Глава 4

0.00
 
Глава 4

— Вы бы осколочки-то прибрали, а то с вашей грацией вы сами еще убьетесь. А я вам пока расскажу, кем должен был стать настоящий Петр Семенович Незабудкин, родившийся 26 октября 1978 года. — Хольцман снова открыл свой раздутый от бумаг портфель и извлек из него небольшую папочку с надписью «Дело №», — В наши обязанности входит ознакомление подсудимых с тем, чего они должны были достичь, какими они должны были стать. Весьма занятная процедура. Знаете всегда интересно сравнивать «должное» с имеющимся.

Палач открыл папку и начал перелистывать досье идеального Незабудкина. Его неидеальное воплощение продолжало сидеть напротив Ибрагима Ивановича в ожидании.

— Я начну, только когда вы уберете эти дурацкие осколки, — отвлекшись от бумаг и заметив отсутствие движения со стороны хозяина, устало добавил к сказанному чиновник.

Петр Семенович, как будто очнувшись, безропотно встал и направился в сторону ванны, где у него хранились веник и совок, собрал битую тару и выбросил в мусорное ведро, а инвентарь поставил рядом. Прибравшись, он снова сел на свою табуретку и, выражая полную готовность слушать, уставился на палача.

— Что ж, начнем. Петр Семенович Незабудкин родился в Москве 26 октября 1978 года. Ходить и разговаривать вы начали, когда положено, — никаких задержек и недоразумений. С четырех до семи лет детский сад, затем школа. Вы уже в начале обучения в ней проявляли большое любопытство к точным наукам. Математика, геометрия, физика — все воспринималось с восторгом и успешно вами осваивалось. По окончанию школы вы получаете аттестат, который позволяет без проблем поступить в приличный университет на инженерный факультет, да еще и на бюджет. Последнее немаловажно, учитывая раздрай в стране и весьма маленькие доходы вашей матери. Все идет как по маслу, все идет, как надо.

На втором курсе умирает Нина Павловна. Это тоже происходит по сценарию. Вам приходится начать работать по вечерам сторожем в местной котельной. Сложный период вам пришлось пережить, снимаю шляпу. Несмотря на недосып и вечную усталость, вы продолжаете успешно учиться.

Однажды на четвертом курсе ваш друг Олег… Помните еще Олега Аксютова? Интересно, вы вообще помните то, что я вам тут про вас самого рассказываю? Ощущение, будто это было в другой жизни? Тут ощущения вас не обманывают. Так вот, Олег делится с вами идеей разрешения одной физической проблемки. Ему требуется помощь и ваши, еще тогда не заплывшие жирком, мозги. Идея превращается в кропотливый труд, который служит основой для дипломной работы. Красный диплом, почет и уважение. Целый мир открывается перед вами и вашим другом. Но, увы, физики никому не нужны, а кушать хочется, поэтому Петр Семенович Незабудкин становится курьером в юридической фирме. Курьер с красным дипломом — типичное явление до сих пор, не говоря уже про десять лет назад. Все до тех пор шло, так как замышлялось. Вы не отходили от замысла ни на шаг, воплощали задуманное, правильно играли свою роль...

Если бы вы продолжали следовать своему пути, то сидели бы сейчас в славном городе Сарове рядом с Олегом Львовичем и работали над тем проектом, который совместно начали еще в университете. Дома бы вас ждали жена и пара близнецов Саша и Костя. Как думаете, звали бы вашу жену? Имя Марина вам что-то говорит? Говорит, говорит. Первую любовь мы никогда не сможем забыть.

Марина Михальчук, сотрудница отдела работы с клиентами бизнес-центра, где ваша компания снимала офис. Марина занималась магнитными пропусками, именно из-за них вы с ней и познакомились, когда в первый раз пришли заказывать себе ключ. Милая девушка, но простая и совсем непопулярная у мужского пола. Однако вам она понравилась, вы в нее влюбились. Неудивительно, ведь именно для вас она и предназначалась, ну а вы, соответственно, — ей. Однако вы были очень нерешительны. Не смели заговорить с ней и пригласить куда-нибудь. На помощь пришел ваш коллега, прознавший про ваши чувства. Он поделился своим наблюдением со всем офисом. После чего у всех резко начали размагничиваться пропуска, и вам приходилось чуть не каждый день спускаться в подвальчик к Марине. И вам волей-неволей приходилось, краснея и смущаясь, кое-как общаться с девушкой. Время шло, вы с ней стали приятелями, общавшиеся, правда, только на работе в моменты передачи кучи размагниченного пластика из рук в руки. Вы продолжали быть дубом, не смевшим сделать следующий шаг. Говорят, что если Магомед не идет к горе, то гора идет к Магомеду. В вашей жизни так и случилось: Марина сама предложила вместе сходить выпить кофе.

Это было ваше первое и последнее свидание. Все было прекрасно. Молодой человек Петя смог преодолеть свою робость и даже поцеловал девушку Марину. После чего все стало еще лучше, жизнь на два часа превратилась в сказку, где вы разговаривали, разговаривали и разговаривали без остановки. Хорошо было. Думаю, ангелы прослезились бы, глядя на вас. Однако все прекрасное длилось ровно до тех пор, пока Марина не стала рассказывать о себе. Оказалось, что она закончила только девять классов школы, родом из Тмутаракани, а в Москве снимает квартиру в Бутово. В вашей голове сразу нарисовался портрет этакой провинциалки-обольстительницы, жаждавшей сесть на вашу шею и таким образом въехать в вашу квартиру. Но глупость не бывает основана только на страхе что-то ценное потерять. Часто ее сопровождает еще типичная самовлюбленность москвича, как пупа земли русской. Добавим к этому еще ваше высокое самомнение как выдающегося и умнейшего человека в области физики и получим разрыв отношений с бедной Мариной. Правда, Марина ничего это не знала. На следующий день Петр Семенович Незабудкин просто перестал с ней разговаривать. Именно с этого момента вы и свернули с положенного пути.

Свернули, однако, шанс вернуться у вас был. Через полтора года после окончания университета ваш друг Олег Львович нашел вас и предложил работать в своей небольшой научной группе при скромном НИИ Радиоэлектроники, где вы бы могли продолжить исследования, начатые в университете. Олег думал, что обращается к прежнему другу и товарищу, но вы, Петя, были уже другим человеком. Вас не прельщала должность младшего научного сотрудника с окладом в несколько раз меньше, чем у курьера. Вы отказались, при этом послав старого друга куда подальше. А потом было трудоустройство в сеть магазинов по продаже бытовой техники… А затем уже ничего не было. Настоящий Пётр Семенович Незабудкин умер, его больше нет.

Чиновник закончил и отложил последний листок. Он почти не пользовался текстом. Рассказанная история была довольно типичной. Такие вот сломы людей встречались все чаще и чаще, разница была лишь в именах людей и небольших нюансах профессий и мест, где события происходили. Во время своего повествования Ибрагим Иванович не раз обращался с вопросами к Незабудкину, но ответа не ждал. Он подавлял, таким образом, любое желание подсудимого спорить или возражать. Делал акценты на самых сильных моментах. Ударялся в важные мелочи и порой пропускал целые десятилетия. Свою цель — донести до Петра Семеновича суть — он выполнил блестяще.

— Ну а теперь нужно расписаться в ознакомлении и закончим — Хольцман достал из папочки еще одну гербовую бумажку и протянул ее вместе с ручкой разбитому Незабудкину. Тот молча взял ее и, даже не взглянув на содержание документа, расписался в месте, куда указывал пальцем чиновник.

— Вот и ладно. Готовьтесь. Я могу вам дать еще минут пять, но не больше. Я и так задержался у вас. Некоторые молятся, кто-то курит… — Хольцман, как продавец, заключивший сделку, складывал бумаги и проговаривал последние формальные слова.

— Вам меня не жалко? — пролепетал Незабудкин, наблюдая за бесчувственным старичком.

— Я перестал жалеть таких, как вы, когда понял, что казню не людей, а только лишь их тени. Так что давайте не будем говорить тут о жалости, — не смотря на мужчину, ответил Хольцман. Он уже начал заполнять акт исполнения.

— Но послушайте… должны… ведь должны быть исключения! Я исправлюсь! Я обещаю! — Незабудкин в возбуждении обхватил руками кисть старика. Тот резко отдернул руку — Поздно! Вы свое право жить потеряли. Исправляться раньше надо было! Разбитое зеркало уже не починишь...

— Но как же свобода! Я имею право поступать, так как считаю нужным! Бог же сам дал нам свободу выбора! — продолжал восклицать Петр Семенович — Почему я должен был следовать какому-то вашему плану? Это моя жизнь, и все, что есть у меня сейчас, — мой выбор! Я так хотел! Это мое, и вы не можете у меня это отнять!

Ибрагим Иванович оторвался от заполнения бланка и тяжело вздохнул: эва как заговорил. Бога вспомнил. Да, он дает нам право выбирать. Но у каждого выбора свои последствия. И последствия вашей свободной воли обернулись к вам в виде старого палача с пистолетом под мышкой и кучей исполнительных листов. Делайте вывод, товарищ: нет свободы быть никем… и довольно об этом. Вроде все заполнил… Ну, а теперь вставайте!

— Но, пожалуйста… Не надо… — Пётр Семенович не хотел вставать, умоляюще простирая руку к чиновнику, который расстегнул кобуру и достал пистолет.

— Встать, я сказал! Развернуться ко мне спиной! Живее! Будьте хоть сейчас мужчи...

Договорить чиновник не успел. Незабудкин бросился на него и опрокинул на пол. Пистолет, зажатый в руке Хольцмана, выстрелил.

***

Петр Семенович был любителем тяжелого рока. Громкая музыка, бас-гитара, барабанная дробь, резкий голос певца со словами критики ко всему миру — все это и было, по мнению нашего героя, неотъемлемыми слагаемыми хорошей качественной музыки. Своими музыкальными пристрастиями Незабудкин гордился, отчего каждый месяц менял звонок на телефоне на какой-нибудь новый тяжелый хит. Последняя новинка, закачанная в память телефона, начиналась с продолжительной и громкой барабанной дроби, оглушающей всех вокруг.

Выстрел не был одиночным, за ним последовал еще один, а затем еще и еще. Стрелял уже не пистолет. Может быть автомат? Нет! Это уже пулемет! Незабудкин наконец-то проснулся. Его мобильный телефон разрывался барабанным стуком. Номер телефона был незнаком.

— Алло! Кто это?

— Ну, здравствуй, Пётр! С днем рождения тебя!

В трубке звучал до боли знакомый картавый голос старого институтского друга...

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль