Глава 1.

0.00
 
Глава 1.
Непроглядная тьма.

Глава 1.

Непроглядная тьма.

С тех пор как меня выписали из больницы, прошла неделя. Авария не прошла без последствий. Небольшие травмы внутренних органов, перелом нескольких ребер и правой руки. Руке особенно досталось. От тыльной стороны ладони до самого локтя расположился уродливый рваный шрам. Он напоминал мне молнию. Или змею. Несколько месяцев я провел в больнице. Белая облупившаяся плитка, скрипучая кушетка и полуразвалившаяся тумбочка. Тоскливая обстановка. В момент аварии я потерял сознание. Водитель той машины вызвал скорую и оставался со мной до их приезда. Ко мне несколько раз приходили сотрудники полиции, пока я лежал. Они предполагали, что я сам, намеренно бросился под колеса. Я рассказывал им и про девушку и про конверт. Про то, что все это просто нелепая случайность. Но, со слов водителя, никакой девушки там не было.

— Но как же так! — орал я. — Что тогда, по-вашему произошло?!

— А произошло то, что вы, мистер Аден, в тот день потеряли работу. — спокойно отвечал мне коп.

— А затем, впав в отчаяние, решили покончить с собой. Бросились под машину. Не знаю почему мистер Девидсон(водитель той машины) опровергает этот очевидный факт. Без его показаний мы не можем привлечь вас к ответственности, мистер Айден. Ваше счастье. И да, никакой «девчушки с короткой стрижкой» там и в помине не было. Скорее всего вы просто выдумали ее. Чтобы не пришлось нести ответственность за свои поступки, не так ли?.. — коп говорил это с явной неприязнью ко мне.

Пока я лежал, ко мне регулярно приходили. Снова и снова расспрашивали про ту ночь. Мою мать они тоже допрашивали. Их интересовало, не замечала ли она во мне суицидальных наклонностей. Так что теперь по мимо сломанных ребер, шрама на руке, беспроглядной всепожирающей депрессии и финансовых проблем из за отсутствия работы к списку моих проблем с гордостью добавилась реальная угроза тюрьмы. До трех лет лишения свободы в исправительном учреждении. Просто замечательно. К концу моего «заключения» в этой обшарпанной больнице я уже начал взаправду жалеть, что меня не задавило насмерть.

После выписки полицейские обязали меня немедленно посетить психиатра. Они требовали меня получить заключение о моем психологическом здоровье. Так что когда я выписывался, на улице меня уже ждала машина. Меня «любезно» препроводили в участок. Даже не дали заглянуть домой после стольких дней… Все это разбудило во мне очень дурное предчувствие и нешуточное волнение. В участке меня закинули в комнатку для допросов. Психиатр (высокий худой мужчина лет 40 со строгим лицом и в очках напоминал мне учителя математики) неспешно ознакомился с материалами по тому событию. Затем последовало несколько вопросов вроде:

— Расскажите свою версию событий. — но мою версию он не особо слушал. Периодически кивал головой и пожимал плечами. В итоге приговор был вынесен. Видимо он что то разглядел во мне. Что то нехорошее. Не знаю. Ведь мне он ничего не сказал. Знаю только, что факт моей склонности к самоубийству он подтвердил. Этого было достаточно.

После мне дали подписать бумаги о невыезде из города и отпустили домой.

— Спасибо и на этом…— пробубнил я, выходя из участка. Благо идти было недалеко. Я все еще чувствовал себя нехорошо. Но двигаться мог самостоятельно. Всю дорогу до дома я обдумывал происходящее. К самоубийцам относились плохо. А за неудачную попытку суицида в общественном месте или просто на улице давали реальный тюремный срок. Всю дорогу до дома я думал об этом. Мистер Девидсон, водитель той машины, заверял, что это произошло случайно. Та девушка…и ее конверт…черт бы ее подрал. Она будто сквозь землю провалилась. Никто ничего не видел. Будто бы ее никогда и не было. Но как же тогда водитель ее не видел. Может, вправду никого не было? Может, я просто схожу с ума? Или мне все привиделось? Я ведь был не в себе…. Мне вспомнились ее голубые глаза, милое личико и короткая стрижка. И вправду слишком красивая, чтобы быть реальной, подумал я и усмехнулся.

Старая железная калитка со криком захлопнулась. Я наконец добрался до дома. Скромный двухэтажный коттедж, выкрашенный в коричневый. Металлические листы под черепицу на крыше. Веранда с креслом качалкой и шезлонгом. Напротив дома, чуть левее мощеной дорожки, красовалась целая россыпь самых разных цветов. Заслуга матери. Она неустанно следит за ними. Под колеса я попал осенью. Сейчас уже было лето. Потому, когда спустя столько времени я вернулся в свой дом, меня вдруг посетило ощущение «новизны». Так бывает, когда впервые попадаешь куда-то, или долго не появляешься в каком то месте. Мощеная дорожка от калитки стелилась прямиком к крыльцу. Вот вишневое дерево, все так же располагалось несколько в стороне от дома. Старый каменный колодец с причудливой треугольной крышей. Я пялился на все с неподдельным любопытством. Сравнивая образы из своей памяти с тем, что представало передо мной теперь. Убедившись, что все на своих местах я глубоко вздохнул. Все никак не мог отделаться от волнения. Ведь как то надо было сообщить матери о том, во что я вляпался….опять.

— Ну чтож. Настало время принять последствия. — тихо сказал я себе под нос и немного улыбнулся. Мой голос успокаивал меня.

Я постучался в черную металлическую дверь и пристально уставился на золотой дверной глазок. Но мне никто не открыл. Поискав глазами дверной звонок(обычная белая кнопка), я все же решил сперва дернуть за черную ручку двери. Краска на ней уже на половину облупилась от старости, ручка поддалась. Со скрипом дверь отворилась. Не заперто. Хорошо. Оказавшись в прихожей я услышал голос матери. Она разговаривала по телефону. Голос у нее был взволнован. Она то и дело запиналась в разговоре с невидимым собеседником. Я разулся и, оставив свои повидавшие виды черные кроссовки на каменном полу прихожей, зашагал по коридору в поисках матери. В коридоре сразу за прихожей было несколько дверей. Та, что слева вела в гостиную. Обычно не закрывалась. Прямо по коридору кухня. Справа ванная комната. Все двери были деревянные, сам коридор был застелен ламинатом под паркет. Стены были обшиты деревом. В целом внутри было довольно приятно. Разве что в глаза бросалась картина, что висела справа на стене. Как раз напротив двери в прихожую. Картина изображала Всадника на коне. Довольно мрачный в черных тонах фон. На нарисованном небе застыла молния. Сам всадник гордо держал знамя и застыл в крике, призывая к чему то. «Наверное посылал своих солдат на верную смерть» — подумал я. Она никогда мне не нравилась. Но ее повесил сюда мой отец. По сему я никогда не предпринимал попыток избавиться от нее. Память об отце была мне дорога.

— Да, да, конечно, хорошо. Я ему передам. — голос матери заставил меня оторваться от картины.

Я прошел по коридору на ее голос. Она сидела на кухне с чашкой горячего чая, от которого еще шел пар и с телефоном в руках. Одета она была в домашний халат. Сегодня у нее выходной. Лицо ее выражало тревогу и одновременно сильную озадаченность.

Кухня была небольшой. Справа в углу стоял черный холодильник. Чуть левее раковина и плита. Посередине расположился обеденный стол и четыре стула. На стенке весели квадратные часы, где вместо цифр были кофейные зерна на кремовом фоне под цвет кофе с молоком. Прямо под ними календарь, изведенный пометками разных цветов. Люстра, напоминавшая причудливый стеклянный цветок, все так же располагалась прямо над столом. Все было как всегда.

— Да, я понимаю…огромное вам спасибо…да….конечно….всего доброго. — тихо произнесла она и убрала телефон от уха.

Она пристально посмотрела на меня. Ее голубые глаза выражали сильную тревогу. Светлые волосы завязаны в хвостик. На приятном овальном лице были признаки сильной усталости. Какое то время она раздумывала, прикусив губу.

— Вот я и дома. — негромко сказал я, выбирая на какой стул присесть.

Она резко встала и рывком заключила меня в объятия. Крепко прижав к себе.

— Ты задушишь меня, опять придется лежать в больнице! — я попытался вырваться.

— Мне звонили из полиции. — сказала она отпустив меня.

— Айден, ты правда…, правда пытался покончить с собой? — сказала она с дрожью в голосе, пристально посмотрев мне в глаза.

— Я же рассказал тебе как все было, мам. — выдохнув, устало произнес я. — Они думают, что я специально бросился под машину. Но тот мужчина, мистер Девидсон это опровергает. Он все видел. Сидел за рулем.

— Этот человек…. — задумчиво произнесла она. — Садись. Нам нужно кое-что обсудить. Чаю будешь? Только заварила.

— Да…давай. — я уже давно не пил ничего вкуснее компота из сухофруктов. В больнице ассортимент еды и напитков был не особо богат. Да и на вкус все это был, мягко сказать, на любителя. Присев я сложил руки на столе и положил на них голову.

— Мне позвонили из полиции. — снова сказала она. — Тебе запретили покидать город.

— Будто я куда то собирался. — недовольно буркнул я. — И чего они сказали тебе?

— Тебе направили в клинику. — она поставила передо мной прозрачную чашку зеленого чая. — Сказали, что если ты согласишься ее посетить добровольно, проблем в дальнейшем можно будет избежать. — она села напротив.

— Я только что вернулся из больницы. И дня не прошло. — грустно подметил я.

— Клиника для людей, которые испытывают трудности в социальной адаптации. — она задумалась. — Какая то экспериментальная программа. «Взгляд внутрь» кажется….

— Я очень не хочу снова ложиться в больницу, но они ведь не отстанут от меня…. Сколько это займет? Это какой то курс лечения для ненормальных? Ведь они думают что я чокнутый!

— Они не уточнили. Сказали только, что скорее всего больше недели. — она облокотилась на стол и подперла лицо руками. — Я думаю, тебе стоит съездить. С тобой много всего случилось Айден. В любом случае от тебя отстанут. Сможешь пойти работать как и хотел. — она мило улыбнулась.

— Хорошо. Я понимаю. Не волнуйся, я не стану доставлять неприятностей. — Мне совершенно не хотелось спорить. Я слишком устал от этой истории. Будто аварии оказалось мало. Сначала угрозы, потом эта клиника. Мать расстраивать еще больше я не хотел. Ее сына итак собираются запереть в исправительном заведении для «неполноценных». Так хотя бы не буду ломать комедию.

— Вот, возьми — она протянула мне обрывок бумажки — я записала название клиники.

— Они пришлют машину за тобой утром. Так что сильно не засиживайся сегодня.

Было видно, что она расстроена и очень волнуется. Но она не стала подавать виду. Наверное, не хотела меня расстраивать еще больше. Ведь я не выносил ее слез.

Мы еще немного поговорили. Я отправился в свою комнатку на втором этаже и закрыл дверь. Тут все было почти так же, как и когда я пошел на работу в тот ужасный день. Комната располагалась прямо под сводом крыши, так что одна из стенок, та, что напротив двери, была гораздо короче другой. Прямо у самой стенки в левом углу под сводом стоял мой старенький стол. На нем все так же стопками были сложены книжки и учебники. Среди стопок располагался ноутбук. Удобное кресло с подлокотниками. Правее небольшой диван-кровать. Мне приходилось вставать аккуратно, иначе можно было удариться головой об свод. В другом углу комнаты расположился шкаф и комод с вещами. На стенке висела гитара. Да, все именно так как я помню. Приятно было снова сюда вернуться. Спустя столько времени….

Я решил покопаться в интернете и разузнать о том месте, куда мне предстояло завтра направиться. Клиника называлась Адвента. Учреждение закрытого типа. Специализируется на реабилитации людей с зависимостями, а так же помогает людям с суицидальными наклонностями вновь обрести желание жить. Так же занимается лечением целого ряда редких психических заболеваний и фобий. Слишком красиво. Но зачем меня отправлять туда? К тому же это платная клиника. Стоит к слову весьма не дешево. Закрытого типа? Мне это не нравится.

Я рылся до самого вечера, но мне удалось «накопать» на удивление мало. Адвента принадлежала фирме Clear mind. Та в свою очередь специализировалась на разработке и внедрении нового медицинского оборудования. У меня появилось дурное предчувствие. Закрытое учреждение, наверняка с высоким забором. Повсюду одни «торчки» и психи вперемешку с самоубийцами. Какое то неизвестное медицинское оборудование. Они его на людях тестируют? И посреди всей этой картины я. К тому же мне не удалось найти ни одного упоминания о программе «Взгляд внутрь». Да что это вообще за название…. Жуть. Перспектива меня совершенно не радовала. Но если это шанс отвязаться от постоянных посягательств полиции на мою свободу, то лучше за него ухватиться. Последнее что я хочу, это серьезных проблем с законом. Я тяжело выдохнул и откинулся на спинку кресла.

— Похоже, выбора у меня нет. Я должен справиться…. иначе….

На ужин мне впервые за много месяцев удалось поесть хорошей еды. За ужином мы с матерью немного поговорили о моем предстоящем отбытии. Затем я отправился на крыльцо. Покурить перед сном. Расположившись на раскладном шезлонге желтого цвета, я с удовольствием закурил. Меня посещали самые разные мысли. От « как же хорошо наконец оказаться дома» до « эти идиоты хотят пристроить меня в дурдом». Но «этих идиотов» было трудно винить. Ведь отлавливать психов, которые могут выкинуть любую дикость посреди улицы часть их работы. Вот только я не считал себя психом. И даже побаивался грядущего. А уже завтра утром меня увезут как раз туда, где их полным полно. Оптимизма это не добавляло. Усталость вперемешку с унынием настигли меня. Не хотелось ни о чем больше думать. Я затушил сигарету и побрел в свою комнату.

« Как же приятно спать на своей кровати!» — подумал я, плюхнувшись на разложенный диван-кровать. Не смотря на предстоящие события, тревожные мысли не лезли мне в голову. Наверно от усталости. Тяжело вздохнув я закрыл глаза и немедленно провалился в сон.

 

Я вскочил от внезапного шума сирены и больно ударился головой об свод крыши. «Сиреной» оказался мой будильник на стареньком телефоне. Совершенно отвык от этого низкого потолка. Я встал, потирая ушибленный лоб.

На часах телефона было 9:00. Совладав с будильником, я оделся и спустился на кухню.

Мать уже хлопотала у плиты, готовя завтрак.

— Приведи себя в порядок и приходи. — не оборачиваясь сонно сказала она. — Доброе утро.

— Доброе…. — сонно повторил я.

За завтраком мы ничего не говорили. Атмосфера тяжелого ожидания воцарилась на маленькой кухне. Я был погружен в печальные размышления на счет моего скорого отъезда. Решил ничего не рассказывать о том, что вчера «нарыл» в интернете о клинике. Не хотелось рассказывать, что ее сына неудачника забирают в изолятор для изгоев общества. Да и кому захочется такое рассказывать.

Я сидел на крыльце. Пил свежезаваренный кофе и курил. Настроение было паршивое. У забора припарковалась машина. Белый микроавтобус. Часы телефона показали 9:37. «Надо обзавестись наручными часами…» — подумал я. Чтож, они не заставили себя долго ждать. Пассажирская дверь открылась. Оттуда выскочил высокий мужчина лет 35. Короткая стрижка, опрятная бородка и правильные черты лица. Атлетическое телосложение и серьезное выражение лица. Спортсмен? Одет он был просто. Белая футболка с надписью «Улыбнись своей жизни!» и синие джинсы. Он внимательно прочитал адресную табличку на калитке и еле заметно кивнул. Он обернулся и что то сказал водителю, закрыв пассажирскую дверь. Затем он прошел калитку и, увидев меня, направился по дорожке, разглядывая меня. Как мне показалось, с интересом. Чтож. Я сглотнул остатки кофе и не вынимая сигарету изо рта встал поприветствовать гостя.

— Доброе утро! — громко сказал мужчина, протягивая мне руку.

— Да…доброе утро. — от него так и веяло жизнелюбием. Я немного замялся, но протянул руку в ответ. Я не мог долго смотреть людям в глаза. Рукопожатие выглядело неуверенным. От волнения у меня вспотели ладони.

— Вы мистер Айден? Айден Фейт? — спросил он, разглядывая меня.

— Да, это я. — я немного отошел от рукопожатия и пытался казаться как можно увереннее.

— Замечательно! Меня зовут Том. Том Ларсен. Я буду сопровождать вас до клиники — бодро заявил мужчина.

— Очень…приятно — негромко сказал я разглядывая надпись на его футболке. Улыбнешься тут….

— У нас не очень много времени. На месте мы должны быть уже в 11 — все так же бодро говорил Том. Я подумал, что ему бы хорошо подошла роль тренера юношеской сборной по футболу. Они обычно разговаривают в той же манере, периодически разбавляя фразу пресловутым «сынок». Ты справишься « сынок». Команда верит в тебя « сынок». Я немного усмехнулся. И сразу же поймал на себе озадаченный взгляд Тома.

— С собой берите только документы. Паспорт. Все необходимое получите на месте. Жду вас в машине через 5 минут. Остальное расскажу по дороге. Не задерживайтесь! — он одобрительно хлопнул меня по плечу и улыбнулся. Затем развернулся и направился к машине. Не задерживайся «сынок». Мысленно перефразировал я и снова улыбнулся.

С некоторой грустью и, возможно тоской, я огляделся, словно уезжаю на несколько лет. Силился все запечатлеть в памяти. Попрощался с матерью и забрал паспорт. На мне была серая футболка, потертые джинсы и те самые кроссовки, в которых я был в день аварии. Я посмотрел на себя в зеркало в ванной. Предварительно оставив обувь в прихожей. Из зазеркалья на меня смотрел худой, поросший легкой щетиной молодой паренек. Лохматые средней длины волосы. Бледноватая кожа и синяки под глазами. Усталые, полуоткрытые глаза. « Как у мертвой рыбы» вдруг вспомнил я. Фраза вроде бы из какого то фильма, но сейчас она подходила как никогда.

— Вперед, на встречу приключениям…. — пробормотал я еле слышно, глядя на свое отражение и горько улыбнулся себе, оскалив зубы в полуулыбке. Пора идти.

 

Микроавтобус был оборудована таким образом, что со стороны пассажирских сидений к водителю было никак не попасть.

— Меры предосторожности. — бодро пояснил Том, подметив направление моего взгляда — бывали случаи, когда пациенты клиники пытались угнать машину.

Я кивнул в ответ. Салон был довольно уютный. Мягкая обшивка нейтрального серого цвета, удобные сиденья, расположенные по одному. Для микроавтобуса это было необычно. Всего сидячих мест было восемь, не считая того что занимал Том. Оно было предназначено для надсмотрщика. В салоне больше никого не было и я сел напротив Тома. Тот постучал по перегородке между водительским и пассажирским отделениями, дав водителю сигнал трогаться.

Какое то время мы сидели молча. Я пялился в окно, стараясь не пересекаться взглядом с попутчиком. Городской ландшафт вскоре сменился на лесные декорации. Должно быть клиника находится загородом, что было весьма логично. Держать психов в городе казалось очень плохой идеей. Вдруг побег? К тому же некоторые пациенты бывшие наркоманы. Необходимо полностью изолировать их от самой возможности получить «дозу». Но желания оказаться в этой клинике рассуждения не прибавили. Скорее даже наоборот. Я начал ерзать на сиденье от волнения. Все никак не мог подобрать удобную позу. Наверное, мой попутчик это заметил. Внезапно он легонько хлопнул меня по плечу. Я повернулся в его сторону.

— Мистер Айден! Я обещал провести вводный инструктаж по дороге. Начнем же! — Том ободряюще улыбнулся.

— Да…немного понимания ситуации мне не повредит. — ответил я и впервые за это время улыбнулся в ответ. Получилась не очень убедительная полуулыбка, но все же это лучше постоянной угрюмости. К тому же мне и вправду было интересно знать о том, через что мне придется пройти в самое ближайшее время.

Том потянулся к какой то сумке черного цвета. Вначале я ее на заметил. Немного порывшись он достал кипу бумаг. На вид больше напоминало личное дело. Он принялся внимательно перелистывать его. Наконец спустя некоторое время он поднял на меня глаза.

— Итак, Мистер Айден — сказал он очень серьезным тоном. В лице он так же изменился. Добродушие и улыбка исчезли. Взамен им появилась важность и сосредоточенность. Он наклонился ко мне и слегка нахмурился. Выглядел он так, словно собирается дать мне секретное задание. Я наклонился в ответ, приготовившись внимательно слушать.

— Здесь — он указал на кипу бумаг — сказано, что вы бросились под колеса автомобиля осенью прошлого года.

— Я никуда не бросался! Это произошло случайно! Несчастный случай! Не самоубийство! — я буквально взорвался. Да сколько можно!

— В полиции считают иначе — спокойно продолжал Том — дело обстоит следующим образом. В клинике Адвента проводится испытание новой методики помощи людям, у которых, скажем так, имеются некие проблемы подобного характера. — деликатно подметил он.

— Кампания Clear mind пользуется поддержкой государства. Недавно был отправлен запрос в ваш город на формирование тест группы. Давайте не будем вдаваться в скучные подробности и тонкости, мистер Аден. Все это вам будет рассказано по прибытии. — Том спрятал бумаги обратно в сумку.

— Главное, что вы должны для себя понять, что в случае сотрудничества с нами, лишение свободы вам не угрожает. К тому же наши методики всегда дают положительный результат. Вам это уж точно не навредит, даже скорее наоборот. — Том снова улыбнулся, перестав быть таким серьезным.

— К тому же в клинике очень высокий уровень содержания пациентов. Воспринимайте это как отдых. После того, что с вами случилось, немного отдохнуть вам не повредит! — Он, казалось, сопереживает мне.

Я молча слушал его все это время. Не смея перебивать. Обрывки информации, что я добыл в интернете, начали собираться в цельную картину. Теперь я понял. Меня просто вынудили пройти этот экспериментальный курс лечения. В обмен на свободу. Если откажусь — расправы придется ждать недолго. Но перспектива промывки мозгов мне совершенно не улыбалась. Все играло против меня. Но выбирать было не из чего. Имея зафиксированную судимость за попытку суицида посреди улицы, я никогда не смогу найти себе нормальную работу. Кто захочет нанимать психопата, который в любой момент может вынести себе мозги? Вспомнился выпуск новостей, в котором говорилось о воспитательнице детского сада, покончившей с собой прямо при детях. Это вызвало очень много шума в свое время.

— Я понимаю, выбора у меня все равно нет… — смиренным тоном сказал я — либо это, либо мне сломают жизнь.

— Получается так — невозмутимо подхватил Том — все не так уж и плохо, как вы думайте. Постарайтесь получить выгоду, возможность и впрямь уникальная — прибавил он улыбнувшись.

Да уж. Расслабься и получай удовольствие….

Остаток пути я смотрел в окно, прокручивая информацию в голове. В свете последних событий это прямо спасительная соломинка для меня. Можно даже подумать, будто я счастливчик, избранный судьбой. Вот только какой ценой мне обойдется это спасение. Что это за программа? От чего они собираются меня лечить? Да кто они такие, что им потакает полиция.

Вопросы вертелись у меня в голове, перетасовываясь, как колода карт и периодически повторяясь. Но внятного ответа сам себе я дать не мог. Теперь, когда все начало проясняться, я почувствовал себя спокойно. Как обреченный. Грустно, но выхода нет. Остается только внимательно следить за тем, что будет дальше….

Машина заехала то туннель, где единственным источником света были пролетавшие мимо оранжевые лампы. В промежутке между ними мир полностью погружался во тьму. Свет, потом тьма, потом свет, опять тьма. Их бесконечное противостояние утомило меня. Голова гудела от мыслей. Глаза закрывались сами собой. Я откинулся на спинку сиденья и немедленно провалился в сон.

  • Прогулка / Стихотворения / Змий
  • Суд Мирона и Лии / Ахметшина Альбина
  • Сон и кино* / Чужие голоса / Курмакаева Анна
  • ВО ЧТО Я ВЕРУЮ: ПРАВОСЛАВНАЯ ПОЭЗИЯ / Сергей МЫРДИН
  • Не губите моё тело / Не губите моё тело... / Фил Серж
  • Нам хорошо друг без друга / Жемчужница / Легкое дыхание
  • Чужие / Юррик
  • Destino / Снежная Анастасия
  • Ангел / Сны и чертежи / Юханан Магрибский
  • Миниатюры / Капенкина Настя
  • Тигромикс. С годом Тигра! / С Новым годом! (Новогодние котомиксы) / Армант, Илинар

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль