Начало

0.00
 
Унномиель Лиана
Хранители Камня.
Обложка произведения 'Хранители Камня.'

 

Хранители Камня. "Я вижу огонь"

 

Пролог.

 

Давным-давно, когда ещё небеса были полны голубого света, а земля юна, когда свет был наполнен теплом и природа процветала, боги создали живых созданий. Они называли себя эльфами и считались высшими существами. За ними последовали люди, гномы и многие другие. Все эти расы жили на разных континентах. Но однажды, эльфы, переплыли море Покоя, и нашли новый, совсем молодой материк. Леса там только прорастали, согреваясь лучами солнца и пропитываясь чистой водой горных рек. На просторных лугах земля была так плодородна, что урожаи созревали в два раза быстрее. А красоты горных вершин нельзя описать. Вскоре на континент приплыли люди, а за ними и гномы. Создался орден Королей, они назвали материк Нумероном, своим новым домом.

Гномы заняли горы, маленький народ добывал в недрах земли драгоценные металлы и камни, создавая изделия необычайной красоты, они не знали себе равных. На юго-западе, у Зеленолесья, они заселили горы Тригорье, и построили там цитадель. И не было гор похожих на эту, там добывались неисчерпаемые богатства. Ходили легенды о её реках, но не простых, а золотых, они словно вены пронизывали всю гору насквозь. Тригорьем правил Дратар, король всех юго-западных гномов, а его брат властвовал на юге, в Сапфировых горах. Оно состояло из нескольких хребтов южных гор и их подножия. А ещё одна цитадель Морние на востоке, не описать её красоты и величия, недра гор просто переполнены драгоценными камнями и редкими металлами. Многие известные люди ходили на поклон к королю Морние, лишь бы посмотреть на просторные мраморные залы, длинные и темные коридоры, послушать легенды прекрасного царства.

Люди заняли большую часть Нумерона, самыми могущественными и большими городами были Мратор, он стоит у побережья Морр, на северо-западе. На севере стоял Миробран — город торговли и человеческих мастеров, прекрасных зданий и людей, город мудрецов, учености, полета мысли и древности. Ближе к востоку располагался Орбелин — белый город королей. Орбелин — столица страны Орбелин. Часто в Нумероне люди называли главные города в честь страны.

Эльфы поселились в лесах, они помогали природе и всем живым существам. Они разделились на несколько видов Светлые эльфы жили в сказочном лесу Лорион, Сумеречные в лесу на побережье Лунного озера и Лесные эльфы заняли Зеленолесье на Юге. Лесными правил великий король Трандарин с женой Гвейнел, которая должна была дать в скором времени мужу наследника.

Орден Королей, дабы защитить свои народы от зла и недуга, создал волшебные диадемы. Пять отдано эльфам, Трандарину с Гвейнел, лорду Ленедеру, леди Галарали и её мужу лорду Сарфарту.

Ещё пять диадем, вручено гномам, королям и их сыновьям. Остальные шесть людям. Эти диадемы давали владельцам могущество и власть. Они представляли символ власти и добра, по крайней мере, как казалось…

Однако никто и подумать не мог что один могущественный маг, король Гандарон с Северных земель Нордор, захочет править всем миром. С помощью магии он создал корону, пред ней меркла вся иная сила. Маг первым делом напал на людей и гномов. В его армии сражались страшные существа, пришедшие из глубин земли и других стран: орки, гоблины, драконы и другие твари. Многие державы пали, люди и гномы начали объединять силы но их все равно не хватало. Король Трандарин не откликнулся на их зовы, лишь лорд Ленедер и Галарали с Сарфартом пришли на помощь. Тысячи эльфов сражались бок о бок с гномами и людьми. Много крови было пролито в тот день, а без счета жизней унесено. Гандарон, был повержен а корона запечатана вместе с ним в темных гробницах, в недрах скалы за много тысяч миль от Нумерона.

Те ужасные существа что бились на его стороне разбежались по всему материку. И вновь воцарился мир и покой, хоть никто не забыл того бездушного холодного поступка лесного короля. Жизнь снова потекла. Но спустя четыреста лет, в неё стали впиваться острые зубы орков и гоблинов. Они то и дело нападали на мелкие селения, рыскали в лесах у эльфов. Спустя тысячу лет, древняя темная магия медленно поражала густые дубовые рощи, столетние клены пожелтели. Ездить, не то что ходить, по дорогам стало опасно. Однако никто не замечал нарастающего зла. Даже шестеро магов, что приглядывали за Нумероном. И тьма медленно, но верно отравляла все живое. Пока не случилось нечто чего не ждал никто.

Далеко в горных лабиринтах севера, гномы нашли заблудившихся орков, они несли своему восставшему хозяину подарок — корону власти. Маленький народ помешал им это сделать. Но могущественное оружие вновь было утеряно по неизвестной причине, и сколько бы его не искали все было безуспешно. И спустя пятьсот лет корону нашли на Юге, в совсем забытых и не тронутых злом местах.

 

 

 

 

Глава первая.Отцовское горе, горести сына, письмо или отцовское счастье?

 

Свет. Звездный свет заполнил черное небо, осветил темный лес. Луна где-то играла в прятки с солнцем, совсем не заботясь о том, что эта ночь без неё казалось чернее чернил. Зеленолесье, так назывался лес где жили лесные эльфы. Их владение давно поразила тьма, ходить по одиночке грозило смертельной встречи с орками, или того хуже быть съеденным гигантскими пауками. Прекрасный дворец короля с виду напоминал небольшую гору, скалу. Дворец словно врос или оброс скалой, а также лианами и корнями. Внутри, от главного входа тянулся мост из толстого, шириной в два метра корня, он словно змея извивался, поворот на право, поворот налево. взглянешь туда увидишь мрак, глянешь вниз а там пропасть, пола почти не видно, только многочисленные ходы и тропинки освещенные факелами и светильниками. Как только корень кончался, пред глазами вставала круглая площадка, так же окруженная со всех сторон пропастью. На самом конце возвышение с троном, слева от него ступеньки. Трон короля состоял полностью из дерева, отполированного и гладкого, спинка представляла переплетение многочисленных кривых ветвей, разбросанных в разные стороны, словно оленьи рога.

Здесь застыла вечность, величие и покой. Таинственность, второе имя дворца. Но да как бы для остальных не был чужд и он и лес, для лесных эльфов это место прекрасней всего на свете. Это их родной дом, природа, которую они буквально воспитали, вырастили.

На одной из террас, где можно наблюдать за звездами, стоял эльф. Он не был похож на лесных эльфов, как и его отец, Трандарин. Эльф задумчиво смотрел на небо, скользил глазами по верхушкам деревьев и путь дальше преграждали высокие хребты гор. Ласковый и нежный ветер играл его светлыми, бледно-соломенными волосами спадавшими на плечи и только что причесанными. По обе стороны, над заостренными ушами он заплел по одной маленькой тоненькой косичке, пробор эльфы не носят, такая традиция и мода. Вообще первая причина почему нет ни оного эльфа с пробором и челкой, это потому что они им не идут. В отличие от остальных эльфов у него более прямоугольно-квадратное лицо, с плавными и резкими чертами, небесные большие глаза блестели полной радостью жизни, а иногда печалью и тоской. С леса тянуло древесиной, травой и многими другими запахами. Ветер снес несколько пожелтевших листочков с клена, и долго носил их взад вперед, пока они не наткнулись на плечо эльфа. Тот стряхнул пыль от них со своей зеленой туники с узким, совсем небольшим, вырезом до груди, тянувшегося от маленького воротничка, талию опоясывал пояс с ножнами, а подол туники был разрезан на прямоугольники. Что делало похожим его на юбку. Она в свою очередь надета на ещё одну тунику, из тонкого лавандо-серебристого материала с сребристыми блестками, и на темно зеленые штаны с мягкими кожаными сапогами до колен.

— « Леролас!» — эльф повернулся на зов своего имени, усталость уже сморила его, он весь день просидел в этом кабинете перебирая бумажки и прочие указания отца.

— « вас зовет король! — сообщила рыжеволосая эльфийка Илиель. — но, будь осторожнее, сегодня Владыка не в настроении.»

Леролас столкнувшись взглядом с эльфийкой, что была так ему дорога, быстро очнулся и побежал в тронный зал. Илиель с детства была его лучшим другом, но последнее время Леролас стал испытывать к ней более сильные чувства, чувства глубокие но пока скрытые. Минув несколько коридоров пару сотен метров, эльф стоял на той самой площадке, преклонив колено перед Трандарином.

— « встань, сын мой.» — сказал король.

Они невероятно похожи друг на друга, оба стройные, беловолосые с густыми бурыми бровями, правда у короля они были в два раза гуще. У Трандарина овальное, прекрасное лицо, с плавными чертами. Ясные голубые глаза, от которых невозможно оторваться, в них была любовь, и любовь угасшая, холод и тепло, и отцовское тепло запрятанное глубоко-глубоко. Владыка встал позволив серебристому блестящему камзолу до пола расправиться, рукава заужены, воротник прямо стоял и шея до ключиц была видна. Трандарин медленной, парящей походкой спустился по лестнице, пройдя мимо Лероласа, шаги, ровная спина, взгляд — везде отражался холод.

— « к нам сегодня заявились гномы, лазутчики. — спокойным властным тоном проговорил король. — отряд вечерний Илиель нашел три гнома, один человека и два полурослика! Почему ты не перехватил их до того как они вторглись на мою территорию?»

— « ты не вышел сегодня на утренний патруль. — добавил король. — не явился на обед, на ужин. Даже за завтраком я тебя не видел. Приезжали эльфы Эред-Луина, желали видеть тебя. Что я должен был им сказать? Что не знаю где мой собственный сын?»

— « отец я весь день прорылся в документах! Бегал по всему дворцу, ты сам мне велел разобраться с этим! Вот уже три дня я не выхожу из библиотеки и кабинета, не выпускаю перо и бумагу. Половина гонцов и послов принята мной. Владыка, я понимаю, что вас хлопот еще больше, понимаю время такое, но упрекать меня во всех этих происшествиях я считаю безрассудно.»

— « безрассудно перечить королю! Ты принц, и должен привыкать к будущим обязанностям! Может хочешь пасть в голодный обморок?!....» — воскликнул Трандарин.

Леролас слушал, слушал упреки в свой адрес и не понимал их смысл, его голова кружилась и в ушах заложило. Точно скоро обморок будет, несколько дней не есть и не спать. Когда Владыка кончил, принц спешно покинул тронную площадку, желая скрыться в комнате, но не успел Леролас спуститься и вниз, протрубил рог. Опасность! Эльф изменил курс на главный выход, там уже стоял Владыка со стражей. По мосту из леса прискакал гонец из Раунделла и вручил Трандарину письмо. Пронесло… это не орки, но что это за письмо?

— « отец….

— « я сказал иди! Проверь лучше заключенных!» — прервал его король

— « уже проверил».

— « тогда прикажи почистить коней и собрать побольше стрел в колчаны!»

— « я уже все сделал! Больше нет дел! Может ты мне скажешь, Adar, что происходит? За последние сто лет я не узнаю тебя!!! Вечные секреты, иди Леролас, разберись с бумагами! Леролас, почему ты проследил отряд орков!!! Пропустил обед, опять? Постоянный холод и равнодушие!...

Леролас убежал, король так и остался стоять с конвертом в дрожащих руках. Это он сейчас услышал от него?! Стража посматривала искоса на Трандарина, тот выгнал всех вон из тронного зала. Ему словно камень в душу свалился, последние сто лет… холод в его глазах и равнодушие к сыну… к сыну!!! Он сам этого не замечал, зато Леролас заметил, они уже не проводили вечерами вместе, читая книги или стреляя из лука. Нет теперь тех веселых, нежных дней. Даже за ужином Леролас молчит, поковыряет в тарелке и уйдет в комнату. А потом король проходит мимо его покоев и слышит, то плач, но это было в детстве, то тихий шепот его голоса. Юный принц рассказывал лесу и ночи о его страданиях.

Трандарин сжал кулаки и почувствовав в руке бумагу очнулся от воспоминаний. Раскрыв письмо, густая бровь короля поднялась. К нему писал лорд Ленедер.

« дорогой друг Трандарин, пишу по особой важности! Никто не должен знать об этом письме. Ты должен приехать как можно скорее в Раунделл, состоится совет. Война близко, мой друг, орки собирают армии вместе с Норофанами, гоблинами и Бардами. Ужас и смерть идут на Нумерон. Я надеюсь, ты на этот раз откликнешься на наш зов.»

  Письмо лорда не произвело на короля особого впечатления, и он оставил его на столе в своем кабинете. И вот направляясь в свои покои, Трандарин снова услышал разговор сына с кем-то. Эльф подошел к двери его комнаты, приложил ухо к двери.

— « привет маленький друг… зачем ты прилетела?»

Услышав эти слова, Трандарин приоткрыл дверь. Леролас стоял на балконе и держал в руках маленькую синюю птичку сиалию. Та скакала по пальцу принца, впиваясь коготками в нежную кожу и щебеча.

— « что? Озеро? Успокоиться? Я не понимаю тебя. — птичка стала чирикать более спокойно и Леролас понял. — река у старого дуба поможет мне успокоиться? Хорошо, я пойду.»

Эльф отпустил птичку, осмотрел окрестности, надеясь, что никто не видит и по лиане, гибкой, прочной спустился быстро вниз. В звездных лучах, река текла своей дорогой, блестела серебряной чешуей, этот свет напомнил Лероласу мантию короля. Он по мягкой траве пробежал вдоль берега и птица за ним. Ловкие ноги проскакали по камням, что застряли в воде, перепрыгивали через ветки и наконец Леролас нашел Старый дуб. Толстый могучий ствол впился в землю корнями, переплетенными с другими. Пышная крона, темная от болезни и от мрака едва шелестела на самой верхушке. Дворец остался позади, не видно. Эльф остался один с рекой, небом и лесом.

Он ощутил на своей коже звездный свет, нежный, шелковый и не ощущаемый, дыхание леса за спиной и прохладную воду, как только коснулся пальцами реки. Холодная жидкость проскользнула между рук, успокоила нервы. А шепот листвы успокоил душу. Он один, никто ему не мешал погрузится в себя, отпустить все трудности минувшего дня. Внезапно эльф почувствовал на своем плече тепло. знакомую до боли нежность и тепло.

— « что ты здесь делаешь?» — спросил Леролас надеясь уже на скверный каменный ответ.

— « могу задать тебе тот же вопрос. — король присел рядом. — хочу извиниться перед тобой Леролас, ты прав я нагружаю тебя работой, с которой сам не справляюсь. Вечно у меня нервы на пределе, но я стараюсь не показывать это…. Всегда когда ты уходишь на разведку или на нашей земле бродят орки я волнуюсь за тебя!»

— « если вы позволите, Ваше Величество, я пойду в свои покои.» — Леролас встал, но ощутил хватку на запястье.

— « как твой отец, я волнуюсь за своего сына…

— « ты только теперь вспомнил что я твой сын?! А где ты был раньше?! Сколько лет прошло…. Ты закрывал глаза на это и теперь только вспомнил?!» — Леролас выкрикнув все это даже на секунду удивился своему тону, и Трандарин тоже. Принц впервые его перебил.

Они стояли, смотрели друг на друга, Леролас заметил как участилось дыхание короля и в глазах зажглись огни. Молчание длилось недолго. Леролас опустил голову, ощущая в груди как бешено колотиться сердце, разрывая плоть. А за тем резко подскочил к королю заключив в объятия, крепко прижавшись к нему.

Трандарин даже не понял сначала что это. Принц уткнулся в грудь отца, сжал его мантию в руках за спиной, а король так и стоял в шоке. Не дождавшись ответа Леролас отстранился, словно очнувшись ото сна. Обида пронзила, обида за то что отец не ответил на его чувства. Принц сделал несколько шагов назад желая поскорее убраться от сюда и пошел назад, это так глупо, но снова хватка за запястье и Трандарин обнял сына. Эльф на секунду замер, не понимая что только что случилось. Он ощутил нежную и теплую ладонь на макушке и автоматически обнял в ответ. Владыка гладил сына по волосам, прижимая к себе.

— « прости, сын, последнее время я был слеп…. Ты самый мой дорогой зеленый листочек, и я боюсь за тебя.» — слова владыки тронули сердце Лероласа, наконец-то отец снял с себя маску безразличия.

— « ты тоже меня прости». — эльф улыбнулся.

Отец и сын вместе вернулись во дворец, провожаемые той синей птичкой. Листва стелилась под ногами ковром, а ночь укрыла Зеленолесье темным покрывалом.

— « отец, так что за письмо ты получил?» — спросил принц, идя по коридору.

— « лорд Ленедер, призывает меня на совет. Там у них опять орки угрожают миру. Мне нет дела до них, я им это дал понять ещё в прошлый раз.» — опять хладно ответил Трандарин.

— « значит, грядет война? И мы не поможем, почему? Разве мы не часть мира, отец? Когда совет?» — Леролас засыпал отца вопросами по голову.

— « и не думай, я не отпущу тебя!.. Доброй ночи, Леролас, отдыхай прошу. И да… за был сказать, Илиель перехватила не всех, где то в лесу есть ещё лазутчики, завтра вместе с ней найдите их». — с этими словами король поцеловал сына в лоб и удалился.

Леролас остался один, у своих покоев. Неужели они будут сидеть сложа руки и попивать вино. Ну нет, нужно что-то придумать. Принц отыскал свой любимый лук, с резными рисунками и прочной тугой тетивой, и на секунду остановился. Уходить невесть куда на ночь глядя самоубийство, пауки любят ночные пиры, а ему совсем не хочется попасться в сети. Поэтому, Леролас отложил оружие и стал дожидаться утра, а там он что-нибудь придумает.

Утром светило яркое солнце, казалось вчерашней ссоры и в помине не было. Леролас привел себя в порядок и спустился в нижние этажи где Илиель собирала отряд патрулирования, сегодня их очередь. У эльфов ведь нет постоянной армии, вся армия разделена на несколько отрядов: утренние, дневные, вечерние и ночные. Утренний отряд осматривает и защищает границы утром, вечерние вечером и так далее. Когда необходимо, во время войны, все отряды собираются вместе и образуют единую армию.

Эльфийка заметила принца и улыбнулась, от этой улыбки на душе Лероласа стало светло как весенним днем. Отряд почти готов и можно уже выходить, они решили выйти другим путем, где река протекает под дворцом и по ней выходят лодки. Яркое солнце ослепило глаза, лес сиял зелеными красками, будто и впрямь середины весны. Эльфы лучники вчера осматривали южную часть леса, а значит сегодня другую. Также, эльфы думали что их отряду невероятно повезло иметь сразу двух командиров, ни у какого отряда нет больше одного командира-стража. К тому же это сам принц Леролас и его верная подруга Илиель.

Отряд остановился чтобы выяснить следующие передвижения.

— « сегодня патрулируем западную сторону, будьте внимательны там пауки выстроили новое гнездо, его необходимо уничтожить.» — сказал Леролас.

— « разделимся на несколько частей: первая пойдет снизу у земли, вторая будет пробираться на деревьях. И не расходимся на расстояние больше пятидесяти метров друг от друга. Все пошли!» — приказала Илиель и эльфы скрылись за листвой.

Леролас с Илиель шли невысоко от земли, с ними ещё парочка эльфов с натянутыми луками. Все пока спокойно, признаков паутины и их хозяев нет, орчьи следы давнишние. Интересно с какого перепугу орки вдруг покинули Зеленолесье и больше сюда ни ногой. Должно быть серьезная причина на их родине послужила этому, но эльфов сейс интересовало гнездо. Они мечтали о том дне когда они изгонят пауков раз и навсегда, но они продолжали идти с севера. Несмотря на то что все спокойно, щебета птиц не слышно, ни одно животное не показалось им на пути, что тоже странно. Обычно в лесу очень тихо и лишь изредка услышишь трель и что нибуть еще, но сегодня тишина гробовая. Эта тишина заставила эльфов наострить уши, внимательнее вглядываться в листву.

Внезапно уши Лероласа и Турель уловили далекий крик, кто-то кричал и звал на помощь. Все эльфы кинулись на звук, поскакали по ветвям, а в лицо паутина и листья. Теперь стало видно что они зашли на территорию пауков, так как везде эта липкая белая гадость. Крики усилились, и теперь стал слышен звон метала о броню пауков. Примерно через несколько минут отряд смотрел сверху в низ на небольшую площадку где отчаянно отбивались от монстров два гнома, человек и два полурослика. Эльфы незамедлительно выпрыгнули из листвы на землю, кто-то пробежался по ветвям обстреливая пауков. Леролас не стал брать стрелы и вытащил клинки. А Илиель побежала по огромной ветке что шла вниз, выстреливая в пауков, и в грациозном прыжке эльфийка засадила стрелу тому чудовищу что пыталось утащить одного из гномов за собой. Гном оглянулся и увидев свою спасительницу застыл так на земле лежа, их взгляды встретились, и Илиель увидела что-то в этом гноме, в его глазах, в её душе что-то кольнуло. Но времени на размышления нет, их окружили пауки и эльфийка вытащив мечи сделала крутой разворот, разрубив брюхо одному из них. Она заметила что дерется не как обычно, а более… более отчаянно и с яростью, это заметил и Леролас, но он ничего не заподозрил а наоборот восхитился в очередной раз храбростью эльфийки.

Вскоре пауки были уничтожены, а стрел эльфов направлены на гостей леса. Они столпились одну кучку, а человек как можно сильнее натянул капюшон.

— « это все?» — спросил Леролас подходя к Илиель, она вела за шиворот того гнома, которого спасла.

— « да, все. — ответила она ему. — Natalaton brea!( Изымите оружие!)».

Эльфы по приказу отняли у заключенным все оружие и повели во дворец. Каждый запер того кого вел, а Илиель лично заперла гнома.

— « а можно меня с братом запереть?» — спросил он, и вопрос показался неимоверно глупым.

— « нет.» — с усмешкой ответила ему эльфийка и ушла, а гном продолжал провожать её взглядом, не понимая что твориться с ним.

Леролас стоял и смотрел за тем чтобы все камеры были закрыты прочно, и конечно заметил странное поведение гнома, особенно его взгляд, Леролас сам знаком с таким взглядом. Он остановил эльфийку когда та проходила мимо него.

— « Илиель, inion gon, dvarv onit icfin arm lle?» — спросил Леролас что значило (Илиель, почему этот гном так смотрит на тебя?).

— « udanada! ( не знаю). — ответила эльфийка и добавила сама не зная за чем. — dan dvarv anorgon….( для гнома высок…)»

Последние слова Илиель произнесла глядя не на принца, а будто мысли в слух и при чем таким мечтательным тоном, а потом эльфийка словно опомнилась и произнесла.

— « lle vittic?» — сказала Илиель и поспешила вниз по лестнице. (ты заметил?)

— « or hagvui… — растеряно ответил ей принц в след. — nan la vanven!» ( может быть…. Но не менее уродлив!)

Леролас с презрением посмотрел на гнома, тот сидел спокойно в отличие от остальных. Что-то в этом уродце принцу не нравилось, в нем вспыхнуло то что люди называют ревностью. На сегодня с них хватит, в обед выйдет другой отряд, а ему можно дожидаться вечера. Он весь день думал что такая странная компания могла забыть в Зеленолесье, может они идут в Раунделл на совет. Леролас зашел к отцу в кабинет, Владыка перебирал письма, документы и прочее, рядом на столе стоял хрустальный графин вина и бокал, все как всегда. Трандарин заметил сына и отложил дело в сторону.

— « мы поймали остальных, довольно много оружия они несли с собой.» — сказал Леролас.

— « хорошо. Потом нужно расспросить их. Как патруль?» —

— « орки ушли — это странно. Сегодня дневной отряд Илиель должен уничтожить гнездо. — произнес принц и добавил. — Илиель сегодня храбро сражалась…. Я никогда её такой не видел.»

Король посмотрел на своего сына и тот мигом скрылся за дверью. Трандарин давно заподозрил что отношения Лероласа и Илиель стали не просто дружественными, хотя Илиель даже ничего не знала о чувствах принца, он ей не говорил, никому не говорил, но разве от родного отца можно что-то скрыть. Потому Трандарин решил поговорить с эльфийкой после её службы.

И вечером, как только ночной отряд вышел из дворца, Владыка Зеленолесья попросил Илиель зайти к нему. Она сменила наряд на легкое зеленое пальто, под низ надела свой любимый «корсет» и пришла на веранду где немного видно звездное небо и король попивает вино.

— « вы хотели меня видеть.»

— « да хотел. Гнездо уничтожено?» — спросил Трандарин сперва.

— « да. Все пауки убиты, остался только восток. Но они все равно придут и будут плодится. Вот если уничтожить их главное гнездо на севере то возможно…»

— « мы не пойдем на север. Это не наши границы, не наши земли, к тому же на наша война. Только здесь наш народ может жить и процветать, в прошлой войне полегло слишком много наших воинов.» — ответил Король.

Илиель поклонившись уже начала уходить, не любила она короля за это холодное отношение к другим народам.

— « Леролас сказал ты храбро сражалась сегодня. — произнес Трандарин и эльфийка остановилась, на её губах проскользнула улыбка. — ты стала очень дорога ему.»

Теперь Илиель не улыбалась, она пришла в шок.

— « уверяю, для Лероласа я лишь командир стражи.»

— « да. Но теперь немного больше. — произнес Владыка подходя к столу и наливая ещё вина. — ты знаешь я не позволю принцу сойтись с эльфийкой не королевских кровей. Но не сокрушай Лероласа бессмысленно.»

Илиель не знала что делать, она знает что король холоден, но не думала что он такой зверь, если можно сказать. И почему Леролас ничего не сказал, вот почему он остановил её сегодня у темниц, он приревновал её к гному. Но в чем смысл слов «не сокрушай Лероласа бессмысленно», рано или поздно эльф узнает, и тогда вновь между отцом и ним вспыхнет ссора.

Леролас в это время собрался, колчан наполнил доброй дюжиной стрел, а в ножны сунул два кинжала близнеца с позолоченными ручками.

Но прежде чем уйти, надо расспросить заложников, может они знают что происходит. И Леролас спустился в темницы. Стража как обычно у винопробщика, разливают напиток в бокалы и дегустируют, вместо того чтобы заниматься своей работой. Гномы и люди вроде успокоились и больше не бунтовали. Один из них Равин, показался эльфу более способным на переговоры. Короткая борода цвета земли на прямоугольном лице, карие глаза. Как и все гномы одет в кольчугу, по верх неё темно синяя рубаха опоясанная пустыми ножнами..

— « ты, как твое имя?» — спросил Леролас.

— « пошел ты эльф!»

— « это и есть твое имя?!» — издевательски спросил эльф.

— « Равин. Гном Сапфировых гор. Чего тебе надо?»

— « я хочу знать куда вы направлялись? Почему люди, гномы и полурослики путешествую вместе, с каких пор? — Леролас сощурил глаза. — а ещё знаете ли вы что нибуть про совет Ленедера?»

— « встретились мы случайно. Заблудились в лесу, а шли как раз на совет в Раунделл. Нас пригласили. Так достаточно?» — проговорил Равин.

Эльф ушел без ответа, на крючке у выхода из темниц весела завязка ключей. Стараясь сильно не греметь, Леролас по очереди стал открывать камеры. Гномы и остальные смотрели на него с удивлением.

— « что ты делаешь, эльф?» — спросил Равин.

— « Леролас, мое имя Леролас, и мы отправляемся в Раунделл!» — сказал эльф поразив всех одним словом. Гномы, люди и полурослики переглядывались, неодобрительно озираясь на Лероласа.

И никто не видел как двенадцать силуэтов, передвигались в тени и проникли в оружейную, взяли свое оружие. А за тем в конюшню, взяли два белых и пять черных коней, и смылись прикрываемые рукавом ночи.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава вторая.Человек, эльф, гном, полурослик и маг — отличная команда, но плохое начало.

 

Леролас и его десять спутников давно отъехали от дворца на пару лиг. За это время он смог познакомится со всеми. Гибли гном с рыжей бородой и волосами немного курчавыми, подбородок скрыла борода, над серыми глазками густые брови, на подтянутое тело одета кольчуга и рубаха болотного цвета. На поясе в ножнах грубый меч. На той же лошади вместе с ним сидел полурослик, они чем то напоминали гномов но без бород, более вежливые и приятные, как на вид внешний, так и на внутренний. Того звали Линн, кучерявый парнишка, одетый в бриджи не заправленные в сапоги, рубашку белого цвета и кофейный жилет.

Далее были ещё Кирик, или сокращено Кири и Диро, два гнома брата, один блондин другой брюнет. Диро лучник, а брат напротив любитель кинжалов и клинков. На них совершенно не было кольчуг и лат. Только металлические наручи, одетые на серые рубашки. А вот бород у них тоже не наблюдалась. Ещё один гном Дубин, за все время и глазом не моргнул, на его лице угрюмом, серьезном точно застыла хмурость и недовольство. С ним ехал полурослик Перегрин Нук, Леролас заметил что все они одеты почти одинаково, лишь цвет одежды различается и жакеты. На других лошадях скакали люди, наследник великого города Орбелин, Нифаврель и другой представился как Путник Во Тьме. Вместе с ним ехал Мерли Брихольт. Но Нифаврель не принц, его отец не король, только наместник, присматривающий за городом, с ним ехал Сэм.

Утро тянулось медленно, как и небо, чистое лазурное небо. Кони мяли под копытами траву, грива развивалась на ветру. А справа возвышались горные хребты с снежными вершинами, от туда тянуло прохладным свежим воздухом. Когда вдалеке показались горы, они сбавили скорость, чтобы кони смогли немного передохнуть после ночного забега.

— « вы простите Владыку, он такой уж…. Сейчас темные времена, настороженность не помешает.» — сказал Леролас, пытаясь развеять мрачную обстановку.

— « не ты, эльф, сидел в клетке. И не ты опаздываешь на совет в Раунделл. Зачем ты вообще с нами поехал?» — спросил Равин.

— « я еду вместо Трандарина. Он считает что Нумерону ничего не угрожает, он сильно заблуждается…

— « смотрите — Раунделл!!» — воскликнул в изумлении Гибли.

На горизонте показались ворота, арка в виде согнутых деревьев из камня. А там дальше дворец. Он находился в расщелине, долине меж гор где множество водопадов омывает камень и сосны с пихтой растут на склонах. Наш отряд прошел через ворота и по извилистой тропинке дошел до моста через широкую реку, похожую больше на озеро. Раунделл, особенно красив в золотых лучах раннего утра и вечера, когда белый камень становится похож на золото, когда и без того ажурные беседки, аллеи становятся легкими и воздушными. Всюду слышится пение эльфов со звуками падающей воды и фонтанов. Раунделл это не город, как и Эред-Луин, это собрание дворцов, красивых небольших домов, аллей и просторных улиц.

После моста они оказались на площадке, впереди тянулась лестница на улицы этих великолепных дворцов. Там их уже ждали лорд Ленедер и маг в мятно кремово сером одеянии, с матовым посохом в руках. И лица их не выглядели уж очень радушными. За спиной лорда откинут вино-красного плащ с брошью из рубина в серебряной огранке. Длинный до колен камзол серо-пурпурного цвета со слегка закругленным подолом и едва заметным замком. Его наряд даже немного поблескивал в свете солнца. На лице не отражалось ничего ни старость, ни молодость, ни одной морщинки, едва только светлые глаза его открывали долгую жизнь. Темно-черные, почти синие волосы падали на спину, в них переливалась красивая диадема, одна из тех великих диадем власти.

— « господа, вы опоздали! почему так долго?» — спросил Ленедер.

Всадники слезли с коней и по очереди подходили к эльфу и тот их пропускал дальше. Арагон был первым.

— « ara, her aranna.» — сказал он на синдарине, эльфийском языке что немало удивило Лероласа. Это значило: Лорд, прошу простить.

Ленедер кивнул. Таким же образом поприветствовав и остальных. Но когда очередь дошла до эльфа, лорд сделал такое лицо будто первый раз видит принца.

— « а-а! молодой наследник Лесного царства! — после он слегка повернул голову, на право, на лево, словно кого-то искал. — а где же сам Владыка? Помнится я просил никому не рассказывать об этом собрании?»

— « лорд Ленедер, наш король, как вы знаете не очень охотно помогает. Но мне не хочется позорить свой род и поэтому, на совете присутствовать буду я. Мне хочется бросать Нумерон в трудный час.» — сказал Леролас.

Маг — Мендир и лорд переглянулись и тепло пригласили принца во дворец. Мягкая и уютная атмосфера сразу окружила его. Журчание водопадов немного заглушилось, почти слилось с пением арфами и флейтами. А пока гости осматривались Ленедер и Мендир решили перекинутся парой слов, на верхних коридорах, открывавших хороший вид на Раунделл.

— « Мендир, это плохо!» — встревожился эльф.

— « что плохого если вместо короля поедет принц? Он моложе, он не хуже управляется с луком и мечом! — лорд отвернул взгляд, а маг все продолжал. — Ленедер, ты знаешь что Трандарина из своего леса только насильно вытаскивать! Я уверен, Лесной Владыка не отпускал принца, он сам сбежал, и прихватил эту компанию!»

— « но вопрос в том — поедет ли он вообще? Я знавал Лероласа в детстве, славный эльф. Но что если он унаследовал манеры отца? А? что тогда? — спросил Ленедер, маг лишь вздохнул. — я вообще не уверен что кто нибуть на это согласится!...

То правда, лорд не разглашал зачем именно они все здесь собрались.

— « не будем затрагивать гены, они передаются по наследству. Надо спасибо сказать Лероласу за то что забрал полуросликов с собой, иначе Трандарин почуял бы корону… ту тягу и влечение к ней, что она испускает. А мы, все знаем как Владыка обожает драгоценности, и недолюбливает гномов!» — сказал Мендир.

На этот раз вздыхает Ленедер. Гостям выделили комнаты, напоили и накормили. Лендир, дворецкий и друг Ленедера, а так же местный менестрель, остальные часы провел в общении с Лероласом. С детства два эльфа дружили, не смотря на разницу в статусе. Лендира обожают все, особенно эльфийки маленькие дети, его мелодичным голосом любуются и лорд, и водопады и птицы. Лендир на несколько сотен лет моложе принца, и можно сказать беззаботен и остался дитем, но есть и серьезная сторона, взрослая. Были так же Орбелинцы, что встретили Нифавреля, люди этой страны обладают невероятным характером, они веселы и серьезны, отважны и храбры. Но их сильная воля и душа все равно не устоит перед хорошим вином или элем, ил другим алкогольным напитком.

Целый день Лероласу на пути попадались гномы, то Сапфировых гор, то с Морние, то ещё от куда нибуть. Особенно Гибли, было ощущение что некий двигает дороги, чтобы они встретились взглядами. Этот рыжий гном постоянно клал на рукоять топора руку, при встрече с эльфом, он нервничал находясь в их обществе. А как вы бы себя повели, если оказались в чужом месте, посреди людей которых не сильно любите и доверяете им.

Тот что в капюшоне, Путник Во Тьме, не показывался вообще, он как ушел в библиотеку, так от туда и не выходил. По манерам и говору его можно принять за одного из бродяг. Это не нищие, это люди бродящие по миру, по закоулкам темным, это благородные и честные люди. У них свои тайны и задания, можно услышать их речь и утонуть в мудрости, голос их глубок, спокоен как морская гладь. Большинство из них живут на юге в Руинах Замка Бродяг, что стоит в Пустоши. Там собираются бродяги всего мира чтобы отдохнуть, найти кров. Бродягу легко отличить не только по голосу, но и внешнему виду. Как правило они носят плащ с капюшоном, темные потрепанные вещи: туники, штаны, сапоги, куртки. Да, они благородны, и даже богаты, не многие знают что бродяги это падший род Ирохимов, самого древнего и богатого рода людей.

Собрание должно начаться с минуты на минуту, ведь вечер подступает, надо спускаться в зал совета. Это было открытое круглое пространство, похожее на патио. По круглой площадке расставлены стулья и кресло Ленедера с высокой спинкой, в красном бархате с деревянным переплетением. Колонны росшие по краям почти за каждым стулом, увенчаны лианами. Они переливались золотом в вечерних лучах.

Леролас пришел вторым, на своих местах уже восседали тот человек в капюшоне, он теперь откинул его назад и Леролас смог его опознать. Густые темные волосы закрывали уши но не доходили до плеч, голубые глаза на спокойном лице. Этот человек казался принцу знакомым, где-то он уже слышал этот голос и манеры знакомы. Леролас бывал на юге и в Эред-Луине познакомился с неким Бродяжником назвавшим себя Арагоном, они сдружились и эльф узнал кто он на самом деле. Рядом с ним сидел Нифаврель. Все дожидались полурослика и гномов, Сэм, Перегрин и Мерли не были приглашены. Когда все же собрались воцарилось полное молчание а в воздухе повисла некая напряженность. Гномы с порицанием косились в сторону Лероласа, а он в свою очередь старался ничего не замечать, вслушиваясь в долгую и вскоре всем надоевшую речь Мендира. Маг любил красоваться набором красивых слов, трогательных речей, столь же долгих как целый век. Если его вовремя остановить, все можно откладывать свои дела на пару недель.

— « старые друзья, сторонники, — перечислил Ленедер. — вас собрали здесь чтобы обсудить общую проблему, рок всего Нумерона! Нордор объявляет очередную войну! Которую кстати говоря мы не завершили три сотни лет назад… Линн, покажи им, покажи корону».

Полурослик достал из внутреннего кармана курточки сверток и положил на каменную стойку в центре зала собраний. Ткань открыла всем золотую, блестящую корону с черным как уголь с камнем в фокусе. У Лероласа сбилось дыхание, участились вдохи, грудь сдавил невидимый железный молот. Это правда, темный повелитель Гандарон вернулся. А Нифаврель уставился на эту корону как на кучу золота или горяченький кекс с изюмом. Стало сразу видно как этот золотой венец притягивает, искушает властью, особенно тех кто её хочет.

— « она была найдена на Юге совсем не давно. Гандарон собирает армию, и ищет то что даст ему власть над всем Нумероном!...» — было опять начал Ленедер но его перебил Нифаврель.

— « это знак! — все уставились на человека. — знак что мы должны действовать! Надо использовать корону, почему нет?!....

— « потому что, она убьет любого кто наденет её. Корона опасна и коварна и подчиняется только Гандарону! Никто не сможет выдержать столь огромный натиск энергии.» — сказал Путник.

— « что ты можешь знать, Путник Во Тьме? Как будто сам надевал корону! Или это ты жертвовал тысячами жизней Орбелина, защищая другие земли?! С помощью короны нам удастся победить!!» — чуть не кричал Нифаврель.

— « не смей перечить ему! — вмешался Леролас резко вскакивая со стула. — перед тобой Арагон, сын Ареворна, наследник трона Орбелина!.. У тебя нет права над ним!»

Воцарилось молчание, половина зала смотрела на Арагона, вторая половина на Лероласа. Бродяжник разоблачен, и теперь сидел еще спокойнее, с сожалением что его тайна раскрыта.

— « прошу господа успокойтесь!!! — воскликнул Ленедер. — чем больше мы ссоримся тем сильнее становится зло!.. тем не менее я не закончил. Сама корона не представляет угрозы, а вот камень Моргур, он и дает Гандарону власть и силу. Так, не иначе, его нужно уничтожить!»

Ленедер поднял руку, мышцы содрогнулись, напряглись под неведомой силой и корона взмыла в воздух. Медленно черный камень начал выходить из металла, золото расправлялось. Затем резко сжав пальцы в кулак, золотой венец со звоном упал на стойку а воздухе остался висеть Моргур. Черный как смола. В этот момент Гибли, который не расставался со своим топором даже на собрании, схватил верное оружие.

— « ну давайте же разобьем его в дребезги!!» — и гном поднял топор.

— « Dara!!! — вскричал Ленедер и Гибли остановился. — камень можно уничтожить лишь в Бездне Огненного Ветра, откуда он и был извлечен! Один из вас, сделает это.»

Все молчали, худшие опасения лорда реализуются. Нет добровольца, осмелившегося бы это сделать.

— « да вы с ума сошли…. — опять заиграл свою балалайку Нифаврель. — Бездна, к ней никто не подойдет пока Нордор стерегут орки Гандарона и его верный Морногл на драконе! Там нет ничего кроме камней и пепла, это пустыня смерти! А если нам и удастся дойти до бездны мы все сгорим в огне что она выбрасывает в небо!»

— « Лорд Ленедер приказал уничтожить камень! Или ты другого мнения!» — сказал Леролас снова вскакивая.

— « и кажется ты возомнил себя тем кто это сделает?!!» — пробормотал Гибли, он кажется был главным среди гномов Морние, раз остальные молчали или просто слишком вспыльчивым.

— « вы не справитесь с этим заданием, не дойдете даже до границ Нордора!» — сказал Нифаврель.

— « я не отдам камень в руки эльфам, только через мой труп!!! — встрянул Гибли вскакивая с кресла. — им не нельзя доверять!»

В этот момент Зеленолесцы подскакивали с мест, и озлобленные, было направились к оскорбителям, но Леролас сдержал их рукой. Люди, эльфы Раунделла, все присоединились к точке разгоревшегося вулкана, началась суматоха и ругань. Мендир пытался всех успокоить, но крики заглушали его речь. Ленедер же обхватил голову рукой, прильнул к спинке кресла, от этого шума у лорда разболелась голова. Нет ничего хуже войны между народами, в начале войны между светом и тьмой.

— « как вы не понимаете!!! — кричал маг. — вы должны помочь друг другу, а не разыгрывать новую войну!!! Я пришел помочь, или мне уйти назад?!!! Прекратить!!!»

Никто его не слышал, Леролас озлобленный словами гнома готов был выдрать ему всю бороду. А ведь пять минут назад все эльфы сидели с серьезными и добрыми лицами. Линн, полурослик, он единственный вместе с лордом сидели спокойно, встал и как-то неуверенно побрел ближе к Ленедеру.

— « сядь маленький друг, сядь. Это надолго… обычно такие «переговоры» длятся долго». — спокойно сказал лорд не убирая руки со лба.

Линн сначала посмотрел на мудрого эльфа, потом на ругающихся, а за тем камень, что также висел в воздухе. Что же, об этом он всегда мечтал слушая рассказы дяди Роя, о приключениях. Они начались и нужно их закончить, может маленький его народ незаметен, но и он должен сыграть свою роль. Так казалось Линну.

— « Я…— пропищал полурослик, чуть не заикаясь от страха. — я уничтожу М-моргур!»

Суматоха прекратилась, и теперь все внимание было приковано к маленькому храбрецу. Удивленные взгляды, полные шока от такого неожиданного шага. Линну стало как-то не по себе от этих взглядов сверху. А особенно взгляд Нифавреля, он продирал кожу, по спине пробежались мурашки.

— « только, я не знаю куда идти.» — добавил Линн.

— « что ж, ты так похож на своего деда… этого я и боялся. — последнее маг сказал шепотом. — я иду с тобой, я помогу тебе, не быть одиноким!»

Мендир похлопал храброго парнишку по плечу, вставая рядом.

— « мой лук с тобой! — сказал Леролас вставая рядом с полуросликом. — я пойду с тобой до конца!»

— « когда-то давно, мой отец дал клятву отомстить Гандарону, но не смог…— сказал Арагон. — Я и мой меч с тобой, до конца!»

— « и мой топор с тобой!» — добавил Гибли.

— « когда станет совсем тяжело, можешь рассчитывать на меня, и мой рог, люди Орбелина…

Нифаврель не успел договорить, из-за колонн выбежал Сэм, подбежал к Линну и важно, с неуверенностью скрестил руки.

— « мистер Линн, никуда без меня не пойдет!»

— « ну уж нет родственечик! И мы с тобой тоже пойдем! — воскликнули Перегрин и Мерли подбегая к Линну. — мы не останемся здесь, если только вы нас не свяжете и не запрете в комнатах!»

Лорд было хотел что-то сказать, но и его прервали.

— « и пара зорких глаз не помешает в этом походе!.. эм, деле!» — добавил Перегрин.

Ленедер окинул команду с ног до головы, это было именно то что надо.

— « девять хранителей, что ж, нарекаю вас Хранителями Камня! Вы пойдете в Нордор и решите судьбу Нумерона!»

Это были последние слова Владыки Раунделла, совет окончился и была собрана команда из четырех полуросликов, двух людей, мага, одного гнома и эльфа. С этой минуты в их руках находились судьбы всех живых существ, и сказать что этому Леролас обрадовался сказать нельзя. С ними идет гном, на это Зеленолесский принц не соглашался.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава третья.Я не гном, но я эльф.

 

После совета была объявлена пирушка — последнее прощальное пиршество, вот. Эльфийки накрывали столы, заставляя их ломится, от изобилия всевозможных яств, вин, фруктов и других блюд. Место выбрали большое, под залом собрания располагалась площадь, статуи там густо заросли растениями и цветами, даже силуэт еле как отличался. Повсюду зажгли факелы и фонари, расставили арфы, заиграла музыка, песни….

Собрались Раундельские жители, делегация гномов сопровождающих Гибли, Зеленолесский принц, Арагон и другие. Пиршество началось с… с выпивки, о да, прибыли сопровождающие Нифавреля. Орбелинцы, любят хорошее вино, на них его не напасешься. Напились значит все, давай к эльфийкам приставать что на инструментах играли. Конечно все еще были в нормальном состоянии, но и не в трезвом, просили сменить музыку. Девушки переглянулись, было обидно слышать: музыка как на похоронах, и пришлось изменить мотив.

Пирующие потянулись танцевать, смех и веселье кругом. Леролас тоже не отказался от вина, под названием «Особое красное» года 1999, тогда хороший был урожай. Это вино имело сладкий малиново-сливовый вкус с оттенком свежей мяты. Лесной эльф наслаждался последними минутами мира и веселья, впереди их ждал долгий и трудный путь. Особенно если отряд состоит из таких разных участников.

— « странно вы веселитесь, эльфы!» — усмехнулся Гибли севший рядом с Лероласом.

Эльф подождал пока гном возьмет кружку эля и сделает глоток.

— « а как веселиться твой народ?» — эльф постарался спросить как можно спокойнее, и выразить далекое любопытство.

Гном потянул напиток, мечтательный взгляд уставился на ночное небо.

— « о-о…. эльф, эльф. — начал он не замечая как Леролас кашлянул, и приготовился к долгим нудным рассказам. — не описать тех пиров что устраивают гномы! На столах самый вкусный эль в мире, свежее мясо без косточек! Танцы, уж повеселей и музыка такая что горы сотрясаются в пляске! Это хорошо что сейчас здесь Орбелинцы и мы — гномы! Иначе вы бы тут устроили не пир а похороны! Хе-хе-хе!.. а какие у нас соревнования! Метания ножей! Кто больше выпьет! Фехтование на мечах, иногда за сердце красавицы гномихи!»

Леролас внимательно его выслушал продолжая потягивать из стеклянного бокала с позолоченными узорами вино.

— « а чем же тебе не нравиться наше веселье?» — беззаботно спросил Леролас.

— « я же сказал — похороны, а не пир!»

— « у нас тоже знаешь, Гибли, танцы не смертельные! А игры, мы любим более спокойные — стрельба из лука вполне усмиряет нас.»

— « да вы каждый день и так пускаете стрелы!» — перебил собеседника гном.

— « для народа помладше — прятки. Наши умы жаждут загадок и интересных историй у костра. А под музыку флейт и арф лес, им в такт танцует и пульсирует. Но мы больше любим вино, чем… эль» — закончил эльф, перед он сделал паузу так как забыл слово «эль».

Гибли сделал добрый глоток и на рыжей бороде осталась пена. Вновь сменилась музыка, вновь наполнились бокалы и вновь тела задвигались в пространстве. Полурослики тоже отрывались, Мерли взяв под руку Перегрина давай расплясывать нечто похожее на кельтский танец. При этом нечаянно пиная остальных и расплескивая пиво. Глядя на эту парочку хотелось смеяться и улыбаться. Неугомонный Мерли схватил Линна и давай танцевать втроем, правда от этого Линн был не в восторге, а Перегрину вообще от эля стало плохо и он вышел из их окружения. Полурослик пошатываясь плюхнулся на лавочку к Гибли и Лероласу. Сэм же сидел спокойно и разговаривал с эльфами, он очень хотел увидеть их и вот его мечта исполнилась.

— « я слышал… у эльфов дивное пение! Но пока слышу только арфы и флейты, Леролас, спой-ка какую-нибудь песню!» — сказал Перегрин немного отдышавшись.

Принц поперхнулся вином, в нос ударил непривычный запах и вкус ягод.

— «да спой!» — попросили остальные полурослики пихая эльфу нечто вроде гитары и балалайки

Деваться некуда и припомнив одну из любимых песен всех народов — эльфов, гномов и людей, Зеленолесский принц запел, нежным, сладким и волшебным голосом. Он выбрал песню которая нравилась и гномам, и людям и эльфам.

— « там за третьим перекрестком,

И оттуда строго к югу,

Всадник с золотою саблей

В травы густо сеет звезды.

Слышишь, гроздьями роняет небо

Из прорех зерно стальное,

Горные лихие тропы

Покрывая пеленою.

 

Дороги сплелись

В тугой клубок влюбленных змей,

И от дыхания вулканов в туманах немеет крыло…

Лукавый, смирись —

Мы все равно тебя сильней,

И у огней небесных стран

сегодня будет тепло.

 

Там у третьего причала

Сизый парус, парус белый,

Делят небо от начала

До рассвета рваной раной,

Слышишь? Море омывает шрамы,

Посыпает крупной солью

Струпья цвета бычьей крови,

Словно память древней боли.

 

Дороги сплелись

В тугой клубок влюбленных змей,

И от дыхания вулканов в туманах немеет крыло…

Лукавый, смирись —

Мы все равно тебя сильней,

И у огней небесных стран

Сегодня будет тепло.

 

Там у третьего порога,

За широкою ступенью,

Верно шелковые камни,

Бьется надвое дорога, слышишь?

Правый путь ведет на пристань,

Путь окружный — в гору, к югу,

Но на свете нет дороги, чтобы нас вела друг к другу!

 

Дроги сплелись

В тугой клубок влюбленных змей,

И от дыхания вулканов в туманах немеет крыло…

Лукавый, смирись —

Мы все равно тебя сильней,

И у огней небесных стран

Сегодня будет тепло.

Тугой клубок влюбленных змей,

И от дыхания вулканов в туманах немеет крыло…

Лукавый, смирись —

Мы все равно тебя сильней,

И у огней небесных стран

Сегодня будет тепло.»

Когда Леролас кончил, слушатели взорвались бурными аплодисментами. Принц сделал легкий кивок головой, отложил свой музыкальный инструмент и снова зазвучали арфы.

— « неплохо, эльф, но. — Гибли отхлебнул из кружки. — у гномов музыка задорнее!»

— « да ладно вам спорить! Отдыхайте пока есть момент!» — крикнул Перегрин пытающийся сопротивляться Мерли опять потащившего его танцевать.

То правда, то правда. Завтра на рассвете они соберут свои вещи, вдохнут свежего воздуха, еще холодного от света звезд и отправятся в путь. Но сейчас надо наслаждаться хорошим вином, едой, плясками до боли в голове и мышцах.

Тьма сгущалась все быстрее, звезды погасли а свет от огня разгонял мрак лишь на несколько метров. Невероятно, вскоре эльфы Раунделла принесли Гвелвур, переводится как воздушный огонь. Это такие прекрасные цветы цвета утреннего солнца в алом бархате, чашечка напоминала лотос. Тычинку поджигали и пускали цветок в небо, он плыл по воздуху как легкое перышко на ветру. Но Гвелвур зажигают только в полнолуние, когда луна особенно яркая и небо без звезд. Это древняя традиция эльфов, цветы напоминают им о тех кто умер на войне, также о тех кто уплыл за море, туда от куда приплыли все эльфы.

Первым Гвелвур зажег Владыка, за ним зажглись остальные, Леролас тоже зажег свой. Цветок имел приятный нежный цвет. Даже Гибли не отказался. Потом в одно мгновение, не сговариваясь, все-все пустили по цветку в ночное странствие. Тысячи Гвелвур поплыли по темному небу, из окон домов, из беседок где собрались эльфы, даже из сада за дворцом Ленедера. Эти огоньки оправдали свое название, такой яркий и теплый свет сразу вселился в сердце Лероласа. Он вспомнил отца, он бросил его там одного, ослушался. Интересно переживает ли Трандарин или гневается? Наверное скорее всего Владыка Зеленолесья сейчас в бешенстве расхаживает по тронному залу, кричит где его нерадивый сын и собирает отряд для поисков.

Сэм и Линн не отрываясь, как зачарованные смотрели на плывущие огненные цветки, это самое прекрасное что они видели в жизни.

— « правда невероятно, Мистер Линн? Мы здесь, в Раунделле, на нас возложили тяжелую миссию и завтра мы двинемся в путь. А ведь только несколько недель назад я был обычным прислугой и садовником, а теперь, член Хранителей!» — восторженно, но так спокойно и удивленно произнес Сэм, смотря на ночное небо.

— « о Сэм. — сказал Линн. — ты никогда не был нам с дядей прислугой! Ты как один из нашей семьи, ты мой друг. Но ты не должен подвергаться опасности, я вообще думаю что ты должен остаться здесь. Но ладно, тебя не переубедить.»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава четвертая.Вином утешаются не слабые, вином вспоминают прошлое, а короли едут исправлять ошибки.

 

Владыка Зеленолесья в гневе бил все что попадалось под руку, уже три вазы, ровесники Лероласа валялись на мраморном полу, а точнее то что от них осталось. Несколько бокалов и пара блюд. Слуги успели убрать остальную утварь от короля пока не поздно. Кладовая с вином почти опустела, Трандарин опустошил одну бочку хорошего красного вина которое держали примерно шесть тысяч лет. После запоя, Владыка ушел в меланхолию, оплакивал загубленные годы возможного счастья, оплакивал то что он такой плохой отец.

После слезы дали волю злобе, эльф стал похож на взорвавшийся вулкан. Владыка вышел в коридор, сопровождающие его слуги сзади заметили вазы на стендах у стен и глаза их вылезли из орбит, когда Владыка размахивая руками и что-то крича чуть не разбил одну. Хорошо молодые эльфы успели её подхватить, а затем вторую, и сердце у всех ушло в пятки когда через три шага Король сбил ещё и третью. Илиель подскочила в один прыжок и поймала хрупкое творение из первой эпохи. Трандарин грозно посмотрел на неё, в голубых разгневанных глазах блестели искры дьявола.

— « как он мог так со мной поступить?!!! — спросил он то ли у эльфийки то ли у себя. — ты можешь представить?!»

— « нет, мой Владыка» — покачала головой Илиель, все ещё придерживая вазу.

— « вот-вот! И я не представляю, но смог же!!! — опять зашагав дальше король резко остановился, так что трое эльфов сзади чуть не уткнулись ему в спину. — отряд готов?!»

— « да мой Владыка!» — ответили хором стражи.

— « тогда собирайте своих коней и ждите меня, когда замерцает Северная звезда!» — грозный голос Трандарина заставил стражей удрать дальше по коридору галопом.

Король подошел к арке и упершись руками о перила стал разглядывать как его подданные запрягают лошадей и от страха нервно трясутся, так что из рук все падает. Когда Владыка злился, весь дворец дрожал от этого и от волн ярости исходивших от него. В это время лучше молчать и сидеть дома.

Трандарин устремил испепеляющий взгляд на небо, словно это звезды виноваты во всем. В мыслях проскочили минуты прошлого, когда его сыну было всего триста лет. они сидели вот здесь или в беседке и считали кометы. Он нальет себе гранатового вина, на губах останется сладкий с кислинкой привкус, его отцовская рука скользнет по шелковым волосам сына и они просидят так до рассвета. Когда кончатся падающие искры и погаснут звезды, когда солнце еще будет не готово накрыть мир светом а тьма расступиться, Трандарин отнесет свое дитя в комнату, накроет легким одеяльцем поцелует и уйдет.

Гнев в душе затих, король расслабил хватку рук, иначе бы перила треснули. Он непременно найдет Лероласа, расскажет ему что он заставил его переживать, как он сильно волновался и гневался. Затем Трандарин выскажет все что он думает об лорде Ленедере и их вечной проблеме.

От раздумий Владыку вернул в реальность звук рога, топот копыт и ржание коней. Отряд из тридцати эльфов был готов, и на черном небе Северная звезда дала о себе знать. Специально для дальних поездок, Трандарин надел доспехи из редкого эльфийского металла, рубашка до колен из серебряных нитей, а поверх сплетающиеся на груди ряд тонких стальных полос шириной с запястье, наручи, штаны из белых прочных тканей, сапоги немного ниже колен. И конечно пояс с его любимым мечом серебряным ятаганом, прозвище которому Галадинт.

Владыка пришпорил коня, и кстати эльфы ездят без седла только с накидкой, и отряд покинул окраины дворца. Шум листвы и дыхание лошадей уносился все дальше, пока не затих и в лесу воцарилась тишина. Только река не спала, не спали звезды, не спала луна…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава пятая.Гном и эльф — это тихий лес и вулкан, и если совместить получится дружба.

 

На рассвете Леролас привел себя в порядок, схватил собранные с вечера сумки и спустился к Арагону и Нифаврелю что стояли со своими конями у выхода из Раунделла. Конь эльфа как и все остальные тоже снаряжен всем чем одарил их Лорд. Теплые одеяла, припасы, вода, несколько карт, на всякий случай компасы, пару фонарей, веревки. Еще кухонную утварь и пожелание удачи.

Хранители Камня дождались Гибли, хм, Леролас думал что этот гном будет собираться ещё два часа. Вчера он ушел, точнее его принесли в комнату Равин и Дубин, гном был пьян как сонный лист на ветру и конечно же ничего не собрал. Но нет, видимо Гибли не хотел уступать эльфу, эльфы не пьянеют с трех кувшинов и даже с четырех. Мало кто видел этих созданий в нетрезвом виде.

Полурослики тоже пришли, в сопровождении Ленедера и Мендира. Вот старый маг ничего с собой не взял кроме посоха. Лорд тепло попрощался с гостями, заключил в объятия Перегрина, Мерли, Сэма и Линна. Пожал руку Гибли, Лероласу и людям. Сердце у всех нервно билось в предчувствии долгого и трудного пути. Нордор за тысячу миль от сюда, они оставили свои дома, зная что на пути опасности, враги новые — старые и целый мир. Далекие страны и земли, чужое небо. Если честно никто не представлял как они смогут уничтожить камень, и дойдут ли до Нордора.

Потом пришли Раунделльцы со слезами на глазах начали тискать полуросликов. В этот трогательный момент всем хотелось обнять маленьких человечков так похожих на детей. У эльфов при одной мысли, что этим детям придется сражаться с монстрами и идти в такое опасное путешествие, душа выворачивалась. Перегрина, самого младшего, едва не задушили в объятиях. Эльфы роняли слезы, махали руками и восклицали, но в основном стояли спокойно. Сыновья, близнецы Элагос и Эларос, лорда Ленедера пожали Лероласу руку и похлопали полуросликов по плечу.

— « Nuitha teryn! Ni ista sa ned chins dol! (успокойтесь братья, я знаю что в ваших головах). — сказал Ленедер сыновьям и все успокоились. — Хранители,… я желаю вам удачи размером с Сапфировые горы и пусть на пути вашем не будет препятствий! Я бы пошел в путь вместе с тобой отважный Линн, но мне отделено заботиться о моем народе. Вы дали клятву идти столько, сколько сможете и оберегать друг друга, теперь вся надежда на вас, на тебя Линн. »

И лорд в подтверждении его слов раскинул руки, показывая всех собравшихся.

— « maer men calllons!!» — воскликнули эльфы когда Хранители взяли поводья и направились к выходу. ( добрый путь храбрецы!!)

На протяжении всей тропинки по склону горы, ползущей точно змея, их не покидала светлая и теплая атмосфера Раунделла. Солнечные лучи сменили золотистый цвет на малиновый, и голубые воды смешались, стали похожими на живые самоцветы. Когда на повороте сосны сменились елями и пихтами, все в последний раз обернулись на это гостеприимное место. Теперь не видать им ни мягких кроватей, ни теплого камина и услужливости эльфов.

В нос ударил мятный запах пихты и ели, Леролас и раньше видел эти деревья но не в таком количестве, и поэтому сначала легкие зажгло, стало холодно и свежо внутри. Огромные шишки величиной со страусовое яйцо так и норовили сбить путника с ног или украсить лоб шишкой. А эти иглы, они ворошили полуросликам волосы, людям кололи кожу, а эльфу лицо. Гибли, как можно судить по его состоянию, тоже не нравилась здешняя атмосфера. Гномы живут в горах, а там воздух сухой, иногда сырой, пахнет в основном дымом огня, пеплом, и как говорят сами гномы золотом, драгоценностями и копченым мясом с элем. Поэтому Гибли сразу начал кашлять, чихать и в горле у него пересохло. Он стал ворчать с каждым чихом, так смешно морщась и восклицая, даже не замечая как за его спиной улыбается эльф и Перегрин с Мерли.

— « Сэр, Мендир! — окликнул волшебника Перегрин. — мы забыли спросить, куда вы нас ведете?»

— « я веду нас на зеленые поля Рохардена! Король этого города мой старый приятель, там мы получим нужную информацию!» — крикнул маг полурослику.

Ответ вполне удовлетворил всех, но понятия нужная информация они не поняли. Мерли вытащил из внутреннего кармана курточки серебряную флейту. Металл казался темным от тени листьев, но все же блестел в просветах солнца. И полурослик с хитрой и довольной улыбкой потряс инструментом в руке, оборачиваясь к Перегрину. У того сразу расширись глаза и рот растянулся до ушей. Он достал из сумки мини барабан, Линн достал арфу, а Сэм дудочку. Леролас, возле которого шла эта забавная троица, с удивлением окинул их взглядом. Что они собрались здесь играть музыку?

Его ожидания оправдались. Флейта Мерли весело зазвучала вместе с барабаном создавая прыгающий ритм. Через три секунды к ним присоединилась арфа, делая музыку не то что более плавной, а более мелодичной. Иногда Линн прекращал дергать струны и Перегрин с Мерли играли одни, наполняя одинокий лес радостной музыкой. От неё все Хранители заулыбались, в душе хотелось попрыгать или покружиться. Вот почему стоит брать с собой в поход полуросликов, они не только храбрые, отважные и немного трусливые, но их основной дар веселье. Они могут разрядить любую обстановку.

Они играли весь день и весь вечер, когда же сгустились сумерки, музыка стала спокойнее и флейта отправилась назад в карман. Теперь им подпевал тихий ветерок с Юга, и трава что колыхалась под ним. Хранители давно вышли из леса и путь лежал теперь через степи и луга, с молодой зеленой травкой и серыми камнями валунами иногда встречавшимися на этом бескрайнем море. Леролас поражался как у таких на вид хрупких и маленьких созданий хватает сил играть эти прекрасные ноты круглые сутки. Но если бы не они то душа его не посветлела бы от тоски по дому, так бы он и шел в этой мрачной пелене что окутала отряд. И слава полуросликам, ничто не омрачает их дух!

Небосвод озарился тысячами белых искр и путники решили сделать привал у камней разлегшихся полукругом, создавая ограждение, стену, от ветерка. Рядом росла пара-тройка яблонь. Лошадей привязали к их стволам, Арагон разжег костер и вместе с Нифаврелем приготовили поесть. Полурослики успели только присесть как уснули, инструменты пали на землю. Старый маг присел под ствол одного дерева, едва распустившего пышные охапки белых цветов. Нежный бархатный аромат смешался со сладко-дымовым запахом табака. Мендир очень любит вечерами у костра или камина пускать колечки и другие необычные фигурки из своей трубки.

Треск углей и пламени, пение коней, слабенький голосок ветерка в дали и дыхание полуросликов подействовали на Лероласа как успокаивающее средство, да и не только на него. Давно эльф не был в походах, лет 2000, раньше он с отцом выезжал на охоту или с ночлегом оставались в лесу. тогда вечера казались волшебными, когда Трандарин усаживал сына перед ним, и рассказывал истории от которых захватывало дух, огни фонарей установленных кругом на поляне становились неясными, расплывчатыми. Голос Владыки отдалялся а пред глазами вставали горы, моря, бури и ураганы, битвы эльфов и орков. Отец рассказывал ему тайны леса, темные и пугающие, прекрасные и мелодичные как его голос. Они вместе слушали птиц и тот треск пламени, слушали природу её мелодию и Леролас смотрел на звезду, что сияла ярче от слез. Она названа в честь его матери Гвейнел.

От мира воспоминаний, эльфа вернул голос Гибли и его топот.

— « ты так ужин пропустишь, эльф!» — усмехнулся гном.

Но принц даже не повернулся на его слова, продолжая всматриваться в звезды. Тогда Гибли сел по правую руку от него на плоскую огромную каменную плиту, которой сидел Леролас.

— « вот-вот, опять началось! — воскликнул гном. — снова это игнорирование!»

— « о чем ты?» — спокойно с ноткой непонимания вопросил эльф наконец оторвав глаза от неба.

— « да о том! Твой народ с начала времен смотрел с высока на нас! Но не в буквальном смысле, вы всегда издевались над гномами!» — тон Гибли стал немного громче.

— « что ты говоришь?...» — совсем не понял принц.

— « не прикидывайся!!! Думаешь я не знаю что эльфы, вы, смеетесь над нашим ростом, нашими густыми бородами!!! Унижаете нас, вы хоть когда нибуть помогали нам в сложных ситуациях!?» — гном чуть не кричал, хорошо они сидели далеко от остальных.

— « да, мы любим подшучивать над гномами, но не до такой степени! Твой народ тоже знаешь, не идеал в этом! А на счет помощи, то ты не прав.»

— « да!!! Думаешь, эльф, мы стали бы молчать на ваше такое подшучивание!!! Я знаю почему эльфы такие — они сидят в своих лесах, совсем одичали! Ни договориться, ни поговориться! Сидите, прячетесь за деревьями как трусы, а ты небось у матери за спиной прятался во время войны?!!»

Гибли еще говорил всякие гадости про эльфов, но его слова отдавались далеко эхом в голове Лероласа. Гном задел за самое живое его в душе, и на глазах появилась тоненькая пленка, еще чуть-чуть и он заплачет. Почему… почему эти гномы такие, так говорят о них?...

— « а этот ваш король Трандарин, ходит во своем дворце как ледяная кукла без души, без сердца! Злыдень, что хочет то и делает с гномами! Захотел посадил, захотел убил лишь бы камни да алмазы ему подавай!!»

— « не смей так говорить о моем отце!!! Ты ничего о нас не знаешь!» — еле проговорил Леролас стараясь сдерживать ярость.

— « все я знаю! И знаю где был ты во время всех войн, у матери за платьем!!! Трусы вы, бессмертные боитесь смерти!» — это были последние слова которые Гибли сказал Лероласу, потому что тот резко встав, поджав губы с огорченным видом ушел.

Он постарался сделать вид, будто ничего с ним не случилось, но это не сильно получилось. Гибли подумал что эльф просто удаляется от темы и посмотрев ему в след увидел за своей спиной Перегрина с ошеломленным видом. Нижняя челюсть его немного опустилась показывая белые верхние зубы, и без того круглые глаза теперь напоминали грецкие орехи. И вид у него был весь поистине шоковый, от того что он услышал из уст гнома.

— « что?» — безмятежно спросил Гибли у юного полурослика.

— « ты что натворил?.. — шок отразился и на его речи, тихий, удивленный. — что ты такое сказал?»

— « сказал правду!»

— « нет, ты не понял! — Перегрин подошел ближе. — эльфы чувствительны и немного обидчивы! Я не хочу никого поддерживать в этом споре, но ты должен извиниться перед Лероласом!»

— « это они, эльфы должны, не я!»

— « Леролас единственный эльф который согласился с нами идти! Он может повернуть назад, но тебе от этого думаю будет только лучше! В общем, иди и извинись!»

Полурослик удалился оставив свой шок Гибли. Гном подумал, наверное, он слишком жестко поступил с Лероласом. Но все же он знал об эльфах не понаслышке.

Ветер до ушей донес печальные звуки флейты. От каменной плиты, в пятнадцати метрах, на небольшом зеленом холмике, где росло одинокое дерево, сидел Леролас. Темная фигура мрачно облокотилась спиной о тонкий волнистый ствол, руки подняты и держали трубочку. Гибли вдруг как то защемило, чувство удовлетворения ушло и сердце заныло, не ощущение ли это вины?

Гном решил подойти поближе, и на этот раз не шуметь. Эльф сидел в позе лотоса, легко и непринужденно руки держали бамбуковую флейту издававшей приятный мелодичный звук, печальный и звонкий, горестный, наполненный безрадостными нотами о великой утрате. Глаза Лероласа закрыты, на лице та же печаль, все тело эльф постарался расслабиться но спину держал по-королевски ровно.

Ему сейчас поистине хотелось остаться одному, со своими переживаниями и эмоциями. Ему хотелось, чтобы все звезды погасли, кроме одной, самой яркой и заветной. К горлу подкатил комок и душа окаменела, в груди стало тяжело и тесно, когда так и стало. Даже порыв ветра не унес этой тяжести, только сорвал пару листьев и принес запах гнома.

— « я знаю ты здесь, — без каких либо эмоций произнес Леролас. — зачем ты прячешься во тьме?»

Гном сначала помялся на месте, потом издал странный хриплый звук.

— « я это… ты тут в общем…. Эх… извини ты меня за мои слова. Не подумал…

— « не подумал о чем? О том что моя мать умерла?» — не дал договорить Гибли эльф.

При этих словах на сердца обоих свалился ещё больший груз.

— « омх… мне очень жаль…— протянул гном, правда сожалея за свои слова. — виноват, погорячился. Ты это, не вздумай покидать нас!!»

— « не собирался я уходить.» — спокойно сказал Леролас.

— « да идти мне в золотое горы!!! Ну наболтал лишнего!!! Что мне сделать чтоб ты эльф меня простил!!?» — не выдержав вскричал Гибли.

Эльф выждал небольшую паузу и с хитрой усмешкой сощурил глаза.

— « Гибли, друг, — вот это поворот, гном не ожидал такого прозвища. — можешь называть меня не эльф, а Леролас?»

Леролас повернулся на гнома и встретился с его ошеломленным видом, потом это сменилось улыбкой. И Гибли согласился. Еще несколько часов они рассказывали друг другу о чудесах своих народов, королевств и их богатств. Гном много нового узнал об эльфах, откинул почти все дурные старые представления о них, оказалось у гномов и эльфов есть общие праздники " Последний День Осени", "Голубая Луна". Они смеялись, шутили. Гибли сразу же согласился что у эльфов все таки есть чувство юмора и веселья.

Ну а за этой парочкой наблюдали Перегрин, Арагон и Мендир, усмехаясь и удивляясь что эти двое смогли найти общий язык. Никогда еще, никто не видел чтобы эльф с гномом так дружно общались, не кричал, не презирали и не спорили. Полурослик Нук самый молодой из их отряда, всего 15 лет, а уже так продвинул отношения Хранителей. Он совсем мало видел в этой жизни, не вкусил всех её возможностей, Перегрин также глуповат как и десятилетний ребенок, но в душе и в уме он знает о эмоциях, чувствах и ощущениях гораздо больше чем кто-либо другой из его народа, возможно.

Но пока никто не видел, Нифаврель решил поговорить с Линном, человеку совсем не нравилась идея уничтожить такое мощное оружие. Хоть оно и принадлежало врагу, нужно хотя бы попробовать. Полурослик сидел один за валунами, крутил в руках Моргур. Грани переливались красным при свете, как огонь, из которого он и был рожден.

— « было бы лучше. — услышал он за спиной голос человека. — если камень отправился в Орбелин. Только с его помощью нам удастся победить зло.»

— « но тогда за место Гандарона, придет другой. Нельзя подчинить полностью столько силы. Она тебя уничтожит» — сказал Линн не отрывая взгляда от камня. Он гипнотизировал.

— « а ты? ты же его несешь, разве не хочется иметь немного власти? Не хочешь стать всемогущим?» — прошептал Нифаврель почти над самым ухом полурослика, от чего тот отдернулся.

— « оставь его! — воскликнул Сэм, внезапно подошедший. Не обращайте внимания мистер Линн, идем.»

Линн со своим верным другом переместились поближе к Мендиру, рядом с магом всегда спокойно и уютно. Как дома. Маг курил свою длинную трубку, вдумчиво смотря на пламя. Вид у него был самый таинственный, один из тех что тревожит душу, от того взгляда, который заставляет её замирать.

— « Мендир, расскажи о Гандароне. Кто он и от куда?» — попросил Линн.

— « это темные истории, мало кто осмеливается их затрагивать, но вы имеете право знать. — сказал Мендир, выпустив большое серое кольцо начал рассказ. — эта история началась давно и далеко, не в этих краях, не в наше время. На другой чуждой земле, за морем Покоя, он начал свою войну с людьми. Будучи тогда молодым и неопытным, он не мог истребить их. Люди крепко стояли на ногах и крепко держали мечи. Потом началось великое переселение, как некоторые его называют. Эльфы, гномы и люди одновременно приплыли в Нумерон и обустроили его. Но Гандарон не желал оставаться в стороне и первые земли что он захватил стали Север. Много сотен лет он работал над созданием своей силы и Моргура. Он призывал все темные народы, нанял Саманханов, что и по сей день верны своему хозяину. Вторую половину Первой эпохи запомнили как эпоху войн и смертей, народы не имели крепких отношений друг с другом и темный властитель легко истреблял все живое. К концу Первой эпохи разыгралась битва у Гилиад-дур — крепости Гандарона. То был первый и последний до сих дней тройной союз людей с эльфами и гномами. И добро вновь победило. Я уверен дальше эту историю ты знаешь со слов дяди Роя. Славный полурослик, в молодости любил путешествия, но как истинный полурослик — он больше любил дом: уют, покой и мягкое кресло. Х-х…»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава шестая.Мысли и чувства короля не укротишь и не поймешь за один день.

 

Трандарин не отрывал взгляда от горизонта, где все быстрее и быстрее вырастали верхушки гор покрытых соснами и пихтами. Все сильнее нарастало нетерпенье и чувство что, тот кого он ищет уходит ещё дальше. Они гнали коней всю ночь, и сейчас только начинает голубеть небо, гася небесные огни. Король не думал ни о чем, только о сыне, лишь о нем.

Его отряд к рассвету пересек границы Раунделла, и уже по горным тропинкам не спеша направлялись к мосту. Эта неторопливость только подогревала остывшую ярость и нетерпение Владыки. Вот и мост, площадка где на втором ярусе шел Ленедер. Он завидев разгневанного Зеленолесского друга понял в чем дело и посторонился назад, едва меч Владыки лесов коснулся горла Лорда Ленедера. Лорд точно не выспался или пребывал в шоке, под его серо-голубыми глазами рисовались синяки. Он видел сейчас перед собой не друга короля, а дикого зверя в бешенстве и гневе.

— « где мой сын Ленедер?!!» — возгласил Трандарин не опуская меч.

— « прошу тебя, успокойся Трандарин! Это нужно было сделать, Нумерон на грани разрушения!»

— « и ты выбрал Лероласа!!» — вскричал Владыка лесов.

— « он сам вызвался! Пойми, он пошел не один, не он несет камень! Мои близнецы тоже исчезли, я тоже в таком состоянии как и ты! Успокойся. — лорд пытался вернуть друга в чувство, а за одно и сохранить себе голову на плечах. Трандарин немного отстранил клинок. — вот, все хорошо, не нужно этого делать. Поверь, я волнуюсь как и ты, мои близнецы не покидали пока стен Раунделла, но они уже не здесь.»

Король все же сложил меч в ножны. Они оба понимали куда отправили своих детей, на смерть, а сами просиживают во дворцах. Ленедер отвел Трандарина к себе домой, усадил у камина и налил отвар из трав, он успокаивал нервы. Но сейчас ничего не могло помочь, ни отвар, ни слова. Владыка Зеленолесья отправил несколько гонцов обратно в лес, чтобы собирали армию, он поедет в Рохарден. Возможно туда отправился Леролас.

Время шло медленно, разум как в пелене чрез которою не слышны ни шум водопадов, ни голос лорда. Над головою светит небо, в груди сердце бьется, то бешено колотиться, то слабо так, будто остановится вовсе. Шел час, второй, иногда перед Трандарином пролетали, нежно махая крыльями и оставляя за собой сладкий, тонкий аромат, бабочки. Пыльца на их хрупких крылышках золотилась, переливалась светом. Владыка себе места не находил, он пошел на аллею фонтанов, там журчала вода, тоже переливаясь золотом. Он сел на один из их бордюрчиков и почувствовал сквозь доспехи прохладный ветерок от воды. Король вспомнил как однажды с севера пришел холодный ветер в Зеленолесье, тогда стало холодно и немного промозгло. А Леролас тогда был маленький, только лук учился правильно держать. О испугается грозы, прибежит к отцу и они вместе, укрывшись с головы до ног теплым одеялом, как в шалаше, представляли что это бьют барабаны. Большие огромные барабаны, это музыка богов. И в их шалаше тепло, тесно и темно, они были вместе.

Ленедер позвал Трандарина на ужин, уже вечер. Трапеза прошла в молчании, Владыка почти ни к чему не притронулся.

— « не волнуйся, Леролас сильный и уже не маленький. Он может позаботиться о себе.» — сказал лорд.

— « побег Лероласа образумил меня… как я был глуп…. — Ленедер посмотрел на короля с удивлением. — мой народ тоже часть мира, мира которому я не помог, но я постараюсь исправить эту ошибку. Я вступаю в войну, а направлюсь на запад.»

Лорда очень обрадовало решение Трандарина и он предложил ему несколько десятков лучших лучников. За время ужина, на улице стало совсем темно, зажглись звезды и послышался топот копыт. Прибыла армия Владыки примерно из двухсот эльфов, это не все, остальная часть направится сразу в Рохарденские поля, где потом соединятся.

Трандарин видел как из Раунделла поздно ночью выехали сыновья Ленедера и два гнома, они направились на запад. Но так же видел взгляд Илиель, она смотрела на гнома, он на неё, Трандарин узнал этот взгляд.

 

  • ЛеоКот / Летний вернисаж 2017 / Художники Мастерской
  • Пьяный Лес / Cris Tina
  • Сказок здесь никаких не осталось / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • №8 - БАЛЛАДА ЛИЛИТ / Эпический - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Моргенштерн Иоганн Павлович
  • Заплутал в беспутье / Дневниковая запись / Сатин Георгий
  • Романс. Прохожий Влад / Сто ликов любви -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Зима Ольга
  • Колонизаторы / Garold_R
  • 8. / Эй, я здесь! / Пак Айлин
  • Мои стишата / О рыцаре. / царёв максим
  • Черная икра.  Проверка на жадность / DES Диз
  • Инициатива наказуема / Миниатюры / Меркулова Ирина

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль