ЮЛИЯ СНЕЖНАЯ / ЖИЗНЬ С ЧИСТОГО ЛИСТА, ИЛИ ПОПЫТКА ОБРЕСТИ СЧАСТЬЕ / Снежная Юлия
 

ЮЛИЯ СНЕЖНАЯ

0.00
 
ЮЛИЯ СНЕЖНАЯ
Жизнь с чистого листа, или попытка обрести счастье

— Пытался после не удавшегося брака с Викой я хотел, чтобы у сына была полноценная семья, но она не приняла моего ребенка, а малыш не приял ее.

— Ей близко детей допускать нельзя, — выпалила я.

— Даш, я разделяю твое мнение, но с Раисой ее мамой у нас сложились теплые отношения, — вздохнув, оборвала меня свекровь.

В прихожей зазвонил, телефон через пять минут Галина Степановна сказала, что звонил, Крылатов Игорь Сергеевич Ирина родила, мальчика назвали Архипом.

— Оригинально, — улыбнувшись, заметила свекровь.

— Даша, когда рукопись сдашь? — вздохнув, спросил издатель.

— Через три дня.

— Долго же вы с Моисеем рожаете свои произведения.

— Зато, какие произведения.

— Это да но, тем не менее, не затягивайте.

Когда они уехали, я вздохнула с облегчением. Я понимаю, что все издатели видят в нас торцах пера «печатный станок» но нельзя заставить человека делать все из под палки в этой черте его характера большой минус плюс в том, что мои книги приобрели яркое оформление и продаются в каждом киоске страны, как и должно, быть.

Оглядываясь, назад я, прокручивая свою жизнь, словно пленку, назад поняла, что до Димы мне встречались «мужчинки» а не мужчины, которые что-то требовали, от меня, не давая ничего взамен, что Андрей, что Виктор пытались меня подогнать под себя, но ребята так же нельзя я не вещь, чтобы меня подгоняли.

— Не спится? — включив, свет в столовой спросил взъерошенный Димка.

— Да что-то не спится, снова вспомнила свое прошлое.

— Твое прошлое давно пора похоронить в прошлом и жить настоящим.

— Ты прав, — улыбнувшись, сказала я.

— Сегодня дома?

— Сегодня у меня прием после обеда до этого времени я должен дописать книгу успеть отдать, рукопись на редакцию Феликсу вообщем дел полон рот.

— Знаешь у меня тоже, — вздохнула я.

— Тебе хоть в центр сломя голову бежать не надо.

— Это да.

Уединившись, каждый в своем кабинете мы не заметили, как пролетело время. Дописав, наконец, роман «Кровавое завещание, или по лезвию ножа» я перебросила его Бурцевой на емайл. Через пять минут она мне позвонила.

— Что вдохновение бьет ключом?

— Да. В моей голове столько сюжетов, что дай господи мне силы все это реализовать.

— Как и в голове у Моисея.

— Лена, он тебе не по зубам, — ледяным тоном осадила я редакторшу и отключилась.

Ну, уж нет, я, и минуты больше с ней не проработаю, придется обратиться к знакомой свекрови Дурцевой Арине Сергеевне, которая работает в «Комсомольце» женщина в возрасте там получает от силу десять тысяч на нец еще мама инвалид, так что думаю, что она с радостью согласиться.

Достав, номер телефона издателя я набрала его номер.

— Алло что случилось?

— Ничего особенного не считая того, что редактировать, мои романы будет другой человек она слишком не чистоплотна.

— Я это заметил она переверает текст и что дальше?

— Я свяжусь, с Татьяной Сергеевной у нее на примете есть знакомая дочь подруги Вероники Павловны Дурцева Арина Сергеевна, которая ухаживает за матерью инвалидом и подымает сына.

— Хочешь, чтобы я принял ее в штат сотрудников?

— Хотелось бы для начала с женщиной переговорить.

— Так переговори, кто тебе мешает, сказал Гумаров и отключился.

Взяв, телефон я, найдя в адресной книге номер свекрови, набрала ее номер.

— Алло, — ответила свекровь.

— Татьяна Сергеевна я не могла бы к вам подъехать? — боюсь, что это не телефонный разговор.

— Можешь только не надолго через час мне к врачу.

— Хорошо я уже выезжаю.

Бросив телефон в сумку, я вышла, из квартиры Лещ был уже в машине.

На Рублевке яблоку не где было, упасть свекровь, живет в элитном доме с колонами с карсежкой, так как дом стариной ценности у каждого подъезда фасад красота необыкновенная. Нажав, на кнопку демофона я, услышала: «Вы к кому».

— Я к Гумаровой Татьне Сергеевне.

— Заходите.

Поднявшись, на лифте на десятый этаж я, подойдя, к обитой под дерево двери тяжело, вздохнула, потому что я с детства привыкла, рассчитывать только на себя я не привыкла просить. Вздохнув, я, нажав, на кнопку звонка услышала: «Кто».

— Римма Васильевна это Даша невестка Татьяны Сергеевны.

— Заходите.

Вкус у матери Димы хороший прихожая отделана под дерево зеркальные потолки, зеркало, обрамленное в золотую рамку кругом цветы в гостиной дорогая мягкая мебель кремового оттенка в кухне персиковые тона медынская мебель, не большая мойка уютно, — осмотревшись, подумала я.

— Рима что ж ты гостью не проводила в гостиную, — выйдя в прихожую, отчитала домработницу свекровь, одетая в сарафан для беременных уже на пятом месяце беременности.

— Пройдем, говори, только быстро я спешу.

— Я отказалась от услуг Бурцевой.

— Что и следовало ожидать, как, редактор, ни какая так еще посягнула на чужое ты ведь и потому тоже решила от нее избавиться?

— Да и Татьяна Сергеевна я слышала, что у вас есть, подруга инвалид Вероника Павловна ее дочь Арина Сергеевна работает в «Комсомольце» получает, смешные деньги редактор от бога вы, не могли бы с ней переговорить, тем более что ее матери и мужу нужны дорогостоящие лекарства и квалифицированная сиделка.

— Переговорю, могу позвонить даже сегодня.

— Спасибо.

— Кого ждете?

— Сына.

— Я подвезу вас.

— Что видно, что нехорошо себя чувствую? — вздохнув, спросила свекровь.

— Да.

— Пожалуй, ты права.

Увидев мать шефа, Лещ раскланялся перед ней для него она кумир он и его мать Таисия Сергеевна читают ее книги. В центре «Мама и малыш» народу было полно, но Гринева Римма Васильевна приняла свекровь без очереди.

— Ну, что? — зевнув, спросила я.

— Беременность, протекает, хорошо, если учесть мой возраст то врачи недоумевают.

— Даш, я вечером тебе позвоню.

— Буду ждать вашего звонка.

Забрав, Моисея с Сашей из школы я поехала домой. Увидев, возле дома бывшего мужа я, поежившись, посмотрела на Леща.

— Иди, к подъезду не оглядываясь, я с ним разберусь, — глухо обратился ко мне Лещ.

— Что тебе надо от нее? Ты и так жизнь ей сломал, а то, что ты без бабы ничто никто не виноват.

— Она тварь она жизнь мою угробила, детей против меня настроила.

— Тут брат ты сам виноват.

Виктор ущел как побитая собака я подивилась, себе ведь когда-то я любила этого человека, хотя уже тогда его отношение ко мне меня напрегало он вечно диктовал мне что делать, что надеть, как встать. Воспоминания не из приятных.

— Мам, а кто это? — тихо спросил меня Саша.

— Саш, это мой биологический отец, — вздохнув, ответил Моисей.

Бедный ребенок, — вздохнув, подумала я.

Когда мы приехали, Димы еще не было, зато был наваристый борщ со сметаной. После обеда дети ушли в комнату я, набрав номер Димы, подогрела бутылочку для Настеньки.

— Алло. Солнце сегодня работы полон рот, Глеб зишивается буду около девяти не раньше.

— Звони, как освободишься, — вздохнув, попросила я.

— Хорошо.

Погода шепчет на дворе сентябрь, бабье лето, оставив, Вику с мальчиками с Ринатой Васильевной новой гувернанткой я пошла в сквер с дочерью.

— Даш ты ли это? — услышала я бархатистый баритон рядом с собой.

Обернувшись, я увидела, идущего ко мне Ржова Рината Сергеевича мы с ним из одного детдома он строитель воспитывает, сына один жена сбежала за лучшей долей в Америку.

— Я.

— Ты изменилась, а вот я тут потерялся.

Поняв что, выслушивая, его нытье я, пожалуй, засну, я сказала, что у меня встреча, что супруг запаздывает.

— Ты замужем за Моисеем?

— Откуда его знаешь?

— Служили вместе. Тебе с ним повезло.

Разговор не клеился, я с трудом дождалась, когда он ушел. Вот кому-то не повезло с мужем, — вздохнув, подумала я про себя. Малышка так сладко спала, что будить ее я не стала, продолжив писать на свежем воздухе. В сумке запел телефон, вздохнув, я, сняла трубку.

— Алло.

— Даша, это я Татьяна Сергеевна завтра в издательство «Бревелл» подъедет Арина, она обрадовалась моему предложению о подработке.

— У нее, возможно, будет постоянная работа.

— Ты слишком наивна, девочка моя на одну зарплату писательства не проживешь потому у меня еще и есть клиника пластической хирургии «Нифа».

Свекровь права где-то розовые очки я еще не сняла, а надо бы. Настя замолкла, я сразу смекнула, что она мокрая. Приехав, домой я первым делом ее переодела. Покормив, дочь я уложила ее в кроватку. В половине девятого позвонил, Димка сказал что выехал.

— Будем тебя ждать.

— Галина Степановна запеките картофель в сметанном соусе поставьте утку в вином соусе и сделайте салат.

— Хорошо, Дашенька.

Взяв, бокал вина я прощла в детскую мальчиков.

— Моисей как дела в школе?

— Хорошо благодаря Ринате мы с братом идем в гору.

— Вы дружны, это радует.

— Мам, Сашку я в обиду ни кому не дам.

— Вот это правильно сынок.

— Мам через неделю мы летим в Питер на две недели нужно пять семьсот, — просунув голову в дверь сказала тринадцатилетняя Вика.

— Вместе с классом?

— Разумеется.

— Хорошо.

Взяв, ноутбук я уединилась в лоджии, где у нас есть не большой журнальный столик. Уйдя с головой в новый роман: «Гудбай бэби, или между двух огней» я потеряла, счет времени даже не заметила, когда приехал муж.

— Дашка, ау ты где? — донеся до меня баритон супруга.

— Дорогой я в лоджии.

— С тобой все ясно. Бурцеву уволила? Не думал что ты такая ревнивая.

— Еще, какая, так что дорогой не советую тебе меня драконить.

— Даш, я однолюб, — сев со мной рядом прервал меня Дима.

— Знаю, но все равно ревную это сильнее меня.

— И напрасно мы уже нашли, друг друга мы понимаем друг друга по шевелению губ без слов.

— Хорошо, что нас с тобой сейчас не слышат, светила психиатрии иначе давно под белы рученьки приковали к койке и пускали, мы с тобой пузыри до конца дней своих ведь сейчас действует не гласное распоряжение сверху не похожих на других делать «недееспособными» гражданами, для того чтобы лишить их всего.

— Пожалуй, ты права даже я психолог опасаюсь психиатров, которые любят использовать, ультразвук который пагубно, влияет на сознание человека, — вздохнув, сказал Дмитрий.

За разговором мы не заметили, как пролетело время.

— Ого, уже три часа, а у меня завтра семинар плюс сдача рукописи Феликсу, — вздохнув, сказал Дима.

— А у меня на повестке дня знакомство с новым редактором благодаря твоей маме.

— Я рад, что вы нашли общий язык, потому что Дима осекся.

— Потому что твоей маме не легко угадить?

— Ну да.

— У нас с ней общее дело и делить нам с ней нечего тем более, сейчас все ее мысли о ребенке.

— Да с мужиком ей повезло хоть на склоне лет.

— Ее не смущает разница в возрасте?

— Нет потому что ее кумир Алла Борисовна Пугачева и Максим Галкин.

— Не такая уж и большая ему пятьдесят пять.

— Не знала.

— Детка ты многого не знаешь.

— Это ты о чем?

— О, том, что Гумаров состоял со мной в группировке «Гумм» мы тогда ставили, на перо коммерсантов мать только, развелась, с отцом я разводил кошельки на деньги вот тогда я с ним и познакомился, после того как мать встала на ноги благодаря дяде Евгения, Виктора Павловича.

— Дим для меня это давно не новость.

— Ты что как рентген, как и я?

— Похоже на то в последнее время древние способности людей раскадируются.

— Все шабаш пора спать, — зевнув, сказала я.

Заснув к утру, я проснулась от телефонного звонка. Открыв, глаза я не, поняла что сейчас утро, день или ночь.

— Алло, — сонно пробормотала я.

— Даша, ну наконец-то как до Смольного ты на часы смотрела Арина Сергеевна уже у нас.

— О господи я скоро буду.

— Ты в своем репертуаре. Ждем.

Чертыхаясь, я пулей побежала в душ, на ходу мастеря прическу открыв гардероб надела любимую черную блузку с брюками в тон надела черный плащ. Увидев в столовой Леща, я облегчено вздохнула.

— Поехали в «Бревелл» меня давно ждут.

— Поехали.

Между нами пробежала искра, но и он и я прекрасно понимаем, что наша мимолетная страсть ничего, не оставит после себя кроме руин. У него жена ждет ребенка, а я не могу рисковать тем, что имею.

— Даш я.

— Лещ, лучше не начинай, подумай об Алине ты ей сейчас нужнее.

— Я знаю, просто от тебя исходят такие флюиды.

— Знаю, но я прощу, тебя держи себя в руках.

В машине я связалась с Ириной.

— Привет куда пропала?

— Я вся в романе и в воспитании малышки.

— Так у вас теперь Рината Васильевна.

— Ну, Рината Васильевна мне и помогает, в центр я вернусь, когда малышке исполниться год место в саду «Ласточка» уже забито благодаря свекрови.

— Даш, крестины завтра в одиннадцать.

— Спасибо что позвонила.

— Хорошая подруга у тебя сейчас это редкость, — вздохнув, сказал Лещ.

— Знаю.

Припарковавшись, на стоянке недалеко от издательства я буквально влетела в издательство.

— Вас заждались, — поморщившись, отрезала Инна, поправив очки.

— Я знаю.

— Из-за тебя уволили, профессионала своего дела если бы твоя свекровь не, была женой Гумарова, то ни одно издательство тебя не приняло, уж я-то постаралась.

— Вы не слишком на себя берете? Возможно, вы спите с Гумаровым, но это ничего не значит.

— Да как ты! — женщина пошла красными пятнами.

Развернувшись, я пошла в кабинет Гумарова.

— Дарья Витальевна, ну нельзя же так заставлять ждать людей! — покачав головой, проворчал Гумаров.

— Пробки.

— Дарья Витальевна я Арина Сергеевна Татьяна Сергеевна говорила вам обо мне?

— Да, да.

— Тогда я полагаю, обе стороны могут подписать контракт, — почесав в затылке, сказал Евгений Александрович.

После подписания контракта я дала Арине флешку с рукописью.

— Евгений Александрович дело в том, что я работаю в «Комсамольце» и.

— Вы можете, смело писать заявление об уходе по собственному желанию зарплата у вас будет сорок тысяч.

— А.

— Так сейчас ценятся редакторы в известных издательствах. Даш что у тебя произошло с Инной Васильевной?

— Не большая стычка, но ведь это не помешает нашей продуктивной работе?

— Не помешает, потому что я нее уволил, моим помощником будет Симонов Руслан Борисович мой сводный брат.

Вспомнив, чернявого брюнета с чертиками в глазах я мысленно выругалась, потому что меня снова потянуло, налево про меня еще в детдоме говорили: «вон пошла кошка» попали в точку я кошка, которая гуляет сама по себе возможно Виктор прав я не пригодна для семейной жизни. Только изменять Димке не хочется, я могу потерять все, что имею, а мне есть что терять.

Мои размышления прервал телефонный звонок мужа.

— Алло.

— Ну, как все прошло?

— Хорошо. Инну уволили, теперь помощником Гумарова будет его брат.

— Даш, он змей еще тот, — вздохнул Дима.

— Дим, твоя ревность беспочвенна и.

— Детка поговорим дома.

— Хорошо.

Бросив телефон в сумку, я пошла к машине.

— Ты играешь с огнем, — покачав головой, сказал Лещ.

— Знаю, потому держу себя в руках, — пробурчала я.

Дети в школе это хорошо смогу раствориться в романе завтра у Насти день рождение год я подарю ей говорящую куклу. Дима молча курил у окна, когда я зашла на кухню.

— Даш, ты играешь с огнем. Твой флирт с мужиками вот где у меня, — с трудом держа, себя в руках прокричал Дмитрий.

Таким я видела его впервые за десять лет совместной жизни.

— Дим, ты прав, — вспыхнув, начала я.

— Знаю что прав. Даш, не наделай глупостей.

— Не наделаю. Дим, я дорожу нашими отношениями.

— Хочется в это верить.

— А ты верь.

— Тогда не заставляй, усомнятся в твоей верности, — вздохнув, попросил Дмитрий.

Всю ночь я замаливала, перед ним свой грешок я с трудом сдерживаю, соблазн я не далека от измены, но ее не будет, потому что я ни хочу потерять Диму. Утром я проснулась, от звонкого смеха детей у них каникулы еще впереди месяц Вика ходит в художественную школу мечтает, стать художницей сегодня двадцать шестого июля у Насти день рождения народу будет много в основном дальние родственники мужа.

— Как же быстро пролетело, время ведь только была зима, а уже конец июля.

— Время бежит. Как наша малышка?

— В детской собирает мозаику под присмотром гувернантки.

— Гости приедут к 15:30 у нас все готово?

— Галина Степановна, запекла утку в вином соусе рыбу в крабе сделала три салата испекла торт Прага.

— Отлично.

— Дим, я люблю тебя, — прижавшись к Димке, промурлыкала я.

— Даша, я тоже тебя люблю просто твой флирт.

— Я больше не флиртую.

— Потому что поняла, чем это чревато.

Через пятнадцать минут приехала Виктория сделать мне макияж, потому что без репортеров не обойтись теперь я известная в Москве писательница.

Достав, голубое платье я, надев его, распустила волосы по плечам.

— Завтра крестины.

— Я помню. Даш ты принадлежности для школы детям купила?

— Да.

— Это хорошо, а то я думал, ты забыла.

— Я все помню.

— Хорошо если так.

— Вика перешла в пятый класс учителя хвалят ее.

— Я рад за нее. Даш у нас с тобой хорошие дети.

— Не без твоей помощи ты стал им настоящим отцом, которого им так не доставало.

— А ты стала хорошей матерью Сашеньке.

Увидев в окне вереницу машин, я сказала: «Гости на подходе».

Ирина с Игорем подарили малышке конструктор свекровь с Гумаровым плюшевого белого медведя, а мы говорящую куклу дальние родственники мужа подарили малышке развивающие игры.

Взяв, бокал вина я вышла на балкон, где столкнулась с пристальным взглядом Вадима.

— Я не картина не стоит меня гипнотизировать.

— Умная больно? Ты ведьма.

Вздохнув, я вернулась в дом.

— Сосед не дает проходу может с ним поговорить по-мужски? — тяжело вздохнув, спросил муж.

— Поговори. Мои доводы на него не действуют.

Пройдя на кухню, я заварила, себе крепкий кофе я перебрала вина и, судя, по взгляду Димы завтра меня ждет малоприятный разговор.

— Даш, ты играешь, с огнем мой сын не заслуживает к себе такого отношения, — облокотившись о косяк двери сказала свекровь.

— Я знаю и я постараюсь…

— Постараешься не переспать братом моего мужа? — криво усмехнувшись, спросила свекровь.

— Татьяна Сергеевна ваш намек я поняла, но я не причиню боли человеку, которого люблю.

— Ты в этом так уверена?

— Да.

Когда за ними закрылась, дверь я тяжело вздохнула, вот никогда бы не подумала, что настанет время, когда я снова подвергну брак испытанию на прочность.

— Нам чаще надо бывать вместе, — закурив, заметил Димка.

— Ты прав, — обняв его, сказала я.

Утром я проснулась, от крика в прихожей кричала, сестра Вадима Диана ночью от разрыва сердца умер, ее брат в смерти, винит меня, утверждая, что я навела на ее брата порчу, а ведь я психолог, а не колдунья.

«А ведь женщина права я с помощью магии отправила ее брата на тот свет», — вздохнув, подумала я.

— Вы за это ответите перед Богом, — прокричала Диана, хлопая дверью.

— Даша ты к этому причастна? — покачав головой, спросил Дима.

— Причастна и не жалею, не будет пытаться гипнотизировать меня я ему не подопытный кролик.

— А ты мстительна, не знал.

— Зато теперь знаешь.

— Ты поакуратней с черной магией это плохо может кончиться.

— Я знаю. Димочка все под контролем.

— Ты слишком самоуверенна когда — нибуть твоя самоуверенность сыграет с тобой злую шутку, — вздохнув, сказал Димка.

— Возможно.

— Малышка пойдет в сад с сентября?

— Да с начала года Ирма Петровна так нам сказала.

— Значит, завтра за ней будет присматривать Рината?

— Да я выйду, на работу дома я, засиделась.

— А как же твой роман?

— Я практически его написала, я пишу, по ночам ночью меня посещает вдохновение.

— Меня кстати тоже.

Посмотрев на часы, я пошла в душ, дети на Ринате за что я ей благодарна.

— Ты сегодня не дома?

— Сегодня я выхожу, в центр девочки, зашиваются.

— А ты?

— Я тоже, — взглянув на часы, зевая, сказал Дима.

В половине десятого Димка уехал в психологический детский центр «Кубик рубик» сказал, что будет не раньше половина девятого вечера, так как трудных подростков с растроеной психикой сейчас очень много.

Услышав, причитания соседей я, поняла, что без злословия в мою сторону не обойдется, вздохнув, я пошла собираться. Достав, кремовый брючный костюм я, надев его, набрала визажиста.

— Я уже подъезжаю, шеф сказал, чтобы я была вашей тенью.

— Так будьте.

Через двадцать минут она была у меня. Сделав мне, макияж она сказала, что специально для удобства купила квартиру в нашем доме.

В половине десятого Димка уехал в психологический детский центр «Кубик рубик» сказал, что будет не раньше половина девятого вечера, так как трудных подростков с растроеной психикой сейчас очень много.

Услышав, причитания соседей я, поняла, что без злословия в мою сторону не обойдется, вздохнув, я пошла собираться. Достав, кремовый брючный костюм я, надев его, набрала визажиста.

— Даш, ты, — начал Лещ.

— Лещ, ты друг нашей семьи твоя жена не заслуживает такого отношения к себе, — вздохнув, оборвала я Игоря.

Подруга права если я хочу, чтобы Дима, был, моей конечной остановкой мне следует сказать себе стоп.

— Ведьма упыриха, — понеслось мне в след.

— Хорошо же тебя здесь любят, — закурив, заметил Лещ.

— Я не обращаю внимания.

— И правильно делаешь.

— Жди меня в машине.

— Хорошо.

Зайдя в кабинет, я связалась с Селевестровой.

— Алло.

— Катерина свари мне кофе и быстрее.

— С коньяком?

— Без. Ева у себя?

— Ева Васильевна уже принимает.

— Пусть зайдет ко мне.

— Хорошо, Дарья Витальевна.

Через двадцать минут Ева была у меня с отчетом о проделанной работе за время моего отсутствия.

— Клиенты довольны?

— Да.

— Хорошо иди работой.

— У вас очередь прислать Ольгу Леонидовну?

— Да.

В основном были богатые зажравшиеся девочки с якобы депрессией естественно мы их обслужили потому что у них через чур крутые мужья так можно и без штанов остаться. Когда коридор опустел я, тяжело вздохнув, закурив, отошла к окну.

 

 

ГЛАВА 15

 

Увидев, Руслана я мысленно выругалась, мой телефон, разрядился вот он приехал напомнить мне о завтрашней презентации моей книги завтра еще крестины Архипа.

— Даша, вот вы где, а я ни как дозвониться до вас не могу, — поправив очки, в золотой оправе сказал Руслан.

— Так мой телефон разрядился надо дать вам рабочий.

— Пожалуй.

— Даш, завтра в 17:00 часов состоится презентация твоей книги «Кровавое завещание, или по лезвию ножа».

— Спасибо, что напомнил.

Взяв, сумку я вышла из центра вместе с Русланом.

— Вы похожи на Афину.

— Рус, у нас с вами сугубо деловые отношения, — сухо остудила пыл молодого человека.

— Тогда до завтра.

— До завтра.

Уф вроде справилась, — глухо обратилась к себе я.

— Он запал на тебя.

— Это ничего не значит.

Дом встретил, меня тишиной дети заняты, своими делами малышка играет в кубики ее не видно и не слышно Рината говорит, что она очень послушный ребенок. Завтра у Димки выходной вместе поедем на крестины племянника.

Заварив себе чашку кофе я, уединившись в лоджии, с головой ушла в роман «Полет птицы, или шипы и розы шоу-бизнеса» и так увлеклась, что не заметила, как приехал Дима с охапкой бардовых роз.

— Галина Степановна поставьте цветы в вазу, — повернувшись к домработнице, сказала я.

— Вдохновение бьет ключом? — закурив, спросил Дима, зевая во весь рот.

— Да. Ты устал?

— Малость работы было много, но я тоже приступлю к новой книге «Белое братство Бунгая».

— Твои книги разлетаются, как пирожки, а психологическое пособие для подростков написать не хочешь?

— Пока еще не думал об этом может и напишу.

— Ужинать будешь? — тихо спросила я, сворачивая роман.

— Не откажусь.

— Галина Степановна, накройте на стол, — позвала я женщину.

— Иду.

Через десять минут домработница накрыла на стол. После ужина каждый разбрелся по кабинету. Написав, четыре главы я, выключив компьютер, подошла к библиотеке.

— Выдохлась? — зевая, спросил Дима.

— Немного.

— Уже половина второго думаю, что в самый раз закругляться.

— Ты завтра дома?

— Да.

— Завтра крестины.

— Точно завтра? — а то они их уже два раза откладывали.

— Точно.

Надев, полупрозрачную сорочку я, обвив, руками шею Димки прошептала: «Я хочу тебя».

— Дашка, что ты только со мной делаешь.

— У тебя затекла шея? — заметив мое напряженное выражение лица, спросил муж.

— Немного.

— Сейчас боль мигом исчезнет.

Он стал массировать мне шею, а кончила, да так что едва не оглохла от своего крика.

— Я хочу в позе «клубнички».

— С наручниками?

— С наручниками и плеткой.

Секс был обжигающим бедные соседи, зато какой кайф мы словили не передать словами. Заснув под утро, проснулись в одиннадцатом часу.

Как ашарашки прошли в столовую дети были уже там.

— Доброе утро родители, что такие срумные?

— Не выспались, — зевнув, сказали мы.

— Звонила тетя, Ира напомнила о крестинах.

— Галина Степановна наложите нам овсяночки.

— Хорошо, Дарья Витальевна.

После завтрака мы в темпе вальса стали собираться в церковь. Надев лиловое платье, волосы я собрала в прическу заколов алмазной заколкой.

Дети были уже в машине, когда мы вышли из подъезда.

— Даш, соседи злословят, пустили слух, будто ты увлекаешься черной магией и убираешь не угодных.

— Это бред чистой воды.

Народу в церкви, было много Иринка, сияла как самовар оно и понятно она, наконец, нашла свою вторую половинку, которая где-то там бродила по свету, как и она.

Малыш кричал, как резаный улыбнувшись, Клавдия Сергеевна сказала: «Весь в тебя сын».

— Ну, что теперь домой? — подмигнув мне, спросила Ирка.

— Пожалуй.

Мы поехали, на машине Игоря на моей поехал Лещ с Моисеем.

— Как Даня?

— Ходит на карате ездит на рыбалку вместе с Игорем знаешь из-за его подросткового возраста я боялась что он не найдет общего языка с Игорем и напрасно.

— Я тоже. Ир, неужели я нашла свое счастье?

— Не сглазь, ты до сих пор слишком легкомысленна.

— Знаю потому и держу себя в руках.

— Правильно делаешь, потому что лучше Димки уже не найдешь.

— Девочки, мы уже приехали.

Передав, малыша: Ларисе Сергеевне Ирина, вернулась к гостям.

Оставив, мужчин наедине, мы, взяв по бокалу вина, уединились в лоджии.

— Ир, не думала, что его мать такая суровая.

— На то она и свекровь, да и какой матери понравиться, когда ее невестка флиртует с незнакомыми мужиками.

— Ир, ты права я уже подумала над своим поведением.

— Рада за тебя. Даш, Димка мужик мировой, таких как он уже нет.

— Знаю, потому постоянно, говорю себе стоп.

— Девочки вы где?

— Уже идем.

В половине десятого гости стали разъезжаться по домам.

За окном светит, полная луна в доме стоит полнейшая тишина сон, не берет. Взяв, ноутбук, я, взяв цветастый плед, уединилась в лоджии. Уйдя, с головой в роман я не заметила, как расцвело. Сегодня в 17:00 часов у меня презентация моей книги, так что сегодня у меня выходной надо собраться с мыслями подготовиться для общения с читателями. Кто бы мог, подумать что я стану не только известным в столице психологом так и известной писательницей разве могла я о таком мечтать, проводя серые будни в детдоме «Аист» хотя я по сей день, благодарна Щегловой Марине Викторовне директору детдома.

Услышав, плач дочери я, встряхнув себя, прошла на кухню подогреть ей кашу.

— Вы так и не ложились? — покачав головой, спросила Галина Степановна.

— Не ложилась я вся в своем творчестве. Каша готова?

— Да.

— Хорошо.

Услышав, смех Дмитрия я, улыбнувшись, зашла в детскую.

— Привет. Ты сегодня дома?

— Сегодня да у меня не приемный день завтра тоже, потому что завтра у меня презентация моей новой книги «Психа — тренинг для обывателей нашего бытия».

— Замысловато, но это будет бомбой, — кормя дочь, сказала я.

— Думаешь?

— Уверена.

— Чем планируешь заняться?

— Отправить Енисея с Сашей в школу они оба в первую смену учатся, в одном классе Вика со второй ее отвезет Дятел.

— Могла и сама добраться, зачем ее баловать? А после?

— Можно посидеть в уютном кафе «Ля-фем». Даш да расслабься ты все же хорошо.

— Дим ты всего не знаешь, на территории школы, бродит, маньяк вчера напал, на одноклассницу Вики, ели отбилась девочке одиннадцать лет.

— Прости, не подумал, нервничаю ужасно и говорю, черт знает что, — махнув рукой, пробурчал Дмитрий.

— Мы все нервничаем.

— Доброе утро, — предки, влетев в столовую, пробасили мальчики.

— Тихо ваша сестра еще спит.

— Мам сегодня у тебя презентация книги?

— Да солнце.

Помахав, детям рукой мы поехали в ресторан. Настроение приподнятое верю, что сегодня все пройдет хорошо.

— Рановато для ресторана тебе не кажется?

— Нет, напротив после я предлагаю сходить в кино на «Игру престолов» ты его смотрела?

— Когда? Я вся в романах впрочем, как и ты. Я с радостью в кино сто лет не была.

— Отлично как раз в «Метро» у меня есть знакомая, которая достанет нам билетики.

— Дим, а ты сегодня составишь мне компанию?

— Составлю, только не буду ли я смотреться твоей тенью?

— Не будешь.

В ресторане, было немноголюдно, играла мелодичная музыка.

— Что будите заказывать? — подойдя к нам, спросил молодой парень в кепке.

— Зеленый чай фрукты и легкий салат. Дмитрий, а ты что будешь?

— Рыба в крабе салат и кофе с коньяком.

После ресторана мы поехали, в кино как раз подошло время. В кинотеатре нам пришлось раздать автографы читателям и даже подарить по книге хорошо что мы их носим с собой так на всякий случай.

— Быть знаменитым порой накладно, — помешивая, кофе сказал Дима.

— Может быть, зато творчество исцеляет нас от депрессии.

— Тут ты права.

Прозвенел третий звонок и мы зашли в кинозал. Фильм мне понравился костюмами игрой актеров: спец эффектами.

— Как фильм? — спросил Дмитрий когда мы вышли из кинотеатра.

— Я под впечатлением.

— Я, тоже, хотя смотрел его уже шестой раз.

Половина четвертого пора ехать в издательство, а я не готова что же делать придется завалиться в салон красоты «Афродита» к Иринке, — рассуждала мысленно я нервно теребя платок.

— Ир, выручай, у меня презентация книги я должна выглядеть шоколадно, — ворвавшись в салон красоты, сказала я.

— Дашка! Какой сюрприз. Виолетта займись клиенткой.

— Хорошо, Ирина Александровна.

Через двадцать минут на меня смотрела таинственная незнакомка с не броским макияжем с локонами на голове.

— Это тебе в подарок, — достав красное платье от Бурже, сказала Ирка.

— Спасибо. Ты спасла меня.

— Чем же вы занимались, что ты, не подготовилась?

— Бродили по городу словно подростки.

— Как и мы с Игорем порой забываем, сколько нам лет.

— Это же прекрасно.

— Даша, уже пора ехать время, — открыв дверь, позвал Дима.

— Иду.

Народу на презентации моей новой книги: « Полет птицы, или шипы и розы шоу-бизнеса» было, много немного утомилась, от вспышек фотокамер раздавала, автографы подарила несколько экземпляров читательской группе.

— Даша, вы мега популярна, — подарив, мне букет бардовых роз сказал наш с Дмитрием издатель.

— Для меня все в диковинку я никогда не думала, что буду писать, — разведя руками, сказала я.

— А так всегда и бывает. Моисей завтра у тебя презентация твоего шедевра «Пещера сокровищ Дунгиса».

— Я помню.

Взяв, бокал вина я вышла на балкон подышать свежим воздухом.

— Даша ты? — хрипло спросил меня до боли знакомый человек.

Обернувшись, я в нем узнала, Филатова Виталия Борисовича Толика свою первую детскую любовь сейчас он стал, писателем пищит, в стиле фентези издается в том же издательстве что и мы да мир тесен.

— Не узнала что ли? — сняв очки, спросил Виталий.

— Честно говоря, нет, сколько воды утекло как ты? Семья дети.

— Женат на Юдиной Марине Витальевне она писательница, как и ты, издается в «Тревелл» есть дочь Арина.

— Даш, кто это? — сипло спросил меня прервавший нас Димка.

— Дим, познакомься, это Виталий мой друг детства вместе росли, в одном дет доме.

— Дмитрий.

— Виталий.

— Виталий вот ты где? — прервала нас жгучая брюнетка в лиловом костюме.

— Марина, это Даша мой друг детства.

— Марина, — натянуто улыбнувшись, протянула женщина.

— Ну, нам пора, — посмотрев, на часы сказала я.

Как же быстро летит время уже завтра первое сентября с завтрашнего дня наша малышка пойдет в детский сад «Ласточка» Гурьяновой Ирме Петровне мы десять тысяч за место уже заплатили. Раньше когда я только приехала, в столицу меня многое коробило, я не могла смириться с капиталистической действительностью, но когда едва не загнулась, от голода пришлось научиться показывать зубки уметь идти по головам подсиживать и подставлять ближнего своего, — мысленно рассуждала про себя я по дороге домой.

— Завтра до шести я дома, — сказал мне Димка в подъезде.

— Я составлю, тебе компанию?

— Ты спасешь, меня от женской читательской группы, не люблю быть в центре внимания.

— Мы знамениты, учесть у нас с тобой такая.

Не успели, мы войти прибежала Настенька.

— Почему не спишь?

— Без вас ни за что не хотела ложиться, — всплеснув руками, сказала Рината Васильевна.

— Настенька, так нельзя мы с папой денежку зарабатываем, чтобы у тебя было все, о чем ты только пожелаешь, — сказала я, малышке накрывая одеялом.

— Почитай мне.

— Спящую красавицу?

— Да.

— Хорошо.

Укачав, дочь я пошла к Дмитрию. В комнате я его не обнаружила, вздохнув, зашла в библиотеку.

— Дим, я хочу тебя, — прижавшись сзади к мужу, — сказала я.

— Я тоже, — оторвавшись от романа, — просипел, он повалив меня на стол.

Секс был горячим, с ним я чувствую себя истиной королевой. Утром я проснулась от звонкого смеха мальчишек. Набросив, халат я зашла в столовую Моисей с Сашей что-то обсуждали.

— Тише ваши сестры еще спят.

— Хорошо.

— Галина Степановна, омлет сделали?

— Да.

— Так подавайте, мальчики опаздывают в школу через двадцать минут, придет школьный автобус.

— Даш, а ты собираться собираешься сегодня День знаний?

— Собираюсь, — спохватившись, пробормотала я.

В темпе вальса я, приняв душ надела, белый брючный костюм волосы собрала, наверху украсив бриллиантовой заколкой. На линейку мы все же опоздали но Ольга Сергеевна простила нас за это после того как я подарила ей вместе цветов новую книгу «Свидетели долго не живут, или кто не спрятался я не виновата».

— Дашенька, вы мой кумир.

— Ольга Сергеевна не отвлекайтесь, — осадила учительницу Августа Сергеевна директор школы.

Помахав, мальчикам рукой мы решили посидеть в школьном скверике.

— Как же быстро летит время, мальчики перешли в пятый класс дочь в шестой.

— Да дети растут, а мы не молодеем такова жизнь, — закурив, сказал Дима.

— Волнуешься?

— Ни сколько я уверен в себе.

— Вот это правильно.

Увидев, вдалеке стройную рыжеволосую женщину в желтом платье от Кутюр я тяжело, вздохнула. Дело в том, что Сафронова Софья Витальевна сестра покойной жены моего мужа еще при жизни сестры была влюблена в него как кошка.

— Даш, с Соней у нас ничего быть не можем она взбалмошна, одно развлечение на уме она не пригодна для семьи.

«Я тоже», — чуть не брякнула, я к счастью ума хватило промолчать.

— Дима! Не узнал? — подойдя к нам, спросила женщина.

— Не узнал. Соня ты что преследуешь меня? Чего тебе от нашей семьи надо? — сухо спросил ее муж.

— Быстро же ты забыл Вику, — покрывшись пятнами, прошипела женщина.

— Вика сама выбрала этот путь, видит бог, я пытался ее спасти. Сонь, она в прошлом, а Даша в настоящем.

— Мама, папа мы уже все, — во время, прервав пустой разговор, сказали дети.

— А мы вас тут заждались.

— Пап это была тетя Соня? Ее что выпустили?

— Выпустили сынок, но ты не бойся, она не причинит тебе вреда.

«Она что душевно больная»? — по губам спросила я мужа.

«Да, но из дурки ее вытащил Борзый она его телка», — вздохнув по губам, ответил Димка.

«Жесть».

Дома пока Димка был, в душе я связалась с Викой.

— Уже иду.

Сделав, мне броский макияж она локонами, уложила мне волосы платье я надела голубое с глубоким декольте.

— Дашка, ты затмишь всех своей красотой, — надевая смокинг, сказал Димка.

— Уф завтра, наконец, выйду в центр.

— Как книга?

— Брак по расчету?

— Ну, да.

— Больше половины написала, а как твоя «Долина незведаного»?

— Примерно так же, — зевнув, сказала я.

— Давай я сварю тебе кофе сегодня как— никак презентация твоей новой книги.

— Пожалуй.

Через десять минут я была как новенькая.

— Ну, что поехали?

— Поехали.

С трудом припарковавшись, на стоянке мы зашли, в издательство два часа я общалась с журналистами три с читателями большинство ушли с новыми книгами.

— Уф, утомилась, — закурив в машине, сказала я.

— Завтра презентация у меня составишь мне компанию?

— Боишься поклонниц творчества?

— Опасаюсь, скажем, так к своей славе я никак не могу привыкнуть ведь, по сути, раньше я писал для себя пока свое веское слово, не сказала, мама и я, подумал, а почему бы и нет чем черт, не шутит.

— Хорощо.

— Даш,

— Что? — зевнув, спросила я.

— Презентация книги завтра в 18:35.

— Я помню.

— Даш, ты особо завтра в центре не засиживайся.

— Постараюсь.

— Завтра у Настеньки первый день в саду? — прижимая, меня к себе спросил Димка.

— Да думаю, что проблем не возникнет, в будущем она будет целителем, — прикрыв глаза, сказала я.

— Наш дар для нас истинное наказание тяжело знать настоящее, прошлое, и будущее совершено посторонних людей, — вздохнув, сказал Дима.

— Хорошо, что пока светили психиатрии, не взялись за нашу семью, а то ведь население у правительства под колпаком за обывателями блюдут со спутника.

Утром я проснулась, от звонкого смеха детей потянувшись, я пошла в дущ.

— Проснулась? — бреясь, спросил Димка.

— Пока еще не поняла, наши архаровцы меня, разбудили и правильно сделали.

— В сад сама малышку отвезешь? — прижав, меня к себе, спросил Димка.

— Да.

Виктория пила кофе, когда я зашла в столовую.

— Ты разве не со второй смены?

— Со второй просто к 9:00 мне к репетитору по английскому языку.

— Прости, я забыла.

— Бывает.

— Мам, завтра у нас родительское собрание, — зевнув, сказал Моисей.

— Во сколько?

— В 18:35.

— Хорошо, я буду.

Через двадцать минут мальчики вышли, из дома в 7:25 идет школьный автобус.

— Даш, я поехал с 8:00 у меня сегодня прием сауцидник чуть в дурку не упекли, а у ребенка глубокая депрессия.

— Желаю удачи тебе.

— Спасибо.

Помахав, мужу рукой я пошла за Настенькой. Рината собирала ребенка, когда я зашла.

— Доброе утро Дарья Витальевна.

— Доброе утро Рината Васильевна.

Достав, черный брючный костюм я надела его Настеньке с верху темно— синюю курточку все-таки осень зори холодные.

— Мам мы в сад? — спросила малышка.

— Да, солнышко тебе там понравиться там твои сверстники.

— А из сада меня заберет Рината Васильевна?

— Почему же я.

— Ура.

Отвезя дочь в сад, я поехала в центр «Радуга жизни» где меня встретила метровая очередь, Ева сказала, что они просто защиваются никогда раньше не было такого наплава. В основном были, девушки жертвы деспотизма в семье, были и те, кто пережил нервный срыв вообщем целый букет. В половине пятого уехала в сад за дочерью. Настенька оживлено что-то обсуждала с каким-то мальчиком, когда я к ней подошла.

— Маисова за вами приехали, — позвала дочь Рима Алексеевна.

— Иду.

Когда мы приехали все были, в сборе кроме Вики с ней занимается, Рината Васильевна за что мы ей благодарны. Она на все руки мастер вот только знает английский в не совершенстве.

— Галина Степановна, — повернувшись к домработнице, позвала я.

— Что?

— Где Дмитрий Александрович?

— В библиотеке творит.

— Принесите нам зеленый чай с жасмином.

— Хорошо.

Дмитрий так увлечено творил свой роман «Долина сокровищ, или сердце Адама» что я не решалась его побеспокоить.

— О, привет я тут немного увлекся, — сняв очки, сказал Дима.

— Как продвигается работа?

— Больше половины уже написал.

— Я рада за тебя.

— Ты тоже полусонная, что ночью писала?

— Да зато «Брак по расчету, или шутки с судьбою» уже готов надо будет связаться с Ариной.

— Хочешь переслать рукопись ей по емайлу?

— Хочу.

— И правильно и тебе не надо сломя голову лететь в издательство Интернет великая вещь.

— И то, правда.

— Дим, уже время пора собираться ты, что забыл сегодня презентация твоей книги «Пещера сокровищь Дунгиса»?

— Забыл ущел с головой в новый роман и забыл, — почесав в затылке, сказал Дима.

— А я напомнила.

— Терпеть не могу смокинги, — поморщившись, сказал Димка.

— Ничего не поделаешь, — надевая, черное платье от Кутюр сказала я.

Когда мы приехали, то с трудом нашли свободное место для парковки. Увидев, Руслана в черном смокинге с распущенными волосами я мысленно, выругалась, потому что хочу его, хотя умом понимаю, что Дима вряд ли простит мне измену.

— Здравствуйте, — расплывшись в улыбке, сказал Руслан, пожав руку моему мужу.

— Здравствуй, — словно что-то почувствовав между нами, пробурчал Дима.

Народу была тьма, Дмитрий замучался раздавать автографы.

— Даш, мы оба друг друга хотим и почему бы.

— Потому что я замужем, и я ни хочу терять то, что имею, пойдя на поводу у страсти, — глухо осадила я мужчину.

— Надолго ли тебя хватит! — усмехнувшись, бросил Руслан.

— Можешь в этом не сомневаться, — прошипела я.

— Дашенька, вы на пике популярности, — улыбнувшись, обратился ко мне Евгений Александрович.

— Как и моя свекровь с мужем.

— Это, несомненно, но вы не в конкуренции.

— Рус, кажется, я рожаю, — тихо сказала рыжеволосая девица в красном.

— Без паники Ангелина.

Когда вместе со скорой помошью уехал Руслан я с облегчением вздохнула я во время сказала себе стоп он гад еще тот привык к тому, что может взять любую только я не любая.

— Ты играешь с огнем, — сухо заметил Дмитрий в машине.

— Знаю, — покраснев, буркнула я.

— Даша, не подвергай наш брак опасности.

— Дим, я все поняла и я.

— Я на это надеюсь, — вздохнув, перебил меня муж.

Всю ночь я замаливала перед ним свой грешок в том, что едва не устояла. Утром я проснулась, от звонкого смеха детей Настя была уже собрана мальчики на выходе.

— Ой, я проспала, — зевнув, сказала я.

— Ничего детка малышку отвезу я.

— Что снова с восьми?

— Пока Луганов на больничном да Дурнев с Лисовым с двенадцати до шести я с восьми до двенадцати.

— Понятно.

Приняв, душ я зашла, в столовую Дима молча, курил у окна, когда я к нему подошла.

— Ты сердишься?

— Даш, а как бы ты отреагировала на флирт с посторонней девицей?

— Прости я.

— Держи просто себя в руках. Даша я не заслуживаю к себе такого отношения.

— Прости, — тихо пробормотала я, прижавшись к могучей груди мужа.

— Что ты со мной делаешь? — покачав головой, пробурчал Димка.

— Я люблю, тебя просто я немного ветрена и все.

— Если тебя не контролировать детка ты столько дров можешь нарубить, — покачав головой, пробурчал муж.

А я промолчала потому что, к сожалению, для меня Димка прав.

— Нам пора, — посмотрев на часы, сказал Димка.

— Звони.

— Хорошо, а ты сегодня дома?

— До десяти да.

— Ты сегодня до шести?

— Да.

Помахав, рукой мужу с дочерью я прошла в столовую.

— Завтракать будите?

— Если только легкий салат и зеленый чай.

— Хорошо.

Десять минут десятого мне позвонила, Ева сказала, что приехала жена эколога Бурлива Виктора Сергеевича, Курлова Зоя Филипповна год назад их дочь Алевтина попала, в аварию с тех пор у нее большие провалы в памяти ее, хотят положить в клинику, но их знакомая посоветовала нашу клинику.

— Хорошо я сейчас подъеду.

— Без гипноза никак, — вздохнув, сказала домработница.

— Что?

— Я тоже могу предсказывать будущее, но я поставила себе заслон, потому что после общения с потусторонними силами мне бывает плохо.

— У каждого свой путь.

— Это да.

Достав, кремовый брючный костюм я, попросила домработницу погладить мне плащ. Лещ молча курил в столовой, когда я его позвала.

— Поехали?

— Поехали. Даш, зря ты так с Русом он не простой.

— Я это уже поняла, но и стелиться перед ним не стану, а будит бузить превращу в статую.

— Я это знаю.

— Жди меня в машине.

— Хорошо.

Увидев меня, моложавая женщина в шляпке подошла ко мне.

— Где ваша дочь?

— Вот она, — кивнув, на миниатюрную блондинку в голубом платье сказала женщина.

— Что с ней?

— У нее провалы памяти она не помнит половину из своей жизни такое ощущение, что над ее памятью кто-то умело поработал.

— Есть предположения?

— Мог конкурент моего мужа Мануев Виталий Борисович экологическая компания «Истоки».

 

 

ГЛАВА 16

 

Благодаря гипнозу девушка вспомнила все даже то, что не хотела вспоминать на восстановление памяти пошло пять часов.

— Ева, принеси отвара на коре.

— Сейчас.

— Вы волшебница, — заломив, руки на груди сказала женщина

— Я просто пользуюсь не традиционным методом медицины вот и все.

— Сколько я вам должна?

— За процедуру пять тысяч.

— В кассу?

— Да.

— Хорошо.

Время пролетело незаметно, если б не Гунаеева Ангелина Сергеевна, Дуброва Вероника Михайловна, Бурова Виктория Павловна и другие сотрудники центра я зашилась точно.

— Мне пора, — взглянув на часы, сказала я.

— Езжайте с богом, если что примем внеурочно.

— Спасибо.

Забрав дочь из сада, я связалась с Ариной.

— Арин, это Даша я могу скинуть тебе рукопись на твой емайл?

— Можешь, как раз Гумаров спрашивал, скоро ли ты родишь, новое произведение читатели уже извели, его совсем Гумарова Татьяна Сергеевна тоже ничего так пишет, но ты не в конкуренции.

— Она пишет иронические детективы, а авантюрные и вся разница.

— О, у вас разные читательские группы?

— Естественно.

— Мам, а к бабушке не заедем?

— Сегодня нет зайка у мамы много работы.

— Хорошо.

Оставив, дочь на попечение домработницы я скрылась в библиотеке. Перебросив, рукопись в папку Ариша я связалась с ней.

— Все я нее поймала.

— Отлично.

— Ты как печатный станок.

— Знаю, но не писать я не могу это сильнее меня.

Услышав, смех детей я спустилась вниз.

— Даш, ты так незаметно прошмыгнула в библиотеку, — прижав, меня к себе сказал взъерошенный Димка.

— Попал под дождь?

— Ага, что-то замешкался, выходя из машины.

— Как прошел день?

— Тяжеловато пока убедил ребенка в том, что жизнь прекрасна, что не стоит, зацикливаться на проблемах что все разрешаемо чуть с ума сам, не сошел.

— Бывает выпей настоя и нормализуешь свое состояние, — сказала я, метнувшись, на кухню за отваром на травах дай, бог здоровья свекрови она ими запаслась.

— Знаешь, мне лучше, — сказал Димка через пятнадцать минут.

— А я рукопись отослала уже по емайл Арине.

— Я еще с утра отослал Феликсу, так что скоро моя книга выйдет в свет на радость читателям.

Виктория приехала, в половине шестого из психологического кружка после школы будет учиться на психолога.

— Как успехи?

— Хорошо.

— Даш, у нас с тобой такие взрослые дети.

— Моисей с Сашенькой еще не такие уж и взрослые им по одиннадцать лет.

— Зато, Вика уже почти невеста.

— Твой намек я понял, я воспитываю ее в строгости.

— Я знаю, просто порой ты много ей, позволяешь девочку не стоить баловать.

— Знаю. Дим, все под контролем она дружит, с проверенными людьми с Журавлевой Валерией она не общается, она ведет беспорядочный образ жизни.

— Потому что растила ее бабушка самогонщица.

— На стол накрывать, — просунув, дверь в гостиную спросила домработница.

— Накрывайте.

После ужина мы разбежались, по кабинетам я за чашкой кофе преступила к новому роману «Гудбай бэби, или между двух огней». Не знаю как раньше я жила без «писательства» мое творчество меня исцелило на период нашего с Виктором развода.

— Не помешаю? — зайдя в библиотеку, спросил Димка.

— Нет заходи.

— Я тоже преступил к новой книге «Ветер перемен, или чаща заклятий шамана Бурая».

— Пишешь теперь в стиле фентези?

— Я пишу в двух направлениях в стиле фентези, приключения.

— С тобой все ясно.

Нас прервал телефонный звонок свекрови.

— Алло мам.

— В больнице, а что случилось?

— Ночью я родила, мальчика назвали Михаилом.

— Мы сейчас к тебе приедем.

— Сейчас уже нельзя прием закончен, приезжайте завтра.

— Как она?

— Слабость естественно молока нет, будет кормить из бутылочки.

— Твоя мама обрела счастье это сейчас редкость.

— Знаю и я рад за нее в случае чего я помогу Гумарову поднять брата.

Всю ночь снились, какие-то кошмары со мной так бывает, когда я общаюсь с потусторонними силами. Проснувшись в половине шестого утра, я прошла в душ.

— Дарья Витальевна, что-то сегодня вы рано.

— Свекровь родила, мальчика к девяти поедем в больницу.

— Радость, то какая, — включив чайник, сказала домработница.

В восемь я, связавшись с Евой, сказала, что сегодня меня не будет.

— Ну и вычудила твоя свекровь.

— Это да дай бог ей здоровья. Ев если что звоните.

— Не беспокойтесь, будет все под контролем.

Выпив, чашку кофе я, вышла на балкон.

— Салют знаменитостям, — услышала я хрипловатый баритон незнакомца напротив.

Интуиция подсказала мне, что говорю я с гастролером, который лег на дно на этой хате не с проста цель Вербова Рината Матвеевича соблазнить меня и обчистить квартиру, а тут есть, что взять антикварные вещи фамильные драгоценности.

— Цацу строишь? Что рожей не вышел.

Вздохнув, я решила, что не стоит обращать внимание на хамство незнакомца.

— Доброе утро, ты что-то сегодня рано, — зевнув, сказал Димка.

— Да вот что-то не спалось еще этот гастролер надо предупредить Сокола, чтобы не сводил глаз с нашей квартиры.

— Думаешь, он хочет ее бомбануть?

— Уверена. Моисей милый скажи, у тебя, есть терки с Цаплевским Робертом Петровичем?

— Были, когда состояли в одной, группировке ты что думаешь что?

— Несмотря на то, что сейчас он занимается, ресторанным бизнесом обида на тебя осталась, и он решил воспользоваться случаем, тем более что под руку попался племянник.

— Я уже тоже подумал об этом.

— Сокол дело знает, туго в случае чего положит этого смельчака на лопатки и глазом не моргнет, что же касается, Цапли то его можно будет убрать без следов насильственной смерти с помощью черной магии.

— Это потом нам с тобой ой как аукнется.

— Может и аукнуться, но в противном случае Цаплю не остановить в ментовку обращаться бесполезно у него все схвачено все оплачено.

— Это да. Даш, мы играем с огнем.

— Дим, ты всю свою сознательную жизнь ходил по лезвию ножа быть праведником тебе ни к лицу.

Открыв гардероб я достала черную водолазу и джинсы волосы собрала в пучок сделала не броский макияж.

— Даща, — закатив глаза, сказал Дима.

— Дим, я хоть раз хочу, побыть собой имею, на это право пусть, видят меня такой, какая есть.

— Вот за что я тебя полюбил так за твою непосредственность.

— Я готова поехали.

— Мам я с вами, — просунув, голову в дверь сказала Вика.

— Уроки она сделала? — спросила я Ринату.

— Да я проверила все хорошо.

— Тогда можешь.

Машин возле центра «Мама и малыш» было море с трудом припарковавшись мы, выйдя из машины, набрали номер Гумарова.

— Мы ждем вас на втором этаже 308 палате.

— Сейчас приедем.

Свекровь поместили в отдельную палату люкс. В паллете есть все даже телевизор с холодильником.

Издатель сиял, как пятачок еще бы Татьяна родила мальчика, причем вылитую его копию.

— Как вы? — поставив, гранат на стол спросила я.

— Слабость скачки давления, а так ничего, — слабо улыбнувшись, сказала свекровь.

— Он, вылитая копия Евгения Александровича, — взяв, малыша на руки сказала я.

— Сын поздравляю тебя с презентацией книги.

— Спасибо мама.

— Вижу, ты с ней счастлив я рада. Сын она взбалмошна, но она тебя любит и … тебе придется ее простить.

— Мам ты говоришь загадками, — донеслось до меня.

— Скоро сам все поймешь.

— Нам пора, — тихо позвала я мужа.

— Ты права.

— Дим завтра день рождение издательства я буду поздно.

— Хорошо детка только не наделай глупостей.

— Дима.

Дома я, коснувшись подушки, заснула, проснулась во втором часу. В половине пятого я, надев открытое красное платье, вновь почувствовала, себя беззаботной девчонкой разум вновь отключился, я захотела кутить. Народу в ресторане «Ришелье» было много. Перебрав, вина я вышла подышать свежим воздухом.

— Не помешаю? — сипло спросил Руслан.

— Руслан, я… не стоит.

Он обнял меня, а я его не оттолкнула, протрезвев, я, оглядевшись по сторонам, поняла, что мы в отеле «Абрис».

— Детка, куда ты? Ночь на дворе. Все равно вашему браку конец.

«Ваш брак спасет твоя беременность, которая будет стоить тебе жизни», — получила я сигнал из мира мертвых от прабабки мужа.

— Нагулялась? — вздохнув, спросил Лещ.

— Игорь, мне и так плохо, а ты.

— Выпороть бы тебя.

— Это не спроста Рус, имеет, зуб на Моисея тот когда-то перешел ему дорожку в коммерческом вопросе.

— Ясно.

С порога Дмитрий влепил мне посчечину, затем, повалив, на пол грубо взял.

— Прости, — потирая щеку, пробормотала я, смахивая слезы.

— Простить? Даша ты изначально знала, чем может закончиться твой флирт.

Я стала лихорадочно кидать вещи в сумку.

— И куда ты собралась?

— Я не знаю.

— Твоя безответственность умиляет, о детях подумала?

— Я.

— Ясно.

— Утром обсудим.

— Что и фото есть? Все было спланировано, как ты не поймешь.

— Знаю, но насильно в койку тебя никто не пихал.

Дождавшись, утра я, собрав вещи, съехала, на свою квартиру взяв, Моисея Сашу оставила дома, кто знает, как все обернется.

— Мам ты снова наломала дров? — вздохнув, спросила дочь.

— Да. Вик вот такая у вас не путевая мать.

— Даша, к тебе пришли, — просунув, голову в дверь сказала Таисия Сергеевна.

— Спасибо.

— Дети идите в детскую.

— Хорошо.

— Сразу в кусты? Даша.

— Дим, я не знаю, как это вышло я… слезы потекли по щекам.

Ночь провели вместе, но и он и я понимаем, что в данной ситуации это ничего не меняет.

— Дим мы?

— Да, мы провели ночь вместе, если ты об этом. Даш что делать будем?

— Не знаю, но я знаю, одно я люблю тебя.

— Нам надо пожить врозь там видно будет, — вздохнув, сказал Дмитрий.

— Что скажем Саше?

— К сожалению, ему уже сказали. Руслан смылся из города, прихватив, драгоценности жены более того вас в тот день видели соседи.

— Дим, не трави душу мне и так тяжело.

Прошел, месяц как мы, живем, отдельно дети ходят, в школу с Сашенькой изредка общаемся, по утрам стало, мутить я, не предавала, этому значения пока в психологическом центре, не потеряла сознание.

— Что со мной? — придя, в себя на кушетке спросила я.

— Вы беременны шесть недель, — сказала Шувалова Рима Григорьевна.

— Это невозможно мне сказали, что я не могу иметь детей.

— Можете, ваш муж Буров Виктор Сергеевич заплатил за это главврачу Бурцевой Риме Ивановне.

— Понятно.

— Что с ней? — донеся до меня голос мужа.

— Она беременна.

Встав, я пошла, к выходу я ни хочу, чтобы Димка оставался со мной из жалости.

— Нам надо поговорить.

— Ты прав только не здесь. Как Татьяна Сергеевна?

— Завтра выписывают.

— Едем ко мне?

— Поехали к нам домой.

— Хорошо.

В машине мне стало нехорошо.

— Лещ, останови машину, — зажав, рот рукой попросила я.

То, что ребенок не от Руслана это точно его жена Ангелина залетела, не от него он бесплоден из мести он ее и обчистил, об этом мне сказала Ирка. Я знаю, что моя беременность мало, что изменит доверие, подорвано, тем не менее, я хочу, чтобы у малыша был отец. Галина Степановна принесла мне томатный сок, когда мы приехали.

— Дим, что будем делать?

— Выпорол бы тебя. Даша, ты попала в собственные сети флирта и даже не заметила этого.

— Знаю. Дим если не можешь простить так и скажи только не мучай ни меня, ни себя через это я уже проходила.

— Я предлагаю, начать все с чистого листа будет не просто ты к этому готова?

— Да.

О моем проступке прознали в прессе, что я восприняла нормально без желтой прессы ни куда. Мне было бы намного легче, если у него была любовница, но он чист передо мной.

— Звонила, ваша мать ее, выписывают сегодня после обеда, — просунув, голову в дверь, сказала домработница.

— Дим, мне ехать или?

— Езжай, тем более мать это предвидела.

— В смысле?

— Даш, ты тогда тоже все слышала.

Свекровь была возле больницы со свертком.

— Здравствуйте, — покраснев, пробормотала я.

— Здравствуй. Ну, что погорела со своим флиртом?

— Я не думала что.

— Еще бы ты думала, ты легкомысленна и ветрена, ветер до сих пор в твоей голове гуляет, тебе повезло, что мой сын любит тебя без памяти, что готов закрыть глаза на то, что стал обладателем рогов. Ты беременна?

— Шесть недель.

— Будет, сын назовете Никитой.

Увидев, статную брюнетку рядом с мужем я подумала: «Ситуация повторяется».

«Стоило бы тебя проучить милая, но я ни хочу усугублять не без того сложную ситуацию Алиса крестница моей матери», — считала я мысли мужа.

— Алиса, это Даша моя жена.

Дома у свекрови были незнакомые мне люди. От холодности мужа хочется повеситься, но я прекрасно понимаю, что заслужила это, хотя он тоже виноват, уткнется в компьютер и в упор меня не видит, а я все-таки женщина.

— Дим, твоя жена не достойна тебя она шлюха и.

— Алиса, моя жена оступилась, но это не дает тебе права ее оскорблять.

— Ты слепец ты.

— Возможно. Тебе нас творческих людей не понять.

В детской расплакался малыш, взяв с кухни бутылочку, я поднялась в детскую.

— Он признал тебя, — стоя в проеме двери, заметила свекровь.

— Наверное.

— Даш, ты не подарок, но только с тобой мой сын будет счастлив вы чувствуете, друг друга вас многое связывает, а Алиса пустышка, так что держи ухо в остро.

Утомившись, я, взяв бокал томатного сока, вышла на балкон. Было желание убежать, чтобы он ни говорил, наш брак обречен он постоянно будет во мне сомневаться.

— Сбежать проще всего, — глухо бросил мне Дмитрий, стоя в проеме двери.

— Дим, мы больше походили на соседей сожителей каждый в своем мирке нам некогда, было перекинуться словом я, не оправдываю себя но.

— Надо было поговорить, а не идти на поводу страсти.

— Чего уж говорить, — зажав, рот рукой, буркнула я, скрывшись в уборной.

Достав шприц, Дмитрий набрал лекарство.

— Что это?

— Рима Ивановна сказала, что тебе надо делать уколы в случае усиления токсикоза.

— А ты умеешь?

— Жизнь заставила.

После укола мне стало легче.

Проснувшись, среди ночи я, взяв ноутбук, скрывшись на кухне, преступила к новому роману «Круговорот измен, или спасательный круг для утопающей» я так увлеклась, что не заметила, как расцвело.

— Даш, ты что так и не ложилась? — вздохнув, спросил Дмитрий.

— Не ложилась. Не спалось.

— Сегодня поедешь в центр?

— Поеду.

В ванной я набрала номер Ирки, когда мне плохо она меня поддерживает.

— Алло дом Крылатовых слушает.

— Аграфена Семеновна, Ирина Викторовна дома?

— Да я сейчас ее приглашу.

— Алло.

— Даш, это правда что я прочла в журнале «Звездные истории»?

— К сожалению да. Ир, давай встретимся после двух в кафе «Дарьина».

— Давай.

Отвезя дочь в сад, я поехала в центр, где пробыла до двух часов, несмотря на то, что я стараюсь держать себя в руках я как в прострации.

— Дарья Витальевна вам надо прийти в себя разобраться в отношениях в семье и нормально выносить ребенка центр на себя возьму я, — вздохнув, сказала Ева Васильевна.

— Наверное, вы правы, я не могу сконцентрироваться на проблемах клиента.

Ехать домой желания нет, я вся на нервах мои нервозы негативно отражаются на малыше.

— Куда теперь?

— В кафе «Дарьина».

Ирина молча потягивала зеленый чай с жасмином, когда я подошла.

— Я заказала тебе рыбу в кляре и томатный сок с фруктами клубника со сливками.

— Спасибо. Ир, мне так плохо.

— Знаешь, я знала, что ты безрассудна, легкомысленна, но я не думала, что ты наступишь на теже грабли.

— Я тоже просто наступил момент, когда я перестала чувствовать себя женщиной каждый уткнется в свой компьютер, и все я себя не оправдываю в произошедшем виноваты оба только теперь.

— Что он сам говорит?

— Он предложил начать все с чистого листа, но сказал, что о былом доверии придется забыть.

— Даш, он вобше мог играть с тобой как кот мартовский с мышкой, но он не стал, потому что любит тебя, хотя стоило выпороть.

— Он уже мне об этом сказал.

— Ты в курсе, что твоя беременность может стоить тебе жизни?

— В курсе, но я все равно буду рожать.

В сумке запел, телефон на дисплее высветился Руслан.

— Гад, какой еще смеет звонить.

— Он в розыске кинул вашего издателя на большие бабки.

Сбросив, номер я тяжело вздохнула.

— Скажи Димке о том, что Зубр тебя преследует.

— И как это будет выглядеть? Милый меня преследует, тот с кем я тебе изменила.

— Пусть даже так сейчас ты в первую очередь дала думать о будущем ребенке.

— Ты права, — вздохнула я, набирая номер Дмитрия.

— Алло. Даш что ты хотела?

— Дим, только что звонил Зубр, вообщем он обчистил Гумарова и теперь преследует, меня я не знаю что делать.

— Ясно. Так ничего не предпринимай, все сделаю сам, — сказал Моисей и отключился.

В вечерних новостях сказали, что на стройке был обнаружен труп Зуброва Рината Сергеевича.

— Ты заказал его Орлу?

— Пришлось. Детка надеюсь, ты усвоила урок?

— Твой сарказм понятен, но я прошу, тебя не мучай меня.

— Ты права. Прости. Как малыш?

— Пинается. Я решила, пока мы не выясним отношения между собой оставить центр.

— Верное решение. Даш, в том, что произошло, виноваты у каждого был свой мирок, надеюсь, что теперь все будет иначе. Завтра тебе к врачу поедем вместе.

Заснув, у него на плече я проснулась от резкой боли в низу живота.

— Дима, я теряю его, — закричала я.

— Без паники.

На машине меня доставили в центр «Мама и малыш» нам повезло, что это круглосуточная клиника.

— Людмила Павловна что делать?

— В реанимацию срочно.

Малыша мне спасли только теперь мне придеться лежать здесь до родов.

Набрав, номер Арины я, сказала: «Ариш, рукопись я тебе перекинула».

— «Прости меня милый, или я буду любить тебя всегда»?

— Да.

— Ну, ты даешь.

Взяв, журнал я увидела себя с Русланом и надпись: «Отелло убил соблазнителя Дездемону».

— Дим ты.

— Все чисто Грача ни кто не видел, сделал нужный укол вот и все.

— Укол, который вызывает обширный инфаркт?

— Да. Ты как?

— Я испугалась.

— Дим, оставь нас, — тихо сказала свекровь.

— Мама.

— Я ее не съем не волнуйся.

Под взглядом свекрови было желание провалиться сквозь землю от стыда.

— Как ты? — сев на край кровати спросила свекровь.

— Уже лучше. Только.

— Даш, как раньше у вас не будет, но он тебя любит, иначе не стал спасать брак, который пошел ко дну.

— Тогда в больнице вы попали пальцем в небо.

— Я сказала лишь то, что увидела, — пожав плечами, сказала свекровь.

— Как Миша?

— За ним присматривает Жана Сергеевна.

— Таня, нам пора, — просунув, голову в палату сказал Евгений Александрович.

Как же медленно идет время, — смотря, как идет за окном снег, — думала я, потягивая сок.

— Моисова к вам приехали.

— Кто?

— Я, — поставив, фрукты на стол сказал Дмитрий.

— А почему без детей?

— У них грипп для тебя это нежелательно.

— Я больше не могу здесь находиться.

— Я говорил с врачом через неделю тебе рожать. Даш роды могут быть тяжелыми.

— Знаю. Дим в случае чего ты позаботься о детях.

— Дащ, я даже слушать это ни хочу, с тобой будет все хорошо.

Когда за ним закрылась дверь, я дала волю слезам. Он вроде со мной и не со мной нас разделяет стена.

Роды начались двадцать третьего декабря в три часа ночи. В четыре часа я родила, сына назвала Никитой и отключилась в себя пришла, через неделю мне сказали, я была, в коме все уже не надеялись на то, что я выживу.

— Где малыш?

— Его уже выписали, ваш муж с ним ждет, когда можно будет к вам зайти.

Увидев, сына я прослезилась от умиления вылитая копия мужа.

— Слава богу. Даш, я чуть с ума не сошел.

— Дим, я люблю тебя и.

— Даш, видно всевышнему угодно послать нам такое испытание. Мы все снесем.

Через три дня нас выписали.

— Даш, Рината Васильевна согласилась помочь с малышом.

— Спасибо тебе. Дим, я.

— Я знаю, ты больше не будешь рисковать нашими отношениями. Я рад, что ты поняла, что брак это не только удовольствие, но еще большая ответственность.

От его чрезмерной порядочности порой хочется полезть на стену но, черт возьми, он прав ни каждый мужик сможет простить измену, так что мне повезло, — тут же мысленно осадила себя я.

Дети сияли как пяточки особенно Вика. Приехав, домой я отнесла малыша в детскую. Завтра крестины, которые состоятся в 12:30.

— Даш, как ты? — вздохнув, спросила свекровь.

— Слабость, а так ничего.

— Тебе потребуется терпение.

— Знаю.

С сыном я решила посидеть до года после отдам в сад «Ласточка» в ясельную группу.

— Даш, ау ты где?

— Я здесь.

— Ты бы видела, как малышу обрадовалась Настя.

— Дим, прости меня за все.

— Я уже простил, было не легко, но я простил, погрузившись в «книжный мир» мы забыли, друг о друге каждый жил сам по себе естественно такой расклад тебя не устроил и ты, решила найти то чего не достает на стороне, вместо того чтобы поговорить.

— Все произошло, быстро я опомниться не успела. Дим я ни хочу ворошить прошлое ведь это в прошлом?

— В прошлом, — вздохнув, сказал Дмитрий.

Заснув под утро, я проснулась от плача сына. Набросив, халат я поднялась в детскую. Малыш бил ножками и кричал.

— Ой, зайка мой прости меня, — влетев, в детскую со смесью сказала Рината.

— Дайте мне бутылочку на будущее заранее грейте бутылочку.

— Хорошо.

— Он весь в меня, — взяв, сына на руки сказал Дима.

В одиннадцать я пошла в душ. Через двадцать минут я, выйдя, из душа надела джинсы с водолазкой волосы, собрала в пучок.

— Тебе идет.

— Спасибо.

— Даша, у нас новый этап в отношениях копаться в прошлом я не собираюсь и тебе не советую.

— Дарья Витальевна, малыша я собрала, — зайдя в гостиную, сказала Рината.

— Спасибо. Скажите детям, чтобы собирались.

— Хорошо.

Народу в церкви, было, много приехали дальние родственники мужа из Омска его сестра Валерия.

— Привет, это ты известная писательница?

— Я.

— Зашибись.

Сын истошно кричал, и бил ножками от его крика упало несколько икон.

— Ого. Даш он будет провидцем, — серьезно заметила свекровь.

Сестра мужа мне не понравилась взбалмошная девица себе на уме.

Уложив сына в кроватку, я вернулась к гостям дети уже сидели за столом.

— За новорожденного.

Завтра преступлю к новой книге «Золушка, потерявшаяся в коварном мире мужчин», — куря в лоджии, размышляла я.

— О чем так глубоко задумалась? — подойдя ко мне, сзади спросил Дима.

— О, том, что завтра преступлю к новому роману.

— Даш, я хотел предложить на две недели слетать в Испанию нам необходимо сменить обстановку а роман подождет.

— Думаю, что ты прав, — не веря своим ушам, сказала я. Дим только.

— Гумарова беру на себя.

Достав, телефон он связался с Гумаровым.

— Алло.

— Евгений Александрович тут такое дело мы хотим слетать в Испанию, на две недели необходима смена обстановки по возвращению книги будут готовы.

— Ну, что с вами делать? Летите.

— Ну, что?

— Сказал, летите.

 

ГЛАВА 17

 

— Билеты уже купил?

— Купил, потому что знал, что ты согласишься.

— Вот ты какой.

— Я чувствую тебя на расстоянии, и ты это прекрасно знаешь.

— В Испании у тебя вилла?

— Да.

В Испанию мы вылетели, рано утром через два дня, были в Испании. Жара там ужасная хорошо взяла с собой летние вещи ну и зимние тоже. Увидев, вдалеке девяти этажное мраморное здание с колонами с беседкой отделанной под дерево разбитый шикарный сад зимний сад с высланной плиткой дорожкой я подумала, что попала в рай.

— Впечатлило? — перейдя на испанский спросил Дмитрий.

— Впечатлило. Дим, а ты не говорил, что в тебе текут испанские корни.

— А ты и не спрашивала, моя прабабка была замужем за испанцем за Херхио де Сергино.

Нажав, на кнопку звонка мы услышали: «Кто»

— Артем, это я Моисей.

— Заходите.

Со вкусом у Димки все в полном порядке осматривая, апартаменты, думала я. Гостиная обита под дерево живая изгородь, зеркало, обрамленное в золотую рамку, паркет в гостиной лиловые тона в тон мебель, туалетный столик большая коллекция картин и всяко разных антикварных вещей.

— Здравствуйте, — на ломаном русском языке обратилась ко мне женщина, одетая в темно— синее платье с чепчиком на голове лет шестидесяти.

— Мартелла отнеси наши чемоданы в нашу комнату.

— Хорошо, Дмитро.

Увидев просторную комнату с дубовой кроватью, с тумбочкой отделанной под дерево с позолоченным сервантом я подумала о том, что в роду Димы не обошлось без антиквара.

— Тебе здесь нравиться?

— Очень.

— Завтра покажу тебе достопримечательности Испании всякие пирамиды сходим в музей.

— Дим, я чувствую перед сыном себя виноватой.

— Ничего с ним не случится, Рината рядом мама в случае чего смена обстановки нам была просто необходима и ты это прекрасно знаешь.

  • Ты весёл и я не тоскую / Graubstein Marelyn
  • Cristi Neo. Межгалактический портал / Машина времени - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чепурной Сергей
  • Немыслимое / Миры / Beloshevich Avraam
  • А может так оно и есть? (Ракетостроители 2) / "День Футурантропа" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Фомальгаут Мария
  • Тишь / Чёрно-белое / Жабкина Жанна
  • Наблюдатель / ФАНТАСТИКА И МИСТИКА В ОДНОМ ФЛАКОНЕ / Анакина Анна
  • Поезд / Еланцев Константин
  • Сор / Проходящее / Тебелева Наталия
  • В гости к огурчику - (reptiliua) / Лонгмоб "Смех продлевает жизнь-3" / товарищъ Суховъ
  • Двое у потухшего костра / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • 1. автор Армант, Илинар - Купи (козу) кота / Этот удивительный зверячий мир - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль