, девушка не готова к такому прямо сегодня! — хозяйка с нажимом обратилась к блондину и кивнула Гвиду.

— Значит, что бы до завтра была готова!!! — блондин сжал челюсть и строго посмотрел на Амели, которая учтиво кивнула и улыбнулась.

— Как пожелает господин.

Велонд развернулся и, приняв от одной из подавальщиц пальто, стремительно покинул бордель.

— Вставай! Твоя кровать готова. — Амелия подошла ко мне и резко вздернула с кресла, потащив за локоть в направлении лестницы, ведущей на верхние этажи. — Как меня только угораздило оставить тебя там, зная, что эта мразь сегодня здесь!?? Ох, теперь ты неделю с кровати не встанешь, а мне, что делать? Ты лучшая из моих девочек. Все они, что торговки базарные, по сравнению с тобой.

— А кто это был? — пока мы поднимались на второй этаж и вошли в длинный коридор, с десятком комнат, я пыталась не слушать то, что исходило из них.

— Это сын главы гвардии сэра Вэлонда. Рандолир Вэлонд. Садист и извращенец. — моя кровь застыла в жилах. — Его выходки выносит только Сирена, потому что сама такая же.

Мы поднялись еще на один пролет и попали в узкий коридорчик, в котором было несколько дверей. Все они были прикрыты и еле держались на петлях. Но здесь в отличии от трактира мастера Квинта было хотя бы тепло. Женщина толкнула крайнюю дверь и пихнула меня внутрь.

— Ты будешь жить еще с несколькими девушками. — она обвела комнату рукой и указала на крайнюю к окну кровать в три яруса. — Вот твоя. — Амелияткнула пальцем в нижнюю. Кровать была с голым матрасом, на котором лежало застиранное пожелтевшее белье и грязный серый плед. — И учти, милая. — женщина подняла рукой мой подбородок и посмотрела в глаза. — Если попытаешься сбежать, Гвид найдет тебя, куда бы ты не подалась. А потом твоя теперешняя жизнь, покажется тебе раем, в сравнении с той, что тебе устрою. Спроси девочек, они знают, что я делаю с беглянками.

Дверь хлопнула, а я осела на пол. Бежать? Она верно пошутила. Куда я сбегу? У меня нет ни дома, ни семьи и скоро я потеряю даже себя. В глазах вспыхнул образ белоснежного и холодного мужчины, так не похожего на тех, что сидели сейчас внизу. Неужели и он такой же?

JJJ

— Держать строй!!!

Вереница карет неслась сквозь холодную снежную пустыню с небывалой скоростью. Всадники, стройним кольцом, мчались рядом, попутно отгоняя холод, который подбирался к карете принцессы Араниэль Ксарах. Девушка, закутанная в несколько мехов, спокойно смотрела в окошко, за которым вот уже сутки мелькали пейзажи некогда прекрасных и цветущих земель, теперь же больше походивших на ледяную пустошь. Отец и нянечки, много рассказывали Араниэль о том, каким мир был до прихода холода и снега. Всюду цвели сады, текли полноводные реки, а леса утопали в зелени трав и мерцании цветов. Земля дышала волшебством, была богата и полна магией, но всего один день изменил это. День, когда Боги покинули наш мир, стал последним для магов. Многие из них покончили с собой, как писали хроники, многие смерились со своей судьбой, но озлобились так, что не замечали зла, которое их поглотило. Араниэль вздохнула и закрыла глаза, представляя могучих женщин и мужчин, которые горделиво проходили между зеленых трав и бурной реки в ореоле искрящейся магии. Эта картина висела в комнате принцессы, сколько она себя помнила. И единственным желанием, которое вызывала эта картина, было увидеть магов и зеленые реки наяву. Но открыв глаза, Араниэль неизменно созерцала белую снежную гладь и мертвый замерзший лес.

— Ваше Высочество, вы чем-то встревожены? — красивая молодая женщина, которая сидела напротив, посмотрела на девушку и нахмурилась.

— Нет, Алэя. Я просто устала. И почему нельзя было использовать огонь, что бы переместится?

— Асмодэус потратил бы слишком много силы, госпожа. А это привлекло бы внимание Хладных. Вы же понимаете, что такого нельзя допускать? — элементаль из клана Пламенеющих открыла занавеску со своей стороны и улыбнулась. — Кроме того, мы проделали больше половины пути. Асмодэус понимает как вам трудно, госпожа. Вы не привыкли к таким длительным путешествиям.

— Да, я никогда не покидала Халсиду. — Араниэль закуталась плотнее в шубу и принялась рассматривать пейзаж за окном дальше.

— Сколько вы их не видели? — вопрос Алэи полоснул ножом по больному сердцу.

— Четыре года. Со смертью Надиры все изменилось.

— Вы боитесь этой встречи, Ваше Высочество. Это написано крупными буквами у вас на лице.

— Нет мне стыдно и совестно из-за того, что я не уберегла от смерти свою подругу, которая заботилась обо мне.

— Вы были ребенком.

— Но это не вернет назад Нади.

Карета дернулась и резко остановилась. Снаружи послышался стук копыт, а в следующий миг, дверцы кареты открылись, являя магистра Асмодэуса. Молодой мужчина, облаченный в стальную броню, сверкнул красными глазами и учтиво поклонился. Черные длинные волосы, выбились из низкого хвоста, и несколько кроваво красных прядей упали на лицо пламенеющего.

— Ваше Высочество. Мы прибыли в Энлин. Дальше нужно своим ходом. Подданные должны поприветствовать будущую королеву. — Асмодэус подал руку девушке, и она осторожно ступила на землю.

— Это Орлиное ущелье? — Араниэль впервые видела такой красоты город, который стоял над глубоким ущельем. Пики гор золотило солнце, а замок, стоявший на самой вершине, был похож на дворец из хрусталя.

— Да, моя госпожа.

Принцесса еще несколько минут стояла и смотрела на множество мостов, соединяющих горные гряды между собой. Каждая вела в новый район Энлина, дома которого были высечены в горе и скалах.

— Здесь нет стражей? — девушка заметила, что нигде не было видно ни смотровых, ни стен, похожих на те, что окружали Халсиду.

— Это не нужно. Хладные по непонятным причинам не заходят сюда, будто бояться чего-то. — Алэя спрыгнула с кареты и поправила лук за спиной.

— Кроме того, здесь весьма интересный наместник госпожа. — Асмодэус подвел принцессу к лошади и ловко усадил ее в седло. — Мартиан страж первой ступени из клана Льда. Вы непременно с ним познакомитесь.

— Он тот самый носитель истинного ледяного сияния? — взгляд принцессы Араниэль зажегся жгучим интересом. Асмодэус невольно улыбнулся, увидев как золотистые глаза девушки, сверкнули огнем, а на лице появился румянец, резко контрастируя с чернотой ее волос.

— Да Ваше Высочество. У него такой же дар, как и у вас. — Алэя тоже улыбнулась и взобралась на черного рысака.

— Крис!!! — тот час из яркого пламени вышел высокий шатен и, поклонившись принцессе, посмотрел на магистра. — Вы остаетесь здесь. Скажи, что бы Грэй приготовился повести отряд в обход. Нас слишком много, испугаем местных жителей.

— Вы не забираете всю охрану? — Крис, еще один из членов Пламенеющих, удивленно округлил глаза.

— Да, только часть. Остальные пойдут с отрядом Грэя. — Асмодэус строго посмотрел на не в меру своевольного мальчишку, и тот сразу же стушевался.

— Слушаюсь. — Крис обернулся и исчез в реве пламени, что бы через мгновение на поляне у королевской кареты появиться с сестрой и братом.

Эта троица откровенно пугала Араниэль. Тройняшки наделенные абсолютным пламенем, прослыли среди придворных своим язвительным и взрывным характером. Вот и сейчас, они были явно не довольны тем, что им придется остаться у переправы на ту сторону Орлиного ущелья. Криста, Крис и Карэн родом из древней семьи Сахэжар, которую даже ее отец, король Вэон Ксарах, опасался. Но вот Асмодэус плевал на их происхождение и явно пренебрегал высоким статусом этой троицы. Не дожидаясь дальнейших возражений, магистр Пламенеющих уверенно повел коня вперед к главной дороге Энлина. Высокие врата отворились сразу, как их процессия неспешно подъехала. Взор девушки упал на сверкающий город, и Араниэль перестала дышать. Здесь не было беды, здесь люди улыбались, а дети лепили снежные фигурки зверей. Центральная алея, ведущая к замку, встретила принцессу и будущую королеву Араниэль Ксарах восторженными криками горожан и пением менестрелей.

— Вы им нравитесь, Ваше Высочество. — Алэя, ехавшая по правую руку от Араниэль, подмигнула девушке и улыбнулась.

— И они мне… — восторженно прошептала Ара и тоже улыбнулась сотням людей, которые стояли в лучах солнца и махали ей руками.

Мартиан стоял у входа во дворец и смотрел на стройный ряд наездников, проезжающих по центральной алее. Еще час назад он почувствовал присутствие Истинной, такой же, как он. Ее сияние было ослепительно уже сейчас, когда она была еще такой юной. Что же защитит эту девочку потом, когда она станет сильнее и притягательнее для Хладных. Мартиан был мужчиной и по определению был сильнее хрупкой девочки, так ярко и искренне улыбающейся людям. Корона тонким золотым обручем сияла на ее лбу, а черные волосы заставляли это сияние становиться сильней.

— Господин, Асмодэус выполнил вашу просьбу. С принцессой только он и элементаль. Остальные за пределами Энлина. — старый бородатый мужчина, закутанный в хламиду и теплый плащ, поклонился молодому правителю и исчез за его спиной. Мартиан намеренно встречал Араниэль сам, чтобы девочка не испугалась его ледяных волков. Стражей же заставил переодеться в обычную одежду и спрятать оружие.

Араниэль подняла голову к небу и увидела пики замка, полностью покрытого инеем. У входа стояли около десяти мужчин, одетых в синие камзолы и плащи. Их волосы были белы как снег под ногами, а глаза такие же пронзительно синие, как небо над головой. Мужчина, стоявший немного ближе, оторвался от остальных и встал на одно колено, за ним тоже проделали и остальные. Серебряные сверкающие латы и пристальный взгляд сказали девушке все. Перед ней, приклонив колено, стоял Мартиан Лакард.

— Энлин и его жители счастливы принимать наследную принцессу Великой земли Араниэль Ксарах. Добро пожаловать Ваше Высочество.

Девушка встала на землю и кивнула, улыбнувшись. Она не могла поверить, что чувствует это. Огромная стужа, исходившая от этого мужчины, не замораживала, а давала вдохнуть полной грудью запах морозного воздуха.

— Поднимитесь, господин Лакард. — мужчина улыбнулся в ответ и поцеловал ладонь девушки. — Я безмерно рада знакомству с Вами и вашим народом.

— Тогда Вы не откажитесь от маленького обеда, в честь вашего приезда, Ваше Высочество? — Араниэль обернулась и посмотрела на собранного и строгого Асмодэуса. Мужчина вздохнул и кивнул.

— Нет, господин Лакард. Я с радостью приму Ваше предложение.

— Мартиан. Прошу, называйте меня так. — ледяной подал локоть девушке и повел ко входу в замок. Асмодэус и Алэя переглянулись и пошли следом в сопровождении ледяных стражей, которые почему-то были одеты не по форме и без оружия.

Ара шла под руку с Мартианом по длинным коридорам светлого и просторного замка. На стенах висели яркие картины, некогда прекрасного мира, который уничтожила зима. Множество статуй разных размеров провожали их каменными и мраморными взглядами. Здесь были женщины в прекрасных одеждах магинь, мужчины в тяжелых длинных каменных плащах с посохами в руках и животные, некогда населявшие эти земли. Огромный сверкающий позолотой зал венчал высокий водопад, высеченный в скальной породе. Араниэль грустно улыбнулась, отсутствию воды в его бассейне.

— Ваше Высочество…

— Араниэль. Прошу и меня называть проще. Я устала от этих бесконечных титулов и раскланиваний передо мной. Мне бесконечно приятно находиться здесь. Сделайте мне подарок, Мартиан. — девушка взглянула в голубые омуты и увидела на их дне одобрение.

— Как пожелаете, Араниэль.

— Мне стало жаль, что этот фонтан бесполезен. — девушка пояснила причины своей грусти и махнула в сторону водопада.

— Когда-то все вернется, Араниэль. Нужно только верить и не терять надежды увидеть воду в этом фонтане. Так говорила моя покойная мать. — мужчина тепло взглянул на фонтан и грустно улыбнулся.

— Мне жаль, что она не с вами…

— Благодарю. — Мартиан накрыл руку девушки своей и повел дальше. Мужчина решил немного рассказать принцессе об истории этого замка, поэтому привел в просторную галерею с множеством картин и предметов, давно утративших свою силу и магию. Араниэль застыла и восторженно посмотрела на мужчину. Мартиан кивнул, в подтверждение догадки девушки и отпустил ее осмотреться.

— Это же магические книги и фолианты с заклинаниями? — Ара удивленными глазами прикасалась к старым рукописям и не могла поверить в то, что видела. На стенах висели портреты магов и архимагов. Они грозно взирали на девушку, а она перестала дышать. На этих стенах была изображена вся история ее мира. От появления волшебства до его исчезновения.

— Пятьсот лет назад этот замок был Академией Четырех стихий. В нем обучались маги из разных уголков нашего государства, миледи.

Ара шла по кругу и рассматривала все с живым интересом и таким восторгом, что даже Асмодэус и Алэя начали оглядываться по сторонам. Пламенеющий должен был признать, что такой коллекции артефактов он не видел даже во дворце короля. Нескольким чашам для ритуалов было по тысячи лет, а что уже говорить о мечах и доспехах магов, коих он не видел даже в Халсиде.

— Мартиан, откуда здесь священные доспехи сестер? — взгляд Асмодэуса зацепился за золотые латы проклятых богинь. Мужчина нахмурился и ждал ответа.

— Никто не дает гарантии, что это именно они, Асмодэус. Но если ты хочешь их посмотреть, я открою замки. — Мартиан кивнул одному из ледяных и тот достал связку ключей. Ара оторвалась от картины с видом на море и корабль, плывший рассекая волны, прислушиваясь к разговору мужчин. Мартиан и Асмодэус подошли к стеклянному шкафу, в котором стояли сияющие женские доспехи. Девушка решила присоединиться и тоже подошла. Асмодэус притронулся к золоту и прикрыл глаза. Он знал это чувство, когда сила пламени пронизывает от головы до пят.

— Это доспехи Брианы. — мужчина выдохнул и открыл глаза.

— Я бы поспорил с тобой, но будь, по-твоему, огненный. — Мартиан закатил глаза. Огненные так и не покидали надежды снять проклятие со своей богини и отыскать ее. Мужчина обернулся и посмотрел на принцессу. Последняя побледнела и не моргала совсем. — Асмодэус! — огненный тот час обернулся и перепугался.

— Миледи, вы в порядке?

— Холодно, очень холодно… — прошептала Ара и начала пятиться назад.

— Мартиан, закрой!!! — Алэя, подошла к принцессе и обняла сзади за плечи. — Доспехи Таиры активны.

— Что? — Мартиан не верил в такое, но потом и сам почувствовал холод и морозную свежесть. Мужчина одним рывком закрыл дверцы. Шкаф начал медленно покрываться тонким слоем льда под пристальным взглядом мужчины.

— Теперь ты понимаешь, о чем я? — Асмодэус грозно посмотрел на ледяного, и тот кивнул подобравшись.

— Завтра же доспехи отправят в Халсиду. Миледи Вам лучше? — Мартиан посмотрел на девушку, которая свободно вздохнула и вымученно улыбнулась. — Тогда нам пора за стол.

На этих словах все стремительно покинули галерею в направлении малой столовой. Ара медленно приходила в себя и пыталась осознать, что только что произошло. Девушка была абсолютно уверена, что столкнулась с чем-то очень сильным. Холод до сих пор душил, но уже не так сильно. Она посмотрела на Асмодэуса и по его напряженной спине, поняла, что лучше ей больше не видеть этих доспех. Солнце, которое плавно клонилось к закату, проливало свет на огромный стол в центре. Уже завтра на рассветеона будет в Анкорде, и ей придется столкнуться с еще одним холодом, имя которому Тристан Саэрон.

Солнце село, опустив на землю сумерки. Тристан повернул коня и посмотрел на ровный строй стражей за своей спиной. Ледяные стояли у самой кромки леса, ожидая его команды, но мужчина медлил. Что-то было не так. Слишком тихо и спокойно. Ветер завывал и рвал плащ, прикрепленный к тяжелым серебряным доспехам. Огромный клинок, почти в рост Тристана, надежно держала рука. Все было в порядке. Все были готовы, но ощущение тревоги не отпускало.

— Тристан? Что-то не так? — молодая девушка в таких же доспехах подвела коня ближе и посмотрела на собранного и хмурого Тристана.

— Не знаю Андрэа. У меня непонятное предчувствие. Отправь отряд вместе с Роаном обратно в Первый рубеж. Не нужно было уходить.

Девушка смахнула снежинки с белых волос и обернулась в сторону мужчины с длинной пепельной косой волос, который так же пристально смотрел в лес, как и Тристан. Роан встретил ее взгляд и еле заметно кивнул, разворачивая коня в направлении стены. Его отряд беспрекословно последовал за командующим и уже скоро скрылся в снежной пурге.

— Начинаем. — выдохнул Тристан и поднял лошадь на дыбы, что бы через секунду сорваться с места.

Голубой вихрь ярким сиянием понесся в лес, врываясь в густую черную чащу с разных сторон. Как только стражи миновали кромку, твари вылезли из своих укрытий, почуяв силу льда. Химеры не обращали внимания на опасность, им не был ведом страх. Они словно обезумевшие, поднявшиеся из самых глубин тьмы, жаждали смерти и крови. Тристан взмахнул мечом, и первая их паучьих голов полетела на землю, окрасив снег жуткой черной слизью. Химера захрипела и повалилась на бок. Но их было много, очень много… И не одного Хладного, который руководил бы ими. Последние были восставшими тенями, жаждущими мести, обозленными духами, лишенными магии и наделенными смертоносной силой, призванной убивать. Именно они управляли этими тварями. Отсутствие оных, насторожило ледяного, и он обернулся в сторону Андрэи. Девушка уже была на земле и вместе со своим отрядом загоняла одну из змеевидных. Со стороны послышался треск и на поляну, ломая и кроша сухие ветки, выскочилочетверо Хладных. Это были всадники. В глазах только чистая сила, а вместо тела скелет. Вокруг стоял неимоверный рев и звон стали. Тристан призвал силу, но было поздно. Мужчина знал, что значит их появление. Всадников моглапослать только Ариадна. Только эта мерзкая дрянь могла ими управлять. Живые мертвецы, сотканные из чистой силы, уничтожат всех. Без огненных, им конец. Рикон попытался их остановить, выпустив несколько стрел в коней. Стрелы прошили их насквозь, но это не помогло. Лошади были одним целым с их наездниками.

— Рикон!!! Андрэа!!! Убирайтесь отсюда и уводите всех! — Тристан развернул коня и помчался вдоль рощи у замершего озера. Всадники немедля помчались за ним. Именно этого мужчина и ожидал. Ледяной спрыгнул с коня, и гулко хлестнул его, загнав в снежный вихрь. Стремительно развернувшись, мужчинаочертил мечем круг на земле.

— Во имя света и пяти богов. — снег запылал синим холодным пламенем и отгородил его от несущихся Всадников. Поющий лед понесся плотной стеной на Хладных, но те только оскалились и вдохнули запах силы Тристана, прикрыв провалы вместо глазниц.

— Вкуссссно! — тот, что был на самом большом рысаке, спустился на землю и начал медленно идти на ледяного. — Ты вкусный сссстраж! — его собратья тоже оскалились, но их главарь зашипел, обозначая, что эта добыча его.

— А вы стали наглыми, раз начали заявляться сюда? — Тристан решил потянуть время. Он знал, что спешка равносильна смерти. Ледяной страж был бессилен против Всадника. Этих тварей не брал ни холод, ни лед, только чистое пламя. — Передай Ариадне, что она может даже не пытаться вылезти из своих грязных пещер, где ей и место.

— О, госссспожа будет рада это слышать. Угрозы ее весссселят. — зрелище разговаривающего скелета, приводило Тристана в неописуемое отвращение. Черные дырявые тряпки, которые висели мешком на костях, колыхались от ветра, придавая ему еще более отвратный вид.

Тристан надеялся, что за это время стражи добрались до Первого рубежа и сообщилиогненным, о появлении Всадников. Их нужно уничтожить, ведь ясно же, что Ариадне кто-то рассказал о приезде принцессы. А эта сволочь не упустит возможности заполучить силу еще одной из Истинных. Сколько их было за это время?? Единицы. И все неизменно погибали, ослабляя клан Огня, а тем самым защиту. Но в этот раз здесь был явно замешан кто-то из приближенных, ведь приезд Принцессы держался в строжайшей тайне. Тем более Всадники никогда не появлялись у стен Анкорда. Только теперь Тристан понял, как исчез первый круг и его стражи-часовые. Всадники убрали свидетелей, своей вылазки к Первому рубежу, а сейчас застали врасплох намеренно. И догадка прибила ледяного к земле. Химеры в Нижнем городе, чума и падение первого круга — все это хорошо спланированная ловушка перед приездом Ары. Дамиан был прав. Пока бы Тристан занимался восстановлением первого круга, а он наведением порядка в нижнем городе, Ариадна перехватила бы Араниэль, даже не дав доехать до стены. Но клан Пламенеющих и многочисленная охрана? Здесь что-то не сходилось.

— Она весьма хорошо подготовилась, не так ли?

— О да, именно.

— И не принцесса была ее целью?!

— Нет. Пока не она… — тьма накрыла с головой, сметая защиту ледяного стража.

  • Страшно / Галкина Марина Исгерд
  • Харла / табакера
  • Cristi Neo. Смайл-эпопея / Машина времени - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чепурной Сергей
  • Монологи машины 3. Газ 24 "Волга" / Роуд Макс
  • Сказка о Вьюжке. / Салфеточный сборник. / Яна Красовская
  • Вороной / Мэй Мио
  • Осень / Везучий Вячеслав
  • Снежные облака ( сайт Япишу, автор - Linapalii) / Природные зарисовки / Лещева Елена
  • Мой "Псалом 22". / Фурсин Олег
  • Conrad F. Meyer, полёт чаек / Конрад Майер, СТИХОТВОРЕНИЯ / Валентин Надеждин
  • Gnossienne No1 / О глупостях, мыслях и фантазиях / Оскарова Надежда

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль