Схватка с отморозками

0.00
 
Жиров Владимир
Эхо прошлого
Обложка произведения 'Эхо прошлого'
Схватка с отморозками
Схватка с отморозками

Утренняя планерка затянулась ненадолго. Майор Михайловский выслушал доклады о проделанной работе. Поставил новые задачи. Не обошелся и без разноса. Досталось всем. Кому — то больше, кому — то меньше. Вполне рабочий момент, к которому привыкли все. И начальник, и подчиненные прекрасно понимали специфику работы, а потому с пониманием относились к таким «разборам полетов»

У Сергея в работе было несколько дел. Из них только карманные кражи — четыре. И шансы довести их до подачи в суд были близки к нулю. Этот вид преступления был самым труднодоказуемым, а потому дежурный опер любыми способами старались откреститься от приема такого заявления. Но в данных случаях этого сделать не удалось. Или заявители оказались очень уж скандальными, либо родственниками или знакомыми шишек разного ранга.

Сергей сделал отказные в связи с «малозначительностью ущерба», но ведь министерство требовало раскрываемости. А потому и он получил свои «пилюли».

— Все, идите работайте!

Дойти до кабинета не позволил звонок мобильного. Виктор. Легок на помине. Наверняка хочет по горячим следам статью набросать.

— Да. — оглянулся назад, проверяя нет ли кого рядом.

— Нужно встретиться. — Виктора еле слышал.

— Говори громче…— одной ладонью пришлось закрыть ухо.

— Не могу. Жду дома. Сам никуда не пойду.

— Мой дом — моя крепость?!

— Мне не до шуток… — и друг отключился.

Немедленно прибыть не мог по понятным причинам. Начальство не поняло бы. Или же могло понять! Неправильно!

Уже смеркалось, когда открыл скрипучую дверь подъезда. В нос привычно ударила стойкая смесь специфических запахов. Но он давно не обращал внимания на подобные мелочи. Плохо что освещения не было, можно было и на «мину» наступить, оставленную бомжами.

Нога зависла над первой ступенью… Сергей ощутил неприятный холодок и даже зябко передернул плечами. Возникло острое, непреодолимое желание оказаться как можно дальше от этого подъезда. Желание, вроде бы, понятное, но необъяснимое. "Почуял" почти неразличимый запах, связанный со смертью, уж чего-чего, а этого он навидался. Нарастало щемящее чувство в груди, не стоило от него отмахиваться.

А в следующий миг убедился — стоит прислушиваться к своей интуиции, как это бывало не раз. Темная тяжелая капля скользнула по щеке, потом другая. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтоб догадаться… И на этот раз внутренний голос оказался прав.

Знакомый кроссовок торчал сквозь железное ограждение перилл. Еще отметил про себя — совершенно новый.

«Белые «Адидасы». В таких дома не ходить, явно не тапочки. И почему шнурок развязан? — глаза привычно обшаривали пространство, отмечая все, на чем задерживался взгляд. — Темная лужица. Ручеек, сбегающий по неровным выщербленным ступеням. Неестественно подвернутая нога, скрюченные пальцы отставленной в сторону руки».

Проследил направление и на стене возле самого пола заметил — таки еле заметный знак. Для него. Это понял сразу. Маленькая буква В. Только как понимать? Кириллица и ли латинская?!

«Пора сваливать. — мозг продолжал работать. — Ясно как день, это на меня повесят. Ждать группу захвата нет смысла! безусловно, где — то поблизости. Я и сам не знал, когда надумаю навестить друга. А кровь еще не свернулась…»

Он бежал уже через три ступеньки сразу, наверх, на чердак, зная, что запор — «липа» им же и созданная. Одна петля не крепилась, только шляпки гвоздей и создавали видимость целостности конструкции.

«Все! Баста. Оторвался… — перевел дыхание в соседнем квартале. — Эх, братан, на войне уцелели, а тут… — в сердцах ударил по чугунным перилам вдоль реки. Раньше казалось, что пока человек жив — вроде как, можно многое успеть сказать, исправить, и вообще — если жив, то вроде как, это главное.

Я давно свыкся с мыслью, что рано или поздно костлявая появится на горизонте. Она давно вплелась во все, что я делаю, во все, чем живу, я перестал избегать мыслей о ней, перестал врать себе о пустых надеждах, о человеческой памяти, в которой можно остаться и именно благодаря смерти понял, что именно можно считать делом своей жизни и почему».

Почему — то вспомнились события многолетней давности. Попали тогда под раздачу. Вспомнил как Виктор сидел на «броне» и радовался как ребенок новой видеокамере, снимая все, что считал мало — мальски интересным и достойным внимания. Вокруг глаза чернел грязный круг от резинового ободка видоискателя камеры, отчего выглядел уморительно. Как пьяный сапожник после продолжения банкета в пивнушке с обязательным мордобоем, за который хоть и не уплачено, но входит в меню как довесок.

А потом начался ад.

В первые минуты боя полегли практически все. Хорошо «вертушки» подошли. Правда не вовремя. Причем не разбирались особо где свой, а где чужой. Очнулся уже после отработки, засыпанный горной породой по самые…

Виктора нашел сразу. Он как всегда, рядом был, прикрывал как мог и чем мог. И даже камера продолжала работать в трех метрах от него. И как не пострадала в такой мясорубке!

Смутно помнил как пробирались по ночам. Да еще тащили с собой тяжеленный контейнер. Решили спрятать по пути в подвернувшемся гроте, а иначе бы и сами не дошли. Он только сковывал движения, о мобильности и речи быть не могло. Что в нем было, конечно, понятия не имели. Но уж очень рьяно стерег свое сокровище капитан Рязанов, который занял место в одном из «бортов» за пару минут до начала марша…

— Остается только одно — воздать по заслугам. Всем и каждому! — решение пришло, само собой.

Да и не было иного выхода. Иначе в следующей сводке происшествий будут фигурировать мои паспортные данные. А это…

Сергей остановился. Как на стену налетел. Из темной гущи плакучих ив, растущих везде вдоль речушки, доносились неясные звуки. Несколько шагов и можно было разобрать женские всхлипы, звонкие пощечины…

‒ Разве то человек? ‒ сглотнула слезы. ‒ Урод!

‒ Пусть и так. Но… клиент всегда прав. Калечить мы тебя не станем, так что не переживай. Ты еще не отработала свое. Плюс… штука на поправку здоровья, плюс моральный ущерб… это пять. ‒ Сергей услышал визг молнии. ‒ Душ тебе не помешает. Бак как раз под завязку! ‒ хохотнул здоровяк, посчитав свою шутку оригинальной. ‒ Вот только о солидной клиентуре после этого забудь. Кто ж из реальных пацанов позарится…

‒ Может сперва на круг пустим?! ‒ предложил другой громила. ‒ А то после «душа» законтачишься.

Его голос даже дрожал от возбуждения.

‒ Мысль хорошая. ‒ подал голос третий. ‒ Нам тоже треба пар спустить.

Сергей решил, что обладатель этого голоса, вернее голоска, совсем еще юнец и представлялся почему‒то лопоухим прыщавым желторотиком, этаким дистрофиком с выпирающими лопатками.

‒ Найдешь сегодня и почище.

‒ Совершенно в дырдочку! ‒ поддержал бас. ‒ А то это для нее и не наказанием будет вовсе, а сплошным удовольствием. Когда еще с настоящими мужиками покувыркаться придется! Да и на клапан давит, мочи нет.

Два шага и Сергей оказался между ними.

Третий действительно, как и предполагалось, оказался юнцом, которого можно было не принимать всерьез. Видимо еще не бывал в серьезных переделках, так как благоразумно отошел, прижался к стене спиной. Его уже начинало трясти от нарастающего страха. Он буквально спинным мозгом ощущал угрозу, опасность, причем опасность смертельную, исходящую от человека материализовавшегося из мрака ночи.

Так мог вести себя либо псих, либо волкодав, уверенный в своих силах. Юнец даже челюсть прижал рукой, чтоб никто не услышал дроби, выбиваемой зубами. Он боялся. Боялся драки, боялся боли. А то, что это предстоит испытать на собственной шкуре через мгновение, он чувствовал всеми фибрами своей душёнки. Если ранее он испытывал буквально щенячий восторг, удовлетворение и упоение собственной значимостью под покровительством таких шкафов‒отморозков, когда мог безнаказанно издеваться над неспособной дать отпор жертвой, буквально оцепеневшей только от вида амбалов с пудовыми кулаками, то теперь уверенность эта улетучилась как дым. Понимая, что пришел час расплаты, он приготовился принять удар судьбы с покорностью кролика под взглядом удава. Именно в таком состоянии он и находился сейчас. Ужас сковал тело и подчинил разум. Он ясно понимал ‒ бить его будут. И громилы не помогут.

‒ Ты… Ты откуда такой взялся?! ‒ бугай даже забыл о расстёгнутом гульфике.

И тут же осел на землю, с хрипом хватая воздух и громко шлепая мокрыми мясистыми губами.

Сергей без замаха левой ногой резко саданул ему между ног. И сразу же, но уже правой, (не терзая себя угрызениями совести по поводу неспортивного поведения) нанес удар второму. Так же ниже пояса. И в полном молчании, как говориться, без комментариев. Самые опасные противники были выведены из строя.

Оба катались по асфальту, схватив руками горящие как в огне причинные места и выли, выли в прямом смысле этого слова. Пытались что‒то сказать, но боль, затмевающая сознание выступала на первый план.

Юнец трепетал как осиновый лист, вытирая стену острыми лопатками. Сцена избиения была ему явно не по душе. Рот он забыл закрыть в немом крике, с ужасом наблюдая приближение экзекутора.

‒ Я…Я…‒ выдавил с трудом.

Сергей схватил за плечо, сжал пальцы. Пытаясь освободиться, молодой извивался ужом и скулил как щенок.

‒ Ты хотел облегчиться? ‒ мягко и даже ласково поинтересовался Сергей. ‒ Это можно. И даже нужно.

Но после таких слов, тот задрожал еще сильнее, а головой замотал так энергично, что пора было беспокоиться за целостность шейных позвонков. Желторотик прекрасно понял, что задумал бескомпромиссный ночной судья, следователь и прокурор в одном лице. И ближайшее будущее уже не виделось таким радужным и безоблачным, нежели пять минут назад, когда еще чувствовал себя хозяином жизни. Как и не обольщался насчет лояльности своих дружков.

‒ Делай дело. ‒ встряхнул как куклу. ‒ На них. Живо.

‒ Не… Не могу‒у! ‒ прошептал тот. ‒ Они меня убьют…

‒ Может быть. Голос звучал спокойно и как‒то бесцветно. ‒ А может и нет. Но это будет потом. Я же могу кончить тебя прямо сейчас. Так что тебе решать. Только быстро, ждать до утра мне как‒то не с руки.

Сергей повернул кисть, и ключица хрустнула как мелкая косточка хорошо прожаренного цыпленка.

‒ А‒а‒а! ‒ зашелся в крике молодой бандюган.

‒ Буду ломать одну за другой, пока не останется ни одной целой. Вот же будет загадка для хирурга. Устраивает такая перспектива?

Тот вновь замотал головой, сдерживая слезы, готовые хлынуть бурным потоком.

‒ В теле более двух сотен костей…

‒ Вы хирург? ‒ решил пошутить малец. ‒ Такие познания в медицине…

‒ Так что процесс может затянуться. ‒ не обратил внимания на реплику. ‒А так как мне торопиться особо некуда, то веселье мне сегодня гарантировано. И, к сведению, твои вопли вряд ли кого трогают. Более того, найдется много желающих совершенно бесплатно помочь мне в этом нелегком деле.

‒ Бо… Бо… ‒ испуганный, он уже не контролировал себя.

Сергей уловил в воздухе характерный запах, но понял, что ошибся. То облегчился один из лежавших. Малой же продолжая дрожать и нервно шлепая губами, левой рукой достал свой инструмент, всхлипывая начал мочиться на ближайшего.

‒ И чем же ты хотел…девочку поиметь?! ‒ рассмеялся Сергей, прекрасно зная, что подобное унижение порой действует гораздо эффективнее, чем более суровые методы. ‒ Твой прыщ зеленкой помазать, и он сойдет! Теперь на другого, ну!

‒ Только попробуй, падла! ‒ заревел громила, а Сергей едва удержал рванувшегося юнца. И откуда силы взялись! ‒ Ноги переломаю ‒ ууу!

‒ Рот закрой. ‒ Сергей наступил ему на руку, услышал хруст, приятно ласкавший слух. ‒ Через минуту ты будешь никто и место твое как раз в курятнике. Ну ты в курсе, петушок!

‒ Му…дааааак!!! ‒ рванулся тот было на Сергея, но острая боль, прострелившая руку, бросила лицом на асфальт.

Нога Сергея по ‒ прежнему давила на мясистые пальцы с коротко обкусанными ногтями и украшенные (если бы он видел в темноте) синими перстнями татуировок.

Неровная струя ударила в голову и, рассыпаясь мелкими брызгами, забарабанила по ботинкам «юного пожарника». Громила уткнулся лицом в асфальт и в ярости скрипел зубами.

‒ Поздравляю, девочки!

‒ С ‒ сууукаааа!

‒ С этого момента вы пополнили гарем, так что запасайтесь вазелином, если не желаете, чтоб в первый раз ваши… ну, пятые точки, порвали на британский флаг. Ну или стеклом битым. Кому как нравится!

‒ Я… тебя ‒ ааа… ‒ начал подниматься первый.

Без слов Сергей ударил носком ботинка в область подмышки и тот, сдавленно охнув, вновь уткнулся носом в асфальт и затих.

‒ У вас теперь мало прав, зато прибавилось обязанностей. ‒ Сергей брезгливо сплюнул. ‒ Прощайте. И не говорите никому, засмеют. А кое ‒ кто не упустит возможности и по прямому назначению.

Сергей разжал пальцы и тело глухо упало на рядом. Подобрав зажигалку, выпавшую из кармана, попутно прихватил и мобильник несостоявшегося насильника. О девушке и не вспомнил, когда продолжил путь. А через минуту услышал дробный стук каблучков. Затем тишина. Но осторожные шаги босых ног можно было уловить.

Сергей укрылся в тени арки какого‒то дома. Долго ждать не пришлось. Легкие осторожные шаги были совсем рядом. Девушка потеряла его и спешила догнать. Он вытянул руку и, она словно налетела на стену.

‒ Тихо. ‒ зажал рот ладонью. ‒ Ни звука, ясно?

Она с трудом смогла покачать головой в знак согласия. Через тонкую ткань Сергей ясно ощущал, как колотится ее сердце. Часто ‒ часто, будто только что финишировала после марафонского забега. Не смог не отметить упругость груди и жар, излучаемый ее телом, живо напомнивший о разделении человечества по половым признакам.

‒ Не уверен, что следует ходить за мной. Ступай домой.

Девушка отрицательно покачала головой.

‒ Может я ничуть не лучше тех трех. А ну как тоже…

‒ Лучше с одним, чем с тремя.

‒ Ты мне только обузой будешь, понимаешь?

‒ Постараюсь не доставлять проблем. Ведь они могут заявиться и домой. И тогда мне не жить.

Проезжающий автомобиль на миг осветил фарами переулок. Приятное, даже красивое лицо. Немного портил конечно, свежий кровоподтек, распространяющийся по левой щеке.

‒ Ладно, идем. ‒ ему стало ее жаль. ‒ Только сырость не разводить, приказы не обсуждать. Принимается?

‒ Не то слово! ‒ радости не было предела. ‒ Спасибо!

Подумав немного, решилась, привстала на носочки и поцеловала в щеку.

‒ За что? А, ну да… Не за что. ‒ махнул рукой. ‒ Обуйся, а то ноги поранишь.

‒ Каблук сломался. ‒ показала туфлю.

‒ Дай сюда. ‒ Сергей отломил и другой. ‒ Обувайся.

Через полчаса они поднимались на второй этаж нужного дома.

‒ Устраивайся пока. ‒ пропустил ее вперед. ‒ А я отлучусь.

Девушка сбросила туфли в прихожей, глянула в зеркало. Да, правду говорят, женщина остается женщиной в любых обстоятельствах.

‒ Ну и видок! В гроб краше кладут!

‒ Как зовут‒то тебя?

‒ Алена. ‒ попыталась улыбнуться и скривилась от боли.

Ушиб уже приобретал фиолетовый оттенок.

Алена ему понравилась. Во всяком случае первое впечатление было приятным. Она не лила слез по поводу испорченного личика и сломанных каблуков. Иные на могут пустить слезы в три ручья, сломав ноготок. Она же ко всему отнеслась с долей юмора.

‒ Хорошее имя. А я Сергей. И фамилия у тебя должно быть соответствующая, звучная?

‒ Не очень. Азарова.

‒ Звучит. Мне нравится! ‒ он открыл дверь. ‒ Жди меня, и я вернусь. Только очень жди. Может раздобуду что пожрать, а то в холодильнике только консервы. Да и те, наверное, годичной давности.

Сергей вышел, стараясь запомнить положение вещей и мебели в квартире.

Вторая квартира была в соседнем подъезде. Через минуту он был там. А через пять переоделся и загрузил в пакет немного продуктов. Взял и ТТ, не забыв пару обойм к нему. Простенький с виду компьютер, обладал более мощной начинкой, чем можно было предположить. Имел выделенную линию Интернет, защиту от определения местоположения и кучу других, как говорят, «наворочек», о которых о предпочитал не заморачиваться. Потому получить интересующую информацию не представлялось чем ‒ то сверхсложным.

Но, компьютер выдал информацию на двух Азаровых ‒ Алену Николаевну и Елену Леонидовну, причем обе были семьдесят второго года рождения. Поразмыслив немного, Сергей решил, что наибольший интерес представляет вторая, Елена Леонидовна. На нее комп выдал лишь паспортные и номер телефона, абонент которого и мог предоставить всю интересующую информацию.

‒ Интересно девки пляшут! ‒ почесал в затылке Сергей. ‒ Одна из них вероятнее всего состоит на связи. Остается самое малое, выяснить кого ‒ же я привел на квартиру? Не особо удивлюсь, если спектакль с избиением младенца, всего лишь хорошая постановка для одного зрителя. То бишь меня!

На установление личности сотрудника ушла еще пара минут.

Скоро он стоял перед дверью, минуту прислушивался, но ничего конкретного не услышал. Работал телевизор, звенел холодильник.

Елена лежала на диване. На столике уже стоял чайник, банка кофе, сахарница и чашки.

‒ Я похозяйничала немного. ‒ увидев его, девушка села, поджав ноги.

‒ И правильно, не стесняйся. ‒ Сергей выложил на стол продукты из пакета. ‒ Сейчас перекусон устроим. Я голодный как волк.

‒ Поддерживаю!

‒ Была бы ты против! ‒ усмехнулся он.

‒ Я тоже проголодалась как…волчица!

‒ За что он так пригрел тебя? ‒ указал на щеку. ‒ Что не поделили?

‒ Я думала ты более догадливый. ‒ немного смутилась она. ‒ А когда ты успел переодеться?

‒ Всегда отвечаешь вопросом на вопрос?

‒ Просто обратила внимание.

‒ В стирку сдал…

‒ Ага, а там и новое шмотье подогнали. ‒ Алена подошла и с ворота куртки сорвала ценник.

‒ Догадлива, однако. И глаз ‒ алмаз. ‒ Сергей незаметно осмотрелся.

‒ Соседке?

‒ Что?!

‒ В стирку соседке сдал?

‒ Это так важно? ‒ Сергей уловил нотку сожаления в сорвавшемся вопросе.

‒ Нет. ‒ пожала плечами и принялась готовить бутерброды.

Да, как и ожидал, за время его отсутствия был произведен поверхностный осмотр. Кресло немного отодвинуто, загнут край ковра на полу (интересно что она ожидала под ним обнаружить?), дверцы на антресолях до конца не прикрыты, на пыльной поверхности тумбочки смазанный отпечаток. В ванной комнате тоже успела побывать.

Когда вернулся, она ждала, вновь забравшись на диван с ногами.

‒ Ты не ответила на вопрос.

‒ Неужели трудно догадаться?

‒ А мы не на «Поле Чудес».

‒ А что по ‒ твоему может быть нужно таким уродам?

‒ Снова вопрос на вопрос.

‒ Я не специально.

‒ Ясно. ‒ Сергей откусил половину бутерброда разом, насыпал кофе в чашку и плеснул кипятка. ‒ Нашла что?

‒ Н‒нет! ‒ она покраснела.

На игру было не похоже. Или действительно хорошая актриса плюс знание психологии.

‒ А чего искала ‒ то хоть?

‒ Ничего конкретного. Просто хотелось понять, узнать о человеке, который спас… а жилье может о многом рассказать.

‒Ну и? Узнала?

‒ Нет. Такое впечатление, что здесь не живет никто. И довольно давно. Даже зубной щетки и той нет.

‒ Это так. Квартира ‒ временное пристанище.

‒ А чем ты занимаешься?

‒Кофе пью.

‒ Ну не в данную минуту. ‒ Алена пила кофе маленькими глотками. ‒ Когда не спасаешь девушек, попавших в трудную жизненную ситуацию, когда не выходишь поразвлечься с целью поколотить пару ‒ тройку негодяев.

‒ Безработный. ‒ хмуро ответил Сергей.

‒ Но на что ‒ то ты живешь! Не на подаяния же!

‒ Перебиваюсь случайными заработками.

‒ Но этого должно быть мало.

‒ Мои потребности весьма скромны.

‒ Мне бы такие потребности! ‒ Девушка улыбнулась и многозначительно глянула на батон сервелата.

‒ Видишь ли, Елена…э…батьковна…

‒ Германовна. ‒ не замедлила с ответом. ‒ Но зачем так официально? Можно просто по имени.

‒ Ладушки. ‒ согласился Сергей. ‒ Так вот, иногда работодатели бывают несказанно щедрыми. Ну а если откровенно, без работы я только третий день.

‒ Это поправимо.

‒ Я того же мнения. А вынужденное безделье можно считать неожиданным отпуском. Тем более, что его у меня не было года четыре…

‒ Клево! ‒ Алена сделала себе еще кофе и вновь забралась на диван.

И вновь с ногами. Держала чашку, словно боясь ее уронить, двумя руками.

‒ А чем ты занимаешься? Когда не попадаешь под раздачу, когда не ищешь приключений на свою… голову?

Девушка либо была готова к вопросам, либо действительно не играла, была той, за которую себя выдавала и не имела отношения к проблемам Сергея.

‒ Учусь в медучилище. Как понимаешь денег не хватает катастрофически. Тех, что родители дают. За квартиру опять ‒ таки платить нужно.

‒ Далеко живешь?

Алена назвала адрес. Находился далеко от тех, что выдал компьютер.

‒ Я бы хотела переночевать здесь. ‒ Алена сжалась, казалось даже уменьшилась в размерах, ресницы задрожали. ‒ Если позволишь?

‒ Не вижу причин отказывать. Ты неправильно меня поняла. ‒ Сергей погладил маленький кулачек. ‒ Я подумал, что тебе возможно могут потребоваться вещи, а тут… Ты сама сказала, щетки зубной и той нет. Я здесь практически не бываю.

‒ Я подыщу квартиру. ‒ тихо проговорила она. ‒ Но на это нужно время. Боюсь те… жлобы в покое меня не оставят. Особенно после того, что произошло. Ведь я свидетель того, как их оп… Этого они мне не простят.

‒ И как ты в этом болоте увязла?

‒ Все мы совершаем ошибки. По неопытности, по глупости или излишней самоуверенности. Снимали комнату с подругой, так ведь дешевле. Согласилась как ‒ то составить компанию… И теперь они считают, что должна исполнять их прихоти, когда угодно, где и сколько угодно.

‒ Да‒а, везет как утопленнику.

‒ Так что все ты понял правильно… Частично. На панели я не работаю.

‒ Тебе не следует оправдываться.

‒ Пришлось уступить однажды… Иначе бы не поздоровилось. ‒ слезы бусинками выступили из глаз. ‒ Для них нет ничего святого. Не терпят, когда отказывают.

‒ Значит решим так, ‒ Сергей думал недолго. ‒ Живешь здесь. Ведь в какой ‒ то мере именно из ‒ за меня у тебя и прибавилось проблем. Бываю я здесь редко, раз в пятилетку, как говорят, а то и того реже. Так что хата в твоем полном распоряжении. А за квартирой присмотр потребен.

Сергей замолк, увидев, что девушка не слушает его: ногти впились в ладонь, но она не обращала внимания на боль, губы дрожали. Казалось вот‒ вот и она потеряет сознание.

«Криминальный вестник» заканчивал обзор происшествий в городе за истекшие сутки. Сергей прибавил звук с пульта.

‒ …принадлежал к одной из ОПГ. Предположительно гражданин Саватеев мог быть убит в результате разногласий, возникших внутри группы. Это одна из версий, отрабатываемых следственной группой. Результаты первоначальных оперативно ‒ розыскных мероприятий в интересах следствия не разглашаются. ‒ оператор показал репортера крупным планом. ‒ Нам удалось снять место происшествия, если оно является таковым, так как имеются все основания полагать, что убийство было совершено в другом месте, а тело было доставлено на автомобиле. ‒ услышал заключительную часть репортажа.

В левом верхнем углу экрана появилась фотография того самого «юного пожарника», которого Сергей тормошил час назад. И действительно, тело было обнаружено совершенно в другом районе города, далеко от места событий, которые и привели к данному исходу. Быстро же они его приговорили.

Заметил и опергруппу, работающую на месте происшествия. Обратил внимание и на Стоянова, попавшего в кадр. Он стоял в стороне, не вмешиваясь в работу экспертов. Пошла реклама и Сергей выключил телевизор.

‒ Значит я следующая. ‒ прошептала она обреченно.

‒ Это надо будет еще постараться. ‒ Сергей набрал номер Стоянова. ‒ Говорить можешь?

‒ И петь тоже! ‒ смог даже пошутить. ‒ Так это твоя работа?

‒ С какого перепугу?

‒ Номерок ‒ то у меня высветился весьма и весьма интересный.

‒ Когда он мне мобилу подогнал, то был живее всех живых, а своих корешей мог пинками под шконку загнать. И был бы в своем праве. Думаю, они ‒ то и приложили все усилия, чтобы этого никогда не произошло. А вот встречу придется отложить.

‒ Но…

‒ Я назначу время и место, когда смогу.

‒ Могу чем помочь?

‒ Не мешай. ‒ Сергей ненадолго задумался. ‒ Кто рядом стоял? Худой такой, как жердь.

‒ Из «старших братьев»

‒ Я так и подумал. ‒ хмыкнул Сергей. ‒ Жареным запахло?

‒ Кажется даже догадываюсь из кого именно хотят приготовить жаркое. С кровью!

‒ Ну, до этого может и не дойти.

‒ Как я пойму, что ты просишь связи?

‒ Поймешь. Да и лучше тебе этого не знать… Можешь дров наломать.

‒ Не думаю.

‒ Плохо, что не думаешь. Не пори горячку.

‒ Сергей, я не хотел, поверь.

‒ С волками жить… Пока. ‒ он отключился.

Алена уже спала. Чашка с остывшим кофе стояла на полу. Она свернулась калачиком и, подложив кулачек под щеку, мирно посапывала в подушку. Выглядела усталой. Но спокойной и безмятежной. А еще беззащитной. Ярко читались слабость, желание спрятаться, опереться на надежное плечо и, хотя бы на время забыть о проблемах, более характерных для джунглей или волчьей стаи.

Укрыв девушку пледом, Сергей с минуту разглядывал ее, отмечая правильные и обострившиеся черты лица, потом выключил свет и лег на кровать, сразу провалившись в глубокий, но чуткий сон.

  • Вино / В ста словах / StranniK9000
  • Лекарство с побочкой (Армант, Илинар) / Мечты и реальность / Крыжовникова Капитолина
  • Колыбельная / Тихий сон / Легкое дыхание
  • The end / Сила Мысли Программиста / Бергер Рита
  • Ночь / Стихи-2 (стиходромы) / Армант, Илинар
  • Воспоминания о Москве / Городское / Армант, Илинар
  • " Гимн альтруистов и романтиков " / Ивашина Мария Александровна
  • Афоризм 634. О главном. / Фурсин Олег
  • Тартарские барашки / Бестиарий / Царище Кощерище
  • Весна / Головин Константин
  • Сон третий (юность) / Сны Искандера / Мэй Мио

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль