Глава первая: Знакомство с пустошью

0.00
 
Вики Вики
Мёртвая пустошь
Обложка произведения 'Мёртвая пустошь'
Глава первая: Знакомство с пустошью

Он стоял на границе Комоса и смотрел вперёд, в горизонт, огромной, безжизненной пустыни. Мужчина лет тридцати, потёр тыльной стороной руки, жиденькую бородку. Достал из кармана брюк пачку сигарет "Camel" прикурил одну спичками, и медленно выдохнул сигаретный дым из ноздрей. Дым, выдыхаемый его лёгкими. Упёрся в некую невидимую стену и стал расползаться по ней, закрывая мужчине обзор. Граница между Комосом и пустыней была чёткая, деревья, трава, ветер и пение птиц. Всем этим был богата обширная столица и всё это, резко, сменялось песком и огромными трещинами, которые разрывали безжизненную землю. Подул приятный майский ветерок. Мужчина протянул через тонкую, почти не зримую, но явно ощутимую полосу границы руку и сказал.

— Пустошь, движется закат нашего противостояния, нашей битвы. Ты чувствуешь? Моё ледяное дыхание?

В метрах ста, он заметил мужчину в пальто и шляпе. Он стоял по ту стороны границы и сверлил курильщика глазами цвета тёмного шоколада.

— Пожалуй мне пора.

Сказал мужчина, опуская руку, он ещё раз затянулся и выдохнул дым. Медленно развернулся и удалился прочь, от границы, мёртвой пустоши.

 

* * *

Женщина, блондинка, в домашнем халате и дулькой на голове, тихо вошла в комнату где спал юноша. Она тихо склонилась над ним, стала нежно поглаживать по голове.

— Сын, сыночек вставай, пора, а не то опоздаешь, сегодня вручение диплома.

Парень резко открыл глаза и поднял голову, он взглянул в янтарные глаза матери и раскрыл свой рот.

— Завтрак на столе, у нас есть время поесть и собраться, но всё же поторопись лежебока, время не резиновое.

С последними словами, она немного усмехнулась, вытащила шпильку из большого пучка и словно водопад по её спине, жёлтые волосы спустились вниз. Женщина ушла в ванную и стала расчёсывать свой волосы. Она что-то напевала себе, а юноша спрыгнул с кровати и стал крутиться вокруг себя, разглядывая комнату в поисках вещей. Его внимание остановилось на костюме, который висел на вешалке на дверце шкафа. Костюм был поглажен, стрелки на штанах, красивые запонки с инициалом "К" .

— Ма-а-а-а-ма.

Ласково и нежно, произнёс он. Одевшись, парень вышел из комнаты и спустился по лестнице вниз, он забежал на кухню и остановился. Улыбка расползлась по его лицу. На столе стояла горячая кружка кофе и столбик из блинчиков с клубничным сиропом. Потирая ручки, парень сел за стол и принялся завтракать. Женщина вышла к нему в длинном белом платье, с той же дулькой, какая у неё была, на лице было немного макияжа. Она расставила руки в разные стороны и пританцовывая, покружилась, медленно, вокруг своей оси.

— Ну как? Рэй? Это платье меня не полнит?

— Боже, мамочка, ты у меня само совершенство, если бы отец был здесь, влюбился бы в тебя заново.

Женщина прикрыла рот ладонью и смеясь махнула на сына рукой.

— Да будет тебе.

Она села напротив Рэя за стол и стала разглядывать фото, что стояло у стола на подоконнике. На нём, она стояла рядом с усатым мужчиной, его глаза были ярко зелёные, глубокие, густые брови над глазами и необычно длинные ресницы. На руках он держал маленького, примерно десяти лет Рэя. Все втроём солнечно улыбались. Женщина тяжело вздохнула.

— Мам, всё хорошо? Твои лекарства при тебе?

— Всё хорошо Рэй, всё хорошо.

Улыбнулась женщина и положила свою ладонь, на руку сына.

— Отца уже как, семь лет нет, я смирилась, он наблюдает за нами с небес и благословляет тебя, он был прекрасным мужем.

— И замечательным отцом.

Сказал парень, склонив голову. Женщина взъерошила его тёмные волосы. Он поднял глаза на неё и посмотрел тёплым взглядом, таким же, каким на неё смотрел её покойный муж. Эти глаза, глубокие, светлые, казалось, что сам свет струится из них, это было их родовое сходство. В глазах сына, она видела свою любовь, она гордилась ими двумя.

— Ты выбрал ту же профессию, что и он.

Сказала она, рассматривая фото.

— Я хочу доставлять зачарованные предметы в больницы, чтобы спасать больных детей, да вообще всех людей! Что бы спасти тебя, мама!

— Это желание и погубило Кайла, — она резко встала и глубоко вздохнула, повернувшись к сыну спиной, — тебе придётся пересекать пустошь.

— Если это продлит твою жизнь, я пересеку её столько, сколько потребуется.

Прислонив кулачок к пухлым губам, она медленно повернулась, подошла к сыну и положила свои руки на его плечи.

— Ну, это твой выбор, я его уважаю, а значит сынок. — Она опустилась и поцеловала Рэя в щёку. — Я горда тобой, сын и твоим выбором.

— Да, ну что, пойдём, мам?

— Пойдём, сын.

Под ручку, пара матери и сына, вышли из своего дома, они сели в машину. Мать сидела за рулём. И умчались в сторону универа, где Рэй должен получить диплом курьера.

 

***

Мать и сын вышли с машины и направились в густую толпу людей.

— Ты иди к остальным гостям, а я найду сокурсников.

Парень похлопал мать по плечу и развернулся. Женщина схватила сына за руку, глубоко вздохнула и поцеловала Рея в лоб.

— Ты… я безмерно горжусь тобой Рэй, знай это, я горжусь тобой, всем сердцем.

Рэй улыбнулся, поцеловал руки матери и скрылся с её глаз в толпе. Женщина ещё некоторое время, стояла и смотрела сквозь толпу, скрывая за улыбкой слёзы гордости.

— Лив? Лив Каган?

— Да.

К матери Рэя подошла его учитель, женщина была в коротком платье цвета металла, на голове светлый «конский хвост» и аккуратные очки квадратной формы.

— Госпожа Каган, прошу, пройдите со мной и займите своё место среди родителей выпускников. Лив улыбнулась и последовала за учителем.

 

Рэй пробирался сквозь толпу, он уже сумел разглядеть своих и с напором пробирался к ним, пока не заметил окало себя девушку. Несмотря на теплоту мая, она стояла в платье в пол и с длинными рукавами, волосы её были распущены, на глазах огромные круглые очки, их стекло закрывало её лицо и через них невозможно было разглядеть её глаз, она явно выискивала своих среди шумной толпы. Рэю она показалась забитой, зажатой и потерянной, вызывала жалость, нервозно мельтеша среди массы людей.

— Вы потерялись? С какой вы группы?

Девушка испугалась и стала растерянно что-то мямлить, затем она собралась и тихо заговорила Рэю на ушко.

— Я с класса 3«А»

— 3«А», класс магов природы? Я видел твой класс, пошли, я проведу тебя.

Рэй протянул руку, но девушка взяла его за край рубашки и тихонечко потопала за ним. Пройдя немного толпу, он указал пальцем в сторону.

— Вон там должен быть твой класс.

— ТОРИ!

Обернувшись, Рэй увидел светловолосого парня, он с беспокойством подошёл к ним расталкивая людей, схватил девушку за запястье.

— Тори, я тебя по всюду искал, ты зачем ушла?

— Я не специально, ты слишком быстро ходишь!

— Глупая ты мышь!

— Заткнись!

Рэй поднял руку в верх, в знак прощания, Тори резко развернулась к нему, стала гладить прядь светлых волос.

— Спасибо тебе, что привёл меня.

— Да ладно, не теряйся.

— Спасибо.

Произнёс парень, державший Тори за запястье. Он пожал с Рэем руки и увёл девушку за собой. «Её парень?» Подумал Рэй. «Она мне кого-то напомнила». С этими мыслями, он улыбнулся. Рэй не понимал, кого именно она ему напоминает и пытался вспомнить всех с класса 3«А», но в голову так и не пришло не одно лицо.

 

***

Рэй подошёл к своим друзьям. Шум, гам, восторженные крики, суета и волнение. Учителя плакали, а родители гордились. Прозвучал звук колокола. Шумная площадка во дворе учебного заведения стихла. Все заняли свои места. Женщина в красивом строгом платье и на высоких каблуках, но сама не высокого роста, поднялась на подиум. Поднесла к себе микрофон, который состоял из небольшого кристалла голубого цвета. Щёлкнула пальцами и перед кристаллом появилась пентаграмма.

— Раз, раз, раз, меня слышно? Да. Здравствуйте, дорогие выпускники нашей академии, я приветствую родителей наших выпускников. Вот, наконец закончился это долгий путь. Академия солнечного Комоса рада сегодня выпускать из наших стен полноценных курьеров. Работа курьера — это риск. Ваша жизнь может быть на краю смерти, вы должны перевозить магические, зачарованные предметы с особой осторожностью, избегать и побеждать, магических браконьеров, правильно накладывать чары. Это очень важно! Если вы дрогнете, то человек умрёт. Быть курьером, это ответственность за многие жизни, в особенности, хочу пожелать удачи тем, кто пойдёт в «подразделение пустоши».

Лицо женщины стало серьёзным. Она выдержала паузу и оглядела всех своим взором, который был похож на взгляд ястреба.

— Пустошь. Это место где погибло много курьеров, но, её необходимо пересекать, потому что, без магии Друидов, невозможно использовать зачарованные предметы. Селение Друидов отрезано от цивилизации.

Лицо её стало ещё грознее.

— Пустошь не прощает ошибок, это безжизненная пустыня, которая высасывает жизнь из всего живого. Многие из присутствующих потеряли близких в этой безжалостной убийце. Запомните, никогда, никогда без острой необходимости не приближайтесь к ней! И не оставайтесь там более 3-х часов, иначе, её тернии заберут вас с собою… в ад!

 

***

 

Рэй закрыл глаза и погрузился в воспоминания: он, будучи маленьким мальчиком и его отец стояли у границы пустоши. На улице шёл снег, но за пределами их мира, по ту сторону границы не было не снежинки, казалось, там вечно стоит испепеляющий зной. Никто так и не смог разгадать загадки этой беспощадной Земли смерти.

— Сынок, что ты видишь?

— Песок и трещины на земле, отец.

— А что ещё?

— Там, наверное, жарко.

— Как ты думаешь, что происходит с этим местом?

— Мне всегда кажется, что оно кричит, зовёт и плачет.

— Да сын, она плачет и зовёт. запомни одно, сын, не бойся пустоши. Даже если все будут проклинать её, не бойся. Задача курьера, это не только перевозить магию. Задача курьера заключается в помощи каждому, кто её просит, и даже таким, безжизненным местам, особенно таким как пустошь — пропитанным болью и ненавистью.

Кайл отпустил руку сына и переступил ровную черту, разделяющую их мир и пустошь. Он положил цветы, купленные в магазине на землю, поклонился и сделал шаг назад. Молча взял сына за руку и пошёл прочь от места. Маленький Рэй оглянулся, сквозь огромные белые хлопья, он разглядел как чей-то, почти не заметный силуэт, склонился над букетом. В тот же миг цветы превратились в пыль. Силуэт встал и стал более отчётливым.

— Тётенька? — сказал маленький Рэй.

 

***

 

Рэй открыл глаза. Женщина на подиуме являлась директрисой. Она закончила свою речь и пожелала доброго пути всем выпускникам Академии солнечного Комоса. Все встали и захлопали в ладоши. Далее учителя по очереди вызывали к себе выпускников и давали им в руку красные дипломы. В конце мужчина в очках, являвшийся учителем основы нанесения магии на предмет, встал у кристального микрофона и назвал троих человек:

— Виктория Торэн, Ник Эристон и Анастасия Сью, подойдите ко мне.

Две девушки и юноша вышли на подиум. Рэй улыбнулся. Анастасия была его сокурсницей, соседкой и лучшей подругой. Она счастливо помахала ему рукой, он в свою очередь послал ей воздушный поцелуй. Был ли между ними роман? Определённо сказать нельзя. Рэй этого и сам не знал, но секс между ними пробегал точно. Вторая девушка Виктория Торэн. Та самая блондинка, которую он некоторое время назад отвёл к своим сокурсникам. «Надо же, она действительно похожа на мышь, так она из элитных учеников?» — подумал Рэй и перевёл взгляд на Ника Эристона. Смазливый парнишка с серебряной цепочкой на шее и стоячим чубчиком. На пухлой нижней губе красовался пирсинг. Учитель стал по очереди надевать им на шеи золотые медали.

— Мисс Сью, вы заслужили медаль за самое искусное наложение чар на предметы. Это очень важно! В одно из составляющих в работе курьера на Вас можно ровняться.

Он надел на шею девушки медаль и подошёл к следующей:

— Мисс Торэн, вы самый искусный маг. Редко кто может подчинить себе сразу 4 стихии, а уж тем более, родиться с такой способностью. Вашему контролю маны, можно позавидовать. Я горд тем, что…

— Да, молодец мышка!

Перебил учителя голос из толпы. Светловолосый парень в тёмно-синем пиджаке и красным шарфом выпрыгивал из толпы и размахивал своим дипломом, громко выкрикивая слова.

— Всем этим недомеркам покажи, что ты лучшая, Тори! Ты самая лучшая мышка!

Тори закрыла руками лицо и молилась чтобы этот позор быстро прошёл. «Как же сильно он её любит. Свезло… Она не очень симпатичная, хотя за этими огромными очками её лица не видно, и одета она как старуха.» — подумал с улыбкой Рэй. Он не со зла, просто всегда думал и говорил о том, что видит и, что считает правдивым. Тори поклонилась и попросила прощения перед учителем, тот надел на неё медаль и подошёл к Нику.

— Мистер Эристон…

Резко в толпе раздался гул, в верх поднялись плакаты, несколько девчонок в майках с изображением лица Ника стали выкрикивать слова поддержки. У учителя задёргался глаз. Ник щёлкнул пальцами и подмигнул своей группе поддержки, подправляя одни ловким движением свой чубчик на верх.

— Мистер Эристон, я горд рассказать всем каким непревзойдённым умом вы являетесь, особенно восхищаюсь вашей физической формой. Для того, кто метит на место в «подразделение пустоши» выживают только выносливые.

Мужчина надел на шею медаль и пожал руку парню. Троица спустила вниз, и толпа заревела в аплодисментах. Анастасия подбежала к Рэю и лихо запрыгнула на него. Они закружились вокруг своей оси. Тут же к ним подошли ребята и стали ерошить девушке волосы. Она звонко смеялась.

 

***

 

После, разделившись на группы все отправились на набережную города. Там они сели на теплоход и продолжили своё торжество. Шампанское разносили официанты, играла различная музыка, кто танцевал, кто пил и смеялся.

 

Рэй сидел за круглым столом с друзьями. Они потягивали мартини и обсуждали светлое будущее.

— Как думаете, откуда появилась пустошь? — задала вопрос Анастасия.

— Я слышал, что это произошло свыше тысячи лет назад. Природный катаклизм. — сказал юноша с их компании.

— Нет, никто точно не уверен, что это. Разве не странно? Вся еда и вода там превращается в яд, животные умирают, даже трупы… — наклонилась Анастасия поближе ко всем и продолжила: — там даже трупы не разлагаются, потому что трупные черви там не выживают. Всегда стоит солнцепёк, даже зимой.

— Удивительно! — перебил Настю Рэй, — Разве не удивительно? — продолжил он: — Мой отец так восхищался этим местом. Он считал, что оно живое, что оно некое существо. он говорил мне: «Сынок, оно скрывает всю правду. Ты должен защищать её.» Я совсем не понимал его и не понимаю. Он был увлечён, словно влюблён в это место. — то ли от алкоголя, или же от воспоминаний, но Рэй постарался сдержать накатившиеся слёзы.

— Это место его и сожрало. — сказал он, сглотнув ком в глотке. — Я хочу пойти в «подразделение пустоши», чтобы заглянуть ей в пасть и понять, что так сильно отец любил в этом монстре.

— Я видел, как оно убивает.

Сказал парень с их компании. Звали его Грег, шатен с небесно-голубыми глазами, харизматичный юноша, но дурковат на характер.

— Помните нас как-то водили в штаб курьеров.

— О-о-о-ой, ну начало-о-ось, — недовольно произнесла Анастасия и отклонилась назад на спинку стула.

— Нет, я правда видел. Это было… ужасно! Мы ездили на границу с пустошью. Машина привезла тех, кто не успел за три часа. У двоих были разорваны животы, так, что я мог разглядеть их органы. Ещё один был с отрубленной головой, словно кто-то срезал её мечом, у другого голова смотрела на спину и глаза вылезли из орбит. Жутко… Меня тогда вырвало на инструктора.

— О, да-а, это я помню. Хах!

— Это не смешно, Насть! Я боюсь пустошь. Каждый раз у границы, чувство, словно пустыня наблюдает за мной. Я хочу убежать, но именно поэтому, я хочу попасть туда.

— Мазохист.

Сказала Настя, наливая в свой стакан мартини. Грег забрал её стакан и залпом выпил содержимое.

— Да Настя, я такой.

— Любит, когда по жёстче, — сказал Рэй, и все засмеялись.

— Что ж, давайте выпьем за мечты и за преодолевание страхов! — сказала Анастасия, поднимая бокал высоко вверх. Все чокнулись, громко смеясь.

 

***

 

Лив внимательно наблюдала за сыном. Она улыбалась, но за улыбкой скрывалось беспокойство. Курьеры, люди, которые рискуют своей жизнью. Задача курьера взять зачарованный предмет магией Друидов и нанести на него элемент определённой магии, после, принести этот предмет заказчику, и нанести заклинание на заказчика через зачарованный предмет. Тогда человек, не имеющий магию сможет ею овладеть на время или же маг сможет использовать магию другого вида, если наденет предмет. Это очень кропотливая работа. Если курьер ошибётся в заклинании, то человек умрёт от сил зачарованного предмета. Эти предметы использовали в медицине. Магия целительства не всесильна и тяжёлые болезни, как рак, она не может остановить. Только задержать распространение метастаз. Но по слухам, Друиды могут не только исцелять все болезни, но и даровать бессмертие.

Лив как не кто другой знала это. Женщина в прошлом была курьером, но после гибели мужа она ушла на другую работу и постаралась забыть всё, как страшный сон. «Это из-за пустоши, я заболела раком.» — так думает Лив. Она железно в этом уверенна, ведь никто не остаётся прежним после пустоши. Её материнское сердце, обливалось кровью от мысли, что эта проклятая земля сделает с её мальчиком.

Оливия закрыла глаза и сглотнула ком, который встал у неё в горле. Она гнала страшные мысли прочь. «Всё хорошо, мой мальчик справится, он сын своего отца, ему не почём пустошь...» Повторяла она про себя вновь и вновь.

 

***

 

Ночь. Веселье в самом разгаре. Выпускники в объятиях алкоголя кружились в танце. Анастасия подошла к Рэю и что-то шепнула ему на ухо. Он заглянул ей в глаза и улыбнулся. Взявшись за руки, осмотревшись по сторонам, парочка рысцой побежали в кабинку туалета. Убедившись, что там некого нет, они закрылись в ней. Настя обняла Рэя, её пальца скользнули среди его густых тёмных волос. Губы их слегка соприкоснулись. Инстинкты. Человеческая похоть. Порой людям сложно сдерживать в себе эти позывы. Удивительна жажда получать плотское наслаждение вновь и вновь. Жадность ощущений, чувствовать себя живыми в момент соприкосновения тел. Настя в эти минуты ощущала себя свободной, свободной от строгого пьяницы отца, свободной от запретов. Использовала она Рэя? Нет. Она его любила. Так она раз за разом повторяла себе после каждого сексуального акта. А на самом деле? Что скрывали недра её души?

Настя поправила платье и повернулась лицом к Рэю, она застегнула ремень на его брюках.

— Пошли, если моя мать потеряет меня из поля зрения, будет нервничать. Ты же её знаешь.

Пара вышла из туалета и направились к весёлой толпе. Как только они подошли к столику, на Рэя налетел парень. Тот самый, который кричал с толпы застенчивой Тори. Блондин с красным шарфом на шее.

— Господи, братишка, прости, — юноша был изрядно пьян и еле стоял на ногах, — Слушай, ты мышь мою не видел?

Рэй покачал головой.

— Она вечно теряется, остаётся одна. — блондин взял с их стола мартини и налил в первый же попавшийся бокал половину, выпил залпом и продолжил. — Она вечно теряется, а мне её искать потом. — Сказал он, навалившись на Рэя, — Я знаю, она боится людей, мышь такая.

— Прости, но я не знаю где твоя девушка.

— Нет, нет, нет, она не моя девушка, — парень похлопал Рэя по плечу и стал удаляться прочь, — Я с целками не сплю, геморроя от них столько.

— Эй, как тебя зовут? — спросил Рэй, — На тот случай, если я её найду, кто её ищет? Твоё имя.

— Зэн. Зэндор.

Сказал парень в красном шарфе и исчез в толпе.

 

***

 

Вечер. Рэй проснулся в своей кровати. Голова его гудела, больше всего, в эту минуту, он мечтал о глотке холодной минералки. Мимо его комнаты прошла с тазиком вещей Лив. Она посмотрела на страдающего сына щуря глазки.

— Так, так, так, — быстро прошептала она и быстро удалилась вниз, на первый этаж своего дома. Она открыла холодильник и достала бутылку минеральной воды, налила в гранённый стакан и отправилась к сыну, — пей, — сказала она, протягивая его сыну.

— Господи мамочка, ты лучшая! — Рэй схватил стакан и стал жадно пить. Тихонько испустив отрыжку в кулак, он посмотрел похмельными глазами на мать, — я больше никогда так пить не буду.

— Лучше бы ты поменьше закрывался в кабинках туалета. Я слишком молода, чтобы стать бабушкой.

Рэй усмехнулся.

— Ты видела?

— Я слишком хорошо знаю тебя и Настю. Предохраняйся, и не хорошо это, когда вот так, просто так.

Сказали Лив разводя руки.

— Мам, всё под контролем.

— Да, да, твой отец тоже самое говорил.

— А потом?

— А потом родился ты. Но мы не сожалели.

Сказала Лив и вышла из комнаты.

Пошатываясь, Рэй спустился на кухню. Достал из холодильника бутылку минералки и принялся пить с горла.

— Завтра твой первый рабочий день. Отдохни сегодня как следует и ещё, сынок, не лезь в первый же день в пустошь, не надо.

— Мама, волнения прогони прочь, меня никто не допустит в первый же день туда. Нас желторотиков, будут для начала тренировать. «Подразделению пустоши» не нужны слабаки.

Лив улыбнулась, подошла к сыну и поцеловала парня в макушку густых волос, затем взъерошила его и поднялась в его комнату собирать грязные вещи для стирки. Её взгляд пал на фото, которое стояло у него на столе. Его отец, держал совсем маленького Рэя, а его мать, младенца, рядом стояла детская коляска. Лив взяла фото и провела указательным пальцем, по изображению маленького комочка у неё на руках. В комнату вошёл Рэй. Он подошёл к матери и положил свои руки ей на плечи.

— Она бы выросла прекрасной.

Прошептал он матери на ухо. Лив поставила фото на место.

— Полиция так и не нашла кто её украл. Браконьеры. Это твари.

— Ладно, ладно, не переживай, давай.

Парень положил фото «лицом» вниз. Лив прикрыла тыльной стороной руки свой нос и шмыгая вышла из комнаты.

— Интересно, жива ли ты сейчас? Рейчел? — тихо прошептал Рэй.

 

***

 

Над общежитием Академии Комос высоко поднялось солнце. Тори сидела в своём кресле и читала книгу. Из комнаты вышла девушка. Она почесала свою голову, посмотрела на Тори и удивлённо сказала.

— Ты с утра уже с книгой? У тебя не болит голова? — Тори глубоко вздохнула и перевернула страницу, не отрывая от книги глаза, он сказала: — Я много не пила, завтра нам поступать в штаб, хочу повторить материалы.

— Правильно говорит Зэн, мышка, тихая зубрилка. Нельзя так Вик.

— Нельзя нажираться как свинья и приводить шлюх.

— Ты это про Зэна?

— Ну, а кто может запереться к нам в зал со зверолюдкой и спать с ней. Знаешь, что он мне сказал?

Девушка вопросительно посмотрела на Тори.

— О, привет Тори, а я тебя потерял на корабле! Господи, какой придурок, бесит!

— Ну так не общайся с ним.

— Он прилипало, сам за мной таскается.

— Вы же с одного приюта?

— Да, с одного, к сожалению…

В дверь раздался стук.

— Мэри, откроешь дверь?

Спросила Тори. Мэри открыла и на неё тут же рухнул Зэн.

— Девчонки, спасайте я сейчас сдохну.

— Не давай ему нечего пить, пусть жажда проучит его, а похмелье добьёт.

— Тори, ты такая строгая ко мне, почему ты так жестока, Тори, о То-о-ори, мышка моя. — Сказал парень, ковыляя к девушке через всю комнату. — Что читаешь?

— «Основы выживания в пустоши».

— Слушай, я тебе говорил не иди ты в этот отряд…

Тори закатила глаза.

— Подразделение, Зэн, я уже говорила, твоё мнение меня не волнует.

Парень выхватил у девушки из рук книгу.

— Да ладно тебе, лучше скажи, где у вас тут пивко холодное, ну или минера-а-а-алочка. Жалобно смотрел он прямо ей в глаза. Тори сняла свои очки, её огромные янтарные глаза как два обсидиана смотрели на него.

— Пошёл ты.

— Господи, все девственницы такие злыдни.

Сказал Зэн и подошёл к холодильнику, открыв его, он достал банку пиво, единственную, холодную, такую желанную банку пиво. Он открыл её, звук щелчка отозвался в его голове эхом. Стала выделяться слюна, он поднёс её к своему рту и сухо сглотнул, облизывая губы. Вот оно… холодненькое пенное, почти касается его языка, он уже чувствовал его вкус. Тори выхватила банку у него из рук, сделала глоток и вышла в коридор, показывая парню через спину неприличный жест.

— Господи, какая же ж ты сука!

Прокричал парень. Мэри подбежала к холодильнику, взяла лежащую там клубничку, посмотрела на парня:

— Не твоя, вот ты и бесишься.

Сказала девчонка и хихикая убежала прочь в одних трусах и майке. Зэн остался наедине с удушающим сушняком. Он немного поёрзал языком во рту.

— Не моя, не моя значит, стой, кто не моя? Тори или банка пиво?

 

***

25 мая

Вечер субботы

 

Рэй смотрел телевизор в гостиной. Лив стояла рядом и наглаживала пастельное бельё. Её сыну предстоит уехать, уехать из родного, отчего дома в общежитие штаба курьеров, и она хотела снарядить его всем необходимым. Тяжело вздохнув, она посмотрела на сына. Оливия вспомнила его младенческий запах, вспомнила первые мгновения его жизни. Этот мокрый, кричащий комочек жизни положили ей на живот, ещё не перерезав пуповину. Маленькая жизнь подняла свою голову и встретилась взглядом с материнскими глазами. Связь. Крепкая связь, та, которая может быть только у матери и его дитя образовалась в эту секунда. Первое прикладывание к груди, первые пелёнки, первая улыбка и первые шаги. Детский смех, который заливал весь дом, счастливый муж, который подкидывал сына к самому потолку, целуя его, щекоча колкими усами. Первое «мама», Первый класс и первые игры с магией. Лив тяжело вздохнула, отставила утюг и села рядом с Рэем. Она обняла его, забурившись носом в густые волосы, вдыхала самый родной запах на свете.

— Не смей там умирать, не умирай раньше своей больной матери.

— Так мам. Ни ты, ни я не умрём! Я обещаю, — юноша положил свои ладони на материнские щёки, по которым побежали слёзы, он прислонился к ней своим лбом, — я буду всегда, возвращаться к тебе, мама.

Лив крепко обняла Рэя, она не хотела отпускать сына, она не хотела отдавать его безжалостной знойной убийце. Она уже потеряла мужа и мысль о том, что Рэй оставит её в этом мире одну, были словно раскалённое железо на сердце.

 

Этим вечером в доме царила гробовая тишина, но некто не спал. Лив пересматривала фотографии сына, которые одна за одной, объёмной картинкой святились из красного кристалла, словно голограмма. Рэй смотрел в окно. Из него на втором этаже он чётко видел главное здании курьеров. «Я обязательно поднимусь по карьерной лестнице вверх и смогу выудить зачарованный предмет для мам. Я заработаю денег, операция пройдёт успешно. Больше всего платят за перевоз по пустоши и чем выше курьерский ранг, тем больше денег. Мама, я пересеку пустошь и найду способ избавить тебя от мучений. Мама. Мама. Мама.»

 

Тори смотрела в окно, сидя на подоконнике. Лунный свет падал на светло-персиковые шторы, легкий ветерок прикасался к ним, заставляя танцевать, дотрагиваясь легонько до ног Тори. Большой уличный фонарь одаривал своим светом огромную иву, заставлял отбрасывать тень листьев на лицо девушки. Казалось, листья перешёптываются между собой, обсуждая события текущей ночи. Тори всматривалась в их хаотичные танцы на длинных ветвях старого дерева, ей хотелось так же непринуждённо пуститься в дикие пляски, петь, смеяться, кружиться в платье светло-персикового цвета. Она вспомнила как танцевала в приюте, когда там устраивали новогодние праздники, собирая всех детей от мала до велика в огромном холле, устраивали по-настоящему царский бал. Длинный стол с яствами, весёлыми конкурсами и плясками до самой глубокой ночи. Она вспомнила стены приюта, добрые улыбки друзей и воспитателей. То, как ей сообщили о способностях курьера, как она поступила на учёбу. Затем её живот свело и к горлу подступила тошнота, она склонила голову к коленям. Вспомнила мужчину, который привязал её к жертвенному алтарю и вырезал на теле пентаграммы. Руки, ноги, спина, живот, грудь. Острое лезвие скользило по детской коже. Тени, которые отбрасывали свечи казались ей демонами, что танцевали на стенах и смеялись, точно так же, как и листья ивы сейчас, ликуя её горю.

Шум. Она потеряла сознание и очнулась на руках у мужчины, который принёс её в детский приют. Голова её свисала, видела она всё в перевёрнутом положении. Простыня, в которую её завернули была пропитана кровью и жутко воняла железом. Этот запах Тори запомнила на всю жизнь. Проведя взгляд по комнате, она увидела ребёнка, ребёнка зверолюда. Мальчишка с волчьими ушами и хвостом. Вытаращил на неё свои глаза и с открытым ртом смотрел как с её тельца медленно капля за каплей падала кровь на пол. Он робко поднял руку, чтобы поздороваться, тем самым невербально спросить в порядке ли она. Кто-то закричал.

— Зэндор, уходи отсюда! Боже, уведите детей из холла и где эти медики!

Больничные стены, долгая реабилитация, множество психологов и имя. До приюта у Тори не было имени. Оно появилось у неё, когда стены приюта стали для неё домом и крепостью.

— Какое имя тебе нравится?

Спросила женщина в длинном чёрном платье и огромных круглых очках. Звали её Нана. Она была главной в детском доме, директрисой и воспитателем. Нана любила своих детей так же, как мать любит родного ребёнка. «Чужих детей не бывает» — всегда говорила она. С гордостью называла приютских своими детьми, хотя биологические дети у неё были, и росли они вместе с приютскими. Каждый раз, когда ребёнка забирали в семью, Нана плакала и тосковала, но знала, что с мамой и отцом, детям будет лучше. Все «выпускники» приходили к ней и благодарили её за то, что она подарила им семью. «У нас всегда будет две мамы, вы и та, которая сейчас у нас есть» — так говорили дети Нане.

— Не знаю, я не знаю какие имена существуют.

Тихо сказала девчонка.

— Хм, давай подумает… О! Как насчёт Виктории? «Победа» — Виктория, ты ведь выжила, значит ты победила!

— Виктория… мне нравится.

Тихо улыбнулась девчонка.

 

После Тори переодели и вывели в большой холл с огромными дверями на улицу. В холле играло несколько детей. Воспитательница хлопнула в ладоши, обращая внимание на себя.

— Знакомьтесь, это Виктория! Теперь она будет жить с нами. Покажите ей тут всё и не пугайте, давайте покажем, насколько наш дом может быть гостеприимным.

Детишки сразу же побежали к новой подруге и стали её разглядывать. Все трогали её жёлтые волосы, щупали за руки и расспрашивали, где она была до этого и как к ней обращаться, называли свои имена. Толпу раскидал мальчишка зверолюд.

— Так, разойдитесь! — он показал на себя большим пальцем и закричал, — Меня зовут Зэндор, я из расы зверолюдов, а ты тут кто ещё!?

— Мне сказали, что меня зовут Виктория.

Тихо сказала девчонка, прячась за юбку воспитательницы.

— Значит ты Тори!

— Нет, она Вика.

Сказал кто-то из ребят. У детей начался ожесточённый спор.

— Всё, решено! Я буду звать тебя Тори, а остальные Викой, а ты, зови меня Зэн, — мальчишка схватил Тори за руку и повёл за собой.

— Пошли, я покажу где тут растут яблоки!

Вся ребятня громко загудели и побежали на улицу, таская за собой Тори.

 

Тори всегда носила вещи, которые прикрывают её шрамы — пентаграммы. Длинные в пол юбки, кофты, джинсы. В особые жаркие дни, она надевала майки, на руки длинные перчатки, почти до самых плачь, их она носила всегда и постоянно. Дверь распахнулась. Виктория бросила испуганный взгляд, она стала прикрывать свои шрамы на ногах.

— Это я, Тори. — Сказал Зэн. Парень подошёл к ней и сел так же на подоконник, не смотря на неё, он спросил.

— Ты готова?

— Не знаю, я волнуюсь, это опасная работа.

— Уходи, отступи пока есть возможность…

— Нет! — Девушка смотрела на парня в упор, её глаза были переполнены решимостью. — Только магия друидов, сможет удалить с меня эти уродливые знаки, и я пересеку пустошь и стану свободной. Единственный, кто должен уходить, это ты. Глупо было…

— Я пошёл за тобой, что б ты не погибла, я буду отговаривать тебя столько…

— Заткнись, глупец, я слишком упряма.

Зэн тяжело вздохнул и поближе пододвинулся к Тори, поворачиваясь спиной к окну.

— Тогда я пойду за тобой, опять.

— Глупая собака.

— Эй я волк!

— Какая разница.

Обняла она руками колени и прижалась к ним лбом, скрывая от парня свою улыбку.

— Тори, мы же семья.

— Знаю.

— Я не дам тебе погибнуть, раз ты хочешь к друидам, тогда я буду сопровождать тебя к ним, я обещал воспитателю Нане, что позабочусь о тебе.

— Это кто о ком заботится?

Тори посмотрела на парня и слегка улыбнулась. Она протянула руку и положила на макушку Зэна, стала массажировать. У парня из-под волос появились волчьи ушки. Он не любил облик зверолюдов и прятал характерные черты в виде ушей, хвоста и когтей, только клыки выдавали к какой расе он почти принадлежит. Тори стала чесать за ухом, Зэндор характерно для собаки постукивать ногой по полу, словно хотел почесаться. Вику это забавляло, и он позволял ей это делать.

Зверолюд положил свою голову на её плечо, выдохнул. Дыхание его коснулось её. По коже Тори пробежали мурашки, зрачки расширились, внизу живота появился трепет, словно много маленьких бабочек порхали там. Она замаялась, сжала губы и постаралась сдержать своё желание выбежать из комнаты. Зэн вдохнул воздух с её запахом, положил ладонь на спину и провёл вниз по вырезанному шраму. Тори выдохнула через нос, стараясь оставлять дыханием ровным, чтобы он не заметил её возбуждения. Любила ли она его? Она сама это не понимала. Тори думала, в детстве всё было намного проще, всё изменилось, в один кошмарный день, день, который Тори боялась вспоминать.

Взрослея, постепенно, Тори стала за собой замечать, что ей уже труднее быть с ним наедине, а с недавних пор, от его прикосновений становилось горячо внутри, от его взгляда сводить желудок, от голоса сердце подпрыгивало к глотке. Она старалась скрыть это как только могла, постоянно боролась со своими желаниями, она не имела права на подобные чувства, пока её тело так уродливо. «Некто и некогда, не полюбит такое уродство» Так она всегда твердила себе. Ох, если бы она знала, как ошибочны её слова и что чувствовал Зэндор каждый раз находясь рядом с ней. Он готов отдать жизнь за эти янтарные глаза, с того самого дня, как увидел её завёрнутую в кровавую простыню, еле живую, но такую красивую. Зэндор был полукряквой, на половину зверолюд, на половину человек. Гонимый и людьми и зверолюдами, только рядом с Тори, он находил своё место. Она некогда не высказывала ему за его расу, он всегда был для неё просто Зэном, просто другом, не монстром. Если бы только они были честны сами с собой, были бы чуточку счастливее.

 

— Мы обязательно избавим тебя от шрамов.

— Иди уже. Я спать хочу.

Тихо сказала Тори, стараясь не дышать. Зэн отстранился от неё, ударил костяшками на руке по подоконнику и молча вышел. Она прерывисто дышала носом, положила ладонь на свой лоб и запрокидывая голову, провела по волосам.

— Господи.

Тихо сказала Торэн. Зэн вышел на улицу в отведённое место для курения. Он увидел девушку зверолюдку, с которой провёл прошлую ночь, достал сигареты, прикурил одну и медленно ставя ногу за ногу виляя походкой подошёл к ней. Затяжка, он выдохнул дым в её лицо.

— Хочешь скоротать ночь, киса?

Сказал он. Девушка с интересом посмотрела на него и дотянувшись до красного шарфа, на его шее привлекла парня к себе.

 

 

26 мая

Утро воскресенья.

 

Рэй взял сумку и повесил себе на плечо. Его мать стояла в коридоре, она смотрела в пол прикрывая губы кулачком. Рэй встал перед матерью.

— Ну, я пойду.

— Давай я отвезу тебя.

— Нет мама, я хочу сам, а ты завари себе кофе и отдыхай. Я позвоню тебе как пройду распределение.

Он поцеловал мать в щёку и вышел. В глазах Лив застыло воспоминание. Она стояла в этих же дверях, в этой же позе, когда провожала Кайла на работу, с которой, он так и не вернулся. Уходя, Кайл остановился и на пороге их калитки поднял кулак высоко вверх, говоря, «Не бойся, всё хорошо, я вернусь» Рэй сделал так же. Что-то вздрогнуло в её душе, как только её ребёнок скрылся из виду, она упала на колени и заплакала.

В дверях общежития стоял Зэн, он медленно потягивал сигарету, на шее из-под шарфа, красовался алый засос. Тори не спеша подошла к нему, на ней были огромные круглые очки. Волосы собраны в хвост и завязаны белой лентой на бант. Небольшая сумка, много кто вышел провожать их. Зэн и Тори были не одни кто покидали стены общаги. Но основная масса людей, прощались именно с ними, они подбадривали их добрыми словами и желали удачи. Виктория поправила длинные перчатки на своих руках и сделала шаг вперёд. Зэн молча последовал за ней, но перед тем, как сесть в машину, он обернулся, и одарил здание последним взглядом. Тяжело вздохнул, улыбнулся и проговорил про себя. «Прощай милый дом.»

 

По приезду в главное здание курьеров, Зэн оглядел окрестности, вошли они в огромный холл, по середине стояла стойка регистрации, на стене висел огромный стенд с заданиями. Стены были окрашены белым, полы из плитки серых тонов. Создавалось впечатление, что эта некая фирма, где работают скучные и нудные серые клерки. Штаб курьеров не оправдал ожидания Зендора. Унылое, простое и нудное местечко. Пара переглянулись и подошли к стойке.

— Мы, из Академии...

— Да, да, постойте вон там, окало синих кресел, к вам спустится ваш главный инструктор.

Женщина указала в сторону, где вдоль стены стояли кресла. Пара подошла туда. Зэн заметил темноволосую девушку, длинные ноги, причёска — каре на удлинение, красивая пышная грудь и фигурка песочные часы. Он мысленно раздел её и улыбнулся кривой улыбкой.

— Зэндор?

Парень обернулся, когда его окликнули. Перед ним стоял Рэй. Он приветливо улыбался, протягивая свободную руку, во второй он держал через плечо сумку. Зэндор прищурился.

— На теплоходе?

— Да, ты спросил, не видел ли я… Мышь.

— Ну спасибо.

Недовольно пробурчала Тори, выглядывая из-за спины Зэна.

— Рэй, я уже устала ждать!

Сказала Анастасия и подошла к другу, это была та самая красотку, которую минуту назад, пожирал взглядом Зэн.

— Надо же, мы все тут, с одного училища.

Сказал Рэй.

— Не только с Академии, тут много людей с других училищ.

Подметила Тори и подошла поближе к Зэну.

— Тори? Правильно?

— Нет! — Восклицал Зэн. — Вика, называй её Виктория, Тори, только я её так зову, она… Она стесняется чужих. Это долгая история, но лучше зови её Викой.

— Хорошо Вика. Что ж надеюсь мы с тобой подружимся, может, попадём в один отряд. Сказал Рэй наклоняясь к девчонке.

— Да, мне тоже приятно, я Анастасия. — протянула руку Настя. — Рада…

Её перебил мужчина:

— Так, все встаньте в шеренгу в 2-3 линии, живо!

Группа людей, выстроились в 3 линии по указке только что пришедшего незнакомца. Он стал ходить перед ними. Напоминал мужик старого барсука, слегка седоват, один глаз больше другого, морщинистое лицо, впалые щёки и морщинки, идущие от уголков глаз, лицо его и руки, были покрыты пигментными пятнами. Ковбойская шляпа. Мужчина хромал на правую ногу, взгляд у него был пронзительным, а голос скрежетал по извилинам. «Чёрт из табакерки.» Подумал про себя Рэй, словно на клеточном уровне, возникла неприязнь к этому человеку, но Рэй понимал, что бы он не сказал, надо строго следовать его словам, он достаточно прожил, и выжил. Значит он как некто иной, может знать многое о мёртвой пустоши.

— Меня зовут Гавард, Гавард Ньюджи. Для вас Мистер Гавард. Я буду распределять вас по группам и рангам, прежде всего, я объясню их вам. И так. Группа «B», в неё входят курьеры, которые занимаются транспортировкой между «Полисами». Полис, — это города, привыкайте, тут у нас свои термины, свои порядки и свои законы, по сути, вы солдаты, что должны перевозить ценный груз из точки A в точку B. Курьеры группы «A» занимаются транспортировкой между стран. У каждой группы, есть свои подразделения, их мы обозначаем цветами, позже, вам раздадут повязки на руки, которые будут говорить с какой вы группы и какого подразделения. У каждого группового подразделения своя работа и своя зарплата, проявляйте себя и растите по карьерной лестнице, раз в год, мы проводим Агон, — это соревнования, где вы, новички, сможете показать себя и подняться выше. Теперь расскажу о подразделении пустоши. — Лицо мужчины стало мрачным. — Поднимите руки те, кто хочет отправляться, непосредственно в друидскую деревню и пересекать великую мёртвую пустошь? — Добрая половина присутствующих, подняла руку. Лицо мужчины стало ещё мрачнее. Он медленно и тяжело вздохнул. — Большая половина из вас покойники. У подразделения пустоши, чёрные повязки со знаком «0» предупреждаю. Как только в вашем деле, появляется эта цифра, автоматически вы считаетесь трупами. Некоторые из вас сойдут с ума уже в первой поездке через пустошь. Вы должны знать правила пересечения этого места, как собственное имя. И ещё, подразделение пустоши, коротко «ПТ0» Предоставляет помощь в извлечении с пустоши трупов. Трупы пустоши очень ценны, они помогают нам изучать это явление. Если кто-то из вас слабонервный, что ж, сразу же выметайтесь и бегите мамке под сиську!

В холл вбежал юноша, короткая стрижка, строгий костюм и квадратные очки которые вот-вот слетят с него от быстрого бега. Парень подбежал к Гаварду и что-то прошептал ему на ухо протягивая дрожащими руками пару бумаг. Гавард прочёл их, выругался, скривился и сплюнул на пол.

— Какого хрена, им это прямо сейчас надо?

— Да, дело срочное, груз уже здесь.

— У меня не хватка двоих. Надин уволилась, слабохарактерная сука, а Джек…

— Я понимаю, но и вы поймите. Кроме вас, некого сейчас нет.

Старый барсук не глядя выставил два пальца вперёд и указал на пару в лице Анастасии и Рэя. Они оказались ближе всего к барсуку.

— Свои резюме. — Повелительно потребовал Гавард. Ознакомившись с ними, он прищурил глаза и посмотрел на Настю. — Одна из лучших в своей академии? Хорошо, ты и парень идёшь со мной за место Надин и покойничка Джека.

Сложил резюме и засунул в задний карман своих старых, потёртых джинсов и направился к выходу. Настя и Рэй побежали за ним.

Они вышли из здания, обогнули его и подошли к большому амбару. Гавард распахнул его двери и Рэй застыл от изумления. Машины. Таких на дорогах города не встретишь. Они были похожи на «Jeep Trailcat» но колёса больше, сама машина массивнее. Рэй подошёл к одной из них, осмотрел её, улыбнулся, положил руку на капот и погладил. «Невероятно красив» Подумал он.

— Может пересечь пустошь за два с половиной часа. Вы же знаете, что больше трёх часов нельзя оставаться в пустоши?

С усмешкой сказал Гавард.

— Можно сойти с ума, почему такой часовой лимит? Это известно?

Задала вопрос Анастасия. Ньюджи подошёл к ней близко, так близко, что она чувствовала его дыхание на своём лице, запах кофе и дешёвых сигарет, доносился из его рта.

— Ты начнёшь видеть галлюцинации, некоторые начинают выкалывать себе глаза, кто-то кидаться под колёса джипа, а в особых случаях лопается кожа, кишки выпрыгивают наружу, вылезают кости, и ты в это время в сознании, орёшь от боли, но некто не может тебе помочь, ты подыхаешь в муках, видя перед собой песок. Кстати. — Повернулся Гавард к Рэю. — Песок не всегда, редко. Был на свете один человек который не боялся песка, он легенда. Бесстрашный Кайл Каган. Я видел, как песок окутал его, он стоял тихо смотрел на песок, а песок на него, после, этот песок, он… Он как пёс сел рядом с ним и ушёл, просочился сквозь трещины в земле. После Кагана нашли в пустоши, одного и мёртвого чёрт знает, что он туда попёрся, на груди его лежали…

— Лилии. — Перебил Гаварда Рэй. — На его груди, лежали белые лилии, он, он часто носил их к пустоши, говорил с ней, я, я не знаю почему.

— Твой отец считал, что пустошь — это некая живая душа, он говорил с ней, общался как с живым человеком. Многие говорили, что пустошь поработила его, захватила душу и присвоила себе. Говорили, что он безумец, но нет, он был гением, он добыл нам столько информации о том, кто и что такое пустошь.

— И что же оно такое?

Спросила Настя. Гавард медленно повернулся к ней, смотря из-под своей шляпы тяжёлым взглядом и с кривой ухмылкой.

— Пустошь — это мясорубка, а ты фарш.

К ним подошли двое, мужчина одет как какой-то исследователь тропических джунглей, и женщина, одета примерна так же.

— Это новобранцы? — Протянула женщина руку Рэю. — Я София Ля Пич, это мой муж.

Мужчина тоже протянул руку.

— Нико Ля Пич. Приятно познакомиться.

Рэй принял рукопожатие, Настя просто кивнули. Все погрузились в машину. Пичи, посередине пола в кабине «Jeep Trailcat» поместили небольшой коробок, в таких обычно перевозили кошек или же собак небольших парод.

— Груз закреплён.

Сказала София и машина тронулась с места.

 

Окало часа они ехали к границе и вот она. Кажется, что ей нет конца и края. Только от одного вида бросало в дрожь, казалось, некая прозрачная мгла окутывает тебя и душит. Насте стало не по себе.

— Так, не у кого нет воды или же еды? Всё оставляем тут, как только окажемся на той стороне, вся еда станет не пригодной, что бы не было, не выпрыгивайте из машины, ну что? Готовы?

Рэй и Настя переглянулись, затем взглянули на Пичев и кивнули головами. У Рея засосало под ложечкой, да так сильно, что парень не мог сглотнуть слюну. Мотор загудел, Гавард повернулся к ребятам, улыбнулся кривой улыбкой и нажал на газ. Машина сорвалась с места и переехала тонкую границу.

 

***

 

Дыхание замерло, чудилось, словно они въехали в густую невидимую массу, ужасное пекло стало душить их. Настя схватилась за горло и старалась поймать губами воздух. Вакуум, горячий, густой вакуум окутывал их. София ударила Сью по спине и воздух ворвался в её лёгкий. Рэй же просто смотрел в даль не дыша, ему показалось что он лишился чувств и оказался в ужасной трясине, она в мгновение секунды затянула его по самые кончики волос и сдавливала. Настя схватила его за плечо и дернула. Тяжёлый и длинный вздох. Рэй откашливался, а Гавард закатился скрежещем хохотом.

— Поздравляю вас, теперь вы на территории пустоши. У всех в первый раз замирает дыхание, кто-то теряет сознание. Раз на пятый привыкните.

Настю пробрала дрожь. Машина мчалась с бешенной скоростью. Рэй оглядывался по сторонам, ему казалось, что на него смотрят миллион глаз. Везде. Повсюду. Кто-то есть и наблюдает за ним, знает, что он есть, знает, что он думает, что у него на душе. Словно он абсолютно голый сидит на чей-то ладони. Настя расчёсывала себе руки. Чертовски хотелось пить.

— С виду простая пустыня, но что-то в ней не так.

— Пустошь, это не пустыня чёрт тебя дери. Она живая. Знаешь почему так жарко и нечем дышать?

— Почему?

Спросил Рэй.

— Мы едим со скоростью, примерно сто двадцать километров в час, но есть ли ветер?

— Господи, мы в открытой машине, но ветра нет.

Ужаснулась Настя.

— Да, именно, примерно через час вас будет раздирать от жажды. Крепитесь желторотики это ваше боевое крещение.

— Скажу вам одно. — Заговорил Нико. — Пустошь, тут… — Он тяжело вздохнул и ухмыльнулся. — Выживут только безумцы.

Гавард громко рассмеялся. Они ехали окало двух часов, и нестерпимая духота уже стала придавливать их к днищу автомобиля, на котором они сидели. Гавард сидел за рулём, и напевал себе весёленькую мелодию, он держал в зубах не прикуренную сигарету. Курить — смертельно опасно.

— Ну так уж и страшно, если быть готовым к невыносимой жаре.

Сказала с улыбкой Настя.

— Не так уж страшно? — Вопрошал Гавард. — Это ты сейчас так говоришь девочка.

— Что мы везём?

Спросил Рэй. На полу была коробка с шестью дырками на крышке.

— Можешь засунуть в отверстие палец и узнаешь.

Сказала София. Настя улыбнулась и просунула в отверстие палец, она почувствовала что-то мягкое, пушистое и тёплое, это что-то дышало и по всей видимости спало. Девушка улыбнулась:

— Живое, там какой-то зверёк.

Вдруг Гавард и Пичи напрягись, они стали осматриваться.

— Гавард!

Сказала София.

— Да, знаю прибавлю ходу.

— Что случилось?

Не понимала Настя, но она чётко ощутила, как обстановка стала напряжённой, это напряжение сковало словно в цепи.

— Бывает так. — Начал Гавард. — Что пустошь бродит рядом, ты чувствуешь это каждой клеточкой своего тела.

— Но пустошь не нападает до истечения трёх часов!

Сказал Рэй.

— Да, но она ходит рядом и ждёт. Ждёт, когда кто-то останется, когда пройдёт время. Запомните, пустошь — это не просто потрескавшаяся земля и невыносимый жар. Пустошь — живая…

 

Машина застучала, заскрипела и стала замедляться.

— Что за хрен!? — выругался Гавард. — Только этого мне не хватало!

— П-п-п-почему мы останавливается?!

Забеспокоилась Настя.

— А я хрена знаю!? Машина встаёт! И это за десять минут до деревни! — Гавард опять выругался. Машина окончательно остановилась. Старый барсук открыл капот и жутко сморщился. — Всё в песке, когда он успел!?

Он снял с себя майку роняя шляпу на землю, обнажив старческое, дряблое тело. Грудь его свисала, как и живот, повсюду обвисшая кожа и множество пигментных пятен. Гавард кинул майку на капот и стал копошиться в движке, громко выругиваясь и проклинать это злощастное место. Час спустя остановки машины. Настя сидела в кузове и тяжко вздыхала, она мечтала о глотке воды, даже пусть из грязной лужи. Пичи что-то бурно обсуждали. Рэя не покидало чувство, что именно за ним следят, ним одним и не за кем больше. Вскоре, он увидел на горизонте фигуру.

— Если мы не приедем вовремя в деревню. Друиды сообщат об этом в штаб? Эй? Мистер Гавард?

— Да, уже сообщили.

— Мама.

 

***

Лиф сидела у себя в комнате и посматривала телевизор. Она немного потянулась, её суставы издали характерный хруст как по цепочке. Раздался телефонный звонок. Не глядя кто звонит, она подняла трубку.

— Да, Лив слушает?

Её лицо побледнело, словно у хладного трупа, руки задрожали. Она тут же бросила телефон на кровать, спрыгнула и стала лихорадочно одеваться. На глазах стояли слёзы. Оливия схватила телефон, кинула в небольшую сумочку. Выбежала из дома, села в машину, забыв про то, что дом не мешало бы закрыть и нарушая правила дорожного движения, мчалась в главный курьерский офис. Ворвавшись туда она залетела в кабинет. В нём сидел мужчина её возраста, может чуть старше. Он поднял голову, резко встал, вышел из-за своего стола и протянул руки ладонями вперёд.

— Лив, только не переживай ещё время есть!

— Не переживай! Там мой сын! МОЙ СЫН ДЖЕК!

— Да… но люди проводили там намного больше времени чем они!

— СКАЖИ ЭТО МОЕМУ МУЖУ! — Лив подошла к Джеку очень близко, она посмотрела в его глаза с ненавистью. — Который лежит в сырой земле! Ты был там. — Оливия почесала шею, на ней красовалась изящная буква «K» — Ты был там, когда мои муж погиб, мы все там были.

— Да я помню Лив, помню.

— Вызови спасателей, прошу тебя! Джек.

— Мы делаем всё, что в наших силах…

Оливия со всей силы стукнула его кулаками в грудь. Резкая боль пронзила её, она встала на колени и схватилась за грудь. Лицо Джека исказилось, он судорожно набрал стакан воды из графина, который стоял на его столе. Лиф достала баночку с таблетками из своей сумочки. Джек помог её открыть. Взял 2 таблетки продолговатой форме с красными буквами по середине, положил их Лив в рот и помог запить.

— Лив, твои приступы? Рэй знает, что они стали столь сильны?

Глаза Оливии были закрыты, она сжала губы в ожидании, когда лекарство подействует и боль отступит. Открыв глаза, она толкнула Джека, встала и стремительно вышла из кабинета. Села в машину и направилась к границе с пустошью. Как только её белый «Nissan X-Trail» подъехал к границе, она выскочила с него и стала ходить окало границы.

 

— За что! — Закричала она! — За что ты забираешь их! Отдай, отдай мне моего сына!

Лив упала на колени и стала бить себя в грудь так сильно, что от её ударов оставались синяки.

— Отдай мне моего мальчика! Отдай моего сына, прошу! — Женщина рухнула лицом о землю, её слёзы пеленой закрыли глаза, крик разрывал грудь. — Верни моего сына, только не его!

Перед ней, по ту сторону границы, показался человеческий силуэт.

 

***

 

Рэй вглядывался в даль, фигура всё приближалась и приближалась, он улыбнулся.

— Смотрите, кто-то идёт, может это за нами?

Парень побежал туда со всех ног, Настя помчалась с улыбкой за ним. Гавард поднял голову. Его лицо исказилось сильнее.

— Нет. — Сказал он тихо. В этом тихом слове был слышен страх. — НАЗАД! НЕМЕДЛЕННО!

Закричал Гавард. Рэй обернулся, расставил руки.

— Эй, остынь, это же просто человек.

 

Он перевёл взгляд на Настю, которая остановилась и застыла с немым ужасом в глазах, он вопросительно посмотрел на неё и резко обернулся. Она стояла перед ним. Волосы свисали до колен, они когда-то были белыми, но сейчас, все перепачканы грязью и кровью. Слипшиеся. От них воняло железом. Передних зубов не было, огромные лазурные глаза, готовы были выкатиться, вся в крови почти голая, в каких-то грязных оборванных лохмотья пропитанных кровью, грудь была оголена, синяки и кровоподтёки, каждый раз, при вздохе, с ран на теле сочилась кровь. За ней тянулась дорожка красной жидкости стекая по её телу, она просачивалась сквозь трещины в земле. Рэй от неожиданности упал на спину и попятился назад, она медленно шла к нему протягивая руку. Парень снял с себя кроссовок и кинул в голову непонятному существу. Она пошатнулась, остановилась и тут же, словно используя телепортацию, оказалась перед ним стоя на коленях. От ужаса он не мог пошевелиться. Нечто положило свои руки на его колени и развела их в сторону, её кровь струилась на парня, она медленно ползла к его лицу. Руки существа коснулись его бёдер. Поднимая одну, она прикоснулась пальцами к его щеке. Лица были так близко, от тошнотворного запаха крови Рэй постоянно сглатывал подкатившуюся рвоту. Он закрыл глаза и почувствовал дуновение ветра. Распахнув ресницы, увидел рядом с собой прекрасную девушку, длинная белая коса, огромные длинные ресницы, пышные формы. Глаза цвета лазури такие красивые, ряд конопушек по носу и прекрасные ямочки от улыбки. Пухлые губы заговорили.

— Ты правда хочешь забрать меня с собой? Ну ты и чудак, Рэй.

— Что?

— Мой отец некогда не позволит этому случится, он лучше меня убьёт, чем позволит сбежать с чужеземцем…

— Твой отец?

Всё было в тёмных тонах, голос и шум ветра в деревьях, раздавался эхом. Девушка встала перед парнем на колени, развела его бёдра, расположилась между и прильнула к его груди, затем она поднялась и прикоснулась рукой к его щеке. Резко из-за деревьев, показался мужчин. Длинная белая борода и волосы. Он шёл на них сжимая кулаки.

— Чёрт, это мой отец, беги Рэй! Я сказала БЕГИ!

Мужчина прокричал.

— Пустошь! Отойди от него!

Рэй открыл глаза и увидел перед собой обезображенное лицо, но сквозь кровь и пыль, он разглядел знакомый ряд конопушек.

— Пустошь?

Сказал Рэй и услышал крик Анастасии. Она яростно ударила существо ногой в голову. Пичи подхватили его за подмышки и стали оттаскивать назад. Машина заревела. Семейная пара затащили Рэя в неё, и все вместе поехали прочь. Гавард гнал как сумасшедший. Существо от пинка упало на землю, некоторое время она так и лежала, затем медленно встала и быстрым шагом направилась к машине. Нико стал истерически смеяться.

— Умрём, мы все умрём, да-да ХА ХА ХА УМРЁЁЁМ.

Его рот стал разрываться от уголков до самого уха, голова поворачиваться на 180 градусов. София истошно заорала. Ноги и руки Пича стали выкручиваться, теперь он был похож на кузнечика. Жена Пича стала трясти то, что когда-то было её мужем, она плакала и пыталась вернуть голову на место. Кости из колен и локтей торчали наружу. Его вывернутые руки схватили Софию за голову и стали разрывать в разные сторону. Мозги женщины обнажились. Она стала срастаться с этим непонятным монстром. Он кинулся на Рэя, Настя словно очнувшись, схватила себя за волосы и заорала так сильно, что в миг сорвала голос. Рэй бил обутой ногой по лицу монстра. Он помотал головой и пополз в сторону Гаварда.

— Пошёл от сюда-а-а-а-а!

Сказал Гавард и стукнул кулаком по лицу монстра. Нечто проползло мимо него на капот, завыло и стало срастаться в единое с машиной. Настя кричала хриплым голосом, с её глаз покатилась кровь, она почувствовала, что-то, коснулось её нижней губы, опустив голову, девушка увидела три своих зуба. Сью прикрыла рот рукой и упала в обморок. Рэй не мог нормально мыслить, он плакал и старался хоть о чём-то подумать. Над ними нависла тень. Оглянувшись, он увидел, как женоподобное существо идёт за ними с раздвинутыми руками. Позади неё нарастала волна из песка.

— Вот же-ж сука! Блядина! Ну давай Пустошь, кто быстрее ты или старина Гавард, ааахахахахах!

Закричал Гавард давя на газ. Уже виднелась деревня друидом, по ту сторону границы люди махали руками, было слышно, как они подбадривали их. Волна песка наклонилась и почти захлестнула их. Гавард успел. Он проехал границу и песок словно цунами о стену обрушился о невидимый барьер. Машина остановилась, Ньюджи спрыгнул с машины и подбежал к границе. Тихо. Словно нечего не было, ни песка, ни чудовища и только трупы Пичев были «приварены» к капоту автомобиля.

— Какого хера тут происходит!? Почему она в таком ужасном настроении!

Кричал Гавард на Друидов.

— Нам и самим интересно Гавард! Чёрт она давно не была такой!

Двое крепких мужчин, вытащили Настю с машины, ещё двое помогли вылезти Рэю. Гавард махнул на них рукой.

— Приведите их в порядок. Заберите груз и… — Он посмотрел на капот и сильно зажмурился. — И ради всего святого, отскребите это!

— Мы доложили, что машина прибыла.

Сказала девушка друидка. Гавард раскинул руки и поклонился:

— Да спасибо!

 

 

***

Лив лежала на земле и плакала, её грудь горела, глаза болели от слёз, которые горячими каплями обжигали её щёки. Трава под ней была вся смята, прижата к земле. Ветер легонько касался её тела, но Лив совсем его не замечала. Ей казалось, что он вновь в пустоши, нет нечего. Жизнь? Надежда? Её родные люди? Всё это испепелил стойкий зной и унёс с собой песок. Сердце в груди её сжалось, его стук эхом отзывался в её ушах, где-то далеко стучал по барабанным перепонкам. Раздался телефонный звонок, Оливия подняла трубку раз на третий, это был Джек.

— Да…

Тихо произнесла она.

— Машина приехала Лив, твой сын жив! Ты где? Ты в порядке?

Лив закрыла глаза и засмеялась.

— Да, господи да!

Сказала она хриплым голосом.

— Ты где Лив?

— Окало въезда, чуть западнее.

— Я сейчас приеду!

— Спасибо Джек… спасибо.

 

Рэй сидел укутанный в одеяло, перед ним стояла кружка чая, его безумно трясло, он прокручивал события и не мог поверить. Не догадывался, что пустошь на самом деле чрево дьявола, пристанище монстра. Перед его глазами встала колыбель, вся в крови свисавшая с потолка, из неё сыпался песок, а сидело в ней то женоподобное существо. Оно раздвинуло широко руки и улыбалось беззубой улыбкой, словно приглашало в свои объятия.

Деревня друидов, была похожа не забытую в прошлом цивилизацию. Полуголые женщины, мужчины. Небольшие деревянные домики, скот, кошки и псы. Где-то слышно пение петухов, где-то детские крики. Деревня выглядела так мирно и спокойно, словно они и не жили в объятиях монстра, ведь пустошь, полностью окружала и изолировала друидскую деревушку. Словно оно старалось скрыть её от глаз всего остального мира. Рэй вспомнил, что никто из друидов, некогда не пересекал пустоши, среди них не рождались люди с геномом курьера, он задался вопросом. Почему?

 

В комнату зашла друидка. Их раса была одной из красивейших. Белые волосы, белокурая кожа, глаза цвета небесного сапфира, лазурные или же фиолетовым оттенком, женщины были как персонажи прекрасных картин, тонкая осиная талия, широкие бёдра и на вид упругая грудь которую прикрывало белая, почти прозрачная ткань. Мужчины выглядели как аполлоны, широкая мускулатура, некоторые были с длинными волосами завязанные высоким хвостом, ясные глаза в которых можно было затеряться, широкие и белоснежные улыбки, кожа на солнце отливала разными переливами, словно тела их намазаны маслом. Девушка села окало Рэя. Её глаза нежно смотрели на парня. Она показалась ему бабочкой, тихо прошла по комнате, было ощущение, что она своим присутствием не затрагивала пространство, была бесшумной, почти не осязаемой. Нежная, голос тихий, похож на медленное течение реки. Девушка глубоко вздохнула и её лицо показало кроткую улыбку.

— Мы восстановили лицо девушки, она в порядке, просто спит. Хочешь поговорить?

Рэй медленно повернул голову.

— Что это было?

— Пустошь что ж ещё. — Сказал Гавард стоя в дверях и откусывая приличный кусок, от большого красного яблока. — Точнее, это душа пустоши. Так её называем мы. У друидов, она вроде как божество, которое заточило их тут, не пускает к ним тьму. Зоря тебе всё расскажет.

Указал он на девушку сидящую рядом с Реем и вышел.

— Что ты видел?

Спросила она.

— Демона… нет, ещё кое-что.

— И что же?

— Можно карандаш и листок?

— Да конечно, где-то, было у детей.

Женщина стала копошиться в ящиках и нашла. Рэй старательно вырисовывал лицо, лицо девушки которое видел в своих видениях.

— Я видел её, это… Это словно видение, она называла меня по имени.

— Боже, какое поразительное сходство!

Чем больше вырисовывал лицо, тем сильнее удивлялась Зоря, но по мимо удивления, на её лице были нотки радости, словно она приходила в восторг, от образа, который вырисовывал Рэй.

— Рэй правильно?

— Да.

Женщина аккуратно забрала из рук парня листок и карандаш.

— Поспи, а вечером, я тебе кое-что расскажу.

 

Рэй кивнул, он лёг и закрыл глаза, Зоря накрыла его одеялом, взяла со стола платок голубого цвета и вытерла капельки пота с его лба. Рэя долго лихорадило прежде чем он уснул. Ночью, его разбудила рука. Зоря прислонила указательный палец ко рту и жестом руки велела идти за ней. Рэй встал. Вышел из комнаты, они прошли мимо спящих детей. Она взяла его за руку. На дворе была глубокая ночь. Держа камень желтоватого цвета, Зоря произнесла заклинание на друидском, появилась пентаграмма и он засиял, освящая впереди путь. Они вышли за пределы деревни и шли минут пятнадцать. Вскоре показался некий храм. Как только они вошли туда, друидка вновь сказала заклинание и множество камней, что парили под потолком, загорелись освещая всё вокруг. Храм был не большой, казалось, его вырезали из куска огромной скалы. Посередине храма стояла статуя девушки в полный рост. Вокруг рассыпаны лепестки различных цветов, стоял приятный запах. У ног статуи несколько маленьких зажжённых свечей. Она разводила над собой руки и была точной копией девушки, которую Рэй видел в своём видении.

— Пустошь?

Вопросительно сказал он, поворачиваясь к друидке.

— Да.

Перед статуей, не подножке лежала книга, Зоря взяла её и стала листать страницы, остановилась она над женским портретом, образ, который принадлежал этой статуи. Да, да, той самой с видения Рэя. Рисунок был детальным, изображены даже морщинки на лице от широкой улыбки, прорисован сморщенный носик, блеск в глазах и эта удивительная красота.

— Эту девушку зовут Пустошь, она дочь одного из прошлых вождей по имени Гор. — Друидка тяжело вздохнула. — Пустошь и Гор, погибли тысячу триста лет назад. Настоящее лицо, мог увидеть только один человек. Эта книга, это древнее писание который сотворил мой народ в те далёкие времена. Возьми её, и ты всё поймёшь.

— Что за бред?

— Рэй, за тысячу триста лет, только ты смог увидеть её лицо, она показала его только тебе.

— Я не понимаю, у меня голова кругом!

Каган сел на корточки с потёр руками лицо, голова всё ещё гудела от событий дня, перед глазами постоянно всплывал песок и беззубый, окровавленный облик, слишком много информации обрушилось на него.

— Рэй. Ты должен освободить её. Я нынешняя жена вождя, шаманка нашего народа. Я ждала тебя и все мои предыдущие поколения, только ты сможешь усмирить её гнев, возьми книгу, и ты всё поймёшь.

Друидка вложила книгу с обложкой из звериных шкур ему в руки и медленно вышла из храма. Рэй жадно глотал воздух, он пялился на строчки, но не понимал ни слова из друидского писания.

 

***

Лес, яркое солнце играло тенями листьев на книги девушки. Белоснежная кожа, длинная белая коса и ряд конопушек, девушка читала, облокотившись на дракона, которой мирно спал рядом с ней в цвету белых лилий.

— Я вернулся, Пустошь.

Сказал мужчина в плаще и с глазами цвета тёмного шоколада. Девушка закрыла книгу, дракон поднял свою голову лениво зевнул и продолжил спать.

— Ты пришёл Иигор.

Улыбнулась она, прислоняя книгу к губам.

  • Мессия / Ночи сыновья / Кейтэлайн
  • Наш Астрал 13(3) / Наумова Ирина K_e_m
  • Тема 60: "Вдребезги" / Флэшмоб "В ста словах": продолжение / point source
  • Танцуют все! (svetulja2010) / А музыка звучит... / Джилджерэл
  • Без названия / Простите мне моё распутство... / Лешуков Александр
  • №24 / Тайный Санта / Микаэла
  • Прилавочное / Последняя тетрадь ученика / Юханан Магрибский
  • Ты явилась неземным видением. Абрамова Елена / Сто ликов любви -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Зима Ольга
  • Закон сохранения мечты / Нейбург Эдуард
  • Истина / Семушкин Олег
  • Бег по кругу / За чертой / Магура Цукерман

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль