ЮЛИЯ СНЕЖНАЯ

0.00
 
ЮЛИЯ СНЕЖНАЯ
Застрявшие между двух миров, или подбор ключа от портала

В машине застал телефонный звонок Азы.

— Алло.

— Завтра меня не будет Алину, положили в больницу что-то с почками.

— Спасибо, что предупредили. Можете взять три дня.

— Спасибо. Я отработаю.

— Хорошо.

— Ее племянницу лишили родительских прав вот она, и воспитывает, девочку одна наняла няню, а тут такая напасть нужна дорогостоящая операция, конечно, я ей помогу.

— Ты добрая душа Ника когда — нибуть тебе выйдет это боком, — вздохнув, сказал Родя.

— Может, быть, но по-другому поступить с Азой я не могу, не позволяет совесть.

— Тут возразить мне нечего без Азы мы многое не разгадали тут к бабушке ходить не надо, — почесав в затылке, согласился со мной Родислав.

За разговором не заметили, как доехали. Домработница накрывала на стол когда мы приехали. Вечером в слезах позвонила, Ева в пять часов вечера умерла Сашенька.

— Ева, крепись, через год ты родишь дочь Анастасию, — тихо сказала я сестре мужа.

— Ты.

— Поверь, наши с Родиславом пророчества всегда сбываются.

В связи с похоронами я взяла три дня выходных впрочем, Родислав тоже. Все три дня мы были, с Евой поддерживали, ее, как могли, не только мы, но и Сашка тоже свекровь сошла, с ума Саша поместил ее в клинику.

— Ник, спасибо за поддержку, — закурив, сказала Ева.

— Мы же родственники и когда мне было, плохо ты протянула мне руку помощи.

— Просто вы предназначены друг для друга, — тяжело вздохнув, сказала золовка.

— Ева, ты как? — обняв, дочь за плечи спросила свекровь.

— Держусь ты одна?

— Нет Евгений Петрович с Павлом Петровичем и Лизой в гостиной.

— Вероника напророчила мне, что через год я рожу дочь.

— Значит так оно и будет у них дар.

— Раньше я в это не верила, пока пару раз не сбылось.

— Родь, похороны в десять на Кузанском кладбище.

— Мы знаем.

В машине я вырубилась, потому что выходила на связь с покойной попросила ее не мучить мать.

— Ника, ты как? — внеся, меня в комнату спросил Родя.

— Слабость.

— Выходила на связь с покойной? — покачав головой, спросил муж.

— Да.

— Ты неисправима, ты понимаешь, что тебя может засосать в мир мертвых?

— Понимаю, но это сильнее меня.

— Все равно так нельзя думай не только о себе, но и о детях, — стоял на своем Родислав и он прав.

— Ты прав впредь буду держать себя в руках.

Заснув, у него на плече я проснулась от удушья.

— Родя мне плохо, — прохрипела, я тяжело дыша.

— Сейчас милая тебе станет легче, — крикнул, мне Родислав скрывшись на кухне.

После отвара на бизиме мне стало лучше.

— Спасибо, — покрывшись ледяным потом сказала я.

— Может, останешься дома? Ты мне сегодня не нравишься.

— Глупости Еве и так тяжело, а тут я здравствуйте, приехали, не приеду на похороны ее дочери.

Встав, я, пошатываясь, прошла в ванную. Приняв душ я, надев черное расклешенное платье, надев шляпку, позвала детей.

— Ник, обещай больше не злоупотреблять общением с усопшими.

— Обещаю.

На похоронах была, почти вся Москва как же умерла дочь известного в городе бизнесмена Воронова Александра Дмитриевича у него сеть ресторанов и гостинец в Москве и кое— что еще я не вдавалась, в подробности, но то, что он не прост к бабушке ходить не надо.

С кладбища мы поехали в ресторан «Ущелье» где пробыли не долго. Выйдя в лоджию, я потеряла, сознание. В себя пришла в карете скорой помощи, у меня упало давление и это не все я беременна, оказывается, муж заплатил врачу за то, чтобы тот сделал заключение о том, что я не могу иметь детей во благо мне, потому что следующая беременность может меня просто убить.

— Как ты? — взяв, меня за руку спросил Родя.

— Лучше. Родь, зачем ты.

— Потому что, еще нося, Лиона ты была сама не своя, а тут.

— А тут я рожу Дмитрия.

— Тогда ни каких переутомлений.

— Дома ты меня не посадишь, ты же это прекрасно знаешь, тем более что диссертацию надо дописать.

— Хорошо только ни каких переутомлений я за этим прослежу.

— Вы встаньте, на учет я выписала ей витамины и сеансы на прогревание беременность не из легких, — сказала женщина из скорой помощи.

— Сын, ну что? — спросила свекровь с порога.

— Мы беременны.

— Она же Лиона ели выносила.

— И, Диму выносит.

— Вы так уверены, что у вас родится сын?

— На все сто процентов.

— Родь, я пойду к себе мне что-то не хорошо.

— Я помогу тебе.

Заснув, у него на плече я проснулась от дикого голода.

— Проснулась? — повернувшись ко мне, спросил сонный Родя.

— Еще не поняла, а ты что не спал всю ночь?

— Милая всю ночь тебя рвало, помогли прабабушкины травы.

— Я голодна как волчица.

— Что будешь?

— Что — нибуть легкое.

— Омлет будешь?

— Буду.

— Детей в сад забросим?

— Куда деваться.

— Ник, в центр будем ездить вместе.

— Мне еще лучше.

Дети обрадовались новости о том, что у них скоро родится братик.

— Ника, я отведу детей, в сад в машине подождешь?

— Да.

— Родь, а разве мы едем не в центр? — посмотрев, на часы спросила я.

— Нет, мы едем в центр «Планирование семьи».

— Но.

— Ника, что за безответственность? — сейчас в первую очередь ты должна думать о ребенке.

— Ты прав прости.

Припарковавшись, недалеко от мраморного двенадцати этажного здания мы зашли во внутрь. Регистраторша откровенно зевала, когда мы к ней подошли.

— Нам к Смирновой Аделаиде Михайловне.

— Паспорт, пожалуйста, — улыбнувшись, сказала девица.

— Так ведь вы у нас уже были.

— Разумеется, мы у вас рожали, — вздохнув, пробурчал Родя устав от тупости регистраторши, которая неумело пытается произвести на него впечатление.

— Возьмите, карточку поднимитесь на второй этаж слева, будет триста девятый кабинет с табличкой гинеколог.

— Спасибо.

— Родь, вот как бывает ребенок в подарок.

— Ты о юбилее своем?

— Ну, да в субботу у меня праздник.

— Это точно.

— Я подожду в коридоре.

— Хорошо.

Аделаида Михайловна холеная брюнетка лет пятидесяти с небольшим чинно сидела, за столом, когда я зашла.

— Знаешь, я знала, что ты сюда еше придешь. Не боишься? — заглянув, сквозь меня спросила женщина.

— Не боюсь. Вы что экстрасенс?

— Да и я вижу, не смотря тебя что, несмотря на то, что беременность будет, не простая ребенка ты выносишь, без проблем только вот родив, его есть вероятность летального исхода.

— Значит, так тому и быть.

— Рисковая ты ладно залезай на кресло.

— Пока все, хорошо ни каких переутомлений и главное стрессов стресс может тебя убить.

— Ну, что не томи?

— Знаешь она прорицательница.

— Для меня это не новость.

— Родя, — покачав головой, пробурчала я.

— Прости, просто я хотел знать наверняка, что с тобой ничего не случиться.

— Сына я выношу и даже рожу, но вот сама могу умереть.

— Это она тебе напророчила?

— Родь, мы не в силах обойти судьбу.

— Попытаться стоит.

— Я бы не советовала. Едем в центр.

— Ника, — покачал, головой Родя но, столкнувшись, с моим непоколебимым взглядом замолчал.

В центре были в 14:00 Родислав ушел писать отчет завтра совет директоров в нашем научном центре желательно завтра представить научную диссертацию потому детей из сада сегодня забирает, свекровь муж с ней уже договорился, за что ему отдельное спасибо.

Узнав о моем интересном положении Варвара, с Розой перебивая, друг друга поздравляли меня.

— Спасибо девочки, а теперь по рабочим местам.

Углубившись в диссертацию, я не заметила, как, пролетело время. Дописав, диссертацию я едва не упала, спасибо Родя, поймал на лету.

— Ника, мы с тобой говорили уже на эту тему не зарабатываться ты теперь не одна.

— Увлеклась, прости.

— Ника.

— Ну, не ворчи.

— Завтра пятница и юбилей отмечать будем в «Купидоне» ты это заслужила.

Дома были, в половине седьмого дети чинно сидели в столовой все, ждали нас.

— Как наша будущая мама? — выйдя в прихожую, спросила Лидия Васильевна.

— Немного мутит, а в целом ничего.

— Сын, вас по ящику показывают.

— Ну, так наш центр знаменит своими находками.

— Это точно. Сын я поеду сегодня у нас гости.

— Езжай, конечно, спасибо, что забрала детей из сада.

— Ты всегда можешь на меня рассчитывать.

Когда свекровь уехала я, тяжело вздохнув, отошла к окну порой мне кажется, что она до сих пор, не простила мне предательства по отношению к ее сыну.

— Не терзай, себя мы живем, настоящим прошлое мы давно похоронили.

— Я знаю просто.

— Забей и ни о чем не думай.

Набрав, номер Евы я услышала: «Алло».

— Привет. Ев, я беременна.

— Поздравляю, но это опасно тебе Ада сказала?

— Сказала, но я все равно рожу Дмитрия.

— Я тоже беременна Сашка на седьмом небе от счастья может встретимся в «Яко»?

— А давай.

— Ты далеко?

— Хочу прогуляться.

— Встречаешься с Евой? Как она?

— Сказала, что беременна, — надевая ветровку, бросила я.

Припарковав, машину не далеко у кирпичного здания я зашла внутрь. Ева потягивала молочный коктейль, когда я к ней подошла.

— Ты светишься изнутри, — обняв, меня заметила Ева.

— Потому что я счастлива, Родислав простил меня и.

— Я тоже счастлива, твое пророчество сбылось, даже раньше, чем ты пророчила, у нас будет сын.

— Я рада за тебя.

— Что будите заказывать? оборвав нас, спросила подошедшая к нашему столику официантка.

— Рыбку салат и по стакану томатного сока.

— Ребенок в подарок прям как по заказу, — потягивая сок, сказала Ева.

— Я уже так и сказала, Родьке он со мной полностью согласен лучше подарка не, придумаешь.

— Рискованно все это вспомни, как ты мучилась, когда носила Лиона.

— Ничего я сильная я справлюсь.

— Ты слишком самоуверенная.

— Возможно, ты и права, но Дмитрия я рожу.

Расплатившись, я поехала домой. Родя играл с Лионом, в развивающую игру, когда я зашла в детскую.

— Сынок пора спать, — потрепав, сына по щеке сказала я.

— Ну.

— Пора, а то завтра рано вставать.

Уложив, детей спать я спустилась вниз.

— Тебе надо выпить витамины.

— Родя.

— Ник, я ни хочу подвергать тебя и ребенка риску.

Вздохнув, я выпила витамины муж прав проблемы с плодом нам ни к чему. Ночью мне приснились, родители сказали, что теперь их душа спокойна, я иду по праведному пути они рады, что у нас будет еще малыш.

— Эй, ты чего? — проснувшись от моего плача, спросил взъерошенный муж, включив ночник.

— Приснились, родители сказали, что теперь их душа спокойна, я иду по праведному пути.

— Они правы, ты изменилась.

— Родь, ты меня еще любишь? — смахивая слезы, спросила я.

— Конечно, люблю. Вероника не копайся в прошлом оставь его.

Прижавшись к нему, я заснула, проснувшись, опрометью убежала в туалет.

— Может, ни куда не поедешь?

— Это даже не обсуждается диссертация мое детише.

— Ты жадна до работы.

— Что, правда, то, правда.

Съев, овсяную кашу я пошла, будить детей.

— Елисей, Лион, Вика поторопитесь.

— Идем.

Вылетев, из дома в половине восьмого мы перевели, дух ровно в восемь дети были в саду.

— Вы как метеоры, — улыбнувшись, заметила Тамара Петровна.

— Любим пунктуальность.

В центре были, в половине десятого научная конференция в одиннадцать, так что особо торопиться, не стоит, тем более что все на мази.

— По чашечке кофе?

— Только не кофе, — поморщившись, скривилась я.

— Прости, я забыл, тогда по чашечке чая с жасмином ты как на это, смотришь?

— Положительно только.

— Ник, мы успеваем, пойдем в «Монько» там не шумно.

— А пойдем, — махнула я рукой.

Монько — это не большой китайский ресторанчик здесь комфортно и уютно играет мелодичная гармоничная музыка, кругом цветы создается, ощущение что ты попал в оранжерею.

— Что будите заказывать? — подойдя к нашему столику, спросила Азу.

— Морепродукты и два чая.

— Как тебе здесь?

— Уютно как, будто дома не шума ни гама как в обычных столичных ресторанах.

— Я тоже не особо люблю шумные заведения.

— Тут мы с тобой схожи.

— Ого, нам пора, — взглянув на часы, сказал Родя, расплачиваясь с официанткой.

Мы успели, во время через десять минут в цокольный зал, стали заходить люди.

— Волнуешься? — по губам спросил меня муж.

— «Ни сколько».

— «Ты слишком самоуверенна милая».

— «Может быть, но я привыкла идти напролом».

Моя диссертация завоевала первое место по популярности.

— Вы мастера находить необычное, — почесав в затылке, буркнул наш конкурент центр «Зримый» Гончаров Виталий Георгиевич.

Выиграв бронзовый кубок, мы, не оставшись на фуршет, уехали домой.

— Завтра долгожданная суббота ни куда не надо ехать копаться в документации ломать голову сделал откат Зубу или не сделал.

— Зуб случайно не Зубов Станислав Борисович?

— Ника, — вздохнул Родя.

— Прости, пересекались, но я.

— Ты с ним флиртовала, но до постели дело не дошло, потому что Стас не выносит пьяных баб, — договорил за меня муж.

— Роденька я.

— Ты неисправима. Ника с тобой так тяжело.

— Знаю, но ведь я изменилась.

— Охотно верю но, если б не я не знаю, ох не знаю, куда бы тебя занесло.

— Я хотела вспылить, но как всегда Родька прав.

— Галина Сергеевна зовет, ужинать дети нас заждались, — оборвал, мои размышления на тему есть ли жизнь на марсе Родислав.

— Иду.

— Ник, я рад, что ты сделала, для себя выводы просто Стас жук еще тот остерегайся его.

— Я знаю не дура. Родь я изменилась, я поняла, что брак это.

Договорить он мне не дал нежно поцеловав.

После ужина я ушла, наверх что-то мутит, меня Родя поднялся через десять минут. Заснув, у него на плече я, проснулась, от дикого голода вот не думала, что сынишка будет таким прожорливым, — вздохнув, подумала я, надевая голубое платье.

Увидев, море цветов в гостиной я, расплывшись, в улыбке прошла в ванную Родя, брился, напевая себе что-то под нос.

— Доброе утро. С днем варенья тебя на парковке тебя ждет сюрприз.

— Иномарка красного цвета? — спросила я.

— Угадала, только водить ты вновь будешь после родов.

— Это естественно я сама ни хочу рисковать ребенком.

— Дети уже почти собраны, я их отвезу, а ты сегодня выходная и даже не спорь мне не нравиться цвет твоего лица.

Спорить я не стала, потому что мне действительно сегодня как-то не хорошо.

В обед позвонила, Аза поздравила с Днем рождения и прибавлением в семействе.

— Спасибо

В половине пятого вернулся Родислав, с золотой коробочкой открыв, ее я присвистнула, он купил мне изумрудное колье.

— Это в знак моей любви я ни хочу, чтобы ты сомневалась в моих чувствах.

— Родь, я только что в зеркале видела, Огуса с планеты Тантарры он сказал, что член из масонского общества Гутников Роман Юрьевич Гут с планеты Айрис, пытался снять заслон, который мы поставили, пока у него ничего не вышло, так что надо быть наготове.

— Час от часу не легче. Не думаешь ли ты?

— Если только после рождения сына и то если понадобиться.

— Ника ты же не Зена королева воинов?

— Может и Зена только не Зена, а Никса, а ты Родис.

— Хочешь сказать мы не земные существа, прилетевшие сюда с планеты Гандорра?

— Да так что возможно наши с тобой тела не совсем наши.

Открыв, гардероб я надела темно— синее расклешенное платье волосы собрала, в прическу залив лаком заколов изумрудной заколкой достав, белую шубку я, надев ее надела черную шляпку.

— Родя, здравствуй, — начала Жана.

— Жан, и не надоело тебе унижаться? — поморщившись, спросил муж, отодвигая ее в сторону.

— Прости, — повернувшись ко мне, сказал он.

— Ничего заслужила.

— Вероника что за настроение! — вздохнул Родя.

— Прости, просто мне кажется, что наш брак изжил, себя, и я развела руками.

Это ты только что придумала? Ник, я люблю тебя, хотя порой хочется встряхнуть, как следует.

Ну, вот чего я к человеку цепляюсь, Родька терпит, мои фокусы простил измену, хотя мужики по натуре собственники было задето его самолюбие так нет, я еще выношу ему мозг.

— Ник, хватит копаться в себе, — обняв меня, за плечи прервал мои само истязания Родя.

— Я, просто.

— Просто отпусти прошлое живи настоящим сегодня твой праздник поехали.

В машине я все-таки разревелась.

— Прости, накипело, — приводя, себя в порядок сказала я.

— Ничего с беременными такое бывает.

Свекровь подарила мне набор косметики по ее мнению экологически чистой.

— Ник, что с настроением? — подойдя ко мне, спросила Ева.

— Мне кажется, что Родя меня не любит, живет из жалости и.

— Ты столкнулась с Жанной и решила, что он любит ее? — вздохнув, спросила Ева.

— Не знаю, просто в наших отношениях уже нет того огня, что был раньше и.

— Ну, дорогая моя ваши отношения пережили, кризис он вообще мог подать на развод, но он решил начать с тобой все с начала, можно сказать, ваш брак пережил реконструкцию, чтобы отношения не затухали надо подбрасывать дровишки все в твоих руках за отношения надо бороться.

— Родь, мне что-то не хорошо, — потирая виски, сказала я.

— Ев, что ты ей сказала?

— Родь, не кричи, на меня лучше не доводи, свою жену до отчаяния она думает, что потеряла тебя.

— Прогуляемся? — присев на корточки рядом со мной спросил Родька.

— Пожалуй.

На улице мне стало лучше, особенно когда Родя обнял меня.

— Ник, мы начали, все с нуля у нас с тобой началась, новая жизнь в нашем настоящем нет, места прошлому есть только мы.

Прижав, меня к себе Родислав нежно меня поцеловал, и я поняла, что все мои страхи были напрасны.

— Может, вернемся в ресторан? — поежившись, спросила я.

— Давай. Успокоилась?

— Да, — улыбнувшись, пробурчала я.

В ресторане я выпила, горячего чая что-то озябла.

— Родь, может, поедем домой? — что-то мне не хорошо спросила я.

— Поехали.

В машине я заснула, проснулась от голода.

— Родь ты где?

— Я в лоджии душная ночь.

— Я что-то проголодалась.

— Что будешь?

— Запеченную утку в майонезе.

— С тобой все ясно.

Через пять минут он был в комнате.

— Родь, прости за истерию просто.

— Забудь просто знай, я люблю тебя, несмотря на твой несносный характер.

 

 

 

 

ГЛАВА 13

 

После ужина я уснула, проснулась от звонкого смеха детей. Связав, волосы в хвост я, надев лиловое платье, спустилась вниз.

Родислав с детьми сидели за столом, когда я подошла.

— Галина Сергеевна сварила, тебе кашу тебе нужны злаки, — поцеловав, меня в макушку, сказал Родя.

Спорить я не стала, потому что он прав. Через десять минут мы вышли из дома.

В машине меня застал телефонный звонок Вари.

— Алло.

— Вероника Владиславовна вчера вечером ко мне пришел владелец имения Стрелецких Стрелецкий Роберт Матвеевич у него антикварный магазин «Гигант».

— Точнее можешь сказать, в чем суть? — вышла из терпения я.

— Он решил перестроить дом стал копать и нашел целый клад, состоящий из костей принадлежащих существам с иного измерения.

— Это сказали эксперты?

— Его бабка.

— Варь, мы сейчас будем и поедем в имение Стрелецкого, скорее всего его имение посетили пришельцы с планеты Идолу.

— Тебя посещают видения? Ты выходишь с ними на связь?

— Да. Они говорят, что на нашей Земле очень много погибших их сородичей.

Отвезя детей в сад, мы поехали, в центр Варя была уже там.

— Родь, ты с нами?

— Естественно одних вас я ни куда не отпущу.

Тучи сгустились, подул ледяной ветер пошел дождь не самое лучшее время для раскопок, но у нас нет другого выхода. Припарковав машину, не далеко от бронзового семи этажного здания с колонами мы подошли к массивной двери.

Нажав, на кнопку мы услышали: «Кто».

— Мы к Стрелецкому Роберту Матвеевичу.

— Проходите.

Нашему взору открылся шикарный сад, обитый камнями у Роберта хороший вкус, — подумала я, поднимаясь по ступенькам. Веранда отделана под дерево прихожая тоже плиточный пол зеркальные навесные потолки старинная мебель кухня не большая, но уютная мебель цвета морской волны.

— Вы ко мне? — хрипло спросил нас старик, одетый в клетчатую рубашку и тапки валенки.

— Да мы по поводу захоронения найденного вами костей пришельцев.

— Пройдемте в сад они за домом над надстройкой.

— Вам сказала Прасковья Ильинична, что это мощи не людей?

— Да мне об этом сказала мать она у меня ведунья.

— Мы можем изъять их?

— Да.

— Сынок вы делаете благое дело, — улыбнувшись, сказала старушка.

Надев перчатки, я уложила кости с черепом мумии в пакет.

— Работы нам прибавилось, — заметил Родя в машине.

— И, слава богу. Не смотри, на меня так я беременна, а не больна.

В центре были, около двух девочки, попивали кофе, когда мы зашли в лабораторию.

— Находка века? — надев специальные очки, спросила Аза.

— Да. Судя, по костям на планету Земля Сурис прилетел еще в двадцатом веке, для того чтобы познать земное для передачи данных на планету Идолу, потом пошло что-то не так и он погиб, скорее всего, он попал в поле зрения шаману Табесу, — записывая, исследования по пришельцу, сказала Аза.

— Так оно и было, — потерев виски, сказала я.

— Снова выходила с неземными существами на связь? — покачав головой, спросила Аза.

— Да. Аз только нравоучений с меня достаточно Родька и так заучил.

— Он беспокоиться о тебе.

— Знаю, только порой хочется взбрыкнуть.

— Не ценишь ты того, что есть рядом, как бы тебе не пожалеть, — вздохнув, сказала Аза.

— Знаю, — оседая, на пол пробормотала я.

В себя я пришла в карете скорой помощи меня везут в центр «Планирование семьи».

— Мой сын.

— Кровотечение вам остановили, но теперь придется вам лечь на сохранение, — пробурчала тетка в белом чепчике.

— Ника, мы же говорили с тобой на эту тему.

— Родь, я понимаю, но поделать ничего не могу.

— Ничего будешь лежать, в больнице, хотя бы не будешь общаться с потусторонними силами.

Аделаида встретила скорую помощь во дворе.

— В реанимацию ее срочно, — дала команду она.

Через три дня меня перевели в палату люкс я под полным наблюдением врачей. Господи я только на третьем месяце беременности, а у меня уже такие проблемы.

— Бурова к вам приехал муж, — просунув, голову в палату сказала Полина.

— Я сейчас выйду.

Надев халат, я спустилась, вниз Родя, стоял у окна в фойе.

— Как ты?

— Состояние удовлетворительное каждый день врачи меня смотрят, следят за моим давлением.

— Ник, если с тобой что — нибуть случиться.

— Родь, если со мной что-то случится, обещай мне позаботиться о наших детях, — взяв, мужа за руку попросила я.

— Ник, с тобой ничего не случиться. Все будет хорошо. Ты меня слышишь?

— Слышишь, я на тот случай если пророчество Ады сбудется.

— Аделаида Васильевна, сделала предположение, но на все сто процентов она тебе ничего не напророчила. Сегодня солнечный день может, погуляем в сквере?

— Давай. Как дети?

— Вика заболела, у нее ангина Аира лечит, ее травами мама ворчит.

— Ну, как всегда, а как мальчики?

— Пьют, отвары для профилактики у бабушки не забалуешь.

— Это точно.

— Что решили с исследованием по пришельцу?

— Научную диссертацию по «Привет с планеты Идолу» пишет Аза.

— Я рада за нее, тем более что деньги ей сейчас не помешают, сказала, что операцию по почкам девочке сделают только в Германии.

— Значит, месяц ее не будет?

— Даже больше, ничего Роза с Варей не хуже.

— Ты права просто Аза ас в этом деле ты работаешь с ней в одной связке, а Розу с Варей надо направлять.

— И направлю, выхода все равно нет, они хотя бы специалисты своего дела сейчас очень сложно найти специалиста кругом те, кто просто купил диплом.

— С тобой не поспоришь.

— Потому что я права.

— До завтра я, приеду после обеда в 15:00 часа с мальчиками они по тебе ужас как соскучились.

— Я тоже.

В половине третьего ко мне приехала Ева с Сонечкой и Денисом.

— А где Ворон?

— У него сегодня суд защищает ювелира ему шьют убийство тещи но убивал не он а ее племянник.

— Ого.

— Там все так запутано что я даже не стала вдаваться в подробности как ты?

— Лежу под наблюдением врачей.

— Рисковая ты.

— Ев, наш малыш спас наш брак я не дура и вижу, что еще немного и потеряю Родю навсегда.

— Девочка моя это у тебя бзик он любит тебя, если бы хотел уйти ушел давно он не из тех мужиков, которые живут с бабой из жалости.

— Ты права. Как Людмила Николаевна как ее центр «Касатка»?

— Процветает.

— Ты называла ее именем своей покойной матери? Бедная мама как еще не взорвалась.

— Ев, прости, ради бога после смерти матери с отцом меня переклинило.

— Может, потому мать и сдерживала себя.

Увидев, в окно свекровь с Евгением Петровичем, я, улыбнувшись, буркнула: «Легка на помине».

Евгений Петрович принес дыню, а свекровь бананы.

— Ты всех нас напугала.

— Каюсь, я сама испугалась.

— Все из-за твоего общения с миром мертвых, — поморщившись, принялась читать нотации свекровь.

— Люд, ну хватит девушка и так тяжело переносит беременность, — вздохнув, осадил женщину мужчина, за что я ему благодарна.

— Вероника, Леночке с Елисеем я купила школьные принадлежности и записала в 308 школу, в которую ходил Родя.

— Спасибо вам, — улыбнувшись, сказала я.

— Буровой пора на ультразвук, — зайдя в палату, сказала медсестра.

— А мы уже уходим.

Ультразвук показал, что плод развивается хорошо.

— Бурова, я бы посоветовала лежать у нас до родов, — просканировав, меня своим цепким взглядом сказала Ада.

— Я и буду, лежать я знаю, что могу потерять ребенка.

— Выходила с ним на связь?

— Да ведь он будет у меня целителем.

— У вас все дети будут целителями, — заглянув в мое будущее, сказала женщина.

— Я знаю.

— Им будет, не просто в этом мире их будут пытаться сломать.

— Знаю, они сильные все выносят, потому что они индиго у них иное мышление иная логика.

— Если только.

— Я могу вернуться в палату?

— Можете.

В палате сквозь разноцветную вспышку в виде радуги я увидела покойных родителей.

«Дочка не бойся, ты не спятила это просто дар у вас с Родей такой видеть умерших», — глухо сказала мне мать.

«Я знаю, мамочка я так счастлива, но мне кажется, что он жалеет меня и».

«Глупости он любит, тебя он, пересилил, свою обиду простил тебя за свое задетое мужское самолюбие», — оборвав меня, мысленно сказала мама.

Заснув под утро, я проснулась, от стука в дверь Ирина принесла завтрак.

— Плохо спали?

— Не спалось.

Другие мамочки вяжут, а я даже этого не могу, чтобы не впасть в уныние я читаю детективы. После завтрака я решила прогуляться нет, сил больше сидеть в заточении уже считаю, дни, когда родится малыш.

Увидев Зуба, я мысленно выругалась, потому что хочу его и ничего с собой поделать не могу, муж прав я слаба на передок и просто не предназначена для семьи.

— Вот так встреча. Третьего ждешь?

— Да, Димку, а ты приехал, к Соне кого ждете?

— Блезняцов беременность не простая. Ник, ты сводишь меня с ума но.

— Но, кроме влечения друг к другу между нами нет ничего общего нам лучше, остановиться здесь и сейчас я ни хочу рисковать своим браком.

— Знаешь я тоже.

— Стас, ты где? — донеся до меня писклявый голосок рыжей.

— Иду.

Сев на лавочку я долго себя отчитывала.

— Вот ты где а я повсюду тебя ищу, — подарив мне розы сказал Родя.

— Решила прогуляться.

— Я столкнулся с Зубом у него, что тут жена?

— Да ждут близнецов.

— Ник, не испытывай наш брак на прочность, — заглянув, мне в глаза тихо попросил муж.

— Роденька я не.

— Я знаю просто еще немного, и ты потеряла над собой контроль.

Покраснев, я отвела глаза, потому что он попал в точку.

Ему со мной не просто, но и без меня он не может вот, и мучаемся мы, и расстаться не можем и быть вместе тяжеловато.

— Родь, я люблю тебя, — пискнула я.

— Я тоже потому и терплю твои флирты, сглаживаю, углы сдерживаю, себя как могу.

— Я больше не буду.

— Ник, ну что за детский сад ей богу, — покачав головой, пробурчал Родька.

— Ну, не сердись, — положив, голову ему на плечо попросила я.

— Что ты со мной только делаешь.

— Уже прохладно и цветы надо поставить в воду, — поднявшись, сказала я.

— Ты права.

В палате он, поставив, цветы в воду помог мне лечь в постель.

— Побудь рядом.

— Хорошо.

Родя пробыл со мной до вечера, за что ему спасибо.

— Как там научная диссертация по находке пришельца замумифицированого под имением Стрелецкого Роберта Владимировича?

— Аза, ее практически завершила.

— Я рада.

— Ник, завтра приеду с детьми.

— Будем ждать.

Помахав, ему рукой я вскрикнула, увидев в хрустальном шаре отражение покойной бабушки. Дело в том, что она меня посещает, только тогда когда мной недовольна или когда мне грозит опасность.

«Ника, ты столько ошибок совершила тебе радоваться надо, что несмотря ни на что он дал вам шанс быть вместе, но это пол беды ты можешь умереть при родах» — вздохнув, сказал призрак.

«Я знаю бабушка так же я знаю что детей он не оставит он замечательный отец».

«Ты что решила сдаться»?

«А что я могу».

«Я тебе помогу и точка».

Сказав, это призрак бабушки испарился, будто его и не было, оставив меня в растерянности. Подойдя к календарю, я тяжело вздохнула завтра только первое марта мне еще два месяца здесь маяться.

— Бурова, на осмотр.

— Давление нормализовали уже это хорошо тонус в порядке вроде все хорошо, — сказала Ада.

«Это радует, значит, пророчество не сбудется», — обрадовалась я.

Когда я вернулась, из смотровой дети повисли у меня на шее.

— Давно ждете?

— Не особо. Ну, что?

— Первого апреля должна родить богатыря.

— Как Вика?

— Идет, на поправку бабушка вылечила ей ее ангину народными средствами без вмешательства химии.

— Родь, сил больше нет, здесь находиться, — насупившись, пробурчала я.

— Ник, потерпи вон Ева тоже лежит в центре и ничего.

— И давно?

— Вчера положили, ей грозил, выкидыш все из-за Ворона он ее бросил, ушел к ее подруге.

— К Диане что ли? — поперхнувшись соком, спросила я.

— Да и.

— Что еще могло произойти?

— Соню загрыз, соседский боксер похоронами занимается, мама Ева едва не потеряла ребенка.

— Я иду к ней.

— Пойдем вместе и не так быстро тебе нельзя делать резкие движения.

— Родь, он был аферистом их брак фуфло, — вздохнув, сказала я.

— А Соня тоже была фуфлом?

— Нет.

Ева смотрела в потолок, когда я к ней зашла.

— Я в норме мне дуре надо было прислушаться к твоему предсказанию и бежать без задних ног от Ворона надо было обратить внимание на Тереньтева Вадима Сергеевича пусть не адвокат пусть детский педиатр пусть владелец не большой детской клиники «Радуга».

— Терять близких всегда больно особенно детей, но у тебя будет, малыш тебе есть ради чего жить, — взять Еву за руку сказала я.

— Я знаю.

Оставив, Еву одну мы вышли из больницы.

— Она справиться и Тетерь ей в этом поможет, — набирая номер Вадима, сказал Родя.

— У нее горе и.

— У него тоже недавно погиб сын он растил, его один мать лишили родительских прав за пьянство.

— Алло.

— Тетерь, ты еще любишь мою сестру?

— Родь, ты, что белены объелся? Сколько лет не звонил, а тут на тебе.

— Ева, в больнице у нее депрессия дочь загрыз соседский пес, муж оказался липовым вообщем такие пироги.

— Я сейчас буду.

— Родь, а тебе не приходило в голову, что Ева спасибо за это тебе не скажет?

— Не приходило, потому что она любит его со школьной скамьи только боиться себе в этом признаться, как и он себе.

— Детский сад какой-то.

— Согласен.

— Ого, уже шесть нам пора завтра надо подготовить отчет по научной конференции.

— Желаю удачи.

— Я позвоню.

Утром я решила навестить золовку. Заглянув к ней я увидела голубоглазого блондина в очках.

— Заходи. Ник, это Вадим моя первая любовь Ева замялась.

— Я не буду вам мешать.

Все у них быстро, что ж значит, так тому и быть их объединяет общее горе у Евы завтра похороны дочери, а у него сорок дней со дня смерти его сына, — размышляла я, сидя в сквере.

— Снова ты, — присев рядом пробурчал Зуб.

— Вообще — то я здесь лежу, если ты не забыл.

— Прости, меня магнитом к тебе тянет, — вздохнул Зуб.

— Стас, это всего лишь мимолетное увлечение нам с тобой не по пути и ты и я прекрасно об этом знаем.

Развернувшись, я вернулась в центр.

— Она ждет тебя, — сказал Вадим, выходя из центра.

— Завтра на день ее отпускают, я буду, рядом все, будет хорошо.

— Ты головой за нее отвечаешь.

— Вероника, с Евой ничего плохого больше ничего не случиться.

— Все так говорят.

— Я не все.

— Хочется в это верить.

Ева молча листала детский альбом, когда я к ней зашла.

— Может, тебе нужна помощь психолога? — присев на край кровати спросила я.

— Мне и правда тяжело, но Вадим отогрел, мою душу, встряхнув, себя я поняла, что у меня есть ради кого жить это ради Дениса с Ромой и Оленькой.

— Оленькой? — переспросила я.

— Мне приснилась прабабка Прасковья Ильинична, которая сказала, что в браке с Вадимом я рожу девочку.

— Ев ты.

— Я отвергала этот дар и напрасно.

— Ты его приняла?

— Как видишь, и Ева тяжело вздохнула.

— Что?

— Я выходила, замуж не за тех мужчин мать была, права мне следовало не воротить нос от Вадима.

— Он все-таки тебя дождался.

Подойдя, к Аделаиде Васильевне я попросила отпустить меня на похороны племянницы.

— Бурова, меня беспокоит ваш эмоциональный фон.

— Все будет хорошо.

— Ник, нет и еще раз нет, с Евой будем мы, и Вадим у тебя скачет давление скоро рожать, мало ли что, случиться.

— Ева тоже беременна.

— Ей и малышу ничто не угрожает, а вот ты.

— Ну, хорошо, — сдалась я.

Родислав приехал ко мне после трех.

— Вадим, отвез Еву, в центр ей чуть плохо не стало, пожалели, что пошли у нее на поводу.

— Слава богу, что я не поехала.

— Как наш малыш? — коснувшись моего живота, спросил Родя.

— Выходил со мной на связь сказал, что будет целителем владельцем клиники «Целитель».

— Это опасно для тебя.

— Родь, умом я это понимаю, но ничего поделать с собой не могу, и ты это прекрасно, знаешь, мы не такие как все даже твоя сестра приняла свой дар.

— Будет, значит, ведуньей откроет центр «Чародейка», — заглянув сквозь блюдца, сказал Родя.

— Да будет, но и из дизайна тоже не уйдет, будет совмещать твоя сестра творческий деятельный человек.

— Не помещала? — подойдя к нам, спросила Ева.

— Нет, мы.

— Из дизайна я ухожу не мое это.

— Что? — приподняв очки, спросил Родя.

— Брат учиться на дизайн я пошла по диктовке мамы, хотя уже тогда душа моя не лежала я знала, что я не такая как все просто под давлением матери я сдалась, хотя бабушка говорила мне, что я еще вернусь к своим первоначальным истокам.

— Ты хочешь сказать, что мать тебя сломала?

— Родь, не делай вид, что для тебя это новость ведь она и тебя пыталась сломать все водила по психиатрам пока не вмешалась бабушка.

— Тут с тобой не поспоришь.

— И не надо, потому что я права мать считала и считает, что в нашей семье хватит ученой то бишь ее и ей в некой степени неудобно, что ее знакомые смотрят на ее детей снизу верх.

— Это ее проблемы ее комплекс, а мы с тобой такие какими нас сделала матушка природа, — разведя руками, сказал Родислав.

— Маме будет плохо.

— Не будет, центр уже куплен и обустраивается, руку на пульсе держит, Вадим обещал, помочь мне его обустроить и нанять специалистов я сразу сказала шарлатаны, в моем центре не будет.

— Как-то у вас все стремительно развивается ты, что его уже с детьми успела познакомить?

— Мама их приводила вот и познакомила. Родь, Саша их в упор не видел, для него я была прибылью, но никак не женщиной ты представить себе не можешь, какого мне было все три года нашего «фиктивного брака».

— А его мать как на это посмотрела?

— Таисия Сергеевна лишь улыбнулась, сказала только: «А я знала, что рано или поздно вы будите вместе».

— Она что?

— Да она потомственная ведунья Вадим отца не знает, им запрещено выходить замуж она отреклась от себя, чтобы не лишиться дара.

— Как я?

— Ты целить, не можешь ты только предсказываешь и у вас с Родей дар на двоих.

— Выходит, все давно, было предрешено?

— Выходит да.

— Бурова Ева Владимировна вы где? — услышали мы сердитый окрик старшей сестры.

— Иду, Ксения Сергеевна.

— Завтра приедешь?

— Приеду, — поцеловав, меня в макушку сказал Роденька.

Как же хорошо скоро восьмое марта, а там я рожу Димочку, — размышляла я, смотря в окно. Увидев в окно Стаса, я тяжело вздохнула, я хочу этого мужчину, хотя понимаю, что после мимолетной страсти не останется ничего кроме руин.

Лежать в больнице для меня пытка сил, больше ни, каких нет, но муж прав я могу потерять сынишку по глупости.

Заснув под утро, я проснулась от стука в дверь.

— Кто? — зевая, спросила я.

— К вам Зубова Софья Андреевна.

— Пусть заходит.

— Зачем он тебе? — начала с порога рыжая.

— Соня, между нами ничего нет и быть не может, я жду, ребенка от Родеслава да между нами, был флирт, но не более того.

— Он запал на тебя.

— Это мимолетно пройдет Соня, он любит тебя, но как все мужики кобель.

— Что верно то верно значит, говоришь ты мне не соперница?

— Не соперница. Сонь я с трудом спасла свой брак и не собираюсь подвергать его риску.

Закрыв за ней дверь, я тяжело вздохнула, а ведь на ее месте могла оказаться я.

Близится, восьмое марта Родислав с Вадимом, обещали нам приехать в один день с цветами и фруктами. Свекровь до сих пор дуется, на Еву, узнав о том, что та уволилась заочно из компании и с головой ушла в целительство, но не пилит дочь по поводу того, что она собирается подать заявление в загс с Вадимом. Аза завершила, наконец, научную диссертацию подготовилась к научной конференции, которая пройдет завтра пятого марта в 16:35 в цокольном зале все готово Роза с Варей ей помогали. Что-то сегодня мне нехорошо, — потирая виски, подумала, я теряю сознание. Открыв, глаза я повертела головой.

— Где я? — сипло, спросила я.

— Ты в реанимации тебе с трудом остановили кровотечение, возможно, ты родишь восьмимесячного ребенка, — сказала Ада.

— Все же было хорошо.

— Тут не угадаешь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 14

 

 

Роды начались, седьмого марта в час ночи в два сорок пять я родила, восьмимесячного сынишку назвала Димой и впала в бездну. В себя я пришла через месяц.

— Что с моим сыном он?

— Он у отца вам его сейчас принесут, слава богу, вы живы, — тяжело вздохнув, сказала Аделаида Васильевна.

— Вероника, вот он, — дав, мне на руки сынишку копию Роди сказал муж.

— Дим, у меня нет молока, — взволновано сказала я.

— Роды были, тяжелыми боролись за твою жизнь и.

— И что делать?

— Я был на молочной кухни взял смесь, но теперь тебе придется ее покупать.

— Я хочу домой.

— Ника.

— Родь, дома я быстрее встану на ноги.

— Ну, хорошо, тем более что дома нас ждет, няня Лаврова Лидия Сергеевна у нее большой стаж работы она, будет тебе помогать.

— Спасибо как Ева?

— С ней все хорошо переволновалась только малость за тебя.

Под ответственность Родеслава нас выписали домой.

— Пусть пьет отвары и есть фрукты, — сказала мужу Ада.

— Я знаю. С ней будет все хорошо.

— Родя, она больше не родит.

— Я знаю.

Свекровь встретила нас в дверях.

— Все так быстро он вылитый ты сын только глаза Вероники.

— А где бабушка?

— Она в машине у нее давление чай уже не девочка, — махнув рукой, сказала свекровь.

В машине малыш раскричался, пришлось кормить его смесью.

— Я закупил смесей на неделю должно хватить.

— Спасибо.

— Крестить будите без Евы?

— Нет с Евой на один день из больницы ее, отпустят Вадим, потом отвезет ее в больницу и вернется.

— Все-таки дождался, — вздохнула свекровь.

— Мама им наречено быть вместе против судьбы еще никто не пошел и не обошел.

— Это так просто я хотела другой участи для дочери.

— Я тебя понимаю, но Еве на роду написано принять дар, от бабушки, который передается из поколения в поколение по женской линии.

— Твоя бабка уже говорила мне об этом и не раз, а я только смеялась и психовала не воспринимала мать в серьез.

— И напрасно.

— Теперь я это понимаю.

За разговором мы не заметили, как доехали. Отнеся, сына в детскую я, повернувшись к няне, попросила ее не сводить с малыша глаз.

— Все будет хорошо, — поставив, смесь на стол, сказала Лидия Сергеевна.

Народу, было много среди гостей, были биологи, экологи научные деятели с которыми я познакомилась только сегодня.

— Извините за опоздание, — запыхавшись, сказала Ева.

— Ев, могла не бежать тебе же нельзя.

— Я и не бежала. Ада сказала, что я могу, вернуться в центр послезавтра со мной, приехала Кира акушерка, так что все под контролем.

— Тогда ладно.

— Ник, центру мы заплатили, двадцать тысяч это еще дешево обычные люди платят, тридцатку и больше я лежу в элитном центре.

— Я знаю просто я, не знала всех подводных течений.

— Хватит, об этом лучше покажи мне моего племянника.

— Идем.

Пройдя в детскую, отделанную в тонах цвета морской волны я, повернувшись к няне, сказала: «оставьте нас».

— Он копия Родьки, — кивнула Ева.

— Завтра в десять крестины.

— А где Елисей с Лионом и Викой?

— В комнате у них простуда, — надевая маску, сказала я.

— Я хочу их навестить, — надевая маску, сказала Ева.

— Хорошо только не долго.

— Как они? — повернувшись к бабушке мужа, спросила я.

— Идут, на поправку о братике знает, но вам лучше уйти особенно Еве болеть ей нельзя иначе роды будут не простые.

Вадим молча пил чай пить отказался, сославшись на то, что за рулем.

— Мы поедем уже поздно.

— Ты к себе?

— Да. Вадим отвезет меня ко мне домой, то есть, квартира съемная даже регистрация детей в ней липа три года я была в «липовом» браке.

— То есть? Ты что хочешь сказать, что осталась без угла? — округлив глаза, спросил сестру Родя.

— Да.

— Ева, едем ко мне берем детей и едем ко мне, — вмешавшись в их разговор, предложил Вадим.

— Спасибо, но я.

— Ев, дома у нас домработница мать никогда не умела готовить Агафья Сергеевна, так что думаю, проблем больше ни каких нет.

— Тетерь ты головой за нее отвечаешь.

— Они будут красивой парой.

— Только хозяйка, из нее ни какая, — махнув рукой, пробурчала свекровь.

— Зато она провидица.

— Вадиму будет с ней в быту непросто она непригодна ни к чему.

— Так же как и ты, мама, тем не менее, ты замужем за Евгением Петровичем и вполне счастлива.

Свекровь промолчала, потому что муж прав не все женятся на кухарках.

— Нам пора, — повернувшись, к Людмиле Николаевне сказал Евгений Петрович.

— Звоните, как доберетесь.

— Хорошо.

— Наш малыш такой спокойный.

— Весь в меня.

— От скромности ты никогда не помрешь. Родь с сыном я буду до года, потом отдам его в ясли «Теремок» я уже его туда записала.

— То есть все решила без меня? Ника.

— Прости я.

— Ты с ума меня сведешь. Ну, хорошо все равно ты ходишь тут, как приведение не можешь без науки.

— Я дома чахну.

— Это видно и сын все чувствует, уже сейчас он хочет, чтобы ты не растворялась в нем.

Взяв, бутылочку я прошла в детскую няня вязала комбенензон малышу, когда я зашла.

— Он такой спокойный, — выходя из комнаты, сказала женщина.

Покормив, малыша я, собрав его, вышла из детской.

— Давай прогуляемся, а то после заточения в больнице у меня одно желание дышать полной грудью на улице.

— Давай только одень малыша потеплее на улице прохладно.

Взяв, коляску мы вышли из дома.

— Роденька, это твой сынок, — расплывшись в улыбке, обратилась к мужу Ольга Семеновна, выгулявшая пуделя Стеньку.

— Да.

— Поздравляю.

Мы пошли в сквер в это время там людно и светят еще фонари.

— Жаль, что дети болеют, — посетовала я.

— Ничего еще нагуляются у них вся жизнь впереди.

Смотря в глаза мужа, я увидела в них любовь и теплоту, а ведь я думала, что потеряла его навсегда. Умение простить женскую измену это поступок и не каждому мужчине это по силам.

— Я так счастлива я.

— Я люблю тебя. Никогда об этом не забывай.

В коляске расплакался малыш, и мы поехали домой. Перепеленав сына я покормив его смесью уложив в кроватку попросила няню спать в детской.

— Я уже перенесла кровать сюда, чтобы было подручней.

— Я рада, что мы друг друга поняли.

— Как прошла конференция?

— Мы заняли первое место.

— Я в этом даже не сомневалась, — улыбнувшись, сказала я.

— Мы идем, впереди всех.

— Вот и хорошо.

Заснув под утро, я с трудом проснулась и то проснулась от звонкого смеха детей.

Надев, лиловое платье я, заплетя косу, прошла, в детскую дети были уже там.

— Тихо вы его разбудите.

— А мы уже не спим, мы покушали, и я сменила ему панперс.

— Он такой милый, — сказал Лион.

— Дети идите в столовую мы сейчас.

— Хорошо.

— Лидия Сергеевна соберите, ребенка в половине десятого мы выезжаем.

— Хорошо.

Родя был в душе, когда я постучала.

— Заходи.

Приняв, душ мы пошли собираться. Надев черную водолазку я надела черные брюки волосы заколола наверху в краб.

— Ты стала женственней, — прижимая, меня к себе сказал Родя.

— Ева, приехала, — увидев в окно машину Вадима, сказала я.

— Думаешь у них все сладиться? — вздохнув, спросил Родя.

— Уверена он ее судьба, — потерев виски, сказала я.

Через десять минут Ева, одетая в кремовый комбенензон для беременных была в гостиной.

— Ну, как ты устроилась дома у Вадима?

— У него так уютно семи комнатная квартира примерно как у вас с Никой только в гостиной лиловые тона навесные потолки прихожая сто метров отделана под дерево кухня двести метров ванная триста там можно, гулять, есть лоджия.

— Он живет в элитном доме? А жил в хрущевке, — почесав в затылке, сказал Родя.

— Квартиру Нины Сергеевны они продали и купили квартиру в элитном доме.

— Как сын принял его?

— Он ходит, за ним по пятам Родь родному отцу он был не нужен, а тут он в дельфинарий его сводил, на рыбалку обещал сводить.

— Не боишься что он?

— Не боюсь, потому что вижу его насквозь.

— Родь, нам пора, — сказала я, прервав их монолог, который мог затянуться на неопределенное время.

— Идем.

Народу в церкви, было, много были, те которых я, видела впервые. Обряд крещения малыш принял стойко.

— Мы поедем, чем раньше я буду в центре, тем лучше, тем более что сегодня у меня осмотр.

— Ев, это, правда что Вадим хочет дать твоим детям свою фамилию?

— Правда и я не буду возражать, я хочу, чтобы у мальчиков была полноценная семья.

— Раз хочешь, значит так и будет.

— Родь, я рада, что буду жить в другом доме и рада, что мое отчество не будут путать.

— Понимаю, моя жена тоже до сорока дней со смерти родителей называла, мать именем матери как мама не сбесилась одному богу известно.

— Она поставила себя на ее место.

— Мы поехали уже пора, — посмотрев на часы, сказала Ева.

— Ты еще приедешь? — повернувшись к Вадиму, спросил Родислав.

— Да.

— Думаю пора нести чай.

— Пожалуй, ты права. Как ты?

— Голова кружиться.

— Присядь я распоряжусь.

— Спасибо, — потирая виски, сказала я.

Вадим приехал через сорок минут.

— Как она?

— Пошла, на осмотр попросила завтра приехать вместе с Денисом.

— У тебя завтра выходной?

— Приеду в обед, потом оставлю Дениса с мамой завтра у нее не приемный день.

— Разумно.

В десятом часу все стали разъезжаться по домам.

Отношения золовки с Тетерем развивались, стремительно 2 июня она родила, мальчика назвала Юрием.

Прошел год, а ведь совсем недавно отмечали крестины новорожденного, просматривая фотоальбом Димы, — размышляла про себя я. Ева готовиться к свадьбе Юрочке месяц живет с Вадимом пока сидит с малышом до года, а там говорит в плотную займется центром.

— О чем так глубоко задумалась? — подойдя ко мне, сзади спросил Родя.

— О том, как быстро летит, время я оглянуться не успела, как нашему сыну исполнился год.

— Он во всю уже говорит и бегает няня с трудом за ним поспевает очень подвижный ребенок.

— В саду ему будет хорошо.

— В сентябре Елисей с Викой пойдут в первый класс в первый раз.

— Знаю, уже запаслась методической литературой.

— Сама будешь с ними заниматься?

— Знаю что это невозможно у нас то семинар, то еще что — нибуть, поэтому наняла дл них гувернантку Рытову Ольгу Степановну педагога со стажем.

— Думаю, что так будет лучше.

— Спасибо за понимание я, правда, не могу разорваться между центром и домом, но это не значит, что я не буду, держать руку на пульсе не буду помогать им.

— Не противоречь, сама себе ты можешь, только проверить выполняет ли гувернантка свои обязанности ну проверить домашнее задание и все.

Родя был прямолинеен, но он прав.

— Мама, гости приехали, — вбежав в гостиную, сказал малыш, которому мы подарили игрушечного дельфина.

— Идем сынок.

Ева с Вадимом подарили малышу самосвал свекровь, развивающую игру, а бабушка хрустальный шар.

— Он же его разобьет.

— Только не этот ребенок.

День рождение прошел хорошо.

— Завтра у меня свадьба забыли вам сказать.

— Так неожиданно.

— Мы подумали, а чего тянуть, платье давно куплено, ресторан заказан, отмечать будем в «Олимпе».

Мать надулась, но промолчала. Мы с Родей переглянулись.

— Да, я снова беременна, — просияв, сказала Ева.

— Ева, дочка поздравляю. Таисия Сергеевна предлагаю выпить за счастье наших детей.

— Хороший тост.

— Вероника, ты спасла Землю от гибели, — взяв, меня за руку, сказала мать Вадима.

— Не без помощи Родеслава.

— Я знаю, он твой проводник по жизни держись его и не пропадешь.

— Я знаю, и я держусь его.

Дамы вы куда пропали? — позвал нас муж свекрови.

— Идем.

Поставив, бокал с вином на стол я прошла на кухню.

— Завари мне кофе покрепче.

— Вероника Владимировна, — покачав головой, пробурчала домработница.

— Знаю. Галина Сергеевна я ни хочу, чтобы Родислав видел, меня пьяной у нас с ним только все наладилось.

— Хорошо тогда посиди пока здесь, — сказала женщина, доставая какуе-то траву.

— А кофе?

— Эта трава снимет хмель лучше твоего кофе.

— Спасибо.

Через десять минут отвар был, готов, не успела я его выпить, как на кухню зашел Родя.

— Что ты ту делаешь?

— Пришла распорядиться насчет чая.

«Подсуетилась, улики, спрятала», — считала я мысли Роди.

— Чай я принесу через пять минут.

— Хорошо, Галина Сергеевна.

Через пять минут домработница внесла самовар затем и гость программы семи этажный шоколадный торт с орехами.

— Она сама печет? — откусив кусочек, спросила мать Вадима.

— Да.

— Вам повезло.

— Ев, а как же твой центр?

— Пока идет ремонт, в следующем году я им займусь уже вплотную.

— А я уже с завтрашнего дня вернусь, в центр сил моих больше нет сидеть дома.

— Девочки вы куда пропали?

— Уже идем.

— Лидия Сергеевна отведите ребенка к детям.

— Хорошо, Вероника Владиславовна.

В половине одиннадцатого дом опустел. Оставив, домработницу убирать со стола мы поднялись наверх.

— Тебе повезло, что Галина травница, — вздохнув, сказал Родя.

— Родь, прости, увлеклась.

— Ты неисправима детка, но хвалю за смекалку.

Взяв, будильник я завела его на 6:30 ни хочу, чтобы сын опоздал, в ясли из сада его заберет няня.

— Завтра в центр приедешь?

— После девяти я буду там, а ты?

— Я поеду, раньше завтра научный семинар под Днепром нашли, пирамиду Армаду соберутся.

— Суриков Родион Михайлович, новый сотрудник центра? — закурив, спросила я.

— Да, Аза оказалась права, ее родственник оказался головастым шустрый, однако.

— Ему приходиться быть шустрым его жена журналистка газеты «Вестник» Артемьева Виктория Сергеевна беременна.

— И все ты видишь, — связывая волосы в хвост, — пробурчал Родя.

— Родь, ну не ворчи, он тебе не соперник в нем нет души.

— Вот это меня и радует. Ник, я хочу тебя, — сипло сказал муж, прижимая меня к себе.

Меня хотят это уже хорошо, — думала я, тая в его объятиях.

Утром я проснулась от заливистого смеха Димочки. Накинув, халат я спустилась вниз.

Родислав с детьми сидели за столом, когда я к ним подошла, малыш сидел за меленьким столом и ел рисовую кашу, которую ему сварила няня.

— Лидия Сергеевна вы заберете его в 16:30.

— Хорошо.

— Дети до вечера.

— До вечера папа.

— Поторопитесь.

Надев голубое платье я надев кожаное пальто вышла из квартиры дети ждали меня возле машины.

— Прям мать героиня.

— Это да.

Мы приехали, к открытию сада Тамара Павловна, сказала, что мы первые, что воспитательница еще не подъехала.

— Ничего подождем.

Я рада, что наш малыш пошел не в «Ласточку» я боюсь, что не вынесу, искушения и пересплю со Стасом второй раз муж вряд ли меня, простит и будет прав.

В центре я была около одиннадцати.

Столкнувшись с кареглазым брюнетом, одетым в черную рубашку с воротничком и черные джинсы я мысленно выругалась, что-то в нем меня напрягает, только вот что пока еще не поняла.

— Извините вы Бурова Вероника?

— Я а вы как я полагаю Родион Михайлович?

— Он самый.

— Добро пожаловать в центр. Что по пирамиде?

— Армада принадлежит сыну фараона Гурия Аксису.

— Ее поместили в археологический центр?

— Да под Днепром в наш филиал.

— Хорошо.

Развернувшись, я пошла, в свой кабинет он порядком меня утомил, пытался клеить только я кремень.

— Как он тебе? — спросил Родя, заглянув в кабинет.

— Как специалист от бога, а как человек не знаю что-то в нем скользкое.

— Я тоже так подумал. Что пытался клеить?

— Пытался, только зря старался он не мой тип и.

— И ты повзрослела, — закончил за меня муж.

— Да. Родь я прошу, тебя не тыкай меня словно котенка моей ошибкой, — покраснев, попросила я.

— Прости просто, когда я вижу, как на тебя глазеют, мужики я просто зверею.

— Роденька, ты мой проводник правильно сказала Таисия Сергеевна, куда же я без тебя.

— Я знаю. Давай пообедаем все равно работы, пока, ни какой тебе не резон внедряться в проект находка его вот пусть от начала и до конца доводит научную работу до конца.

— Ты прав, — сказала я, выключая компьютер.

— Может, посидим в «Сальвадоре»?

— Любишь французскую кухню?

— Ну, да.

 Ресторан «Сальвадор» открыл недавно француз Марко де Бауле. Здание отделано под мрамор с красочной вывеской внутри зеркальные потолки лампады мраморные полы столики под дерево в том же стиле стулья фонтан, есть игровая комната, для детей есть бильярдная.

— Что будите заказывать? — прервав мои размышления, спросила официантка на ломаном русском.

— Салат раки и Капучино.

— Планируешь вернуться в центр?

— Планирую, звонила, Роза нашла кровоточащую икону под монастырем.

— Под Приобским? — закурив, спросила я.

— Да. Икона их?

— Не кто-то подбросил, они бы ее, взяли, но их монастырь требует реконструкции, проще говоря, ремонта, а денег нет.

— Ясно эта икона из Сергиевского монастыря отец Яков вышел со мной на связь, — потерев виски, — выпалила я.

— Выходит, некто, подбросил эту икону к заброшенному монастырю?

— Этот кто-то монах Сергиевского монастыря Бубенцов Роман Юрьевич Яков поймал его на сбыте ценных вещей монастыря и за шиворот выставил на улицу ну он и затаил на него зло, — сказала я, массируя виски.

— Снова плохо?

— Когда я выхожу на связь с божьими людьми мне всегда плохо.

— Едем в центр? Роза там?

— Она возле заброшенного монастыря я сказал ей, чтобы она ждала нас.

— Тогда чего ждем? Поехали.

Припарковав машину недалеко от монастыря точнее потому, что от него осталось, мы зашли внутрь. Седоволосый мужчина сдирал потолки, когда мы подошли.

— Здесь была женщина.

— Я здесь, — выйдя из зала, сказала Роза отряхиваясь от строжки.

— Откуда у вас эта икона? — повернувшись к мужчине, спросил Родислав.

— Год назад какой-то мужик пожелал ее нам продать. Мы были рады ее купить да денег нема. Монастырь в опустенье ну и указали, ему на дверь отец Викторий сказал, что икону надо припрятать через месяц после этого случился пожар, когда все началось, я закопал ее под монастырем.

— Ясно. Роза поехали, Яков ждет нас.

Вдалеке я увидела, золотые купола Сергиевского монастыря год назад там сделали, ремонт произвели реконструкцию икон, сменили потолки.

— Мы приехали.

Монах подметал двор, когда мы подошли.

— Вы к кому? — остановившись, спросил седоволосый мужчина.

— К отцу Якову мы нашли кровоточащую икону Богородицы под Приобским монастырем.

— Проходите он в келье.

Седоволосый мужчина с бородкой с прозрачно-голубыми глазами молился, когда мы зашли.

— Я ждал вас, — хрипло сказал мужчина, повернувшись к нам лицом.

— Мы возвращаем вам похищенную икону Богородицы.

— О находке вы напишите в диссертации или находка канет в небытия?

— Об этом узнают.

— Вероника, у вас нюх на такие вещи.

— О вас напишет краевед Левитин Олег Сергеевич.

— Пущай главное чтобы написали.

Открыв, кошелек Родислав заплатил отцу Якову за согласие на статью о монастыре. Ничего не поделаешь в наше время приходиться платить за все.

— Ну, что едем в краеведческий музей на Кутузовский?

— Ты с ним созвонился?

— Да он нас ждет копия у меня.

— Откуда ты?

— Оригинал у них остался, а копию я слямзил со стены зала, где крестился отец Яков, прости меня за мои грехи тяжкие, — перекрестившись, сказал Родя.

Увидев, вдалеке красное кирпичное здание с колонами я, спросила: Мы приехали?

— Да.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 15

 

Зайдя, вовнутрь я огляделась кругом ковровые дорожки, старинные иконы, полотна, картины старинная посуда.

— Икона у вас, — выйдя к нам, спросил мужчина, одетый в белую рубашку в синих джинсах в очках оброненные в золотую оправу.

— Да Олег привезли.

— Это твоя жена? Родя она у тебя бриллиант.

— Даже не думай об этом, — сухо оборвал его муж.

— Что ты я женат. Ксения принеси нам кофе, — обратился мужчина к брюнетке в кремовой блузке.

— Сейчас.

Отнеся, икону в специализированный зал для находок Олег вернулся к нам.

— В Сергиевском монастыре уже были?

— Да.

— Будите писать диссертацию о находке века?

— Да потому что икона сама по себе необычна.

— И то, правда.

Попив кофе, поговорив, ни о чем мы поехали в сад за детьми.

— Диссертацию начнешь писать завтра.

— Ну, это естественно сейчас ехать не имеет смысла, — посмотрев на часы, сказала я.

— Роза, вы тоже можете ехать домой спасибо за находку.

— Мне позвонила сестра Юфа.

 

Забрав, старших детей мы поехали в сад Теремок. Дима собирал пирамидку, когда мы подошли.

— Он у вас такой спокойный, — сказала нам Ольга Сергеевна.

Приехав, домой дети побежали на перегонки в ванную.

— Уф, тяжеловато пошел день, — потирая виски, сказала я.

— Понедельник что ты хочешь, завтра будет легче.

— Хочется в это верить, — вздохнула я.

— Ты верь, завтра, будет, новый день завтра тебя, ждет диссертация на тему: «Находка века, кровоточащая икона».

— Ну, да просто все это так утомляет.

— Наша работа не из простых мы знали, на что шли.

— Родь, детей из сада пусть забирает, няня я ни хочу, больше отвлекаться хочется сделать больше для центра.

— Что так засиделась дома?

— Ты себе не представляешь, что мне это стоило.

— Представляю. Хорошо, а то няня слоняется по дому и немного нервирует Галю.

Припарковав машину мы увидели, толпу возле нашего подъезда сквозь толпу я, увидела, жену бизнесмена Волкова Виктора Борисовича его убили, у подъезда собственного дома снесли пол черепа, стрелял, профессионал как я это, увидела известно только богу ни я, ни Родя не в силах сие объяснить.

— Что здесь произошло? — спросил муж Бориса Степановича.

— Волка пристрелили хоть, и был ворюгой детей жалко.

— Ник, пойдем пока менты не приехали общаться с ними нет ни какого желания.

— Неженки, какие, — пробурчали бабы нам в след.

— Ученые что с них взять, — вторила Надька с третьего этажа.

— Мам Виктора Борисовича убрал его брат Волков Артем Борисович все из-за дома, — прикрыв глаза, сказал Лион.

— Галина Сергеевна несите гранатовый сок срочно.

— Несу.

После того как сын выпил, гранатовый сок ему, стало легче, он восстановил силы.

— Ты испугался?

— Нет, я знал, что сегодня что-то произойдет.

— Я тоже, — вздохнув, сказала я.

— Ник, как он?

— Потрясен, увиденным. Больше всего его потрясло то, что-то, что он сегодня видел, сбылось.

— Ничего пусть привыкает уже не ребенок восемь лет.

Господи мы почти женаты восемь лет, — вздохнув, подумала я.

— В августе у нас годовщина свадьбы как раз перед твоим днем рождения.

— Родь, мы с тобой столько вместе пережили.

Комнату осветила разноцветная вспышка. Сквозь вспышку я увидела существо с планеты Боргу, которая находиться за солнцем, которое сказало: «Книгу заклинаний похитили, заслон сняли.

— «Кто» — по губам спросила я.

— « Самуэль член масонского общества он хочет изничтожить землю».

— Черт вот тебе и диссертация снова придется, переноситься на планету на сей раз Боргу, — вздохнув, сказала я.

— Ничего диссертацию поручишь Азе она это заслужила, а если не защитим Землю, потом сами себя поедом съедим.

— Ты прав, — кивнула я, связываясь с Азой.

— Аз, здравствуй, это я Ника вообщем диссертацию по иконе придется писать тебе меня сегодня, посетило существо, с планеты Боргу, которое сказало, что член из масонского общества служитель черным силам снял заслон и похитил книгу заклинаний то бишь ключ от портала.

— Да твою же мать, — выругалась Аза.

— Да уж, но делать нечего придется снова возложить на свои хрупкие плечи миссию по спасению планеты Земля.

— Свекровь удар не хватит?

— Не хватит, она уже привыкла.

— К свадьбе Евы вернетесь хоть?

— Должны.

После звонка Азе я связалась с Евой.

— Ева, нас некоторое время не будет на Земле.

— А я знаю, так же, знаю, что к свадьбе успеете, вернетесь раньше, чем предполагаете, Сосис не так силен, как кажется, его сила ослабла, так что забрать книгу заклинаний из тайника в пещере Тайму не составит вам ни какого труда.

— Родь, лететь надо сейчас.

— Обернемся птицами или ящерами?

— Ящерами птицами мы уже оборачивались.

— Тогда нам нужен космический корабль.

— Я уже вышла на связь с Эльвирой.

— Она что пришелец?

— Да прилетела с планеты Кандорра.

— Не знал, что ты общаешься с неземными существами.

— Родь, ты многого обо мне не знаешь.

— Это точно. Я думал, что только я общаюсь с посланцами с другого измерения.

— Мы с тобой как сиамские близнецы у нас с тобой одинаковое мышление.

— Тогда приступим ты Никса я Родис.

— Я помню, — обернувшись человекообразной ящерицей, прошипела я.

— Тогда поехали, корабль стоит во дворе бабули в обмороке.

— Тогда надо поспешить пока полицию не вызвали, объясняйся потом что да как.

— Ты права.

Выходя из квартиры, мы до смерти напугали соседей все кого мы встречали падали замертво.

— Не переживай очнуться, — успокоил меня муж.

Сев в космический корабль я завела, мотор и мы взлетели. Люди смотрящие нам вслед закрестились.

— Напугали мы их.

— Ничего они все забудут, — закрыв глаза, сказала я.

— Ты что стираешь их память?

— Да.

На планете Боргу мы были рано утром. На планете практически нет, солнца люди кто когда-то здесь был, давно переселились на другие земные планеты здесь остались неземные существа и злые сущности.

За горой мы нашли пещеру Тайму.

— Идем, может, не придется, внедряться к Силосу шифр от тайника в пещере я знаю, не спрашивай, откуда знаю.

— Корабль ты сделала невидимым?

— Сделала и усыпила, Силоса ослабила, его силу еще больше чужаков сегодня он не чувствует, у него сон ну когда кажется что человек мертв.

— Ну, ты мать даешь.

— Иначе не видать нам удачи не мешай мне, подойдя к стене, сказала я.

Забрав, книгу мы, забравшись в корабль, полетели на Алтай к старцу Азалию.

— Свят, свят вы.

— Сами не знаем, — обернувшись людьми, сказали мы.

— Азалий, необходимо поставить заслон между двух мирами иначе быть беде.

— Сейчас произведем обряд дело хорошее.

Поставив, заслон мы поехали домой, утром обернувшись птицами, улетели в Москву. На площади, обившись о землю, пошли домой.

— Нас не было неделю.

Зайдя в подъезд, мы увидели четыре гроба.

— Свят, свят, — закрестилась Марья Григорьевна, когда нас увидела.

— Сын, вы по что людей на тот свет отправили?

— Мы не хотели, зато мы спасли Землю от злых сущностей.

— Пока вас не было, я не, знала, как людям в глаза смотреть тут еще сестра твоя сказала, что так тому и быть, значит.

— Свадьба завтра?

— Да. Сын вы бы поосторожнее, а то сейчас опять началась охота на ведьм не таких как все упекают.

— Мы знаем. Как дети?

— Нормально они в курсе того, куда вы делись.

— Слава богу, как Дима?

— Хорошо тоже знает, что вы летали на другую планету. Дети у нас не обычные, так что удивляться не чему.

Простившись со свекровью, мы зашли в квартиру.

— Уф, неужели все, — сев в кресло выдохнула я.

— Надеюсь, что да вращения по другим галактикам Земли выматывает.

— Не то слово, — потирая виски, сказала я.

— Вероника Владиславовна я сейчас сделаю вам отвар на травах.

— Спасибо Галина Степановна.

Через пять минут она принесла, мне отвару усталость как рукой, сняло.

— Тебе лучше? — прижав, меня к себе спросил Родя.

— Да.

— Аза, написала диссертацию, завтра семинар Роза подготовила презентацию, которая состоится завтра в 16:00 часа.

— Спасибо им чтобы я без них делала.

— В субботу у Евы свадьба.

— Во сколько?

— В загсе в половине второго в церкви в 15:00 часа.

— Спасибо что сказал, а то ушла с головой в работу и забыла.

— Тебе надо поспать на тебе лица нет.

— Ты прав.

— Вероника, в центр можешь подъехать к часу.

— Я уже сама думала об этом.

— Детей в сад поведешь?

— Поведу и все-таки приеду в центр ну не могу я без дела слоняться по дому это сильнее меня.

Заснув, у него на плече я, проснулась от звонкого смеха детей. Зевая, я, надев халат, спустилась вниз. Дети ели манный пудинг, когда я к ним присоединилась.

— Проснулась? — поставив, рядом со мной чашку с кофе, спросил Родя.

— Не поняла еще, — зевая, сказала я.

— Я поехал, надо проверить отчет проверка едет к нам.

— Я следом, — бросила я

Взяв, полотенце я, скрылась в ванной.

Надев, красное платье я заколов волосы заколкой пошла за детьми.

— Дети пора.

— А мы давно готовы.

— Мам, нас сегодня заберет бабушка?

— Сегодня да она рано заканчивает у Лидии Сергеевны сегодня выходной.

— Ура.

Отвезя детей в сад, я поехала в центр. Родин курил, на ступеньках когда я вышла из машины.

— Ты как нимфа, — расплывшись, в улыбке начал Родион.

— Родион, ваши чары на меня не действуют вы здесь только потому, что вы родственник Азы и ваша жена беременна ну и вы хороший специалист.

— Вероника, я не знаю, что со мной происходит, вы околдовали меня.

— Это пройдет, посмотрите на Вику другими глазами.

Развернувшись, я прошла, в кабинет Родеслава муж молча наблюдал за нами.

— Так бы и придушил, его чего он хочет? Пользуется своим положением так я в раз вставлю Азе мозги.

— Не стоит, она цыганка нет ничего страшнее цыганского проклятья, и ты это прекрасно знаешь.

— Тогда что?

— Ни обращать на него внимание только его жену жалко.

— Ты сексапильная штучка от тебя так и веет сексом вот мужики, и млеют, — покачав головой, проворчал Родислав.

— Роденька, мне нужен только ты, — увлекая, мужа на стол проворковала я.

— Что ты творишь?

— Я хочу тебя здесь и сейчас.

Облокотившись, о стол локтями я, подставив, попку сказала: «Возьми меня».

Секс был жестким ярким и обжигающим к счастью дверь муж закрыл на ключ.

— Отчет подготовил? — закурив, спросила я, надевая платье.

— Успел подготовить, слава богу, проверка в двенадцать так что надо поторопиться.

— Завтра первое августа четырнадцатого у нас годовщина семь лет в сентябре Вика с Елисеем идут в школу.

— У них начнется, взрослая жизнь про детство, придется забыть.

— Они и так давно не дети ты их с обычными не сравнивай, — туша окурок в пепельнице сказала я.

— Я и не сравниваю. Детка мне надо подготовить документацию.

— Я поняла, я посмотрю, как обстоят дела с презентацией.

— Умничка.

Выходя из кабинета мужа, я столкнулась с Азой.

— Аз, спасибо за презентацию ознакомилась с ней ты.

— Ника, мы работаем в одной команде. Я сделала племяннику от тебя отворот, так что вашему браку ничто не грозит, но лишаться такого сотрудника как он глупо.

— Мы и не собирались просто его знаки внимания ставили меня в неловкое положение.

— Аз, сбрось мне по емалу презентацию.

— Хорошо.

Презентация мне понравилась девочки постарались хорошо.

Проверка нарушений не нашла ясный хрен нас пытался слить наш конкурент Рогов Роман Борисович владелец научного центра «Сияние» у него что-то не клеится, вот он и решил правдой и не правдой нас, потопить но просчитался, Родислав оказался умнее его.

— Ник, где ты витаешь? — зайдя в мой кабинет, спросил муж.

— Да вот просмотрела презентацию все в порядке.

— Давай пообедаем, а то через час уже не будет такой возможности.

— Давай.

В кафе, было шумно и многолюдно от шума у меня, разболелась, голова плюс ко всему здесь, было накурено до жути.

— Родь, поехали в «Пико» там, хотя бы прилично.

— Раньше тебя там все устраивало.

— Раньше там был, нормальный хозяин Осипа, убили, а Лев вобше сделал из кафе забегаловку надо подумать об этом.

— Я уже подумал, я звякну Зубу, и он его выкупит, давно на него, косится.

— Слушай, а это мысль.

Припарковав, машину недалеко от семи этажного бронзового ресторана с колонами мы, зашли вовнутрь. Просторный светлый зал на столах стоят живые цветы есть бильярдная бассейн даже лоджия.

— Что будите заказывать? — подойдя к нашему столику, спросил официант.

— Запеченную рыбу в вином соусе салат и по кофе.

— Здесь уютно вот так хотелось, чтобы было и в нашем кафе только я боюсь, что из кафе он сделает ночной клуб, — вздохнув сказала я.

— И чем плохо пусть научные деятели отдыхают после трудового дня Матишов, Соловьев, Демидов, Русланов они не женаты они и рады оттянуться после работы да, увы, в Москве только кажется, что много ночных клубов, а начнешь копать и понимаешь, что пойти-то не, куда одних гей клубов завались.

— Ты прав, — закурив кивнула я.

— Подкину сегодня вечерком Стасу эту идею.

Идея то хорошая только устою ли я от соблазна вопрос конечно хороший, — мысленно обратилась к себе я.

«Заодно проверим наши чувства», — получила я сигнал от мужа.

— Нам пора презентация через час, — посмотрев, на часы спустил меня с небес на землю Родислав.

— Поехали.

Выходя, из ресторана мы столкнулись с Зубом.

— Ник, иди к машине я сейчас.

— Хорошо.

Стас молча курил, когда к нему подошел Родя десять минут они о чем-то говорили.

— Все решено, — сев в машину сказал Родя он давно ходил вокруг да около возле этого кафе там будет не большой ресторанчик «Арабэлла» с бильярдной с комнатой для желающих.

— Игровая для детей будет?

— Будет. Ник главное не будет этого убожища что сейчас меню отвратительное про кофе я вообще молчу.

— Это точно.

В центре мы были за десять минут до начала. Презентацию представила, Аза участники научного сегмента слушали ее, открыв рот, были, журналисты мы с Родиславом давали интервью, получили бронзовый кубок за научную статью об иконе. Аза получила грамоту премии за презентацию.

— Ну, что в ресторан праздновать?

— А дети?

— Сегодня у мамы выходной она их забрала ты что забыла?

— Забыла.

— Заработалась?

— Ну, да ушла в работу с головой.

— Поехали в «Чары».

Увидев вдалеке мраморное трехэтажное здание с арками я подумала о том, что у Гусева Роберта Сергеевича хороший вкус. Внутри шикарный зал с хрустальными лампадами с зеркальными потолками с позолоченными столиками живой изгородью по бокам есть даже фонтан желаний на втором этаже игровая для детей на третьем цокольный зал для дискотек.

— Что будите заказывать?

— Раки салат Призам и бутылочку французского белого вина.

Посидев, немного в ресторане мы взяв, бутылку с собой уехали домой. Свекровь посматривала на часы когда мы приехали.

— А позвонить было не судьба?

— Мам прости, просто ошалев, от успеха мы обо всем забыли. Как дети?

— Уже давно спят, весь день играли в психологическую игру Виктория точно будет психологом тут к бабушке ходить не надо, а вот мальчики будут целителями и владельцами не традиционных клиник.

— Мам звони.

— Хорошо.

Уф, неужели мы выиграли тендер, — ухнув, на кровать воскликнула я.

— Мне самому не вериться, — присоединившись ко мне сказал Родя, поигрывая моими волосами.

— Завтра у нас выходной.

— С чего вдруг?

— Санитарный день одно из условий проверяющих.

— Да и черт с ними работы особо ни какой.

— Значит дети могут не идти в сад?

— Завтра у Вики с Елисеем выпускной в сентябре им в школу, а четырнадцатого августа нам семь лет.

— Спасибо что напомнил, а то вдруг нам вновь придется спасать планету Земля от злых сил.

— Лучше так не шути, вращение по галактикам бесследно на мне, не отражается, потом я месяц восстанавливаюсь.

— Я так же но ничего не поделаешь такова значит наша с тобой участь.

— Это так но лучше не искушать судьбу и самой не искать приключений на свою пятую точку.

— Согласна.

— В субботу у Евы свадьба отмечать будут в «Султане» в 16:45 ну естественно мы поедем, и в загс и в церковь сестра светиться вся Денис тянется, к Вадиму тот тоже оттаял, хочется верить что он последняя остановка для сестры.

— А оно так и есть, даже не сомневайся.

— Ты, что заглядывала в будущее Евы?

— Не удержалась. Родь, я хочу тебя, — сорвав с него рубашку сказала я.

— Я тоже, — лаская меня сказал Родя.

За окном идет проливной дождь тем не менее у детей приподнятое настроение сегодня у них выпускной первого сентября они пойдут в первый класс в первый раз. Весь день дочь крутилась возле зеркала.

— Мам, в зеркале я увидела прабабушку она сказала что я буду психологом центр «Зеркало души», — серьезно заметила дочь.

— Так оно и будет милая только не афишируйте, свои способности это может плохо кончится «Общество» презирает « не таких» готово упечь в психиатрическую больницу надолго.

— Мы знаем мама, — в один голос сказали дети.

В половине четвертого я пошла собираться. Погода ветреная, поэтому я надела лиловый брючный костюм волосы завила, залила лаком.

— Тебе идет, — подойдя сзади сказал Родя, застегивая рубашку.

— Надень вот этот галстук, — кивнув на темно— синий сказала я.

— Звонил, Стас кофе закрыли, с завтрашнего дня начнется ремонт.

— Я рада. Родь, у него Полина беременна не смотри, на меня так я изменилась.

— Я знаю тем не менее ты все равно продолжаешь флиртовать с мужиками, — вздохнув, отрезал муж.

— Я.

— Тебя ничто милая не исправит, но я все равно тебя люблю.

Мне было бы легче, если б у него с кем был роман, а так я чувствую, себя перед ним скверно ну не пригодна я для семьи тут ничего не поделаешь, а вот встретились и уже друг без друга не можем.

— Здравствуй Роденька, — пропела Алиса с третьего этажа.

— Здравствуй, — сухо бросил муж.

Увидев в саду Зуба я, досчитав до десяти поняла что и не хотела его во все это было временное помешательство.

— У него что здесь внебрачная дочь?

— Да Иру лишили, родительских прав и теперь Асю он, воспитывает вместе с Полиной.

Виктория читала, стихотворение выиграла в приз мартышку, а Елисей играл на гитаре.

— Привет вот так встреча, — похлопав мужа по плечу сказал Зуб.

— Отойдем.

Через пять минут он вернулся.

— Заплатил крыше.

— Заплатил. Лучше ходить под Зубом чем под Лосем.

— Это конечно только я думала, что девяностые давно канули в прошлое.

— Это только кажется только сейчас либо плати ментам, либо корешу я выбираю кореша, он не станет драть три шкуры, если не будешь затягивать с данью.

— Мам мы домой хотим, — подойдя, к нам оборвали нас дети.

— Поехали.

— А вы что уже уходите? — подойдя, к нам, спросила Полина.

— Да дети утомились.

— Мам завтра у тети Евы свадьба?

— Да милый твоя тетя самая счастливая на свете.

— Мам она будет с ним счастлива еще у нее родиться девочка, — потерев виски сказал Лион.

В машине меня застал звонок Розы. Роза, сказала что под Брянском ее тетка Вера Сергеевна разбирая, старый дом с дядькой нашли не простой клад среди клада не простое зеркальце показывающее прошлое, настоящее, и будущее, видя, все это тетя несколько раз теряла, сознание слаба она стала, так вот она передала его ей.

— Роз, ты когда будешь в Москве?

— В понедельник уже буду.

— Привезти сможешь?

— Да, но там еще старинные вещи какие-то письмена на латыни отец дядьки был старовером возможно там реликвии тех времен церквушка в запустенье такие вот дела.

— Вези, все им воздастся, заплатим половину.

— Спасибочко.

— Снова находка?

— Еще, какая не простое зеркало души, а ведь оно мне уже снилось и не раз.

— Все с тобой ясно. Поместишь его в архив?

— В архив необычных вещей напишу научную статью о нем.

— Для журнала «Необычное»?

— Да.

— Он пользуется популярностью.

— Я рада.

Приехав домой я, сняв серьги, пошла в душ, снять, усталость. Когда вышла, дети и Родя сидели в столовой.

— Галина Сергеевна накрывайте на стол побыстрее все устали и хотят, есть, — вздохнув, поторопила я

— Простите задумалась, внучка приболела и.

— Галина Сергеевна Катенька с профессиональной няней мы и так идем вам на уступки, — вспылила я.

Возможно я с ней строга но она стала нерасторопной, хотя лучше нее нам не найти.

— Простите сама не знаю что несу.

— Это от усталости, — вздохнула женщина, подав мне какое-то зелье.

— Что это?

— Этот отвар снимает раздражительность только надо пить перед едой. За няню спасибо вам ведь девочку я поднимаю, одна ее родители сгорели от водки, будь она неладна.

После отвара раздражение как рукой сняло.

— Она волшебница.

— Ник, нельзя так с людьми.

— Знаю меня понесло не в ту степь, — приступив к еде сказала я.

— Завтра свадьба у Евы даже не вериться, что сестренка будет счастлива столько горя выпало на ее долю.

 

 

 

 

ГЛАВА 16

 

— Не сомневайся потому что он ее судьба даже дети и то видели это в хрустальном шаре.

— Знаю только не всегда пророчества сбываются.

— Бывает и такое.

— К труду и обороне в понедельник готова? — сменив тему спросил Родислав.

— Готова. Я всегда готова ты же знаешь.

Ночь была, душная я никак не могла уснуть заснуть, удалось к утру. Я проснулась во втором часу никогда со мной такого не было. Набросив халат я, стянув волосы в хвост прошла в ванную. Дом пуст либо дети в комнате, либо в сквере вместе с Родей играют в мяч.

Надев голубое платье я, заплетя косу заглянула в столовую Родя пил кофе когда я села рядом.

— Проснулась? — закурив спросил он.

— Да. А где дети?

— Они в сквере играют в мяч погода солнечная чего им дома сидеть.

— В половине третьего будем собираться?

— Детка, в половине третьего мы должны быть в загсе. А вот в 15:00 в церкви в 16:45 поедем в ресторан.

— Я успею переодеться?

— Зачем? Тебе идет это платье.

— Да ну тебя, — отмахнулась я.

Надев красное расклешенное платье я, сделав броский макияж, спустилась вниз.

— Ты с ума свести мужиков решила? — в шутливой форме спросил Родька.

— Подаришь ей не простое блюдце?

— Да потому что Еве оно пригодиться.

— Заглядывать в будущее опасно.

— Мы знаем и пытаемся не заглядывать наш девиз себе не гадать.

— Я рад если это так.

Нас прервали вбежавшие в зал дети.

— Ну, что поехали.

— А бабушка?

— Бабушка с Евгением Петровичем Лизой и Павлом поедут к загсу.

— Тогда поехали.

— Поехали, а то твоя мама чердак снесет если мы опоздаем.

— Поехали она может.

К счастью для нас в загс мы успели можно сказать приехали одновременно.

— Уф, успели, — переведя дух, пробурчал Родя.

— И не говори, летели, словно на пожар.

— Что планируешь завтра делать с зеркальцем?

— Оставлю себе мое разбилось, на период я отвела глаза.

— Я понял, можешь не продолжать, а что будем делать со старинным пергаментом?

— Напишем, статью эти письмена имеют ценность.

— Ника твой телефон.

— Алло. Ник это я Роза тетка нашла еще какие-то цветные камни говорит здесь недалеко, были, рудники позже пещеру, засыпали и все ископаемые ушли в утиль.

— Вези, все что откопали.

— Я поняла.

— Вероника, пора.

— Иду.

Из загса поехали в церковь в церкви яблоку негде было упасть. Пошатнувшись, Ева потеряла сознание ее скорей на воздух.

— Лучше, — потирая виски сказала она.

В ресторане они пробыли, недолго молодые сослались на то, что молодой нехорошо. Выпив по бокалу вина мы тоже, смылись домой завтра насыщенный день.

— Беременность будет у нее не простая, — заглянув в хрустальный шар, — сказала я.

— Я тоже это вижу надеюсь что с малышкой лихого не будет.

— Не будет но жизнь Евы будет на волоске.

— Зеркало твое.

— Знаю. Так же знаю что оно ключ от портала.

— Не боишься, что Гавриил его у тебя похитит.

— Ты имеешь в виду гипнотизера центр «Свечение»?

— Да. Не смотри, на меня так Осипов Виктор Сергеевич не так прост как ты думаешь.

— Роденька, я это уже проходила и я.

— Ладно, оставим, это во вторник у нас годовщина свадьбы я предлагаю отметить ее за городом.

— Ты и я?

— Да.

— Ой, Роденька я буду только рада.

— Надо будет только Ксении Сергеевне позвонить, чтобы она приготовила праздничный ужин.

Утром я проснулась, от звонкого смеха Димы Лидия Сергеевна собирала его в сад когда мы вышли из комнаты.

— Лидия Сергеевна сегодня Диму заберете вы.

— Хорошо.

— Я поехал, сегодня в девять совещание по семинару что только что прошел, ты можешь подъехать позже.

— Я буду к десяти как раз Роза подъедет.

Отвезя детей в сад, я поехала в центр. На перекрестке я заметила ехавшую за собой серебряную иномарку. Сто процентов это гипнотизер, о котором вчера перед сном рассказывал мне муж, — подумала я, надавливая на газ. Ты должна быть кремнем, — сказала себе я. Змей может заливаться соловьем, красиво ухаживать ты не должна попасться на эту удочку, — говорила себе я дорогой в центр. Взяв телефон я связалась с Розой.

— Алло я подъехала и тут такой бравый молодец.

— Кареглазый блондин с внешностью Опалона? — вздохнув, спросила я.

— Да, а что?

— Роз, немедленно ставь шифр, он гипнотизер ему нужна наша находка он перепродает старинные вещи своего рода мошенник, чтобы забрать интересующие его вещи он водит людей в гипноз.

— Я поняла спасибо что предупредила.

Шарашка этого гипнотизера не помогает людям, а с помошью гипноза выведывает, семейное их положение их статус, работают они или временно не трудоспособны.

Когда я приехала блондин, в раздражении хлопнув, дверью едва меня не сбил.

Взмахнув рукой, я, откинув, его в сторону поднялась на второй этаж. При желании я одним взмахом руки могу вообще убить человека но мне это пока не нужно.

— Катерина, свари нам кофе?

— Кому вам?

— Розе, Азе, Олегу, мне и Роде.

— Хорошо.

Олег Сергеевич разгадывал, ребусы на старинных письменах когда я, зашла в лабораторию.

— Это будет бомба эти письмена принадлежали купцу Есинову Григорию Степановичу.

— Я рада что вы хоть в чем-то продвинулись.

— Аз, что с камнями?

— Они излечивают людей от бесплодия.

— Диссертацию так и назовем: «Лечебные камни», — закурив сказала я.

— Ты уже приехала? — прервав, нас уточнил Родя.

— Уже час как решила тебе не мешать.

— Катя кофе приготовила ребята айда в конферен зал

— Роз, где зеркальце?

— Вот оно, — открыв сумку сказала Роза.

— Заберешь домой?

— Да мое разбилось и вот были проблемы.

— Приметы сбываются.

— Раньше я в это не верила, пока саму, не коснулось, — вздохнула я.

— Так как правило всегда и бывает.

Отнеся камни в лабораторию, я занялась диссертацией и так увлеклась, что потеряла счет времени пока мне не позвонил Родя.

— Алло ты домой собираешься?

— А который сейчас час? — потирая виски, спросила я.

— Половина десятого вечера милая моя.

— Зато почти дописала, диссертацию ведь в пятницу научный семинар опять, съедутся научные деятели культуры.

— Ты права, кстати, с Ксенией Сергеевной я уже созвонился, до пятницы мы свободны.

— Ура. Я выезжаю.

— Жду.

Осипов стоял, возле моей машины когда я подошла.

— Пытались подрезать шланг? — вздохнув, спросила я.

— Вы что читаете мысли людей на расстоянии? — с издевкой спросил он.

— Представьте, себе читаю.

— У вас есть то, что по праву принадлежит мне я провидец, а ты самоучка.

Мне было смешно слушать шарлатана муж ошибся в нем ни, какой, он, ни гипнотизер он мошенник которого я без особого труда раскусила.

Взмахнув рукой, я, уложив, его на лопатки нажав, на газ погнала, что есть мочи. Увидев гаишника я выругалась.

— Гражданка Бурова что же вы нарушаете?

— Да, шарлатан на дороге попался.

— Вы что из этих?

— Я из научного центра слыхали про такой?

— Наслышан тем не менее больше не нарушайте, — залепетал лейтенант после того как я на него посмотрела.

От моего взгляда мужики млеют и теряются в реальности. Может я ведьма? Я сама не знаю но точно знаю во мне ведьменское что-то все-таки есть.

Поставив машину в гараж я зашла в подъезд. Столкнувшись, с Царевой Ириной Сергеевной соседкой с четвертого этажа я мысленно пожелала, ей споткнуться в итоге она чуть не сломала ногу.

— У, ведьма, — закричала она, буквально взлетев по лестнице.

Дом встретил меня тишиной.

— Я в зале.

— Уф, ну и денек.

— Ты зачем соседку напугала?

— Я не выношу ее. Сварливая, злая баба.

— Она одинока детей даже нет пожалеть надо.

— Родь, с ней даже кошка и то не уживется.

— Тем не менее не искушай, судьбу про бумеранг слышала?

— Слышала. Обещаю больше так не делать.

Достав из сумки зеркало, обрамленное в золотую рамку я, отнесла его в нашу комнату. Взяв зеркало я увидела смерть матери Родеслава и Евгения Петровича они погибнут, на новогодних каникулах в Финляндии сойдет горная лавина.

— Ника, что случилось почему ты кричала?

— Родь, отговорить родителей не можешь лететь в Финляндию?

— Попытаюсь, но ведь ты знаешь мою маму. А что стряслось?

— Я видела их смерть, — глухо сказала я.

— У меня у самого на сердце не спокойно.

Отговорить свекровь не удалось, они только посмеялись, а вот бабушка мужа сказала: «Вы сами роете себе могилу»

— Аира Сергеевна, ведь самое страшное то, что погибнет вся семья Роди.

— Лиза с Павлом тоже, — уточнила бабушка мужа.

— К сожалению да и дети.

— Ужас то, какой бедный Роденька. Ты должна быть с ним в трудную для него минуту.

— Я знаю.

Копаться в будущем я не стала тем более что завтра у нас праздник от нареченного судьбой еще никто не ушел.

— Вероника, чему быть того не миновать.

— Родь, я пыталась предотвратить, но твоя мама она очень упряма и.

— Я знаю.

Всю ночь лил дождь завтра четырнадцатое августа, а такое ощущение что глубокая осень. Проворочавшись, всю ночь я лишь к утру заснула, проснулась, в третьем часу наш чемодан был уже собран.

— Ну, ты и спишь, что плохо спала?

— Не спалось, все думала.

— Вероника, я сам в диком ужасе от того что ожидает близких но видимо такова судьба. Вероника, я ни хочу чтобы сегодня ты грустила, прими, в знак моей любви это рубиновое колье оно фамильное его носила, моя бабушка она передала, его мне оно переходило из поколения в поколение на седьмой год супружеской жизни.

— О, у него даже дата есть? — засмеялась я.

— Да есть. Бегом в ванную, а то так и до вечера не доберемся.

Приняв, душ я побежала наверх. Надев темно— синие джинсы я, надев кремовый свитер, пройдя в прихожую надела кожаную куртку.

— Когда будите?

— В четверг поздно вечером.

— Хорошо.

— Можно с вами? — подойдя ко мне спросил Дима.

— Нет родной у нас с папой уикенд.

— Я буду скучать.

— Не успеешь, соскучиться и мы уже приедем.

Оказавшись загородом в нашем загородном доме вдалеке от московской суеты и пыльных машин я, сидя в качалке, подумала о том, что была бы не прочь сюда вообще перебраться.

— Вероника, ты правда хочешь здесь постоянно жить?

— А, что здесь еловый воздух лес рядом детям здесь было бы хорошо да и не выношу, я суету московскую устала что ли все куда спешат.

— Я подумаю над этим, а сейчас давай ужинать Ксения Владимировна уже накрыла на стол.

Лежа на плече у мужа я подумала о том, что здесь мне комфортнее здесь люди добрее, а там один негатив я так устала чистить свою ауру от постоянной злобы соседей что еще немного и у меня случиться нервный срыв.

— Ник, ну хочешь мы сюда переедем, а квартиру поставим на сигнализацию? — включив ночник спросил Родя.

— Хочу. Родя я так задыхаюсь от людской злобы я устала постоянно чистить ауру, если ее не почистить, летального исхода не избежать.

— Все решено отсюда до школы недалеко есть автобусная остановка, дети смогут сами добираться до школы.

— Сразу что ли?

— Нет, первое время ты их повозишь, конечно.

— Завтра у меня День рождение тридцать шесть лет, какой кошмар.

— Ни, какого кошмара я не вижу ты всегда будешь выглядеть у меня на восемнадцать.

Утром я проснулась от ароматного кофе и букета красных роз.

— У меня сюрприз дети ждут твоего пробуждения в гостиной.

— Родька.

— С днем рождения милая к трем часам приедет Ева с Вадимом они недавно вернулись, из Крыма им там очень понравилось правда ее постоянно мутило.

— Она бы побереглась.

— Говорить сестре бесполезно ты же знаешь, — вздохнув, махнул рукой Родя.

— Да знаю.

— Мам мы что здесь будем жить? — с восторгом спросили меня дети.

— Да.

— Ура. Это наше родовое имение.

В половине третьего приехала свекровь с Евгением Петровичем.

— Сын, я знала, что ты съедешь с Рублевки шумный район что, и говорить ни все там выдержат.

— Вот и мы, — подарив мне надзорную трубу, с помошью, которой можно переноситься в позапрошлые века да и вращаться во времени.

— Где ты ее нашла?

— В антикварной лавке Смоленского Петра Борисовича что не сделаешь ради любимой невестки, — разведя руками сказала Ева.

— Спасибо. Ев у меня правда просто нет слов.

— Стараюсь.

— Ев, мы решили, переехать из Москвы в Подмосковье здесь дышится легче что ли.

— Брат всегда стремился загород, а вот я без шума гама себя просто не представляю.

— Ну, что поделаешь все мы разные.

— Это точно.

В половине одиннадцатого они уехали домой.

— Завтра вечером перевезу вещи с детьми сюда.

— Завтра мне предстоит съездить в Брянск за образцами к камням Роза взяла не все камни у них живая и мертвая энергетика.

— Одна ты не поедешь, — сказал как отрезал Родислав.

— Хорошо поедем вместе.

— Ты уже, наверное, видишь диссертацию? «Наследие природных ископаемых Брянска»

— Да вижу.

— Слава богу, пока не надо спасать планету Земля от неминуемой гибели.

— Вероника, ты так больше не шути, а то накличешь беду, — погрозив, мне пальцем попросил муж.

— Больше не буду ты прав мысли реализуются как и слова.

Заснув, под утро я проснулась от звонкого смеха сына.

— Тише ты Елисей с Леночкой спят.

— Августа Сергеевна, в половине первого отведете, их в школу они ходят неделю на подготовку к школе, — пояснила я.

— Хорошо, Вероника Витальевна.

Зевая я прошла в ванную.

— К тебе можно? — забарабанив по двери спросил Родька.

— Заходи.

— Родь, малой в сад опоздает, Генриетта Винаминовна строга на расправу воспитатель от бога не хочется лезть на рожон.

— Ты права.

— Едем на моей машине? — надевая брюки, спросила я.

— На моей ведь сегодня едем в Брянск, если конечно ты не передумала.

— Я не передумала.

— Археологу я уже позвонил сказал что под имением Бурских природных ископаемых в виде, цветных камней видимо невидимо ведь там были, рудники на котором люди, добывали руду, работали на савках.

— Ничего себе.

— А ты как думала.

— Поехали я готова.

— Возьми ветровку, еще неизвестно, какой климат в Брянске, — крикнул мне вдогонку муж.

— Ты прав.

Брянск встретил, нас ветреной дождливой погодой я еще, потужила что не надела свитер. Улочки пустынны вдалеке виднеются, сиротливо стоящие частные домики здесь остались, только пенсионеры молодежь подалась в столицу матушку.

— Это деревня Рубинная.

— Здесь что добывали и рубины.

— И даже алмазы нам надо будет еще проехать километров триста до поселка.

— Так поехали чего тут встали?

— Я созванивался с Марком я же не местный.

— Прости не знаю что на меня нашло, — остыв, пробормотала я.

— Бывает, — пожал плечами Родя.

— Приехали, — повернувшись ко мне сказал муж.

Увидев с колонами красно — кирпичное здание постройки девятнадцатого века я спросила: «Это научный центр Находка»?

— Да он самый.

— Оригинальное название.

Внутри мне понравилось больше кругом чучела животных мумии пришельцев ракушки, камешки всякое разное.

— Я вас ждал, — подойдя, к нам сказал низкорослый мужчина в очках в бежевом свитере в темно— синих джинсах.

— Мы за камнями хотим сразу взять образцы.

— Пройдемте они в лаборатории мы с группой откопали, их до конца хорошо что успели, сейчас там работают, бульдозеры будут строить коттедж для нашего нового губернатора Смольского Рината Богдановича.

— Это не простые камешки, — укладывая камни в сумку сказала я.

— Знаю лечебные только ни к любому они пойдут они могут и убить.

— Откуда такая осведомленность?

— От них мне плохо сдавливает виски, и я слышу какие-то звуки сигналы что ли.

— Эти камни с планеты Деру они принадлежали оперной певице Азе, — прикрыв глаза сказала я.

— Нам пора, — посмотрев, на часы оборвал нас Родя.

— Удачи вам в ваших трудах.

— Тебе так же.

— Ты свела его с ума, — сказал в машине Родя.

— Родь, я не виновата в том, что от меня исходят сексуальные флюиды.

— Знаю, но я с ума схожу когда мужики, словно кобели столбенеют с тобой рядом.

— Роденька, я только твоя и ни чья больше.

— Умом я это понимаю.

— Родь, верь мне и не сомневайся и все будет хорошо.

— Ты права. Ник, я так хочу тебе верить.

— Верь. Роденька верь, я никогда не повторю своей ошибки, — опустив глаза сказала я.

  • Ефим Мороз - Про Иванушку дурачка, Елену прекрасную и смерть Кащееву / "Пишем сказку - 5" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • Судейский отзыв Сергея Чепурного. Остальная проза. / КОНКУРС "Из пыльных архивов" / Аривенн
  • Не праздничное / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Охота / Brigitta
  • Вечер пятьдесят второй. "Вечера у круглого окна на Малой Итальянской..." / Фурсин Олег
  • Малышева Алёна - Царевна / ОДУВАНЧИК -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • Яйца / Бохан Валентин
  • Маша, Кукла Лиза и война / Ёжа
  • Колесник Мария - Моя территория! / 2 тур флешмоба - «Как вы яхту назовёте – так она и поплывёт…» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ФЛЕШМОБ. / Анакина Анна
  • «Ах, как несчастна жизнь, поверь...» / Колесница Аландора. / Фея Аситель
  • Считалка - Жизнь раскроет карты... / По закону коварного случая / Зауэр Ирина

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль