Харш-Нар / Госпожа / Завадская Анна
 

Харш-Нар

0.00
 
Харш-Нар

Степь… Прекрасная, опасная и абсолютно свободная. Любой путник виден за много часов езды. Любое поселение не может существовать здесь слишком долго. Мало воды, много солнца. Не имеет смысла выращивать что-либо, кроме скота и лошадей. С них — и основной доход. С них — и все пропитание. Степь жестока к тем, кто не хочет жить по её законам. Степь неумолима к тем, кто пытается лишить её свободы. Но их, изгнанников с родной земли, она не просто терпит. Она по-своему любит их. И они отвечают ей тем же.

Именно поэтому каждое утро он встречал восход в Степи. Встать затемно, оседлать любимого скакуна и выехать туда, где не будут слышны звуки кочевья. Где он сможет услышать в шепоте ветра голоса изначальных сущностей, созданных Творцом задолго до любого из смертных. И сегодняшнее утро не было исключением. Правда теперь к простому соприкосновению со стихиями добавилась робкая просьба. О том, кто был большим сыном Степи, чем он. О своем сыне, о первом, в ком дары Творца двух народов проснулись одновременно.

— Ренгар, Чаррес передал, что они нашли Таргена и Сортана, но… твоего сына отправили аж в Столицу. Он отправляет ребят к нам вместе с Тангором и Форреном.

Столица… Слишком близко к Государю, слишком близко к магам. Если их тайна будет раскрыта… Что сделают уртвары? Станут ли охотится за ними по всей Степи, чтобы уничтожить? Или им сейчас будет не до этого, учитывая слухи о войне, которая бушует на центральном континенте? Ах как не вовремя все это, как не вовремя.

— Хорошо. Пусть будут поаккуратнее. Нам не нужны осложнения с Государством. Не они наши враги. И… Пусть соберут как можно больше информации, в последнее время сущности слишком активны, мне это не нравится.

Зрелый орк нахмурился, переваривая полученную информацию. Через минуту молчания он сказал:

— Думаешь, это то, о чем предупреждал твой отец, Гарнес?

Ренгар улыбнулся, вспоминая отца. Последний из аларов некогда многочисленного народа тойнов, он не просто прислушивался к шепоту сущностей, он слышал их и мог разговаривать с ними. Он говорил, что сущности все чаще замечали взгляд Творца на своем творении. И к худу или добру это — неизвестно. Среди орков бытовало мнение, что Творец сердит на них за тот ритуал. Они опасались того, что он, вернувшись, уничтожит все новые рассы. И на резонное замечание о том, что если бы хотел, он бы и так всех уже давно бы уничтожил — они лишь пожимали плечами. Возможно, он хочет сделать это именно сам.

— Я не знаю, Награн. Если бы я был хотя бы в половину также силен, как мой отец — Зайр сейчас не находился бы на континенте, а был тут, с нами. Ладно, поехали в стойбище.

 

Она прохаживалась по полянке перед тропкой, ожидая возвращения разведчиков. Они задерживались уже на пару дней — и она все больше сомневалась в том, что их вылазка прошла успешно. Проклятая война… Почему, ну почему она не началась хотя бы ранней весной, когда в лесу и на болоте полно еды? Почему? Почему именно сейчас, когда вокруг начинают мести метели, им приходится отсиживаться на этом холме посреди болот, без еды и нормальных домов? Да, осенью ещё можно было набрать грибов и ягод, да и дичь по-прежнему водилась в округе, но этого никак не хватит на то, чтобы перезимовать без проблем. К тому же, нормальную крышу над головой тут не построишь. Даже землянку и ту вырыть проблематично: холм хоть и достаточно широк для их лагеря, но не достаточно высок для того, чтобы вода не прибывала в вырытые ямы. А шалашы, даже покрытые шкурами убитых животных, не спасали от ночного холода и снегопада.

Нахмурившись, она ещё раз проверила сигнальные контуры. Благо, то скопление природных каналов магического потока, которое находилось тут, сводило любое заклинание на уровень нормального естественного фона. Поэтому жители небольшой деревеньки и выбрали это место в качестве своего убежища, когда весть о войне докатилась до них. Ну, не все жители, а только те, кто решил, что так безопаснее, чем бежать неизвестно куда. И, в общем, вряд ли прогадал. Во всяком случае, их никто не нашел. Искать здесь кого-то с помощью магии было бесполезно, а простые поисковые группы она успешо водила за нос с помощью уговора с водой, воздухом и землей. Как хорошо, что она все же смогла с ними договориться. А если бы не вышло? Ну, тогда пришлось бы искать спасения не в защищенной с трех сторон долине, а в пещерах в горах. А там еды ещё меньше, чем здесь. Да и холод гораздо злее. Нет, все-таки их решение было верным.

О, а вот и одна из сигналок сработала. Слава звездам светлым, свои. Она успокоилась и попросила стихии проводить друзей коротким путем к ней. Через пару минут Ханар и Шарет вышли на поляну и, улыбнувшись, сказали:

— Ты права, Веда. Война закончена. Мы можем возвращаться в наши дома. Идем к остальным, расскажем подробности.

Ведунья деревеньки Болотники улыбнулась. Наконец-то все вернется на круги своя и ей не придется больше исполнять обязанности самой главной. Это, оказывается, так утомительно. Ханар подхватил десятилетнюю девчушку на руки и они вместе отправились к остальным, уже ожидашем их на небольшом пятачке, остававшемся от шалашей на холмике посреди болот...

 

Государь положил последний лист доклада начальника безопасности и закрыл папку. Да, белых пятен в этой истории не осталось. Теперь предстояло сделать выводы на будущее и определить наказания для виновных. Взгляд его нашел тот самый злосчастный свиток и челюсти непроизвольно сжались. Нет, нельзя. Эти эмоции ему сейчас могли только навредить. Этот род служил ему верой и правдой много поколений и то, что в нем завелась одна паршивая овца ещё ничего не значит. Да и та больше похожа на мелкую пакостницу, чем на серьезную проблему. Нельзя решать сгоряча. Тем более, что род в сущности свою ошибку сам и исправил.

Государь улыбнулся, вспоминая тех, кто освободил его. Насколько нереально удачное стечение обстоятельств… Такое ощущение, что сам Творец приложил к этому руку. Скажем так, Государь был в этом уверен. Особенно после того, как увидел альериона созидания без напарника-разрушителя. Да… И ещё эта комета… Со всеми вытекающими последствиями для этого мира...

— Зови Байрсов, — сказал он своему секретарю.

Молодой дворянин выходит из кабинета, приглашая на аудиенцию к Государю господина Валдена Байрса с семьей. Ну же, посмотрим на тех, кого враги Государства использовали для своих целей.

Глава семьи спокоен и сосредоточен. Воин он неплохой, но маг — никакой. Чем и пользовалась жена. А вот и она… Мда… Платье с тугим корсетом, драгоценности, макияж. Красивая, очень, но по меркам сангов. Маг-целитель слабенький, но для того, кто не имеет простейшего амулета — может стать проблемой. А для того, чьи амулеты она заказывала сама… Все понятно. Жажда власти и наживы горит в твоих глазах ярким паламенем, Миона. Такие дворянки Государству не нужны. Наложница и наложник, милые, симпатичные, бедные и напуганные. Молодая девушка, младшая дочь многодетного купца с запада и сирота с востока, потерявший в войну всю семью и не нашедший себе места в Столице. А вот и те, для кого в большей степени устроена эта встреча. Сыновья. Старшего отозвали со службы в западной крепости, среднего — забрали с занятий в Айренеле. Младший ещё и говорит-то с трудом. Тяжело придется наложнице… Ничего. Не будут ушами хлопать — не пропадут.

Низкие поклоны с их стороны (в платье с корсетом стандартное приветствие смотрится… забавно), легкий кивок — с его. Ну что ж… начнем представление.

— Присаживайтесь. Валден, я получил твое прошение и внимательно рассмотрел его. Признаюсь, я был очень сильно удивлен тем, что обнаружил там.

Удивление дворянина, быстрый взгляд на жену. Все понятно. Факты подтверждаются. Она забрала прошение и обещала передать через подруг во дворце. Передали. Спокойствие.

— Твой род служил Государству верой и правдой несколько столетий. Скажи… Я чем-нибудь обидел тебя?

Как хорошо… Удивление у всех, даже у Мионы. Замечательно. Теперь потихоньку...

— Мне казалось, что все твои жалобы я всегда рассматривал в кратчайшие сроки и выносил справедливое решение. Третий сын служит хорошо, четвертый после окончания Академии тоже пойдет служить, как ты и хотел. Дочь замужем за дворянином по любви, как сама того выбрала. Первого и второго сына ты сам оставил на обучение в своем имении. Также, как и вторую дочку. Может, в этом причина? Может, уртвары тебя шантажируют их жизнями?

Валден побледнел. О такой судьбе своих детей от наложниц он и не думал. Братья переглянулись, не понимая, что происходит. Миона также была удивлена и ничего не понимала.

— Так вроде нет. Таких данных нет даже у тайной службы. Может, тебя не шантажировали? Может, тебе просто денег заплатили? Узнали, что у вашей семьи не так уж много средств — и предложили солидное вознаграждение? Нет?

Валден покраснел от ярости. На Миону смотреть было страшно, настолько бледной она стала. Начала догадываться, что свиток подменили или сделали что-то не то? Ну-ну...

— Государь, я не пойму, чем вызвано ваше негодование. Я просил вас всего лишь рассмотреть возможность принять меня на службу управляющим имения или крепости, — справившись с чувствами, сказал Валден.

— Да, это я тоже прочел. Но негодую я не по поводу написанного тобой. На прошение было наложено очень интересное заклинание. После его активации я должен был умереть. Великолепная работа мага-предметника. Смертельно опасная работа. Как заклятие попало на прошение, Валд?

Молчание было ответом. Валден застыл секунд на тридцать, потом повернулся к посеревшей Мионе. На неё же посмотрели и остальные.

— Ты сказала, что твоя подруга… Миона… — тихим шепотом обреченного сказал Валден.

Проняло. За покушение на Государя весь род подлежал истреблению. За его организацию и участие — тоже.

— Государь, и в мыслях не было! — тут же ожила Миона, слетев с кресла и бухнувшись на колени. — Мне говорили, что это всего лишь заклинание, которое должно привлечь ваше внимание. Поверьте, не было даже намерения повредить вам.

Валден застонал. Попытка воздействия на другого разумного с помощью магии для получения прибыли, вот что это такое было. И то, что это была попытка помутить разум Государя — только усугубляло дело. Сыновья смотрели на мать, как на сумасшедшую. Это хорошо. Значит, все не так запущено, как могло показаться. Все же хорошо, что они с ранних лет обучаются в Академии. Очень хорошо.

— Значит, сначала ты использовала свои чары для того, чтобы муж согласился нарушить протокол подачи прошений, а потом передала кому-то ещё это самое прошение. А потом этот кто-то доставил прошение во дворец в обход основной канцелярии, сразу положив его в стопку прошений. Что этот кто-то потребовал в оплату услуги?

Миона опустила плечи и склнила голову. Она уже все поняла. Выкрутиться не получится.

— Он просил пригласить Анну Андерис на бал.

Братья переглянулись. Все верно. Анна росла с ними и хоть Миона старалась, чтобы её дети и дети наложниц особо не общались — это получалось с трудом. Валден прикрыл глаза рукой. Ему было не просто стыдно. Он готов был провалиться под землю.

— Для чего? — спокойно спросил Государь.

— Я не знаю, — попыталась соврать Миона.

— А он утверждает, что ты прекрасно знала, зачем ему твоя бывшая воспитанница, — также спокойно сказал Государь.

Братья посмотрели на него, желая подробностей. Бедные… Зато никто никогда не сможет использовать ваши сыновьи чувства, чтобы навредить будущей Наставнице Наследника. И пусть она пока сама не знает о своем назначении, но… Так уж получилось, что знания, имеющиеся у Государя, не передавались по частям. Да и потом, почему бы и не ей стать той, кто сможет воспитать из Наследника нормального правителя? Если сам Творец избрал её в качестве матери своего воплощения? Но это, конечно, тайна. От всех. Но не от него. Он же Государь, как-никак. Такие новости от него не скрыл бы ни его Наставник, ни глава тайной службы.

— Анна Андерис, первая боевая эмпа наших дней и жена Максира Андериса, нужна была ему в качестве подарка рагану. Алар-рагану. И она провела целых три с половиной декады в качестве личной шаалхи Алар-рагана в Раганрее.

Последние два предложения он поизнес очень медленно, почти по слогам. Валден бросил взгляд на Миону, все также не поднимавшую головы — а потом и сам опустил голову. Так всегда бывает. Сначала закрываешь глаза на мелкие, казалось бы, проблемы, а потом и сам не замечаешь, как мелкие проблемы становятся крупными. Не ладит наложница с женой — ну ничего страшного. Ну не может забеременеть после первого ребенка наложница — ну так такое бывает. Лекари говорят, что все должно быть в порядке — значит просто не судьба и все. Хорошо, что жена есть и сыновей рожает одного за другим. А потом и вторую наложницу возьмем — и с тем же результатом. Ну, значит точно не судьба. Шестеро детей и то хорошо. Ну а что жена договорилась отдать его дочь замуж за сына подруги — так это ж только ради её блага. Отказала? Ну что же, так тому и быть. Пропала дочь? И розыск ничего не дал? Так ведь граница рядом, уртвары то и дело уводят кого-то. Значит, опять судьба такая. Ну а говорят, чтобежала с кем-то — так кто же из знающих поверит. Глупость это. Напали уртвары как раз в тот момент, как они уехали из имения в Столицу, оставив наложников, а с ними наложниц и их детей в имении — так кто же мог знать! Не мог же он в самом деле подумать, что за всеми этими случаями стоит его милая и любящая жена, которая так заботиться о нем. Вон, даже подругу уговорила в обход канцелярии прошение подать. Ну разве можно на неё сердиться? Она же делает все ради блага их семьи. А то, что при этом готова пойти буквально на все и ко всей семье никогда не причисляла ни наложниц и наложников, ни их детей — так это ж разве можно увидеть влюбленным взглядом?

Тяжело вздохнув, Государь посмотрел на всех по очереди и сказал:

— Строго говоря, твою жену использовали, Валден. И обвинять её в покушении на жизнь Государя я не буду. Но. Магическое воздействие на наложницу дворянина без её согласия… магическое воздействие на дворянина без его согласия… участие в похищении дворянки… Такое простить нельзя. Учитывая то, что большинство преступлений совершено с применением магии непосредственно самой обвиняемой я, в соответствии с договором между Государством и Айренелом, передаю право выбрать наказание для Мионы Байрс именно Совету.

Валден лишь кивнул. Государь посмотрел на секретаря — и тот сразу же вышел, вернувшись через минуту с двумя магами. Миона поднялась с колен и, не поднимая головы, пошла вслед за ними. Что же… Попасть в Айренел хоть на опыты все же приятнее, чем быть выпитой фреями досуха. Со дня заключения договора между фреями и трайрами смертные казни по-другому и не проводились.

 

* * *

 

 

После памятного совещания у Государя я лежала пластом целую нирму. Вокруг меня ходили на цыпочках, говорили только очень тихим шепотом и лишний раз вообще не заходили в комнату. Ну, кроме Макса, который от меня отходил только на пару минут. Головные боли мучали меня дня три, остальное время я просто восстанавливала силы и наслаждалась ничегонеделанием в обществе Макса. Все воспоминания о Раганрее я заперла под надежный замок в одном из шкафов моего разума-памяти и не позволяла им портить мне настроение и сны. Все же хорошо, что я научилась перемещать свои воспоминания так, как я этого захочу.

Знания, переданные мне Государем, постепенно укладывались в моей голове. Понятия сплетались в многомерную сеть отношений, обрастали свойствами и классифицировались сами собой. Мой бедный разум стонал, капризничал и устаивал истерики — но работал, за что я была ему благодарна. Какие там трактаты… Какой Айренел! Им и не снилось то, что попало мне в голову. Знания десятков поколений воинов, боевых магов и эмпов, лучших из лучших. Тактика ведения боев, плетения разнообразных заклинаний, приемы эмповских атак. Теоретические основы, практические занятия, медитации и тренировки. Последовательность изучения тем, переплетение изученных тем в единый комплекс знаний.

Звезды светлые! Да это же действительно полный комплекс для воспитания универсального бойца этого мира! Комплекс, который, скорее всего, не используется в полном объеме даже в Айренеле. Потому что как бы не были преимущества у академического образования, в нем заключался один большой минус: работа шла сразу с группой. А караван движется со скоростью самого медленного верблюда. Ох Творец… Но Государь же обещал мне лишь знания по воспитанию эмпов, зачем мне все это?! Или остальное пошло паровозиком, так сказать? Эти знания для использования в школе придется ещё дополнительно дорабатывать до необходимого уровня. Методика рассчитана на одного слушателя! Ладно… Попробуем как-нибудь привести это все в подобающий вид. Благо, Государь обещал мне помочь с учителями для школы.

Ну, а как только мне стало совсем хорошо и я могла спокойно передвигаться по дому самостоятельно, Макс отдал распоряжение готовиться к отъезду. И началось… Хлопоты по сборам, упаковка вещей, разделение обязанностей… Телепортом мы прибывали всего лишь в Тай-Саг. И оттуда, до первого города нашего нового имения, Сайброга, нам предстояло добираться ещё шесть-семь дней по тракту разоренного имения Дэйрана Гоннера. Понятно, что это время движения в карете, с обозом вещей и прочего. От Cайброга до Харш-Нара, где мы временно все останемся, нам ехать ещё дня четыре-пять. Конечно, с собой мы повезем только самое необходимое, остальное под небольшой охраной отправилось из Ясеневого бора в Сайброг и должно было прибыть в Харш-Нар незадолго до нашего приезда туда.

Самое необходимое… Смотря на то, как растет гора ящиков во дворе, под навесом, я тихонько ужасалась, сколько же всего необходимо. Граен, кажется, решил половину дома в Столице упаковать и отправить вместе с нами, только бы нам на новом месте было удобно и комфортно. Ковры, перины, одеяла, посуда, подсвечники, кухонная утварь, постельное белье, запасные доспехи… Я была в ужасе, когда он подал мне полный список всего необходимого на согласование. Само собой разумеется, я поспешила с ним к Максу, который сразу вычеркнул половину позиций, а оставшееся сократил вдвое. Майра переписала список начисто и я отдала его Граену, уверив, что многое из того, что он внес в список — уже есть в необходимом объеме в обозе из Ясеневого бора, а большинство уже находится в Харш-Наре. Единственное, что ни Макс, ни я не стали вычеркивать или снижать — это продовольствие: крупы и мука различных сортов, сухое и соленое мясо, копчености, сухофрукты, вино и пряности, соль и специи. Ну и конечно фураж для лошадей.

Да что говорить, если одних моих вещей вновь набрался целый сундук и небольшой ларчик! Хотела бы я взять чего поменьше, но… При ближайшем рассмотрении оказывалось, что выложить-то из этого сундука и нечего. Начиная от домашней вайны и тора и заканчивая запасным утепленным дорожным костюмом. Хотела я отказаться от него — но вдруг в пути придется переодеться, вдруг случится что-то? Вот и получалось, что необходимо все это. В ларчик же поместились соли и пены для ванн в минимальном объеме, расчески всякие, заколки простейшие. На мой резонный вопрос "А это все зачем с собой тащить?" Майра лишь всплеснула руками и сказала:

— А вы что, всю декаду неполную мыться не будете? А в Сайброге, у управляющего в усадьбе, вы на ужин без прически и в дорожном костюме сядете?

То же самое получалось и у Нионы с Лари, такие же сундуки образовались и у Илира с Зайром. Правда, у Лари и Зайра ещё по одному среднему сундучку оказалось, где они хранили принадлежности для своих ритуалов. Плюс вещи наших служанок и слуг, которые решили отправиться с нами. Плюс вещи самого Максира. Ну, тут одним сундуком не обошлось. Бумаги и документы, магические вещицы, книги… Три больших сундука еле вместили все необходимое. Звезды светлые… Это же сколько телег получится? Ужас! А сколько придется заплатить за телепорт этого всего из Столицы в Тай-Саг… Просто кошмар...

В общем, сборы и согласование деталей длились около нирмы. Ещё пару часов заняла переправка нашего обоза через телепорт. Мы-то что, вошли и вышли, а вот сундуки приходилось переправлять на специально зачарованных платформах, которые приходилось в Столице нагружать, а в Тай-Саге — разгружать, сразу укладывая на телеги и вывозя их за пределы города. Так что когда последняя телега была загружена, накрыта, обвязана и тронулась в путь — я вздохнула с облегчением. Путешествие началось. Здравствуй, Север.

 

* * *

 

 

Тай-Саг встретил нас холодом морозного зимнего вечера и напряженной атмосферой города, все ещё живущего войной. После расслабленной, спокойной Столицы разница была особенно заметна. И это было вполне понятно. Здесь ещё помнили боевых големов и крайгов, здесь ещё боялись выходить из города без отряда воинов, здесь ещё долго не будет слышен веселый и беззаботный детский смех. Обильный снег и холод середины зимы не добавляли радости здешним жителям и беженцам, которых было более чем достаточно.

Хорошо, что мы купили теплые вещи в Столице. И хорошо, что на севере никто косо не смотрел на дам в брюках. Так что теперь, несмотря на снег и холод, плавно переходящий в трескучий мороз после захода Таэмрая, я чувствовала себя комфортно. Тор, теплые шерстяные брюки, теплая куртка до середины бедра с шикарным капюшоном. Перчатки скрыли руки с перстнями. Также были одеты и наложницы, и служанки. Да, Макс заново зачаровал серьги и Лари с Нионой по-прежнему считались его наложницами. Ну не хотели они становиться свободными, не хотели. Им было с нами интереснее. Я оглянулась на своих наложников. Зайр недовольно рассматривал сугробы около домов и снежные шапки на крышах, Илир как всегда спокойно созерцал окружающее. Поверх куртки у Зайра — кольчуга и нарамник, подобранные гвардейцами из запасов, у крылатого — лишь толстая куртка, дополнительно зачарованная Лари и полуорком. Их слуги, совсем ещё мальчишки, променявшие тихую жизнь в Столице на приключения, которые бок о бок ходили с нашей семейкой, озирались с каким-то разочарованием и предвкушением одновременно. Ну-ну… Тоже, видимо, наслышаны о нашей с Максом шальной удаче.

Да и кто о ней не наслышан? Государь уж позаботился о том, чтобы все дворяне в Столице узнали, кто именно убил Алар-рагана и каким именно образом. Вернее, в каком статусе. Зачем? А превентивный удар по сплетникам, так сказать. Им только дай повод позубоскалить. Как же, дворяне-шаалхи. Фи. И почему они до сих пор дворяне, раз были рабами? А так, после того, как Государь похвалил нас, заочно, за такой героизм, у них язык отсохнет так говорить. Дворяне, попавшие в плен и не потерявшие присутствие духа, а даже уничтожившие Алар-рагана — это уже совсем другое. Нет, все-таки мудрый у нас Государь. Очень мудрый.

 

Мы с Максом, а также наложники с наложницами сели в первую коляску, благо, она спокойно вместила нас, даже особо тесниться не пришлось. Райна вместе со слугами и служанками сели во вторую. Воины окружили коляски — и мы тронулись. Стоп. Крайф!

"Чего кричишь? Езжайте в свою гостиницу, я пока разведаю, что тут и как, может, своих навещу. Думаю, для того, чтобы заснуть рядом с мужем я тебе не нужен, да?"

"Да ну тебя. Гуляй где хочешь. Главное — не потеряйся. И если найдешь отбившихся от войск уртвар — свисти. Тут многие захотят поучаствовать в веселье."

"Вот ещё… Кто нашел — того и добыча. Сначала наиграюсь сам."

Я улыбнулась. Макс удивленно посмотрел на меня.

— Крайф ушел погулять, — поямнила ему я и привалилась к его плечу.

Гостиница оказалась большим трехэтажным зданием с немаленьким двором и конюшней, шустрыми слугами и просто сногсшибательными запахами с кухни. Навстречу нам из гостиницы вышел… Данер с Кариллой! Значит, обоз из Ясеневого бора уже прибыл! Но где же они все разместили?

— Я отправил телеги с воинами за город, здесь места нет совсем. Большинство беженцев даже разместить негде, спят на своих же пожитках, которые успели захватить с собой. А у кого и этого нет — так просто на полу в общем зале после закрытия харчевни. Все равно основная часть гвардейцев стала лагерем как раз за городом.

Макс лишь кивнул. Значит, такое вполне в порядке вещей. Стоп, но если все места заняты, то где же будем спать мы? Точнее так… Каким образом удалось выкроить аж две дополнительные комнаты? Потому что дальше Данер говорил о том, кто где ночует: Макс и я в отдельной комнате, наложники и наложницы вместе, а вот Райна, служанки и слуги разместятся вместе с ними. Блин, аж неудобно как-то… Мы с Максом одни, все остальные — как селедки в бочке. Но, с другой стороны, Макс — дворянин, я — его жена. Никто другой по статусу с нами в комнате спать не может. Да и временно это все.

Правда, после того, как я увидела комнатушку, в которой нам с Максом предстояло провести ночь, моя совесть заткнулась. Кровать, которая вряд ли может быть названа двухспальной, была придвинута к одной стене и до второй оставалось расстояние как раз шириной в маленькую тумбочку. Сундук, стоящий у кровати, выполнял, наверное, роль шкафа и стула одновременно. Свободного пространства от него до двери хватало как раз, чтобы сделать один шаг. Да… Сюда бы больше никто и не поместился… Ладно, хорошо хоть мебель сделана на совесть, светильник магический повесили да чисто кругом. Все равно больше, чем ночь, мы здесь не проведем. Завтра — в путь. Сняв с себя теплые вещи, я скинула их в сундук, то же сделал и Макс. Завалившись на кровать, мы честно попытались не заснуть до тех пор, пока нам готовят ужин. Не получилось.

 

* * *

 

 

"Анна! По-одьем!"

Когда кричат не просто над ухом, а внутри головы — проснешься очень быстро.

"Чего тебе, клыкастый?" — сонно спросила я у Крайфа, покрепче прижимаясь к Максу.

"Ты просила сказать, если я вдруг найду уртвар."

"Нашел?" — почти проснувшись, спросила я его вновь.

"Неа, уртвар не нашел. Нашел банду дезертиров, грабящих беженцев, возвращающихся в свои деревни. Нашел пару разбойников, грабящих горожан. Нашел извращенца, забавляющегося с малолетками. Уртваров не было."

Я чуть не выматюкалась. "И на кой черт ты тогда меня будишь?"

"Мне скучно. Они все слишком быстро закончились. А тебя с Максом все равно сейчас разбудят. Гонец к вам, с письмом от Государя."

Я застонала уже не мысленно.

— М? Что-то случилось, Ань?

— Крайф… он сказал, что к нам едет гонец с письмом от Государя.

— Да? Ну, тогда стоит встать. Отпустишь?

— Не хочу… — капризным тоном сказала я, но все же разжала руки.

Макс поцеловал меня — и встал. Мда… А заснули-то мы оба в одежде, так что теперь оба щеголяли в изрядно помятых рубашках. Можно подумать, в дороге есть когда заниматься глажкой. Все равно сделать ничего уже не успеем. Макс пригладил волосы и завязал их шнурком в хвост, а я только пыталась подняться с кровати. Вот всегда он просыпался и собирался утром быстрее меня. Раз — и он уже на ногах. Два — и уже одетый, идет на кухню кофе варить. А я хорошо, если начинаю одеваться в это время. Блин… Как же кофе хочется...

В дверь постучали.

— Войдите, — сказал муж мой, делая шаг вперед, чтобы я могла подняться с кровати.

Дверь открылась, в неё вошел парнишка в форме почтовой службы.

— Господин Максир Андерис?

— Да, это я.

— Это вам, — протянув туго скрученный свиток, перевязанный алой лентой с сургучной печатью Государя, сказал гонец.

Макс приложил палец к обратной стороне печати, та вспыхнула голубым и распалась на две половинки. Интересно, а если бы не Макс взял свиток, его бы молнией ударило, да? Самое интересное, плетений до того, как Макс прикоснулся, я так и не увидела. Может быть, если бы я смотрела духом, что-то бы заметила… Надо тренироваться. Вот решим дела по обустройству городского дома — меня никто из залов для тренировок не выгонит. Хватит, пора заняться собой. Гонец поклонился и вышел. Я встала, подошла к Максу, уже дочитывавшему письмо. Зная, как он не любит, когда я читаю через плечо — просто ждала, когда расскажет сам. Свернув свиток и повернувшись ко мне, он сказал:

— Уртвары хотят перемирия. Они просят не нападать на войска, которые будут уходить из нашего имения. Арнер остается пока у нас, северный проход и имение Парена — у них. Государь согласился. Теперь нельзя атаковать уртвар без нападения с их стороны, если они отступают.

Я хмыкнула. Перемирие… прежний Алар-раган ни за что бы этого не сделал. Да и Шаален, ближайший претендент на трон, тоже. Хорошо, что нам удалось уничтожить самых ярых сторонников военных действий. Интересно, кто стал новым Алар-раганом? И чего Государству ждать от него?

— Надо передать распоряжение войскам, — тем временем продолжил Макс. — Узнаешь, что там насчет завтрака, ладно?

— Угу, — сказала я, прижавшись к нему и поцеловав. — Спустишься, когда закончишь?

— Конечно. Я недолго.

Одевшись, я вышла из комнаты, кивнула двум гвардейцам, дежурившим у нашей двери, спустилась в пустой зал. В зале, на сдвинутых столах и лавках, да и просто на полу, спали беженцы, кутаясь в плащи от холода. Многие из них уже просыпались, хотя как по мне, так было слишком рано. Понятно, что на кухне ещё никого не было, искать кого-то было бы глупо. Оставалось лишь выйти во двор да подергать за уши несносного Крайфа. А это идея! Освещение как такового и не было, мне пришлось воспользоваться своими способностями, чтобы не наткнуться на кого-нибудь в темноте.Ох-хо-хо...

— Госпожа? — знакомый голос был слегка удивлен.

Обернувшись к Илиру, стоявшего на лестнице второго этажа, я улыбнулась.

— Все в порядке, я выйду, подышу свежим воздухом.

— Можно сопроводить вас?

Я пожала плечами. Ему тоже не спиться или они с Зайром охраняют меня? Вот интересно, сколько теперь у меня кругов защиты? Макс… Наложники… Гвардейцы… Городская стража… А ещё амулетики и защиты на кольце… Ну и Крайф, конечно. Как же без него. Да уж… В Столице кругов защиты было не меньше, а все равно похитили. Так, не вспоминать.

— Почему бы и нет? — сказала я, дожидаясь, пока он спуститься вниз.

Он, похоже, видел в темноте лучше фрея, потому что прошел абсолютно спокойно до меня, а потом, подав руку, повел дальше, к выходу. Я же задумалась, причем задумалась очень серьезно. Мне совсем не нравилось то, что я увидела своими способностями эмпы. Нет, я, конечно, понимала, что беженцы вряд ли будут полны оптимизма, жизнелюбия и прочего, но… Блин, меня настораживала картина страха, беспомощности и безысходности, которая преобладала в эмоциях беженцев.

Морозный воздух вмиг выветрил остатки сна. Небо только-только начинало светлеть, из труб городских домов только-только начинали появляться первые столбики дыма. Надо сказать, что на севере архитектура трайров претерпела некоторые изменения. Дома были сложены в основном из дерева, из толстых бревен, иногда даже не обшитых. Кое-где присутствовали кирпичные строения, но они были редки. Каменными были лишь стены, башни, да усадьба дворянина, управляющего Тай-Сагом. Ещё одна странность этого мира: когда путешествует дворянин, он не обязан оповещать о своем приезде того, кто управляет имением и, соответственно, тот, кто управляет — совсем не обязан привечать тебя в своем собственном замке. Вполне здравый обычай. Тот, кто является твоим другом — и так сообщит, что будет в твоих краях, того ты и так пригласишь к себе. Тот же, кто не знаком тебе или наоборот, является врагом… Ну, ты ему ничего не должен — и он тебе тоже, соответственно. Именно поэтому мы остановились в обычной гостинице, а не в усадьбе. Не потому, что Макс враждовал с управляющим Тай-Сага, нет. Просто он не был дружен с ним. А напрягать человека, который в принципе никаким образом с тобой не связан лишний раз… Нет, смысла это делать не было.

Я спустилась с крыльца вниз, в довольно просторный внутренний двор, сейчас до предела забитый телегами с небольшими шатрами-палатками над ними. Блин, как вообще в таком спать-то можно! Холодно же… А куда им деваться? В разоренные дома, находящиеся на линии фронта или за ней? Крайф вынырнул из-за ближайшей телеги, выпуская из пасти облако пара. Вот кто был доволен прошедшей ночью на сто процентов. Хотя… мне тоже вроде грех жаловаться. Во всяком случае, я спала в тепле.

Почесав Крайфа за ухом, я села на него боком, посмотрела на Илира.

— Не грустите, госпожа. Они найдут в себе силы жить дальше. Все находят. Падают вниз, на камни, ломают крылья, страдают от недостижимости неба, считая, что оно навсегда потеряно для них. Но потом приходит исцеление и ты вновь способен обнять небо, ответив ему взаимностью на чувства.

Да уж… с этим я была согласна на все сто процентов. Чего только у меня в этом мире не было — а я по-прежнему стараюсь держать хвост пистолетом. Потому как по-другому не могу. Но… Неужели Илир готов рассказать что-то из своего прошлого? Неужели я наконец узнаю, что стало причиной этой абсолютной брони спокойствия? Или мне только хочется, чтобы это было так? В любом случае, есть только один способ узнать это.

— А твои раны, Илир, уже исцелились? — серьезно, без доли шутки в голосе спросила я.

Он моргнул и его улыбка стала грустной.

— Сердце — не кость. Многие умирают, едва получив ранение. Многие так всю жизнь и ходят, с кровоточащей раной. Моя рана… была довольно глубокой. Мне не повезло, я остался жив. И пока я ещё слишком слаб, чтобы обращаться к целителю, госпожа. Но, возможно, скоро я найду силы говорить об этом.

Я улыбнулась, дотронувшись до его руки. И вновь эта боль во взгляде. Блин, да что же там произошло с тобой, крылатый? И почему мне так важно знать это?

— Не гуляйте одна, госпожа. Прошу. Даже когда уверены в безопасности пути. Я и Зайр готовы сопровождать вас куда угодно, в любой момент дня и ночи. Очень прошу. Вряд ли мы ещё раз сможем пережить нечто, подобное произошедшему в Столице.

Я лишь кивнула. Разве мне сложно? В принципе, для этого Макс их и купил. О, кстати о нем. Выйдя из гостиницы, он осмотрелся и подошел к нам.

— Через час выедем. Я предупредил командиров о перемирии. Но если уртвары не освободят через нирму все замки и города — я передам Государю, что договор нарушен.

 

* * *

 

 

Выехать через час у нас не получилось. Через час мы только сели за стол. Столы и лавки расставлены по залу, как будто и не ночевал здесь никто, беженцы разошлись кто куда, с кухни слышны сногшибательные ароматы. Постепенно просыпаются ночевавшие в номерах, спускаются вниз, усаживаются за столы, делают заказы. А мы все уже сидим за двумя столами и спокойно завтракаем. И, что удивительно, я ем не за троих, как привыкла. Неужели период жора закончился? Что будет следующим?

— Кстати, большинство из здешних беженцев — уроженцы нового имения господина Максира. В смысле, вашего, с госпожой Анной, — сказал Данер, приподнимая одну бровь.

— Мда? И каковы их планы? — спросил Макс, осматриваясь.

— Многие из них надеются перезимовать в Тай-Саге, перебиваясь случайными заработками, и лишь потом вернутся в свои деревни и города.

— Ну да, конечно, они будут восстанавливать Тай-Саг, вместо того, чтобы восстановить свое собственное хозяйство, — буркнула я, теряя аппетит. — Можно подумать, в Харш-Наре или в Сайброге работы будет меньше.

— Они боятся, госпожа, — примирительно сказала Карилла. — Этот город выстоял, несмотря ни на что, а Харш-Нар пал. Как и Сайброг.

Ситуация была ясна. Страх. Они побоятся возвращаться. Они побояться… а мы останемся без людей. Мы останемся без мастеров, которые будут строить новые укрепления и работать в кузнях и шахтах, без воинов для замков и крепостей, без торговцев и лекарей, учителей и рабочих. Надо что-то делать.

— А Ясеневый бор так и не пал, хотя его также атаковали, как и северные поместья, — сказала я уже спокойно. — Но подумайте сами, Карилла, Данер. Неужели если бы Максир был не уверен в безопасности Харш-Нара, он бы вез меня туда? Вез бы туда наложниц, моих наложников, вас? Не думаю.

Я заметила, что к нашему разговору прислушиваются. Карилла и Данер переглянулись, пряча улыбки. А им ответ явно понравился. Макс продолжал завтрак, как будто ничего особенного не происходило. Ренка и эльфийка усиленно делали вид, что они сама беззащитность, Зайр и Илир внимательно слушали.

— Но опять же. Дороги. Столько развелось в последнее время грабителей и банд различных. Они даже днем нападают, не то, что ночью. Попробуй проехать. Нам-то хорошо, мы под охраной едем, — возразил мне Данер.

— Шайки, а не банды, Данер, — сказал Макс. — С ними и пять гвардейцев разберутся. Но ты прав, поодиночке возвращаться было бы опасно. Мне не хватит гвардейцев, чтобы сопроводить каждого. Но вот если они решат присоединиться к нашему обозу… Или, допустим, будут собираться в обоз не менее десятка семей… Таким караванам я бы мог выделять охрану достаточную для того, чтобы добраться без потерь до нашего имения.

— Но как же они собираться-то будут, как договариваться? — спросила я удивленно. — И как мы узнаем, что они уже готовы выехать? Не оставлять же здесь постоянный гарнизон?

Тут к нашему столику подошел хозяин гостиницы.

— Прошу прощения, господа, что вмешиваюсь в ваш разговор. Но я бы мог помочь вам в этом затруднении. Я сам из "Золотой листвы", вашего нового поместья то есть, мы с женой сюда переехали потому что она получила "Гномий бочонок" в наследство от своей тетки. Я бы мог их собирать и отправлять вам письмо, с указанием сколько людей собирается быть в караване.

Мы с Максом переглянулись. Вариант не хуже остальных. И сам хозяин гостиницы не будет в накладе, большинство же тут у него и останутся на постой, пока собирается караван.

— Как тебя зовут, уважаемый? — спросил Макс у хозяина гостиницы.

— Саир Кавнек, господин.

Я рассмотрела его внимательнее. Каштановые коротко стриженые волосы, чуть крупноват по меркам трайров, причем не жирный, а именно мускулисто-жилистый, зеленые глаза, опрятная одежда, без лишних изысков — но вполне приемлемая для хозяина гостиницы. Ничего так, вроде нормальный, стопроцентный хозяин гостиницы. Стопроцентный… У меня параноя или полное соответствие общепринятому взгляду на роль в обществеесть лучшее прикрытие для разного рода неблаговидной деятельности? Кто чем не шутит, как говориться? Я посмотрела на Лари и Ниону, так, многозначительно. Ренка улыбнулась, медленно моргнула. Мы друг друга поняли. Как только будет возможность — они проверят, чтобы этот Саир не оказался связан ни с уртварами, ни с сангами. Не нужны нам сюрпризы...

— Хорошо, Саир Кавнек. Значит так и поступим. Ты будешь сообщать мне с помощью писем магической почты, если количество желающих вернуться в имение Андерисов будет больше десяти семей. В этом случае я отправлю из Сайброга своих воинов сюда, чтобы они помогли им добраться до моего поместья. Скажи… А у тебя случайно нет семей, которые готовы выдвинуться прямо сейчас, вместе с нами?

— Да как же нету? Конечно есть, — улыбнулся Саир. — Тут больше двадцати семей к господину Данеру подходили, хотели узнать, что да как.

Макс хмыкнул, посмотрел укоризненно на управляющего имением. Тот лишь виновато развел руками. Все понятно. Ну не мог он без решения Макса давать людям слово, не мог. Вот те и мучились всю ночь, решили, что бросили их на произвол судьбы. От того у них и были такие мрачные эмоции, когда я утром проходила мимо. Да уж...

— Тогда пусть собираются и спокойно двигаются туда, где стоит лагерь моей личной гвардии. Они знают, где это? — посмотрел на Саира Макс.

— Знают, знают. Я сейчас передам. Вы это, завтракайте спокойно, я все сделаю, — Саир явно обрадовался и сразу заторопился во двор.

Многие из сидящих в зале поспешно заканчивали завтрак и торопились на выход. Мы переглянулись с Максом и вздохнули одинаково тяжело.

— Данер, ты мне раньше сказать не мог?

— Да когда же я скажу? Приехал-то я позавчера вечером только, гвардейцы ваши стояли лагерем за городом, но к ним беженцы побоялись подходить напрямую. Меня вчера утром огорошили. Я собирался вечером, за ужином поговорить. А вы так устали, что даже ужин пропустили.

Я хмыкнула. Все ясно. Итак… наш обоз плавно перерастает в караван. Больше двадцати семей — это как минимум сорок-шестьдесят людей, двадцать или более телег… Да плюс наши… мдаа… караван, однозначно… И на всю эту ораву — всего семьдесят гвардейцев. Да на такую ораву людей любая банда побоится нападать. С уртварами перемирие… больше тут нападать некому. Все же не дикие земли, а всего лишь разоренные войной. Прорвемся. Но о ночлеге на постоялых дворах можно будет забыть. А ну и ладно. Мне не привыкать к ночевкам в походном шатре Макса.

 

 

* * *

 

 

Снег не прекращал падатьвсю дорогу. Метели сменялись легкими снегопадами, превращавшимися в липкий снег и обратно. На ночь шатры ставили лишь единицы, предпочитая спать на телегах, накрывая их кусками сшитой кожи наподобие палаток и используя вместо грелок мешочки с горячим песком. Сам же песок разогревали в котлах после приготовления еды.

Многие, не имя теплой одежды, шмыгали носом уже на третий день пути, некоторые серьезно кашляли. Наложницам, Райне, Карилле и Цилле, единственной целительнице из всех двадцати семей, пришлось раздавать свои запасы трав от простуды. Илиру тоже нашлась работа: в нескольких семьях оказались тяжелораненные. Макс, гвардейцы, даже Крайф были постоянно заняты, проверяя дорогу впереди, ища стоянки, обустраивая защиту лагеря. Я же, как и Зайр, осталась не у дел и на стоянках просто слонялась от одного костра к другому, изображая желание помочь и развеивая скуку.

Дня через два после начала пути Максу сообщили, что поместье полностью освобождено. Правда… Несколько раганов, не поддержавших решение нового Алар-рагана о перемирии, отказались покидать захваченные замки и там все ещё шла осада… И все же, кто стал новым Алар-раганом? Знала ли я его по пирам в Раганрее? И важно ли это? Нет, не важно. Важно то, что с этими непокорными раганами могли справиться и воины Макса. Дворяне, которые привели войска по приказу Государя, начали уводить войска с севера. Ключевые крепости и замки занимали войска Макса.

Сайброг я не запомнила. Во-первых, мы приехали в город поздно вечером, когда Таэмрай уже зашел за горизонт. Доехали до усадьбы управляющего и я сразу после ужина завалилась спать. Макс ещё поработал в кабинете с управляющим городом и пришел в спальню, когда я уже спала. Во-вторых, мы уехали сразу после рассвета. Легкий завтрак и снова в путь, что называется. Правда, караван наш стал поменьше: многие из поселенцев остались в Сайброге, многие — разъехались по окрестным деревенькам. В городе же остался и десяток гвардейцев, которые в будущем должны были охранять караваны переселенцев, которые будут собираться в Тай-Саге.

После Сайброга ни в погоде, ни в окружающей окрестности ничего кардинально не изменилось. Все тот же снег, все те же поросшие лесами холмы, мелкие подмерзающие речушки или крупные ручейки, которые мы переезжали по небольшим и широким мостам. От главной дороги имения отходили довольно широкие грунтовые дороги, ведущие к поселениям и замкам, но к самой дороге примыкали лишь те самые постоялые дворы и лишь изредка подходили пашни (на которых мы и ночевали, становясь лагерем). Замков было визуально меньше, простора больше. Сравнивая эту картину с Ясеневым бором, где деревеньки и города начинались у самого тракта, а леса были где-то там, в отдалении, где замки располагались так, что с башни одного замка были видны соседние, где в города от тракта вели выложенные камнем дороги, мне становилось страшно. Да уж, мало того, что само имение в два раза меньше, так и людей здесь раз-два и обчелся. Не, теоретически я знала это и раньше, а вот на практике… Я начала понимать только сейчас.

Но у дороги на Харш-Нар было еще одно отличие: движение навстречу. Войска, собранные Государем, постепенно покидали наше имение. Уставшие, грязные, но неизменно радостные и довольные. Победители. Благо, дорога была, если можно так выразиться, восьмиполосной, то есть по четыре всадника с одной и другой стороны спокойно проезжали, не съезжая на обочину. Да, обоз вытягивался внушительной лентой, но зато двигались и мы, и они. И, понятное дело, наше продвижение опять замедлилось.

Нирма пролетела быстро, завтра мы уже должны были прибыть в Харш-Нар. Утром Макс отправил вперед троих гвардейцев, а я впервые увидела городок, стоящий на перекрестке тракта и мощеной камнем дороги. И здесь были жители! Топились печи, горели огни в окнах домов, из постоялых дворов, которых было целых три, доносились звуки обычной вечерней суеты.

Нас встретил один из гвардейцев, отправленных утром Максом и что-то рассказал ему. Я как назло не услышала ничего, кроме ответа Макса:

— Хорошо, я понял. Передай поселенцам, чтобы располагались на ночь в свободных домах. И догоняй нас.

И поехал вперед, как будто был здесь тысячу раз. Ух ты! А на перекрестке-то железный столб со знаком Андерисов! Когда только поставить успели. Минуем и его, проезжая чуть дальше. А народ на улицах кланяется нам, заинтересованно рассматривая нашу колонну, изрядно поредевшую после того, как поселенцы свернули на перекрестке направо. Я засматриваюсь на них в ответ. Благо, сижу на Крайфе, а не в коляске, наконец-то. Ну а что? Снег наконец-то прекратил засыпать и так заснеженную землю, солнышко сквозь тучи иногда проглядывает. Надоело мне в коляске.

Интересные местные. В эмоциях сквозит заинтересованность, даже любопытство где-то, легкое удивление, у кого-то — настороженность. Все понятно. Все в курсе, кто мы такие и зачем здесь, но еще не знают, к лучшему ли это и как стоит себя вести с нами. Ага, кажется приехали. Макс повернул в открытые двери довольно вместительной гостиницы, на вывеске которой красовалась ветка с листьями, нарисованная белой краской. Из дома тут же выскочил пухленький невысокий человек в чистой, нарядной одежде и, поклонившись сказал:

— Добро пожаловать в "Стальную ветвь", господа. Проходите, располагайтесь.

Макс еле кивнул, спешился, отдавая подводы ближайшему гвардейцу.

"Ну, я убежал. Если что — зови," — сказал мне Крайф, когда я слезла с него.

"Не перепугай местных," — сказала я, погладив его по голове.

"Они сами кого хочешь напугают! Я сама доброта!" — слегка обиженно фыркнул он, махнул хвостом и ускакал со двора. Улыбнувшись ему вслед, я обернулась и посмотрела на удивленного хозяина гостиницы. Эмм… чего это он? Ох ей… он мже меня скорее всего за фрея принял! То есть за фрею. Хи-хи. Снимаю капюшон и перчатки, белозубо улыбаюсь. Кажется, мне удалось его шокировать. Макс лишь улыбнулся на мой вопросительный взгляд. О, а вот и наши крытые коляски… Интересно, как хозяин гостиницы отреагирует на появление наложниц и наложников?

Зайр вышел первым, подал руку ренке, а потом и эльфийке. Вражда враждой, а этикет нарушать не смей. Кажется, жизнь во дворе замерла: все рассматривали нашу группу. Ну а когда с небес спустился Илир, предпочитавший летать, а не ехать… Хо-хо-хо… Если бы не Карилла с Данером, да наши слуги, тут же принявшиеся разгружать с телеги наши вещи, вряд ли бы кто-то из гостиничной прислуги смог бы пошевелиться вообще. Все, путешествие закончено, мы можем спокойно идти в номера, приводить себя в порядок и отдыхать. А завтра… Завтра мы будем уже дома.

 

* * *

 

 

Харш-Нар стоял в самом начале предгорий Северного хребта, обрамлявшего с севера этот континент. И удобных дорог здесь просто не могло быть из-за холмов и мелких речушек. До прокладки тракта тут вообще ничего не было. Тракт появился после двух знаменательных событий: открытия месторождений полезных ископаемых в горах и основания Воющей крепости на границе с сангами. Тогда и проложили тракт, по которому было бы удобно не только войска в крепость отсылать, но и товары из рудников везти. Когда зашла речь о том, чтобы создать крепость, в которой было бы удобно обучать эти самые войска и которая бы могла сдержать как уртвар, так и сангов в случае прорыва обороны границы решили, что лучшего места, чем это — не найти. Соответственно, поставили гостиницу невдалеке от крепости, в которой бы останавливались купцы, едущие к рудникам и обратно. Потом несколько мастеровых решили, что им удобнее работать где-то поближе к рудникам — и выбрали для это места опять же недалеко от крепости. Когда к мастеровым присоединились несколько купцов — дворянин построил город, переселился туда и на несколько лет освободил от налога всех, кто последовал за ним.

Тракт, близость к местам добычи, безопасность под стенами крепости, постоянное присутствие дворянина и прочее сыграли свое дело: Харш-Нар стал самым крупным городом имения. Лишь спустя много десятилетий, когда на север пришла мода южан на создание поместий, которые объединяли в себе функции крепости и усадьбы вдали от городов с их сутолокой, появилась "Золотая листва": усадьба, но не крепость. Гораздо южнее и восточнее, в живописном месте, но которое просто нереально было оборонять теми воинами, которые присутствовали там постоянно. Ну, именно это и показала эта война. Дворянин и его семья не успели уехать в Харш-Нар. Да и сам город был захвачен очень скоро. К налетам крайгов никто не был готов. Уртвары поселились в Харш-Наре, жили в домах горожан и усадьбе, надеясь закрепится тут до того времени, как подойдет помощь, восстанавливая свои силы за счет пленных. Тяжело пришлось и освобождавшим город воинам. Харш-Нар был хорошо укреплен, крайги позволили взять город без разрушения укреплений. У тех, кто освобождал город, крайгов не было. Не было у них и эмпов. Лишь маги и воины. Так что кое-где в крепостной стене были солидные проломы, кое-где целые кварталы были разрушены особо мощными боевыми заклинаниями. Все это мне только предстояло увидеть, а пока...

Пока я сидела на кровати в гостинице и в сотый раз повторяла, мешая своей болтовней Майре с Риминой делать мне прическу и макияж:

— Макс! А раньше сказать?! Я бы тогда хоть морально подготовилась! Ну нельзя же так!

— Госпожа!!! — одновременно сказали служанки.

Я замерла, позволяя им закончить. Макс, уже одетый в новый костюм, также витруозно сочетающий классический трайрский костюм с таким же классическим северным, как и мое платье, лишь ухмылялся, наблюдая за этой суетой. Вот же вредина! Ну почему не сказать мне вечером, что мы остановились тут не просто так, что нам с утра требуется быстренько собраться, одевшись во все самое-самое и торжественно подъехать к воротам Харш-Нара, где нам устроят торжественную встречу. Новый управляющий имением принимает бразды правления. Нормальная церемония предполагала присутствие старого управляющего, да и дело должно было происходить в поместье, но. Старый управляющий погиб при захвате Золотой листвы, старого же поместья, в которое мы и не собирались въезжать. Так что традиция была слегка изменена: местом встречи выбрали Харш-Нар, а встречать нас должен был управляющие городом и крепостью, назначенные Государем после освобождения.

И все это мне Макс рассказал только сегодня утром, когда я еле смогла разлепить глаза! Нет, а предупредить заранее меня нельзя было, да? Или это то, что и так понятно всем, кроме меня? У… Так, хватит. Надо успокоиться.

— В коляске не поеду, — буркнула я, когда служанки закончили и отошли от меня.

— Женских седел у нас нет, — предупредил меня Макс.

— А кто сказал, что я на лошади буду? Крайф довезет. Нам же недолго? — сказала я, вставая с постели и одевая с помощью Майры платье.

— Около двух часов. А если снег пойдет?

— Тогда пересяду. Ты же не собираешься в коляске сидеть при любой погоде, я права? — одевая кольца и браслеты, спросила я.

Макс улыбнулся, подходя ко мне и забирая у Римины колье и одевая его, наклонился и поцеловал меня в шею.

— Не сердись, я просто хотел, чтобы ты не волновалась. Тебе сейчас это ни к чему. Сама же понимаешь.

Ну вот как на него можно сердиться? Я улыбнулась. Он прав. Мне нельзя лишний раз волноваться. Мне нельзя лишний раз начинать накручивать себя по всяким пустякам. Нельзя. Надо успокоиться. Ведь ничего по сути не случилось. Ну подумаешь, этот городок возник и существовал на перекрестке двух главных дорог этого поместья и служил как раз для ночевки тем, кто путешествовал в Харш-Нар, который располагался как раз в двух часах быстрой езды на лошадях. Прикинув время, я поняла, что мы спокойно могли доехать до Харш-Нара ещё вчера. Подумаешь, мы задержались только для того, чтобы привести себя в порядок с утра и на торжественной встречи не выглядить пыльными уставшими путниками.

— Вот интересно, если до Харш-Нара всего два часа езды, то почему вторая дорога проходит здесь, не делая крюк в сторону города? — спросила я Макса.

— А потому что Харш-Нар расположен на холмах, к нему тяжело вести нормальную дорогу. Тракт проводили маги вместе с лучшими каменщиками, им было все равно, что ровнять, куда укладывать. Они руководствовались приказом Государя о том, чтобы дорога была широка, удобна для транспортировки войск и как можно более прямой. А для соединения Горпанга и Фойнрена никто тракт делать не собирался. Хоть они и являются крупнейшими городами поместья и крупными торговыми центрами, с военной точки зрения они не особо важны. А от Харш-Нара тракт идет дальше, в Воющую крепость. Самая северная крепость на границе с сангами, одна из двух крепостей нашего имения. Ну, не считая поместья, конечно. Готова? Идем?

— Да, готова. А вторая где? — спросила я, выходя из комнаты вслед за Максиром.

— Ниже Горпанга, на берегу Льдистой. Её Холодными водами называют. Тоже на границе с сангами. От уртваров нас должно было прикрывать имение Паренов. Ну теперь придется и там ставить крепости. Главное, воинов достаточное количество найти. А это будет проблемой, — спускаясь по лестнице, объяснял мне Макс.

Я лишь кивнула, слегка задумавшись. А потом увидела наших наложников и наложниц — и военные вопросы отошли на второй план для меня. Блин! И эта красота будет сидеть в крытой повозке?! Ну, в костюмах наложников ничего не изменилось, то же черно-белое великолепие, что было и на балу "Северных звезд". А вот эльфийка и ренка… Брючный костюм коричнево-желтых тонов у Лари, облегающий, с шикарным меховым воротником и манжетами на курточке, с отделкой золотистым шнуром по швам. Широкий набедренный пояс, украшенный бляхами с гравировкой, с прикрепленными к нему двумя кинжалами, волосы собраны в высокий хвост, две пары ушек выставлены напоказ. Легкий макияж. Творец… Думаю, увидев её такой, даже идиот поймет, что это настоящая хищница, а не какая-то младшая наложница, которая не может о себе позаботиться. Эльфийка же… Обтягивающий лиф, открытые плечи, глубокое декольте, длинная юбка. Нежный голубой цвет атласа, по верху которого пущено кружевное полотно белого цвета. И ко всему этому — тонкий серебристый поясок с маленьким кинжалом на боку. Вот почему я не догадалась попросить и себе к платью поясок, на который можно было повесить что-то колюще-режущее? А зачем мне? У меня наложники есть. Вон, один со спаркой, другой с посохом. И Макс, он тоже и клинок, и кинжал взял. Пусть хоть внешне буду походить на прекрасную беззащитную госпожу.

— Анна… Пора, — сказал Макс, прикасаясь к моему плечу.

Обернувшись, я кивнула. Остальные уже одели теплые дорожные плащи, Данер держал в руках мой. Пора.

Мы выезжали из города, провожаемые заинтересованными взглядами его немногочисленных жителей. Все кланялись, усиленно делая вид, что идут по своим делам и вообще случайно тут оказались. Я улыбалась, Макс был спокойным и сосредоточенным, наши гвардейцы — внимательны и настороженны. Кстати, насчет неожиданностей. Илир ехал на лошади, чуть позади нас с Максом и на него пялилось даже больше, чем на нас с Максом. В костюме, пошитом мастером, особо не полетаешь, не на то он рассчитан, а в коляске он долго сидеть из-за крыльев не мог. Так что пришлось крылатому осваивать верховую езду. Но, на удивление, он уже через минут пятнадцать нормально сидел в седле и довольно уверенно правил. Зайр вновь надулся, но спорить и возражать не стал. Прогресс, однако. Да и вообще, похоже совместное путешествие по Уртварии их сплотило и сгладило острые углы в общении. Зайр как-будто бы повзрослел, что ли.

А впереди, на горизонте, в конце лишь слегка забирающей вправо дороги, игрушечным городом на высоких холмах виднелся Харш-Нар. Светло-серое небо, темный лес справа и слева от него, темный камень стен ижелто-красные пятна крыш городских домов. Помнится мне, точно таким же нереально игрушечным когда-то давно мне казался и Фар-Рун. Правда, тогда мы бежали от охотников уртвар и я была никому неизвестной наложницей-дворянкой, которая непонятно как оказалась на границе с землями уртвар...

"Эй, не смей мне напоминать о не самых приятных часах моей жизни," — буркнул Кайнф, чуть сбиваясь с шага.

"Ой, прости," — спохватилась я, но мысли уже потекли по руслу воспоминаний, приятных и не очень. Сколько всего случилось за небольшой промежуток времени, прошедший с моего появления тут!

"Ничего себе, небольшой. Два семдика почти прошли с того дня, как я встретил тебя на дороге," — вновь откомметировал мои мысли Кайнф. — "Но, в принципе, ты права. Довольно много всего случилось. Слишком много для обыкновенной трайры. Но для таанры — вполне как раз. Главное — не расслабляйся, то ли еще будет."

Спасибо, обнадежил.

 

* * *

 

 

Зимнее солнце, стоявшее в зените, освещало группу нарядных всадников перед открытыми настеж воротами города, воинов Макса на стенах, два огромных стяга-полотна по обеим сторонам ворот: со знаками Государя и со знаком нашей семьи. Начищенное оружие бликовало в лучах Таэмрая, драгоценные камни в украшениях сверкали, словно звезды. Красиво, черт побери… Интересно, мы выглядим не хуже, чем они? Нет, не хуже. Одни крылья Илира чего стоят. Я уже не говорю о том, что еду верхом на серре, причем сижу как будто в дамском седле. А этот клыкастый вредина так величаво, неторопливо, с ленцой двигается вслед за лошадью Макса… И вроде бы и нет на его спине никого. Ага, а то я не чувствую, что он специально двигается так, чтобы меня не укачало и не растрясло. Хотя о какой тряске можно говорить, сидя на серре?

Медленно и неторопливо мы подъехали к воротам и к нам навстречу выехали временный управляющий, командир временного гарнизона и… фрей! Интересно, а он кого тут представляет? Крайф фыркнул, причем вслух. Ах ну да, как я могла забыть! Это же те самые земли, которые фреи отобрали у сангов, загнав их на северный полуостров, когда их самих уртвары вытеснили с восточной половины континента! Это когда был заключен договор между трайрами и фреями о том, что земли входят в состав Государства и соответственно Государь помогает в обороне их от уртвар и сангов, эта земля была разделена на имения. Значит, номинально мы на их территории и мы помогаем им, а не наоборот, как на юге. Надо будет запомнить это. А то… Я и так выгляжу чудаковатой особой из-за потери памяти и своих способностей. Не стоит ещё раз показывать, насколько я странная. Угу, не стоит. Мало того, что в коляске, как все нормальные жены, не еду, так ещё и на серре приперлась. Белая пушистая северная лиса...

Кстати, вся троица буквально светилась удивлением. Их что, не предупредили о том, насколько мы "нестандартны"? Или они предпочитают не верить слухам? Нет, это конечно хорошо, но, кажется, еще чуть-чуть — и стандартная схема встречи будет сорвана напрочь. Хотя нет, вроде пришли в себя. Приветственные поклоны, чуть сокращенные, учитывая то, что все были верхом. Я осмотрела их. Все три — воины, трайры, судя по всему еще и маги, учитывая слабые контуры полуактивных защитных плетений вокруг них и отсутствие амулетов, которые бы генерировали такую защиту. Оба — зрелые трайры, в волосах которых серебрится седина. Оба — в доспехах под нарядными плащами-нарамниками одинаковых цветов. Только один — сероглазый, а второй — зеленоглазый. Правда, зеленоглазый поверх кольчуги ещё и пластинчатый доспех одел, да шлем на луку седла повесил. Ну, оно и понятно. Праздник праздником, но все помнили, что здесь еще недавно шли бои и уртвары могли вернутся в любой момент. Сероглазый и просто в кольчуге выехал чуть вперед и сказал:

— Господин Максир Андерис. Я, Кинер Харалд, по воле Государя управлявший Харш-Наром с момента его освобождения, передаю вам все полномочия по управлению городом и имением.

— Господин Кинер Харалд, по воле Государя я принимаю от вас управление Харш-Наром и имением. Благодарю вас от лица Государя за работу и надеюсь на то, что вы останетесь почетным гостем на сегодняшнем празднике.

— Благодарю за приглашение. Обязательно присоединюсь к празднованию, — поклонился он и отъехал назад.

Итак, это был временный управляющий имением. Значит тот, кто сейчас подъезжает — капитан крепости. Понятно, почему он в полном облачении.

— Господин Максир Андерис. Я, Гарен Харалд, по воле Государя защищавший Харш-Нар с момента его освобождения, передаю вам все полномочия по защите города и имения.

Ух ты, так они братья!

— Господин Гарен Харалд, по воле Государя я принимаю от вас заботу о защите Харш-Нара и имения. Благодарю вас от лица Государя за работу и надеюсь на то, что вы останетесь почетным гостем на сегодняшнем празднике.

— Благодарю за приглашение. Обязательно присоединюсь к празднованию, — и он, также, как и брат, поклонился и отъехал назад.

Очередь фрея. Его серр плавно перетек чуть вперед, капюшон чуть качнулся, означая кивок. И приглушенный полумаской голос сказал:

— Приветствую на этой земле, Максир Андерис. Я говорю с тобой от лица крренов фреев. Они согласны с выбором Государя и подтверждают, что договор между трайрами и фреями будет соблюдаться с их стороны.

— Благодарю крренов и подтверждаю, что в этой земле буду являться отныне гарантом соблюдения договора между трайрами и фреями. Надеюсь увидиться на сегодняшнем празднике.

Кивок капюшона и серр также плавно перемещается назад. Все? Официальная часть закончена? Ой, кажется нет. Вон и остальные встречающие подтягиваются. И большинство из них не утруждало себя доспехами, как дворяне. Значит, купцы, ремесленники и прочие знатные горожане. Или те, кто претендуют на это звание. Все — богато одетые, все — торжественно-взволнованно-удивленные. Ну-ка… Точно, угадала. Главы гильдии купцов, кузнецов, каменщиков и гончаров, целителей, краснодеревщиков и плотников. В общем, почи полный набор специалистов на местном этапе развития имеется. Странно, откуда они все так быстро появились? Сразу за войском что ли шли, или… или с севера спустились? Ведь необязательно бежать на запад или юг. Можно же и на север податься, к сангам. Да, вполне, версия не хуже других. И значит… Блин, Аня, когда ты перестанешь искать черную кошку в темной комнате, особенно, когда её там нет?

Ну, вот и последний из группы. Блондин с длинными волосами, заплетенными в тонкую косу. Ух ты… Шуба! На нем — длинная шуба, да такая красивая… Уж сколько шуб различного вида и формы я видела на Земле, но настолько красивой… Причем я точно знала, что здесь шубы не были распространены. Дубленки — да. Но шубы… Кто ты, купец? Молодой, черты лица… Они не были женоподобными, но и мужественности там было мало. Что-то среднее между утонченной красотой Илира и притягательной жесткостью черт Зайра. Учтивый низкий поклон и слова приветствия.

— Господин Максир, я, Финар Кордель, представитель торгового дома Кордель и сыновья, благодарю небо за возможность жить под защитой такого великого мужа, как вы. Обязуюсь исполнять все законы, принятые в данной земле и постараюсь сделать все возможное для её процветания. Госпожа Анна, я счастлив, что удостоин чести лицезреть столь утонченную и изящную красоту этого подзвездного мира.

Эммм… Не поняла… Это что сейчас было? "Утонченный комплимент в духе санговских традиций это был," — проворчал в моей голове Крайф. А кто он вообще, что выехал вместе с главами гильдий встречать нас? "Да никто. Наглец из сангов, вот и все," — также ворчливо ответил на мой вопрос серр. А что это за странные слова насчет обязательств и его действий здесь? "Ну так он же санг! Считай, житель другого государства. Который хочет поселится на нашей территории. Так что это своего рода просьба о разрешении на поселение и обещание не вредить окружающим, как-то так." Макс, хоть и был немного обескуражен словами купца, но все с той же вежливой улыбкой слегка поклонился и сказал:

— Что же, я рад, что у нас в городе будет проживать представитель торгового дома. Надеюсь, что сегодняшний праздник понравится тебе.

Я лишь поприветствовала купца поклоном. Макс приглашает всех в усадьбу, мы едем вперед, встречающие едут сзади коляски. Миновав привратную башню, мы оказываемся на улице, вдоль которой на тротуарах стоят нарядно одетые люди, приветствующие нас поклонами и пожеланиями всего хорошего. Макс слека кивает им, я делаю то же самое. Ничего себе, сколько тут оказывается уже живут… И сколько тут воинов!

"Наивная. Воины-то в основном западных дворян, из тех, кто уже возвращается к себе. Это же один из главных праздников всего имения! Ради такого можно и домой на пару дней опоздать. Ну а из остальных больше половины это жители окрестных деревень и мелких городов и те, кто будет работать на рудниках," — выдал мне Крайф. Я лишь хмыкнула. Теперь понятно.

— Ну вот, полдела сделано. Теперь осталось пережить лишь ужин и...

Последние слова Макса утонули в звоне тревожного колокола, звонившего на башне усадьбы управляющего городом. Его тут же подхватили колокола на остальных башнях города.

— Что за… — начал было Макс, но тут он увидел летящего к нему вестника и притормозил коня.

"Ой не нравиться мне все это..." — сказал мне Крайф. Я лишь кивнула, поворачивая голову назад, к длинной процессии, шествующей за нами. Бывший управляющий городской крепости и бывшей управляющий имением также остановились, получив вестников. Почему же зазвонили тревожные колокола?

— Быстрее, все по домам! Крайги! — выкрикнул Макс, усиливая голос с помощью магии и отправляя сразу пятерку вестников в разные стороны.

Мы спешились и заскочили в ближайший дом, чуть не выбив двери при этом. За нами, резво выпрыгнув из коляски, последовали наложницы и Зайр. Толпа встречающих хлынула в разные стороны, стараясь побыстрее найти укрытие от летящей на них смерти. Бледные подобия драконов вынырнули из туч прямо над нашими головами, воя так, что закладывало уши. Щит, наспех поставленный магами гарнизона, лопнул через десяток попаданий заклинаний уртвар. Големы спикировали вниз, поливая огнем крыши домов, уртвары на их спинах выпускали тварей. Однако их преимущество внезапного нападения скоро закончилось. Крики людей постепенно сменились четкими приказами, черепица, покрытая шапками снега, не желала загораться, также как и бревна, из которых были сложены стены большинства домов.

Макс сел прямо на пол, закрыл глаза и начал плести заклинание универсального щита. Гвардейцы, сопровождавшие нас, заняли оборону, пара из них устанавливала щиты на дом. Я оглянулась на Илира, спокойно стоящего за мной, почти по центру комнаты-прихожей, на Зайра, стоящего передо мной и судорожно сжимавшего рукояти своих обнаженных клинков, посмотрела на Крайфа, ставшего рядом с ним и оскалившегося на двери, на наложниц, занявших боковые позиции в круговой обороне вокруг меня.

Если Макс поставит щит — ни мы, ни они не смогут нападать. Для полноценной осады их слишком мало, это налет, рассчитанный на неожиданность, на то, что воины не сориентируются, не смогут дать отпор, на панику, которая возникнет. Если у них это не получится — полетят дальше, жечь другие города, вымещая злость на беззащитных людях. И ловить их мы будем долго и нудно. Партизаны, блин! С ними надо заканчивать тут. Сейчас. И я могла им помочь справиться с уртварами. Возможно, единственная из всех, кто здесь присутствует.

— Макс, погоди. Если ты поставишь щит, они улетят жечь другие города. Нам нужно их уничтожить, а не отпугнуть.

Макс открыл глаза, оставив плетение в полузавершенном виде. А я и не знала, что так можно сделать.

— Есть идеи как нам это сделать? Без десятка магов моего уровня? Только быстрее.

— Вспомни Арнер. Я могу ослабить или даже убить уртвар. Стрелки смогут справиться с крайгами. Ну?

— Они быстрые, но без уртвар у них не будет защиты от физики. Кроме чешуи, конечно, — прищурившись, сказал Макс. — Справимся.

— Хорошо. Тогда начинаю. Готовьтесь.

Я закрыла глаза и сосредоточилась на цветных пятнах, которыми я видела эмоции людей. Усадьба управляющего городом и усадьба управляющего имением, школа магии… площади, стены, дома и лавки, дорога, проходящая по всему Харш-Нару… Стоп. Не земля, воздух. Вот они. Ярко-красные, с оранжевым и черным. Гнев, ненависть, страстное желание. О да, это уртвары. Черт! Защитные амулеты против эмпатии! Придется сначала с ними разделаться. Тройка атакует нашу усадьбу, четверо резвятся над вторым холмом, пятеро утюжат главные улицы города. По одному, за всеми сразу не смогу уследить.

Скатать в шар столько ненависти и злобы, чтобы хватило и на то, чтобы пробить щит и на то, чтобы убить любого уртвара, сформировать из шара веретено, уплотнив его до предела — и направить в ближайшего уртвара. Улыбнуться, поймав удивление и пьяную радость уртвара, сменившуюся полным безразличием и быстрым затуханием всяких эмоций. Крайг взревел, рванулся ввысь, кто-то из оставшихся уртвар уже подлетал к убитому товарищу. Гнев и жажда крови отступили, сменившись тревогой, а потом и потрясением, неверием. Мое веретено поразило его так же, как и первого. Остальные, наблюдавшие за происходящим, замерли в воздухе, поднявшись чуть повыше. А вот теперь мне следовало поторопиться. Попробуем-ка сразу двоих...

Трайры сообразили, что произошло — и стрелы вместе с болтами наполнили воздух над городом, поражая крайгов, оставшихся без щита от физических воздействий. Я выпустила еще два веретена и пошатнулась. Тяжело. Слишком много сил уходит. Знания-то знаниями, а вот тренировок… Так. На улице — буря из эмоций разных мастей, а у меня силы не хватает? Сейчас мы восстановимся, а заодно и отрезвим людей, пьяных от страха и неожиданного нападения. Еще два веретена. Оставшиеся ринулись к нам, засыпая дом тварями и поливая огнем. Щиты не продержаться долго, дух-хранитель Макса не справиться со всеми тварями. Остается, конечно, еще щит Илира, как последнее средство, но его лишний раз показывать не хотелось. Ох как хорошо они расположились… Снова зачерпнуть силы эмоций из окружающего пространства и понять, что слишком мало.

Вот и щиты слетели… А вот и разноцветные прозрачные тела тварей проникли в дом. Макс подскакивает к нам, становясь впереди Зайра и пытаясь сплести щит. Гвардейцы окружают нас плотным кольцом, прикрывая от атак тварей живым щитом. Первые потери: амулеты пары гвардейцев не выдерживают. Макс ставит щит на нашу группу.

Вздохнув поглубже, я открыла сундук своих спрятанных эмоций. И с большим удовольствием выплеснула его остатки, формируя облако липкой грязи. Придав ему ускорение, я обмякла в руках Илира. Все. Больше я ничего сделать уже не могла. С чувством выполненного долга я потеряла сознание. Все-таки протокол торжественной встречи сорвался.

 

* * *

 

 

Ой… моя голова… Как я на этом ужине буду сидеть, не представляю. В связи с налетом крайгов торжественный обед перенесли по времени на ужин. И я за это была благодарна всем. Да какое тут торжество, после того, что крайги наделали в городе! И ведь явно узнали, когда мы собираемся прибывать, когда большинство будет занято приготовлением к торжественной встречи — и атаковали, надеясь на эффект неожиданности. У них почти получилось уничтожить нас.

Если бы дом загорелся весь… Даже с универсальным щитом Илира мы бы погибли. Задохнулись бы от нехватки кислорода и все. Хорошо ещё, что временный командующий гарнизоном не расслаблялся и приказывал ставить нормальную сигнальную сферу. Хорошо, что в большинстве отрядов было достаточно магов-защитников. И хорошо, что я смогла реально помочь им. Убрать хотя бы один фактор из этой ситуационной модели… Были бы нам тапки. Белые. А так… очень неплохо сработали.

— Госпожа, вы уверены, что хотите одеть старую вайну и тор? Может все же костюм, который был на вас во время ужина у Государя хотя бы? — в десятый раз переспросила меня Римина.

Я усмехнулась своему отражению в зеркале. Мое торжественное платье было испорчено и за пару часов его восстановить не было возможности никаким образом. Подумав ещё немного, я глубоко взохнула и сказала:

— Ладно, давай те, в которых я была у Государя.

Ну, последний взгляд в зеркало. Волосы уложены в высокую прическу, легкий макияж, минимум украшений. Да уж, никак не "настоящая" госпожа имения, которой я была ещё утром — но и не оборванка с пожарища. А ведь если бы наш обоз не остался в том городке, а потащился за нами в Харш-Нар — именно ей бы я и выглядела. Сожгли бы их крайги к черной бездне. Ладно, пора. Спустившись вниз, я стала рядом с Максом, приготовившимся встречать гостей. Усталая улыбка Макса, не менее усталая — моя. Но мы должны. Это наше имение и люди, которые приехали сюда и которые сейчас придут в наш дом важны для него. А где ещё узнать людей получше, чем на приеме?

Улыбки, поклоны, стандартные фразы… Имена и лица сливаются в сплошной поток, эмоции льются рекой. Чего тут не было. Предвкушение, радость, интерес, удивление, неверие, безразличие, пренебрежение… Какой интересный коктейль. А какой у него пьянящий вкус… М… просто великолепный. И еще глоточек… Хорошо-то как… Восполнять потери своей энергии за счет шлейфа эмоций, который оставлял собой любой человек, было естественно для любого эмпа. Необученный эмп пользуется этим неосознанно, обученный — может спокойно контролировать процесс. Основы этой техники мне преподал ещё в Фар-Руне Кайнф, пояснили некоторые моменты — возле Арнера обученные эмпы. Но лишь знания, полученные от Государя, помогли поставить на место все части головоломки. Я брала самую капельку, ведь среди приглашенных было много магов, а некоторые из них вполне в состоянии увидеть уровень моей энергии. А потом, увидев резкий скачок, удивится этому. Оно мне надо было? Не надо. Поэтому лишь глоток. И ещё один. И хватит.

Ух ты… а вот кого я никак не ожидала увидеть здесь, так это её, гордую скорбящую красавицу из клуба "Северные звезды". Ваила Такрес эль Парен с… скорее всего, это её муж. Интересная пара. Не настолько незабываемая, как Гиара и Нойрел, но все же довольно своеобразная. Высокая, изящная, светловолосая Ваила, в темном платье с корсетом и более низкий, более крупный и коренастый темноволосый мужчина в трайрском костюме. Её равнодушие, его радость. Вот уж интересно… А Макс как оживился, увидев этого сбитого парня! Поклоны.

— Рад приветствовать тебя с супругой в моем имении, Санр. Не думал, что ты настолько быстро откликнешься на мою просьбу.

— Рад принять твое приглашение, Макс. Я подумал, что чем раньше смогу приступить к обязанностям, тем лучше будет. Ну, ещё поговорим.

— Обязательно. Проходи, располагайся.

И отошел. Надо же… Этот самый Санр будет работать на Макса… Интересно, в какой должности? И почему Ваила так равнодушна ко всему происходящему? Неужели смерть родителей так на неё повлияла? Надо будет повнимательней за ней понаблюдать. Ох, ещё совсем немного — и можно будет спокойно посидеть. А то от всех этих поклонов у меня уже спина болит. Что неудивительно, в принципе. На моем-то сроке беременности...

Ох ты! Ещё один сюрприз! Димрий и Риана с Вайдой и Лайерой! Звезды светлые! Как же я рада их видеть! Улыбаясь на все тридцать два, Макс и я поклонились им в ответ на их поклоны и мой муж сказал:

— Рад тебя видеть в добром здравии. Как твоя рана? Зажила?

— А я как рад видеть тебя, командир, — чуть с грустью сказал Димрий. — Рана затянулась, как заговоренная. Ладно, поговорим позже.

— Конечно, — сказал Макс, провожая его взглядом и тихонько сказал мне: — Димрий получил ранение за день до того боя, в котором меня взяли в плен. Хорошо, что я оставил его в Харш-Наре у лекарей. Погиб бы, как все остальные, кто был со мной.

Я лишь кивнула. Да уж… Превратности судьбы...

 

Стол был большой и П-образный. Установили его в зале для танцев, потому как больше было просто негде рассадить такое количество гостей. Ведь пришли не только те, кто встречал нас, пришли и дворяне, которые командовали войсками Государя. Те, которые завтра и послезавтра уедут отсюда на запад, унося с собой слухи о том, как Андерисы чуть ли не в одиночку справились с нападением двенадцати крайгов. Макс, я, наши наложники и наложницы сели за центральным столом, а все остальные разместились за двумя боковыми, как снаружи, так и внутри.

Первый тост Макса с благодарностью всем, кто собрался, кто помогал освобождать имение. Легкий перекус. Рассказы о происходившем, в нарушении традиции, по которой за столом не говорят о делах. Но, похоже, на это все присутствующие закрыли глаза. Потому что им всем было интересно, им всем было, чем поделиться, чем похвастаться. "Помню я при освобождении Тойса был случай..." "А вот когда они пошли в контратаку..." "Можно подумать, я этого не видел!" "Помнишь, как мы с тобой зажали отряд в Вересковой пади?" "А как отлично сработали маги при налете крайгов во время штурма Кросна?" "У меня до войны тут три лавки было. Товара..." Кто-то преувеличивал, кто-то преуменьшал, кто-то умалчивал… Количество выпитого росло, серьезные воспоминания разбавлялись курьезными и анекдотичными случаями, все чаще слышался смех, все больше в эмоциях было веселья. И все раздраженнее становилась Ваила. С чего это она?

— Господин Максир, а вы правда собираетесь переносить поместье ближе к горам? — спросил кто-то.

— Правда. Золотая листва красивое поместье, но его трудно будет оборонять.

— Не думаю, что против лавины уртвар выстоит хоть одно поместье, где бы оно ни было расположено, — со злостью сказала Ваила.

Максир посмотрел на неё, потом на её мужа, потом сказал:

— Я не думаю, Ваила. Я знаю. Ясеневый бор устоял, хотя его атаковала не меньшая лавина.

— Ах ну да, я совсем забыла. Я же говорю с самим Андерисом, гением меча и магии, героем Фар-Руна и Арнера, которого вокруг пальца обвела обыкновенная эмпа.

Оп-па… приехали. Причем я же чувствовала, что её злость была вызвана болью потери. Вот только как теперь...

— Ваила, прекрати немедленно. Как ты можешь говорить такое? Максир, прости её. Она никак не может успокоиться после смерти родных.

— Как я могу?! А как ты можешь сидеть здесь и улыбаться тем, кто жировал на богатых и безопасных землях запада, когда наши семьи пытались прожить тут, на холодных камнях и при этом защитить их от уртвар?

Как интересно… Так вот значит как считают дамы севера… Как же тут все запущенно… Зал затих. Я ощутила, что веселье постепенно сходит на нет, кое-кто по мере монолога Ваилы начинает закипать. Так… Кажется, без моих способностей тут не обойтись.

— Господа, — сказала я, начиная потихоньку изменять эмоции, убирая пиковые значения злости, раздражения, обиды. — Думаю, не надо быть эмпой, чтобы увидеть, что говорит не разум, а сердце. Ваила… Я думаю, сейчас бесполезно говорить тебе о том, что ты неправа, слишком сильны твои чувства и эмоции. Твой отец погиб, имение, в котором ты выросла — разрушено. Все, кого ты знала с детства — погибли или убиты уртварами. Это тяжело для любого. Но если мы будем смотреть лишь назад, то не сможем двигаться вперед. Прошлого не вернуть, жить дальше — необходимо. Здесь собрались те, кто первым пришел на зов Государя, кто рисковал своими жизнями для того, чтобы освободить север Государства от уртвар и те, кто первыми решил вернуться сюда, чтобы продолжить начатое погибшими в этой войне. И я благодарна им за это, как никто другой. Ведь без них в этой усадьбе по-прежнему хозяйничали бы уртвары. Благодарю, господа. Всех вас вместе и каждого в отдельности.

Я улыбнулась, обводя взглядом зал и подняла бокал с вином. Да. Теперь все вернулось на свои места. И, в принципе, пришлось поработать только с парой-тройкой особо рьяных драчунов, у которых и без реплик Ваилы кулаки чесались. Ну, и с самой Ваилой конечно. Но тут пришлось не просто убрать пики, тут пришлось вообще амплитуду уменьшать. Злость, конечно, осталась злостью, обида — обидой, боль — болью. Но злости стало поменьше, боль и обиду я лишь чуть уменьшила, так, чтобы они вышли на первый план. Блин, гадко конечно, но пусть лучше пытается сдержать слезы обиды и вспомнит о потерях, чем исходит ядом злости, задирая присутствующих дворян. Муж её выпил вместе со всеми, а потом встал и, поклонившись нам, сказал:

— Прошу прощения, но нам придется покинуть вас. Ваила слишком устала. Благодарю за все.

Максир и я встали, тоже поклонились. Ваила поклонилась еле-еле, но на это все закрыли глаза. Ну и… черт с ней. Об этом я подумаю уже завтра.

 

Остаток вечера прошел, что называется, в теплой дружеской атмосфере. После ужина мы с Рианой, наложницами и несколькими магинями-целительницами заняли гостиную, а мужчины расположились в столовой. Целительницы обсуждали с эльфийкой какие-то травки, мы с Рианой и Лари обсудили большинство присутствовавших дворян, к нам подключились те, кто работал под их руководством, плавно съехали к ситуации с Ваилой, пообсуждали, кто как переносил свои утраты, порасспрашивали нас о том, как было в осажденном Ясеневом боре, потом о том, как было при взятии Арнера. Хорошо, что не стали спрашивать про Раганрей. Наверное, к этим темам будет сводиться любой разговор со мной в новой компании. Ну, теперь, скорее всего, добавиться и история с всадниками крайгов во время торжественной встречи.

— Ну а как ты хотела? — сказал Макс, расчесываясь и заплетая волосы в косу. — Здесь вместо поп-звезд и кумиров — выдающиеся дворяне и маги. А единственная эмпа — это не просто звезда. Уникальность твоих способностей ставит тебя в один ряд с советниками Государя, архимагистрами и главами гильдий. Я не шучу, Ань.

Я прикрыла глаза и откинулась на кровать. Вот оно мне надо было? А могло ли быть по-другому? Могло. Десятки раз я могла пойти по другому пути — но выбирала всегда тот, который вел не просто дальше — а выводил на новый уровень. И каждый плюс тут же уравновешивался минусом.

Кстати насчет неожиданных минусов и плюсов, а также тех, кто является их причиной. Приподнявшись на локтях, я спросила:

— Макс… А откуда тебя знает муж Ваилы, Санр? Насколько я поняла, он будет работать на тебя?

Макс улыбнулся и, снимая одежду, сказал:

— Мы учились вместе с ним в Академии. Я предложил ему место управляющего Харш-Наром. Он согласился. Четвертый сын в имении на тихом северо-западе вряд ли может рассчитывать на что-то в родном поместье. Его даже не отправили вместе с войсками, их отряд возглавлял второй сын, хотя он неплохой маг-защитник.

— А он справиться с управлением Харш-Наром?

Макс посмотрел на меня как на дите малое, а потом присел на кровать и сказал:

— Ань… Его готовили получше, чем нас с тобой. Наследник приходит на готовое: уже есть советники, градоначальники, командующие крепостями, известно все и ничего особенного не предвидится. Остальным же придется либо идти на службу к Государю, либо заняться торговлей, либо идти на службу к другому дворянину. А, значит, работать в поте лица для того, чтобы удержаться на месте, не ударить в грязь лицом, показать себя с лучшей стороны. Поэтому он знает и умеет не меньше меня, а то и больше. Ведь он не только управленец, но маг и воин. Хотя магистром ему не стать, увы.

Во как… А как же младшие сыновья, прожигающие свою жизнь в ресторанах и тавернах, шатающиеся с приключенцами и портящие девок налево и направо? Не? Нету тут такого? С другой стороны, Государство по-другому просто не может существовать. Прошлись уртвары мелким гребнем по приграничным имениям, собрали кровавый урожай — и смылись в свои замки-крепости. А на опустевшие земли кто придет? Кто вновь встанет в строй, защищая землю от супостатов? Только младшие. Старшим бы за своими имениями проследить.

Но Макс уже обнял меня и поцеловал так, что я и думать забыла об особенностях жизни в Государстве. Блин, наконец-то одни, наконец-то только вдвоем… Вот оно, счастье...

 

* * *

 

 

Утром, сразу после завтрака, мы с Максом и Санром поехали осматривать город. Понятно, что поехала я на Крайфе, оставив наложников дома. Хватит и того, что с нами отправился десяток гвардейцев Макса. Зайр очень хмурился, что я уезжаю без них и, кажется, готов был закатить истерику в духе "О госпожа, не бросайте нас, мы же умрем от тоски, не имея возможности лицезреть ваш светлый лик!", но Макс недвусмысленно дал понять, что пока он сам может обо мне позаботиться. Илир же просто спросил, позволено ли ему будет в мое отсутствие полетать над городом. Я разрешила — и Зайр вообще стал мрачнее тучи. Как ребенок, честное слово.

Весь Харш-Нар помещался на трех высоких холмах. Высокий (он же Крепостной), Пологий (он же Торговый) и Мастеровой или Холм магов. Тракт, по которому мы приехали сюда, проходил через весь город по подножию Высокого холма и уходил дальше, к шахтам и крепости. На самом высоком стояла крепость и усадьба управляющего имением в ней, а склоны занимали дома богачей и дворян, служащих у Макса. Здесь размещались самые дорогие гостиницы и лучшие рестораны. На верхушке второго по высоте холма стояла усадьба управляющего городом и распологались торговые ряды, лавки, рынки и магазинчики всех торговцев и купцов. Гостиницы здесь были попроще, ресторанов не было вообще, зато достаточно приличные и респектабельные таверны имелись в огромном количестве. На вершине третьего стояла школа магии, а склоны заполнили стоящие тесно друг к другу лавки ремесленников и мастеровых. В принципе, на этом холме также располагались и городские трущобы… Но сейчас они пустовали и Макс с Санром собирались сделать так, чтобы в черте города трущоб больше не было. Благо, пожар, который возник во время захвата города, выжег все лачуги, которые распологались там, оставив лишь пепел и остовы разрушенных зданий. Было понятно, что рано или поздно трущобы вновь появятся, потому как ни один город мира никогда не смог избежать этого гнойника на своем теле — но все же… Я надеялась на лучшее.

Ну что я могла сказать по поводу состояния города… Большинство домов пустовали, многие были разрушены, большая часть разграблена и непригодна для жилья. Улицы в большинстве своем ещё хранили следы баррикад, теперь больше напоминавших кучи мусора, особенно в бедных районах и трущобах. Те немногие, кто рискнули вернуться, сейчас занимались восстановлением домов, приведением их в порядок. Большинство было из тех, кто покинул Харш-Нар сразу после сообщения о нападении, не дожидаясь объявления об эвакуации. Большинство из них были купцами и торговцами, были среди таких и ремесленники, никогда и не думавшие держать в руках меч или арбалет. Понятно, что среди них было очень мало тех, кто оставался здесь для того, чтобы помочь защитникам своим ремеслом. Кузнецы, каменщики, плотники, лекари — оставались в городе до последнего. И если не погибли во время штурма, если не были замучены после, то сейчас явно находились на территории уртвар, как добыча, которая будет разделена между выжившими в войне. В общем, были вне зоны досягаемости. Хорошо, хоть ушедшие возвращались, надеясь заново восстановить свою жизнь или даже улучшить её.

Да… Кстати, такой момент. Тот, кто первым появлялся в городе и занимал дом, восстанавливая его, впоследствии, если хозяин или его наследники так и не появлялись, считался полноправным владельцем после истечения трехлетнего срока проживания. В случае же появления хозяина или наследников — те обязаны были выплатить компенсацию за то, что человек потратил свои силы, время, материалы на восстановление, ухаживал и охранял дом. Компенсация была гораздо меньше стоимости дома, но довольно приличной для того, чтобы человек не чувствовал себя обделенным. Поэтому сейчас в первую очередь заселялись дома зажиточных горожан, ремесленников, купцов, соответственно, дороги и дома приводились в порядок самими переселенцами.

— Ну что, Санр, не жалеешь о том, что согласился на мое предложение? — спросил Макс, когда мы выехали на одну из восстановленных улиц торгового квартала.

— Нет, нисколько, — спокойно ответил новый управляющий городом. — Работы здесь, конечно, много, но это лучше, чем остаться до конца жизни капитаном какой-нибудь крепости в имении отца, что бы по этому поводу кто не говорил.

— А Ваила как отнеслась к переезду? — спросила я, стараясь выяснить давно беспокоящий меня вопрос. — Насколько я поняла, она очень сильно переживает из-за гибели родителей.

— И не только из-за этого. Пара последних семдиков были не лучшими в её жизни. Я уже пробовал убедить её обратиться к целителю, но пока она не хочет признавать очевидного. Но с этим мы справимся со временем, не стоит беспокоиться по этому поводу.

Я лишь кивнула. Это действительно было не мое дело. О… Стоп… Крайф недовольно фыркнул, когда я обратила внимание на витрину одной из лавок. Звезды светлые! Вот это красотища… Шапки, манто, муфточки… "Ну вот… Анна, можно подумать, ты в первый раз видишь такое," — проворчал серр. "В этом мире — в первый раз, не надо," — возразила я ему. А из лавки уже выходил тот самый нахальный санг, который встречал нас вместе с главами гильдий. Макс и Санр остановились, внимательно, но без особого интереса рассматривая витрину. Низкий приветственный поклон санга, одетого в довольно дорогую по местным меркам одежду. Легкий кивок Макса и Санра, ну и мой, тоже. "Ну, и чего мы тут стоим?" — спросил меня Крайф, а я очнулась от переливов в лучах света прекрасно выделанного меха и ответила: "А просто так. Мне всегда нравились красивые вещи. Здесь их достаточно много, кстати." Купец вышел чуть вперед и...

— О, госпожа, какое счастье, что вы решили проехать именно этой улицей. Ваши подвиги затмевают собой деяния Великих сестер прошлого, ваша слава подобна свету ярчайшей звезды ночного неба. Ваша красота затмевает красотой все, виденное мною прежде. Не желаете ли осмотреть лучшие из образцов, которые представлены в моем магазине?

О-па… Магазин… А это-то слово он не по-трайрски произнес… Я посмотрела на Макса, он тоже заинтересовался данным фактом. Мы оба поняли слово, оно было сказано на русском. Ну не буду я женщиной, если не спрошу сейчас у него, что это такое!

— Магазин? Как интересно… А что это такое?

Капелька досады, надо же. А улыбка все такая же уважительно-вежливая.

— Так мой отец называет наши лавки, госпожа Анна. Он пришлый и, как все рожденые за гранью этого мира, довольно странен в своих привычках и выражениях. Даже годы жизни с матерью не изменили его манеры и привычки. Тот же "торговый дом" — его выдумка. И если это он хоть как-то смог перевести на обычный язык, то "магазин" не имеет перевода.

Как интересно… Пришлый… Тот, кто появился тут из другого мира во плоти то ли в результате ошибочного построения портала, то ли в результате природной аномалии… Кайнф тогда, в Фар-Руне, говорил Нарсу, что я не уведеная, а пришлая. Но для пришлой у меня была слишком трайрская одежда, да и серьги тоже. Интересно… Хотела бы я встретиться с отцом этого купца, посмотреть, поговорить, повспоминать. Из всех трайров только с Максом я могла говорить открыто, перемежая трайрскую речь с терминами на русском. С остальными приходилось пристально следить за тем, что я говорю.

— В принципе, можно и посмотреть, — сказал Макс подъезжая ко мне. — Если хочешь, конечно.

Я улыбнулась. Ну что, зайдем, посмотрим? Шуба — это однозначно великолепное нововведение для здешних мест. Повсеместно используются куртки и накидки, но они шьются мехом внутрь, как дубленки. Максимальная длина курток — по середину бедра, накидки делаются без рукавов, куски лучшего меха идут на отделку рукавов и воротников, на оторочку капюшонов и подола, ну и все. А ведь шубы из хорошо выделанного и обработанного меха — это действительно красота неописуемая. И в ней действительно не замерзнешь, даже в самый трескучий мороз.

— О, вы не представляете, госпожа Анна, насколько прекрасным может быть мех и насколько красиво он выглядит не только в отделке, но и как самостоятельное изделие, — начал расхваливать свой товар купец. — Мягкий и блестящий, густой, с длинным ворсом, разных цветов и оттенков, он настолько великолепен, что никто, увидевший любую женщину в данном одеянии не усомниться в том, что она — госпожа госпожей. Я не говорю о том, что по желанию клиента мы можем украсить изделие драгоценными камнями и благородными металлами. А представьте, как тепло будет вам на прогулке за городом. Ведь зимой в наших лесах так прекрасно, но многим женщинам приходится отказываться от этого удовольствия по банальной причине: они боятся простудиться.

Вот интересно, а он нормальным языком говорить может или только так, витиевато-заковыристо? За то время, пока он произносил свою речь, мы успели спешиться, Макс и Санр подошли ко мне, оставив коней на попечение гвардейцев. Купец широко открыл нам двери в лавку и пропустил вперед.

Хм, а лавка действительно впечатляет. Нормальное зеркало в полный рост, два деревянных манекена с лучшими изделиями: длинной мужской и женской шубой, полки с шапками, несколько вешалок с короткими шубами и меховыми накидками, пара массивных столов и несколько стульев-кресел. Яркое освещение магическими светильниками, стены занавешены тканью, а не побелены, витрина из настоящего толстого стекла. Внутри тепло и чисто. Вложил сюда золота купец изрядно. Вспомнить бы ещё его имя...

— Госпожа Анна, позвольте мне предложить вам лучшее произведение моего отца, выполненное из лучшего меха во всем Государстве, — чуть поклонившись, сказал купец и взял со стола длинную шубу с капюшоном.

Звезды светлые… Она действительно была прекрасна. Великолепно выделанные шкурки серо-серебристого меха, средняя длина ворса, густой подшерсток, великолепная выделка, подкладка из дорогой материи… Даже перекинутая через руку купца, она смотрелась великолепно.

— Не желаете примерить, госпожа Анна?

— Желаю, — сказала я, посмотрев на Макса.

Сняв теплую куртку, я отдал её купцу и дождалась, пока он встанет за мной и развернет шубу.Я продела руки в рукава и купец одел шубу на меня, встретившись взглядом со мной в зеркале. И это был ТАКОЙ взгляд… Не поняла, меня что, соблазнить пытаются? Или хотя бы намекнуть о такой возможности? "Фр… Он же красавец мужчина, даже по меркам сангов. Он не может не попробовать произвести впечатление на женщину," — прокомментировал Крайф. "А он моих наложников видел?" — ответила мохнатому ехидству я. "Возможно, именно поэтому он и старается так. Как ты там говорила… конкуренция, да?" Я улыбнулась, купец улыбнулася мне в ответ и вышел вперед, чтобы застегнуть шубу. Блин, действительно великолепная шуба. Слегка приталена, достаточно легкая, удобные застежки-крючки, объёмный капюшон… Да, для меня — идеальный вариант. Оружие мне носить не имеет смысла, значит пояс и подвижность ни к чему, а в коляске проехаться или же пройтись пешком — самое оно. Я осмотрела себя в зеркале со всех сторон, а потом посмотрела на Макса и Санра с легким вопросом.

— Сидит просто великолепно, госпожа Анна. Вы стали ещё прекраснее, этот мех великолепно оттеняет вашу красоту. Все будут смотреть на вас с восхищением, — растекся комплиментами купец.

Блин, его пассажи начинают меня нервировать. Он что, всерьез собирается меня здесь охмурить? Прямо при Максе? Он самоубийца? "У сангов это в порядке вещей, Анна. Или ты забыла, что у тебя есть ещё один свободный браслет?" — ехидно добавил в конце пояснения Крайф. Ой е… Как все запущенно. А Макс лишь молчит и ухмыляется. И в эмоциях лишь злорадное веселье. Ну да, знает же, что купцу ничего не светит, вредина.

— Да, шуба хороша. Ваши мастера заслуживают похвалы, — сказала я, ещё раз встретившись с ним взглядом в зеркале и, не отводя взгляд, добавила: — Макс, помоги мне снять шубу, пожалуйста.

Интересно, настолько тонкий намек он поймет или нет? Купец лишь поклонился и отошел. Кажется, понял. А в эмоциях растерянность и капелька смущения. Нехорошая я, поломала ему всю игру. Ничего, пусть привыкает. Все-таки не у сангов находится. Я расстегнула крючочки сама, Макс подхватил шубу и отдал её купцу. Крайф не сдержался, подошел к достижению местной диайнерской мысли и начал обнюхивать её. Купец застыл, боясь пошевелиться. Я же повернулась к Максу и спросила:

— Ну как?

— Мне понравилось. Действительно красиво. И для здешних зим — лучший вариант из существующих.

Я улыбнулась, потом посмотрела на купца, ставшего почти белым и сказала:

— Думаю, я куплю эту шубу. Только, пожалуйста, доставьте её прямо в усадьбу. Там же и расчет получите.

Санг поклонился, потом выпрямился и наши взгляды вновь встретились, но на этот раз стекло зеркала не защищало меня...

 

… Прекрасное обнаженное мужское тело, вытянутое струной, лежало на белоснежной шкуре большого медведя на огромной кровати. От пояса и ниже прикрытое второй шкурой, оно было пропорционально сложено и, наверное, любая женщина, увидев его, захотела бы лишь одного. Длинные золотистые локоны прикрывали лицо от моего взгляда, но я слышала чуть хриплое, будто уставшее, поверхностное дыхание, я видела, как подимаются и опускаются ребра под белоснежной шелковистой кожей. Мой взгляд устремился вверх, по линии его рук до того места, где обманчиво-легкая и в то же время удивительно прочная ткань ярко-алого шарфа стягивала тонкие запястья вместе, привязывая их к ложу.

— Прекрасный и беспомощный… Мне это сочетание всегда нравилось. А теперь, после того, как ты стал моим… Мне оно нравиться ещё больше, — произнес обманчиво мягкий женский голос.

Заметив на руке широкий серебряный браслет, я посмотрела на ту, которая присела на кровать рядом с мужчиной. Белое золото длинных прямых волос было заколото в обыкновенный высокий хвост, изящная кукольная фигура — одета в легкое домашнее платье-халат. Тонкие черты лица с самодовольной улыбкой больше подходили ледяной статуе, а не живому человеку. Длинные изящные ухоженные пальцы с нереально длинными и остро заточенными ногтями, которые хотелось обозвать когтями, убрали пряди с лица мужчины.

— Вижу, ты уже полостью восстановился и вновь готов к моим ласкам, Финар… Начнем?

Её пальцы еле дотрагиваясь прошлись по обнаженному торсу до ключиц, а потом она, с удовольствием на лице, надавила сильнее и провела вниз, до пояса, оставляя по четыре кровавые царапины с каждой стороны. Мужчина закричал, а она, запрокинув голову, рассмеялась...

 

Я отшатнулась, отведя взгляд от Финара, закрыла глаза. Макс, почувствовав неладное, подошел ко мне и приобнял, исследуя состояние моего здоровья с помощью заклинания. Я лишь помотала головой и вновь улыбнулась, правда, через силу. Звезды светлые! Это же он был там! С браслетом любимого наложника на руке… Наложника этой женщины, санги скорее всего… Трайры переняли обычай сангов: именно они одевают на наложников браслеты. Понятие "наложница" у них просто не существует. Но что бы это значило? Почему я увидела именно это и именно сейчас? Отвернувшись, чтобы Финар не заметил моего изумления, я постаралась побыстрее выйти из лавки.

Макс, помогая мне сесть на Крайфа, тихонько спросил:

— Все в порядке?

— У меня было видение, Макс, — также тихо сказала я. — Об этом купце, Финаре, и какой-то санге. Он то ли был её наложником, то ли только будет… Не знаю. Я не пойму, почему оно сейчас мне привиделось, понимаешь? Раньше это было лишь во сне, как в Ясеневом бору, когда я тебя видела в Фар-Руне. Или как в Столице, перед балом, когда Димрий был ранен. Почему сейчас? Почему наяву? Почему о нем?

Он же улыбнулся понимающе и, нежно поцеловав, сказал:

— Не волнуйся, со временем все узнаешь. Поехали домой.

Я лишь кивнула. Домой — так домой. Блин, проехались по городу, осмотрели окрестности. Сев на Крайфа и почесав его за ухом, я вдруг почувствовала сильное головокружение. Настолько сильное, что схватилась руками за голову и упала на шею своему серру. А потом и вообще потеряла сознание...

 

  • 12 / Вьетнамский дневник / Jean Sugui
  • Песенки Тефриана / RhiSh
  • Дом Матильды / Легия
  • Глава 6 / Дары предков / Sylar / Владислав Владимирович
  • Верное средство. товарищъ Суховъ / Love is all... / Лисовская Виктория
  • Огонь среди бури / Стиходромные этюды / Kartusha
  • Стих седьмой. / Мир глазами шута / Рожков Анатолий Александрович
  • Первые с конца (немецкая серия, общий файл) / Zarubin Alex
  • Именем Господа / Блокнот Птицелова. Сад камней / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Метаморфозы / Nostalgie / Лешуков Александр
  • Тонкая струна / СТИХИИ ТВОРЕНИЯ / Mari-ka

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль