Совет пред рассветом

0.00
 
Совет пред рассветом

Добравшись до каюты трэнларта, капитан "Величия" негромко постучал в дверь. Та незамедлительно отворилась, и в проходе показался один из свиты Почетных Стражей. Окинув Даварта беглым взглядом, он отступил в сторону, дабы капитан мог войти и присоединиться к совету, на который был приглашен накануне.

Каюта являла собой обширную комнату, освещенную мерцающим светом восковых свечей, что разместились по всем ее закуткам. Большая масляная лампа у потолка была потушена, а окна скрывались под шторами из плотной темной ткани. Письменные столы вдоль одной из стен были завалены кипами исписанной бумаги; среди них прятались перья и изрядно опустевшие бронзовые чернильницы. Близ книжных шкафов, уставленных всевозможными свитками и фолиантами, громоздилась оружейная стойка с мечами, боевыми топорами, булавами и прочим оружием. В середине же комнаты незыблемо стоял огромный овальный стол красного дерева, за которым восседали Хальдрик, Биндур и два десятка Почетных Стражей, за исключением того, что неотлучно следил за дверью.

Многие участники совета, склонившись над потрепанными и выцветшими картами, что-то горячо обсуждали, когда Даварт перешагнул порог каюты. Все разом смолкли и обернулись на вошедшего; его это, впрочем, ничуть не смутило.

— Трэнларт, стражи. — Капитан поприветствовал собравшихся и занял одно из громоздких кресел, что охватывали стол неплотным кольцом. — Вы хотели видеть меня на вашем общем совете, и вот я прибыл. Сдается мне, речь здесь пойдет не только об эратхане и его странном поведении, верно?

— Так и есть, капитан. Боюсь, эта ночь окажется бессонной, ибо нам предстоит решить не один важный вопрос, пока на то еще есть время. — Хальдрик кивнул человеку у входа, и тот щелкнул дверным замком. Даварт при этом обернулся, после чего недоуменно посмотрел на юного Айноса.

— К чему запирать дверь на моем судне, трэнларт? Неужто вы считаете, что я...

— У меня нет сомнений ни в вас, ни в вашей чести, капитан, — перебил его Хальдрик, — но я не могу сказать того же и о вашей команде. А в этой комнате будут обсуждаться слишком важные для всех нас решения.

— Уверяю вас, все моряки на борту "Величия" были отобраны лично мной, и...

— И все же я не изменю своего своего намерения, Даварт! — вспылил трэнларт. — Пойми, наконец: никто, кроме нас, не должен знать о тех вещах, что будут здесь обговорены. Потому-то я и созвал этот ночной совет, на который ты, между прочим, даже не соизволил вовремя явиться!

Повисло напряженное молчание. Прославленный мореход сурово смотрел на Хальдрика, барабаня пальцами левой руки по столу, тогда как правая его рука медленно опустилась к поясу. Трэнларт не отвел глаз, однако вскоре ему стало не по себе: взгляд капитана напомнил ему те времена, когда он, будучи еще мальчишкой, встречал полный укоризны взгляд отца, совершив очередную шалость.

Гнетущая тишина затягивалась.

Но тут Даварт, что за свои деяния был прозван Смелым, сложил руки в замок, глубоко вздохнул и промолвил:

— Я капитан этого корабля, юный Айнос, и впредь советую никому не забывать об этом. Но если ты считаешь, что такие меры необходимы, пусть будет так. Что до моей задержки, то она, как мне кажется, вполне понятна: капитан судна — занятой человек, и всегда найдутся вопросы, требующие его незамедлительного вмешательства.

Услышав эти слова, трэнларт просветлел лицом и продолжил:

— Рад, что мы поняли друг друга. Поверь, я не желал оскорбить ни тебя, ни твоих людей. Так забудем же о мелкой ссоре и обратимся к делам более важным.

Напряжение, до сей поры царившее в каюте, мигом развеялось, и Хальдрик, объявив совет открытым, начал его со следующих слов:

— Прежде всего я вновь заявлю, что исчезновение эратхана не могло быть случайным, как, впрочем, и его внезапное появление. Итак, что мы имеем? В то время, как люди почти позабыли об этих кошмарных змеях, один из эратханов объявляется средь бела дня и нападает на нас. Однако, подобравшись вплотную, он бесследно исчезает в морских водах, чудом не задев корабль хвостом. Что удивительно, змей не только отпустил свою добычу, так ведь все это, — Хальдрик указал пальцем на карту, лежащую поверх многих других, — происходит довольно близко к берегу, хотя раньше эратханов встречали лишь в дальних пределах Тондра, далеко за чертой рыбацких угодий. Исходя из этого, одна только мысль приходит мне на ум, но о ней я уже упоминал: та самая сила, что некогда избавила наш род от порождений глубинной тьмы, решила натравить одного из эратханов на "Величие". Не стоит оставлять такой знак без внимания, что бы он ни значил.

— А как насчет простой воли случая? Нелепой шутки судьбы? — тут же вставил свое слово Даварт. — Какая надобность привлекать высшие силы для разъяснения пусть не самых понятных, но все же, я уверен, вполне вероятных событий? В конце концов, речь ведь идет о морской твари, пускай и величайшей из подобных ей.

— Догадка, конечно, интересная, только вот лишена оснований — с какой стати эратхану нападать одному, да еще и вблизи от берега, на судно нашего размера? Истины, вероятно, нам не суждено достичь, но одно я скажу наверняка: морские змеи куда разумнее, чем может показаться на первый взгляд, так что не стоит их недооценивать — сотни людей уже поплатились за свое пренебрежение. — Капитан "Величия" поскреб подбородок и в задумчивости уставился на карты перед собой, а трэналрт обратился к остальным. — Кто-нибудь еще желает высказать свои мысли? Биндур?

— Я полон сомнений, Хальдрик, — развел руками командир стражей. — Все мои догадки довольно нелепы и не нуждаются в оглашении. Как насчет твоих идей, Тальмир?

Почетный Страж, откликнувшийся на имя, имел не менее суровые черты лица, чем у своего командира, однако в росте и телосложении заметно тому уступал. Будучи правой рукой Биндура, Тальмир обладал гибким умом и слыл хорошим тактиком, порой побеждая врагов не силой, но хитростью. Только на сей раз и ему не нашлось чем ответить — как и Даварт, он скорее уповал на удивительный случай, отметив, правда, одну особенность:

— И перед тем, как змей скрылся в пучине, я успел вновь заглянуть в глаза гигантской твари. Удивительно, но прежний их бледно-серый цвет исчез, сменившись иссиня-черным, будто бы темная пелена застила змеиный взор. Я совсем позабыл об этом, вспомнив только сейчас, при упоминании вами высших сил.

С этими словами он выпрямился и произвел несколько странных движений: двумя сомкнутыми пальцами правой руки дотронулся до левого виска, провел ими дугу по лбу до переносицы, затем развел пальцы к уголкам глаз, откуда провел ими еще раз, уже к основанию подбородка; вновь соединив оба пальца, он сжал ладонь в кулак, после чего резко отдернул руку вниз, растопырив пальцы. Во время этих действий глаза Тальмира были закрыты, и лишь с последним своим движением он поднял веки. Хальдрик наблюдал подобный обряд впервые, но расспрашивать Почетного Стража о нем не стал, потому как никто другой не выглядел хоть сколько-нибудь удивленным.

— Вот как?! — воскликнул трэнларт. — Странно, что я этого не заметил. Стало быть, мой домысел лишь прибавляет в силе, если, конечно, змей не скрыл своих глаз под защитной оболочкой или чем-то схожим. В заметках уцелевших я таких подробностей не встречал, да и припомнишь ли этакий пустяк, когда пережил схватку с самим эратханом? Ну а теперь ответь мне, Тальмир: ты и впрямь настолько веришь себе, дабы подтвердить виденное без сомнений, или допускаешь, что в спешке верный глаз мог и подвести?

— Я не откажусь от своих слов, ибо видел то, что видел, — упрямо возразил страж. — Клянусь Павшим Топором, я стоял возле самого борта, когда встретился глазами с этой тварью! Изменился только цвет глаз, тогда как сами они остались такими же гладкими и блестящими, какими и должны были быть.

Выслушав ответ, Хальдрик оперся руками о край стола и крепко задумался. Биндур поочередно встретился взглядом с каждым из своих людей, но те лишь молча качали головами. Тем временем капитан "Величия" погрузился в изучение искусно составленных карт побережья, прикидывая что-то в уме. Когда юный трэнларт все же очнулся от своих мыслей, многие тени в комнате стали острее.

— Похоже, друзья, наше обсуждение зашло в тупик. Твое наблюдение, Тальмир, весьма любопытно, но оно не может сыграть большой роли: мореходы давних дней заметили, что эратханы куда больше полагаются (смею надеяться, на сегодняшний день все же полагались) на свое чутье, нежели на зрение, и змей наверняка учуял наш корабль раньше, чем смог бы заметить. Да и все, что было сказано, не объясняет главного — почему он решил напасть; тем паче — почему скрылся в последний миг. А раз так, предлагаю закрыть этот вопрос и понадеяться на то, что эратхан более не станет докучать нам ни видом своим, ни делом.

Участникам совета не оставалось ничего иного, кроме как согласиться с таким положением вещей, однако с десяток угрюмых лиц являли собой наглядное воплощение всеобщего настроения. Покончив с картами, слово взял Даварт:

— Что же, пусть так, одной заботой меньше. Ну а теперь хотелось бы знать об истинной цели нашего плавания на Рандар. — Капитан "Величия" чуть заметно улыбнулся в ответ на вопрошающие взгляды. — Все верно. С самого начала я сомневался насчет "выгодной торговой сделки", о которой так настойчиво твердил лорд Хидрот, а поглядев на здешние карты даже не знаю, что и подумать. Я весь внимание, трэнларт!

— Признаться, я поражен, — смутился Хальдрик. — Только я собирался подвести к этому, а ваша проницательность уже опередила сами мои мысли. А раз таить больше нечего, Биндур, будь добр...

— Отчего бы и нет! — как только предводитель стражей заслышал, что речь пойдет о долгожданной высадке, так сразу и приободрился. Прочистив горло, Биндур торжественно начал:

— Не так давно лорду Хидроту стало известно, что на Рандаре живет и процветает скрытое логово одной преступной шайки. Хотя шайка, пожалуй, не самое подходящее слово — уж больно много крови эти подонки людям перепортили! Да не в каком-то одном краю, а по всему Алоргату! И как они себя величают — "Крылатые Клинки", только подумать!

Почетные Стражи согласно закивали, а один из них громко проворчал:

— Вот на что головорезы всегда горазды, так это громкие прозвища придумать — и людей простых запугают, и молву о себе распустят, скоты!

— Хорошо сказано, Удрин, но вернемся к сути. Главная наша задача — отыскать упомянутое логово, а вместе с ним и тех, кто ответственен за злодеяния Клинков. После тщательной подготовки останется лишь изловить мерзавцев и подвергнуть их… справедливому суду.

Последние слова Биндура прозвучали со столь явным презрением, что не оставалось сомнений, какой именно "справедливости" он желает людям, оказавшимся в рядах этих негодяев.

— Но ежели дела наши пойдут скверно, так мы, раздобыв побольше сведений, отправим тревожную весточку, а сами затаимся до поры. Вскоре к нам подоспеет серьезная подмога, и вот тут-то мы их точно прихлопнем! — Командир Почетных Стражей грохнул тяжелой ладонью по столу и рассмеялся; Хальдрику, однако, было не до веселья.

— Звучит это, конечно, здорово, друг мой, но не стоит забывать, с кем нам предстоит столкнуться. Крылатые Клинки не кто иные, как опытные убийцы, искусные мастера своего дела. Вот уже третий год на них ведется суровая охота, и все это время стальная хватка правосудия благополучно их упускала. Что и говорить, раз единственная зацепка, натолкнувшая нас на кровавый след убийц, появилась не далее как месяц тому назад!

Все благодаря одному человеку — я, пожалуй, не стану раскрывать его имени, — на службе моего отца. Последние шесть лет он жил на Рандаре, и этого времени ему хватило, дабы изучить весь остров вдоль и поперек; за исключением, быть может, неизведанных дебрей на северо-западе. Ни одно значительное событие не ускользнет от его внимательных глаз, ни один человек не заметит его присутствия, если он сам того не пожелает! Но лучшим из его талантов, несомненно, является способность к перевоплощениям. Даже мне, родному сыну и наследнику, лорд Хидрот неохотно рассказывал подробности его тайного ремесла! И этих скромных знаний довольно, чтобы понять — так ловко примерять разные личины мало кто сумеет! Череда крупных заговоров на острове раскрыта и подавлена одними его усилиями, хотя многие и по сей день уверены, что помощь, будь то важный намек, а то и вовсе поимка заговорщика, каждый раз приходила с новой стороны и была будто бы нечаянной. Жду не дождусь нашей с ним встречи! Может статься, он поделится со мной своим умением… — Юный трэнларт мечтательно прикрыл глаза, но мигом очнулся. — Надеюсь, все вы понимаете важность этих сведений? Ведь я поведал о столь ценном союзнике лишь вам — людям, чья верность не нуждается в доказательстве, и вправе требовать молчания обо всем услышанном. По крайней мере, до тех пор, пока сам не скажу обратного.

Люди за столом сидели как громом пораженные. Еще бы: просто поверить в существование такого человека было не так-то просто; о Почетных Стражах, что слышали про подавление мятежей из уст жителей острова, причем в совершенно ином свете, и говорить не приходится. Невозмутимый обычно Даварт побледнел и замер, сам не свой.

— Вот оно что… — Одними губами произнес капитан корабля, склонившись над столом, и на мгновение его лицо исказилось в странной гримасе. Скрипнув зубами, он обратил свой взгляд к трэнларту и продолжил уже в полный голос. — Занятные же люди находятся на службе вашего отца, трэнларт, весьма занятные. Но, если вы закончили, хотелось бы узнать свою роль в днях грядущих. Чем я и моя команда можем быть полезны?

— Думаешь, я не заметил проблеск злости на твоем лице, капитан? — настороженно спросил Хальдрик. — К чему бы ей быть?

Ответ последовал не сразу.

— Не стоит бередить старые раны бывалого странника, почтенный трэнларт, право слово, не стоит. — Даварт Смелый произнес эти слова спокойно, но таким тоном, что любые возражения отпадали сами собой. — Тем более, когда есть дела и поважнее, ведь так?

— Твоя правда, к чему лезть в душу из пустого любопытства? Что касается вашей помощи, то она придется нам как нельзя кстати. Только есть здесь одна загвоздка. Скажи, тебя ведь наверняка интересовала та парусина, что мы прихватили с собой, в особенности — ее количество? Дело в том, что мы с Биндуром и Почетными Стражами сойдем на берег первыми, да еще и в другом обличье. Пристань, надо полагать, находится под неусыпным надзором Клинков, а потому рисковать мы не вправе. И вот здесь, капитан, с тобой возникают трудности.

Так уж сложилось, что слава Даварта Смелого идет впереди него самого, и если "Величие" Клинки вполне могут принять за обычное судно, то прославленного капитана и морехода они, без сомнений, знают в лицо. Было бы странно столь известному человеку тратить время на перевозку простых купцов, коими мы предстанем жителям Рандара, — это может вызвать лишние подозрения. А раз так, будем действовать осторожнее: после нашей спорой высадки, вы с командой направитесь к небольшому мысу — он хорошо показан на этой карте, — скрытому от посторонних глаз, где и бросите якорь на день-другой. Этого времени хватит с избытком, дабы вам успеть немного отдохнуть и сменить паруса, а Клинкам — дабы позабыть о твоем корабле. Ну, что думаешь о моем замысле?

Капитан Даварт сдвинул брови и забарабанил пальцами по столу.

— Вы просите о многом, трэнларт. Мы с моей командой бороздим морские просторы никак не меньше полугода, исполняя волю именитых людей и богатейших торговцев, не зная вкусной еды и спокойного сна. Наши запасы на исходе, а моим людям не терпится вдоволь отдохнуть и развлечься… Впрочем, все это неважно. Раз придется пойти на эту уловку, так тому и быть, я сумею уговорить парней задержаться. Мы прибудем через два дня, но что дальше?

— Хорошо. Мы тем временем разместимся в прибрежной таверне… Биндур, не напомнишь названия? Точно, "Водоворот", спасибо. Так вот: расположившись в таверне, мы выкупим места для торговли на главной площади города. Часть Почетных Стражей и впрямь займется торговым делом, тогда как мы с Биндуром и остальными начнем, будто невзначай, расспрашивать местный народ. Преуспеем мы в этом или нет — не столь важно. В свою очередь тебе, капитан, предстоит задача не из легких.

— Что бы то ни было, я в вашем распоряжении, трэнларт! — твердо отчеканил Даварт.

— К тому времени, как "Величие" сменит свои паруса и останется гостить у причалов Рандара, "тайный союзник" уже найдет способ связаться с нами. Ну а после, хочешь ты того или нет, придется встретиться с ним лично нам, двоим, потому как...

Капитан Даварт в ярости вскочил с кресла, опрокинув его на пол. С нескрываемой злобой, перекосившей извечно спокойное лицо, он ткнул пальцем в сторону Хальдрика и прорычал:

— Не смей так просто говорить об этом, мальчишка! У тебя нет власти, дабы заставить меня согласиться на подобное!

Почетные Стражи действовали незамедлительно, и первым среди них оказался Биндур. Но покуда меч умелого воина покинул свои ножны лишь наполовину, капитан "Величия" уже успел откинуть голову ближайшего к себе стража, сверкнув лезвием богатого кинжала, — Даварт не привык оставаться безоружным и неизменно носил короткий клинок у себя за поясом. Тут Хальдрик резко махнул рукой, но капитан корабля, в безумии своем, даже не заметил этого. Удивительно ровным голосом, в котором не слышалось и намека на угрозу, он промолвил:

— Оставайтесь на своих местах, и тогда никто не пострадает. У меня нет привычки убивать собственных нанимателей.

Ты все еще жив, — с нажимом произнес Биндур, гневно взирая на капитана, — лишь благодаря Хальдрику, опередившему наше рвение! Да только не нас он удержал своим жестом, а того, кто стоит прямо за твоей спиной!

В тот же миг Даварт Смелый почувствовал, как острая сталь немилосердно впилась ему под ребра. "Ах, караульный у входа! О нем-то я позабыл..."

— И сколь дорог бы для нас ни был Сторн, жизнь которого сейчас под угрозой, твоя кровь, Даварт, пролилась бы ровно тогда, когда ты извлек свой кинжал! Сторн знает об этом не хуже нашего.

Почетный Страж непременно кивнул бы в ответ, будь у него такая возможность.

— Так и есть, — холодно изрек сын лорда, медленно поднимаясь с кресла и не спуская глаз с Даварта. Взгляд капитана метался от одного Почетного Стража к другому, пока наконец не замер на лице трэнларта. — Теперь сложи оружие, иначе родные земли встретишь в кандалах. Вот тогда-то ты отдохнешь от своих странствий всласть, будь уверен! А может считаешь, что и это не в моей власти?!

Плечи опытного морехода поникли, и он отдернул руку с кинжалом, получив вдогонку негромкие ругательства Сторна; взгляд же его остался непоколебим.

— Признаю, я погорячился… да только неспроста, и прощения испрашивать не собираюсь! Что до угроз, то я в своей жизни знавал немало властных людей, готовых заступиться за меня, если того потребуется. Так что мое заточение, быть может, и не в твоей власти! — с этими словами капитан судна шумно вздохнул и перевел дыхание. Вернувшись к разговору, Даварт выглядел уже изрядно постаревшим. — Поймите же, трэнларт! У меня, как вдруг оказалось, с этим вашим… "союзником" старые счеты, никого другого не касающиеся. И буде доведется мне встретиться с ним лицом к лицу, я не возьмусь ручаться за последствия. Но взгляните-ка: от свечей остались лишь ничтожные огарки, близок рассветный час. Не разумней ли отложить наши препирания?

Вновь повисла тягостная тишина. На сей раз ее прервал Биндур — звонким щелчком вогнав меч в ножны, он занял свое место за столом. Чуть погодя в кресло опустился и Хальдрик, а уж за ним последовали прочие люди; некоторые стражи так и не выпустили оружия из рук. Глардо, несший караул у входа, убрал меч последним, а затем вернулся на свой пост.

— Даже не думай, что твоя выходка останется безнаказанной, капитан, — Хальдрик пребывал в нерешительности, а мысли его были заняты внезапным осложнением дел. — Но хоть в одном ты прав: если наши распри и могут подождать твоего возвращения, то вот медлить с решением — недопустимо. А раз так, пора бы нам подробней обсудить каждый шаг в предстоящем задании. Начнем, ясное дело, с пристани...

* * *

К тому времени, как на "Величии" окончился совет, восход солнца уже набрал свою силу, и горизонт вспыхнул алыми красками, предвещая скорое появление светила. Пронзая туманную завесь, первые яркие лучи дотянулись до корабля, ослепив усталые глаза моряков. Эти люди всю ночь высматривали в клокочущей тьме нечто такое, о чем боялись даже подумать. Но эратхан исчез в глубинах вод, и только страшный его след остался в памяти мореходов. Озарив сонные лица, небесный светоч продолжил долгий путь, протягивая сверкающие пальцы все дальше и дальше, покуда не достиг своим теплым касанием долгожданной земли. Вот и Рандар!

  • Посольство Зуламуры / табакера
  • Гадатель / Opiate
  • Две души / Цвет севера / Пышкин Евгений
  • Тема 44: "Ложка к обеду" / Флэшмоб "В ста словах": продолжение / Bauglir Morgoth
  • Осколки / Мои Стихотворения / Королик Евгения
  • Agata Argentum - Когда замирают звуки / По закону коварного случая / Зауэр Ирина
  • Купола  России / Тихамирова Любовь
  • Афоризм 356. О пути / Фурсин Олег
  • Созвездие Лебедя / Проняев Валерий Сергеевич
  • "Галактика" / Салфеточные изыски / Хоба Чебураховна
  • Жуткая история / moiser

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль