ЮЛИЯ СНЕЖНАЯ / ЖИЗНЬ С ЧИСТОГО ЛИСТА, ИЛИ ПОПЫТКА ОБРЕСТИ СЧАСТЬЕ / Снежная Юлия
 

ЮЛИЯ СНЕЖНАЯ

0.00
 
ЮЛИЯ СНЕЖНАЯ
Жизнь с чистого листа, или попытка обрести счастье.

У матери Виктора шести комнатная просторная квартира кругом свечи подсвечники хрустальные шары в заветной просторной комнате преобладают, фиолетовые тона, пахнет травами, от которых кругом идет голова.

— Проходи, не, стой как просватая, — услышала я хрипловатый женский голос из комнаты. Эльвира, куря сигару крутила, хрустальный шар, когда я зашла.

— Я хотела попросить у вас помощи дело в гипнотизере в Лукьянове Тимуре Владимировиче.

— Я знала, что ты ко мне обратишься, Тимур просчитался, он думал, что ему по зубам любая смазливая барби, но он ошибся, я, поставлю тебе заслон, который ему непосилен

Эльвира ввела, меня в гипноз я, провалилась в сон, когда проснулась, у меня, было, ощущение что я, проспала, целую вечность.

— Сколько я проспала? — глухо спросила я.

— Три часа. Даша, Тимур тебе больше не страшен.

— Спасибо.

— Мой сын любит, тебя не причини ему боль.

— Не причиню, копия моего мужа мне не нужна.

— Тогда давай пить чай с конфетами.

— Давайте.

За беседой нас прервал звонок мобильника.

— Алло.

— Даш, чего не отвечаешь? Я не знал что думать, — сипло спросил Виктор.

— Я у твоей мамы вечером все объясню.

— Хорошо только не долго я уже подъезжаю к дому.

— Хорошо.

— Эльвира Николаевна я, наверное, поеду домой.

— Езжай и ни о чем не беспокойся.

— Хорошо.

Дома я была в половине седьмого Виктор, молча, курил у окна, когда я к нему подошла.

— Поговорим? — закурив, сказала я.

— Давай. Как я понял речь пойдет о Тимуре?

— Да. Вить твоя мать поставила мне заслон, так что он ничего мне уже не сделает.

— Хотел, я посмотреть на физиономию Тима ведь он привык крутить женщинами направо и налево.

— Лучше не злить его он страшный человек, и он уже не тот Тимур, которого ты знал.

— Даш, знаешь, я это, понял когда он только к нам зашел по его циничной ухмылке впрочем, ничего удивительного по неизвестной мне причине он постоянно пытался со мной соревноваться, причем во всем.

— Уже в субботу у нас бракосочетание не страшновато?

— Нет, потому что я уверена в своем выборе.

В коридоре зазвонил, телефон через пять минут в гостиной появилась домработница.

— Вас к телефону Тимур Владимирович.

— Марья Георгиевна для него меня нет дома.

— Дайте мне сюда трубку.

— Сукин сын, — швырнув трубку, прорычал Виктор.

— Во мне он видит, сколько не женщину, а подопытного кролика, над которым ему по зарез надо произвести опыт.

— Наши чувства настолько сильны, что нам никто не страшен, — тихо сказала я.

— Я и смотрю, чего он так беситься его флюиды, не доходят до тебя из-за заслона.

Утром я проснулась от крика матери Тимура в прихожей Тимур, возвращаясь, домой попал, в аварию женщина уверена, что в смерти Тимура виновата мать Виктора.

— Зоя Павловна в его крови нашли наркотические вещества вы в курсе, что ваш сын принимал одурманивающие вещества?

— Он говорил что завязал.

— Мне очень жаль. Крепитесь.

— Простите.

— Зоя Павловна с похоронами я помогу.

— Витя ты светлый человек даже, несмотря на то, что он хотел насильно влюбить в себя твою женщину ты остался человеком.

— Просто в детстве он был совсем другим.

— Это проснувшиеся эго развратило его.

— Я позвоню.

Свадьбу придется отложить, — мысленно подытожила про себя я.

— Даш, мы поженимся, через месяц заодно, проверим свои чувства, — взяв, меня за руку, сказал Виктор.

— Это хорошо, что я еще не успела разослать приглашения на свадьбу.

— И не говори.

— Виктор я ведь еще вчера увидела смерть Тимура, — присев в кресло сказала мать Вити.

— У меня тоже было какое-то необъяснимое чувство тревоги.

— Вить как бы то ни было, он был твоим другом и твой долг проводить его в долгий путь.

— Я знаю мама.

Взяв, трубку я ушла в библиотеку сказать Ирине, что свадьба переноситься на 2 октября.

— Зашибись они, что так дружили?

— Это редко, но да.

— Знаешь, а может это даже и к лучшему будет время присмотреться к нему, а вдруг ты поймешь, что он не твой герой твоего романа, — хихикнув, сделала предположение Ирина.

— Это даже не обсуждается.

Весь вечер Виктор с кем-то говорил по телефону.

— Даш, похороны в субботу в 11:00 часов.

— Я поеду с тобой, — взяв, его за руку сказала я.

— Спасибо за поддержку.

— Вить, он ничего плохого мне не сделал и не сделал бы.

Ночь была, душная мне снились кошмары какое-то заброшенное кладбище и Тимур он, протягивая, ко мне руки звал меня.

— Без ритуала матери не обойтись в церкви магов не отпевают, а без покаяния его душа так и будет бродить по земле.

— Ты предлагаешь поехать в морг для проведения ритуала?

— Правильно мыслишь.

— Жутковато.

— Привыкай мы потомственные лекари ну и провидцы.

— Еще скажи, что можешь читать чужие мысли, — хмыкнула я.

— И скажу.

В морге санитар Доркин Виталий Борисович был перепуган заявлением главврача поликлиники Конина Виктора Александровича о том, что здесь проведут обряд.

— Толь, ты хороший политонолог тебе нет, равных пойми так надо.

— Понимаю просто как-то жутковато находиться с людьми, обладающими сверхъестественными способностями.

— Виктор мы должны остаться трое: я, Дарья, и покойный, — глухо произнесла мать Виктора.

— Хорошо.

Вонзив, в грудь умершего серебряный клинок она, попросила меня положить руку ему на грудь и повторять за ней слова на древнегреческом языке. Повторяя слова за Эльвирой, я мысленно поблагодарила Марину Александровну, которая в свое время занималась со мной языками. Услышав полу, стон я испугано посмотрела на женщину.

— Все нормально теперь его душа будет покоиться, с миром, и не, будет доставлять тебе неприятности.

— Тело можно выносить, — заглянув в помещение, спросил Толя.

— Да.

Народу на похоронах было, немного сославшись на занятость, мы уехали домой.

— Я не вижу повода, для того чтобы вы тянули со свадьбой, — закурив, сказала мать.

— Знаешь я тоже. Мертвое мертвым, а живое живым.

Моей радости не было, придела я, люблю определенность.

Через три дня после похорон я разослала приглашения на свадьбу, несмотря на пересуды бабок за спиной. Достав, телефон я, связалась с Ириной.

— Дом Роговых слушает.

— Ольга Данииловна, Ирина Владимировна дома?

— Да.

— Привет твое приглашение я получила, вы же хотели в октябре.

— Мы так думали, но мать Вити переубедила нас.

— И правильно сделала.

— Я тоже так думаю.

— Как дела в доме мод?

— Отлично, а у тебя?

— Народу тьма завтра последний день перед свадьбой там две недели медового месяца во Франции там, у Вити родственники подготовили для нас гостевой домик.

— Не хило.

— Ир, кажется, я нашла того, кого искала и это моя конечная остановка.

— Никогда не зарекайся, потому что ни ты, ни я, да и никто вообще не может быть уверен на все сто процентов в своей судьбе, потому что творец мастер подбрасывать нам неожиданные повороты судьбы, — перебила меня подруга.

— Вот никогда бы не подумала, что ты еще и философ.

— Это у меня хобби.

— А у меня хобби писать романы.

— Иди ты.

— Да и первый мой роман называется «Зазеркалье параллельных миров, или поиск себя» к нему еще два тома: «Притяжение параллельных миров, или мое второе»; «Пересечение параллельных миров, или оскал шоу-бизнеса».

— Ну, ты мать даешь, не ожидала.

— Тяга к писательству у меня с девяти лет я для себя писала стихи, сочиняла, сказки после стала, писать романы первыми романами которые я написала, от руки в одиннадцать лет, были: « Полет птицы», «Кровавое завещание, или по лезвию ножа».

— Тебе срочно надо издаваться послушай, у меня есть связи издательство «Стрел» я знакома с директором издательства Минаевым Робертом Владиславовичем мужик специфический сам себе на уме, но для меня в лепешку расшибется я его муза.

— Спасибо.

— Кати ко мне поедем по горячим следам.

— А девочки?

— Они у Софии Петровны привезет к вечеру.

— Тогда добро.

— Даш, значит, ты пишешь, а почему ничего мне не рассказала об этом?

— Думала, что ты не поймешь, да и вообще столько на меня свалилось.

— Дашка, я рад за тебя и больше не утаивай от меня ничего.

— Хорошо не буду.

Надев, черный брючный костюм я, стянув волосы, в хвост, надев черный плащ, накинув черную шляпку, вышла, из дома не забыв прихватить с собой рукописи. Ирина завивала волосы муссом, когда я пришла.

— Ну, что поехали?

— Поехали.

Смотря, на беззаботность подруги и, не скажешь, что она замужем, — думала я, смотря за движениями подруги.

— Смотришь, наверное, и думаешь: « живет, беззаботно на широкую ногу имеет богатого спонсора, но нет, в меня вложил, деньги мой муж он мега богат просто у него с раннего детства тяга к психологии, — повернувшись, ко мне, сказала подруга.

— Ну, что поехали? — как говорится соловья баснями нечего кормить.

— И то верно поехали.

Издательство «Стрел» представляет собой массивное бронзовое здание, с арками, сделанное в стиле барокко вывеска из бронзы. Поднявшись на порожки, подруга, нажав, на кнопку, услышала: «Кто»?

— Клещ, это Ирэн Кот в курсе.

Зайдя, вовнутрь я, оглядевшись, подметила, что здесь уютно зеркальные потолки, кремовые жалюзи кругом висячие цветы.

— Проходите, Роберт Владиславович ждет вас.

— Даш, я подожду тебя.

— Кофе чай?

— Чай.

Кабинет издателя обставлен в стиле девятнадцатого века массивное кресло с золотыми подлокотниками, дорогая сигара.

— Я давно ищу нового автора, который взорвет олимп на рынке потребителя, — рассматривая, меня, словно я товар сказал коренастый мужчина в очках обрамленные в золотую оправу.

— Я принесла три рукописи.

— Отлично. Оставьте телефон, я позвоню, хотя нет, я подпишу, с вами договор такой смелой у меня еще, не было, писательницы психолога уж точно не было.

Выйдя, от издателя вместе держа, в руках подписанный контракт на пять лет я не верила своему счастью.

— Даш, я не стала тебе говорить, что он прочел твои шедевры еще несколько дней назад в инете.

— Ир, я счастлива теперь моя жизнь будет более насыщенной.

— Успевать-то будешь?

— Буду.

В машине меня застал телефонный звонок Виктора.

— Алло.

— Солнышко я в больнице срочный вызов позвонил, дежурный сказал, что привезли, мужчину после аварии у него раздроблена печень.

— Береги себя.

— Хорошо.

— Перед свадьбой аврал?

— Да.

— Он у тебя трудаголик это видно невооруженным глазом не заскучаешь, с ним ведь тебе, нравятся брутальные мужики, в которых бурлит страсть.

— У меня один такой уже был, кроме боли он ничего мне не, принес ну за сына, конечно, ему отдельное спасибо, — поморщившись, покачала головой я.

— Прости, несу какой-то бред.

— Ир, Витя тот, кого я так долго искала.

— Я так рада за тебя.

— Я за тебя тоже очень рада.

Подбросив подругу до дома, я поехала в сад за сыном. В «Ягодке» было, многолюдно видно еще не всех деток разобрали. Столкнувшись, с другом детства Рысковым Максимилианом Борисовичем я, улыбнувшись, помахала ему рукой.

— Вот так встреча так это ты начинающая писательница моя Людка все три романа прочла, знаешь, ты очень помогла нашей Соне после смерти братика она долго отойти не могла.

— Это моя работа.

— Слышал у тебя скоро свадьба. Поздравляю. Даш, Андрей тебе не подходил.

— Давай не будем об этом как Родион?

— Растет не по дням, а по часам.

— Мне пора.

— Ой, мне точно мальчишки дружны.

— Я рада.

— Мам, ты что-то рано.

— Так получилось.

— Завтра едем, в театр поездка стоит, девятьсот рублей.

— Возьмите, — подойдя, к Нуреевой Марте Захаровне, сказала я.

Дома я связалась, с Инной Васильевной, сказала, что завтра у меня свадьба, что я приглашаю ее на свадьбу.

Сын сладко спит, раскинув, руки только я ни как, не могу уснуть. Когда нет Витьки мне тревожно хоть и, понимаю что он на ответственной операции.

Виктор приехал, в половине второго помятый и уставший операция, прошла хорошо состояние больного удовлетворительное.

— Чай будешь?

— Спать только, спать завтра у нас насыщенный день.

Прижившись к Витьке, я уснула, проснулась от аромата кофе. Набросив, халат я, спустилась, вниз Марья Георгиевна колдовала на кухне когда я, заглянула на кухню.

— А где Виктор?

— Виктор Александрович поехал за цветами и обручальными кольцами Анатолий Борисович уже украшает лимузин.

В половине одиннадцатого приехала Ирка, которая с порога отправила меня в душ. Через двадцать минут она помогла, надеть мне подвенечное платье сделала прическу.

— Марья Георгиевна, а где Илья?

— Мам я был у себя.

— Поедешь на машине с Эльвирой Николаевной.

— Хорошо.

В половине двенадцатого с улицы мне стали сигналить. Выглянув, окно я увидела, двадцать машин объехав, машины возле дома, встал черный лимузин.

В загсе, было много незнакомых мне людей после регистрации брака поехали в церковь Анатолий с Ириной, держали образа над нашими головами.

— Вить это шутка ну не можешь же ты жениться на детдомовке? — заверещала крашеная блондинка.

— Антонина тебе я ничего не обещал.

— Милый нам пора, — взяв под локоть мужа, — сказала я.

— Иду милая.

В «Золотом куполе» не, где, было яблоку упасть, ждали только нас. Сын светится он рад, что я вышла замуж за дядю Витю. Нам кричали, горько внутри я светилась, был медленный танец.

— Ир, вот ты где, а почему не позвонила? — запыхавшись, обратился к подруге голубоглазый брюнет.

— Артем прости, думала, ты, не сможешь.

— Ира ты юлишь.

— Ребята давайте не будем сориться идите за стол, — улыбнувшись, попробовала я сгладить острые углы.

— Хорошо.

Ох, Ирка видимо на чем-то муж тебя все-таки поймал, раз так бдит за тобой, — подумала я, наблюдая за четой Роговых.

— Может, смотаемся? — тихо спросил Витька.

— А давай.

Вслед за нами уехала и Ирина с мужем.

Витька взял, меня в прихожей до комнаты мы так и не дошли, нам повезло, что Илью к себе взяла мать Виктора.

Подхватив, меня на руки он отнес меня в нашу комнату, где мы продолжили.

Утром я проснулась, от аромата кофе приоткрыв, один глаз я увидела стоящего возле ложа Виктора с подносом в руке.

— Кофе в постель?

— Решил побаловать свою женушку.

— Очень трогательно для меня это вообще впервые.

После завтрака мы на час уединились в ванной. Услышав, смех Алины я мысленно, выругалась мы конечно рады ей всегда, но сейчас она не вовремя. Алина дизайнер мать одиночка растит Даниила одна.

— Милый, там твоя сестра нам бы встретить ее.

— Валяй.

Надев, лиловое платье я, стянув, волосы в хвост вышла, из ванной Мария Георгиевна колдовала уже на кухне когда я зашла.

— А где Алина?

— Она в столовой пьет зеленый чай и ждет вас.

— Принесите нам по кофе и тосты.

— Хорошо.

Она похожа на мать, — рассматривая сестру мужа, — подумала я.

— У меня тот же дар предвидения, что и у матери просто я не захотела идти по пути матери решила попробовать себя в дизайнере, — улыбнувшись, сказала Алина.

— Считываешь мысли на лету что ли? — поперхнувшись, кофе спросила я.

— И не только могу предсказать будущее рассказать о грядущем.

— Ну, ты даешь.

— Рельс насколько у вас?

— На 18:00 часов.

— Ни о чем не беспокойтесь, за Ильей мы, присмотрим.

— Спасибо.

День пролетел незаметно в 17:35 мы поехали в Демодева.

— Бабушка Натали де Балье и Николя де Балье нас уже ждут.

— Гостевой домик готов?

— Еще давно.

Весь полет я спала, плохо, переношу перелеты. Мне снилось море, горячий песок и Витька.

— Во Франции прохладно, но не холодно, — сказал мне Виктор, когда самолет пошел на посадку.

— Пятнадцать градусов тепла?

— Да.

Увидев, на перроне голубоглазую блондинку с почтенным блондином я, замахала им рукой.

— Виктор так это и есть твоя жена Дарья?

— Да, дедушка.

— Она очень красивая похожа на героиню Тургенева, — закурив трубку, заметила блондинка в голубом платье.

— Спасибо, — засмущавшись, прошептала я.

— Вить, мы вас поселим в доме с зимним садом ты не против?

— Конечно же, нет.

Когда мы подъехали к десяти этажному бронзовому особняку, отделанному, в стиле барельефа я присвистнула. Подойдя к воротам, бабушка мужа нажала, на красную кнопку через пять минут дверь нам, открыла суровая женщина в черном.

— Мари отнеси вещи Виктора и Дарьи в соседний дом, да и скажи Катрин, чтобы холила и лелеяла их.

— Хорошо.

Дом обставлен в стиле 19 века, — подумала я, потягивая белое вино.

— Бабушка нам пора.

— Сим вас проводит, — сказала Натали де Балье.

В прихожей появился коренастый брюнет лет сорока пяти.

Увидев вдалеке девяти этажный мраморный домик с верандой, отделанной, под дерево я улыбнулась.

— У них тут тоже зеркальные потолки, мебель девятнадцатого века золотые подсвечники, большая коллекция картин мой дед антиквар.

— Я так сразу и поняла, — кивнула я, когда мы поднимались по ступенькам.

Ну и хоромы, — осмотревшись, подумала я.

— Bangor, — поздоровалась с нами спустившаяся блондинка в синем платье.

— Bangor, Katrina, — перейдя, на французский поприветствовал женщину Виктор.

— Катрина, отнесите наши вещи наверх.

— Хорошо, Виктор Александрович, — на ломаном русском языке сказала женщина.

После обеда мы прокатились по городу заехали, в музей посидели в уютном кафе «Де — ля фам. ».

— Моя мечта осуществилась, сколько себя помню, всю свою жизнь, грезила Парижем, — потягивая зеленый чай, сказала я.

— Считай, твоя мечта сбылась. Даш я смотрю ты уже начала делать наброски нового романа?

— Да и у него уже есть рабочее название «Заветное желание для Золушки, или эйфория для души».

— Я рад за тебя. Даш, когда я тебя только увидел, ты была раздавленной загнанной в угол молодой девушкой, которую побила жизнь, а сейчас ты волевая.

— Это благодаря тебе я восстала из пепла, — взяв, мужа за руку, сказала я.

Две недели пролетели, незаметно завтра возвращаемся, домой мужу оборвали уже телефон, как и мне в центре без меня аврал девушки ели успевают, а издатель ждет от меня рукопись.

— О чем задумалась?

— О том, что завтра не спать всю ночь звонил, Минаев требует рукопись к понедельнику.

— Мир издательства таков. И ты знала, на что шла.

— Это да, но и поворачивать назад я не собираюсь.

— Мы схожи с тобой в этом ты, как и я корпишь на работе.

— Это нас и объединяет.

— Я хочу тебя, — сбрасывая с меня одежду, прохрипел Виктор.

Секс был, фееричным еще ни с кем мне, не было, так хорошо он раскрепостил, меня как женщину за что я ему благодарна.

— Так не хочется возвращаться? — закурив в постели, сказала я.

— Мне тоже, но сказка рано или поздно заканчивается, и начинаются будни, но у нас с тобой еще вся жизнь впереди еще прилетим в наш райский островок.

Я не стала говорить: «Не загадывай» пусть помечтает авось так оно и будет.

Взяв трубку, Витя связался с Москвой.

— Алло мама завтра в 23:00 мы будем в Москве.

— Мы вас встретим, Илья очень по вас соскучился.

— Передавай ему привет.

— Хорошо.

Заснули, под утро проснулись, в третьем часу пришлось в ритме танго собираться. Приняв, душ мы стали собирать вещи в половине пятого поехали в аэропорт. В самолете я отрубилась проспала до самой посадки.

— Даша, самолет идет на посадку.

— А время сколько?

— Половина двенадцатого самолет попал в турбулентность.

— Понятно нас уже заждались.

— Ничего страшного моя мама не раз летала во Францию и знает что это такое. Выйдя из самолета, мы замахали рукой встречающим. Алина была вместе с Денисом Ильей и Элеонорой Николаевной.

— Как отдохнули?

— Хорошо Дашка еще начала писать новый шедевр.

— И как она все успевает, и лечить и творить, — улыбнувшись, спросила свекровь.

— Успевает потому что это ее призвание она, как и я корпим на работе.

За разговором мы не заметили, как доехали. Возле дома нас ждал еще один сюрприз Артем с Ириной и девочками.

— В аэропорт мы опоздали, вот решили дождаться вас здесь.

Несмотря на позднее время, мы проговорили до самого утра благо сегодня суббота и ни куда торопиться не надо. После обеда я с Ириной поехала в бассейн, оставив детей с мужчинами.

— Ты вся светишься, — закурив кальян, заметила подруга.

— Потому что я счастлива.

— Да потому что он вот такой мужик, который не давит, не требует беспрекословного подчинения.

— А у тебя с Артемом проблемы?

— Так заметно? Я совершила, самую большую ошибку, изменив ему с его компаньоном по бизнесу с Берестовым Валерием Степановичем.

— И что?

— Для мужа это был, удар я вообще думала, что все кончено, но он решил, простить меня ради девочек Берестова он, уволил мы вместе, но он со мной такой холодный.

— За все в этой жизни приходиться платить, — развела руками я.

— У него центр экологии человека «Биосфера» производит всякие разные научные открытия, сказала Ирка и опрометью убежала в уборную.

Пока ее не было трезвонил ее телефон. Вздохнув, я сняла трубку.

— Алло.

— Даш, а где Ира?

— В уборной ей плохо.

— А я говорил ей, что это не отравление.

— Тем, мы сейчас с ней заедем в центр «Мама и малыш» Шуваловой Раисе Михайловной.

— Я буду тебе признателен.

— Похоже, я беременна, — отдышавшись, сказала Ирка.

 

 

 

 

ГЛАВА 7

 

— Поехали все узнаем наверняка или ребенок компаньона?

— Шутишь, он толком и вставить в меня не смог.

— Импотент что ли? — засмеявшись, спросила я.

— Типа того.

Бросив на свое отражение интригующий взгляд, я поторопила подругу. Зайдя, в центр я нашла только зевающую регистраторшу.

— Шувалова у себя?

— Да, а вам назначено?

— Я, Конина Дарья Витальевна она наша родственница, — пошла я в наступление.

— Наглость второе счастье? — вздохнув, спросила женщина.

— Типа того.

— Второй этаж триста седьмой кабинет.

— Подожди меня здесь, — посадив, подругу на стул попросила я.

— Хорошо.

Зайдя в кабинет, я почувствовала некое мелькание между глаз и рухнула на пол.

— Что со мной было? — придя, в себя на кушетке спросила я.

— Вы беременны, пять недель беременность протекает без осложнений вы с Ирочкой?

— Да она беременна, вы могли бы ее посмотреть?

— Конечно. Как Витя?

— А вы с ним знакомы?

— Деточка он мой родной племянник я сожалею, что не попала к вам на свадьбу, но я была в Минске на стажировке.

— Ир, проходи тебя ждут.

— Что с тобой ты вся светишься?

— Я тоже беременна.

— Вот это раз.

Из машины я набрала Витьке, которому сообщила о пополнение в семье.

— Дашка, я самый счастливый на свете.

— Слушай, Ирка беременна.

— Да, Артем уже в курсе он счастлив, говорит, что ее беременность спасла их брак.

— Вить, мы скоро будем.

— Осторожно на дороге.

— Все под контролем.

— Он так до конца меня и не простил.

— Он любит тебя о доверии, конечно, придется забыть, но воскресить отношения можно, если постараться.

— Даш, тебе хорошо рассуждать ты вон никогда не изменяла мужьям.

— Зато мне изменяли.

— Верь в лучшее и все будет хорошо.

— Раньше ты не была такой оптимисткой.

— Раньше я не была знакома с Витей, — улыбнувшись, сказала я.

Мужчины были, на веселее когда мы приехали, видать уже отметили пополнение в семействе, не дождавшись нас.

— Дашка, я самый счастливый человек на свете, — закружив меня, прокричал Витька.

Вслед за ним Ирину закружил и Артем.

— Вить, давай оставим ребят им надо поговорить.

— Пожалуй, ты права, — бросив, взгляд в сторону Артема и Ирины, сказал Артем.

— Что планируешь делать? — закурив, спросил Виктор.

— Работать до декрета дома я зачахну это не вариант.

— Хорошо только ни каких перенапряжений.

— Вить, я себе не враг, но и без центра я не смогу.

— Хорошо.

В половине девятого Ирина с Артемом уехали. Уложив, сына спать я с головой ушла в новый роман в «Полет птицы, или шипы и розы шоу-бизнеса». Я писала до тех пор, пока у меня не стало, тянуть спину я практически, закончила роман.

— Даша, три часа ночи ты что творишь? — облокотившись о косяк двери, спросил меня взъерошенный муж.

— Прости, я должна уложиться в срок.

— Даша, тебе придется сделать выбор либо ребенок, либо писательство.

— Жестко, но я тебя понимаю, ты волнуешься за меня и будущего малыша, но не писать я не могу это сильнее меня.

— До чего же ты упряма.

— Вить, все будет хорошо.

— Обещай мне больше так не делать.

— Обещаю.

Заснув, около четырех я проснулась, в половине девятого мужа уже не было только записка: « Даш я буду, поздно, береги себя».

Взяв, трубку я, связалась с издательством с редактором «Стрела» Вдовиной Алиной Сергеевной.

— Издательство «Стрел» слушает.

— Я могу говорить с Вдовиной Алиной Сергеевной?

— Да я на проводе.

— Я закончила писать роман.

— Я сейчас свяжусь с Робертом Владиславовичем и перезвоню вам.

— Хорошо.

Через пять минут мне перезвонили, сказали, чтобы я подвезла рукопись.

Достав, сотовый я связалась, с Инной Васильевной сказала, чтобы моих пациентов раскидала по Степановой и Рогачевой.

— А вы будите сегодня?

— Буду после двенадцати.

— Хорошо.

В агентстве я была в половине первого. Никто не говорил, что будет легко, — мысленно сказала себе я, паркуя машину.

Написав, несколько романов я, стала на пике популярности в жанре криминальная мелодрама.

— Дашенька, твои книги распродаются как пирожки, — перелистывая рукопись, сказал Минаев Роберт Владиславович.

— Вы в интересном положении это не помешает вашему творчеству?

— Несколько.

Взяв, сумку я вышла из издательства, несмотря на мое интересное положение у меня полно энергии у меня такое ощущение, что я горы сверну.

В центре я была, в половине второго как всегда возле моего кабинета метровая очередь Смольская Корина Анатольевна сказала, что Акулина Варвара Валентиновна зашивается, остальные только красуются перед Буровым.

— Корина я давно знаю, что персонал ни куда только где же специалистов то найти?

— Я могу вам помочь подобрать команду.

— Я буду вам благодарна.

— Все сделайте мне зеленый чай, и я ринусь в бой.

— Не переусердствуйте, вы, ждете ребенка, — вздохнув, напомнила мне Корина.

— Корина, я знаю мне пора.

Приняв, пятьдесят человек с глубокой депрессией деспотизм в семье я, сделала себе перерыв.

Пошатнувшись, я чуть не упала, хорошо Инна Васильевна меня, удержала.

— Дарья Витальевна так же нельзя! Поймите, нельзя объять необъятное всех здоровыми не сделаешь, да и на всех вас не хватит, и потом не забывайте о сыне, которого носите под сердцем, — отчитала меня Инна Васильевна как девчонку.

— Вы правы просто кроме меня и Акулиной никто ни черта не делают кроме диплома психолога им предоставить пациенту нечего.

— Дарья Витальевна я уже связалась с бывшим замом психологического центра «Фортуна» Голубевой Ириной Анатольевной.

— И что?

— Уже завтра в 10:35 возможные работники нашего центра будут у нас.

— Голубева специалист от бога или по коммерческой основе?

— От бога обладает гипнозом.

— Отлично такой работник мне нужен будет, чему научится.

Взглянув, на часы я, вздохнув, вспомнила о том, что деток из сада давно разобрали кроме нашего сынишки. На перекрестке меня застал звонок Виктора.

— Привет. Ты где?

— Еду в сад за сыном, а ты?

— А у меня аврал, так что буду, поздно не жди меня ложись.

— Ну, насчет того лечь я еще подумаю.

— Даш, ты должна думать не только о себе, но и о малыше, — укоризненно напомнил мне Виктор и отключился.

Володина Ирина Степановна ходила взад вперед, когда я влетела в сад.

— Дарья Витальевна я все понимаю, но это ни в какие рамки не входит у меня тоже дети, — начала воспитательница.

— Я потеряла счет времени, вы простите это больше не повториться, кстати, вот мой новый роман, — улыбнувшись, протянула я женщине свой только что вышедший роман: «ПОЛЕТ ПТИЦЫ, ИЛИ ШИПЫ И РОЗЫ ШОУ — БИЗНЕСА».

— Так это же вы. А я — то думаю, где я, могла вас видеть, — воскликнула женщина.

— Илья, нам пора.

— А папа дома?

— Нет, сынок у него много работы будет поздно.

— Ну, так всегда.

— Илья, папа наш хирург у него ответственная работа.

Поужинав, я, включив сыну мультики, приняв, витамины для беременных приступила к новому роману: «Кровавое завещание, или по лезвию ножа». Около девяти заглянув в зал, увидела, свернувшегося сына он сладко спал, раскинув руки. Выключив, DVD я отнесла сына в детскую.

Уйдя, с головой в роман я не заметила, как пролетело, время даже, не слышала, как приехал Виктор.

— Ты, что, не ложилась что ли?

— Нет, я не могу не писать это сильнее меня, кстати, завтра у меня чистка кадров.

— Даш, я все понимаю, но и о себе не забывай, Инна мне уже сказала, что тебе врач делал укол.

— Ну, кто ее просил! — закатив глаза, простонала я.

— Она беспокоится о тебе. Даш нельзя быть такой безответственной.

— Вить, я буду предельно осторожна ты прав, — покраснев, сказала я.

— Я рада, что ты это признаешь, — кивнул Виктор, подхватывая меня на руки.

— Куда ты меня несешь?

— Спать милая, спать.

Заснув на плече Виктора, я проснулась, от приступа рвоты токсикоз дал о себе знать неожиданно.

— Я сейчас сделаю тебе специальный отвар от токсикоза, которым пользовались все в нашем роду, — сказал Виктор, направившись к двери.

— Ты сегодня что дома?

— Сегодня суббота у меня выходной, если что Перунов Виталий Евгеньевич мне позвонит.

Раздался, звонок в домафон через пять минут в прихожей, появилась свекровь с фруктами и железной дорогой для Ильи.

— Как наша будущая мамочка? — с порога спросила Виктора Эльвира Николаевна.

— Да вот мучается, говорю, уйди из центра слушать не хочет.

— Вся в меня в молодости. Вить целебный отвар на травах поможет ей доносить малышку без проблем, так что не волнуйся.

— У нас, что будет дочь?

— Да, Виктория и.

— Роды будут, тяжелыми она больше не сможет иметь детей.

Они говорили тихо, но я все слышала, что ж чему быть того не миновать.

— Дарья Витальевна, Виктор Александрович просил вас выпить вот это, — подав мне, бокал с настоем, — сказала вошедшая в комнату домработница.

— Марья Георгиевна, достаньте из шкафа голубое платье.

— Хорошо.

После того как я выпила, целебный настой мне стало значительно лучше. Надев, платье я, стянув, волосы в хвост спустилась в столовую Илья уже пил чай, когда я зашла.

— Как ты? — закурив, спросил Виктор.

— Нормально, — поморщившись от табака, сказала я.

— Может тебе правда взять паузу?

— Вить, это даже не обсуждается, в понедельник у меня чистка кадров я хочу взять на работу профессионалов профи своего дела, а не дилетантов которые тупо сидят на своих местах не черта не делают, лишь, красуются перед мужиками.

— Не боишься, что эти избалованные крали пожалуются папочкам?

— Не боюсь, я давно уже ни чего не боюсь, Москва давно меня сделала стальной.

— Ты стала жесткой волевой и не пробиваемой, а ведь подбитым воробышком, когда я тебя только увидел.

— То время я даже вспоминать, ни хочу я, думала, что моя жизнь рухнула, если бы не ты я точно не выжила.

— Забудь все, что с тобой было как кошмарный сон, — прижав, меня к груди сказал Витя.

— Ты прав, — выдохнув, кивнула я.

— Даш, ты не забыла, что в понедельник тебе в центр «Мама и малыш» к Шуваловой Риме Ивановне, кстати, Ирина тоже поедет вместе с Артемом.

— А ты?

— Я тоже если что Воробьев Вадим Николаевич мне позвонит.

Проснувшись среди ночи, я не удержавшись, открыв, ноутбук с головой ушла, в роман очнулась, в постели оказывается сгорбленную и заснувшую за ноутбуком, нашел меня Виктор идущей с кухни.

— Даша, так нельзя, — вздохнув, начал Виктор.

— Знаю, каюсь, больше мучить нашу малышку, не буду.

— Я на это надеюсь.

Виктор прав загонять себя и будущего ребенка глупо и непредусмотрительно, тем более что уже завтра у меня в центре пройдет собеседование на места бывших сотрудников. Те, кого уволили, как только меня не называли, но мне начхать в моем центре оказывают помощь, а не выкачивают деньги.

— Вить в центр «Мама и малыш» нам к скольким?

— К половине второго, так что до половины первого ты свободно можешь провести собеседование, — отложив, газету в сторону сказал Виктор.

— Тоже бессонница?

— Да

все никак не могу, отойти от вчерашней операции делал пересадку спинного мозга.

— Тебе надо отдохнуть, — выключив ночник, сказала я.

Заснув под утро, мы с трудом проснулись вместе с будильником.

— Я в душ, — зевая, бросил мне Виктор.

Накинув, халат я прошла в столовую домработница уже заварила чай и сварила, кофе, сделала омлет, а Илье рисовую кашу. Готовить могла бы конечно, и я только мне катастрофически не хватает на это время.

— Доброе утро Дашенька, — улыбнувшись, сказала домработница.

— Доброе утро Марья Георгиевна.

— Мам сегодня меня заберет бабушка?

— Да солнышко у мамы много дел.

— Ну, так всегда.

— Даш, Илью в сад закину я, потягивая, кофе сказал Виктор.

— Спасибо, а то я не успеваю, да и центр открывается с девяти.

— Как я понял, для посетителей он сегодня закрыт?

— Да.

— В половине первого я жду тебя дома.

— Хорошо.

Помахав, ему рукой в окно я ушла в душ. Погода дрянь середина сентября идут проливные дожди, и дует пронзительный ветер. Достав, теплый кремовый брючный костюм я его надела заколов волосы в краб я, надев, кремовый плащ со шляпкой вышла из дома.

— Здравствуйте Дашенька, — услышала я рядом с собой елейный голос Марьи Ивановны с девятого этажа.

— Здравствуйте Марья Ивановна.

— Это вы написали трилогию романов: «Зазеркалье параллельных миров или поиск себя»; «Притяжение параллельных миров, или «Притяжение параллельных миров, или оскал шоу — бизнеса»?

— Я.

— Они у вас есть? — а то я не успела, их купить, разобрали.

— Пройдемте.

Дав, соседке три книги с автографами я, поехала в центр.

В центре было тихо только секретарь Софья Михайловна, Инна Васильевна и Акулина Варвара Валентиновна.

— В нашем центре нужен гипнотизер и экстрасенс.

— Экстрасенсорикой занимаюсь я, — тихо сказала мне Акулина Варвара Валентиновна.

— Вот и славно.

В половине одиннадцатого приехала статная блондинка в черном брючном костюме с ней человек сорок пять, если не больше профессиональные психологи. Внешность у предполагаемых сотрудников типична для психологов.

Просмотрев досье Воронина Виталия Борисовича, Дорониной Алины Викторовны, Моховой Ксении Владиславовны, Беловой Алисы Сергеевны я пришла к выводу, что теперь мой центр будет процветать, а Варвара не будет зашиваться как в прочем и я.

— Софья Михайловна, оформляйте их всех на работу Голубеву Ирину Анатольевну оформите старшей медсестрой.

— Хорошо.

— Инна Васильевна я поеду мне сегодня в центр «Мама и малыш».

— Хорошо, Дарья Витальевна, если что я вам позвоню.

— Хорошо я всегда на связи.

Дома была ровно в двенадцать Виктор, молча, листал фотоальбом, когда я сзади прикрыла ему глаза.

— Ты рано.

— А сегодня я просто набрала команду психологов, экстрасенсов ну и гипнотизершу.

— А я передвинул три важных операции, так что поехали, время не терпит.

— Поехали.

В центре в фае мы столкнулись с четой Роговых Ирина вся светиться, как и Артем.

— Как ты? — тихо спросила я подругу.

— Хорошо. Даш, похоже, наш сын спас наш брак от краха, — густо покраснев, сказала подруга.

— А как отношения со свекровью?

— К счастью для меня его мать не в курсе его рогов, а то бы мы уже не жили Софья Михайловна кобра еще та.

— Ирина, пора, — кашлянув, прервал нас Артем.

Через двадцать минут Ирина вышла с сияющей улыбкой.

— Ну что?

— Беременность протекает без осложнений.

— Ты домой?

— Заеду к Софии Михайловне за девочками сегодня побуду дома, а завтра у меня показ мод Осень 2015.

— Я буду поздно.

— Я все равно тебя дождусь.

— Я постараюсь быть раньше.

— Даша, пора, — окликнул меня Виктор, спустив на землю.

— Иду.

— У вас все как по нотам все идет ровно, — осмотрев меня, сказала Римма Ивановна.

— Вот и хорошо.

— Даш, я подвезу, тебя домой и на работу у меня аврал Вадим Николаевич уже, оборвал, все телефоны, сказал, что Чурин Владимир Иванович зашивается полный конвейер.

— Хорошо тогда давай сразу в сад я хочу забрать Илью.

— Давай.

Сынишка обрадовался тому, что его забрали раньше, чем остальных деток.

— Мам может в парк?

— Не сегодня у папы много работы.

Высадив нас возле подъезда, муж уехал в больницу, а мы пошли домой.

— Даша, так вот ты какая? — услышала я надменный голос жгучей брюнетки лет тридцати пяти.

В брюнетке я узнала, ассистентку мужа Зуеву Анну Сергеевну пытается пробить себе путь наверх с помощью передка правда у нее это плохо, получается Виктор не тот человек, который трахает резиновых кукол.

— Илья, иди домой домработница тебе откроет.

— Хорошо.

— Ну и чего тебе надо? Анна Сергеевна вам ничего не светит, ну трахнет мой муж вас и все.

— Ты жалка, если бы не он ты бы скатилась вниз, а знаешь, Вероника говорила, мне о тебе сказала что ты акула еще та.

— Анна ищите себе новое место работы, потому что в клинике моего мужа работать вы больше не будите, — сухо отчеканила я.

В сумке зазвонил телефон.

— Алло.

— Ты что не дома?

— А как ты догадался?

— Да, сотрудник проезжал мимо и увидел, тебя рядом с моей уже бывшей ассистенткой я, устал от ее домогательств и непристойного поведения, так что передай ей трубочку.

— Хорошо.

— Гад. Я ненавижу тебя.

— Соедини.

— Алло.

— Дарья Витальевна вы преступили к новому роману?

— Да и практически его написала, к 1 сентября он будет готов.

— Старайтесь писать с перчинкой люди это любят, — сказал Минаев и отключился.

 

Я терпеть не могу, когда мне диктуют свои условия, но ничего не поделаешь на сегодняшний момент это самое известное издательство, которое не скатилось на дно. Написав, тринадцать глав я, с трудом разогнув спину, решила сделать перерыв.

— Мам, ты так увлечено пишешь, — оторвавшись от «Вини пуха» сказал малыш.

— Сынок тебе надо поиграть в развивающуюся игру.

— Только с тобой.

— Хорошо часок для тебя у меня найдется, — потрепав, ребенка по голове сказала я.

— Ура.

Сегодня мы с ним складывали фигурки это полезно для развития риторики.

— Мам достань мне железную дорогу.

— Хорошо солнышко.

Достав, сыну игру, я пошла в библиотеку, где с головой ушла в роман и не заметила, как пролетело время и если бы не Марья Григорьевна, которая сказала, что, пришло время ужина я, так и писала.

— Я сейчас спушусь.

Достав, телефон я набрала Алину.

— Привет. Я в вашем районе могу заехать.

— Давай, мужа все равно нет, он на ответственной операции оперирует олигарха банкира «Рауты» Будинова Аркадия Семеновича.

— Брат в своем репертуаре. Скоро буду.

— Марья Григорьевна поставьте утку в яблочном соусе в духовку и сделайте Цезарь.

— Хорошо Дарья Витальевна.

Налив себе стакан томатного сока я вышла на балкон подышать свежим воздухом. Оглядываясь, назад, я ловлю себе на мысли что счастье я обрела рядом с Виктором с ним я такая, какая есть с достоинствами и недостатками. С ним не надо пригибаться под него, корчить из себя ту коей не являюсь, да и он любит меня такой, какая есть, а это самое главное взаимоотношениях между мужчиной и женщиной. Достав, фиолетовое платье я, распустив, волосы по плечам спустилась вниз. Увидев подъехавшее «Феррари» сестры мужа я спустилась вниз.

— Оставьте нас позовите Илью Александровича.

— Хорошо Дарья Витальевна.

— Ты стала надменной жесткой что ли, — вздохнув, заметила Алина.

— Я уже не та Даша, какой была, когда приехала, покорять столицу она меня, пообломала, поставила на колени и заставила уяснить многие вещи ну и закалила, меня научила переступать через людей ни кого не жалеть и ни о чем никогда не сожалеть.

— С Виктором ты счастлива? — потягивая зеленый чай, спросила Алина.

— Да.

В прихожей зазвонил, телефон через пять минут домработница сказала, что звонит Виктор Александрович.

— Соедините.

— Алло. Ты чего по такому телефону звонишь, что-то, случилось?

— Ничего не случилось, телефон разрядился, я завершил три операции благополучно теперь еду домой.

— Вить, будь осторожен на дороге.

— Все под контролем.

— У нас гости твоя сестра.

— Передавай ей привет.

— Ау ты где-то далеко, — налив себе томатного сока заметила Алина.

— Да вспомнила о сестре бывшего мужа.

— Она уехала из страны живет в Швейцарии. Живи настоящим и никогда не копайся в прошлом это вредно для здоровья.

— Пожалуй, ты права, — поморщившись, сказала я.

— Что с тобой?

— Сама не знаю, что-то тянет низ живота, — вскрикнув, сказала я.

— Даша, что с тобой? — с порога подлетев, ко мне спросил Виктор.

— Кажется, я теряю его.

— Алина звони в скорую помощь срочно.

Оказав, мне помощь меня, отвезли в центр «Мама и малыш» где я прошла осмотр.

— Дарья Витальевна вы едва не потеряли ребенка в вашем бешеном ритме это немудрено, так что мы ложем вас на сохранение.

— Все же было хорошо.

— Было, пока вы не развели кипучую деятельность, напрочь забыв о том, что носите под сердцем ребенка.

— Хорошо.

— Вить, привези, мне ноутбук я обещаю не переутомляться.

— Хорошо. Я соберу вещи и привезу.

— Коровина подготовь палату люкс для Дарьи Витальевны.

— Хорошо Рима Ивановна.

Не думала я, что загремлю в больницу, — поглаживая живот, мысленно рассуждала я. Больницы не выношу с самого раннего детства здесь мне некомфортно, но ради малышки я потерплю. В половине девятого приехал Виктор привез теплые вещи.

— Илья передает, тебе привет уже скучает, так же как и я.

— Ноутбук привез?

— Да.

— Спасибо, — расплывшись в улыбке, — сказала я.

— Жаль, что мне придется лежать здесь до самих родов, — вздохнув, сказала я.

— Ничего не поделаешь малыш, — разведя руками, сказал Витя, нежно потрепав меня по щеке.

— Знаешь мне постоянно сниться Валерия как она что с ней.

— Твоя бывшая свекровь поместили ее в пансионат, а сама занялась своей личной жизнью.

— Ясно. Знаешь, я что-то подобного, ожидала, — вздохнув, сказала я.

— Даш, она тебя так и не приняла, прими это как данность.

— Сначала мне было очень тяжело это принять смириться, а потом, посмотрев, на ситуацию с другой стороны я, поблагодарила творца за то, что он разлучил, меня с Андреем иначе я, потеряла бы себя как личность.

— Молодой человек вам уже пора, — просунув голову в палату, — прервала нас Яна.

— Я уже ухожу. Даш, завтра я приеду ближе к вечеру, весь день расписан как по нотам.

— Хорошо.

Помахав, в окно ему рукой я с головой, ушла в написание нового романа: « Любовь и ненависть в одном флаконе, или умение прощать». Я снова вошла в раж и если бы не вмешательство Яны я писала бы всю ночь, забыв о себе и о дочурке которую ношу под сердцем.

— Дарья Витальевна, вам нельзя перенапрягаться, — вздохнув, заметила медсестра.

— Знаю, но это сильнее меня я не могу не писать, но ради малышки не буду себя загонять.

— Я рада, что мы поняли друг друга, скоро будет, обход вы же не, хотите, чтобы Римма Ивановна вам выговаривала?

— Боже упаси.

Утром я проснулась от телефонного звонка Минаева Роберта Леонидовича.

— Алло.

— Наша звезда криминального чтиво на сохранение роман готов?

— Хорошо Алина к тебе подъедет.

Отключившись, я тяжело вздохнула, порой я напоминаю себе печатный станок, хотя сама выбрала такую жизнь.

Достав, комбинезон я, надев его, связала волосы в хвост. Около трех часов к больнице подъехала черная «Хонда», из которой вышла рыжая бестия не удивлюсь, если она окучивает Роберта в прошлом была киллером может даже и сейчас выполняет некие поручения шефа. Через пять минут ко мне в палату зашла Яна.

— К вам девушка говорит, что из издательства «Стрел».

— Это так оставь нас мы недолго.

— Хорошо.

— Вижу, жизнь бьет у тебя ключом, а ты хваткая, — закурив, заметила она, положив ногу за ногу.

— Москва меня закалила, вот рукопись преступила к следующему роману «Не ходите девушки в Турцию гулять».

— Ты прям как печатный станок ты находка для Кота.

— Девушка вам пора, — просунув, голову в дверь, оборвала Алину, Яна.

— Я уже ухожу.

Время пролетело незаметно я уже на четвертом месяце беременности по-прежнему лежу, в больнице врачи опасаются из-за давления, которое скачет, как ему вздумается. Уже не девочка как— никак будет тридцать один год. Новый год буду справлять вместе с девчонками, которые лежат, в общей палате я с ними сдружилась.

— Конина к вам Эльвира Николаевна, — кашлянув, обратилась ко мне Рима Ивановна.

— Пусть заходит.

— Как наша будущая мама?

— Хорошо.

— У вас будет, дочь Виктория потомственный экстрасенс тебе, придется принять это как данность.

— Я внутренне к этому уже готова.

— Вот и молодец.

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 8

 

— А почему Витя не приехал?

— У него три очень важные операции просил передать тебе привет у Ильи температура он вместе с Марьей Георгиевной.

— Ты нашла, наконец, себя я рада за тебя.

— Вы о моем писательстве?

— И не только ты хороший психолог.

Через пять минут медсестра напомнила свекрови, что время посещений подошло к концу.

— Я уже ухожу.

— Витя завтра обязательно приедет.

— Буду ждать.

Светит, луна сна нет, хоть глаза коли так, было когда я, носила Илью. Вздохнув, я, открыла ноутбук и тут же закрыла, глаза стали смыкаться, а как хотелось написать хотя бы тройку глав нового романа. Заснув к утру, я с трудом проснулась, в половине девятого, разбудила медсестра, которая позвала завтракать в столовую.

— Даша, привет, — помахав, мне рукой, сказала Вероника, которая будет воспитывать, ребенка одна отец ребенка от него, отказался.

— Привет. Как ты?

— Была, угроза выкидыша ели откачали.

После омлета я взяла компот. За окном метет, метель настроение предновогоднее еще Витя обещал встретить Новый год со мной.

— Счастливая ты такого мужика отхватила, — потягивая молочный коктейль, заметила Евгения.

— Я прошла тернистый путь к счастью, так что Виктора я выстрадала.

— Всем бы такого Витю, — вздохнув, протянула Валерия, которую бросил парень, узнал о ее положении.

Время пролетело, незаметно уже завтра Новый год Виктор приедет ко мне с главврачом он обо всем, договорился. Зазвонил телефон, зевая, я, взяла трубку.

— Привет как ты?

— Здесь смертная скука сил больше моих нет.

— Даш, ну потерпи, ты же, хочешь родить здоровую девчушку?

— Хочу.

— Тогда наберись терпения.

— Постараюсь, — вздохнула я.

— Эй, не грусти завтра я с Ильей к тебе приедем.

— Приезжайте, буду с нетерпением вас ждать.

— Конина на ультразвук, — просунув голову в мою вип палату, — сказала старшая медсестра.

— Иду.

— Мне пора.

— На ультразвук?

— Да.

 

 

Осмотрев меня Рима, Ивановна сказала, что все идет как по нотам. Вечером на скорой привезли, Ирину врачам, удалось, остановить кровотечение к счастью сына удалось, спасти теперь ей придется лежать здесь до рождения малыша.

— Ир, что случилось?

— Это все София Михайловна ни как не может простить мне измену Артему.

— А он?

— Он перепугался, я думала, он ее придушит. Даш только сейчас до меня дошло, что я натворила.

— А так как правило, и бывает.

— Рогова Ирина Викторовна пройдемте в вип палату.

— А где мой муж?

— Ир, я здесь успокойся.

Оглянувшись, я увидела, идущего за врачом Артема.

Увлекшись романом спать, легла под утро с трудом проснулась в половине десятого. Набросив, халат я, выйдя, из палаты чуть, не сбила с ног Ирину.

— О, привет полегче на поворотах заносит что ли?

— Есть немного, я только проснулась, а ты что с завтрака?

— Ага, пойдем, я закажу себе сок.

В столовой, было многолюдно среди мамочек, были и будущие врачи.

— Даш, я рада за тебя.

— Ир, Артем тебя любит, борись за свое счастье ради девочек и будущего малыша.

— Ты права, но бывает так тяжело.

— А никто и не говорил, что будет легко.

— Как тут все красиво украсили, — потягивая молочный коктейль, заметила я.

— Это да.

— Девушки к вам посетители, — улыбнувшись, сказала Раиса Павловна старший акушер.

— Идем.

Наши мужчины приехали с тортами и с огромными букетами роз.

— Спасибо.

— Мам я так соскучился, — прижавшись, ко мне сказал четырехлетний малыш.

— Я тоже.

— Малыш иди ко мне я тебе мультики включу, — улыбнувшись, обратилась к нему Раиса Павловна.

За окном метет метель, я сижу с Виктором в палате вместе с малышом впрочем, как и Ирина с Артемом и девочками.

— Даш, после полуночи я должен буду уехать завтра у меня сложнейшая операция, — сказал Виктор, теребя мои волосы.

— А как же Илья?

— Уедем, вместе завтра мама, пойдет с ним в театр.

— Это хорошо.

Новый год подкрался нежданно, негаданно был фийверк ровно в 2:00 часа ночи Виктор уехал вместе с нашим сыном домой.

— Дома отмечу с мамой.

— Следующий Новый год встречу дома.

— Как сказать, а может у нас еще будет мальчик.

— Не будем загадывать.

— Это да.

Помахав, в окно ему рукой я, легла спать и тут же заснула, проснулась от стука в палату.

— Кто? — зевая, спросила я.

— Дашенька пора завтракать, — сказала Яна за дверью.

— Иду

Надев, голубое платье я, связав, волосы в хвост, вышла из палаты. За завтраком меня застал телефонный звонок незнакомого номера.

— Алло.

— Живешь на полную катушку тварь? — услышала я жесткий голос матери бывшего мужа.

Покачав, головой я, отключила телефон.

— Что прошлое дало о себе знать?

— Да. Выжившая из себя мать Андрея не успокоится, пока, не доконает меня, хотя в смерти ее сына я не виновата.

— Забей, эти люди не, стоят того.

— Пытаюсь.

— Знаешь, насчет Андрея я все-таки тогда, была, права он, оказался тебе не по зубам слишком вы были с ним разные тем более из разных ячеек общества.

— Теперь-то я это понимаю, а тогда разум мой отключился, я была слепа, глуха и нема, но я знаешь, я не жалею о том, что в этом браке родился Илья.

— Девочки вернитесь в палаты, — оборвав нас, сказал Луганов Виталий Борисович дежурный врач.

— Хорошо.

Январь, пронеся, незаметно завтра уже первое февраля завтра ко мне приедет Алина привезет мой гонорар, а я отдам ей рукопись.

Чтобы не зачахнуть в больнице я с головой ухожу в творчество не писать я уже не могу это сильнее меня. Больше всего конечно я соскучилась по своему психологическому центру. Вечером позвонила, Виктору он долго, не брал трубку взял на третьем гудке.

— Привет я только что ввалился, Илья уже спит, пока ты в больнице мама живет с нами.

«Даже не знаю что сказать», — подумала я.

— Я рада Илье будет, не так скучно пока меня нет.

— Даш, ты, правда, так думаешь?

— Ну, конечно тем более твоей маме удобнее добираться до детсада.

— Как прошла операция?

— Хорошо.

— Я рада. Вить Змейкова Валерия Юрьевна так и работает с тобой?

— Даш, твоя ревность беспочвенна, я люблю тебя, а с ней мы коллеги по работе она мой ассистент при операциях.

— Завтра приедешь?

— Да завтра у меня выходной.

— Буду ждать.

Отключившись, я тяжело вздохнула, а ведь будучи в браке за Андреем ни разу его, ни к кому не приревновала. Виктор приехал после обеда.

— Вить, может меня выпишут домой, нет сил.

— У тебя скачки давления это чревато последствиями наберись терпения уже февраль подходит к концу.

Время и правда пролетело, незаметно уже завтра 1 июня врачи говорят, что рожу через две недели, но я чувствую, что это произойдет раньше. Схватки начались 2 июня в 3:00 ночи по московскому времени.

— Коземирова Марта Борисовна вам придется принимать роды у пациентки из вип палаты.

— Я поняла.

— Виталий вызывай, хирурга будем кесорить, — вздохнув, сказала Марта.

— Черт мы теряем ее.

— Похоже, что ассистентом в операции придется стать тебе Алина.

В 5:30 я родила, девочку моя жизнь была, на волоске у меня, началось обильное кровотечение, которое с трудом остановили. Придя в себя, я тут же спросила вошедшую медсестру: «А где моя девочка»?

— Ее вам сейчас принесут она у вас красавица ваш муж давно здесь.

— Пусть зайдет.

— Даша, как ты?

— Слабость, а так ничего.

— Ты могла умереть.

— Знаю, я так испугалась.

Нас прервала медсестра, которая внесла в палату маленький комочек.

— Она вылитая ты, — взяв, дочь на руки, сказал Виктор.

— У нее твои глаза.

— Где моя внучка? — услышала я голос свекрови из-за спины мужа.

— Вот она.

— Мама, она такая крошечная.

— Конечно, потому что она только что родилась.

Через три дня нас забрали, из больницы я уже, думала, что не дождусь этого. Ирина родила со мной в один день сына Кирилла Артем на седьмом небе от счастья. Решили отметить у нас.

Нанимать няньку я не стала, я ни хочу, чтобы моей принцессой занимался, посторонний человек в два года я, отдам ее в ясли.

За окном светит, солнце, заливаются соловьи к часу приедет Ирина с Артемом и друзья Виктора, и многочисленные его родственники.

— Мам она такая крошечная, — сев на табурет в столовой сказал Илья.

— Она еше просто маленькая.

В детской расплакалась малышка наша Виктория. Молока у меня нет, приходится кормить малышку детским питанием. Достав джинсы с голубой водолазкой, я не раздумывая, оделась.

— Тебе идет этот цвет, — обняв, меня за плечи, сказал Виктор.

В половине первого приехала мать Виктора с необычной погремушкой в виде ангелочка.

— О я первая? — улыбнувшись, спросила свекровь.

— Как всегда.

— Как ты?

— Хорошо.

— Слышала, ты нашла свою нишу помимо психологического центра ты, стала известной писательницей.

— Это благодаря Иринке.

 

Подойдя к окну, я увидела вереницу нескольких машин.

— Знаешь, а ведь сын Ириши спас ее брак, — закурив, заметил Витя.

— Вить ну не надо она поняла все свои ошибки.

— Знаешь я не смог бы простить измену.

— Я тоже, — покрывшись мурашками, сказала я, потому что задолго до беременности чуть не переспала, с его другом Барсовым Анатолием Андреевичем во время, одумалась.

— Даша ау ты где? Мне кажется, что ты где-то сейчас далеко от меня.

— Тебе это кажется я здесь.

— Даш, скрывать от меня ничего не надо о твоей несостоявшейся измене с Анатолием знаю, был, разочарован, в тебе спиртное в больших количествах пагубно на тебя влияет, слава богу, у него хватило такта не воспользоваться твоим состоянием. Даш сегодня у нас гости, и я ни хочу, чтобы кто-нибудь из них заметил, что у нас что-то не так.

— Хорошо.

Было желание напиться но, вспомнив, слова мужа я согласилась с ним, что не стоит выносить сор из избы.

Взяв, бокал шампанского я вышла, в лоджию меня трясло мелкой дрожью потому что, узнав о моей несостоявшейся измене, Витя стал холодным и каким-то далеким.

В глазах потемнело, и я потеряла сознание в себя пришла в машине скорой помощи у меня температура под сорок и не стабильное сердечное давление.

— Даша, как ты? — присев рядом со мной спросил меня влетевший в палату Виктор.

— Лучше. Вить я, ты меня еще любишь?

— Люблю, у нас будет, все хорошо ты главное держись, мать на ноги тебя поставит.

— То есть?

— Я под свою ответственность увожу тебя домой.

Три недели мать мужа колдовала, надо мной давала, пить какие-то отвары, и помогло.

— Даша, вы прошли, испытание, данное вам с выше вы теперь никогда не, разлучитесь, — перевернув блюдце, сказала свекровь, гадая мне на будущее.

— Завтра крестины в 11:00 часов Ирина с Артемом тоже будут, крестить малыша завтра Ирина тоже, была при смерти.

— Порча?

— Да есть тут одна особа сестра бывшей пассии моего сына Кабина Силона Сергеевна Картана потомственная черная ведьма.

— Раньше я в это не верила, пока саму, не коснулось, — потирая виски, сказала я.

— В жизни очень много разных людей, к сожалению, в большинстве своем плохих больше, — подойдя к двери, сказала свекровь.

— Как ты? — зайдя в нашу комнату, спросил Виктор.

— Лучше.

— Дашка у нас будет, все хорошо ты меня слышишь?

— Слышу. Вить я осознаю то, что едва не совершила ошибку, за которую никогда бы себя не простила.

— Давай не будем об этом.

— Давай.

Заснув, у него на плече я с трудом проснулась в 10:35. Зевая, прошла в ванную. Когда я зашла в столовую муж кормил из бутылочки нашу дочь.

— А где Илья?

— Он уже позавтракал, делает задания, которые ему задали в детсаде.

— Он у нас одаренный не по годам малыш.

Открыв, гардероб я достала лиловое расклешенное платье волосы заколола многочисленными шпильками залив при этом лаком.

— Прекрасно выглядишь.

— Марья Сергеевна позовите Илью Александровича.

— Хорошо Дашенька.

Через пять минут сын спустился вниз.

Чита Рогачевых была, уже у церкви Сонечка с Машенькой, были там, как и старшая Софья Михайловна.

Подруга была, в красном атласном платье волосы завиты, Артем глаз с нее не сводит, видимо, перепугался, когда она чуть не умерла. Я рада за подругу, что у нее все наладилось впрочем, как и у меня за Виктором я как за каменой стеной самое главное в наших с ним отношениях это то, что мне не надо под него подстраиваться.

Малышка била ножками и истошно кричала отец, Арсений сказал, что темпераментная леди растет.

— Есть в кого, — улыбнувшись, сказала Ирина.

В отличие от Вики Денис обряд крещения воспринял нормально. Отмечать сие событие поехали к нам домой.

Уложив, деток мы вернулись к гостям. Притомившись за столом, мы решили покурить в лоджии, а заодно поговорить о том, о сем.

— Я счастлива, — потягивая шампанское, сказала Ирина.

— Знаешь, я тоже я нашла то, что искала с ним мне легко и комфортно с ним я могу быть собой мне не надо под него подстраиваться, как это было с Андреем ломать голову над тем, что обо мне подумали люди из его окружения.

— Даш, просто Андрей изначально был, тебе не по зубам просто на тот момент твой разум был отключен ты, подалась эйфории.

— Зато я родила Илью и ни о чем не жалею.

— И то верно.

Увидев в окно машину Барса, я похолодела, меня тянет к нему, хотя умом я понимаю, что наша интрига ни к чему путному не принесет, а еще больше все запутает.

— Даш, даже не думай об этом не совершай той же ошибки что и я, — вздохнув, сказала подруга.

— Знаю, но я хочу его.

— Лучше подумай, что будет, если Виктор узнает о твоей интриге с его единственным другом детства.

Да подруга права надо взять себя в руки, — встряхнув себя, подумала я.

— Даша, как ты? — услышала я голос с хрипотцой за спиной.

— Лучше Анатолий спасибо.

— Даш, нас тянет друг к другу, но я ни хочу причинять боль Виктору.

— Я тоже он и так едва ли не обвинил меня во всех смертных грехах.

— Тогда наше общение надо прекратить до минимума.

— Я не помешал вам? — глухо спросил нас облокотившийся о косяк двери Виктор.

— Нет.

— Тогда вернись к гостям.

По его тону я поняла, что он недоволен тем, что я осталась наедине с Анатолием самое страшное то, что он чувствует, что меня влечет к его другу.

— Даш ты куда пропала? — подойдя, ко мне, спросила подруга.

— Да так расставила все точки над «и» с Анатолием и он и я понимаем, что из-за нашей мимолетной страсти могут пострадать, наши близкие люди его жена Корина она беременна, лежит на сохранение и Виктор, который не заслужил такого отношения к себе.

— Я рада, что ты это понимаешь.

В половине одиннадцатого гости стали разъезжаться по домам.

— Даш, ты уже завтра поедешь в издательство?

— Да отвезу рукопись и подпишу соглашение на телеэфир со мной по НТВ+

— Ни пуха тебе не пира.

— К черту.

— Даш, ты играешь, с огнем мне бы не хотелось потерять одновременно и друга и жену, — шарахнув по столу, крикнул Виктор.

Он первый у кого я вызвала такие эмоции Андрею, было не горячо ни холодно когда меня, обхаживали посторонние мужики.

— Витя, не кричи, детей разбудишь, и между мной и Анатолием ничего быть не может.

— Как благородно, что о жене рассказал?

— Господи ну почему ты мне не веришь? Я люблю тебя.

— Потому что я видел, как ты на него смотрела.

Отойдя к окну, я разревелась, похоже, моя счастливая семейная жизнь идет, к одну, и все из-за моей ошибки я дала, повод для Виталия едва с ним, не переспав.

— Даш, не плачь, я люблю тебя, — обняв, меня сзади за плечи сказал Виктор.

Одежда полетела, на пол от его горячих поцелуев мне стало легче.

— Вить, я хочу, чтобы ты мне верил, кроме тебя для меня не существует мужчин.

— Прости, меня за вчерашнее у меня мозг, врывается, когда я вижу, рядом с тобой Анатолия зная его чувства к тебе.

— Мы с ним во всем разобрались.

— Отказала ему?

— И он, и я поняли, что от интриги останется лишь боль и неопределенность.

— Даш, мы с тобой переживаем, не большой кризис в отношениях так бывает, давай чаще бывать, вместе, разнообразим наши отношения, — поигрывая с моими волосами, предложил Витя.

— Давай.

— Может, тогда съездим за город в наш дом на шашлыки?

— Почему бы и нет.

Поездке загород Илья очень обрадовался.

Сидя возле камина с бокалом вина наблюдая, за проливным дождем за окном я поняла что, подавшись, порыву едва своими руками не разрушила наше с Витенькой счастье.

— Вернемся, завтра утром льет как из ведра, — прижав, меня к себе сказал Виктор.

— Илья играет с Диком.

— Я рада, что они нашли общий язык.

— Завтра у тебя насыщенный день поедешь в издательство затем в центр?

— В центр я вернусь, когда малышке исполниться два года.

— А я знал, что так будет, ты не наседка и никогда ею не была впрочем, я никогда и пытался привязать тебя к плите, потому что знаю, что хозяйка ты, мягко говоря, неважная.

Порой его прямолинейность больно ранит как близких, так и посторонних людей, хотя он прав готовлю, я скверно еще в детдоме мне постоянно читали мораль по этому поводу.

— Прости, сам, не знаю, что говорю.

— Ничего. Вить ты прав это мой, наверное, самый большой недостаток.

— Дашенька, я люблю тебя вопреки всему.

— Даш, будь поосторожнее с Минаевым перец еще тот.

— Спасибо что предупредил, буду, иметь в виду ведь я еще не совсем освоила все поточные течения издательского богемного мира.

— Держись Ирину и все будет хорошо.

— Я и так ее держусь, в чем дело?

— До тебя на него работала, Горина Алина Витальевна из Юхнова так вот работала, на него бесплатно после он, вышвырнул ее на улицу ни с чем.

— Я поняла, ты, намекаешь на то, что мне стоит проверить наш контракт на подлинность?

— Да. Даш, возможно, я блефую, но мне, кажется, он ведет по отношению к тебе не честную игру.

— У меня даже знакомого юриста нет.

— Это не проблема у меня есть однокашник мой Кушаков Вадим Алексеевич, — закурив, сказал, Виктор, набирая номер своего однокашника.

Трубку взяли сразу.

— Алло.

— Прости, за поздний звонок мы можем встретиться завтра во второй половине дня в «Раксе»?

— А по какому вопросу?

— Моей жене нужна юридическая помощь впрочем, это не телефонный разговор.

— Я тебя понял, давай завтра в 15:00 часа.

— Хорошо.

— Вить мне бы не хотелось, чтобы твое опасение подтвердилось.

— Мне, знаешь ли, тоже потому что в Москве это самое приличное издательство, какое я знаю.

— Значит, вернуться завтра придется рано утром.

— Ничего не поделаешь, дела нас не ждут.

— Как там наша крошка, — вздохнув, развела я руками.

— О ней не беспокойся она с мамой.

Из загородного дома уехали, рано утром около восьми сын сладко спал в машине всю дорогу домой.

— Даш, ты сегодня поедешь в издательство смотри без надобности ничего не подписывай.

— Хорошо. Вить я только отвезу рукопись на редактирование и сегодня у меня фота сессия.

— Ах, да я забыл ты у нас теперь гламурная штучка.

— Не говори, так я все та же просто мир издательства, диктует свои условия, а не творить я не могу, я долгое время пыталась, быть той кем, не являюсь с меня, хватит, я хочу быть собой.

В сад сын не пошел Виктор отвез его к матери, а я поехала в издательство. Яна как всегда точила ноготки, когда я зашла в издательство.

— Вы принесли рукопись?

— Да и преступила к новой книге «Прости меня и я вернусь, или я буду любить тебя всегда».

— Вы находка для боса, — связавшись, с босом, заметила Яна.

— Когда фота сессия?

— В половине первого визажист ждет вас в соседнем кабинете.

— Арина?

— Да.

— Хорошо с ней я сработалась.

— Специально подобрали, человека под ваш психологический тип нервной системы у нас все, учитывается.

Через десять минут в приемной появился Роберт, одетый в черную классическую рубашку и черные брюки.

— Вы как всегда обворожительны, — расплывшись в улыбке, сказал Роберт.

— Работа обязывает.

— Дашенька вы наш самородок вы имеете, большой спрос у читателей и не только многие пользуются вашими услугами, кстати, вам надо будет кое-что подписать.

— Что именно?

— Мы с вами продляем контракт на десять лет.

Я не знала, как поступить, а вдруг муж прав и вся эта шарашка впрочем, в случае чего адвокат у нас имеется, — подумала я, чиркнув ручкой.

Фота сессия началась, ровно в двенадцать в час началась съемка «Все о звездах шоу бизнеса» меня там представили как восходящую звезду детективного жанра. Выйдя, из издательства в половине пятого я тут же связалась с мужем.

— Даш, все чисто он хоть и скользкий тип, но не гадит сам себе, потому что издательство это его детище. Что же касается той дамочки, которую он вышвырнул, на улицу так она, писала книжечки в извращенной форме и предлагала писать книги памятки секса для подрастающей молодежи он хоть и не святой, но даже его это передернуло.

— Я рада, что это так ты сейчас где?

— Еду в клинику у меня запланировано три операции.

— А я к твоей маме за детьми.

— До вечера.

Эльвира Николаевна была в магической студии, когда я приехала Марта, Геннадьевна сказала, что малышка спит, а Илья смотрит мультики.

— Сделайте мне зеленый чай с жасмином.

— Хорошо. Как фота сессия?

— Хорошо.

— Вику ели успокоила.

— Дети все плачут, когда маленькие, — сказала я, домработнице отпив чаю.

— Марта Геннадьевна, передайте Эльвире Николаевне, что мы ее не дождались.

— Хорошо.

Взяв Викторию на руки, я вышла из квартиры.

— Здравствуй Дашенька, — услышала я скрипучий голос Марьи Степановны с четвертого этажа.

— Здравствуйте.

В машине меня застал телефон Анатолия.

— Привет ни как не могу дозвониться до Виктора.

— У него сегодня череда операций.

— Даш, не боишься, что его может отбить Катерина?

— Я что-то не пойму к чему ты мне это все сейчас говоришь?

— К тому, что нельзя слепо верить мужику.

— Толь, ты пьян Корина, беременна, подумай о ней, — сухо оборвала его я и отключилась.

Дом встретил, меня тишиной домработница давно спит, муж еще не, вернулся, видимо затяжная операция иногда у него так, бывает. Виктор приехал в три часа ночи помятый и уставший.

— Как все прошло? — поставив, чайник на плиту, спросила я.

— Все хорошо.

— А я уже начала переживать время позднее, а тебя все нет да тут еще.

— Что? Договаривай раз начала.

— Три часа назад мне позвонил, Анатолий молол какую-то чушь о твоей ассистентке я толком, не поняла, что на него нашло.

— Зато я понял, он ни как, не может переварить твой отказ. Знаешь, а ведь его жена не случайно оказалась в больнице с угрозой выкидыша застала, его с подругой развестись, не может, потому что ее отец должен кругленькую суму Анатолию, так что дружок у меня хмырь еще тот жаль, что я это просек с опозданием.

— Никогда бы не подумала, что он такой двуличный, — развела руками я.

— В людях свойственно ошибаться он клеится, к тебе самым наглым образом я это, заметил еще на нашей свадьбе, но тогда я подумал, что мне показалось.

— Тебе не показалось.

— А ведь Вадим говорил мне о нем, а я только рукой махал чуть не домахался.

— Главное что мы это поняли хоть и с опозданием.

— Малыш, я так тебя люблю, я так сильно тебя к нему ревновал, думал, что у меня мозг закипит.

— И напрасно, потому что он не в моем вкусе пыжится, а на деле ничего особенного, собой не представлять.

— Представляю фей-с Барса, если бы он тебя сейчас слышал.

— Вить бог с ним иди лучше ко мне.

Как же быстро летит время, — потягиваясь, прошептала я.

— Ты о чем?

— О том, что сегодня нашей малышке два года, а ведь еще была совсем крошкой Илье уже седьмой год.

— Даш, мама записала его в школу.

— Спасибо передай ей, что я ей признательна.

— Как продвигается твой новый роман?

— Почти написала.

— Не терпится наведаться в психологический центр?

— Да.

— Даш, мама без проволочек оформила нашу дочь в детсад «Теремок» там у нее старинная подруга работает Галина Дмитриевна Шведова.

 

 

ГЛАВА 9

 

— Слава богу, а то у меня от мысли, что Вике еще предстоит подыскивать, детсад голова пошла кругом.

Все складывается, как нельзя удачно только вот расслабляться тебе Даша не стоит, не повтори, ошибки как с Андреем в мужике нельзя растворяться, понадеявшись на то, что он решит все твои проблемы, — мысленно напомнила себе я, поправляя прическу. Услышав шумные голоса в прихожей, я спустилась вниз.

— А где наша крошка?

— В детской рисует.

— Растет маленькая художница? — положив, куклу возле зеркала спросила свекровь.

— Возможно.

— А так оно и будет, помяните мое слово, — закурив кальян, сказала свекровь.

Спорить я не стала, а вдруг ее пророчество и правда сбудется. Ирина, молча, курила в лоджии, когда я к ней присоединилась.

— Как дела на личном фронте? — протянув подруге, бокал шампанского спросила я.

— Все наладилось, после рождения сына он оттаял, а то я не знала, что и делать, — вздохнула Ирина.

— Ир, а вот я в другую сторону даже смотреть ни хочу, как-то не тянет.

— Да меня тоже не тянуло бы, но муж постоянно пропадал на работе, да и отношения стали какими-то пресными что ли.

Сейчас я понимаю, что оправдания мне нет, но тогда думала, авось он ничего не узнает.

— Так всегда бываешь, когда долго врешь.

— Даш, ты счастливая ты вообще ни от мира сего.

— Ир радуйся тому, что у тебя есть живи ради детей благодари творца за то, что он сохранил твоим деткам отца.

— Ты права.

— Девчонки вы там где? — донеслись до нас басы наших мужчин.

— Мы в лоджии сейчас придем.

— Ир не требуй, от него прежних отношений их уже, не будет, прими это как данность.

— Тяжело.

— Никто и не говорил подруга, что будет, легко мужчины редко прощают измену, а если и прощают, то уже не доверяют, на все сто процентов, становятся более задумчивыми закрытыми.

— Спасибо за психологическую помощь подруга.

— Всегда рада помочь ты же знаешь, что всегда можешь, на меня рассчитывать ведь, если бы не ты тогда я, пропала бы в Москве без вести.

— Да брось ты.

— Ир, я знаю, что говорю, и не, спорь.

— С тобой поспоришь, ладно, пойдем к мужикам, а то они, поди, уже заждались нас.

— Ты права.

Мужчины просматривали наш семейный альбом, когда мы пришли.

— Ну, вы и болтаете.

— Давно не виделись.

— А где Вика?

— Я ее уже уложила время позднее, — тихо сказала Эльвира Николаевна.

— Большое вам спасибо.

— Дашенька, ты можешь на меня рассчитывать.

— Уже поздно будет лучше, если вы переночуете у нас у меня дурное предчувствие.

— Ты права, — кивнула свекровь.

Наверное, я впервые в жизни в лице матери мужа увидела маму.

— Вижу, вы привязались, друг к другу знаешь, я очень этому рад ведь до тебя она ни с одной, не ужилась.

— Значит, те, были не твоими половинками.

— Может и так, а может просто не приняли, ее дар испугались, что свекровь будет смотреть сквозь них.

— Зачем гадать главное ведь то, что мы нашли друг друга разве не так?

— Так. Иди ко мне.

Проснувшись, в третьем часу я села за роман « Коварный обольститель» и если бы не затекшая спина так бы и писала, а написать успела я половину, если не больше. Заснув в седьмом часу, я проснулась в половине второго ни мужа, ни сына я не обнаружила только записку на туалетном столике: « Зайка сына с дочкой в сад я отвез, мама, уехала вместе со мной буду поздно».

Приняв, душ я пошла в спортзал, чтобы не потерять интерес в глазах любимого не стоит махать на себя рукой.

Тоже мама мне, — вздохнув, мысленно отчитала, себя я вспомнил о малышке, к которой еще не разу не подошла.

«Меньше за компьютером надо сидеть», — почесав в затылке, подумала я.

Зазвонил, телефон на дисплее, высветилась Инна Васильевна.

— Дашенька, вас, когда ждать? — а то девочки зашиваются

— Сегодня после трех, так что ждите.

Заплетя, косу я зашла, в столовую Галина Сергеевна колдовала на кухне когда я бесшумно зашла.

— Ой, вы так неожиданно.

— Сделайте мне фруктовый салат и апельсиновый сок.

— Хорошо Дашенька.

— Галина Сергеевна если Виктор Александрович вернется, раньше меня, скажете, ему что я буду поздно.

— Хорошо.

Посмотрев в окно, я нахмурилась первое августа, а такое ощущение, что середина сентября. Достав, кремовый брючный костюм, я залив волосы, лаком надев кожаную куртку, вышла из квартиры. Завезя, рукопись по дороге в издательство я поехала в психологический центр, по которому очень соскучилась.

Когда приехала, то с трудом пробилась в кабинет очередь метровая как, выяснилось, Инна с Ксенией Григорьевной зашиваются, а Гурьянова Мария Васильевна да Кожевникова Ирина Владимировна только и красуется, перед гипнотизером Бобровским Владиславом Борисовичем, придется их уволить, — вздохнув, подумала я, направившись в отдел кадров. Юля что-то печатала, когда я влетела в приемную.

— Ой, вы так неожиданно.

— Стоило, мне уйти в декрет как все, разладилось, подготовь приказы об увольнении Гурьяновой и Кожевниковой.

— Хорошо.

— Юля сделай мне зеленый чай с жасмином и принеси в кабинет.

— Хорошо, Дарья Витальевна.

Выпив, чашку чая я начала прием Лариса ели за мной поспевала. С. Иной и Ксенией мы быстро раскидали очередь.

— Нам нужны работники, — закурив, сказала я, отойдя к окну.

— У меня есть на примете, предполагаемые работники профессиональные психологи ушли из центра «Аура» так как он обанкротился.

— Надеюсь, что на этот раз они будут добросовестными.

— Люди проверенные, а тогда я понадеялась на Людмилу.

— Ты что Людку, что ли не знаешь у нее у самой ветер в голове.

— И когда они приедут на собеседование?

— Завтра к 15:00 часам.

— Замечательно.

— Тогда я поехала мне в сад за детьми.

— До завтра.

Выходя из психологического центра, я заметила, статного брюнета с хвостом одетого в черную кожаную куртку и черные брюки который смотрел, на меня не отводя взгляда.

— Простите, мы знакомы? — садясь в машину, спросил он.

— Я Роман брат Андрея помнишь, еще такого или уже растворившись, в новом мужике напрочь о нем забыла.

— Чего вы от меня хотите?

— Хочу общаться с племянником.

— Этого не будет, он вас не знает, Виктора мальчик считает своим отцом нам с вами больше не, о чем говорить.

— Ника оказалась права ты не так проста, как хочешь показаться.

Рванув, машину я мысленно выругалась, визит ко мне Рахманова младшего застал меня врасплох. Ну, ничего я тоже лыком не шита, у мужа есть хороший юрист, так что подаваться страху я не стану, — мысленно успокоила себя я паркую машину на платной стоянке.

В ясельной группе детсада «Теремок», было шумно дочь с подружкой Прониной Валерией Вадимовной, строила домик, когда я ее окликнула. Вместе с Викой мы пошли, в старшую группу сын увлечено собирал конструктор, когда я к нему подошла.

— Вы сегодня быстро, — расплывшись в слащавой улыбочке, заметила Кира Ивановна.

— Так получилось, — сухо прервала я дамочку.

Хватит того, что я плачу, каждый месяц Шведовой пять десятку.

— Мам я в тир хочу.

— Хорошо будет тебе тир.

— Ура.

В машине на меня нахлынули, воспоминания об Андрея ведь он любил меня, так куда же все ушло.

«Не трави, понапрасну себе душу это была не любовь, а страсть его же просто потянуло на экзотику», — тут же сказала себе я.

В тире было, многолюдно заказав, столик я набрала, мужа трубку он снял не сразу.

— Даш, что ты хотела я на операции?

— Нам сегодня надо поговорить.

— Что-то случилось?

— Случилось, прошлое дало о себе знать.

— Даш, ты только ничего без меня не предпринимай надо все взвесить в зависимости потому, что произошло.

— Хорошо.

Бросив телефон в сумку, я тяжело вздохнула, так не хочется начинать войну с родственником покойного бывшего мужа, но видно придется.

— А ты изменилась, — услышала я за спиной бархатистый баритон Бурого Рината антиквара армейского друга Виктора.

— Жизнь заставила.

Ринат так же хорош, собой так же заносчив, не терпит, когда женщина ему отказывает, только ему ничего не светит, я люблю Виктора.

— Передавай Виктору привет скажи, что я к нему загляну надо лечь на дно.

— Хорошо.

Честно говоря, я устала от делишек своего мужа, но я знала прекрасно за кого шла замуж.

— Мам, а кто это был? — спросил меня сын в машине.

— Старый друг твоего папы.

— А почему его не разу у нас не было?

— Потому что он жил в Испании теперь вернулся на Родину.

Покормив детей и уложив, их я набрала мужа.

— Я уже подъезжаю.

Закурив, я нервно стала, расхаживать взад вперед этот гад, вздумал меня шантажировать у меня сейчас одно желание всадить ему пулю в лоб.

— Даша, что произошло? — бесшумно зайдя в гостиную, спросил Виктор.

— Симонов младший вдруг объявился и стал качать права насчет Ильи.

— Он блефует, я тебя уверяю, он гол как Сокол на нем столько долгов что мне и не снилось.

— Откуда?

— Даш, я не хотел тебе говорить, но тебя сопровождает Филин он твои глаза и уши так мне спокойнее.

— А почему ты мне ничего не сказал? Ты что мне не доверяешь?

— Дело не в этом ты бы отказалась а обстановка в городе напряженная.

— Ты прав только мне неприятно, когда посторонние люди дышат мне в затылок.

— Даша, ты известная писательница и психолог сейчас осеннее обострение подумай о детях, что будет с ними, если с тобой что — нибуть случится.

— Ты прав, — остыв, сказала я.

— Вить завтра презентация моей книги «Прости, и я вернусь, или я буду любить тебя всегда» она состоится в 18:00 часов.

— Как раз завтра у меня выходной.

— Пойдем вместе.

— Дашенька, я рада за тебя рад, что ты раскрыла, свой талант, добилась, того чего, хотела, мы тут с тобой, схожи я тоже, сколько себя помню, мечтал быть профессиональным хирургом.

— Милый, я хочу тебя, — срывая с него рубашку, прервала я его.

— Я тоже, — увлекая, меня на постель прохрипел Виктор.

Секс был горячим и необузданным мы так кричали, что я подумала о том, как бы соседи не вызвали полицию. Заснув под утро, я проснулась, от звонкого смеха сына он, рассказывал дочке анекдот. Зевая, я прошла в ванную она оказалась занята Виктором.

— Присоединяйся, детям не до нас они заняты друг другом, — хрипло сказал Виктор, обмотанный полотенцем.

Полотенце тут же полетело на кафель вслед за ним и мы.

Да с мужем мне повезло как муж и любовник он устраивает меня полностью, — закурив, размышляла я, лежа у него на плече.

— Лежать хорошо, но надо еще сходить, с детьми в парк давно обещаем, — надевая рубашку, заметил Витя.

— С этой рукописью я совсем забыла.

— Ничего я напомнил.

— Точно малышка еще просила прокатиться на лошадке.

— Давай их и обрадуем.

Галина Сергеевна пожарила сырников и сделала омлет, выжала морковный сок.

— Позовите детей.

— Хорошо, Дашенька.

Тому, что после завтрака мы поедем в парк дети обрадовались, тем более что сегодня выдался теплый денек. Достав, голубое платье я, заплетя косу, спустилась вниз.

— Этот цвет идет тебе, — обняв, меня за плечи, сказал Виктор.

— Спасибо.

В парке было, многолюдно купив Вике, воздушный шарик я увидела, как к мужу подошла холеная блондинка в красном.

— Ярослава, то, что между нами было в прошлом мы с тобой совершено разные люди ты калькулятор, а не женщина, а мне нужна женщина и я ее нашел.

— Детдомовку? Думаешь, она с помощью своего таланта так раскрутилась, хрен та не удивлюсь, если она спит с Минаевым.

— А ты не меняешься, так же, судишь людей по себе. Слава отойди, дай пройти.

— Девушка из прошлого? — проводив, оценивающим взглядом соперницу спросила я.

— Ошибка бурной молодости, а ведь я чуть не женился на ней, но она предпочла банкира Курского Виталия Петровича сейчас мужик при смерти все отойдет, его первой жене Курской Алине Владимировне и их дочери Катеньке вот она и, решила попытаться все вернуть вспять.

— С ней все ясно. Вить я верю тебе.

— И правильно делаешь, потому что я однолюб я, когда тебя только увидел, почувствовал, как меня шарахнуло током.

— Кажется, собирается дождь, — ощутив на себе дождинку, сказала я.

— Похоже на то.

— Вика, Илья мы уезжаем.

— Ну, мама, — закапризничала малышка.

— Ты простынешь и не сможешь ходить в детсад и на художественный кружок, — тихо сказала я Вике.

— Ну, хорошо.

Отвезя детей к матери Вити, мы поехали домой переодеваться. Открыв, гардероб я достала красное платье волосы собрала наверху залив лаком.

— Надень бриллиантовые серьги.

— Ты прав.

Оглядываясь назад мне уже не вериться, что девушке с косичками из Кисловодска удалось покорить Москву всеми правдами и не правдами меня, правда и сейчас некоторые дамочки так называемых бизнесменов пытаются опустить, но это у них плохо получается, потому что сейчас я известная писательница у меня собственный психологический центр.

— Даш, это первая презентация твоей книги?

— Да.

— «Прости меня и я вернусь, или я буду любить тебя всегда»?

— Да.

— Дашка, напиши что — нибуть о врачах.

— А ты подал мне идею, — садясь в машину, сказала я.

— И.

— У меня уже имеется рабочее название моей новой книги.

— И какое же?

— «Врачебная ошибка, или поиск ребенка вопреки всему».

— Тебе что сюжеты вот так с бухты Барахты приходят?

— Да.

Увидев на стоянке кучу машин, я присвистнула.

— Собралась вся элита Москвы, — подавая, мне руку, сказал Виктор.

В доме издательств негде яблоку, было упасть мне, пришлось дать трехчасовое интервью для журнала «Все о звездах» после я представила свои книги, раздавала автографы.

Обернувшись, я, увидев, рядом с мужем рыжеволосую женщину в зеленом платье мысленно, выругалась, потому что это моя бывшая золовка не знаю, почему, но я чувствую от нее исходящую опасность для нашего брака.

— А ты изменилась, — скривившись в кривой улыбке, заметила Вероника.

— Все течет, все, меняется, — подав женщине, бокал с шампанским сказала я.

— Душа о дочери не болит.

— Лера сама сделала свой выбор.

— Ну, ну. Если бы я тогда знала, что из кроткой овечки ты обернешься, в волчицу никогда бы не оплатила твою операцию.

— Женщина вам лучше уйти, — сухо осадил Веронику качек с толстенной цепью на шее.

— Без рук я ухожу. Как жаль, что брат не послушал, нас и женился, на тебе тебя хоть в шелка, одень все равно за версту, будет нести провинцией.

Ее выкрики в мою сторону я пропустила, мимо ушей больше никто из семейства Симоновых мне сломит меня.

— Господи, неужели я прожила, с ним семь лет страсть, приняла за любовь вот и результат.

— Не кори себя ты была неопытной девчонкой, которая в Андрее увидела принца на белом коне, — приобняв меня за плечи сказал Витенька.

— Дашенька, черный пиар вам не помешает, — расплывшись в кошачьей улыбочке, — сказал издатель.

— Валяйте только не перегните палку, — вздохнула я, махнув рукой.

— Даша, тебе хватит, — отобрав, у меня пятый по счету бокал шампанского, сказал муж.

Открыв, глаза я застонала, голова чугунная визит бывшей родственницы из прошлого выбил меня из колеи хорошо, что сегодня суббота у меня выходной.

— Вот выпей легче станет, — подав мне, бокал с каким-то настоем, — посоветовал Виктор.

— Спасибо, — добив, все до последней капельки, сказала я.

— Честно говоря, в таком состоянии я видел тебя впервые.

— Просто мне вчера, было очень плохо, нахлынули воспоминания.

— Забудь все, что с тобой было, как страшный сон дети у мамы она привезет их к вечеру.

— Спасибо за поддержку.

Виктор предложил мне съездить загород половить рыбу помедетировать.

— А поехали все равно из меня сегодня писатель, ни какой, — махнула рукой я.

— Быстро в душ я пока Марье Григорьевне позвоню.

Через сорок минут я была как новенькая. Надев, голубой спортивный костюм я, связав, волосы в хвост, вышла из ванной.

— Как ты?

— Лучше.

— Галина Сергеевна еду нам собрала.

— Тогда поехали.

В загородном доме были, ближе к вечеру на рыбалку, решили сходить завтра с утреца.

Заснув, у Витьки на плече я, проснулась от солнечных лучей осветивших комнату. Зевая, я прошла, в ванную Витька был уже там.

— Проснулась?

— Еще не поняла, но порыбачить хочу.

— Значит порыбачишь.

Наловив, ведро карасей мы, вернулись домой. Домработница нажарила нам целую сковороду. В половине пятого мы уехали, домой по дороге заехали к матери Виктора за детьми ведь завтра понедельник. Эльвира крутила хрустальный щар, когда мы пришли.

— Дашенька, ты стала сильнее, чем была, — оторвавшись от шара, заметила свекровь. — Москва закалила меня, — вздохнув, сказала я.

— Вероника тебе ни чем не навредит, она бессильна, против тебя ее мать в клинике для умалишенных Лера ее ненавидит ей только и остается, что винить всех кроме себя.

— Мам нам пора завтра у меня пересадка головного мозга профессору биологических наук Фирсанову Виталию Борисовичу.

— Сын операция пройдет успешно ассистент у тебя от бога.

— Ты имеешь в виду Алину Сергеевну?

— Да.

Помахав, женщине рукой мы вышли, из дома малышка заснула в машине, а сын всю дорогу смотрел по сторонам.

Уложив, детей спать я, получила сообщение от Ирины о том, что завтра день встречи выпускников детдома «Чародеи» состоится в ресторане «Гавань» в 20:00 часов вечера.

— Сходи, развеешься ты и так у меня ни куда не ходишь, — оторвавшись от газеты, сказал Виктор.

— И то правда по девчонкам ужасно соскучилась, сколько воды утекло.

В понедельник, позвонив в центр, я сказала, что сегодня меня не будет, я поехала в бутик за шмотками. Купив серебряное платье с туфельками, я поехала в салон красоты «Мадонна».Увидев, там Ксению я поперхнулась кофе.

— Не ожидала?

— Честно говоря, да мне говорили ты в Штатах.

— Фрэнк, бросил меня хорошо, что после каждого мужика я откладывала, на черный день я открыла, салон красоты сейчас замужем за банкиром Емельяновым Кириллом Степановичем он свято, верит, что мои родители были учеными.

— Идешь на встречу выпускников?

— Иду, а ты?

— Тоже.

В семь часов вечера я, надев платье, сделав прическу, вышла из дома. Филин был уже в машине. Возле ресторана было столпотворение. Ирина была, в красном атласном платье в ресторане были не знакомые мужчины. Ирина держалась, достойно лишнего не позволяла.

— Нам пора, — посмотрев на часы, сказали мы.

— Верные женушки?

— Случается и такое. Ир ты со мной?

— Да.

— Тогда поехали.

— Спасибо что увезла меня, а то было искушение пофлиртовать с Артуром, — набирая номер Артема, сказала подруга.

— Ты неисправима.

Достав, телефон я позвонила, домой трубку сняли сразу.

— Ты где?

— Уже едем, по домам Филин нас развозит.

— Жду.

Бросив телефон в сумку, я подумала о том, что с девчонками нас уже ничего не связывает.

Артем курил у подъезда, когда мы подъехали.

— Ты рано я думал до утра.

— Тем, я изменилась, — замурлыкала подруга ему в ответ.

— Твоя подруга гулена, но держит себя в руках.

— Филин, вы забываетесь, — сухо оборвала я качка.

— Извините сблатнул лишнего.

— Надеюсь, что это больше не повторится, отгоните машину в гараж.

Виктор, молча, курил в столовой, когда я зашла в квартиру.

— Думал, ты пробудешь там до утра.

— Нам было не, о чем говорить я вообще пожалела о том, что поехала.

— Ксения трещала о своем салоне?

— Она была твоей пассией?

— Была, но одного мужика ей мало и мы расстались, она для семейной жизни не пригодна.

— Милый, давай спать, я валюсь, с ног еще завтра запарка на работе буду отбирать претендентов на работу в психологическом центре после трех плотно засяду за роман.

— Хорошо.

Утром мы проснулись одновременно.

— Даш, сегодня я начинаю, прием с десяти может, отвезешь детей в сад?

— Отвезу.

— Даш, Илье мы все купили к школе?

— Все он у нас укомплектован полностью.

Надев, черный брючный костюм я, связав, волосы в хвост, спустилась вниз.

— Звони.

— Хорошо.

— Илья, Вика поторопитесь.

Отвезя детей в сад, я поехала в центр.

До часу центр будет закрыт. С помощью Инны Васильевны мы набрали бригаду профессионалов.

— Яна вы в курсе, что здесь оказывают помощь, а не строят карьеру? — в лоб спросила я девушку.

— В курсе.

— Инна раздай будущим сотрудникам тестовые задания.

— Уже раздала.

— Замечательно не плохо чтобы все претенденты на рабочие места заполнили анкеты.

— Это вообще жестко.

— Инна у меня известный в городе психологический центр я хочу, чтобы у меня было все по высшему разряду ведь, по сути, сюда в большинстве приезжают состоятельные люди и так в редкую стежку люди среднего класса.

— Я тебя не узнаю, ты стала жесткой беспринципной злой.

— Для всех добренькой не будешь, я уяснила это раз и навсегда, чтобы выжить, в Москве надо стать непробиваемой толстокожей коей я и стала.

Тестирование прошли все с завтрашнего дня Романова Варвара Петровна, Грачева Ирина Вадимовна, Яковлева Анастасия Борисовна и Кочек Вера Владиславовна приступят к работе.

— А что будешь делать с Владом?

— Ничего пускай себе работает, ведь мы, набрали потомственных ведьм, которым его гипноз ни по чем.

Открыв, психологический центр в половине второго я, поработав, до трех укатила в сад за детьми. Увидев меня, дети обступили меня.

— Ты сегодня рано теперь так будет всегда?

— К сожалению, нет сладкие мои.

Когда мы приехали, домработница закончила запекать, утку в вином соусе салат Цезарь, был уже на столе. После полдника Илья пошел делать задания, что ему задали в саду, а малышке я включила мультики.

Включив, компьютер я с головой ушла в роман «Прости меня и я вернусь, или я не забуду тебя никогда». За романом я не заметила, как пролетело время, если бы не затекшая спина, так и писала.

Вспомнив о детях, я заглянула, в гостиную малышка заснула, мультики давно кончились, начались новости. Уложив, малышку я, взяв пачку сигарет, вышла, на балкон как раз, подъехал Виктор с розами в руке.

Достав, свечи я, принеся фужеры, поставила, их на стол в суматохе я совсем забыла о годовщине нашей свадьбы семь лет совместной жизни.

— Галина Сергеевна помогите мне все поставить на стол сегодня у нас праздник.

— Все с пылу жару Дашенька.

— Спасибо.

Через пять минут в дверь позвонили.

— Ты быстро.

— Утром в суматохе совсем забыл о нашем торжестве, — прижимая, меня к груди сказал взъерошенный Виктор.

— Розы красивые бордовые мои любимые, а тебе я купила новый телефон, а то твой старый барахлит уже давно.

— Детка это не все, — достав, из кармана не большую коробочку сказал Виктор.

Открыв, ее я присвистнула, он купил мне золотое кольцо с сапфиром. Он поразил, меня своим жестом, тем не менее, после неудавшегося брака я больше не идеализирую, мужчин. Я принимаю их такими, какие они есть мой муж хоть, и старается быть мягким и пушистым, но порой это у него плохо, получается, начинается ворчание приходиться включать дипломата.

Открыв, бутылку шампанского он наполнил, бокалы не успели мы выпить, как в дверь позвонили, приехала его мать с тортом и чайным сервизом тот же мы разбили.

— Спасибо он очень красивый, — относя чайный сервиз в сервант, сказала я.

— Завтра первое сентября вы, надеюсь, оба будите дома?

— Я решил сделать себе выходной Даша, наверное, тоже, — услышала я, выходя из гостиной.

— Инне я только что звонила, завтра я дома я, хочу сама отвести нашего сына в школу на его первую линейку.

— Вот и правильно.

— Пойду, чайник поставлю.

— Пирог пекла Галина?

— Да вы же знаете.

— Знаю, потому что сама ни черта делать, не могу, — закурив, сигару сказала свекровь.

Честно говоря, я не знала, что и сказать обычно свекрови чмырят своих невесток за то, что они никчемны по хозяйству, но видно у моей свекрови иное представление невестки.

Мысленно прокручивая свою жизнь в голове, я ловлю себя на мысли что нашла, свое счастье обрела его с Виктором за ним я как за каменой стеной.

— Ау ты где-то в дебрях? — засмеявшись, спросила мать Виктора.

— Да так вот подумала о том, что Виктора послал мне сам господь.

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 10

 

— Дашенька, я рада, что мой сын встретил тебя, встретив, тебя он ожил, почувствовал вкус жизни.

— Дашенька не сравнивай меня с ней, — взяв меня за руку, вдруг попросила меня Эльвира Николаевна.

— Вы о моей бывшей свекрови?

— О ней самой.

— Хорошо не буду.

— Девочки, а вы где? — позвал нас Виктор уставший ждать нас в гостиной.

— Мы уже идем.

Через час приехала Ирина с Артемом.

Пока мужчины болтали, о своем мы, уединились в лоджии.

— Ир, мне так с ним легко да он не идеал и я больше не рисую, мужчин я, принимаю их таких, какие они есть с них достоинствами и недостатками все мы не идеальны, да и вообще идеальных людей не бывает это из ряда фантастики.

— Я рада за тебя. С Артемом я счастлива, теперь у нас есть Денис.

— Ир, а ведь тогда ты была, права насчет Андрея он был, предназначен не мне, приняв страсть за любовь, я опалила, крылья, тем не менее, судьба подарила мне сыночка, которого я, очень люблю.

— Вот видишь, не жалей ни о чем.

— Ты права.

— Девчонки вы где? — донеслись до нас голоса наших мужчин.

— Уже идем.

— Твоя свекровь провидица?

— Да, а что?

— Хочу, чтобы она мне погадала.

— Боишься потерять мужа?

— Боюсь, на него положила глаз дочь банкира Бачинского Валерия Юрьевича Кристина.

— Она может разложить на тебя прямо сейчас.

— Я буду тебе очень признательна, если ты попросишь Эльвиру Николаевну об этой не большой услуги.

Свекровь, молча, курила у окна на балконе когда я к ней подошла.

— Знаю, о чем пришла просить меня хорошо я, разложу на нее карты, кстати, ее соперница сильна, но так же сильна и их любовь, хотя, по правде говоря, твоя подруга заслуживает наказания, — затушив сигарету, сказала свекровь.

— Она об этом прекрасно знает.

— Ладно, зови, ее я предскажу ей будущее в твоей комнате мне понадобиться свеча и блюдце с водой.

— Сейчас принесу.

Ирина вышла из комнаты задумчивая.

— Ну, что не томи?

— У нас будет, не простой период в, отношениях. Кристина будет пытаться разбить нашу семью. Только у нее ничего не выйдет.

— Вот видишь, а ты переживала.

Когда гости разъехались по домам я, закурив, вновь прокрутила свою жизнь назад и поймала себя на мысли о том, что я стала, сильнее увереннее в себе что ли, научилась себя ценить и любить и главное ни с кем себя не сравнивать.

  • Крошка - сын к отцу пришёл... / Алексеев Руслан
  • Почему я опять в школе? / Шаламина Алёна
  • Зауэр Ирина. Вечность / Машина времени - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чепурной Сергей
  • Древний английский рецепт: как не напиться в обществе / Васильков Михаил
  • Эпилог / Полеты в пустоте / Дримский Александр
  • Как ежата в гости ходили / Как ежата в гости собирались / Грохольский Франц
  • Новые Люди. Новые Боги. Новый Мир / Написанное настроением / Александр Ichimaru
  • ДЕТЕКТИВНОЕ АГЕНСТВО "ТРИ БЕЛЫХ КОНЯ" (угадайка) / "Зимняя сказка — 2017" -  ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Лисовская Виктория
  • Ведя за собой! / Новый Ковчег / Ульянова Екатерина
  • Неотложная помощь / Эмо / Евлампия
  • Свет и тьма / Пыль дорог / Kalip

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль