Юлия Снежная / Пересечение параллельных миров, или оскал шоу- бизнеса том 3 / Снежная Юлия
 

Юлия Снежная

0.00
 
Снежная Юлия
Пересечение параллельных миров, или оскал шоу- бизнеса том 3
Обложка произведения 'Пересечение параллельных миров, или оскал шоу- бизнеса том 3'
Юлия Снежная
Пересечение параллельных миров, или оскал шоу- бизнеса том 3
ОТ АВТОРА

Несмотря на мглу за окном вместо снега и обещанных морозов настроение у меня праздничное чтобы не захандрить, я с головой ухожу в «творчество» это своего рода терапия от одиночества. Вчера, наконец, закончила писать второй том романа: «Зазеркалье параллельных миров, или поиск себя, «Пересечение параллельных миров, или мое второе «я». Второй том дался, мне тяжелее первого в нем я целиком списала себя все мои мысли мои переживания остались в нем. В моей жизни все по-старому живу работой и «творчеством» жизнью своих вымышленных героев. Я не переживаю по поводу того что одна видно еще не встретился мне достойный спутник жизни а абы кто первый встречный мне не нужен я не оголодала чтобы кидаться на любого.

Сейчас и выходить-то не за кого либо алкоголик, либо извращенец, а то еще хуже маменькин сынок всю жизнь подтирать такому «мужчинке» сопли и танцевать на цирлах перед его мамой я не собираюсь, хочется встретить серьезного самостоятельного мужчину которых один на миллион женщин желающих устроить свою жизнь. Кто-то скажет, что я слишком разборчивая так и останусь старой девой пусть по-крайней мере я не поломаю себе жизнь. Третий том моего романа «Пересечение параллельных миров, или оскал шоу-бизнеса» будет, посвящен Ирине прототип главной героини я, списала со своей однокурсницы из колледжа культуры и искусств библиотечного отделения Путилиной Ольги Анатольевны.

Все свои романы я пишу, сердцем в коей мере, описываю себя свои переживания, да и вообще мысли. Как я уже сказала мое «творчество» помогает мне не впадать в глубокую депрессию, но и сказочки про неземную любовь я не пишу, в моих книгах обжегшись, один раз мои героини не раскрывают мужикам душу, потому что знают они ее, растопчут. Все это я говорю, не на пустом месте пять лет тому назад я, влюбилась в «плохого» парня, у которого я была, не единственная не знаю, где, были, мои глаза и мозги он рассказывал мне в подробностях о своих подвигах, а я слушала. Единственное за что я ему благодарна, это за красивый секс я хоть узнала что это такое. Сейчас подбирая, себе спутника жизни я слишком разборчива поэтому, скорее всего до сих пор одна, но я больше как-то не переживаю по этому поводу я живу работой и своим «творчеством» счастливой можно быть и без мужчин есть куда интересные вещи чем эти мужчинки.

 

 

 

 

 

 

ПРОЛОГ

За окном по стеклу барабанит, дождь дети с гувернанткой, занимаются языками, казалось бы, жизнь удалась, моя мечта сбылась я замужем за известным в Москве продюсером, Шуйским Альбертом Николаевичем популярны мои альбомы, распродаются как семечки мы образцовая семья, но это видимость счастья. На самом деле я заточена в клетку, в какую попала, по собственному желанию правда тогда я не знала, что Альберт окажется, монстром не позволяющим общаться, с близкими будет, держать при себе в виде «рудника» ему от меня нужна только популярность и деньги. Он и детей то не хотел, я настояла, думала, вот рожу сына с дочкой все измениться все стало, только хуже два месяца я, сидела дома, потом взмолилась, он дал добро на запись новых песен с условием, что я носу не покажу в Москву.

Однажды я позвонила, маме так он меня так избил, что месяц не могла, выйти, из дома даже с охраной пробовала бежать, сказал, что у него связи в случае чего объяснит меня недееспособной, и я лишусь, сына на тот момент у нас был только Роберт. Через год я забеременела и у нас родилась девочка Арина. Детей от него я больше не хотела. Чтобы не забеременеть, я пила противозачаточные каким-то образом он узнал, и снова меня избил, позвонить родителям не имела, возможности все телефоны он спрятал от меня даже мой паспорт куда-то дел.

Мое счастье оказалось, призрачным я поняла это слишком поздно. Ценой успеха, оказалась моя свобода. Прожив, с ним два года я, превратилась в изнеможенное существо мне двадцать один год, а такое ощущение, что за сорок. Нет, я не постарела как раз выглядеть хорошо моя работа.

— Светлана!!! Где ты!!! — забарабанив по двери, крикнул вернувшийся деспот.

— Я в комнате сейчас спущусь.

— Ты можешь позвонить матери сказать, что счастлива надо будет дать интервью о том, что мы счастливая семья.

— Альберт, отпусти нас мне ничего не надо.

— Еще раз скажешь слово, и я за себя не отвечаю.

Вот смотрю я на него и не понимаю, как же я была ослеплена желанием петь, что добровольно заковала себя в золотую клетку.

— Хорошо, но ты ко мне не прикоснешься.

— А вот тут ты ошибаешься. Разорвав на мне платье, он грубо меня взял, не думая обо мне.

Всхлипывая, я набрала номер мамы.

— Да доченька тихо ответила мать.

— Мама, со мной все хорошо скоро будем давать, интервью нас, покажут по телефону.

— Ирина, меня не обманешь, девочка моя наберись, терпения тебе, придется пережить еще немало страданий, но ты сбежишь от него через пять лет.

— Ты меня просто убила этим известием — закурив, сказала я. Альберт бы убил, меня за курение, говорит, что убьет, если я посажу свой голос ведь голос это моя визитная карточка.

— Ирина, ты сама выбрала свою судьбу, а шоу — бизнес это такая штука там не все гладко как ты думала.

— Мам я поняла, это с опозданием просто он так красиво за мной ухаживал.

— Олигархи, видя красивую дичь готовы любой ценой добиться расположения, а потом, пресытившись превратить жизнь в ад.

— Если б я знала, что так все, обернется. Мама я просто грезила о сцене, а теперь получив известность, по сути, я несчастна.

— Это цена успеха.

Мама я живу, с ним ради детей надолго меня не хватит.

— Девочка моя терпи ради детей, что я еще могу тебе сказать.

Накачавшись наркотиками, Альберт привел в дом свою любовницу Жану. Я просила его не приводить в дом любовниц, чтобы не травмировать психику сына, на что он сказал, тебе слово, никто не давал.

— Тогда дай мне развод. Не мучай меня.

Ты беременна и ты приносишь мне деньги. С Жанной я чувствую себя мужиком, а с тобой я чувствую, себя ничтожеством ты всегда-то была, бревном, а после родов вообще от тебя ни какого толку не стало.

— Купи ей квартиру, но я ни хочу ее здесь видеть.

— А ты права все должны знать, что мы образцовая семья, чтобы ни одна собака не подкопалась.

— Альберт что же с нами произошло, мы же любили друг друга?

— Может, ты и любила, а я просто влюбился, в твой голос я, купил тебя ты товар, приносящий неплохие деньги, а дети как приложение.

Я не могла поверить, своим ушам господи как же я была слепа и самое страшное, что без него не могу показаться в Москве у него связи везде вплоть до кремля.

До встречи с ним я была жизнерадостной девушкой, которая играючи заводила, романы, а когда абонент наскучивал, заводила нового видимо все, вернулось мне бумерангом.

Если б не мое желание петь я бы спилась, а так чтобы не сойти с ума от отчаяния я с головой ушла в шоу — бизнес записываю, альбомы даже по ночам главное что у него появилась любовница и я беременна, он ко мне не притрагивается.

— Увы, крепись, ты могла бы прислать мне фото Роберта.

Записав, альбом я позвонила, матери говорила тихо, чтобы он, не услышал. Дошло до смешного для того чтобы разговаривать с родными я вынуждена включать воду чтобы он не услышал.

— Алло. Дочь ты как?

— Держусь, ради детей к счастью ко мне он даже, не прикасается, колется, нюхает на пару со своей любовницей кокс.

— Что прошла любовь?

— Я была, ослеплена грезящей на горизонте славой эстрадой я в упор, не видела самого человека, а он оказался гнилым человеком.

— Как Арина с Робертом?

— По скайпу с тобой поговорят только тихо.

— Ир, лучше не рискуй, пусть лучше, напишут мне письмо.

— Хорошо.

Дети заснули, муж спит у любовницы чему я рада, когда наколется становиться невменяемым. С его матерью проблемы Тамара Ивановна считает меня виноватой в том, что он ведет такой образ жизни.

— Он за человека меня никогда не считал — закурив, сказала я свекрови.

— Он дал тебе дорогу на сцену, неблагодарная тварь ты многим ему обязана. Знаешь, если бы ты его любила, он никогда бы не пристрастился к наркотикам.

— Я бы дала согласие на развод только он не дает.

— Ты можешь идти, но без детей.

— Я мать.

— Ты дешевая подстилка, а не мать.

Свекровь продолжала меня поласкать она замужем за авторитетом Сочи Щукиным Тимофеем Сергеевичем Щука весь город держит в страхе даже Москву. Это как же мне надо было вляпаться — куря на кухне, задаю я себе один и тот же вопрос.

— Живешь на готовом и нос воротишь, если бы не он так и прозябала бы в дешевых кабаках.

Свекровь била по больному потому что, выступая, в кабаках и в ресторанах я подрабатывала, в эскорт услугах моя мать за это меня чуть не убила.

— Не рыпайся, делай вид, что счастлива, в противном случае я такую статью о тебе закажу, что любой комитет по опеке и попечительству лишит, тебя родительских прав девочка моя деньги, рулят.

Зайдя в ванную, я достала таблетки. Тут же какая-то сила отшвырнула меня в сторону. Сквозь дымку, которая окутала, ванную я, услышала голос своей прабабки: «Не смей, скоро все твои беды, закончатся», вот книга черной и белой магии пока ты мыслями можешь навести ей порчу. Ну, вот приехали на фоне психологических стрессов теперь глюки замучили — чертыхнувшись, подумала я. Залез, в ванну я мысленно, пожелала его матери смерти за все ее унижения. Я подумать не могла, что его мать потеряет равновесие кубарем скатиться с лестницы и сломает себе шею.

— Тварь ведьма, что ты сделала с моей матерью? — боробаня в дверь орал Альберт.

— Твоя мама оступилась, такое, бывает. Альберт завтра гастроли.

— К черту гастроли у меня горе. Ты неблагодарная тварь была, права мать из шлюх порядочную, не сделаешь.

— Я сейчас выйду и мы все спокойно обсудим, не кричи, ты пугаешь детей.

— Ты права ни хочу выглядеть в глазах соседей деспотом.

Не успела, я выйти он избил меня, обвинив во всех смертных грехах.

— Вот возьми, чтобы завтра выглядела, хорошо на лице должна быть скорбь в противном случае, отправлю, в Москву без денег и без детей ты меня знаешь.

— Хорошо.

Набрав, номер Леры своего визажиста я, попросила ее приехать.

— Снова побои? — тихо спросила она.

— Да только прошу, держи язык за зубами.

— Я могила ты же меня знаешь.

Вспомнив о контракте, который я подписала, выходя замуж за Альберта, я тяжело вздохнула по контракту в случае развода дети остаются с отцом, а я в случае расторжения контракта о нашем сотрудничестве лишаюсь всего. Он козыряет тем, что у него больше возможностей он может дать деткам золотое будущее, нежели мои родители как он говорит «недоделанные шарлатаны». Тут же вспомнив, судьбу известной певицы Валерии я поежилась, похоже, у меня та же история только вот каков будет, конец, не знает пока никто.

— Ирэн, кофе будите? — хрипло спросила Софья Даниловна.

— Да, — кивнула я.

Она двуличная тварь в этом доме одни предатели потому я молчу, ни с кем, не разговариваю. С недавних пор я научилась считывать мысли людей, но пока я в этом доме ради своей безопасности и безопасности детей я похороню в себе на не определенное время раскрывшиеся способности.

— К вам пришли — сухо обратилась ко мне домработница.

— Бог мой это он тебя так?

— Да.

— Вот деньги за молчание.

— Спасибочко.

— Знаешь, никогда бы не хотела оказаться на твоем месте — нанося грим, сказала она.

— Как с детьми то?

— Ходят, в элитный сад с ними занимается гувернантка Клаудия Ивановна говорить о хозяине плохо я, не могу, они все им передают.

— До свадьбы таким же был?

— До свадьбы он был, любящим все, изменилось, когда во Франции я узнала о том, что у него психического характера проблемы и что он наркоман.

— Почему не ушла?

— Он обещал раскрыть всю правду обо мне в прессе.

— Понимаю. Ладно, я поехала.

— Давай.

Достав черное платье, я, тяжело, вздохнув его надела, ехать на похороны не было не сил ни желания. Стала, заложницей собственного счастья цена успеха оказалась слишком большой для меня я успешна, но какова цена я заплатила, за сцену сполна заплатила своей свободой.

— Ты что уснула? Нам пора — крикнул мне ели стоящий на ногах муж.

— Иду, — крикнула я.

Нацепив скорбную маску на лицо, я спустилась, виз дети, были уже внизу. Маскарад под названием похороны закончился, быстро муженек быстро, вырубился.

— Можешь забрать его — повернувшись к Жане, сказала я.

— Знаешь, я бы ушла от него, но он может обо мне такое рассказать моему сыну, что тот никогда меня не простит.

— У тебя сын? — поперхнувшись кофе, спросила я.

— Сын Альберта до встречи с ним я пела в ресторане «Звезда» причем не хуже чем ты.

— Он обещал тебе сделать из тебя известную певицу? — вздохнув, спросила я.

— Да. Он был, у меня первым в ресторане петь я стала благодаря связям моего дяди Быкова Игоря Анатольевича.

— Со скольких же ты поешь? — тебе же не больше восемнадцати.

— С пятнадцати лет моя мать с отцом погибли, из школы меня, выгнали из-за того, что я не плачу деньги, а тут дядя предложил работу.

— Мы соратницы, по несчастью. Выходя за него замуж я считала, себя самой счастливой на свете пока в медовом месяце он не запретил мне общение с близкими.

— А почему.

— Сказал, что ему стыдно, что у его жены не от мира сего родственники.

— Они у тебя кто?

— Психологи.

— Странно.

— Ничего странного я не вижу. Они предсказывают будущее.

— Теперь понимаю.

— У меня одна мечта когда-нибудь сбежать от него.

— Пока не время, но я нам помогу — тихо сказала девушка.

Как же я его ненавижу, мысленно рассуждала я, куря в лоджии.

— Ирэн ты, что оглохла нам пора, — услышала я злобный рык своего мужа.

— Иду.

— Быстрее.

Я была, любимым ребенком любой мой каприз тут же, выполнялся, несмотря на то, что мать старалась воспитывать меня в строгости. До пятнадцати лет я радовала, своих родителей прилежно, училась, а потом когда в доме начались скандалы я, смотря на своих сверстниц, захотела, вкусить вкус взрослой жизни, и пошло поехало. Из дома я первый раз сбежала, когда мне, было пятнадцать лет благодаря связям Рокотиной Ирины я, устроилась в казино «Вояж» петь и не только.

 

 

 

ГЛАВА 1ЧАСТЬ 1 ЧЕРЕДА СТРАДАНИЙ ПРЕДАТЕЛЬСТВ И СЛЕЗ.

Я была проституткой, за что теперь спустя годы, мне стыдно узнав, об этом мать посадила меня под домашний арест. Когда мне, было семнадцать лет отец, свел меня с молодым продюсером с Тарковским Леонидом Владимировичем. Он любил, меня сдувал, с меня пылинки родители нарадоваться не могли только вот мне, было, с ним скучно наш союз продержался два месяца. Все мужики, каких я бросала, до сих пор слыша мое имя, бьются в конвульсиях. Второй моей жертвой стал, начинающий продюсер Снежник Аркадий Иванович в постели он был, ни как зато связи имелись с ним я, была, пока его, не убили.

Я бы так и переходила от одного мужика к другому, если б не обедая в ресторане «Восход» вместе с Раисой не познакомилась с олигархом Тереховым Вадимом Васильевичем. Мне тогда, было восемнадцать лет он так красиво за мной, ухаживал, что я влюбилась, забыв о том, что такого рода люди любить, не могут. От него мне пришлось, спасаться бегством мне было, запрещено все, зализывая, раны я решила окончить консерваторию. Мать с отцом вздохнули с облегчением, когда я прекратила вести разгульный образ жизни. На меня повлияло то, что, став, известной вся правда обо мне, может здорово мне помещать. Учась в консерватории, мы с девчонками ходили, по клубам знакомились, с парнями в меня, влюблялись с первого взгляда с ними я, была какое-то время, потом искала следующего.

— Ты прям как неуловимая бабочка — сказал мне как-то мой последний воздыхатель музыкант группы «Птица» Рогозин Илья Валентинович.

— Я была, с тобой пока у меня к тебе были, чувства, понимаешь, я ищу человека, который бы пропихнул меня на сцену.

— Далась тебе эта сцена?! Ты красива, но не настолько чтобы.

— Вот видишь я с теми, кто в меня верит пойти я не обычная жизнь домохозяйки не для меня.

— Говорила мне мама, что ты развратная тварь.

Я была, ошеломлена, до него никто меня не оскорблял. Терпеть такое я не собиралась потому и указала ему на дверь. Решив, сделать себе передышку я попросила отца устроить меня в приличный ресторан.

— Хочешь подработать?

— Хочу. Рано или поздно я найду своего продюсера.

— Ирина, ты его найдешь, только себя потеряешь.

Тогда я жила, играючи мне, казалось, что мир у моих ног, но как же я ошибалась. Сестре помогала в свободное время с детьми, но мыслями была на сцене. Отец сдержал, свое слово, устроил меня в ресторан «Карамель» я там пела по вечерам. В моей жизни встречались мужчины так на ночь, но не больше родители все сетовали, на мой развратный образ жизни качали, головами сестра пыталась вразумить, но ничего у них не вышло, я находилась в поиске своего счастья под солнцем. Время шло, а долгожданный продюсер так и не появился. Чтобы не впасть в депрессию я решила устроиться в музыкальную школу учительницей.

— Ирина, это очень хорошая идея — тихо сказала как-то мама за ужином.

— Но мне только девятнадцать лет.

— Ничего у папы есть кое-какие связи.

Если б я знала, что мои родители заранее знают, что в этом году в январе месяце я познакомлюсь в ресторане «Карамель» с Шуйским, который сведет меня с ума, а потом растопчет, мою жизнь я бы что, не вышла за него замуж. Жизнь текла, размерено я работала, в школе по вечерам, пела в ресторане, радуя публику своими песнями на личном фронте было пусто, но я и не расстраивалась, уже нагулялась пора дать себе передышку — мысленно решила я для себя. В музыкальную школу «Живой звук» меня взяли благодаря моим вокальным данным голосу, которому я благодарна природе и умению виртуозно играть на фортепиано.

Несмотря на то что моя жизнь вроде бы как моя жизнь наладилась я все же не нашла себя свою нишу в этом мире я по-прежнему мечтаю об эстраде о славе об известности гастролях. Глупая если б я только знала, какую цену мне придется заплатить я бы, наверное, еще подумала, стоит ли сцена такой цены. Жизнь моя была, размеренная в школе детям, ставила, голос учила дочек жен олигархов играть на фортепиано. Муж сестры не плохой человек, но уж я точно никогда бы не вышла, замуж за простого психолога уж я бы точно, не вышла. Я поставила себе цель выйти замуж за олигарха дура мало шишек на мою голову, было это я, понимаю сейчас спустя год, а тогда была уверена, что мир крутиться только возле меня.

Я была вся в себе, родители как могли, пытались меня развлечь.

— Ира, так нельзя это попахивает, навязчивой идеей ну не выходит, пока у тебя пробиться на сцену, живи тем, что имеешь сейчас.

— Может ты и права — сдалась я.

Я решила, для себя так пока, буду ценить то, что имею, но и о мечте своей забывать не буду.

— Завтра день рождение у Вики.

— Спасибо что напомнила.

— Ирочка, у тебя еще все будет хорошо только.

— Что? Что ты не договариваешь?

— Твоя слава дорого тебе обойдется.

— Мам давай не будем, я все равно буду известной певицей.

— Ирина вот ты сейчас живешь, с сыном прокурора города Олегом Дунаевым, может, остановишься на нем?

— Мама, я с ним пока он мне интересен, пока не пытается сломать меня мою волю.

— А не боишься, что он узнает правду о тебе ведь люди не простые.

— Если любит мое прошлое проглотит.

— Слишком ты своенравна девочка моя.

— Ты права.

Помахав, матери рукой я поехала домой. А может она права и мне выйти замуж за Олега? — куря, дорогой домой спрашивала себя, я и не находила на это ответ. Все разрешилось само собой, когда Олега я застала в постели с дочкой армейского друга его отца Олесей.

— Ир, у нас же с тобой было несерьезно — одеваясь, сказал он.

Вот ты и получила по заслугам девочка моя — сказала себе я, собирая вещи. Да не только мне бросать мужиков теперь бросили меня. Мне, было больно за поломанную мечту ведь я уже готова, была остановиться на нем. Смахивая, слезы я поехала, домой дома меня встретили, голые стены спасибо отцу он, помог мне вместе с Соколовским Тимофеем Григорьевичем организовать студию в моей квартире. Он хороший продюсер группа «Лебедушка» нужна солистка в группе, не раздумывая, я набрала его номер, прекрасно зная, что придется с ним жить. Ради славы я была готова на все даже идти по головам других людей.

— Алло — сонно ответил Тимофей Григорьевич.

— Тим, это Ирэн ты еще не нашел солистку?

— Все-таки решила принять мое предложение?

— Решила. Не все же мне петь, в ресторанах да, учить детей вокалу.

— Ну, жениться на тебе я не обещаю, я женат у меня дети сама, понимаешь общий бизнес, а вот любовницей сделаю.

— Да ради бога главное зажги меня.

— Зажгу, можешь не сомневаться. Завтра в «Вояже» в 14:40.

Мать была против, как и, отец, но спорить со мной никто не стал, потому что знают, что ради поставленной цели я пойду на все. Сестра только нравоучениями достает, я понимаю, что она во благо только вот лучше бы не лезла. Все у нас в семье правильные кроме меня так уж судьба распорядилась ничего не поделаешь. Посмотрев в календарь, я вспомнила о дне рождении племянницы. Зная, ее магические, способности я купила ей хрустальный шар. Домой ехать не хотела, поехала к родителям.

— Ирина! Ты так неожиданно — плеснув, нам по бокалу вина, заметила мать.

— Да вот стены давят, альбом я уже записала, завтра, предложу Тиме.

— Ему тридцать пять лет, — мать покачала головой.

— Мама, он женат, я использую его в своих личных целях.

— Будет расплата — тихо сказала мне мать.

— Ой, мама во все эти штучки я не верю, ты меня знаешь.

— Не говори, гоп детка пока не перепрыгнешь, через два года ты резко изменишь, свое мнение на то будут причины.

— Ой, мам не грузи лучше расскажи как мои крестники.

— Илья перешел в пятый класс учиться, хорошо занимается дзюдо.

— А чем увлекается Вика?

— Психологией.

— Я, не удивлена, зная свою сестрицу.

— Ты просто невыносима.

— Ладно, мам я поеду сегодня у меня встреча с другом отца.

— Жаль, что для тебя он не только друг отца пока ты не перестанешь, использовать мужиков в своих личных целях счастья в жизни тебе не будет.

— Мама я не виновата, что они при виде меня тают и обо всем забывают, ведутся как телки на закланье.

— Знаешь, когда— то я была, такой же пока не поплатилась за свое своенравие эгоизм и самоуверенность сполна — налив себе еще вина сказала мать.

Все сейчас начнет философствовать, пора драть когти — подумала я, бросая окурок в хрустальную пепельницу. Мне только девятнадцать лет я молода и красива да я едва не погибла, пойдя по греховной дорожке, но всевышний указал мне светлый путь в конце туннеля, и я хочу жить на всю катушку хочу взять от жизни все пусть любой ценой. В ресторане «Вояж» играл живой оркестр и журчал фонтан. Завидев меня, кареглазый мужчина с длинными, волосами, завязанными в хвост, вышел мне на встречу.

— Ты великолепна.

— Ты тоже Алиса не догадывается?

— Что ты она думает, что ты учишься на медсестру.

— Тебе ее не жаль?

— Она тупая курица, если б не ее отец, который большая шишка в шоу-бизнесе я бы не минуты с ней не прожил.

— А дети?

— Жалко сына Игоря, а так…

— Может, перейдем к делу? — утомившись, спросила я.

— Да пожалуй ты прав.

— Вот мои записи.

Прослушав мой первый альбом «Осенний дождь» он сказал одно слово: «Это будет бомба». Вспоминая, себя напористую дерзкую я только сейчас поняла, что своими же руками заковала себя в золотую клетку. Тимофей не сажал меня под замок только потому, что у него какие-то терки с моим отцом, а так такой же собственник, как и все остальные богачи. Алиса по сей день, уверена, что я работаю медсестрой недалекая женщина привыкшая верить мужикам этакая серая мышка. Раскрутила, Тимофея на особняк он снял, мне особняк, нанял прислугу, так что я была в шоколаде. Подруги диву давались, как мне удалось его охмурить.

— Уметь надо, когда надо я сама невинность я же вам сказала, что любым способом буду знаменита.

— А сердце не екает, когда бросаешь человека в неподходящий для него момент?

— Нет потому что я ему ничего, не обещала, да и он мне тоже как говориться с Тимой я вместе пока у нас с ним контракт, а там у каждого своя дорога.

— То есть ты с ним пока не встретиться, на твоем пути более известный продюсер? — закурив, спросила Аня.

— Да и я это даже не скрываю, правда, при нем я сама невинность.

— Стерва ты все-таки, — вздохнула Аня.

— Девочки скоро премьера моего нового альбома «На заре я прижму тебя к сердцу», — закурив, сказала я.

— Ты самородок спору нет, но ты идешь по жизни, играючи заводя то один роман, то другой не боишься, что судьба тебя накажет? — закурив, вдруг спросила меня моя подруга детства экстрасенс Акулина Ульяна Ярославовна.

— Я иду по жизни наперекор судьбе.

Простившись с девушками, я махнула охране рукой. Вкусив, вкус известности я точно для себя решила найти продюсера моложе и более подкованного тогда я дура еще не знала, что своими же руками перекрываю себе кислород в прямом смысле этого слова. Тут если он зарывался, я могла припугнуть его отцом мой отец на Тиму, имеет какое-то отношение, а там.

Закурив я закрывшись в туалете вспомнила свою жизнь до встречи Шуйского и пожалела обо всем о том что променяла щедрого любовника на деспота наркомана с неуравновешенной психикой только из-за того что он раскрутил, сделал мне сольник.

— Через три месяца прилетит из Сочи мой двоюродный брат, который просто заинтригован нашумевшей певицей — сказал как-то мне Тима во время репетиции.

— А ты не боишься, что он уведет меня от тебя?

— Не боюсь, потому что ты достойна больше чем, петь, в группе ты доросла до сольной карьеры.

— Я пока не готова, сам посуди, по чесноку мы совместно, записали, только первый альбом только заявили о себе.

— А знаешь, ты права спешить, не стоит — подхватив, меня на руки, сказал он.

— Завтра у племянницы день рождение подыграешь мне?

— А тут подыгрывать не надо твой отец в курсе, что я твой спонсор.

— Ну, так что?

— Знаешь, я составлю тебе компанию.

— Открой дверь ты моя жена!!! — спустил меня в мир ада мой благоверный.

— Иду, не ори детей, напугаешь.

 

— Что твоя любовница тебя бросила? Ты мне противен.

— Когда то ты пела по— другому.

— Дурой была. Давай запишем альбом, и ты от меня отстанешь.

— Я буду тебя трахать, сколько захочу ты моя вещь без меня ты никто.

Я могла ему возразить, но тогда он снова меня изобьет, а я не могу позволить ему испортить мне лицо ведь лицо это моя визитная карточка. Каждый раз, когда он начинал похрапывать я, беря очередную порцию виски, шла в лоджию и погружалась в воспоминания. Чтобы не спиться я пела детям колыбельные или пр

Закрыв, глаза я вспомнила, себя на дне рождении Виктории вместе с Тимой было счастливое время, он ценил, меня как талант пусть в его глазах я, была « товаром» но он по-крайней мере берег свой товар не поднимал на него руку. Я начала ценить Тиму только тогда когда, обманувшись, пошла в пекло.

— Тебя ждет обманчивое счастье, и череда несчастий ты будешь, будто в оковах тебе будет, нечем дышать твоя душа, будет рваться на свободу — посмотрев, мне в глаза, сказала Алина сестра Вики.

Я тогда только посмеялась, а зря. Не даром в народе говорят « смеется тот, кто смеется последним». Господь наказал меня за мою своенравность, эгоистичность гордыню и не самокритичность.

— Слышь, ты хоть бы детьми занялась, они в упор не видят гувернантку, какая мать такие и дети — снова вернул меня в мир ада муж.

Я не знаю, где, были мои глаза, когда я подписывала контракт о том, что в случае развода дети останутся, с ним не иначе как на тот момент я, была чем-то одурманена.

— Уснула что ли? Ах, да и еще полетим на гастроли в Смоленск на три дня потом в Ригу на день.

— С новым альбомом «Я не твоя»?

— Да.

— Хоть на этом спасибо.

— Можешь съездить в Москву, но с Гариком.

Вздохнув, я согласилась. В машине я вспомнила, как провела, рождество вместе с Тимофеем он подарил мне бриллиантовое колье, которое досталось ему от матери.

— Знаешь, я даже жене только раз, подарил алмазную подвеску на свадьбу и все — сказал он мне тогда.

Муж красив, но своим деспотизмом он все испортил, мы, могли бы быть счастливыми, если бы у него не было психического расстройства тяги к наркотикам и уверенности в том, что баба не человек, а вещь, которую можно продать по любой цене.

— В тебе нет того азарта, который меня подкупил — ущипнув больно меня за грудь, сказал Альберт, нарушив тишину в машине.

— Ты сделал мне больно — поморщившись, сказала я.

— А мне на…ять.

Отвернувшись, я вспомнила, совместные праздники с Тимофеем вспомнила, как получила голос года. Я была с ним счастлива, если б не мое желание начать соло все было бы иначе— с горечью подумала я, доставая сигарету.

— Ты что сдурела? Голос твоя визитная карточка без него ты обычная б…ять которых целая Москва — вырвав у меня сигарету, крикнул муж.

Вздохнув, я, поняла, что возразить ему мне нечего, потому что биография моя не утешительная.

— Что нечего сказать? Думаешь, я не знаю, через скольких мужиков ты прошла, для того чтобы пробиться на сцену? Не знаю, что ты спала с моим братом.

— Хватит! — рявкнула я устав слушать нотации о морали от человека, который в сто, крат аморальнее меня.

Оказавшись в Москве, я вспомнила, Тиму как мы ходили, с ним в театр на мюзикл тогда он, подарил мне букет красных орхидей.

— Я буду, поздно не жди, меня — сухо обратился ко мне он.

— Где ты все витаешь, что так и не забыла моего братца?

— Знаешь, ты ему в подметки не годишься.

— Тварь — больно ударив, меня кулаком в нос, проскрежетал он.

Его не останавливают даже дети бедные дети, если б только я могла я бы давно от него сбежала — мысленно обратилась я к деткам. Взяв, мокрый платок я, запрокинув голову, назад набрала номер сестры.

Мне было, очень плохо я, была эмоционально выжата как лимон и в то же время я ни в коем случае не допущу, чтобы брат моего мужа узнал о плачевном моем состоянии для него я успешная певица, которая находится на пике популярности. Повзрослев пусть пережив такое, что не пожелаешь, пережить, даже врагу я поняла одно мужику ни в коем случае нельзя, показывать свою слабость, и даже свои слезы. На тот момент моей сестре, было двадцать три года она сама недавно пережившая развод едва, восстановилась, тем не менее, она помогла мне, как психолог и посоветовала, ни в коем случае не бежать от него очень скоро он, погибнет. Взяв, адресную книгу она вызвала на дом стилиста и визажиста.

— Теперь— то ты понимаешь, как мы с мамой были, правы, отговаривая тебя от сольной карьеры, мы сразу увидели, в нем черта, прости господи за такое высказывание, но это поистине так.

— Понимаю, но и показать Тимофею как мне плохо тоже не могу, он тоже может порадоваться моему провалу и потом у него жена, скорее всего он был даже рад.

— Она, узнав о том, что вы были любовниками, повесилась, к счастью Игорь уже до этого знал, что у его матери шизофрения.

— Я хочу с ним встретиться.

— Для чего?

— Для души. Думаешь легко жить с наркоманом деспотом собственником и извращенцем в одном лице — смахнув слезы, спросила я сестру.

— Прости сестренка мы с матерью как могли, пытались отговорить тебя от необдуманного шага, да только ты слушать ни кого не хотела слушать, тебе как в пятнадцать лет крышу снесло, так и пошло и поехало.

Нашу словесную перепалку прервал визажист, который искусно загримировал синяк.

— Бежать вам от него надо.

— Еще не время ей от него бежать вот смерть его настигнет только тогда.

Я непонимающе посмотрела, на подругу тогда я во все это не верила я, как и мой муж считала это шарлатанством и ни чем больше.

— Дети уснули. Ты к нему?

— Да. Я хочу почувствовать себя женщиной он у Мелены.

— У начинающей певички? — вздохнула я.

Подхватив, сумку я, выбежав из дома сестры, увидела Гарика. Выругавшись, естественно мысленно я поняла, ели хочу, чтобы ненавистный муженек нас обоих не прибил платить исправно этому мурзику бабло за молчание.

— Не знаю — пожала плечами я.

— Гарик, я буду платить, тебе десятку за молчание, идет? — выпуская, клубочки дыма ему в лицо спросила я.

— Идет. А ты не так проста, а то он понарассказывал мне тут, что ты как тень ходишь перед ним на цыпочках.

— Не дождется, доломать ему меня, не удастся.

— Скоро наркота разъест последние его мозги — закурив, заметил он.

— А ты что не ширишься?

— Нет. У меня на руках от передодозировки скончалась мать с сестрой.

— Понятно. С тобой все ясно.

Подъехав к особняку Тимофея, я попросила его ждать меня в машине.

— А если позвонит Альберт? — спросила Жана.

— Скажи ему, что маме стало, плохо я не смогла ее оставить.

— Хорошо только…

— Возьми.

Нажав, на кнопку я услышала: «Кто»?

— Ирэн, — сказала я.

— Проходи он в зимнем саде.

— Я рад тебя видеть, ты счастлива с ним?

— Я благодарна ему лишь в одном он протолкнул, мое соло на радиостанции, дал прорыв меня на сцену.

— Значит, он не изменился такой же больной на голову сукин сын я прав?

Черт бы его побрал, похоже, я плохая актриса либо визажист попалась мне так себе — подумала я.

— Я ни хочу об этом говорить как Елена?

— Ты имеешь в виду мою звездочку? Она радует меня своими успехами, но до тебя ей далеко.

Проводя с ним ночь, я поняла, как мы с ним стали, далеки я была для него « живой скрипкой» пришел момент, скрипка наскучила, он подтолкнул ее в море шоу-бизнеса с акулами и даже не позаботился, о том выплывет ли эта бедная «скрипка» или нет.

— Ты сама сделала, свой выбор сама, понимаешь назад дороги нет.

— Я это уже поняла правда с опозданием.

Слезы душили меня. Того, не желая, я впервые искренне впервые в жизни влюбилась и в кого в своего спонсора, для которого я была « товаром» который своим голосом приносил ему деньги. Тогда я была, разбита у меня не было не желания ни сил жаловаться матери на судьбу сама виновата. Я могла остаться в Москве, но без детей, потому что одурманенная своей рукой подписала брачный контракт, по которому в случае развода дети остаются с ним. Несмотря на ночь, я не хотела оставаться, один на один со своим горем поэтому, поехала к матери.

— Дочка что случилось? — протерев глаза, спросила мать.

Мама — простонала я, попытавшись уйти от ответа.

— Ирина, тебе ведь с ним плохо я права? — поставив чайник, сказала мать.

— Спрашиваешь? — махнула рукой я.

— А где дети? — проснувшись, спросила мать.

— Давно спят у них психоз, если ты не уйдешь, от мужа у них, начнутся проблемы с психикой.

— Я бы рада, но как?

— У него будет, чудовищная ломка благодаря магии ты его, добьешь.

— Хоть это и грех, но я буду рада — закурив, сказала я

— Теперь ты поняла, что «папики» не только бросают жизнь к ногам, но и превращают жизнь в ад?

— Мама не мучай меня мне и так тяжело. Думаешь, я не знаю, что своими же руками заковала, себя в цепи посадила на цепочку в золотой клетке? Встретив, богатого спонсора я была какое-то время с ним счастлива, хотя тоже понимала, что наш союз с ним недолговечен.

От воспоминаний не осталось, ничего все было, хорошо пока из Сочи не прилетел Альберт, и я не сошла с ума от его раскосых зеленых глаз.

После медового месяца я поняла, как была не права, но на карте была, моя репутация я, не хотела, чтобы обо мне писали в газетах о моих подвигах.

— Твой брак принес тебе только страдания и все твои мужики счастливой тебя не сделали.

— Мам с Тимой я была счастлива пусть он, и видел во мне «ходовой товар» была с ним счастлива.

— Ирочка, в данный момент ты должна набраться терпения в тебе ведь уже проснулся дар предвидения? Ты считываешь его мысли ведь так?

— Знаешь да. Зря я год назад смеялась.

— А я знала, что, пережив, стрессовую ситуацию в тебе, проснется дар.

— Теперь я это понимаю и жалею, что не послушала вас.

— Где она? — ворвавшись в квартиру ели, стоя на ногах, спросил Альберт.

— Не ори ты, напугаешь детей — наведя на моего мужа руку, осек его отец.

На мое удивление он обмяк, стал спокойным. По его глазам я поняла, что он хочет ширануться.

— Езжай на нашу квартиру ровно в двенадцать я буду там, а дети останутся в Москве до нашего возвращения.

— Хорошо.

Посмотрев, на отца с благодарностью я дала, себе слово добить мужа, не давая, ему наркотики теперь я могу с помощью мыслей выводить его строя. Познав, с мужиками разочарование страдания и слезы я разуверилась, в любви я вообще, сомневаюсь, что она есть. Когда за ним закрылась, дверь я с облегчением, вздохнула. В свои двадцать два года я чувствую себя зрелой женщиной, у которой за плечами целая жизнь.

— Завтра гастроли? Твоя сестра купила твой альбом, знаешь, ты популярна и.

— Что?

— Через пять лет ты встретишь, свою судьбу он будет, связан с шоу-бизнесом очень долго ты будешь противиться судьбе, но желание петь возьмет верх.

— Это будет Дубровский Лев Александрович — тихо сказала вдруг я.

— Вот видишь, ты ведунья долго, боялась себе в этом признаться.

— Просто с детства я была убеждена, что хватит в нашей семье психологов.

— И зря.

— Теперь я это понимаю, против судьбы, не пойдешь.

— Мама он уехал? — спросил меня трехлетний малыш.

— Да. Спи завтра мама с папой уезжают, на гастроли вы, будите с тетей Таней.

— Хорошо.

— Они его боятся?

— Стараются не раздражать.

— Бедные дети.

— Очень скоро все закончится.

— Ира, оно стоит того?

— Без сцены я зачахну.

Заснув под утро, я проснулась от телефонного звонка мужа.

— Твои магические штучки на меня не действуют, учти, ты больше, не увидишь своих пришибленных родителей.

Милый ты ошибаешься, очень скоро ты, будешь корчиться от боли, не зная причины — подумала я.

— Я уже приехал детей отвезу, на квартиру с ними будет Клаудия Васильевна и точка.

— Ошибаешься. Хватит, я не, позволю распоряжаться своими детьми.

— Сука! Где были мои мозги, когда я на тебе женился?! Все твой голос без него ты пустое место.

Мое терпение уже на исходе я с трудом терплю этого человека, в которого влюбилась, бесповоротно и который, растоптал мою любовь своими выходками. Я с ним, потому что благодаря нему разъезжаю по турне с гастролями. Для прессы мы идеальная семья «желтая пресса» молчит, Гностику Тиграну Вячеславовичу мы, платим за молчание. Всю дорогу до Смоленска я думала о себе, о том, что моя жизнь немного началась, не так я сейчас жалею о том, что спала с мужиками, для того чтобы они пропихивали меня на эстраду, но, а с другой стороны как быть, если твои родители всего лишь психологи.

— Мы приехали концерт у нас в 20:00 часов будь готова — повернувшись ко мне, сказал Альберт.

В Смоленске мы остановились в гостинице «Белые росы». В 17:40 у меня была, репетиция мы с Альбертом, прорепетировали наш альбом. Он хороший продюсер, но как человек он гнилой и то хорош до тех пор, пока нет ломки. Было время, когда мне хотелось о нем заботиться.

Но после его отношения ко мне и к моей семье желание отпало у нас с ним чисто деловые отношения я никогда, не прошу, ему шантаж детьми скоро он поплатиться за это своим здоровьем и жизнью жаль, Жану она тоже больна у нее СПИД.

Я рада, что он ко мне больше не прикасается, как только у него появляется, такое желание я с помощью открывшихся во мне способностей, вырубаю его на полчаса не меньше.

— Принеси, шприц, прошу — поморщившись, попросил он.

Было, желание добить его с помощью магии только пока не время я, хочу отработать свой контракт, который продлится еще год и то если он будет дееспособным. Вколов, ему дозу я, закурив, отошла к окну.

— У тебя СПИД ты в курсе?

— У меня еще гепатит Жана в курсе ребенка сдала в детдом, слава богу, он здоров.

Радуешься? — сплюнув, спросил он.

— Нет, не радуюсь, мне тебя просто жаль. Приведи, лучше себя в порядок, будет пресса.

— Порядочную строишь!? Ну, ну сама с шестнадцати лет давала денежным мужикам. Я не удивлюсь, если вся твоя подноготная всплывет, тогда ты, не отмоешься.

Пропустив его колкости, мимо ушей я ушла к себе в комнату. Через час ко мне приехала гримерша.

— Ваш муж сторонится, вас что-то вы на влюбленную чету не похожи.

— Вот тебе за молчание — положив перед ней тридцатку, сказала я.

— Все я могила. Ирочка вы самородок.

«Какие же вы двуличные» — подумала я, подумав о том, что не будешь двуличной тварью в шоу — бизнесе тебя заклюют, и выплюнут опомниться, не успеешь.

Я вся в Рысевых в своих родственников они тоже все пробивные. Конечно, плохо добиваться своего через головы других, но как быть, если без этого останешься в проигрыше. Услышав, звук подъехавшего лимузина я, пошла в зал за Альбертом. Он был, ни, какой я была, в ярости мне снова придется ехать без него, сославшись на вирус.

— Ты снова одна? — закурив, спросил меня звука режиссер Тумаев Станислав Игоревич.

— Это не твое дело, — грязно выругавшись, прошипела я.

— Ну— ну. Далеко пойдешь, даже если некое время будет, перерыв тебя быстро, приберет к рукам человек с нашумевшим именем.

— Не смеши меня известнее, чем Шуйский я не представляю.

— Есть, у него была, жена певица Дубровская Виктория Игоревна настоящее ее имя Валентина год назад разбилась, в аварии, была под кайфом детей, не было, но Лев очень ее любил пока отошел от дел, но музыку пишет, живет в Саратове.

— Ну и почему ты думаешь, что он раскрутит меня?

— Потому что тоже наделен теме же способностями что и ты мы не можем познавать женщин, потому что мы ведьмаки мой учитель из гор Алтая ведет меня и знает о моих передвижениях.

— Не думала, что обычный звука режиссер может быть и провидцем.

— Такими способностями наделил меня господь.

— Об этом не должна знать ни одна душа в нашей тусовке, потому что они служат секте сатаны — закурив, сказала я.

— Я знаю. Тебе мучится с ним еще год от силы добить придется тебе его с помощью магии он попытается тебя убить у него будет помутнее рассудка.

— Что-то такое я уже в своем ближайшем будущем уже видела в зеркале.

— Ты заглянула, в свое будущее раньше ты, не могла, потому что бежала сама от себя.

— Хорошо, что нас с тобой никто не слышат, а то решили что мы чокнутые.

— И хорошо, что водитель в наушниках.

В зале был аншлаг, когда я вышла на сцену. Концерт длился три часа. Три часа я пела, в живую я, не мыслю фонограмму я только за живой звук. Меня просто засыпали розами и лилиями. В 22:30 я обессиленная закурила в гримерной завтра концерт во «Дворце культуры» сегодня я пела «Концертном зале филармонии».

— Устала?

— Есть немного, — вздохнула я.

— Концерт прошел на ура. Я не сомневался, в тебе жаль, что Шуйский не ценит, тебя голос мог пропасть из-за стресса.

— Я берегу его и стараюсь не реагировать на его выходки, потому что знаю, что голос это моя визитная карточка голос и лицо для меня все.

В половине второго я была дома. Муж спал, в обнимку с тремя проститутками, живет в свое удовольствие, заражая, всех и вся хоть они и проститутки, но тоже люди. Если так пойдет, и, дальше мы будем отменять концерты я дальше не смогу выезжать на концерты без продюсера, без его подписи в контракте с директором филармонии «Сокол». Я была разбита, чтобы остаться на плаву нам со Стасом приходится подделывать его подписи, во всех документах говоря о том, что он болен. Вечером позвонила, сестра, сказала, что ее дочки без ума от моего творчества.

— Я рада. Как они?

— Передают тете Ире привет.

— А ты как?

— Вся в работе.

— Я не удивлена, знаешь, я тоже вся в работе ночью вот, записала новую песню «Птица в клетке».

— Да.

— Ты написала песню о себе, только благодаря музыке ты еще жива.

— Я знаю. Тань, но и без музыки я бы не жила, а существовала.

Ночью пошел сильный снег, мне не спалось. Заснуть удалось, под утро проспала, почти весь день разбудил муж, требуя денег.

— Они у Даниила нашего бухгалтера он в номере могу сходить.

— Сходи, поделим поровну.

Я, горько усмехнувшись, пошла в номер. Поровну это большую часть денег себе на оргии и пьянки, а гроши мне. Даниил делал себе укол, когда я зашла.

— За бабками пришла?

— Твой дружок послал.

— Они в комоде.

— Дай, сам я, не привыкла рыскать по чужим вещам.

— Ты красивая козочка жаль, что ты не колешься, а то составила бы нам хорошую компанию.

— Увольте, уж как-нибудь проживу без наркотиков — покачав головой, возразила я.

— Как знаешь, — сплюнув, протянул толстяк.

Получив, тридцать тысяч долларов муж, заулыбался, а мне дал только пятнашку. Я была в негодовании, но засунула, язык в задницу буду, возникать останусь на улице с голой задницей и без детей.

— Завтра, концерт не забыла? — сплюнув, спросил муж.

— Не забыла, потом у нас с тобой еще Сочи, Саратов и Москва.

— Это хорошо потом год можно не выступать.

Я была, в шоке от услышанного господи за год я, сойду с ума, что ж буду писать музыку больше времени проводить с детьми. Включив, ноутбук я, включив скайп начала общение с детьми.

— Мама, бабушка освободила нас от старой ведьмы теперь у нас другая гувернантка Лидия Сергеевна — сказала мне пятилетняя дочь.

— Я рада за вас.

— Как ты там держишься?

— Держусь.

— Ирочка, его убьет, Дунаев Даниил Васильевич из-за денег захочет власти и денег, ты станешь невольной свидетельницей убийства.

— Я это знаю.

Сон ни как не шел, я, думала о том, что меня надолго не хватит, порой, хочется всадить нож в него

— Дай прослушать — обратился ко мне муженек в грубой форме.

Я даже бровью не повела для меня он никто, если только его связи в шоу бизнесе и только. Если б у меня на примете был еще другой продюсер я, не моргнув глазом, перешла бы к нему, а так. Тут меня осенило, в Саратове находится в глубокой депрессии мое « спасение» я, недолго думая набрала номер сестры.

— Танечка выручай в Саратове находиться…

— Находится, твоя судьба я как раз завтра туда лечу там, будет, конференция помощь нуждающимся в психологической помощи я точно, знаю, что он там будет.

— Спасибо тебе.

— Как гастроли?

— Все на нас со звука режиссером он проматывает наши деньги.

— Главное то, что всю недвижимость он записал на детей, так что в случае его смерти все перейдет им, а до их совершеннолетия по закону будешь ты, кстати, ваш брачный контракт туфта.

— Я только сейчас это поняла, но без музыки я умру.

— Хозяин барин до встречи сестренка.

Отключившись, я вздохнула, если бы не моя тяга к сцене я, не раздумывая, помахала ему ручкой, хотя как за ним криминал меня бы убили, а детей отправили за рубеж. Моя сестра как всегда не все мне говорит, позабыв о том, что во мне тоже проснулся дар предвидения будущего.

Заснув под утро, я проснулась от скандала за стенкой. Загляну, я увидела дерущегося мужа с Даниилом.

— Что здесь происходит?

— Он требует половину, гонорара за концерт я и так отдал ему почти все.

— Ты не получишь и цента.

— Я все равно получу свое — хлопнув дверью, крикнул наш директор.

— Дай мне шприц, — заорал муж.

— Да вот возьми хоть заколись.

— Со мной ради сцены, какая же ты сука.

— Милый ты не лучше меня и сам прекрасно это знаешь.

Налив себе бокал вина я вышла из гостиной находиться, с ним в одной комнате я, не могу. Господи как же я была, слепа когда-то я, польстилась на его красоту и связи, а сейчас от него осталась только тень он угасает, прям на глазах. Достав, телефон я, набрала мать.

— Мама как же ты была права, а я вела, себя как… я тяжело, вздохнула.

— Я рада, что ты поняла это хоть и с опозданием, тем не менее, ты еще немало дров наломаешь.

— Мама ну ты как всегда утешила — простонала я, мысленно представив, что я еще, натворю.

— Дети по тебе очень соскучились, кстати Арина, ходит в музыкальную школу.

— Ты отдала?

— Да.

— Мама я бы не хотела для нее такой же участи как у меня, но ведь она упрямая.

— Ир, ты сама виновата, этим продюсером ты могла вертеть и крутить, не обязательно было давать согласие на брак.

— Я поняла, это когда он, показал свое истинное «я».

Сделав, себе расслабляющую ванну из мяты и лепестков роз я, погрузилась в воду.

Оглядываясь, назад я, поняла что, ведя безоброчный образ жизни, подставила всего лишь имя своих родителей, да и подмочила, свою репутацию всем рты деньгами, не закроешь. Заснув, под утро около одиннадцати часов, проснулась от стука в дверь.

— Кто?

— Я, массажистка пришла — сухо ответил Альберт.

— Скажи, чтобы заходила.

— Не могли уснуть? — делая мне, массаж спросила Дарьина.

— Да.

После массажа во мне появились силы прорепетировать наш репертуар.

— Раиса Григорьевна, если ко мне придет, стилист скажите, ей чтобы подождала.

— Хорошо.

Взяв, мобильный телефон я, набрала номер Стаса.

— Стас, я хочу отрепетировать программу.

— Я буду через двадцать минут.

— Лучше поторопись у меня через час будет стилист с визажистом.

— Хорошо.

— Стас, как и обещал, был через пятнадцать минут.

— Он что в отключке?

— В последнее время без шприца ни разу не видела.

— И делиться ни с кем не собирается, нажил врагов себе кругом.

— А что я могу? Я зависящая от него сбегу, он меня найдет и в бетон закатает, у него богатое криминальное прошлое оказывается, Жана не так проста, как мне показалась в начале — закурив, заметила я.

— В тихом омуте черти тоже водятся — почесав в затылке, сказал Стас.

— Ирэн, стилист с визажистом приехали.

— Принеси им кофе с коньяком.

— Что педики?

— Стас. Ну, куда же без них в шоу-бизнесе.

Борис искусно нанес мне грим и сделал прическу, распустил, волосы по плечам, сделал волосы локонами, а визажист искусно нанес грим.

— Матвей спасибо.

— Вы всегда можете, на нас, положится вы самородок.

— Спасибо.

Достав, сумочку я дала им по двадцатке за молчание. В шоу-бизнесе и не без того судачат о нашем союзе ведь мы вообще не появляемся вместе появляется только Альберт с разыми спутницами.

У меня был порыв сказать, что у нас с ним все уговорено, но боюсь, что тогда он снова сломает мне нос и мне придется делать очередную пластическую операцию. Если бы я только знала, чего будет, мне стоить эстрада я, подумала надо ли мне это вообще.

— Куда теперь? — положив, мне руки на талию, спросил Стас.

— В Саратов. Убери, руки я, не шучу.

— Что только денежные мешки для тебя желанны? — усмехнувшись, спросил Стас.

— Дело не в этом я просто больше ни хочу одноразовых отношений я хочу найти стоящего человека, а не жалкое подобие мужика.

— Ты меня, что ли имела в виду?

— Не тебя, а Альберту подобных для меня ты просто друг.

— Спасибо хоть на этом.

Развернувшись, он ушел, а я задумалась о своей судьбе. Всю дорогу моросил дождь, Альберт остался, в Смоленске был не в состоянии даже, встать.

Стасу удалось, искусно выдать себя за него благодаря гриму все, поверили, что это он и есть.

Зал был, забит среди зрителей я, увидела высокого зеленоглазого брюнета лет, тридцати пяти, который в конце, концерта подарив, мне, букет красных роз передал записку, в которой было написано: «Ты красивый цветок, но не постоянна как ветер».

Тогда я и помыслить не могла, что на моем концерте был московский продюсер Дубровский Лев Александрович. Хотя слукавила, в будущем я, увидела себя рядом с ним.

— О чем задумалась? — обняв, меня за плечи, спросил Стас.

— О том, что в зале был мужчина.

— Это был Дубровский твой будущий муж кстати.

— Стас, я… не надо я не хочу.

— Иди ко мне. Ирочка ты его все равно никогда не любила, а для него ты всего лишь деньги за женщину он тебя никогда не считал так вещь.

Секс был, горячим я впервые за год, почувствовала себя женщиной. Мне было так хорошо еще только с Тимой. Возвращаться в Смоленск за вещами не было ни сил, ни желания спасибо Стасу он согласился, поехать, со мной будто предчувствуя беду. Я тоже чувствовала, что что-то случилось, только вот что, не знала. В Смоленске мы были около часу ночи. Номер был, весь в крови сейф, был пуст, а Альберт лежал в луже крови.

— Я вызываю, ментов и скорую помощь, держись.

— Держусь.

Менты особо долго меня не допрашивали после того как я назвала им имя подозревавшего. Вскоре они уехали. Собрав, вещи я собралась в Москву.

Благодаря связям Стаса в Москве мы были, уже утром мать с отцом, ждали в аэропорту.

— Детям сказали?

— Мы сказали, что у него случился сердечный приступ.

— Правильно.

— Дочка хоть это и грешно так говорить, но он хоть тебя освободил.

— И то, правда, — кивнула я.

— Ничего серьезного.

— Ирина — закатив глаза, простонала мать, когда же ты остепенишься.

— Сама не знаю ответ на столь серьезный вопрос.

На похоронах ко мне подошел тот же мужчина, который подарил мне розы после концерта.

— Вы? — поперхнувшись шампанским, спросила я.

— Я.

— Может, познакомился?

— Вы большой оригинал раз решили познакомиться на похоронах.

— Он был моим сводным братом. Ну, так что?

— Я, Шуйская Ирина Сергеевна.

— А я Дубровский Лев Александрович слышал, что держал вас детьми.

— О покойных плохо не говорят, но это так.

— Ирина, давайте завтра встретимся в ресторане «Аргентина» в 16:45.

— Хорошо.

Я впервые в жизни влюбилась, играть роль безутешной вдовы я больше, не могу, да и к чему все эти притворства.

 

 

ГЛАВА 2

— Ирина, у нас плохие новости.

— Что случилось?

— Шуйский состояние детей прокурил и пустил на зелье.

Я так и села.

— Лев даст фамилию твоим детям, но, а тебе придется, стать ему верной женой я думаю, что с любовниками будет покончено?

— Будет, покончено я уже вдоволь, нагулялась только, как бы ни всплыло мое бурное прошлое.

— Ир, если любит то простит.

— Мам, я останусь у тебя.

— Что боишься спать одна?

— Я не привыкла спать одна.

— Ир, он тебе не Шуйский измен не потерпит.

— Я это поняла по его глазам мама потому я и пропала еще там, в филармонии Саратова.

— Я очень рада, если это так.

— Мамочка, он хороший перебивая, друг друга, сказали дети.

— Я знаю. Детки я обещаю вам он совсем другой человек не такой как ваш покойный папа.

Погасив, свет я, прошла в свою комнату. Да Ира с любовниками придется завязать иначе птицу счастья не поймать — проговорила я вслух. Утром меня разбудил телефон.

— Алло — сонно ответила я.

— Привет спишь что ли? — спросил меня Стас.

— Стас, что ты хотел?

— Убедиться, что с тобой все в порядке, что наметилась на Дубровского, а ты в курсе, что за ним охотится дочь олигарха нефтяника Жуковского Артемида Всеволодовича Жуковская Анджелика Всеволодовна?

— А мне что? Он все равно будет моим.

— Я люблю тебя.

— Стас, я тебе кажется, ничего не обещала ты хороший друг, но не более того кроме секса ты ничего дать мне не можешь.

— Меркантильная сука, а ты не боишься, что правда всплывет наружу?

Чертыхнувшись, я бросила трубку. Я устала, от угроз и шантажа я решила пустить, все на самотек я устала скрываться и дрожать как осиновый лист, боясь того, что мое бурное прошлое меня настигнет.

— Угрожал? Ир, правда тебя настигнет, более того ты, попадешь в аварию, которую подстроит бывшая невеста, твоего будущего мужа Анджелика ему будет трудно, но он тебя простит — прикрыв глаза, сказала мне мать.

— Мам, спасибо утешила. Я вижу, что я буду прикована к постели.

— Он будет заново учить тебя не только ходить, но и петь из-за стресса у тебя временно пропадет голос, но потом с помощью упражнений ты его восстановишь.

Взглянув на часы, я стала собираться на встречу с Дубровским. Достав, черное платье я его, надела попросила мать застегнуть замок сзади волосы связала в хвост надела черную шубку со шляпой.

— Удачи.

— Спасибо.

Взяв свои записи, которые я успела сбросить на флешку я вышла из дома. Подморозило, однако — поежившись, подумала я, садясь в красную ауди. Подъехав к ресторану «Аргентина» я улыбнулась народу ни кого я устала от шумихи вокруг себя. В этом ресторане очень уютно здесь есть играющий фонтан японская кухня и богатый ассортимент дорогих вин и шампанского. Льва я узнала сразу по черному костюму и шикарным волосам.

— Я не опоздала? — тихо спросила я, подойдя к нему сзади.

— Нет, я только что сам подъехал.

— Что будите заказывать?

— Морепродукты и шампанское.

— Хороший вкус у тебя, — закурив, заметил Дубровский.

— Лев, вот записи которые я сбросила на флешку в Сочи.

— Предусмотрительно. Я обязательно их прослушаю — кивнул он, вставляя флешку в ноутбук.

Как только по залу разнеся мой голос, ресторан заполнился, людьми до отказа яблоку негде было упасть.

— Ир, у меня к тебе предложение. Сейчас подъедут мои юристы, я хочу составить договор я ищу певицу, которая бы смогла петь романсы диско и так далее, но до тебя поиски были безутешны ты единственная кто поет в живую.

— Я согласна, только… я вздохнула.

— Спать со мной не надо, если ты об этом. Не все сразу, не так ли?

— Да.

Через час мы подписали контракт завтра, будет записывать альбом «Улетай мечта». В этот альбом будут и мои песни, которые как сказал, Дубровский, сочетаются с него песнями.

— Как дети? — спросил, Лев просматривая меню.

— С ними работал психолог мало того, что он пугал их так еще и оставил без гроша.

— Они ни в чем не будут нуждаться. Они мои племянники.

— Спасибо. Вы как принц из сказки только в сказки я не верю с детства.

— Вот это и плохо. До завтра.

Встав, я, не оглядываясь, вышла из ресторана. Он не тот мужчина, с которым можно лечь в койку в первый же день в моих интересах сделать так чтобы он поверил, что я не дешевая подстилка. Вечером Лев приехал к нам домой с тортом и мандаринами для детей их принес охранник Льва Стас.

— Ты?

— Пришлось, освоить другую профессию с музыкой я завязал.

— Если ты думаешь что я…

— Брось я портить тебе жизнь не стану, я за тебя спокоен с ним ты, не пропадешь.

Увидев, поднимающего Льва мы, сделали вид, что друг друга не знаем.

— Дядя Лев приехал.

— Мама они его знают?

— Он бывал у вас, но ты была, в комнате избитая, вспомни.

— Ни хочу я тогда не жила.

— Прости милая.

— Господи ей только двадцать три года через что же ей пришлось, пройти неужто из-за желания петь она все, это терпела?

— Да.

Вся в мою покойную жену тот же напор скажите ей, что я позвоню, — услышала я.

Всю ночь мела метель я спала как убитая, раскинув руки. Ночью мне приснилась прабабка, которая сухим голосом сказала мне: «Он твоя судьба береги его как синицу ока».

— Мам его мать случайно не оперная прима?

— Да.

— У нее очень хорошо получаются романсы.

— Да у Дубровской все хорошо ты просто раньше была зациклена на одной попсе.

— Я уже взрослею.

— Пора бы уж.

— Любишь ты мама ложку дегтя подложить — покачав головой, сказала я.

— Самокритичной надо быть милая моя — стояла на своем мать.

— Я ею уже стала, встреча с Дубровским перевернула мою жизнь.

— Мы с отцом этому очень рады.

— Мам, я поеду домой там у меня студия.

— Хорошо.

В дверях я столкнулась, с сестрой став, старше она стала еще красивее.

— Ирина! Привет вот так встреча как ты?

— Я заново родилась, ведь я, встретила своего будущего мужа.

— Я рада за тебя. Данька развелся, после того как случился несчастный случай с их сыном, потому что в смерти мальчика виновата Лариса, да и у Игоря не все гладко тоже разводится.

— Понятно.

— А как дела семейные у тебя?

— Знаешь хорошо.

— Я рада.

— Мам, а мы сюда еще приедем?

— Конечно сладкие мои — потрепав, внуков по голове, пообещала мама.

— Ирина, дома тебя ждет Сущева Алевтина Григорьевна домработница.

— Ой, мама спасибо, а то дети привыкли к здоровой пище, а готовить я, увы, не умею.

— Вот мы и подсуетились.

— Спасибо вам с отцом огромное.

В машине дети заснули. Поставив машину на стоянку, я зашла в лифт.

— Ирэн это вы? — услышала я знакомый голос пожилой женщины.

— Я.

Присмотревшись, к холеной брюнетке в серебристой шубке в меховой шляпке я поняла, что говорю с примой оперы.

— Вы…

— Я Дубровская Владислава Ярославовна, а вы будущая жена моего сына?

— Знаете пока он мой продюсер, и я… не знала что говорить.

— Вы так неожиданно, что я. Вы проходите — пропуская, гостью в трехкомнатную квартиру сказала я.

— Чаю?

— Да.

— Ира, в моем роду были, ведуньи прости, но видимо тебе, на роду написано жить в семье людей владеющими теме же способностями что и у тебя. Я знаю о твоем бурном будущем сама не святая, чтобы петь романсы прошла так же через огонь и воду и медные трубы, слава богу, что ты не нюхаешь травку как моя покойная невестка, что только он не перепробовал бесполезно.

— Я ни хочу торопиться.

— Понимаю. Жаль, что ты не встретила его раньше.

— До встречи — прощаясь, сказала мать Льва.

Приняв, душ и уложив, детей спать я, прошла в студию, где репетировала до двух часов ночи. Мне повезло, что у меня непроницаемые стены, а то соседи вызвали полицию. Заснув под утро, я с трудом проснулась. Около десяти позвонил Лев.

— Доброе утро я поднимусь?

— Хорошо — зевнув, ответила я.

Я не рассчитывала на то, что наши отношения из деловых плавно перейдут в любовные. Надев, голубой халат я, связала волосы в хвост.

— Алевтина Григорьевна, сварите две порции кофе с коньяком.

— Хорошо, Ирина Сергеевна.

Лев принес низкокалорийный торт и бутылку шампанского.

— Доброе утро вижу, не выспалась.

— Завтра концерт отрепетировала программу.

— Ир, вчера у тебя была моя мама, точнее она была у своей приятельницы ну и познакомилась с тобой.

— Она милая женщина.

— Да жаль, только что отец, сгорел от СПИДа.

— Ну, что выпьем за завтрашний успех?

— Давай.

— Послезавтра у меня день рождение.

— Ты козерог?

— Да.

— А я дева — улыбнувшись, сказала я.

Он явно за мной ухаживает — промелькнуло у меня в голове. Он перещеголял самого Шуйского, во-первых, он делает, это не наиграно как делал это Альберт и, во-вторых, он смотрит на меня не только как на «музыкальный инструмент» приносящий деньги, но и как на женщину.

— Давай сегодня просто отдохнем.

— Мы уже на ты?

— Ир, а чего тянуть? Нас же тянет друг к другу.

— Это так, но я ни хочу торопиться.

— Хорошо я не буду тебя торопить, и ты в прочем права тебе хочется укрепить свои позиции в шоу-бизнесе.

— Это так.

— Хорошо.

В парке было, многолюдно я и подумать, не могла, что за моей персоной следит пресса потому утром следующего дня в журнале «Караване историй» прочитав: « Известная певица Шуйская Ирина Сергеевна недолго печалилась, теперь ее жертвой стал сам Дубровский Лев Александрович, а ведь по нему сохнет, краса России 2011 я, была, удивлена позабыв о том, что жизнь артистов у репортеров как на ладони.

— Ирина Сергеевна вас к телефону Дубровский — постучав в дверь, сказала домработница.

— Спасибо.

— Алло.

— Ты читала газету? — усмехнувшись, спросил меня Лев.

— Да.

— Это рук дела моей бывшей пассии Анжела ни как не может понять, как я мог ее бросить ведь она дочь олигарха только я не могу жить с женщиной, которая вся пропитана наркотой и алкоголем.

«Во время детка ты сказала себе стоп» — мысленно подумала я про себя.

— Сегодня, мой выход страшновато, — сказала я.

— Все, будет хорошо не переживай я с тобой.

— Спасибо, — буркнула я.

Отключившись, я пошла в душ. В 13:40 ко мне приехал стилист, который искусно сделал мне и прическу и грим. В 14:00 часа за мной заехал Лев, и мы поехали в ресторан.

— Я пить не буду у нас концерт.

— А сок?

— Пожалуй, — улыбнулась я.

Мы смеялись, говорили ни о чем пока в кафе «ТЭКи» не ворвалась вульгарная рыжеволосая бестия.

— Вот значит, на кого он меня променял, а ведь ты не лучше скольким мужикам ты дала, чтобы пробиться, на эстраду мой дядя то же был под тобой, что, не так что ли?

— Анжджела что ты такое несешь? Мы с тобой слишком разные чтобы быть вместе твой отец меня понял откат я плачу ему исправно терок между нами нет и быть не может.

— Ничего очень скоро ты пожалеешь, что женился на ангеле, который на деле б…ять.

Я порадовалась тому, что он не читает, мысли как его мать иначе все бы пропало.

— Нам пора что-то мы с тобой засиделись.

— Ты прав сказала я, взглянув на часы, — подымаясь из-за стола.

— Ир, ни обращай, на нее внимание многие, имеют на меня виды.

— Ты прав.

Во Дворце культуры «Орленок» собралась, вся Москва аншлаг, был, полным в первом ряду я, увидела Соколовского с брюнеткой в голубом платье. Я пела три часа. Мне подарили, очень много цветов я была счастлива.

— Вот так встреча неплохо устроилась — положив, мне руки на талию, услышала я хриплый голос Тима.

— Руки убрал я уже не та, что раньше.

— Проблемы? — подскочив ко мне, спросили мальчики бульдожьего вида.

— Тимофей, здравствуй, давно тебя, не видел как твоя модель?

— Хорошо. А ты давно с ней?

— Полгода, а вы что знакомы?

— Была, солисткой в моей группе на одном из концертов ее заприметил твой братец, и у них закрутилось.

— Лучше бы не закручивалось нам пора.

— Ты ее совсем не знаешь — обронил Тим нам вслед.

— О чем он? — нахмурившись, спросил Лев.

— Не знаю беситься потому, что я предпочла петь сольно.

— Он собственник по натуре не бери в голову.

Эту ночь мы провели вместе.

— Ир, я хочу, чтобы вы жили, со мной я не тороплю, тебя просто я люблю тебя, и я хочу, чтобы у детей была семья.

— Хорошо только.

— Что?

— Я хочу, чтобы у нас была моя домработница.

— Она как нельзя, кстати, Антонину Петровну пришлось, уволить и посадить она укрывала, героин в моем доме свинью подбросить пыталась дочь авторитета, которому же я плачу откат.

— А у нее все в порядке с головой?

— Все в порядке у нее с головой просто она собственница, как и ее отец.

— Кошмар какой-то.

— Ир, ты больше не будешь, страдать я тебе это обещаю, и я буду, с тобой какие бы тайны за тобой, не скрывались.

«Веришь ли ты сам в то, что говоришь» — хотела спросить я, но не стала.

 

 

Несмотря на то, что он искренен со мной как не был искренен со мной ни один мужчина, через которого я прошла я не спешу открывать ему душу, потому что боюсь снова остаться один на один со своей болью. В половине седьмого приехала, Алевтина Григорьевна с ней тут же, был составлен трудовой договор.

— У тебя старинная мебель и все отделано под дерево большая коллекция картин.

— Мой отец был художником, а художники увлекаются не только женщинами, но и зельем.

— Здесь уютно, — тихо сказала я.

— Твои родители они психологи? — закурив, спросил Лев.

— Да.

— Моя мама их поклонница твоя мать не раз вытаскивала ее из глубокой депрессии.

— Да мама может.

Всю ночь мела метель утром я проснулась от ароматов, доносящихся с кухни сегодня у Льва день рождение ему, исполнилось тридцать шесть лет ему я, подарю новый телефон, а то тот у него давно барахлит.

— С днем рождения — принеся, поднос с завтраком в комнату, сказала я.

— Спасибо. Ир, мне кажется, что это сон, сколько ты меня мурыжила.

— Я проверяла наши отношения на прочность.

— И как проверила? Я, как только тебя увидел, понял она развратная бестия далеко не скромница за ней масса тайн, которые непременно надо разгадать.

— А я что ты тот, кого я должна была встретить раньше Шуйского.

— Ничего судьба все расставила по своим местам.

— Ну, это да.

— Сегодня в 20:45 в ресторане «Матрица» будет, вечеринка, поедем вместе.

— Конечно, а дети побудут до завтра с моими родителями.

Весь день мы не вылезали из постели. В постели Лев перещеголял и Стаса и даже Тимофея.

— Ты такая у меня ненасытная — закури

— Давно не было стоящего мужчины — закурив, сказала я. Сейчас я была с ним честна как никогда. Секс со Стасом был не плох, но не так чтобы ах, сказал Лев.

— Я хочу дать детям свою фамилию хочу, чтобы у пацана был отец — поигрывая, с моими затвердевшими от его рук сосками, сказал Лев.

Я не знала, что сказать не знала, как реагировать на все это, потому что у меня было ощущение, что я попала в сказку. А сказки как правило быстро заканчиваются оставив после себя руины а ведь так и произойдет когда он узнает о моем бурном прошлом юности о моих многочисленных мужиков через которых я прошла пробираясь на сцену.

Сказать правду о себе ему сейчас я не могу, потому что нахожусь, на пике популярности он зажег, меня как заезду я не могу рисковать. Если не скажу, то потеряю, его я нахожусь в тупике из-за своего прошлого можно сказать что я его заложница.

— Ириш, пора собираться надень красное платье оно очень тебе идет.

— Хорошо.

Надев красное платье, волосы я заколола красной розой.

— Здесь не хватает бриллиантового колье.

— Лев, я.

— Ир, скоро ты станешь моей женой это вопрос времени.

В 20:00 часов к дому подъехал серебристый лимузин, из которого вышел Стас.

— Он твой шофер?

— Не только он мой маг.

— Ясно.

Я не была удивлена, что Стас предвидит, будущее он сам мне раскрыл, карты только как бы он не навредил Льву. В ресторане «Матрица» играл живой оркестр, когда мы зашли, столы были уже накрыты народу, была тьма. Среди его гостей были те, через которых я прошла на сцену. Увидев меня Аркадий, поперхнулся виски, а у остальных отвисла челюсть.

— Думаешь, он будет с тобой, когда узнает о твоем богатом прошлом? — подойдя ко мне, спросил меня Соколовский.

— Я ни о чем не думаю, я просто, живу.

— Если бы не ты он женился бы на Анджелике девушке из нашего круга.

— Ириш, вот ты где.

 

 

 

 

ГЛАВА 3ЧАСТЬ. II КРУТОЙ ПОВОРОТ В ЖИЗНИ. СМЕРТЬ ШУЙСКОГО ПОБЕГ ИЗ АДА. ВОЗВРАЩЕНИЕ В МОСКВУ ЗНАКОМСТВО С НОВЫМ ПРОДЮССЕРОМ. НОВАЯ ВЕРШИНА СЛАВЫ

 

— Лев, вот я хочу тебе подарить новый телефон твой совсем сглючил.

— Спасибо.

— Тим, у тебя к ней какие-то вопросы?

— Очень скоро ты пожалеешь, что вообще впустил ее в свой дом.

— Что? Я не понял.

Развернувшись, Соколовский ушел из ресторана вместе с Жуковской.

Господи, а ведь когда-то я боготворила, его, думала, что он другой как же я ошибалась — пронеслось у меня в голове.

— Ир, о чем он?

— Лев, не сейчас.

— Хорошо, но будет лучше, если ты все расскажешь мне сама.

— Я пока не готова. Не торопи меня.

Моя жизнь течет, размерено вроде бы все хорошо, но меня мучает мое прошлое, которое может настигнуть меня в любое неподходящее для меня время. Рассказать ему правду о себе я пока не могу на носу гастроли в Екатеринбурге, Самаре, Омске в. Санкт— Петербурге, а если не расскажу, он все узнает от моих недоброжелателей.

— О чем так глубоко задумалась? — бесшумно подойдя ко мне, сзади спросил Дубровский.

— Да так ни о чем.

— Волнуешься перед завтрашними гастролями? — закурив, спросил Лев.

— Да и о детях они и так меня редко видят.

— Арина будет тебе на смену она самородок, а Роберт будет юристом это уже решено.

— Ир, с ними Лидия Сергеевна у нее стаж работы с детьми не волнуйся, а твои родители по уши в работе ведь без деятельности они чахнут, так же как и мы без музыки.

— Ты прав — вздохнула я. Нет, я еще не готова рассказать о себе чудовищную правду.

Оставшись, одна дома я набрала номер сестры.

— Давай в «Роке-то» через час.

— Хорошо.

В «Роке-то» было, безлюдно в будни здесь малолюдно сестра курила за вторым столиком, когда я к ней подошла.

— Что прошлое дает о себе знать?

— Дает, и у меня, был порыв все рассказать ему сейчас, но на кону сцена и.

— Пусть все идет своим чередом его друг детства окажется замешанным в твоем покушении его друзья окажутся его врагами он будет ошеломлен правдой о тебе, но он тебя не оставит.

— Я знаю это, но как мне с этим жить?

— Начать жизнь с нуля забыть то, что было, до встречи с ним стать немного серьезней.

— Значит, ты считаешь, что говорить правду самой не стоит?

— Не стоит, положись, на судьбу она все сама разрулит никогда не противься ей по себе, знаю.

— Спасибо за совет ты меня утешила.

— Он твоя судьба даже не сомневайся в этом.

  • ШОРОХИ / Скоробогатов Иннокентий
  • Первый снег (Рина Кайола) / Лонгмоб "Истории под новогодней ёлкой" / Капелька
  • Ночь пахнет лимоном... / Круги на воде / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Описание героев, обстановки и действий. / Мои перлы / Mushka
  • В тот день, когда шел дождь... / Кароль Елена
  • Анекдоты"!!!! / Улыбчивый Цезарь (Сборник Анекдотов) / Зиятдинова Валерия
  • Только ветер треплет гриву / Ветер в гриве / Kalip
  • Мой край степной / Путь лежит очарованный... / Елена Абрамова
  • Удаление / Солнце под пальцами / Анна
  • "Талант скрипача" / Билли Фокс
  • Нас побеждает безысходность... Из цикла "Рубайат". / Фурсин Олег

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль